Выберите полку

Читать онлайн
"Демитрикая - книга 2"

Автор: Андрей Ра
Глава 1

Встреча старых знакомых

[Тридцать семь лет спустя после уничтожения Санминора.]

В городе Асире, что находился близ границы человеческого Доминиона и Империи Ночи, как всегда царила суета и гвалт. Все спешили по своим делам, кто на рыночную площадь, кто в пекарню, кто в любую другую лавку, кто в таверну, а кто ещё куда. В этом шумном муравейнике, только двое спокойно стояли посреди роскошного сада одного из поместий города.

– Почему я должна это делать хозяин? – с возмущением спросила эльфийка у него.

– Ну, Теа у нас с деньгами совсем печаль беда. Ты со своей магией быстренько разберёшься в саду этого толстосума и всё гуд будет, – ответил хозяин рабыне и пресекая все дальнейшие расспросы продолжил. – Как говорится не отказывайся от малых денег, если хочешь заработать большие. Ну или там курочка по зёрнышку клюёт и всё такое. Тем более у меня дела, встретимся вечером у Лобо.

– А разве Лобо… – начала Теаромона, но мужчина сразу же приложил палец к губам эльфийки.

– Тсссс… деточка моя, работа ждёт.

С этими словами он развернулся и ушёл. Оставив её стоять посреди сада одного из городских советников Асира. Хозяин вновь подрядил Теа на работу за мизерную плату. Так он поступал всегда, когда хотел избавиться от неё, а сейчас как раз то самое время. Пару дней назад пока они устраивались на ночлег в лесу на них напала стая волков. Они конечно отбились, но вот навьюченная почти всеми их вещами лошадь убежала в неизвестные дали и даже хозяин не смог её выследить. Обычно в такие моменты мужчина избавлялся от своей рабыни и возвращался с большими суммами денег к середине–концу дня. В принципе он быстро спускал все эти суммы на выпивку, азартные игры, иногда женщин и прочую ерунду. Всевозможные попытки Теаромоны выведать тайну «откуда же?» потерпели крах, и эльфийка просто смирилась с неизведанной тайной, коих было предостаточно у её хозяина.

Также остроухая примирилась с тем фактом, что находится в рабстве у вампира. К этому она долго приходила, но день сменялся месяцем, месяц годом, годы десятилетием. Сначала девушка очень испугалась, что её ждёт вечность тирании или ещё что похуже. Но её хозяин оказался неплохим по характеру. Он был добр и заботлив, иногда конечно его эгоизм превышал меру терпенья, но таких моментов было мало. В основном их отношения можно было назвать более чем дружескими и Теаромона больше чувствовала себя его спутницей нежели рабыней. Единственное, что могло выдать её за невольницу, это метка мастеров Кастренлосса. Хозяин иногда мог обмолвиться о том, что нужно бы её снять или что–то подобное, но на такие «мелочи» у него была короткая память. Первые лет пять эльфийка думала даже, что он просто издевается над ней, но чем больше его узнавала, тем больше убеждалась в его забывчивости. Хотя всё же когда он вспоминал об этом и не делал, сразу задевало иногда Теаромону. В конечном итоге остроухая просто привыкла к рабской метке и даже нашла пару плюсов в ней. Вместе с хозяином они вот уже почти три десятка лет путешествуют по миру, зарабатывая в основном бардовским ремеслом. Но иногда и приходилось браться за разнообразную работу, что частенько выливалось в целые приключения. Некоторые из них лучше не вспоминать, некоторые были даже увлекательными, но порой девушку брала хандра из–за потерянного прошлого. Из–за потерянной памяти и прошлой жизни, что в ней таилась.

Её воспоминания, что были утеряны из-за магической комы в последствии ужасной катастрофы так и не вернулись. В самом начале их знакомства хозяин назвал купленную рабыню по имени и у Теаромоны так же появилась надежда на то, что он прольёт свет на забытое прошлое. Но увы, он не смог ей ничего сказать кроме как, что они вместе путешествовали с караваном до Санминора. Крупного города, в котором она скорее всего жила и который был уничтожен существом по имени – Алказар. Эльфийка была единственной кто выжила, но были и последствия – долгая десятилетняя кома.

Теа присела и положила руки на землю в саду, с небольшим усилием сосредоточилась на растениях. Они умирали и ей предстояло узнать почему. Почти час она переходила от клумбы к клумбе возрождая жизнь в прекрасных цветах, кустах, но от них исходили страх и отчаянье. Растения в этом саду ждали смерти и вскоре эльфийке удалось узнать почему. Здесь поселилась целая стая грызунов, что поедала их корни, рыхлила и отравляла устойчивую почву. Потратив ещё немного времени остроухой садовнице удалось их обнаружить. Теаромона могла с лёгкостью общаться с растениями, но вот с животными у неё получалось плохо. Они понимали только язык ассоциаций и сравнений, общение с ними сводилось к хаотично мелькающим картинкам и эмоциям. Теа пыталась показать им смерть и разрушение, передать им то чувство страха, что испытывали растения, но ей не удалось. У неё было мало в этом практики, да и с самообучением туго. Животные отказались покинуть насиженное лакомое место. Жаль. Тяжело вздохнув Теаромона раздавила грызунов толщей земли, уже не обращая внимания на их крики. По её же велению корни растений растянули их плоть по площади сада, теперь мёртвые останки привлекут червей и те снова облагородят почву. Успокоив флору сада и убедив ту, что процветанию, росту ничего больше не грозит, эльфийка закончила.

Зайдя в дом Теа подозвала к себе дворецкого и он, убедившись в проделанной работе отдал деньги. Хозяин дома с садом был слишком занят. Наверняка набивал своё бездонное брюхо. Попрощавшись девушка направилась на выход. Тех денег, что ей заплатили не хватит на уплату долга Лобо. В последний раз они у него выступили весьма с печальным результатом. Подвыпившие гости не оценили оперу с упоминанием демонов и уж тем более драконов в роли спасителей. Завязалась драка. Конечным этапом была разгромленная общая зала таверны, а им с хозяином пришлось быстренько покинуть её. Трактирщик явно будет не в восторге снова видеть их на пороге. Ну может он хоть по старой дружбе её накормит.

– Ой, извините? – произнесла Теаромона врезавшись в кого–то уже на выходе из ворот особняка.

– Смотреть надо… – тот, на кого она налетела обернулся и не договорил.

Это была девушка точнее солдат. Чёрный кожаный доспех отливал мифриловыми вставками того же цвета. Капюшон скрывал голову и лицо, но знаки отличия Империи Ночи выдавали её.

Имперский офицер, а значит рядом могут… должны быть и рыцари смерти – их верные зомбированные подчинённые. У хозяина Теа были проблемы с законами вампирской Империи Ночи. Он старался избегать встречи с ними. Если подданные империи в городе, то нужно незамедлительно его предупредить.

– Ты кажешься мне знакомой, – произнесла офицер.

– Возможно, мы и встречались в бессмертии, – ответила эльфийка ей. – Я точно не узнаю вас.

– Хм… что ты тут делаешь? – спросила вампирша.

– Мы не на территории Империи Ночи, и я не обязана вам отвечать, всего хорошего.

Теаромона вышла из ворот на улицу и быстрым шагом направилась к Лобо. При этом она выбрала не самый прямой маршрут и начала петлять, чтобы сбить с толку преследователей если таковые были. Благо весьма людные улицы всячески способствовали её ухищрениям. Остроухая множество раз оглядывалась и исподтишка осматривала улицу, хвоста не было. Всё же время научило её осторожничать, особенно с солдатами.

Девушка вошла в таверну и сразу же поймала на себе нахмуренный взгляд владельца. Что было весьма неудивительно, но тот сразу же сменился на более радушный.

– Теаромоночка, – протянул тавернщик слишком уж приветливо и озарил девушку своей щетинистой улыбкой. – Рад тебя видеть, чем могу служить?

– Лобо, у меня есть немного денег, можно мне поесть, – начала гостья вежливо. – Хозяин вернётся позже и заплатит тебе долг, обещаю.

– Не беспокойся он уже это сделал, – сказал владелец заведения и кивнул в сторону.

Теа посмотрела в сторону их любимого стола в углу, где обычно она с хозяином заседала. Тот уже был там и пускал слюни на столешницу судя по всему надравшись в хлам, снова.

– Всё как всегда, – вздохнула девушка. – Принеси мне тогда туда.

Эльфийка отошла от стойки и села напротив своего посапывающего спутника. Как же раздражали её эти пьянки в самом начале их совместной жизни, а сейчас это лишь стало обыденным неудобством.

– И какой же у нас повод на этот раз? – строго спросила она у него.

– Ну, это самое… день гранённого стакана, – послышалось из-под капюшона.

– Не катит, он каждый третий штар. Сегодня деш первой недели.

– Тогда я болен. А алкоголь — это мой наркоз, что помогает мне перенести…

– Тяжелейшую операцию под названием жизнь, – закончила за хозяина рабыня и улыбнулась. – Эту отмазку вы использовали на прошлой неделе.

– Как? – поднял вампир лицо со стола.

– Вот так, повторяетесь.

– Старею.

Хозяин потянулся за стаканом и эльфийка услужливо наполнила его из кувшина пивом. Когда вампир поднялся остроухой стала видна надпись на столе, которую неизменно нацарапал лежавший на нём.

– Вы опять это сделали, – нахмурилась Теаромона как всегда это бывало.

– Что?

– Столешницу испортили, – она постучала пальцем по двум именам, вырезанным на деревянной крышке стола.

– Ах да, как и всегда, – кисло улыбнулся хозяин эльфийки разминая шею. – Я же всегда так делаю, разве не привыкла?

– Привыкла, как и ко многому другому, – вздохнула девушка и уже сердито заметила. – Каждый бар, кабак и вы всегда пишите их имена – Гретель и Гретхен.

– Да, ты же знаешь я пишу это чтобы помнить, – вампир сделал изрядный глоток и посмотрел на имена. – Даже если я пропью все свои мозги, то очнувшись увижу их и вновь вспомню. Гретель и Гретхен.

– А кем они были? – как бы невзначай спросила собеседница, затаив надежду.

– А я тебе разве не рассказывал? – изумлённо посмотрел вампир на свою рабыню, та отрицательно покачала головой. – Эхь... Ну как-нибудь расскажу, тебе ещё рано об этом знать.

Очередной аспект жизни хозяина упрятанный за семью печатями. За двадцать семь лет остроухой так и не удалось выведать ничего об этих двух особах. Надо признаться, Теаромона даже испытывала некую ревность из–за этого. Интерес к обладательницам этих имён просто сжигал иногда её, но хозяин был не приклонен в этом вопросе. Один раз эльфийка слишком уж настырно пыталась выведать эту тайну у него, даже начала вести себя как капризный ребёнок. Такое поведение зачастую бесило вампира, и он делал всё лишь бы девушка прекратила, но не в тот раз. Хозяин наорал на неё, подвыпивший весельчак разом превратился в разъярённого медведя. Они тогда очень сильно поссорились, было сказано много неприятных слов. Это был единственный раз, когда её поставили на место, на место рабыни. После перепалки хозяин ушёл и его не было несколько дней. Когда же он вернулся то долго извинялся перед ней. Они поговорили так сказать по душам, но тайну открыть он ей не мог. С тех пор Теаромона больше никогда не пыталась специально выведывать тайны из прошлого.

– Я должен их помнить, это всё что я могу тебе сказать, – выговорил собеседник Теа и сделался мрачнее тучи. – Прости, что вновь секретничаю от тебя.

– Я понимаю видимо… просто обидно иногда.

– Мы уже разговаривали на эту тему.

– Да, прости.

Хозяин эльфийки в моральном бессилии уронил голову на имена и замолчал. Девушка решила его не трогать, чтобы тот собрался с мыслями и не раскис. В этот самый момент к их столику подошёл Лобо и поставил тарелку с овощами перед Теа.

– Одним салатом сыт не будешь, – проговорила девушка ему с небольшим укором.

– Рагу разогревается, – отпарировал трактирщик нападку. – Ты всё ещё ешь мясо?

– Конечно.

– Замечательно, – кивнул остроухой владелец заведения и уже обратился к её хозяину. – Вы сегодня как посетители или может выступите?

– Может, – начал тот, медленно попивая из кружки. – Знаешь мы думаю у тебя задержимся на пару дней, но ты должен будешь соблюсти правила нашего пребывания.

– Ты про «особый заказ»? – решил уточнить трактирщик и когда оба постояльца кивнули продолжил. – Да я помню, но первый вечер выступаешь бесплатно. И без ваших очередных экспериментов! Что–то спокойное, а то сами будете всё мне тут восстанавливать, – пригрозил Лобо. – Знаешь ли утварь в зале можно купить за деньги, но вот репутацию так просто не восстановишь.

– Идёт. Хм… мне бы крови ещё.

Теаромона оторвалась от еды и посмотрела на хозяина. Обычно, когда он так отлучался то насыщался неведомым ей образом. Остроухая предпочитала не думать об этом, поскольку верила и знала, что её хозяин был хорошим парнем. По крайней мере он ни разу не дал ей повода усомниться в этом.

– Я спрошу у Вилги, может она… – недоговорил человек, поскольку вампир его прервал.

– У этой простит…ээээ… гулящей женщины, а может как обычно?

– Слушай ты… моё терпение не безгранично, – сдавленно прорычал трактирщик, оперевшись на стол. – Ты не единственный кровосос в этом городе и моя прислуга не упустила шанс нажиться, сдав кровь. А Вилга была приличной официанткой до встречи с тобой.

Раздражённо фыркнув собеседник направился обратно к себе за стойку, что–то ворчливо бубня себе под нос.

– Чего это он так взъелся, – задал риторический вопрос хозяин эльфийки.

– Вообще–то да. Вы портите людей, – вампир посмотрел на свою рабыню–спутницу удивлённо.

– Крутой плохой парень что украл сердечко сахарной девочки. Наобещал ей приключений, золотых гор и безудержной любви, а в итоге попользовался и выбросил. Вот она и пошла по наклонной, – собеседник остроухой поперхнулся выпивкой. – Да, да. Может если бы вы её просто бросили, то она бы это пережила.

– Так… так всё и было, - возмутился вампир. – Ну да я может и подпортил её немного совратив, но Вилга тогда была таким цветочком… – лёгкая улыбка от воспоминаний коснулась его. – Может я и перехвалил немного её тело и умения в постели, но я ни разу ей не платил. Подарки да, были и дорогие, но ни слова про проституцию. Тыж сама помнишь, ушли на пару лет, вернулись, а она уже.

– В этом ваша особенность вы всех портите и не замечаете, – ответила девушка собеседнику прожевав. – Я думаю если бы не ваше активное участие в развращении этой девочки, то Вилга справилась со своими проблемами по-другому.

– Да ну не… как так-то?.. – возразить сидящему напротив эльфийки было нечего, и он поспешил заглушить свои неосознанные выражения пивом.

Теаромона улыбнулась и принялась доедать салат, не глядя на своего хозяина. Зная, что тот задыхается от возмущения. Поскольку она попала в самую точку, а он не обращал на это внимание как обычно. Как и на многое. Его нельзя было назвать невнимательным, но уж слишком многое он игнорировал и не придавал значения важным деталям. Зачастую это портило тех, кого они встречали и ломало им жизни, иногда в лучшую сторону, а иногда, как в случае Вилги, в худшую. Вампир жил одним днём, так сказать и редко задумывался о том какое влияние оказывает на окружение. Местами это было им на руку, но не редко играло с ними и окружающими злую шутку.

– О вспомни солнце, вот и лучик! – восторженно произнёс вампир, расставив руки в широких объятьях.

– Приветик сахарок, – кокетливо улыбнулась Вилга.

Белокурая официантка поставила рагу перед эльфийкой и скользнула хрупкой фигуркой в его объятья. Теа закатила глаза и отдалась еде. Подобное шоу она видела слишком много раз. Иногда остроухая конечно слушала как её спутник обхаживает и дурит голову подобным простушкам, но за почти три десятка лет девушка изучила все его истории и схемы действий. Теаромона не могла сказать, что всё ей нравилось, иногда это даже вызывало уколы ревности. Пару раз она пыталась прочитать нотацию и улучшить поведение своего хозяина, но вампир её не слушал. В их странных отношениях царил патриархат. Хозяин говорил, что он аристократ и имеет два голоса, а она поскольку была девушкой имела только совещательный голос. Очередной неприятный аспект в их совместной жизни. Хотя конечно Теаромона понимала, что если бы к ней относились как к рабыне коей остроухая и являлась, то права голоса у неё даже такого не было. Хозяин всё же часто с ней советовался и спрашивал её мнения, чаще всего конечно убеждая её в обратном и делая всё по–своему, но встречались и исключения.

Теа принялась оглядывать залу таверны, народ только подтягивался. В основном это были рабочие рынка и каменоломни, что располагалась тут неподалёку. Многие украдкой поглядывали на них. Усмешки были адресованы скорее всего её хозяину, что уже пустил в ход и руки. А удивлённые взгляды были ей. Видимо раньше эти люди их не встречали и эльф поедающий мясо для них в диковинку. Теаромона же не понимала почему её сородичи не едят мясо. Оно вполне питательно и сытно, даже полезно. Девушка улыбнулась сама тому вспоминая как ей с детства вдалбливали, что это плохо, но кто вдалбливал эльфийка так и не вспомнила.

Теа внимательней изучила посетителей, как и всегда перед выступлением. Скорее всего будет успешным исполнить «Эльфийскую рукопись», а нет там присутствует дракон, а Лобо ясно дал им понять… так что не стоит. Жаль, что это не припортовая таверна она давно не исполняла пиратских песен.

– Вокулёрская дева, – произнесла Теаромона.

– Что? – переспросил хозяин, отрываясь от губ Вилги.

– Играть будем.

– Значит будем, и не дева, а девственница будет точнее. Ты пока отдохни, приготовься, – произнёс он ей. – Сахарочек пойдём–ка в более укромное местечко.

– Конечно, – улыбнулась белокурая официантка.

– Кстати в городе офицер Империи Ночи, – быстро произнесла эльфийка, хватая хозяина за руку.

Вспомнив об этой важной детали, в последний миг.

– Замечательно, я учту, – просто ответил ей хозяин с улыбкой.

Лицо его выражало недовольство. Теаромона поняла, что он уже думает только о теле Вилги и как бы побыстрее с ней повеселиться. Все разговоры уйдут в пустоту. Вздохнув рабыня отпустила руку вампира. Беспечно, как обычно. Та лишь понадеялась, что им вновь не придётся улепётывать в быстром темпе или она опять не окажется в кандалах.

Рейне зашла в шумную таверну и посильнее натянула на глаза капюшон. Обойдя снующий сброд, она уселась возле стойки и не глядя на трактирщика заказала выпивку. Всё её внимание было приковано к сестре по крови с меткой рабыни. Та как раз закончила играть на лютне и судя по всему её хозяин объявил небольшой перерыв. Рыцарь смерти напряглась, увидев его, она сразу признала в нём вампира, но что–то другое заинтересовало рыцаря. Манера говорить или повадки, Рейне могла поклясться себе, что знала его, но глухая маска не давала опознать столь знакомого незнакомца.

– Уважаемый, – обратилась она к трактирщику и завладев его вниманием спросила. – А что это за парочка бардов?

– Эти–то? – переспросил он и тут же ответил. – Это можно сказать почти легенда всех трактиров. Маска и Теа.

– Чем же они так легендарны?

– Ну это я немного преувеличил. Просто Маска гений, у них столько хороших песен и на любую публику. Если они пришли выступить к тебе будь готов озолотиться, хотя конечно их эксперименты могут и боком выйти.

– В смысле?

– Они не боятся петь и рассказывать о демонах и драк… – зашептал трактирщик, оборвавшись на полуслове, боязливо озираясь по сторонам. – Говорят, что его девятые ищут.

– Даже так, хорошо. Спасибо за информацию, – рыцарь смерти высыпала перед трактирщиком несколько монет в благодарность.

Рейне обернулась и стала слушать внимательнее поскольку Маска начал рассказывать историю. Историю об отважной девушке, что была дланью господа и помогла стране выиграть в столетней войне. Когда же рыцарь услышала концовку у неё дух перехватило. Она знала эту историю, уже слышала её давным-давно. Та претерпела изменения, но сомнений не было. Маска закончил и Теаромона начала петь, а тот направился к стойке.

– Лобо, дружище плесни мне? – попросил он, протягивая кружку трактирщику.

– Маска значит, – обратилась Рейне к барду.

– Я за него, – ответил тот жизнерадостно, но от взгляда Рейне не утаилось, что он напрягся.

– У меня есть к тебе пара вопросов… – начала вампирша.

– Деточка, как и у многих здесь, – он обвёл залу руками. – Подожди конца выступления и тогда Маска уделит тебе время, не волнуйся меня на всех хватит.

Рейне скривилась от похабного жеста коим он поправил штаны и это её взбесило ещё больше. Рыцарь смерти встала и схватила Маску за ворот плаща.

– Ты вампир, а я офицер Империи Ночи и ты обязан выполнить моё требование немедленно, где бы мы не находились! – гневно рявкнула она и сразу же пожалела об этом.

Музыка прекратилась и все сразу уставились на них. Если начнётся заварушка Рейне рискует раскрыть свою личность.

– Народ спокойствие! Это простое недопонимание, бухаем дальше, – сразу же успокоил всех её собеседник и убедившись, что все вернулись к своим делам, продолжил. – После выступления мы перекинемся парой словечек. Лобо особый заказ – банана маму мне, а то пиво поднадоело.

– Слушай ты ответишь мне прямо сейчас. Ты… – бард не дал ей договорить.

– Сядь и выпей, после.

Рыцарь смерти почувствовала себя в ловушке. Поскольку они стояли очень близко её собеседник незаметно взял её за край капюшона и мог сдёрнуть в любой момент. Этого допустить она не могла. Нехотя вампирша повиновалась. Маска ушёл к Теаромоне, та кивнула, когда он шепнул ей что–то и они вновь заиграли.

Рейне развернулась и поднесла кружку пива к губам, застыв. Она не пьёт и в этом не было необходимости, она заказала выпивку исходя из правил приличия. Только сейчас её заставляло выпить жгучее желание. Желание, то желание что можно сравнить только с тягой приказа. Рыцарь смерти отхлебнула немного и ещё пристальнее посмотрела на Маску. Он имел власть над ней, и она была уверена, что знал её. Зачем же ещё была эта игра с капюшоном. Рейне усмехнулась, похоже идиот вновь всех оставил в дураках, но как такое возможно?

– Дамы и господа! – обратился бард к постояльцам.

Грубо притянул к себе рабыню, та лишь с готовностью прильнула к хозяину восхищённо улыбаясь. Белокурая девица дала барду бокал и встала позади. Рейне обратилась вся во внимание, чтобы выпить после речи, бард будет вынужден снять маску или хотя бы приподнять.

– Я бы рад задержаться тут у вас, но увы пора нам уже пора,

Вампирша заметила, как вышибала подошёл сзади и сунул им сумки в руки, на бокале блеснула руна, и парочка исчезла. Рыцарь смерти вскочила, но было уже поздно. Стакан с руной разбился и ахнув официантка сразу же стала собирать осколки. Даже если бы Рейне силой отняла их расплескавшееся жидкость наверняка смыла часть рисунка. Ей ничего не осталось как быстро покинуть таверну.

Пройдясь по улочкам, вампирша свернула в подворотню и нанесла по стене дома несколько яростных ударов. Он явно поумнел с их последней встречи, хоть и ведёт себя так же, как похабный имбецил. Чтож воистину Маска, так провести её. Рыцарь достала из подсумка кар Тоски и сосредоточилась на заклинании. Он позволял ей обшарить ближайшую местность через символ злого глаза. Такой символ был наверняка на предплечье барда и судя по тому, что она признала в нём вампира, он не носил кольцо Конрада, которое могло бы его скрыть. Шансов на успех не было, возможно он сразу же одел его узнав её. Теперь найти его ей явно не хватит сил, но у Книжницы хватит. Значит ей немедленно нужно вернуться в Империю Ночи.

Верена Рихтер оторвала свой взгляд от свитка и посмотрела на Рейне шумно ворвавшуюся в её библиотеку. Быстрым шагом она пересекла разделявшее их расстояние и по пути захватив стул уселась напротив неё.

– Мелкий проваливай! – крикнула она служке, что мыл полы и закинула ноги на кафедру.

– Тодор, ты свободен, – ответила Тоска на немой вопрос слуги.

То кивнул и поспешно собрав всё, убрался прочь из библиотеки.

– Итак… – начала рыцарь смерти, но Тоска её прервала.

– Не наглей! – повысив голос произнесла она, взяв стоящую у стола указку библиотекарша ударила Рейне по ногам.

– Указка? Не кары? Это что–то новенькое! – удивлённо произнесла та, потирая ушибленную ногу.

– С такого расстояния их кидать бессмысленно. Ты либо поймаешь их, либо увернёшься. Да и вреда тебе они не причинят сильно, – расставила Верена всё по полочкам в привычной манере.

– Тоже верно.

Рыцарь смерти обернулась, чтобы убедиться, что в библиотеке действительно пусто. После этого сняла капюшон и развязала шарф на голове высвобождая копну угольно–чёрных волос и острые уши. Развалившись на стуле, она взяла металлическое стило Верены и принялась молча вычищать грязь из-под ногтей.

– Я могу метнуть и не только кар, – предупредила Тоска, еле–еле сдерживаясь, чтобы не осадить обнаглевшую гостью более действенными методами.

– Тогда я обижусь на тебя, и ты упустишь весьма ценную информацию, – просто парировала она.

За почти четыре десятка лет, что Рейне находилась в её распоряжении, та весьма обнаглела и осмелела. Хотя Рихтер это в ней и нравилось. Хоть какое–то разнообразие в рутине бессмертия, остальные рыцари смерти были тупы как пробки, а служки тряслись от страха. К тому же остроухая прекрасно справлялась со своими особыми заданиями. Как уникальный рыцарь смерти не из человеческой расы она была способна и обучаема. Тоска весьма усилила её магический потенциал и разнообразила методы его применения. Надо сказать, бывшая эльфийка стала ценным союзником, даже другом и она решила посвятить ту в некоторые свои планы. Будучи рыцарем смерти, она всё равно не могла бы ослушаться и рассказать кому–либо. Хотя обход приказов – это её конёк, но рыцаря похоже вполне устраивало такое течение времени и действий. К тому же то что случилось на окраине Санминора после его уничтожения сильно укрепило их отношения и в преданности друг другу они почти не сомневались больше. Временами Тоска даже жалела, что не отдавала должного внимания бывшей эльфийке ранее.

– Не кипятись в общем и подожди, не сбивай меня, – огрызнулась Рейне. – Значит первое, держи свою книжку, – она достала из-под плаща потрёпанную тоненькую книжку более похожую на простой буклетик из музея. – Кстати я почитала её, на кой тебе записи зодчего сгинувшего уже давным-давно в пучине истории?

– Этот зодчий утверждал, что проектировал и строил со своей бригадой помещения для Конрада. Он это долго утверждал, пока не пропал, – ответила Книжница на вопрос.

– А и ты надеешься, что они тебя наведут на мысли об очередном тайном убежище первовампира, – задала Рейне риторический вопрос.

– Если не наведут, то хотя бы сузят круг поиска.

– Ой да ладно. Сорок лет прошло, и ты ещё надеешься?

– Тридцать семь лет четыре месяца, двадцать один день и ни в один из них у меня не было сомнений, – уточнила Тоска в свойственной ей манере, не отрываясь от изучения нового приобретения спросила. – Проблем не было с получением?

– Нет, хозяин весьма удивился, что мне она нужна, но потом запросил баснословную цену, – начала рыцарь. – Пришлось припугнуть его, мол сейчас девятые придут и будут уверены, что он демонопоклоник, и доказательства даже найдут, – со смешком произнесла Рейне. – Богачи такие трусливые. Хотя может он и действительно им является, уж больно сильно он перепугался.

– Замечательно, ты свободна тоже, пока.

– Да оторвись ты уже от своих букв, никуда они не денутся, – с раздражением проговорила рыцарь смерти, вырывая книгу из рук Верены. – Теперь второе. Я тут одного нашего старого знакомого встретила.

Вампирша выжидательно посмотрела на собеседницу, но та лишь загадочно улыбалась и следила за её реакцией, которой не последовало, впрочем.

– И? – прервала затянувшуюся тишину Рихтер.

– Наш общий знакомый, чуть повыше тебя, пустослов и идиот.

– Хорошо, ты сейчас мне описала девяносто один процент всех жителей Эванора, – сухо произнесла Тоска и сжала кулаки, чтобы хоть как–то выразить своё раздражение, после чего уточнила. – Если конечно не брать в расчёт количество общих знакомых, там цифра поменьше. Так сразу провести вычисления сложно.

– В точку, – подтвердила рыцарь. – А может начнём с того – съедобное не съедобное?

– Рейне, – прикрикнула Книжница на неё. – Рассказывай немедленно, не заставляй меня приказывать тебе.

– Этот приказ я обойду даже во сне. Ты скоро тут паутиной покроешься, хоть как–то развлекись, – произнесла остроухая закончив чистить ногти. – Вот тебе подсказка, твой бывший ученик.

– Так, – устало вздохнула Рихтер. – Мужчина, болтливый, выше меня ростом, идиот и мой ученик. Ты уверена в последних двух пунктах? Ты учла их взаимоисключаемость?

– Абсолютно. Он ещё любит к бутылке приложиться как следует.

Верена подняла взгляд к потолку задумавшись. Ответ сразу же пришёл к ней, но этого просто не могло быть. Может она забыла о ком–то ещё? Нет, она помнит всех своих учеников, память никогда её не подводила. Ответ был очевиден, но просто не укладывался в голове. Судя по хитрому выражению лица Рейне это может быть вопрос с подковыркой.

– Твоя пытливость ума убьёт тебя, когда-нибудь, – раздражённо фыркнула рыцарь смерти поняв, что Тоска потерялась в собственных мыслях. – Его имя начинается на «Ал» а заканчивается на «казар».

Рейне удовлетворилась видом того, как спокойствие Верены было нарушено. После событий, что повлекли за собой уничтожение Санминора эльфийка–вамп начала замечать, что безэмоцианальная маска Книжницы дала брешь и эмоции проскальзывают иногда у неё.

– Ты в своём уме? – решила уточнить Верена на всякий случай.

– Да в своём. Я знаю, что нити его продержали бы ещё не одну сотню лет, но я видела его.

– Ты уверена? – с недоверием переспросила обитательница библиотеки.

– На самом деле не очень, он был в маске. Но, – жестом Рейне сразу же пресекла все возражения. – Скажи мне много ли бардов могут мне отдать приказ, которому я повинуюсь.

– Полагаю, что один нашёлся, – ответила Тоска и задумалась. – А это не…

– Нет, что я Конрада от Алказара не отличу. Он кстати изменился.

– Я вообще Найвса имела ввиду…

– Того самого из Демитрикая? – подалась вперёд рыцарь смерти. – он же вроде как мёртв.

– Пропал… хм… не важно, – пресекла дальнейшие расспросы Верена и поспешила перевести тему. – В каком смысле изменился?

Рейне с подозрением посмотрела на Рихтер, но та не выказала ни намёка на желание продолжать разговор в этом русле. Рыцарь знала, что у Тоски много скелетов в шкафу, но об этом слышала впервые.

– На вид такой же имбецил, но он явно поумнел, – ответила остроухая, сдавшись перед непоколебимостью собеседницы. – Они с рабыней ушли с помощью руны телепортации. Алый нанёс её на бокале, тот разбился в дребезги и содержимое смыло руну. Так же всё это было заранее было обговорено с трактирщиком. Когда он понял, что не отвертится от меня, то тот ему принёс его «особый заказ», а вышибала незаметно передал вещи, – Рейне усмехнулась. – Честно говоря я была не готова и упустила его.

– Давай по порядку, – попросила Верена. – Первое, согласна он явно осторожничает. Второе с рабыней?

– О! – протянула рыцарь смерти. – Это самое интересное. Помнишь эльфийку, что выжила при взрыве Санминора из–за моей монеты?

– Конечно, я же с Лораном десять лет её из комы выводила.

– Да, да ученица Лорана теперь рабыня Алказара. Можешь себе такое представить? – Рейне скривилась от этой мысли.

– Сочувствую, – спокойно произнесла Тоска, поскольку понимала каким хозяином вполне может быть её ученик. – Надо будет с поговорить с твоим братом на эту тему подробнее.

– Да как же скажет он, – со смешком произнесла рыцарь. – Он – девятый, а они секретами не делятся.

– Посмотрим, – заключила Книжница. – Третье, ты пыталась его найти с помощью кара?

– Да, но не вышло, – остроухая собеседница достала металлический шарик и передала его своей создательнице. – У тебя больше шансов на успех, но я думаю, что он теперь не снимет кольцо Конрада ни при каких условиях.

– Да оно скроет его, но не её, – Верена попыталась улыбнуться, но не вышло.

– Об этом я не подумала, – улыбнулась за собеседницу Рейне.

В сгущающихся сумерках посреди болотной топи стояло одинокое здание придорожной таверны. Хотя дорогой назвать то что проходило меж болот было сложно, телеги и лошади местами увязали в грязи так сильно и приходилось потратить немало усилий и времени, чтобы вызволить их из плена. В этой таверне сейчас царила суета поскольку паром готовился к отплытию, и дельцы носились туда–сюда, раздавая указания прислуге. В этой сумятице никто совершенно не обращал на двух путников, что пришли пару часов назад и укрылись в келье за лиственной занавесью.

– Что мы тут делаем? – спросила эльфийка у своего хозяина.

Они уже несколько дней шли пешком по болотным землям сумеречных эльфов. Так как в таверне Лобо была использована последняя руна телепортации.

– Не ной Теа, – ответил он, задумчиво царапая новую столешницу ножом. – Плотно перекусим, ты выспишься и завтра выдвинемся дальше. Я знаю тут одного немного сумасшедшего эльфа, что под кроватью живёт, он сделает нам новые руны.

– Я не ною, – обиделась она, хоть и понимала, что делает именно это. – Просто я терпеть ненавижу это место. Болотная грязь у меня уже везде, еще немного и я плесенью начну прорастать, – хозяин Теаромоны никак не отреагировал на её жалобы. – И меня достали немного косые взгляды от сумеречных.

– Съешь мяса у них на глазах, они тебя сразу зауважают.

Девушка так и не поняла огрызнулся собеседник или пошутил. Сейчас он был в маске, и девушка не могла прочитать его лицо, чтобы хоть что–то понять. Но она и так прекрасно видела, как мрачен и молчалив её хозяин. Такого настроения Теа очень давно у него не видела. Видимо встреча с той из Империи Ночи выбила его из колеи и довольно сильно.

– Хозяин, – позвала она его и подлила пива ему из своего стакана. – Что происходит?

Вампир тяжело вздохнул и сняв маску залпом осушил свой стакан. Подал знак официантке, что их бочоночек уже опустел. Работница таверны скосив недовольный взгляд на испорченную мебель кивнула и ушла менять его.

– Помнишь нашу первую встречу? – спросил вампир у своей эльфийки.

– Уже смутно, но помню, – ответила она, насторожившись, либо хозяин уж пьян, либо он расскажет ей что–то о прошлом.

– Я тогда решил начать всё с чистого листа, потому что ты меня не вспомнила. И эти двадцать семь лет с тобой были самым прекрасным, что со мной случалось в этом мире, – он прервался, позволяя официантке сделать свою работу. – Видишь ли там в баре это был не простой офицер империи, а призрак. Призрак моего прошлого. Она узнала меня, смешно… я сам выдал себя и теперь, как прежде уже не будет.

Маска вновь взял нож чтобы закончить своё дело со столом.

– Я не понимаю, – Теаромона глотнула пива и поморщилась, уже выдохлось. – Что ты этим хочешь сказать?

– Мои призраки не искали меня раньше. Видимо думали, что я мёртв или… да хрен их разберёт. Теперь меня будут искать и если это будет не Императрица со всей своей братией и девятыми в кармане, то другая компашка гораздо хуже.

Теаромона почувствовала страх, девушка знала, что у хозяина проблемы с законами, но не думала, что в таком масштабе. Тем более девятые, она обучалась на девятого и знала за какие преступления могут они искать. Эльфийка не могла в это поверить.

– Находится со мной сейчас слишком опасно и после покупки рун мы с тобой расстанемся, – произнёс он, понурив голову.

От неё не утаились слёзы хозяина. Она и раньше их видела, но крайне редко и обычно в пьяном бреду, но таких искренних никогда. Теа поняла, что он заранее прощается с ней и прощается с ней не как с рабыней, а как с дорогим и любимым другом.

– Хозяин не говорите так, я буду рядом с вами, – ответила остроухая. – Мы столько пережили вместе, и это тоже…

– Гретель и Гретхен, – закончил царапать вампир стол. – Теа… я тебе солгал, – прервал он её. – Я знал тебя раньше, и я даже знаю где твой дом, твои родные. Ты отправишься туда.

У Теаромоны перехватило дыхание. Её прошлое было для неё тайной которую она желала узнать больше чего–либо, и хозяин всегда это знал, но утаил от неё. Остроухую взяла такая сильная злость, что она хотела накинуться на него с кулаками, но всё же смогла себя кое–как сдержать. Когда они только встретились, то решили начать всё с чистого листа – новый совместный путь без тени их прошлого. Нынешнее положение дел стало её жизнью. Другой жизни она не знала и как бы, не заманчива была идея узнать своё прошлое, встретить родных, эльфийка боялась. Боялась той неизвестности, что может ждать её, к тому же с хозяином её связывали более тёплые чувства, чем с неизвестными ей родителями. Сомнения и нерешительность сковали Теаромону сильнее.

– Теа… Чаиночка моя, я конечно понимаю, что ты злишься, но всё же отпусти меня, – выговорил хозяин пытаясь вырвать руки из древесных оков.

– Это не я! – испуганно произнесла эльфийка.

Сквозь лиственную занавесь проскользнуло лезвие и метнулось к горлу эльфийки, та сползла на лавочке и лезвие не достигло цели. Теа вскрикнула, когда маска проломил стол и грубо схватил её за руку. Мир вокруг дрогнул и расплылся, в лицо ей ударил нестерпимый жар, в ноздри ударил едкий запах серы и смрада. Девушка больно ударилась плечом о невидимую ей стену и упала в болотную жижу.

– Что? Что только что произошло? – спросила она у хозяина, но голос у неё дрожал от страха.

– Нас уже нашли вот что, – сухо ответил он ей помогая ей подняться. – Бежим.

– Как мы тут оказались?

– Теа, ты же вроде как девятой хотела быть, не узнаёшь мерцание?

Теа резко остановилась. Мерцание – демонический вид телепортации, девушка знала о нём, но различать природу демонической магии не умела. Этот всплеск наверняка заметили девятые и скоро будут тут, но её не это больше всего взволновало.

– Ты, ты, кто ты?! – крикнула Теаромона спутнику в лицо.

– Твой хозяин, – ответил он ей и потянул её за собой.

– Нет, нет. Кто ты на самом деле? Я хочу знать? – начала кричать она, еле–еле переступая ногами. – Хватит секретничать!

– Теа! – рявкнул он на неё в ответ.

Эльфийка охнув осела на землю и схватилась за голову от нестерпимой боли. Как же давно она не чувствовала подобного, что сразу напомнило ей её место – место рабыни. Маска остановился и присев обнял девушку.

– Ой прости, прости Чаинка?! Я случайно, я не хотел прости меня? – принялся он успокаивать её поглаживая по волосам. – Прости, но я не могу тебе сказать сейчас кто я, правда ранит тебя ещё сильнее. Прости, но не сейчас нам действительно нужно уходить. Я не могу перенести нас отсюда, нужно преодолеть сдерживающее поле и тогда…

Теаромону резко дёрнуло назад, и хозяин не удержал рабыню от неожиданности. Эльфийка почувствовала, как горло сдавила невидимая рука и в тот же момент тело опутали корни.

– Ну здравствуй, мой ученик, – проговорил бесцветный женский голос у неё за спиной. – Ал…

– Заткнись! – крикнул в ответ хозяин эльфийки. – Я не ношу больше это имя.

– Что ж хорошо, Маска?

Хозяйка голоса вышла вперёд и Теа смогла разглядеть её со спины. Вампирша в тёмной мантии с длинными чёрными волосами. Так же заметила, что та не одна, она оглядела спутницу напавшей и глаза у неё широко раскрылись. Её спутница была эльфийкой одетой в имперскую броню офицера, но это лишь на первый взгляд. Теаромона с изумлением, страхом и отвращением оглядела сестру по крови, которая была обращена в вампира. Сам факт её существования нарушал несколько законов девятых и являлся просто преступлением для природы. Глаза эльфийки наполнились слезами от такого святотатства. Девушка не могла поверить, что её хозяин причастен к чему–то подобному.

– Не двигайся, а то будет больнее, – сказала ей сестра по крови и её голос был наполнен скорбью. – На самом деле всё не так плохо, как выглядит.

Улыбнулась рыцарь смерти ей, но улыбка быстро померкла. Теаромона не смогла разделить взглядов бывшей эльфийки.

– Тоска, чего тебе надо от меня? – спросил хозяин остроухой рабыни у вампирши с тёмными волосами.

Девушка сразу вспомнила обладательницу этого имени. Библиотекарь в главном замке вампиров, дипломат и посланник Империи Ночи как обычно все её величают. Но у девятых в архивах её называют по–разному, самое распространённое «Книжница», вампирша с демонической кровью и сутью. Та, что не раз подвергала мир немыслимым угрозам, но также многие девятые считали её сильнейшим существом в этом мире. Именно благодаря её усилиям Лоран смог пробудить Теаромону от десятилетнего сна.

– О, мне многое от тебя нужно, – произнесла она. – Во–первых узнать где тебя носило столько лет?

– Это не твоё дело, знаешь ли мне тут и без тебя неплохо живётся и…

– Ты идиот! Ты думаешь, что сможешь просто так вот от всего уйти? Это лишь вопрос времени, когда тебя найдут…

– Ну вот ты нашла и что?! – перебил её Маска. – Да если бы я так тупо не спалился Рейне, ты бы ещё сотню лет не знала о том, что я жив!

– Я всегда знала, что ты жив, – отрезала Тоска. – Я понимала, что императрица просто так тебя не отпустит. Но я даже не догадывалась, что она будет использовать нити, – объяснялась вампирша. – Потом ты исчез, и я не знала, как тебя найти. Как ты вообще выбрался?

– Секрет фирмы «Одуванчик», – огрызнулся в ответ хозяин Теаромоны. – Верена прошу тебя уходи пожалуйста? Забудь о моём существовании, я не хочу иметь с тобой ничего общего.

– Не хочешь? Значит её смерть останется не отомщённой? Значит ли это что ты сдался?

– Я убил Делакруа, – со злостью процедил хозяин.

Теаромона ловила каждое сказанное этими двумя слово. Пока девушка не могла ничего понять, кроме того, что они говорят о событиях, которые произошли пока она была в коме. Книжница тянет время или просто не ведает, что творит. Остроухая отсчитала время, девятые уже должны были быть тут, но их не было. Либо они опаздывают, либо… Эльфийка осмотрелась более сосредоточенно, как учил её Лоран. Вся область была покрыта незримым магическим куполом, видимо этот купол не позволил её хозяину уйти далеко от таверны. Видимо оно же скрыло их от взора девятых. Такое сложное заклинание должны были поддерживать несколько магов, значит у Тоски есть ещё соратники. Расклад явно не в их пользу.

– Да, но смерть Джейджерин…

– Не смей произносить её имя! – взорвался Маска.

– Так, что ты теперь будешь делать? Сдашься? И продолжишь петь песенки как ни в чём не бывало? Или будешь действовать? – продолжала говорить Книжница закипающему от злости ученику. – У тебя есть то, что нужно мне. Частично результаты твоей мести мне выгодны. Думаю, я смогу тебе помочь во многом.

– Ты уже раз помогла мне спасибо, – огрызнулся вампир. – Твои манипуляции больше не прокатят.

– Алый, – произнесла Рейне. – Поверь то, что произошло тогда было чистой случайностью. Мы с Вереной искали тебя почти четыре десятка лет. Притом думая, что ты в состоянии летаргии – в нитях, а значит без помощи не пробудишься.

– Искали они меня, – фыркнул Маска и сместился на пару шагов в сторону, прикидывая план побега. – И что с того, я теперь должен рассыпаться в благодарностях и вновь к себе верёвочки привязать. Чтобы этой эсеске было проще мною управлять? Так что ли?

Тоска растворилась в мареве мерцания и появилась прямо перед носом своего ученика, незамедлительно ударив в него.

– Можешь думать, что угодно, но… – вампирша замялась и достала небольшой ножик. – Память крови, самый верный источник информации и невозможно подделать, – проговорила вампирша и порезала себе палец. – Ты сам должен это увидеть.

Хозяин Теаромоны зажимая разбитый нос, с подозрением посмотрел на собеседницу.

– Я не умею выстраивать логичные цепочки воспоминаний и разве для этого не нужен ритуал? – спросил он.

– В редких случаях нужен, это если ты хочешь прожить те события, как и хозяин памяти. В нашем же случае, ты просто посмотришь… – Верена задумалась, подыскивая сравнение в голове. – Посмотришь диафильм, со стороны и лучше. Я уже сама всё выстроила, тебе нужно лишь посетить кинотеатр.

– Что же ты собираешься мне показать? Сомневаюсь, что что–то заставит меня окунутся во всё это дерьмо снова.

– Я обещала этого не говорить, – спокойным голосом ответила Тоска. – Ты сам должен это увидеть.

– Ладно, но после этого мы уйдём.

Рихтер кивнула и протянула руку. Вампир взял Книжницу за запястье и попробовал кровь на вкус.

Мир сразу же закружился передо мной в неисчислимом хаосе картинок. Я же говорил, что не умею, а кто мне обещал помочь. Вскоре картинка остановилась, как будто кто–то нажал «стоп» в этой безумной перемотке, и я оказался во дворе библиотеки. Он был, как всегда пуст, а нет. Через некоторое время появились фигуры: моя, рыцаря смерти, что вечно там стоял на страже и Верены.

Я стоял рядом с рыцарем смерти и держал с ним на вытянутых руках табуретку. Я с одной стороны за две ножки, он с другой.

Табуретка дружбы!!! И не говори извилистый. Самое изощрённое наказание.

Принцип её прост. Это если мелкие карапузы плохо себя ведут, ты их ставишь вот так с табуреткой и пусть стоят. Вроде ничего такого, но через время начинаешь скучать и сходить с ума, всё сразу чешется, сразу хочется отлить, а ты не можешь. Ты вынужден стоять с этой табуреткой. Кто первый отпустит, тот и проиграл, следовательно, наказание ждёт только тебя и сильнее. Если шпанюки сорятся и начинают хитрить, подговаривать соседа по несчастью сдаться, ты просто добавляешь им времени или тяжести. Наказанные должны всё понять и простить, договориться и опустить табуретку вместе. Тогда победила дружба и всем хорошо.

Только вот я блин держал её с рыцарем смерти, с этим хмырём невозможно договориться или схитрить. Он просто будет исполнять приказ, а ты стой и сходи с ума. Я с ним так как–то раз шестнадцать часов простоял за то пришёл, подвыпивши на урок. Тоска же сидела в тени деревьев на лавочке и как обычно, что–то читала. При этом попивая чай с коньяком, что стоял на табуретке. Вот и побывал живой мебелью у неё тогда.

– Короче, вот ещё один слушай, – начал говорить я рыцарю смерти. – Поймали девятые орка, эльфа и вампира.

Это мой голос, фига! Блин какой он противный, мне не нравится. В голове мой голос звучит более крутецки. Это ты так думаешь, я этот ужас каждый день слышу. Так тебе и надо мозговитый.

– Дают им значит по два металлических шарика, вот как у Тоски, и говорят, кто нас удивит, того отпустим.

Точно мне было скучно, и я всячески насиловал остатки мозгов рыцарю, результата никогда не было. Хоть себя немного развлекал.

– Через день заходят к орку, тот ими жонглирует и песни напевает. Девятые думают неплохо, может и отпустим, – я прервался чтобы почесать нос об табуретку. – Заходят к эльфу он там жонглирует ими прыгает и финты всякие с песнями нудными выдаёт. Девятые думают, вот это круче. Сходили к вампиру, возвращаются говорят. Ну орк и эльф всё в тюрьму, вампира отпускаем, – продолжал прошлый я травить анекдот переминаясь на затёкших ногах. – Те их спрашивают. Чтож там такого вампир учудил. Девятые отвечают. Да он один потерял другой сломал.

Старый анекдот, но хороший. Блин, я ещё так мерзко смеюсь ужас. Моё себялюбие сейчас знатно так пострадало. Неа, это до первой отражающей поверхности. Там уже начнётся: я – бог, я – прекрасен, как рассвет, я – просто великолепен и с меня писали образ Иисуса Христа! Тут, пожалуй, не буду с тобой спорить мозг.

Я из прошлого принялся допытывать бронемишку, как зашла ему шутка или нет? Но тот молчал. Я потерял к себе интерес, когда из портала вышла Джейджерин. Болезненные воспоминания накатили на меня в купе со смешанными чувствами.

Джей была как всегда одета в свой обычный синий корсет и серые штаны, по–моему, у неё другой одежды совсем не было. Вот блин, надо было ей тогда на днюху платье подарить, а я не додумался. Прошлый я вообще был тупым как пробка. Сейчас что–то изменилось? Да, изменилось житель всея моей головы. Теперь я просто тупой.

Девушка помахала мне приветственно рукой, я смог лишь кивнуть в ответ. Она же направилась к Тоске.

– Здравствуйте госпожа Тоска, – начала она.

– Я не госпожа, – в привычной манере поправила её библиотекарша.

Не любила Верена, когда так её называют, странно что каром в неё не запулила.

– Извините меня, вот список книг необходимых для госпожи Сентии, – девушка протянула Рихтер лист бумаги со списком в одиннадцать пунктов.

Да точно вспомнил этот момент. Книжки окажутся слишком большими и меня отправят помочь их донести. Халява. Да извилистый мы так с тобой пару раз сбегали с уроков или увлекательного держания табуретки.

– Приходи через час, я как раз всё соберу, – ответила Тоска, мельком взглянув на список.

– Я так же хотела поговорить с вами, о… – юная вампирша замялась.

– Ты обдумала сказанное мною на улице восемнадцать дней назад? – уточнила Верена закрывая книгу, Джейджерин кивнула в ответ. – Надумает жульничать или ещё как хитрить дай ему пинка под зад.

– Конечно Тоска, я послежу за ним, – откликнулся я сразу.

– Идиот, это я рыцарю смерти.

– Да понял я, понял, что обзываться то сразу, – начал бубнить себе под нос прошлый я. – Идиот, идиот сразу… уж и пошутить нельзя.

Бронемишка кивнул в ответ и вернулся к молчаливому держанию табуретки. Я же присел ему на уши, что слежу за ним. Но стал говорить уже аккуратнее, поскольку пенделя латным сапогом получить не хотел, а он иногда считал жульничеством любую мелочь.

Джейджерин последовала за Вереной в библиотеку. Войдя вампирши сразу спустились на первый ярус, и хозяйка обители знаний молча указала своей спутнице на пустую тележку для книг. Всё так же молча они прошлись по первому ярусу найдя две книги и стали спускаться ниже.

– Ты так и будешь молчать? – прервала Тоска молчание первой.

– Простите, – извинилась тихо Джейд. – Я обдумала всё как вы и просили.

– Я не просила, я советовала, – прервала её Рихтер.

– Как вы и советовали, – поправилась девушка. – Вы правда можете устроить так, что Делакруа меня освободит?

– Правда, – ответила собеседница и они завернули за угол меж стеллажей. – Осторожнее.

Тоска скользнула в сторону и пропустила лапу паука мимо себя. Джейджерин присела, спрятавшись за ручкой тележки и членистоногий её не достал. Через мгновение паук упал и заверещал, его тело стало сминаться словно кто–то комкает лист бумаги.

– Кстати, вот, – библиотекарша указала пальцем. – Синяя книга, основные понятия и различия расы гномов.

Джейджерин поняв, что Тоска не пойдёт за ней. Направилась взять нужную книгу, с отвращением обходя скомканного паука.

– А почему вы их всех не убьёте? – спросила девушка, доставая увесистую книгу. – Они же только мешают.

– Мне не мешают, а если найдётся глупец, что решит залезть в мою библиотеку… – Верена не договорила. – Мы отвлеклись. Я могу это устроить, ты твёрдо решила?

– Да, – сказала Джей кладя книгу на тележку и направилась за Тоской.

Молча они спустились на третий ярус. Хозяйка библиотеки зажгла над ними магический шар света, чтобы осветить путь.

– Что же заставило тебя передумать? – спросила женщина и её тело взмыло вверх, чтобы она могла взять книгу с трёхметровой высоты.

– Вы были очень убедительны, – ответила юная вампирша. Я хочу освободиться от гнёта Делакруа.

Верена Рихтер опустилась на пол рядом с Джейджерин и вручила книгу.

– Если ждёшь от кого–то помощи, то не стоит ему врать.

Тоска развернулась к ней спиной и продолжила свой путь. Спустя ещё две книжки и одну толстенную книгу, Джейджерин решила, признаться.

– Я беременна.

– Да, огонёк новой жизни отчётливо виден в тебе, – проговорила Тоска, замерев на секунду на развилке.

Так мозг ты чуешь чем пахнет. Да, заткнись и смотрим дальше.

– Я боюсь лорд Делакруа, не позволит мне оставить ребёнка, а я не хочу его терять, – дрогнувшим голосом произнесла юная вампирша.

– Лорд? Так уже давно властителей не называют. Это что его фетиш в постели? – поинтересовалась Тоска, взлетая за очередной книгой.

– Мне не приятно об этом говорить.

– Конечно, прости за бестактность, – извинилась собеседница. – Не хочешь терять ребёнка, даже если он от этого «лорда» или кого–то другого?

– Это невозможно Тоска, – Джейджерин покраснела от стыда и сдавлено пояснила. – Виконт предпочитает… другие… – она замялась, совсем не зная, как и сказать.

– Предпочитает не классические вариации секса, – сказала за неё Верена.

Женщина остановилась и посмотрела на свою юную собеседницу. Возможно Тоска хотела утешить как–то девочку или сказать, что–то ободряющее, но видимо ничего так и не смогла придумать. – Не глядя она вытащила книгу и протянула Джейджерин, чтобы хоть как–то прервать эту неловкую ситуацию.

– А что же до остальных? – спросила она вздохнув отворачиваясь от собеседницы.

– Я предохраняюсь, на заданиях, – ответила ей девушка. – Тогда на ярмарке…я и…

– Да, я поняла уже давно. Думаешь Алказар отец ребёнка?

– Тогда я не предохранялась, я думала это не к чему, а потом думала… что эффект ещё остался с прошлой ночи, – жалобно произнесла Джейджерин. – С того дня у меня больше не было ни с кем, и я боюсь, что да – он отец.

Видение начало растворятся, и я оказался в топях всё так же держа за руку Верену. Видение растворилось, но вот мир немного посерел для меня и потерял значимость. Ноги подкосились, и я сел прямо на мокрую землю. Мозг? Извилистый?! Дружище?! Я не знаю, что и думать друг. Ты понимаешь? Да.

Я начал озираться в прострации пытаясь понять, где я и что делаю. Тоска, Рейне и Теаромона. Ах да…

Джейджерин была беременна. Я её убил, ты убил и ребёнка. Мозг, можешь взять всё под контроль, мне сейчас нужно быть трезвым. Я не смогу, с этими мыслями. Давай уберёмся от сюда и тогда уже… Скажи слова. Серьёзно?! Да.

– Я злой, жестокий, эгоистичный… – мысленно произнёс я и вновь повторил эти слова ещё несколько раз и, закрыв глаза, вздохнул. – Холодный расчёт...

От этих слов стало как–то сразу легче. Шизофреничное альтер эго – Мозговитый захватил власть в голове и подавил все эмоции, с ненужными сейчас мыслями. Иногда этот серый кусок всё же полезен. Поскольку не знаю, чтобы сейчас со мной стало если бы не этот жёсткий контроль. Сам не знаю, как так получается, но работает. Эти дуратские слова из прошлого стали для моего разума спасательным кругом. Возможно это – трусость или аморально, или страх встретить действительность лицом к лицу прямо сейчас или… или… да хрен его знает, что это. У какого-нибудь психолуха наверняка найдётся диагноз.

Тоска воткнула в землю передо мной клинок, и я поднял на него взгляд. Чёрное лезвие было оплавлено, но заточено, одно из крыльев летучей мыши на гарде обломилось, а рубин потерял былой блеск – но это был всё тот же клинок Эммилии.

– Не теряй его больше, – бесцветно произнесла Тоска и сделала несколько шагов назад.

Я пытался убежать от прошлого, но оно вновь меня настигло. Как бы я не хотел скоро круговорот дерьма вновь закрутится, и я буду в самом центре. Так не хочется иметь с этим ничего общего, но я просто не смогу, не из–за Тоски, девятых или Тамики, месть вторична. Я не смогу успокоится. Я буду себя винить во всём этом, пытаясь хоть что–то сделать, я буду успокаивать совесть, но наломаю ещё больше дров. Я прекрасно понимаю, что, когда всё закончится, миг ликования будет кратким и я опять окунусь в черноту своего разума. Мозговитый может помочь, но ненадолго. Рано или поздно мысли вновь вернуться и съедят меня как стая бешеных псов. Если уж и окунаться в это, то с разбегу головой вперёд, так как я хочу, а не кто–то продиктует. Когда–то у меня был план, но я не приступил к его исполнению, кто знает может я подсознательно искал повода остановиться и не продолжать – Теаромона стала таким поводом тогда. Сейчас же… да пропади всё пропадом…

Воцарилось молчание. Вампирша и её спутница ждали решения хозяина Теаромоны, тот погрузился в раздумья. Маска смотрел на клинок и молчал. После вампир переводил потерянный взгляд на лица каждого присутствующего, будто ища в них ответ на свой нелёгкий вопрос. В конце концов решение пришло к нему и прикрыв глаза он тяжело вздохнул. Сжав рукоять клинка перед ним, он выдернул его из земли.

– Это и так продлилось слишком долго, теперь покончим с этим, – Маска двинулся к Теаромоне, но обращался к Тоске. – Отпусти её, сейчас мы уходим. – сделав небольшую паузу он обернулся к Тоске. – Ты должна придумать способ, как мне попасть на эльфийский остров.

– Должна? – переспросила Верена, и хватка на горле Теаромоны сжалась сильнее. – Я тебе ничего не должна, и ты никуда не пойдёшь. Ты думаешь, я так просто тебя отпущу?

– Да, должна! – рявкнул хозяин эльфийки на её пленительницу. – Ты не убьёшь Теа иначе Рейне развернётся против тебя, а я как–то раз в одиночку тебя почти убил. Вдвоём мы точно справимся, – спокойно ответил он. – Я не собираюсь плясать под чью–либо дудку вновь. Я буду действовать по–своему. Я хоть и дегенерат, но вижу твою манипуляцию и видимо совсем дебил раз ведусь на это. Не знаю, что за переворот ты там решила устроить, но скотобазу на троне я лично прибью. Только вот верёвки вить из себя, я не дам тебе, если я тебе так нужен, то сама подстраивайся под меня. Ты же у нас самая умная сука тут.

Хозяин взял своё эльфийку за руку. Корни уже по велению Рейне отпустили её тело и осталась только невидимая хватка книжницы.

– Достань мне проход к острову.

От Теаромоны не укрылось то, что её хозяин весь трясётся и его голос звучит вымученно. Что же такого он увидел?

– Через неделю я зайду к тебе на рюмку чая в библиотеку, – продолжил Маска. – Вариант только такой или будем друг другу морду бить?

Теперь пришло время Тоски все обдумать и взвесить, хоть она и не размышляла долго. Рейне не была для неё угрозой, так как Верена её создала и обезопасила себя от восстания плодов своих трудов. Алказар, то же не был сильной проблемой. Но стоит ли действовать жёстко? Чтож видимо придётся ей вновь ступить на путь дипломатии. Пошевелив пальцами, она развеяла удушающую хватку.

Теа упала, закашляв и хозяин обнял её за плечи. Вновь мир дрогнул и расплылся перед её глазами уже знакомый отвратительный запах окружил её, вскоре мшистая почва болот сменилась каменным полом. Эльфийка поднялась на ноги и осмотрелась. Они находились в небольшом круглом зале, стены которого являлись большими полками. Эти полки до отказа были забиты внушительными фолиантами и томами, и пыльными рукописями. Книги со свитками и просто пожелтевшими листами, что связками были выложены на полу, сохраняя только автору известную систематичность. Так же эльфийка заметила множество картин, статуэток, карт и прочей антикварной утвари. Подобное они часто продавали с хозяином, когда у них не было денег. Теаромоне стало стыдно за свои прошлые мысли. Она всегда считала, что он обносил какого-нибудь богача в городе. В центре комнаты стоял большой и крепкий стол что был завален книгами и различными записями, за него то и уселся хозяин, погрузившись в свои мысли. Это место вообще не было похоже на жилище того, с кем она путешествовала последние двадцать семь лет. Если бы не пустые бутылки, раскиданные по помещению, что намекали на его принадлежность Маске.

Теаромона посмотрела себе под ноги и увидела бурое пятно, это пятно могло быть только от крови. Кровь впиталась в древний камень и трещины между ним, было видно, что это очень старое пятно. Глядя на всё это эльфийка задумалась, а знала ли она своего хозяина? Настоящего хоть немного? Или всё же она знала только Маску, как и все остальные.

Вампир выругавшись со всей злостью на какую был способен пнул ближайшую стопку, и она дождём разлетелась по залу. Хозяин Теаромоны вновь упал обратно в кресло у стола и отбросил в угол свою маску. Взяв со стола бутылку, мужчина отломил ей горлышко и принялся жадно пить. Осушив содержимое на половину, он поставил бутылку на стол с такой силой, что так разбилась.

– Хозяин вы меня пугаете, – жалобно произнесла эльфийка не на шутку испугавшись.

Вампир обернулся на свою рабыню и ярость в его глазах немного поутихла.

– Третья полка снизу, крайняя левая книга, – указал он ей на стеллаж. – Нажми на неё и попадёшь в другую комнату. Там можешь умыться и поспать, а мне нужно побыть одному.

Теаромона решила сделать, как велел её хозяин. Остроухая ещё никогда не видела его таким. Тем более она устала от этой беготни и ей самой нужно было подумать. Девушка нажала на книгу, издав пару щелчков стеллаж со скрипом открылся будто дверь. В этой комнате была лишь большая кровать, возле неё стоял горшок с мёртвым растением, а возле одной из стен текла проточная вода.

Эльфийка умылась ледяной водой и насколько это было возможно вычистила волосы. Немного подумав она сняла с себя всю одежду и выстирала. Теа ожидала, что ковать будет покрыта огромным слоем пыли и возможно даже служить жилищем для каких ни будь насекомых, но защитные чары сохранили её в приемлемом состоянии.

Сев на краешек, она уставилась в одну точку, мысли словно рой рассерженных пчёл метались в голове, гудели и жалили каждая сильнее другой.

– Да ну всё это, – вслух произнесла девушка, махнув рукой. – Утро вечера мудренее, как говорил он.

Эльфийка посмотрела на дверь в другую комнату, но потом её внимание привлекло другое. Махнув рукой она и не заметила, как оживила растение, от которого остался один лишь прах. Немного полюбовавшись им Теаромона улеглась на мягкие подушки, но сон не торопился. Мысли всё ещё навязчиво жужжали над ней, остроухая старалась не обращать на них внимания, пока не уснула.

Воздух возле дворовых ворот мрачного замка дрогнул и из марева мерцания вышли две фигуры. Рейне с нескрываемым удивлением осмотрелась. Высокий замок, что прилегал к горному массиву архитектурой напоминал «Чёрную башню» в столице, но был значительно меньше. Разве что по высоте не уступал собрату. Рыцарь смерти и книжница направились по мощёной булыжником дорожке ко входу.

– И как тебе удалось скрыть такую махину от девятых? – спросила остроухая.

– Не мне, это магия Конрада, – ответила ей Верена. – Мне пока не по силам воздвигнуть такой купол непроницаемости и уж тем более, чтобы его не нужно было поддерживать.

– Так значит это место жилище леди Престор? – задала она риторический вопрос и спутница рыцаря проигнорировала его. – Я думала она в какой-нибудь пещере обитает.

Верена резко остановилась, рыцарь смерти последовала её примеру и сразу же обнажила клинок.

– Занятно, – Книжнице удалось даже улыбнуться уголком рта. – Иди вперёд, проверим вас.

Рейне вопросительно посмотрела на Тоску, но не получив и намёка на объяснение подчинилась. Спустя несколько шагов, она отпрыгнула в сторону, чтобы не попасть под летящие в неё серебренные ножи. Кувырком сместившись от очередной атаки, девушка оценила траекторию полёта и коснулась земли. Дерево послушно схватило ветвями таинственного нападавшего и сдавило, ветки не смогли удержать противницу. Та вырвавшись бросилась на рыцаря смерти в лобовую атаку. Хрупкая, даже очень хрупкая на вид противница Рейне использовала миниатюрные габариты своего тела, как преимущество. Рейне же хоть и была в практичном доспехе, но её стеснённые движения не давали ей биться в полную силу. Учитывая, что она еле отбивала своим мечом град ударов от двух коротких клинков. Под капюшоном у напавшей блестели красные глаза, совсем как у Тоски. Рыцарь смерти задумалась, уж не очередной эксперимент ли это. Миниатюрная противница всё же смогла поднырнуть под клинок рыцаря и вонзить ей один из клинков в бедро. Остроухая вампирша закусила губу от боли и просто ударила противницу стальной перчаткой в лицо. Та упала, но разу же откатилась с ударом наотмашь, чтобы рыцарь не последовала за ней. Рейне и не собиралась, использовав свою уникальность, она призвала на помощь природу. Гибкие корни обвили миниатюрное тело и сдавили, словно осьминог добычу. Противница выронила оружие и руки её вспыхли пламенем, которыми она начала разрывать корни. Рыцарь смерти вырвала клинок противницы из своей ноги и метнула в хозяйку, мгновение и та дрогнув исчезла. Остроухая получила удар под колено, очередное мерцание и удар в зубы, мерцание вновь, но рефлексы рыцаря смерти сработали быстрее. Она схватила противницу за горло в момент её материализации и используя свой вес повалила на землю. Лицевая маска девушки спала, и она криво усмехнулась, из её спины вырвались два огненных крыла. Две ноги упёрлись в грудь Рейне и оттолкнули рыцаря смерти с такой силой, что она подлетела в воздух. Крылатая бестия тут же взлетела над ней и вот они уже поменялись местами. Рейне лежала на земле, а противница заносила кривой кинжал для последнего удара.

– 752-ая! Прекрати! – закричал на неё Аска и его бинты обвили руку с оружием.

Крылья сразу же померкли, но девушка оскалилась в сторону «защитника» противницы.

– Всё равно я выиграла, – прошипела она.

– Здесь да, – с ледяным спокойствием произнесла Верена подходя к ним. – Но с момента проявления демонической магии прошло шесть минут пятьдесят две секунды. Не было бы здесь купола непроницаемости, то мы бы уже встречали девятых.

– Это хорошо, я давно жду шанса порезать парочку на лоскуты, – сверкнула оскалом юная вампирша, убирая клинки в ножны.

– Всех не перебьёшь.

– Довольно, – прервал перепалку Аска. – Зачем вы здесь?

– Мне нужно поговорить с твоей госпожой, – ответила Верена сверля взглядом красных глаз вспыльчивую обитательницу замка.

– Она сейчас занята, я провожу вас в зал ожидания, – развернулся слуга в бинтах.

– Немедленно, – твёрже сказала Книжница.

– Как пожелаете.

Аска отвесил подзатыльник вновь ощетинившейся недавней противнице Рейне. Сжимая кулаки от злости та последовала за ним. Как и прибывшие в замок гостьи.

– Кто она такая? – хромая рядом спросила рыцарь смерти.

– Не знаю. Новая игрушка Аназапты, – ответила Верена. – Судя по её глазам, в ней есть демоническая кровь.

– Ты хочешь сказать, что эта мелкая как ты?

– Нет, чтобы сделать такую как я у Престор сил не хватит, возможно подобную мне, но не такую же. Это по силам только Минатрикс.

– А кто такая…

– Помолчи.

Гости следовали за провожающими по, казалось бы, бесконечным коридорам. Рейне для себя отметила, то замок находится в прекрасном состоянии. Слуг она не заметила, а значит всё держится на сильной магии, настолько сильной что рыцарь не смогла её даже отследить. Местами интерьер и расположение комнат в точности совпадали с замком в Соарте.

Вскоре Аска распахнул перед ними двери, и они вошли в просторный зал. Посреди него находилась огромная купель с кровью, над ней висели крюки с истекающими жертвами. Рейне шумно набрала воздух в лёгкие и сжала кулаки.

– Успокойся и держи себя в руках, – положила руку ей на грудь Верена. – Пожалуйста.

На крючьях висело несколько тел людей, эльфов и один орк. Так же несколько представителей данных рас были прикованы вдоль одной из стен. Судя потому, что они безучастно смотрели в одну точку и не обращали внимание ни на что, то были под действием заклятья оцепенения или же паралича.

– Аска, у нас гости, – воскликнула Аназапта, когда её голова прорезала гладь кровяной ванны. – Почему же ты меня не предупредил?

– Я настояла, – отодвинула мумию Верена и направилась к давней подруге.

– Твоё здоровье остроухая, – произнесла тост девушка с номером и вцепилась в шею одного из прикованных эльфов.

Сделала она это грубо и со спины, чтобы Рейне видела лицо умирающего. Лицо, которого не выказало никаких эмоций.

– Угощайся, остроухого обоим хватит, – улыбаясь окровавленным оскалом сказала 752–я и повернув лицо жертвы к себе вцепилась ему в лицо. – Хотя он не очень–то и вкусный.

– Аска выведи это животное отсюда! – рявкнула Престор. – А ты мелкая дрянь будь вежливей с гостями.

Мумий небрежно схватил и потащил юную вампиршу вон. Рейне трясло, и она еле–еле сдерживалась, чтобы не напасть на неё. Мысленно она поблагодарила Верену за приказ стоять на месте. Она не говорила его в слух, но Рейне почувствовала его. Не обходя его, рыцарь почувствовала себя испуганной кошкой, что смотрит из окна на бешенного пса. В ней горело желание накинуться на мелкую обитательницу замка и порвать в клочья, но она понимала, что та сильнее неё и это приводило в ещё большее бешенство.

– Я тоже выйду, – процедила сквозь зубы рыцарь смерти и направилась к выходу.

– Что рыцарь злишься? Да? Смотри не заплачь, – продолжила нападки вампирша замка на неё, как только они вышли.

Мелкая изобразила, что собирает слёзы и рыцарь смерти не смогла сдержаться. Она налетела на неё. Схватив задиру за короткие волосы принялась бить её головой об стену. 752-ая лишь смеялась над её потугами и в один из ударов извернулась и приставила лезвие к горлу Рейне. Кожа под ним зашипела, и рыцарь поморщилась.

– Это один из тринадцати способов, которым я могла тебя убить, но тебе везёт, – весёлым голосом сообщила юная вампирша. – Эмоции мешают тебе, – ровным жёстким голосом сказала она.

– Кто бы говорил, – как сталь прозвенел голос рыцаря смерти.

– Ты так думаешь? – подражая интонации Рейне произнесла собеседница. – Ты держишься за прошлое остроухая, – усмехнулась она и развернувшись зашагала прочь.

– Ааааа… мы эльфы горой друг за друга, не проливаем кровь друг друга, аааа… – затараторила 752–я дурашливым голосом, но потом развернулась и с лицом полным серьёзности произнесла. – Те прошлые мы мертвы. Ты древняя и до сих пор не забыла о прошлом, принципах и традициях? Забудь или подохнешь от руки таких как я.

Юная вампирша показала остроухому рыцарю смерти язык и пошла прочь, напевая себе под нос песенку про глупых эльфов.

– Бабы, – чихнул Аска и развернулся назад к своей госпоже.

Рейне стояла, закипая от злости. Мало того, что эта выскочка оказалась сильнее неё, она ещё и смеет поучать. Больше всего бесила её неустойчивость. С самого начала она показала свою заносчивость, потом кровожадность, следом просто безумие, полный детский сад, но при всём этом она вполне могла легко взять себя в руки и не теряла расчётливости ума. Рыцарь поймала себя на мысли, что 752-ая более успешный эксперимент чем она и наверняка владеет свободой воли.

– Зависть – это плохо, – напомнила остроухая вампирша сама себе, оставаясь в молчаливом одиночестве подле закрытых дверей.

– Чем же я обязана столь внезапным прибытием? – спросила Аназапта у гостьи.

– Весьма важными известиями, – Верена не спешила вводить её в курс дела. – Разве ты не брезговала подобный способ поглощения крови.

– Поглощение из живого существа я считаю грязным, ванны крови мне необходимы с не которых пор, – ответила хозяйка замка.

– И это почему же? – решила уточнить свою догадку Тоска.

Вместо ответа леди Аназапта Престор встала в полный рост, кровь за струилась по её телу, но Верену интересовали отнюдь не её нагие формы. Кожу Тёмной Госпожи украшала вереница пульсирующих трещин и редких гнойников. Вовремя подошедший Аска принялся обтирать хозяйку полотенцем.

– Кровь демона оказалась сильнее чем я предполагала, – сообщила Престор, выходя из купели. – Я не смогла её привить себе, так же как это сделали с тобой.

– Давно это началось?

– Примерно пятьдесят лет назад и болезнь прогрессирует, – ответила Аназапта надевая лёгкую накидку. – В последнее время мне всё чаще приходится просиживать в ванне и сильнее жажда демонической крови.

– Но чем больше ты её пьёшь, тем сильнее она тебя разрушает, – закончила Тоска за старую знакомую.

– Верно.

– А девочка? – поинтересовалась Верена.

– Выжила при Санминоре, экспериментирую вот.

– Выжила? – удивилась Книжница.

– Да, не спрашивай. Я понятия не имею как. Пойдём в более располагающе место для разговоров.

Верена вышла за Аназаптой, и они двинулись в тронный зал, проходя по всё тем же бесконечным пышным коридорам.

– Аска, где твои манеры? Рыцарь Верены ранен, а ты даже не предложил ей крови для исцеления, – отругала Госпожа слугу. – Угощайся.

Престор жестом указала на длинный стол, что стоял посреди зала освещаемого лишь маленькими окнами бойницами в стенах и редким магическим пламенем по углам. Сама же хозяйка прошествовала вдоль стола и уселась на трон во главе него.

– Она человеческая, – заверила гостью хозяйка, видя нерешительность Рейне. – Кровь твоих бывших собратьев я использую только для ванн.

Вампирша, что когда–то была эльфийкой скрипя зубами от злости села за стол и принялась пить. По её вымученному лицу было понятно насколько сильна была зудящая боль от серебряного кинжала 752–ой.

– Так вот, ты уже засыпала меня вопросами, а сама так и не удосужилась мне ответить, – напомнила хозяйка замка. – Так чем же цель твоего визита?

– Алказар, я нашла его, – Верена сделала паузу, наблюдая за собеседницей, та вся обратилась во внимание.

– Где? – нетерпеливо спросила леди Престор.

– Я лично нашла его в топях Товайдо то Маршу. Рейне чуть раньше нашла его в Асире, – Тоска с усилием всё же смогла улыбнуться.

– Стой, стой, то есть ты хочешь сказать его перемещают?

– О нет, – подала голос из-за стола Рейне. – Он вполне и сам неплохо передвигается на своих двоих, песенки разные поёт по тавернам и поглощает несметное количество выпивки как обычно.

– Она, что шутит? – с раздражением спросила Аназапта. – Твой рыцарь же ведь шутит?

– Боюсь, что нет, – подтвердила слова спутницы Верена Рихтер.

– Это невозможно! Как? – потеряла самообладание Тёмная Госпожа. – Из нитей невозможно выбраться!

– Как ты там сказала раньше: «Не спрашивай, я понятия не имею как», – процитировала Книжница.

– Это всё меняет, это…

Аназапта погрузилась в задумчивое молчание, Аска переминался с ноги на ногу ожидая приказов. Рейне насытившись встала и бряцая пластинам разминала раненную ногу. Лишь Верена скрытая под маской безэмоцианальности наслаждалась ходом действий. Наверняка у Престор был безупречный план, как и всегда. Сценарий, по которому все будут действовать, а Алказар вновь подпортил ей все карты.

– Эльфийский остров, – прервала тягостное молчание Тоска.

– Что? – переспросила оторванная от раздумий Аназапта.

– Наш идиот вознамерился попасть на эльфийский остров и нужно обеспечить ему проезд, – пояснила Верена.

– Хм… это вполне реально, я и сама собиралась туда послать Аску, – задумчиво произнесла хозяйка замка.

– За? – начала Верена.

– Нет, нет, не за этим, хотя можно прихватить, раз уж там будем, – Аназапта посмотрела на Рейне. – В зелёном храме же у вас есть так сказать сокровищница?

– Была насколько я знаю, – ответила рыцарь. – Но я с почти два десятка тысячелетий там не была так что не могу сказать с уверенностью. Да как бы в храм вхожи только жрецы и члены королевской семьи, остальным можно лишь пребывать на ступенях перед входом. Меня это тогда не интересовало.

– Драконья кровь, ведь на острове? Сохранилась она?

Верена не смогла выдавить улыбку, но её глаза сверкнули тем самым безумием любопытства. Она понимала, что хочет сделать подруга. Сожалела лишь о том, что сама так и не смогла реализовать подобное. Статус законопослушной жительницы Эванора мешал ей во многом, у Аназапты же не было такой слабости.

Рейне села на стул, не веря своим длинным ушам. Её спокойствие было полностью разбито, она участвовала в битве при зияющем ничто и воспоминания тех ужасов не поблекли даже сейчас.

– Я… я не знаю, – запинаясь произнесла остроухая.

– Алказар, стал более осмотрительным. Управлять им будет сложнее, – вторглась в разговор Тоска. – Следует быть очень осторожной.

– Управление существами это то, что я умею. Он будет у руля и прокладывать себе путь, но даже не заметит ниточек, за которые я дёргаю.

– Замечательно. Скоро я с ним встречусь, куда его направить?

Гостьи ушли и в тронном зале собрались все обитатели замка. Леди Аназапта Престор возвышалась над всеми и пребывала в глубокой задумчивости. Никто не смел её отвлекать. Аска занимался смешиванием ингредиентов и варил зелье. Его бинты мерцали рунами сильней обычного, но похоже никого это абсолютно не волновало. Миниатюрная девушка с короткими чёрными волосами и номером «752» прохаживалась точильным камнем по ножам и зло сверкала глазами в сторону Энмешарре. Ловец душ же оторванная от своих дел пребывала в истощении и насыщалась, как могла. Но кровь из бокалов совсем не удовлетворяла её, и она потихоньку подбиралась к миниатюрной вампирше.

– Ммм… Вишенка моя, – проворковала Энмешарре убирая с лица посиневшую прядь волос. – Ты так напряжена.

– Отстань от меня шлюха, – тихо рыкнула она на неё отодвигаясь дальше.

– Ммм… как грубо, но мне это нравится. Зажатые тихони вроде тебя, самые пылкие в своих желаниях, – ловец душ скользнула к ней ближе и положила руку ей на бедро.

– Ты кого тихоней назвала? – угрожающе поднесла лезвие юная вампирша к лицу Эн.

– Вишенка моя, вся такая злая, напряжённая. Тебе нужно расслабиться.

Вампирша прошлась по лезвию ножа языком и совсем не обратила внимания на шипение плоти от серебра. Девушка подобралась ещё ближе и заключила 752–ю в объятья.

– Ты просто расслабься, я сделаю всё сама… – Энмешарре прижала собеседницу к груди.

– Убери от меня свои мерзкие телеса!!! – взвилась та, отталкивая приставучего ловца.

От силы толчка Эн завалилась на спину. Два коротких клинка врезались в каменный пол с обоих сторон её шеи.

– Ещё слово и ты останешься без головы! – прорычала юная вампирша возвышаясь над поверженной собеседницей.

– Вишенка моя ты любишь доминировать? – промурчала ловец душ не обращая внимание на угрозу.

– Я не вишенка! – прокричала она уже брызжа слюной.

– 752-ая, – произнесла Аназапта, и та сразу же подняла взгляд на свою госпожу. – Прекрати.

Девушка послушно убрала клинки и отошла от надоедливой вампирши с почти вечным магическим истощением.

– Она первая начала, – обиженно отвернулась поставленная на место девушка.

– Вишенка, – позвала Престор свою самую молодую подчинённую.

– Я не… – прошипела та.

– Теперь да, – перебила её Тёмная Госпожа властным голосом. – 752-ая не имя, а Вишенка звучит вполне неплохо, – наречённая новым именем фыркнула в ответ. – Это будет тебе наказанием, за вспыльчивость. А теперь сядь.

Вишенка недовольно уселась на место закипая от злости.

– А ты следи за своим состоянием, – обратилась Престор уже к Энмешарре. – В замке полно пленников для удовлетворения твоего голода. И жажды. Вы обе как дикарки готовы вцепиться во что и кого угодно, я не запрещаю вам, но в моём присутствии ведите себя прилично, – сделала леди выговор подчинённым. – И Вишенка если ты хоть раз ещё поднимешь оружие на кого–то из присутствующих в этой комнате отправишься в кузню уголь таскать беспрерывно на несколько месяцев.

Озлобленное лицо юной вампирши тут же сменилось неподдельным страхом, её затрясло, и она смиренно опустила голову в знак согласия.

– Аска, что там с тем капитаном из Кастренлосса?

– Всё ещё должен нам Госпожа, – ответил слуга в бинтах.

– Хорошо. Навестим его, пожалуй, сегодня, – Аназапта встала с трона. – Наши планы меняются, но такое форсированное стечение обстоятельств нам только на руку. Энмешарре, ты занимаешься своим делом и дальше, но следи за своим состоянием. Не бойся демографический кризис из–за своей прожорливости ты не устроишь, – начала раздавать указания Престор. – Кстати, как успехи с «гаснущим светом»?

– Это сложнее, чем я предполагала. Мой старик не успел мне рассказать о подобном, прежде чем вы его убили, – ответила ловец душ.

– Хорошо, работай. Я присоединюсь позже и посмотрим, что можно придумать ещё, – кивнула леди Престор. – Вишенка, – она задумалась на мгновенье. – Тренируйся и учись дальше. Развивай терпение. Аска ты отправишься на эльфийский остров с Алказаром и его группой.

– Может лучше я? – взвилась Вишенка.

– Нет, – отрезал Аска раньше своей госпожи. – Ты уже во дворе себя продемонстрировала и не с лучшей стороны.

– Но!

– Ты не готова, – жёстко сказала Аназапта Престор.

– Тем более мне просто необходимо прогуляться, – усмехнулся мумия. – Иначе я тут с вами бабами с ума сойду.

Все жительницы замка сердито посмотрели на него, но прорезь бинтах так и выражала улыбку.

– Аска, ты ценный инструмент, но не забывайся, – со сталью в голосе предостерегла Тёмная Госпожа своего слугу. – Все свободны.

Молча все встали и разошлись по своим делам, оставив леди Престор наедине со своими мыслями.

.
Информация и главы
Обложка книги Демитрикая  - книга 2

Демитрикая - книга 2

Андрей Ра
Глав: 17 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности