Выберите полку

Читать онлайн
"Отель "На неведомых дорогах""

Автор: Рита Харьковская
Глава 1

Пролог

Машина, дважды фыркнув и дёрнувшись, как паралитик, замерла на дороге.

Снежана со всей злости ударив по рулю и зачем-то нажав клаксон, поняв, что ничего в сложившейся ситуации не сможет исправить сама, уронила голову на руль и разревелась.

Вот говорил же ей Коля, чтобы не покупала эту никчемную игрушку, в которой кроме ярко-тюнингованного кузова не было вообще ничего! Но менеджер автосалона торгующего подержанными автомобилями был так убедителен! Так искренне говорил о том, что вот эта красивая машинка если и побывала в аварии, то отделалась разве что помятым бампером!

Снежана не устояла.

Оформив кредит в одном из банков, она уже на следующий день лихо подрулила к офису, в котором работала старшим менеджером по связям с общественностью.

Сотрудницы мило улыбались и поздравляли с покупкой. Сотрудники ехидно хмыкали. Но Снежана не обращала внимания ни на первых, ни на вторых. Она хотела машину! И она её получила!

Машинка, резво разбрызгивая грязь со снегом, несла свою владелицу домой.

Год тому назад Снежана переехала жить в пригород, получив в наследство дом от двоюродной бабушки. Собственно, этот дом и желание вырваться из-под опёки родителей и сподвигли её к покупке авто. Конечно, к пригородному посёлку можно было вполне комфортно добраться электричкой. И даже быстрее, чем на машине, которая могла застрять в пробке. Но от платформы нужно было идти пешком минимум двадцать минут. Девушке вовсе не хотелось входить в стылый дом после длительной пешей прогулки. Тем более что на дворе стояло начало декабря, и погода ухудшалась с каждым днём.

Три недели машинка бегала как резвый жеребёнок, и Снежана с ехидцей вспоминала советы Коли, с которым она рассталась буквально через несколько дней после покупки авто.

Девушка считала, что «безлошадный» Коля просто не смог смириться с тем, что у неё есть машина, а у него – нет, и не предвидится.

Почему не предвидится? Да потому что Коля три месяца тому назад поступил на работу в её организацию и оказался под началом у Снежаны!

Юноша с первого же дня начал оказывать Снежане всевозможные знаки внимания, и она их благосклонно принимала. До чего-то серьёзного дело у них не дошло. А вскоре после покупки машинки, Коля как-то отдалился. Словно потерял к начальнице всякий интерес.

Конечно, Снежану это задело, но вида она не подала. Слишком много чести какому-то младшему клерку, чтобы он увидел слёзы обиды и разочарования в глазах начальницы!

- Блин! Блин! Блин! – кричала Снежана не думая, что её кто-то услышит, - чертов Колька! Как накаркал! И что мне теперь делать?!

Снежана снова нажала клаксон, стараясь привлечь внимание к одиноко замершей посередине просёлочной дороги машине. Впрочем, девушка тут же поняла, что если кто-то и будет проезжать мимо, то не сможет её не заметить. Так зачем же оглашать ночной лес ненужными звуками?

Прошло пять минут… десять… полчаса…

Девушка уже начала беспокоиться, недоумевая, почему за столько времени мимо неё не проехала ни одна машина? Ни в сторону города, ни в направлении посёлка? Такого не могло быть в принципе! Хотя… не так давно случилась авария на переезде, остановившая движение на добрых два часа. Неужели снова?

Печка в салоне работала, нагнетая тепло и создавая иллюзию уюта и защищенности, а за окном начала пуржить метель.

Снежана задремала. И очнулась когда услышала, как кто-то барабанит в лобовое стекло.

Глава первая

Девушка с трудом приоткрыла глаза. Еще несколько секунд она не могла понять, где находится и как тут оказалась, но вскоре мозг озарился вспышкой воспоминания о непонятной аварии, случившейся на полпути к дому.

Кто-то барабанил палкой в лобовое стекло, и Снежана сжалась от испуга. Поди знай, кого занесло на просёлочную дорогу посреди ночи? Впрочем, неизвестный, словно поняв, что девушка очнулась ото сна, палку убрал и стучать прекратил.

- Выходи, Королева, - сквозь лобовое стекло на Снежану смотрел бородатый незнакомец, - позволь тебя отвезти в безопасное место! Ты еще не готова к таким холодам!

Девушка поморщилась. Да! Её звали Снежана Королёва! Но это никому не давало права награждать её прозвищами, надоевшими еще со школы! И потом, эта хипстерская мода на окладистые бороды всегда вызывала в ней недоумение. Зачем, скажите на милость, добавлять себе добрый десяток лет, отрастив «веник» на подбородке?!

Но в офисе все чаще и чаще мелькали бородачи, а потому, со временем, Снежана просто перестала обращать внимание, поросль какой густоты и какой длины украшает лицо того или иного сотрудника.

Свою машинку девушка не продемонстрировала разве что слепому, каковых в учреждении не имелось, а потому, решив, что это кто-то из айтишников, грешивших отращиванием бород и бородок, узнал её авто проезжая мимо, бесстрашно нажала кнопку опускающую боковое стекло, и уставилась на стоявшего рядом незнакомца.

Мужчина был одет в овчинный тулуп с высоко поднятым воротником. Этот эко-стиль тоже совершенно не нравился Снежане, но выбирать того, кто поможет ей добраться до дома – не приходилось.

- Возьмёте мою машинку на буксир? – Снежана улыбнулась незнакомцу, постаравшись вложить в улыбку всю доброжелательность и наивность, которые ей, в принципе, были не свойственны, - до посёлка осталось километров двадцать, а бензин я вам оплачу.

- Да я бы и рад, - развёл руками незнакомец, - но боюсь что мои мотосани твою, Королева, карету и с места не сдвинут.

« Вот погоди! – разозлилась Снежана, - отыщу я тебя в офисе! Задам я тебе «королеву»!» - но огрызаться и высказывать недовольство прозвищем не имело смысла, а потому, девушка, выглянув в окно автомобиля, увидела стоявшие на дроге санки. Правда были они огромные и «фыркали» выхлопными газами работающего мотора.

- Поторопись! – велел незнакомец, - иначе, закончится бензин и будем вместе куковать посреди леса.

Ни «куковать» непонятно с кем, ни оставаться одной в ожидании возможного спасителя, Снежане не хотелось. Но и бросать на дороге недавно купленную машинку не хотелось еще больше.

Словно поняв сомнения девушки, незнакомец поторопил:

- Быстрее пересаживайся, Королева, а за машинкой я племянника пошлю на тракторе, как только до жилья доберемся!

Успев напоследок подумать, что имеет ввиду мужчина, говоря о жилье, Снежана набросила короткую норковую шубку, выскочила из авто, захлопнула дверцу и уселась позади незнакомца в мотосани. Уже почувствовав удар ледяного ветра в лицо, девушка успела вспомнить кусочек анекдота: «Хоть тушкой, хоть чучелом…», - и добавила от себя: «…лишь бы добраться до дома. Добраться туда, где тепло».

Мотосани мчали по дороге со скоростью, которую Снежана не могла даже представить. Снежный вихрь, летящий им навстречу, словно расступался перед путниками, обтекая их и не причиняя ни боли от ударов колких льдинок, ни холода.

Снежана покрепче обхватила незнакомца за талию и прижалась к его спине. Мотосани то подпрыгивали на колдобинах, то заваливались набок, словно сдуваемые порывами ветра. Сквозь зажмуренные ресницы, Снежана все же смогла увидеть, как незнакомец свернул с основной дороги.

- Эй! – Снежана стукнула кулаком в бок нежданного спасителя, который вполне мог оказаться маньяком или насильником, - ты чего удумал?! Ты куда меня везёшь?!

- Не бойся, Королева! – голос незнакомца перекрикивал свист ветра и вой метели, - заночуем в отеле, здесь неподалёку!

- Я не хочу в отель! – Снежана даже не подумала, откуда на этой дороге может взяться какой-то отель?! – немедленно отвези меня в посёлок, или я выпрыгну!

- Не дури! – из голоса незнакомца исчезли нотки подобострастия, на которые успела обратить внимание Снежана, - если хочешь околеть до утра, или стать кормом для волков – можешь прыгать! – мужчина снова нажал педаль газа.

Снежана не хотела ни «колеть», ни становиться чьим-то «кормом».

«Ну погоди! – думала девушка, вот только доберемся до места, где тепло и есть крыша над головой, и я устрою тебе райскую жизнь! Тотчас позвоню в полицию!»

Впрочем, буквально через несколько секунд, кроме тепла и крыши необходимым атрибутом того места, куда мчали мотосани, стал телефон. Любой! Мобильный или стационарный! Потому как свой телефон вместе с сумочкой, в которой он лежал, Снежана оставила в салоне авто.

«Вот ведь влипла, так влипла! И как теперь выпутываться из этой ситуации?!» - успела подумать Снежана прежде чем мотосани, заложив крутой вираж, остановились.

- Добро пожаловать, Королева! – перед Снежаной стоял «хипстер» и протягивал руку, предлагая помочь выбраться из саней.

Снежана ахнула, увидев отель, в который её привёз незнакомец. Больше всего это здание напоминало сказочный пряничный домик. Хотя, вполне возможно, что такое впечатление создавала яркая предновогодняя иллюминация. Весь отель, этажность которого определить на первый взгляд не представилось возможным, был словно опутан сверкающими гирляндами.

- Я даже не знала, что в наших краях отгрохали такую красоту, - Снежана улыбнулась мужчине, стараясь на всякий случай сгладить дурное впечатление от истерики, устроенной по дороге.

- Это место для избранных, - мужчина погладил окладистую бороду, - посторонним знать о нем неположено!

- Если вы привезли меня сюда, значит я не посторонняя? – голос Снежаны был полон фальшивого радушия.

- Посмотрим, - ответил незнакомец и сделал жест рукой, словно приглашая Снежану войти в отель, над входом в который, едва девушка успела сделать несколько шагов, вспыхнула надпись: «На неведомых дорогах».

Снежана словно споткнулась на хорошо расчищенной площадке перед входом в отель:

- А это что еще значит?!

- Название! – мужчина одним пинком втолкнул Снежану в распахнувшуюся перед ними дверь, - а ты что подумала?

Глава вторая

«Вот ведь жлоб неотесанный, - успела подумать Снежана, словно по льду летя через холл к стойке ресепшна, - доберусь же я до тебя, если, конечно, узнаю в офисе!»

Впрочем, долго вынашивать планы мести ей не пришлось. Потому как, пролетев все свободное пространство, девушка грудью ударилась о твёрдую деревянную поверхность и вскрикнула. То ли от боли, то ли от неожиданности.

- Нельзя надолго задерживаться на пороге, Королева, - мягкий бархатистый мужской голос рокотал над головой Снежаны, - нельзя надолго оставлять дверь открытой! Мало ли кто может проскользнуть, просочиться вслед за вами.

Снежана подняла взгляд, желая посмотреть на владельца столь замечательного голоса, и, что называется, едва не «уронила челюсть». Потому как лицезреть в непосредственной близости такой яркий образчик мужской красоты и привлекательности ей, ей доводилось не часто. Да что там не часто?! Врать-то себе самой зачем?! Ни разу не доводилось!

Мужчина сиял! Сиял его великолепный смокинг! Сияла белоснежная сорочка! Сияла бордовая бабочка под острыми уголками специально сшитой для ношения со смокингом сорочки. Сияли черные, как вороново крыло, словно набриолиненные волосы. Сияла белозубая улыбка, обращенная только к ней, Снежане. Сиял ярко-синий глаз! На этом осмотр Снежаны словно запнулся о невидимую преграду. Да! Глаз у мужчины был один. На месте второго сияла чернотой повязка, прикрывающая глазницу. Нет и нет! Это вовсе не портило того, кто замер напротив девушки! Скорее – придавало облику сияющего незнакомца некий шарм.

- Ключ от вашего номера, Королева, - в длинных пальцах с сияющим свежим маникюром мужчина держал ключ и протягивал его Снежане.

- Какой к черту мой номер? – пробормотала девушка, - вы меня с кем-то спутали! Я впервые в этом отеле! До сегодняшнего дня я даже не подозревала о его местоположении!

- Все когда-то бывает в первый раз, - философски произнёс мужчина, и добавил, словно одумавшись, - ваш ключ! Коридорный проведёт вас в номер!

За спиной Снежаны послышался скрипучий голос:

- Ваш багаж прибудет позже, Королева?

Девушка обернулась и увидела перед собою какого-то нелепого мужичёнку, доходившего ей ростом разве что до плеча. Кургузый серый пиджачок, из-под которого торчали узкие клетчатые брючки, рубашонка в нелепый цветочек и стоптанные ботиночки давали право сорвать злость именно на нем каждому желающему. Гладковыбритое лицо украшали морщины прожитых лет. Тонкогубый рот растянулся в щербатой улыбке.

- Если вы говорите о сумочке, которую я забыла в машине, то – да! Мой багаж прибудет сразу же, как только кто-то сбегает на дорогу за сумочкой! - ехидно ответила Снежана.

- Мне не положено покидать отель, - смутился мужичонка, - но я немедленно отправлю посыльного, - и заорал громким голосом, ожидать которого Снежана уж никак не могла, в глубину полутёмного коридора:

- Волков! Быстро на выход! Немедленно беги к дороге и доставь сумочку Королевы!

Снежана едва успела заметить, что какая-то серая тень метнулась к выходу, почувствовала порыв ледяного ветра по ногам, затянутым в тонкую лайкру колготок, и услышала хлопок двери.

- Там этот, - пробормотала Снежана, - ну, тот, что меня привёз. Обещал послать какого-то племянника с трактором и притащить мою машинку. Может, лучше было бы сразу отправить племянника?

- Завтра, - мелко закивал мужичонка, - все сделаем завтра! А сейчас – пожалуйте в свой номер.

Снежана успела устать от нескончаемого наполненного событиями, не имеющими объяснений вечера, а потому, взяв у портье украшенный завитушками ключ, посмотрела на провожатого и сама не понимая зачем спросила:

- А вас как зовут?

Мужичонка усмехнулся, с каким-то торжеством зыркнул на портье, перевел взгляд на Снежану, и торжественно сообщил:

- Мы – Дормидонт Власович Тишайший! Вам, Королева, дозволено называть меня просто по имени!

Снежана топала вслед за Дормидонтом по полутёмному коридору, поднималась и спускалась по каким-то лестницам и уже сама не понимала куда идёт:

- Неужели так трудно было озаботиться лифтом? – пробормотала девушка.

- Не положено, - через плечо ответил Дормидонт, - да и не возможно это.

- Почему невозможно? – удивилась Снежана.

- Отель меняется каждую секунду! Поставишь лифт в одном месте, в надежде попасть в другое, а окажешься в третьем, - объяснил словоохотливый провожатый.

- Трансформер, что ли? – Снежана не имела понятия, что это такое – трансформер. Просто это слово ассоциировалось с изменением, трансформацией. Запомнила, вот и решила вставить. Блеснуть эрудицией.

- Ну типа того, - хихикнул Дормидонт, и девушка поняла, что о трансформерах он имеет приблизительно равное представление с её собственным. Просто не захотел ударить в грязь лицом.

Впрочем, надолго заострять внимание на неосведомлённости Дормидонта, Снежане не пришлось. Потому как коридорный, замерев у одной из дверей в самом конце прохода, радостно сообщил:

- Ваш номер, Королева! Открывайте и входите!

Снежана протянула ключ Дормидонту:

- Да не умею я пользоваться подобным инструментом. Может, вы сами?

- Нет-нет! – коридорный замахал руками, отскочив от девушки на несколько шагов, - я не смею! Только вы, Королева! Только собственноручно!

Удивленно глядя на Дормидонта, не понимая его бурной реакции на, казалось бы, простую просьбу, Снежана вставила ключ в замочную скважину и легко провернула:

- Получилось! – девушка весело смотрела на коридорного.

- Кто бы сомневался, - ухмыльнулся Дормидонт, - входите, Королева, сейчас я пришлю горничных, и они помогут вам раздеться.

- Может, вы войдёте? – Снежана все еще стояла на пороге не решаясь открыть дверь.

- Мне не положено, - с какой-то грустью ответил коридорный, - а вы входите, Королева, не бойтесь, - и мягко подтолкнул Снежану вглубь номера.

Глава третья

Снежана услышала, как за её спиной захлопнулась входная дверь. Девушка очутилась в кромешной темноте. Она начала шарить рукой по стене справа от двери в надежде найти выключатель. Но стена была пуста.

Дверь скрипнула, тихо и жалобно, и в комнату одна за другой вошли четыре девушки. Каждая держала в руке канделябр с тремя свечами. Мрак моментально рассеялся, и номер осветился достаточно ярким пламенем.

- Кто вы? – спросила Снежана, уже устав удивляться, - и почему в номере нет электричества?

- Это только сегодня, - ответила одна из девушек, - вполне возможно, что завтра все будет иначе.

- Мы ваши горничные, - добавила вторая.

- Мы поможем вам раздеться и приготовиться ко сну, - поддержала коллег третья.

- Сегодня ночью обещают метель, - приняла участие в разговоре четвёртая.

Снежана прошла вглубь номера, не очень рассматривая его меблировку, не снимая шубку села в кресло у низкого столика лицом к окну, в которое ветер швырял снежную крошку полными горстями.

- Подойдите, поставьте свечи на стол и станьте так, чтобы я могла вас увидеть! – Снежана и сама не поняла, откуда в её голосе появились эти повелительные нотки.

Но горничные безропотно выполнили требование и замерли перед нею.

На первый взгляд, они были похожи друг на друга. Очень похожи. Хотя, Снежана не исключала, что это сходство может быть обусловлено одинаковыми платьями до середины колена, стянутыми на талии широким поясом, завязанным на спине пышным бантом. Одинаковыми причёсками. Волосы горничных, гладко зачесанные, были собраны на затылке в узел. Да и цвет волос был почти одинаковый. Почти. Потому что у одной девушки волосы были тёмно-каштановые, у другой каштановый цвет отливал едва заметной рыжиной, у третьей – классический русый, а у четвертой – словно на поверхности спелого каштана появилась серебристая плёнка плесени.

Четыре горничных смотрели на Снежану широко распахнутыми глазами: раскосыми и немного вытянутыми к вискам у первой, круглыми и слегка навыкате – у второй, с опущенными вниз уголками у третьей, глубоко посажеными – у четвёртой.

Чем больше Снежана рассматривала горничных, тем сильнее поражалась, как она могла подумать, что девушки похожи?! Да нет же! Они были совершенно разными!

- Ну и как вас зовут, девушки, - поинтересовалась Снежана.

- Я – Розочка, Королева, - первая девушка присела в книксене.

- Я – Раечка, - мило улыбнулась вторая, повторив книксен вслед за первой.

- Я – Риточка, - представилась третья.

- Я – Римма, - четвёртая девушка присела так же, как и её коллеги.

- Угу, - сделала одной ей понятный вывод Снежана, - значит: Розочка, Раечка, Риточка и Римма. И что же прикажете мне с вами делать?

- Не нужно с нами ничего делать, Королева! – неподдельный испуг звучал в голосе Розочки.

- Мы только поможем вам раздеться, - подхватила Раечка.

- Расстелем вашу постель, - продолжила Риточка.

- И тут же удалимся, едва вы уснёте! – закончила Римма.

«Еще немного и я сойду с ума!» - подумала Снежана, но вслух произнесла, - делайте, что вы там задумали и убирайтесь! Иначе я усну прямо в этом кресле, не снимая верхней одежды!

- Позвольте вашу шубку, Королева, - голос Розочки журчал, как весенний ручей.

Снежана даже не поняла, когда и как девушка сняла с неё шубу, ведь она по-прежнему не вставала с кресла.

- Разрешите снять ваши сапожки, Королева, - улыбалась Раечка, - и промассировать стопы ваших усталых ножек.

Через минуту Снежана была не только разута, но и освобождена от колготок!

- Если вы не против, я сниму макияж с вашего прекрасного лица, - шептала Риточка.

Спонж, пропитанный чем-то прохладным и душистым мягко скользил ото лба к подбородку.

- А я расчешу ваши великолепные волосы, Королева, - в руке Риммы сверкнул серебряный гребень.

При упоминании о «прекрасных волосах» Снежана усмехнулась. Её волосы, крашенные и перекрашенный столько раз, что она сама уже сбилась со счёта и плохо помнила их натуральный цвет, если и можно было назвать прекрасными, то только после шестичасового посещения салона. Но если кому-то приспичило сделать ей комплимент в этот поздний вечер, то и ладно.

Снежана расслабленно прикрыла глаза, чувствуя, как по телу разливается волна неги.

- Всё готово, Королева! – из полудрёмы Снежану выдернул тихий голос одной из горничных. Спросонок, девушка не поняла какой именно.

- Не желаете на себя взглянуть, прежде чем отойти ко сну? – поинтересовалась еще одна.

- А почему бы и нет? – Снежане просто хотелось сделать девушкам приятное, посмотрев на своё отражение и оценив их труд.

Хотя, что нового она может увидеть? Всё то же слегка полноватое тело? Те же немного коротковатые ноги, десять сантиметров длины которым добавляла высоченная шпилька от которой в к вечеру горели и ступни и пятки? Совершено обычное и невыразительное без макияжа лицо? Так на это «добро» Снежана за свои двадцать девять лет уже насмотрелась вдоволь!

Но откуда-то из глубины номера, из угла, куда не доставал свет от пламени свечей, Римма уже катила огромное сверкающе зеркало в вычурной оправе.

Раечка и Розочка протянули Снежане руки, помогая выбраться из мягкой глубины кресла.

Снежана сделала два шага и охнула, увидев незнакомку в зеркале.

Высокая худощавя девушка с белоснежными волосами, почти достигающими пола, с огромными голубыми глазами в обрамлении длинных изогнутых ресниц, словно припорошенных инеем улыбалась Снежане бледно-розовыми пухлыми губами.

На плечи незнакомки был накинут прозрачный пеньюар, не скрывавший ни одного плавного изгиба великолепного тела, мечтать о котором Снежана не могла в самых сокровенных снах.

- Кто это? – хриплым голосом пробормотала Снежана.

- Вы, Королева, - захихикали девушки.

- Этого не может быть, - не верила собственным глазам Снежана, - я допускаю, что вы умудрились сделать мне этот экзотический макияж. Я даже могу допустить, что вам удалось покрасить и нарастить мне волосы. Но вот это тело! Эта фигура явно не принадлежит мне! Хотя, если честно, я многое отдала бы за то, чтобы выглядеть именно так!

- Это вы, Королева, - подтвердила Риточка, - и вы великолепны и прекрасны как всегда!

- А теперь, позвольте проводить вас в спальню, - Римма взяла инициативу в свои руки, решив, что для первого раза восторгов и недоверия достаточно.

Снежане уже было все равно. Спать так спать! Она, по-прежнему поддерживаемая девушками под локотки, пошла туда, куда указывали путь горничные.

Огромная кровать, которую в те времена, когда Снежана еще и не родилась, называли «ленин с нами» возвышалась на постаменте посередине комнаты.

Тонкий балдахин над кроватью не нес никакой функциональной нагрузки в связи с полной прозрачностью. Разве что служил элементом декора и делал это спальное ложе эфемерным и воздушным.

Розочка отогнула край одеяла. Раечка взбила подушку.

Снежане показалось, что над кроватью взмыла снежная пыль.

- Приятных снов, Королева, - прошептала Риточка.

- Мы подождём пока вы уснёте, а потом удалимся, - тихих слов Риммы Снежана уже не услышала. Она провалилась в сон, едва её голова коснулась подушки. Успев напоследок подумать, как же тело в этой постели! И как ей могло померещиться, что из подушки вылетели снежинки?

Глава четвёртая

- Говорила же что не стоит выезжать, пока не расчистят дороги! – девушка, сидевшая в машине рядом с водителем, капризно надула губы и отхлебнула из стаканчика горячий кофе.

- Не скули, малышка, - весело ответил водитель, - для бешеной собаки три версты не крюк, а для моего джипа – полметра снега не преграда!

- Вечно ты со своей спешкой, - продолжала возмущаться девушка, - твои кореша уже съели шашлык, и выпили вискарь за ночь на даче! Можно было и не спешить!

- Ничего, - хохотнул водитель, - что-то да и оставили нам!

- Ой, смотри! Что это за сугроб поперёк дороги? – взвизгнула девушка.

Водитель ударил по тормозам. Джип успел остановиться в нескольких сантиметрах от заднего бампера машины укрытой сугробом.

- Сиди здесь! – резко крикнул водитель попутчице, - я мигом. Только гляну, что там снегом замело, - и выскочил из джипа.

Рукава толстого свитера не дали замёрзнуть рукам водителя в один момент, а наоборот, послужили некой защитой в те минуты, пока мужчина отгребал снег с того места, где должен был быть водитель. Если, конечно, не уехал на попутке, не дожидаясь пока разгуляется в полную силу ночная метель, бросив свою машину на дороге.

Сквозь мутное боковое стекло мужчина увидел, что в машине, на водительском сидении кто-то есть. Он дважды попытался открыть дверцу авто, но оба раза безуспешно. Дверь либо примёрзла так, что её невозможно отодрать, либо была заблокирована тем, кто остался в машине.

Мужчина бегом вернулся к своему джипу.

- Ну что там? – попутчица и не собиралась скрывать своего раздражения непредвиденной задержкой, - давай, садись и поехали уже.

- Там кто-то есть в машине, - растеряно сообщил мужчина.

- Ну и что? – удивилась девушка, - дороги перекрыли еще вчера в девять вечера! Если этот олух решил заночевать посреди дороги, то уже замерз к чертям собачьим! Садись и поехали! Нам только заморочек с полицией не хватает!

Мужчина молча открыл багажник, достал бейсбольную биту, которую всегда возил с собой и, вернувшись к маленькому автомобильчику, со всей дури ударил по лобовому стеклу.

Стекло пошло трещинами. Второй удар проломил в стекле ямку и мужчина начал все сильнее мёрзнущими руками выламывать куски стекла. Конечно, можно бы было вернуться к джипу, взять перчатки, но он уже понял, что за рулём машинки сидит девушка.

Мужчина видел её белые как снег щёки, ресницы, покрытые инеем, бледно-розовые, уже начавшие синеть, губы, волосы, так же как и ресницы, покрытые инеем. Его передёрнуло. То ли от холода, то ли от испуга. Потому как мужчина понял, что незнакомка улыбается. Счастливо и беззаботно.

Сам не понимая зачем, мужчина протянул руку и потряс незнакомку за плечо, словно попытавшись разбудить:

- Эй! Ты как там?!

Ответа он не дождался, но это движение дало понять, что тело незнакомки еще не окоченело. Потому как было мягким и начало заваливаться набок.

- Да она уже давно подохла! – мужчина понял, что его подруга вышла из джипа и стоит рядом, - оставь её и поехали!

- Вернись в машину! – велел мужчина, скрипнув зубами, - возьми плед на заднем сидении, принеси мне и вызывай скорую и полицию!

- Кому скорую?! Этому заледенелому трупику?! – возмутилась девушка.

- Делай что велено! – мужчина больно сжал руку подруги, - иначе оставлю леденеть рядом с нею, - кивок в сторону незнакомки, - а сам преспокойно уеду!

- Вот ведь урод припадошный, - шептала себе под нос подруга водителя, быстро семеня к джипу, чтобы выполнить требуемое.

Скорая и полиция прибыли только через полчаса. Да и то, перед тем как выехать долго расспрашивали о происшествии и отнекивались, предлагая подождать, пока дороги расчистят. Мотивация отказа в обоих случаях была одинаковой – трупу без разницы, когда его заберут.

- Она еще может быть живой! – кричал водитель джипа, - я медработник и вижу, что тело хоть и переохлаждено, но не окоченело! Есть надежда спасти девчонку!

- А что вы уже успели сделать? – поинтересовался диспетчер скорой.

- Вытащил из машины, положил на плед и укутал в него же.

- Это все? – продолжал допытываться диспетчер.

- Всё! – рявкнул водитель, - чаем горячим не отпаивал!

- Это правильно, - голос диспетчера стал довольным, - ждите! Высылаю бригаду!

Через четверть час на дороге появилась снегоуборочная техника, а вслед за нею, уже по расчищенной трасе неслись, освещая окрестные сугробы синим светом мигалок, машины полиции и скорой помощи.

Первой подъехала скорая, из которой выбежали два врача и опрометью бросились к пледу, в который с головой была завернута неизвестная девушка.

Едва первый врач отогнул уголок пледа, чтобы увидеть лицо пострадавшей, как заметил, что ресницы девушки дрогнули.

- Носилки! Быстро! – дал команду коллеге. Два дюжих санитара уложили тело незадачливой автовладелицы на носилки и трусцой рванули к скорой. Врач взглянул на водителя джипа:

- Кто такая вы не знаете?

- Нет конечно, - пожал плечами водитель.

- Понятно, - кивнул врач, - дальше уже дело полиции, а мы поехали.

- Куда вы её? – поинтересовался водитель.

- В ожоговый центр, - за врачом скорой помощи захлопнулась дверца машины.

Водитель джипа не стал задерживать врача глупым вопросом, почему девушку с обморожением везут в ожоговый. Когда-то, в уже забытой позапрошлой жизни, он и сам мечтал стать врачом. И даже отучился три года в медине. А потом жизнь заложила такой крутой вираж, что пришлось забыть и об учебе и о медицине.

Водитель выбил из пачки сигарету Кэмэл и закурил, выпуская в небо сизые колечки дыма. Нему неторопливо приближался полицейский:

- Давайте начнём разбираться.

- С чем разбираться? – удивился водитель.

- Как с чем, - изобразил ответное удивление страж порядка, - кто вы? Как здесь оказались? Кем приходится вам потерпевшая? Кто она?

- Говорила тебе – поехали отсюда! – ворчала подруга водителя, - теперь точно на пол-дня застрянем. Пока до дачи доберемся – вечер будет!

- О даче придётся на сегодня забыть, - вынес вердикт полицейский, - возвращаемся в город! Не составлять же протокол на морозе! Кстати, вы не поискали документы потерпевшей?

- Нет, - пожал плечами водитель джипа, - как-то не до того было.

Полицейский, протянув руку сквозь разбитое стекло машинки, открыл бардачок и, немного пошарив в нём, выудил права.

- Так, все ясно! – полицейский захлопнул права, - Снежана Марковна Кололёва наша потерпевшая! Можем ехать в участок! А вон и эвакуатор на подходе!

В полицейском участке было не просто тепло, а жарко. Словно не стояла за окнами холодная зима, а буянило знойное лето.

Водитель джипа долго объяснял инспектору, как и почему он и его подруга оказались первыми на том участке дороги, где обнаружили засыпанный снегом автомобиль «потерпевшей Королёвой».

Инспектор подозрительно посматривал на мужчину, словно брал под сомнение каждое его слово.

Закончилось все тем, что подруга водителя разнервничалась, раскричалась, начала кому-то названивать, после чего долго рыдала в трубку и обещала собеседнику, что больше она, вот с этим, никогда, никуда! Пусть только папа подъедет и заберёт её! А «Этот» пусть сидит и даёт показания хоть до морковкиного заговенья!

Ждать, пока приедет чей-то папа, инспектор не стал. Все было уже выяснено, запротоколировано, а потому он попросил подписать бумаги. Вначале – девушку. Она поставила свои закорючки на каждом листке и, услышав: «Можете быть свободны», опрометью выскочила из кабинета. Вскоре водитель джипа и инспектор услышали, как грохнула входная дверь участка, а затем – звук отъезжающего автомобиля.

- Забрал папа свою истеричку? – хохотнул инспектор.

-- Типа того, - кивнул мужчина, я тоже могу быть свободен?

- Конечно, Кирилл Юрьевич Морозов! Подпишите протокол – и поезжайте домой! Подписку о невыезде я у вас брать не стану, но город пока вам лучше не покидать!

- Это еще почему? – удивился Кирилл.

- Да вот оклемается наша потерпевшая, послушаем, что она обо всем этом расскажет, - инспектор сложил листки протокола в папку и смахнул её в стол.

Кирилл ехал домой по дороге, вдоль которой высились двухметровые сугробы.

Он думал о том, что может и права была его подруга, может, стоило проехать мимо запорошенного автомобильчика? Ну и что, что в нем была девчонка? После таких обморожений не выживают! А если и выживают, то на всю жизнь остаются калеками! Девчонке вполне могут ампутировать руки или ноги. И будет ли она благодарна ему за вот такое спасение?

Не проклянёт ли за то, что не дал ей спокойно умереть?

«Нужно завтра позвонить в ожоговый, узнать, как она там, - думал Кирилл, въезжая во двор своего дома.

На улице уже зажглись первые фонари.

В декабре темнеет рано.

Глава пятая

- Королева, я принесла вам утренний напиток! – мягкий женский голосок разорвал пелену сна.

Снежана, слегка приоткрыв глаза, увидела, как в затянутое кружевными узорами инея окно, бьют яркие лучи утреннего солнца.

- Сейчас я задёрну шторы, - засуетилась девушка, в которой Снежана узнала вчерашнюю горничную, назвавшуюся Раечкой.

- Зачем? – удивилась девушка, - я люблю солнце! Оставьте все, как есть.

- Ну да, ну да, - пролепетала Раечка, - зимнее солнце вам не сможет навредить.

Снежана протянула руку, в которую Раечка тотчас вложила бокал с напитком. Девушка не любила холодное, а потому слегка поморщилась, увидев, что в бокале кружатся и словно лопаются льдинки. Но, не желая обижать услужливую горничную, сделала маленький глоток. И удивилась, поняв, что напиток не просто тёплый, а обжигающе горячий! Именно такой чай любила Снежана! Крепкий и обжигающий!

Горничная довольно улыбалась, глядя, как пустеет бокал:

- Всё, как вы любите, Королева!

Не торопясь выбираться из постели, Снежана осмотрелась по сторонам. Вчера у неё не было ни времени, ни желания, чтобы разглядывать меблировку номера. Да и какими изысками может удивить обычный номер в отеле?

Конечно, где-то там, за гранью мечтаний и представлений, есть отели для небожителей. Снежана видела такие в глянцевых журналах. Утопающие в тропической зелени белоснежные замки, за окнами которых плещутся ультрамариновые океаны. И словно воды в океанах недостаточно, необходимым атрибутом изгибалась «почка» бассейна на выложенном розовым мрамором дворике отеля.

Но это загородное «пристанище», иначе не скажешь, явно не могло бы похвастать вычурной мебелью и дорогим декором! Просто не могло!

Но глаза говорили об обратном. Шелковые обои на стенах. Молочно-белые с тонкими бледно-розовыми веточками рисунка. Толстый светло-серый ковёр на полу из гладкооструганых ясеневых досок, словно выбеленных дождями и снегами. Туалетный столик в углу, покрытый бледно-сиреневой эмалью. Огромное зеркало над столиком в серебрящейся раме. Еще одно зеркало в углу комнаты. Снежана сразу узнала его. Именно в этом зеркале она вчера ночью увидела незнакомку.

Белый цвет всегда вызывал у девушки ассоциацию с больничной палатой. Если честно, белый Снежана не любила. Ни в одежде – белое полнит, ни цветовой гамме мебели и интерьера. Но она даже не подозревала, что у белого может быть столько оттенков! Пожалуй, пора было пересмотреть цветовые пристрастия!

Девушка села на край кровати, легко вскочила на ноги, сделала два шага по ступенькам постамента на котором красовалось её ложе и, пробежав несколько метров по спальне, оказавшейся неприлично огромной, замерла у вчерашнего зеркала, надеясь увидеть там себя привычную. Сумеречный морок за ночь должен был развеяться!

Ничего не изменилось! Из зеркала на Снежану насмешливо взирала вчерашняя незнакомка! Девушка нахмурилась, стараясь найти объяснение этой непонятности.

- Вы гневаетесь, Королева? – Снежана не заметила, когда в номер успела войти Римма, как и вчера, державшая в руках серебряный гребень, - сейчас я расчешу ваши волосы. Нет процедуры боле успокаивающей для любой женщины, чем медленное и ласковое скольжение гребня в прядях!

- Да не гневаюсь я! – Снежана громко выдохнула сквозь сжатые губы, - и волосы мои, на удивление в порядке! – догадка словно озарила девушку, - не иначе вы и вчера, и сегодня утром, пока я еще спала, успели напялить на меня этот чудной парик!

Девушка дёрнула за прядь волос, надеясь что парик тут же сползёт с головы, но вместо этого вскрикнула от боли. Горничные, уже все четверо, тихонько захихикали:

- Не капризничайте, Королева, - увещевала Розочка.

- Присаживайтесь к туалетному столику, - манила Раечка.

- Давайте все-таки вас причешем, - уговаривала Римма.

- Ведь расчёсывание волос нужно не только вам, - старалась урезонить Риточка.

- Посмотрите, какой мороз за окном! – снова вступила в разговор Розочка.

- От того, как хорошо мы вычешем ваши волосы, зависят многие жизни, - Римма, считая, что объяснений достаточно, протянула руку с гребнем к голове Снежаны, уже безропотно сидящей на пуфике у туалетного столика.

- Но хоть говрить-то мне можно? – проворчала девушка, - могу я у вас кое-что узнать?

- Конечно-конечно, Королева, - защебетали горничные, - если мы знаем ответы, то обязательно удовлетворим ваше любопытство.

«До чего же они многословны! – подумала Снежана, - и говорят какими-то загадками!» - и задала первый вопрос:

- Когда я смогу уехать?!

- Не думаю, что вам нужно торопиться, - Розочка указала рукой в окно, - посмотрите, какие сугробы намело!

Снежана перевела взгляд в указанном горничной направлении и убедилась, что все засыпало девственно-чистым снегом, расчищать и убирать который, похоже, никто не торопился. Да, по этим сугробищам она, если и захочет, до дороги, где оставила машинку, не доберётся.

- Ленивая у вас обслуга, - пробормотала Снежана и, не дождавшись от горничных реакции на своё недовольство, задала следующий вопрос, - а где вообще-то находится вот этот отель?

- Как где?! – пискнула Риточка, - на границе, конечно.

Горничные зашикали на коллегу, но Снежана заинтересовано спросила:

- На границе чего? Областей? Ну так мы вчера, вроде бы не много проехали? Не должны были попасть на границу области!

Ответом ей было молчание горничных, продолжавших утренние процедуры.

- Понятно! – резюмировала Снежана, - вы не хотите отвечать!

- Не можем, Королева! – в голосе Розочки сквозило отчаяние, - нам не велено!

- Угу, - Снежана не оставляла попыток продолжить расспросы, - а кем не велено?

Казалось, что горничные вздохнули с облегчением:

- Вашим папенькой, Королева, - весело ответила Раечка.

- Девушки! – воскликнула Снежана, - да вы, похоже, бредите! Мой, как вы изволили выразиться, папенька нынче утром преподаёт географию лоботрясам шестого класса тридцатой городской школы! И понятия не имеет где я и почему до сих пор не отзвонилась! Кстати, кто-то обещал еще вчера сбегать к дороге и доставить мою сумку с телефоном! Где она?!

- Немного позже вам принесут сумочку, - успокоила Римма.

- Кто принесёт? – уточнила Снежана, - Дормидонт или тот бородатый грубиян, что «тыкал» мне всю дорогу и бросил на пороге отеля?

Снежана не могла понять, что в её словах так развеселило горничных, которые снова начали хихикать.

- Сумочку принесёт управляющий, - сообщила Риточка, - Дормидонту такие поручения не дают, а ваш папенька, Королева, изволил отбыть!

Голова Снежаны пошла кругом. Ну ладно, она, желая подыграть этим смешливым девчонкам, добровольно приняла участие в непонятном фарсе. Но последняя фраза Риточки не оставляла сомнений в том, что в качестве «папеньки» ей пытаются навязать какого-то бородатого хипстера! При этом девушка прекрасно понимала, что по какой-то причине ответов и объяснений от горничных ей не дождаться. А потому, пусть заканчивают поскорее это бесконечное расчёсывание и дадут ей возможность заполучить свой телефон и позвонить своему папе!

Конечно, Снежана иногда читала и фантастику и фэнтези, но, будучи девушкой здравомыслящей, ни в каких попаданцев не верила! Но что тогда значит вот это все?! Какой-то розыгрыш? Реалити-шоу, созданное специально для неё?! Но кому и зачем это понадобилось? Все давно и прочно усвоили, что у Снежаны явная нехватка чувства юмора, и за такой розыгрыш она запросто вычеркнет шутника из круга своих знакомых!

Да и денег организовать подобное нужно немеряно! Таких деньжищ, выброшенных, что называется на ветер, ни у кого из друзей и родственников Снежаны не было! Впрочем, мало ли кому приспичило разыграть безобидного менеджера по связям с общественностью?

«Хорошо, - думала Снежана, - поиграем в твою игру, ненормальный, и посмотрим, кто кого извазюкает фейсом об тэйбл!»

- Мы закончили, Королева, - из задумчивости Снежану вырвал голос Раечки, - вы готовы!

- Так пригласите этого управляющего с моей сумкой! – Снежана чувствовала, что еще немного и ёе терпение лопнет.

- Что вы, что вы, Королева! – замахали руками горничные, - неприлично принимать мужчину в спальне в одном пеньюаре!

- Ну все! – рявкнула Снежана, - вы меня достали! Давайте, что там у вас положено напялить по роли, и ведите куда нужно!

- Ваши ручки, Королева, - позади Снежаны стояла Розочка и держала наготове шлафрок, отороченный мехом белого песца. Меньше всего эта одежда напоминала домашний халат, каковым и являлась, по сути. Нежный шелковистый креповый атлас сверкал и переливался, словно его осыпали бриллиантовой пылью. Мягкий мех ласкал пальцы рук, шею и щиколотки.

Снежана поняла, что до сих пор стоит босиком, не чувствуя холода. И через минуту, Риточка, стоя перед нею на коленях, обувала на ноги девушки изящные туфельки на тонком каблучке.

«Интересно, сколько им платят за эту роль? – думала Снежана, глядя на горничных, - лично я ни за какие деньги не согласилась бы вот так пресмыкаться перед незнакомой бабой!»

- Пожалуйте в гостиную, - Римма сделала приглашающий жест рукой, указывая на дверь комнаты, в которой Снежане вчера побывать не довелось.

Белая цветовая гамма мебели и предметов интерьера уже не так резала глаз, как при первом взгляде на спальню.

Огромный овальный стол, покрытый белой льняной скатертью с вышивкой серебряными нитями, стоял посередине комнаты в окружении стульев с высокими спинками. Колченогие диванчики с выгнутыми подлокотниками и подходящие им по стилю кресла, уютно расположились вдоль стен. Белый велюр обивки диванов и кресел разнился только цветом рисунка, напоминающего ледяную изморозь на окнах.

«Пятьдесят оттенков белого», - перефразировала Снежана название всем известного романа, усаживаясь на предложенный Риммой стул.

Горничные замерли по обе стороны двери.

Через десять минут сидения в полной тишине в дверь постучали.

- Да-да! – крикнула Снежана, - войдите!

Дверь едва не стукнула полбу Раечку, бросившуюся её открывать. Тот, кто пришел к Королеве, в помощи не нуждался.

- Брысь отсюда! – гость сверкнул на горничных единственным глазом, и девушек словно ветром сдуло.

Глава шестая

Снежана, так же как и накануне вечером, не могла оторвать взгляд от этого лощеного набриолиненного красавчика.

Но на правах владелицы номера, посчитала необходимым начать беседу первой:

- Я так понимаю, что вы и есть управляющий?

- Да, Королева, - улыбнулся гость.

- Вы принесли мою сумочку? – Снежана немедленно озаботилась так необходимым ей содержимым сумки.

- Конечно, Королева! – управляющий протянул Снежане сумку, переворошив которую девушка вынула свой новомодный смартфон.

Снежана долго и недоумевающе разглядывала абсолютно черный экран телефона, попыталась активировать его, но экран был по-прежнему черен, а смартфон не подавал признаков жизни.

- И что все это значит? – нахмурилась Снежана.

- То, что в отеле обычная для вас связь невозможна, - ослепительно улыбался управляющий.

- Всё чудесатее и чедесатее, - пробормотала девушка, цитируя любимого с детства писателя, - да вы присаживайтесь, - посмотрела на утреннего гостя, - у меня есть некоторые вопросы и просьбы. И надеюсь, что вы удовлетворите и те и другие.

Управляющий кивнул:

- Все, что вам будет угодно, Королева, - и, поддёрнув штанины узеньких брючек, уселся на краешек одного из кресел.

- Почему не рядом? Почему не за стол? – удивилась Снежана.

- Мало ли? – управляющий произнёс что-то непонятное и пожал плечами. Впрочем, улыбка, радостная и сверкающая не покинула его лицо.

- Моё имя вам известно, - начала Снежана и, после кивка управляющего продолжила, - а ваше мне хотелось бы узнать. Представьтесь, будьте так любезны!

- Олег Львович Одинцов! – управляющий подскочил с кресла и, вытянувшись в струнку, отвесил поклон.

- И кто же вы такой, Олег Львович? – задумчиво пробормотала Снежана, - ну, кроме того, что управляете отелем, чем еще знаменательна ваша личность?

Снежане показалось, что управляющий смутился. Впрочем, это было такое мимолётное впечатление, что через минуту девушка забыла о нем. Тем боле, что её интересовало совсем другое:

- Можете закруглять это представление! Я поняла. Я прониклась. Скажите тому, кто все это организовал, что мне все понравилось! И теперь я хочу домой!

Управляющий снова аккуратненько примостился на краешек кресла:

- Вы некоторое время поживёте в отеле, - произнеся эту фразу, Олег Львович словно вжался в спинку кресла. Так, словно ожидал от Снежаны внезапного удара.

- Я не желаю здесь больше оставаться! – Снежана не на шутку разозлилась и тут же услышала, как лопнуло, разлетелось на мелкие кусочки оконное стекло. В комнату тут же ворвался ледяной ветер и закружил по полу охапки льда и снега.

- Нельзя же так гневаться, Королева, - управляющий метнулся к двери и заорал что есть мочи, - Дормидонт! Немедленно в номер Королевы! Нужно восстановить остекление!

На пороге тотчас возник коридорный, провожавший вчера вечером Снежану. Дормидонт метнулся к окну, широко расставил руки, словно пытался остановить налетающие один за другим порывы ветра и что-то зашептал на незнакомом Снежане языке.

Девушка во все глаза смотрела, как в оконном проёме, от краёв к середине, словно вырастает новое стекло. Через несколько минут все было закончено:

- Готово, Лихушко! – радостно воскликнул Дормидонт, но, заметив как злобно сверкнул единственный глаз управляющего, тотчас поправился, - принимайте работу, Олег Львович!

- Иди уже, - отмахнулся управляющий, - вот уж поистине: язык мой – враг мой.

От всего увиденного, но так и не понятого у Снежаны закружилась голова:

- Я ничего не понимаю! – девушка жалобно смотрела на управляющего, - объясните мне, в конце концов, хоть что-то!

- С радостью, Королева! – улыбка снова сияла на лице Олега Львовича, - спрашивайте, и я постараюсь удовлетворить ваше любопытство!

Снежана почувствовала, как начинает злиться, поняв, что снова оказалась в самом начале беседы. Но тут же вспомнив, к чему привёл прошлый всплеск агрессии, постаралась взять себя в руки:

- Скажите мне, что это за отель? Где он находится? И почему я здесь?!

- Надеялся, что вы догадаетесь сами, Королева, - вздохнул управляющий, - но видимо придётся все разжевать и разложить по полочкам.

- Ну так раскладывайте! – воскликнула девушка, - иначе, я скоро совсем умом поеду!

Олег Львович приложил палец к губам, словно призывая девушку не кричать и не нервничать.

- Этот отель был создан для временного пребывания тех, кто путешествует. Либо захотел ненадолго отойти от дел и отдохнуть, - начал объяснять управляющий, - а находится он на границе миров.

- Каких еще миров? – пролепетала Снежана.

- Яви и Нави, - как само собой разумеющиеся произнёс управляющий, - как вы знаете, королева, Явь населена людьми, а Навь – теми, кому доступна магия во всех её проявлениях. Обитатели Прави стараются не пересекаться ни с первыми, ни со вторыми, и, как вы понимаете, пренебрегают услугами нашего отеля.

- Значит, есть еще и Правь, - пробормотала Снежана

- Конечно, Королева! Конечно! – управляющий обрадовался догадливости Снежаны так, словно девушка самостоятельно доказала теорему Ферма.

- Хорошо, - кивнула Снежана, сделав вид, что согласна со всей той ересью, которую произносил управляющий, - но объясните мне! Я-то тут при чём?! Почему я оказалась в этом отеле?!

- Отель в этом временном отрезке не может обойтись без Королевы! – разгорячился Олег Львович, - а ваш папенька не смог подобрать на эту роль никого другого! Смиритесь, Королева! И не исключено, что вам будет позволено вернуться в Явь!

- Что значит «подобрать»? – Снежана даже приоткрыла рот от удивления.

- А то и значит, что та, чьё тело и обязанности отныне принадлежат вам, сбежала, бросив все на произвол судьбы!

- Куда сбежала? – пробормотала Снежана.

- Мы сейчас с этим разбираемся, ваш папенька намедни отбыл в Явь и скоро решит все вопросы, - ответил управляющий, - надеюсь, что теперь вам все понятно?

Снежане не было понятно ничего! В голове наслаивалось одно слово на другое, как пласты в курнике. Вроде бы по отдельности можно осознать из чего состоит отдельный пласт, но тот, кто не знаком с приготовлением блюда, не сможет с точностью определить его ингредиенты.

Девушка, не собираясь прекращать опрос, попробовала зайти с другой стороны:

- Скажите, а имя у папеньки есть? И кто моя маменька?

- Имя того, кто зовётся в нашем отеле вашим папенькой – Велес, - управляющий в упор смотрел на Снежану, - его сила настолько велика, что он может одновременно присутствовать во всех трёх мирах. И в Нави, и в Яви, и в Прави. Но он не является вашим, Королева, отцом в том понимании, которой вкладывают в это слово люди. И вы должны об этом знать заранее, чтобы не совершить ошибку!

- Продолжайте, - Снежана сжала пальцами виски, понимая, что задавая вопросы, вносит еще большую путаницу, - и все же уточните, кто моя маменька в этом отеле? Кому предназначена столь почетная роль?

Управляющий прикрыл глаза. Снежане даже показалось, что он начал слегка раскачиваться, приступив к рассказу:

- Однажды Мара, жена Велеса, возвратилась в супружеский чертог в младенцем во чреве. Никто и никогда не узнал, кем же был отец ребёнка, которого Мара вознамерилась убить сразу после рождения. Но Велес не только простил неверную жену, но и сохранил жизнь младенцу, девочке, которую велел отныне всем называть Королевой. Понимая, что Мара ненавидит дочь, и не оставит попыток убить её, Велес время от времени прятал девочку в Яви, надеясь, что когда малышка вырастет, то сможет противостоять злобной матери, для которой смерть – единственное развлечение. Но случилось непредвиденное! Дочь Мары покинула отель, не сказав никому куда направляется и чем это вызвано!

- Вот теперь мне все становится ясно! – воскликнула Снежана, - ваш этот там, как вы сказали, Велес перепрятал какую-то девчонку в моём мире, а меня втиснул в её тело? Однако забавно получается! Если непутёвая мамаша найдёт меня в этом отеле и убьёт – невелика потеря! В прекрасное тельце тотчас вернётся его законная владелица! А на меня, Снежану Королёву, всем, по большому счету, наплевать! Верно я поняла?!

- Не совсем так, - промямлил управляющий, чья улыбка становилась все боле натянутой, - и Велес тут нипричём! Как я уже вам сказал, дочь Мары сбежала без его ведома!

- Ну а как же? – горько рассмеялась Снежана, - растолкуйте мне все в подробностях, а то моя тупость и непонятливость начинает утомлять, похоже, не только меня, но и вас!

- Та, в чьё тело, как вы, Королева, выразились, вас «втиснули», не смогла покинуть его полностью, со всеми магическими способностями, дарованными ей матерью. В Яви нет места для магии, а потому вы на сегодняшний момент являетесь полноправной королевой снегов, метелей и буранов. Наравне с вашей матерью! Только Мара пробуждает всегда и во всем самое злое и страшное, а вы словно сглаживаете, компенсируете её агрессию и стремление убивать. Когда русалки расчёсывают ваши дивные волосы, утихает самая страшная метель. Снег мягко ложится на землю и согревает всё и всех, кто спрятался в его толще. Главное, чтобы вы всегда помнили о том, что злиться вам противопоказано! Иначе, в вас просыпается материнская страсть к разрушению, - Олег Львович выглядел совершено изможденным, когда закончил рассказ.

- Я хочу спать, - пробормотала Снежана, - можно мне прилечь? И кто такие вот эти русалки?

- Русалки? – озадачился управляющий, - ну так ваши горничные, кто же еще? Сейчас я их позову, и девушки помогут вам перебраться в спальню. Расчешут волосы, а то вон снова позёмка кружит, и сделают макияж.

- Не надо никакого макияжа, - воспротивилась Снежана.

- Надо, Королева, вы должны быть прекрасны и днём и ночью! – Олег Львович, не вставая с кресла, громко крикнул в пустоту гостиной:

- Эй! Вас долго ждать?!

Дверь номера тотчас распахнулась и в комнату гуськом, одна за другой, вошли всё те же горничные, бросившиеся к Снежане, едва её увидели:

- Нельзя же так себя изнурять, Королева, - лопотала Розочка.

- Да на вас лица нет! Вон и морщинка в углу рта появилась, - сочувствовала Раечка.

- Нужно выпить успокаивающий настой перед сном, - увещевала Риточка.

- И долго-долго расчёсывать волосы, - поддержала подруг Римма.

Снежане было абсолютно безразлично, что и как собираются делать с нею горничные. На неё навалилось столько необъяснимых и непонятных сведений, что вспомнив фразу: «Я подумаю об этом завтра», девушка поднялась и, кивнув на прощанье управляющему, направилась в спальню.

Уже подойдя к своей опочивальне и взявшись за дверную ручку, Снежана взглянула в окно.

Девушка так и не поняла, когда же успела наступить ночь? Как бы короток не был зимний день, но разговор с Олегом Львовичем занял от силы пару часов.

Глава седьмая

- Ваш утренние напиток, Королева, - голос Розочки выдернул Снежану из пелены сна.

Ночью девушка часто просыпалась, ворочалась в постели, думая о том, что вся эта фантасмагория, закрутившаяся вокруг неё, не иначе, как и есть дурной сон. Утром Снежана обязательно проснётся в своей постели и постарается побыстрее забыть всё, что породил её неугомонный мозг.

Но настало утро.

В спальню вместо вчерашнего солнышка смотрел мрачный холодный зимний день, а у постели снова хлопотали горничные-русалки.

«Надо же, - усмехнулась Снежана, - русалки. Кто бы мог подумать», - девушка не видела, что улыбка получилась печальной и вымученной.

- Ну что вы, ну что вы, Королева, - лепетала Розочка, - не нужно так горевать!

- Всё образуется, - поддакивала Раечка.

- И все образумятся, - поддерживала подруг Риточка.

- А вам нужно приступать к выполнению своего долга, - Римма держала в руке все тот же серебряный гребень,- вон как волосы растрепались! А в Яви всю ночь бушевала вьюга, намело такие заносы, что диву даёшься.

- Давайте ваш напиток, - Снежана протянула руку, в которую Розочка тут же вложила полный бокал.

- Почему напиток кажется мне горячим, хотя бокал набит колотым льдом? – спросила девушка, не обращаясь ни к кому конкретно, - это из-за моего нынешнего статуса?

- Конечно! – улыбнулась догадливости Снежаны Риточка.

- Ведь вы королева льдов, снегов и метелей! – добавила Раечка.

Римма в это время терпеливо разбирала спутанные длинные пряди и аккуратно расчёсывала их серебряным гребнем.

- Вы готовы прожить сегодняшний день! – весело возвестила Розочка!

«Вот как, - подумала Снежана, - только сегодняшний? А что будет завтра?!» - но задать вопрос так и не успела, потому что её перебила Раечка:

- Чем бы вам хотелось заняться, Королева?

- Может, желаете осмотреть отель? – полюбопытствовала Риточка.

- Олег Львович велел выполнить любое ваше желание! – поддакнула Розочка.

- Так уж и любое? – усмехнулась Снежана.

- В пределах разумного! – внесла корректировку в раздаваемые подругами обещания Римма.

Снежана рассмеялась. Это было так забавно - наблюдать, как разговаривают горничные. Они словно подхватывали фразу сказанную подругой и продолжали, а затем и завершали её.

- Осмотр отеля отложим, - сообщила Снежана горничным, - если у вас нет никакой работы в других номерах, я бы хотела немного поговорить с вами.

- Что вы, что вы, Королева, - девушки заговорили, перебивая друг друга, - мы ваши личные горничные! До того, что делается в других номерах, нам и дела нет! У каждого постояльца свои горничные! Ведь нас так много! – на последней фразе лица горничных враз стали грустными.

- Давайте переберёмся в гостиную, - предложила Снежана, вставая с пуфика у туалетного столика, - мне тепло, а потому останусь в пеньюаре, шлафрок сегодня не нужен, потому как мужчин я принимать не намерена!

Снежана села на стул, который облюбовала по непонятной ей причине еще вчера. Положила руки на стол, накрытый все той же девственно белой скатертью с морозным серебром узора по кайме. Горничные, скрестив руки внизу живота, слегка склонив головы, замерли чуть в сторонке.

- Кому стоим? - усмехнулась Снежана, - проходите, присаживайтесь!

- Мы не смеем, Королева, - пролепетала Раечка.

- Блииин! – взвыла Снежана, - да сколько мне еще терпеть вот эту вашу куртуазность?! Вы мои горничные? Мои служанки?! – девушки мелко-мелко закивали в ответ, - так будьте любезны выполнять мои повеления, не вынуждая вас уговаривать? Всё поняли?! – очередная порция кивков последовала за предыдущей, - Садитесь! – Снежана ткнула пальцем на противоположный конец овального стола.

Снежана смотрела в глаза сидящих напротив неё девушек: раскосые и вытянутые к вискам – у Розочки, круглые, как у совенка – у Раечки, с печально опущенными уголками – у Риточки, глубоко запавшие и окруженные тенью – у Риммы.

Что она хотела прочесть во взглядах девушек? Снежана и сама толком не знала. Тем боле, что глаза горничных были пустыми, словно из них в один момент изъяли жизнь.

- Значит, вы – русалки, - произнесла Снежана, чтобы хоть как-то разорвать гнетущую тишину, повисшую в гостиной.

Горничные в тот же миг оживились, заулыбались, закивали головами:

- Да, Королева, все именно так!

- Но погодите, - наморщила лоб Снежана, - разве русалки не должны жить в реке? В моём мире думают именно так!

- Обитатели Яви так глупы и предвзяты, - снисходительно улыбнулась Розочка.

- Русалками населены леса и поля, реки и озёра, болота и пустыни, - продолжила объяснять Раечка.

- Вот я, например, лесная, - вступила в беседу Риточка, - Розочка – луговая, Раечка – озёрная, а Римма – степная!

- Что-то не видела я русалок ни в лесах, ни в полях, ни в озёрах нашего мира, - пожала плечами Снежана.

- Мы живём в Нави, - глаза Риточки подёрнулись мечтательной плёнкой.

- В Явь нам нельзя! – загрустила Раечка.

- За то, что мы сбегаем в Явь, нас наказывают служением в отеле, - объяснила Римма.

- Зачем же вы сбегаете? – не понимала Снежана.

- Как зачем? – девушки захихикали, удивляясь недогадливости королевы, - мы хотим встретить мужчину. Влюбить его в себя и забрать в Навь, где он станет вечно танцевать с той, которую полюбит, под мягким светом полной луны.

- Но с недавних пор, - Римма решила принять участие в беседе и внести в неё хоть какую-то ясность, - Велес и Сварог заключили договор, запрещающий нам, русалкам, перебираться в Явь и сманивать мужчин. Но девичье сердце всегда ищет любви, а мужчины так редко покидают Явь по доброй воле.

- Водяные и Кикиморы, Духи лесов и полей, выслеживают нас и отдают в руки Велеса. А он, для исправления, отсылает несчастных русалок сюда, в вот этот отель, находящийся на границе миров. Здесь мы служим постояльцам, пока не исправимся. Пока не поймём, что воровать и сманивать мужчин недопустимо, - пожаловалась Риточка.

- Значит, служение мне для вас своеобразное наказание? – решила уточнить Снежана.

- Нет-нет! Что вы, Королева! – заговорили девушки все вместе, - служение вам – это награда! Это отдых и удовольствие!

- Наказание – это служить Маре или Ягине! Вот уж кто умет поиздеваться всласть! – Розочка даже передёрнула плечами, словно испугавшись подобной перспективы.

- И все те, кого вы только что перечислили, живут в Нави? – уточнила Снежана.

- Не все, - ответила Римма, - Сварог живёт в Прави. Он, как и Велес, может находиться во всех трёх мирах, но не желает покидать Правь.

- А кто такой, этот Сварог? – в глазах Снежаны сверкнуло любопытство, - и что связывает его с моим, так называемым, папенькой, с Велесом?

- Когда-то в незапамятные времена Сварог и Велес были закадычными друзьями, - начала рассказывать Раечка, - но потом что-то случилось. Что-то не смогли поделить два Бога, равных по силе. Они разошлись по разным мирам, сохранив за собой возможность посещать тот, который избрал для себя бывший друг. Пообещав, в случае непредвиденных обстоятельств оказывать друг другу помощь и поддержку. Принимать совместные решения, коль скоро в том будет нужда.

- Так и случилось, когда русалки стали забирать из Яви слишком много мужчин и уводить их в Навь. Боги решили, что человек сам вправе выбирать, как долго ему оставаться в Яви и куда перебраться в посмертии. И наложили на нас искупление, если ослушаемся, - закончила рассказ Риточка.

- А мне отчего-то кажется, что не Богам был угоден этот геноцид русалок! – воскликнула Римма, - а их завистливым женам! Мы, русалки, всегда свободны! Мы можем выбирать того, с кем разделим постель этой ночью! А Мара и Леда должны хранить верность мужьям!

- Ну да, - хихикнула Раечка, - особенно тщательно хранила верность Мара, прижившая младенца неизвестно с кем!

Русалки тотчас зашикали на не вмеру разболтавшуюся подругу, взглядами указывая на Снежану.

- Значит, Леда жена Сварога? – Снежана решила не смущать девушек и перевести разговор на другую тему.

- Да-да! – закивали горничные, - Леда прекрасна! Впрочем, как и Мара! Но в отличие от вашей, Королева, матери, Леда никогда не стареет!

- А Мара стареет? – удивилась Снежана.

- Каждый год! – подтвердили русалки, - каждый год к концу зимы Мара превращается в безобразную древнюю старуху! В это время лучше с нею не встречаться! Горе всякому, кто окажется на её пути! Но в последние дни месяца лютого Мара куда-то исчезает. И возвращается вновь помолодевшей и прекрасной!

- Не иначе как в Швейцарию мотается, - пробормотала Снежана, - или в Израиль. Там сейчас самая лучшая пластическая хирургия. Но делать подтяжку каждый год?

Русалки не понимали, о чем бубнит себе под нос Снежана:

- Вы что-то сказали, Королева?

- Нет, - отмахнулась Снежана, - это так. Мысли вслух, - объяснять девушкам, что такое пластика и подтяжка у неё не было ни малейшего желания. Да и поймут ли её русалки?

- Мара исчезает в конце месяца лютого, - констатировала Снежана, - а когда возвращается омолодившейся и прекрасной?

- В середине берЁзня, - охотно ответила Розочка.

- Как только на берёзах начинают лопаться почки, ваша матушка снова рада почтить нас своим светлым ликом! – поддержала подругу Раечка.

- В эти дни она добра и приветлива, - кивнула Риточка.

- Но это ненадолго, - урезонила русалок Римма, - потому как её характер портится с каждым следующим днём.

- Мда, - пробормотала Снежана, - облик матушки той, в чьем теле я сейчас нахожусь, весьма загадочен и проблематичен. Кстати, - девушка словно вспомнила о том, что не давало ей покоя все это время, - ведь вы, русалки, должны понимать, что я не совсем королева? Что в оболочке той, кого вы привыкли называть королевой, заключена совсем другая девушка?

- Мы знаем, Королева, - закивали с прежней охотностью русалки, - но это не имеет никакого значения!

- По крайней мере, для нас, - добавила рассудительная Римма.

- Девушки, - задумчиво проговорила Снежана, - а где обретается ваша Королева, когда приходит весна? Кода наступает месяц берЁзень? Ведь, насколько я поняла, мне нет места в царстве тепла и весны?

- Королева отправляется в свой чертог на самом севере Нави! – объяснила Раечка, - там всегда веют прохладные ветры. Всегда падают с неба ажурные снежинки, потрескивают голубые льдинки и айсберги проплывают мимо обители той, что повелевает ими. Ничто и никто не может нарушить покой Королевы.

- А потом… - уточнила Снежана.

- А потом, когда опадают листья, когда природа готовится укрыться мягким одеялом снега и отойти ко сну, в месяце листопаде, Королева снова появляется на границе Яви и Нави. Чтобы в месяце грудне прикрыть мягким и тёплым покрывалом грудь земли, и не дать ей вымерзнуть и погибнуть до следующей весны, - Риточка задумчиво прикрыв глаза пышными ресницами, закончила объяснение.

- Не очень-то и весёлая жизнь у вашей королевы, - пробормотала Снежана, - я не удивляюсь её желанию сбежать туда, где есть хоть какое-то разнообразие.

- Да, вы в чем-то правы, Королева, - пролепетала Розочка, - но никто не вправе пренебрегать своим обязанностями.

- То-то я смотрю, что вы совсем не перебегаете, - усмехнулась Снежана.

- Но ведь мы не Богини, - смутилась Раечка.

- А разве ваша королева Богиня? – удивилась Снежана.

- Нет, - засомневалась Риточка,- но она дочь Богини! И еще неизвестно, кто был её отец!

- В общем, я поняла, - усмехнулась Снежана, - этот трах с неизвестным кем-то внес сумятицу в мир Нави. И, думаю, не только в него!

Русалки молчали, не желая развивать столь пикантную и щепетливую тему.

Снежана снова посмотрела в окно и удивилась, увидев, что день если и не закончился, то уже близится к завершению.

- Как странно, - прошептала девушка, - я уже двое суток в этом отеле, а мне совершенно не хочется есть.

- Ваша пища – лёд в бокале с напитком, Королева, - внесла ясность Розочка.

- Лёд так лёд, - согласилась Снежана, - теперь мне понятно, отчего у королевы такая изящная фигура, На лёдике особо не разжиреешь.

Русалки молчали, словно ожидая очередных вопросов. Но Снежана не имела понятия, о чем спрашивать дальше! Точнее, вопросов была тьма! Но все он были сумбурными, не сформированными, и не предполагали ясных и четких ответов. А потому, решив отложить дальнейшую беседу на потом, Снежана, глядя в окно, за которым сгущались сумерки, полюбопытствовала, как ей показалось, на нейтральную тему:

- А кода я смогу увидеть Мару? Мать Королевы?

Русалки вздрогнули, словно их обдало порывом ледяного ветра, вскочили со своих мест, метнулись к стене, вытянулись в струнку:

- Думаю, что прямо сейчас, - прошептала, запинаясь, Римма.

Глава восьмая

- Убирайтесь, паршивки! – в номер Снежаны, не утруждая себя стуком и ожиданием разрешения войти, вихрем влетела растрёпанная женщина средних лет.

Горничные-русалки, что-то испуганно пискнув, спрятались за спиной вскочившей с места Снежаны.

- Кто вы? – спросила девушка, - и почему позволяете себе отдавать приказы моим служанкам?!

- Да неужто не догадалась, самозванка?! – расхохоталась женщина, - или ждала еще кого-то? Кто придёт и защитит тебя от моего гнева?!

- Ага, - усмехнулась Снежана, - думаю, что ты и есть грозная Мара?

- Как смеешь мне тыкать, ничтожество? – взвыла женщина.

- Отвечаю взаимностью! – не уступила в наглости гостье Снежана.

- Я – Мара! – взвыла недовольная гостья, - Богиня смерти, зимы и ночи! А ты кто такая, что позволяешь себе разговаривать со мною в непозволительном тоне?!

- Я так и подумала, - усмехнулась Снежана, - так вот ты какая, маменька!

- Я не мать тебе! – гостья и не собиралась успокаиваться и говорить на приемлемой громкости, - ты ничтожное порождение Яви, а не моя дочь!

Горничные-русалки с испугом смотрели в окно, за которым выл и кружил позёмку буран, трещали и обламывались стволы и ветви деревьев. Римма легонько коснулась локтя Снежаны:

- Успокойтесь, Королева. Не дайте Маре уничтожить все вокруг! Не дайте ей погубить природу! Не идите у неё на поводу!

Снежана, проследив за взглядом Риммы, увидела, что еще немного и от ураганного ветра начнут вылетать окна отеля. Девушка, постаравшись взять себя в руки, глубоко вдохнула носом, задержала дыхание на десять секунд, и медленно выдохнула через рот, сопроводив всю процедуру медленным «оммм», как учили на занятиях йогой.

Ветер перестал яростно бросать горсти льда в окна. Деревья уже не раскачивались и не изгибались до земли. Казалось, что непредвиденное светопреставление пошло на убыль.

- Быстро же ты освоилась, самозванка! – Мара перевела брызжущий злобой взгляд на горничных, - вы научили? Отвечайте!

- Нет, госпожа, - русалки замотали головами, отрицая всякую причастность к умениям Снежаны.

- Оставь девушек в покое, - устало вздохнула Снежана, - кем бы ты меня не считала, но ни самозванкой, ни ничтожеством я уж точно не являюсь!

Девушка обернулась к горничным:

- На сегодня можете быть свободны! А мы с Марой поговорим наедине, - Снежана усмехнулась, - по-родственному, так сказать, - вновь взглянула на Мару, - верно я говорю, маменька?

Не дожидаясь пока между Марой и Снежаной вновь вспыхнет борьба взглядов и война слов, русалки опрометью бросились вон из номера.

- Может, предложишь мне наконец-то присесть?! – Снежана, занявшая своё место за столом, только сейчас увидела, что Мара продолжает стоять, буравя её ненавидящим взглядом.

- Тебе нужно моё приглашение и разрешение? – удивилась Снежана.

- На то, чтобы войти в твой номер – нет! – девушка видела с каким трудом даётся Богине каждое слово объяснения, - но моё присутствие без твоего разрешения отграничено во времени! Так что приглашай! Или я уйду! И ты так и будешь занимать чужое место! И мучиться, разбирая жалкие обрывки сведений!

- Мне нужно произнести какие-то ритуальные слова? – переспросила Снежана.

- Просто пригласи присесть к столу! – рявкнула Мара, и тут же получила приглашение:

- Проходи, маменька, присаживайся! прикажешь подать тебе бокал согревающего напитка?

- Сама пей своё пойло, дура! – Мара плюхнулась на стул, все так же пылая гневом.

- Мда, - пробормотала Снежана, усаживаясь напротив, - культура из тебя, маменька, так и прёт! Неудивительно, что та, кто является на самом деле твоей дочерью, сбежала, бросив это великолепное тело!

- Куда ты подевала мою дочь?! – Мара и не собиралась менять стиль общения, - в какое тело ты её засунула?! Отвечай!

- Думается мне, что наш разговор закончится, так и не начавшись! – скрестила руки на груди Снежана, - или ты, маменька, начинаешь общаться со мною если и не с уважением, то хотя бы на приемлемом человеческом уровне, то я – как пригласила, так и попрошу выйти вон!

- Я не человек! – констатировала факт Мара.

- Оно и видно, - усмехнулась Снежана в лицо разгневанной Богине, - но будь добра – не ори и выбирай выражения!

Мара сжала тонкие губы. Но деваться ей было некуда. Богиня прекрасно понимала, что в этом номере она гостья, а не хозяйка, и что взять «на арапа» самозванку её не удалось и вряд ли удастся.

- Где моя дочь?! – просипела Мара, - кто ты? И как тут оказалась?

- Понятия не имею, - пожала плечами Снежана, удовлетворившись тем, что первый тур в борьбе с Марой остался за нею.

- Но ведь хоть что-то ты должна знать?! – Мара была искренне удивлена ответом девушки, - как ты тут оказалась? Хоть это ты помнишь?

Снежана подумала, прежде чем отвечать. Впрочем, о её прибытии Мара могла узнать, расспросив управляющего. Какие там у них отношения? Об этом девушке было неведомо.

- Меня забрал из заглохшего на дороге автомобиля какой-то хипстер. Правда, потом оказалось, что он не хипстер вовсе, а твой, Мара, муженёк. Вот он и доставил бедную девушку, сиречь – меня, в этот непонятный отель. Бросил на пороге и куда-то умчал! А я уже третьи сутки пытаюсь выяснить, что это за место и что я здесь делаю!

- Велес! – прошептала Мара, - я чуяла, что без него здесь не обошлось! – Богиня вновь посмотрела на Снежану. Её губы искривила непонятная усмешка:

- Ну и как? Удалось тебе что-то выяснить?

- Кое-что, - кивнула Снежана, - вот узнала, например, кто такие мои горничные и почему русалок отправляют на перевоспитание в этот отель.

- И это все?! – Мара расхохоталась, - а твои горничные не рассказали о том, что тело, в котором ты обреталась до того, как попала сюда, давно превратилось в ледышку?!

Глаза Снежаны округлились от удивления:

- Ты хочешь сказать, что я замёрзла на пустынной дороге?!

- Именно это я и хочу сказать! – продолжала веселиться Мара, - именно замёрзла! Оледенела! Превратилась в сосульку! – казалось, что Богине доставляет ни с чем несравнимое удовольствие наблюдать за растерянностью и страхом Снежаны.

Но смех Мары оборвался на самой неожиданной ноте:

- Если только, - пробормотала Богиня и замолкла.

- Если только что?! – закричала Снежана.

- Да так, - пожала плечами Мара, - ничего особенного. Влезла в голову какая-то глупость. Ты не обращай внимания.

Мара резко подскочила со стула:

- Ну все, поболтали – и ладно! Мне уже пора!

- Погоди! – Снежана была готова схватить Богиню за руку и усадить обратно, - что за «глупость» влезла тебе в голову?! Отвечай немедленно! Я приказываю!

- Ты так и не поняла, глупая девчонка, - уже в открытую насмехалась Мара, - в этом отеле никто никому не может приказывать! Никто ничего не может требовать!

- Но ведь ты, - Снежана запнулась на полуслове.

- А что я? – пожала плечами Мара, - хотела немного припугнуть тебя. Покричала слегка. А в номере ты позволила мне остаться по доброй воле! И сама обо все рассказала! Я только попросила – и ты согласилась!

- Но ведь могла и отказать! – Снежана все еще не оставляла попытки хоть как-то повлиять на Богиню.

- Могла! – хохотнула Мара, - но ведь не отказала! А теперь мне пора, - и добавила, заметив огонёк надежды, блеснувший в глазах Снежаны, - на то чтобы покинуть номер мне твоего разрешения не требуется.

Снежана снова ничего не понимала. Она готова была расплакаться от собственного бессилия, когда услышала слова Мары от входной двери:

- Горничных тебе прислать?

Снежане показалось, что голос Богини сочился ехидством:

- Обойдусь, - пробормотала девушка.

- Как хочешь, - за Марой захлопнулась дверь.

Снежана, все еще глядя на захлопнувшуюся за Марой дверь, пожала плечами. Странная эта Богиня! Иначе и не скажешь! Ворвалась со скандалом, переполошила горничных, постаралась напугать её, а потом, поняв, что ничего не выйдет, сменила тон.

И она, Снежана, поддавшись на эту уловку, рассказала Маре обо всем, что той хотелось узнать, а взамен получила только кучу очередных вопросов.

Снежана медленно побрела в спальню. Остановилась у зеркала и начала снова рассматривать ту, что в нем отразилась. Сказать «рассматривать себя» - у Снежаны язык не поворачивался.

- Где ты сейчас, Королева? – бормотала Снежана, - почему сбежала и из этого великолепного тела и из этого непонятного отеля? И что прикажешь делать мне, Снежане Королёвой, чтобы вернуться… - девушка задумалась:

«Вернуться – куда?! Ведь Мара ясно сказала, что она давно превратилась в сосульку на заснеженной дороге. Значит – умерла?! А если так, то возвращаться ей некуда! И что случится, если вот эта королева, нагулявшись по Яви, вернётся обратно и потребует вернуть её тело?! Куда отправится сама Снежана?! Она не хотела всего вот этого! Она просто ехала в свой дом!» - слёзы обиды и непонимания закапали из глаз девушки.

Но обида – обидой, а нужно выполнять обязанности, возложенные на королеву. Что там говорила Римма? Почему-то Снежана увидела именно в этой русалке самую рассудительную. И как она могла поддаться соблазну и отправиться в Явь за мужчиной? Впрочем – чужая душа потёмки. Может быть, ей, Снежане, однажды и доведётся услышать историю Римм и понять, отчего так грустны её глаза? Но сейчас нужно взять себя в руки, успокоиться, и попробовать расчесать вот эти волосы.

Снежана двумя руками подхватила тяжелые пряди, приподняла их к вискам и отпустила, позволив волосам излиться на спину свободным потоком.

Девушка перебирала прядь за прядью, ощущая пальцами шелковистость волос, любуясь тем, как волосы водопадом стекают по спине. Подбирая пряди вновь и вновь. Согревая их теплом своих рук.

Нет, не станет она звать Римму с её гребнем! Ляжет спать так, как есть! Ну а завтра – будет видно…

Снежана, забравшись в постель, натянула до подбородка одеяло. Она улыбалась и верила, что справится со всеми трудностями! Решит все проблемы! От которых сбежала вот та девчонка, что раньше была королевой!

В эту ночь в Яви случилась небывалая оттепель. Таяли, словно подогретые невидимым огнём, сугробы на обочинах дорог. Падали с крыш домов огромные сосульки. Деревья, сбросив шапки снега с ветвей, были готовы пробудиться к новой жизни тотчас. Сотрудники гидрометцентра только разводили руками, потому что еще вчера ничто не предвещало случившейся аномалии…

Глава девятая

Кирилл проснулся рано. Привычка вставать с рассветом выработалась у него еще в юности. Но подобные ранние подъёмы были хороши и оправданы летом, когда в четыре уже светает, но зимой в это время за окнами тёмная ночь, да и дел на сегодня было запланировано мало. Если честно – то дел не было никаких. Ведь выходные Кирилл намеревался провести с друзьями и подругой на даче. При воспоминании о подруге, которую уже можно назвать бывшей, Кирилл поморщился. А впрочем, нужно созвониться чуть позже. Может, девушка «перебесилась» и готова и дальше продолжать отношения.

С этой разбитной, не обременяющей свою рыжую голову заботами, девицей он познакомился совсем недавно. Девчонка была «самое то», что нужно Кириллу в его нынешнем состоянии. С удовольствием таскалась с ним по ресторанам и барам, когда у него на это было время и желание. С неменьшим удовольствием каждую ночь прыгала в его постель. Не заводила ненужных разговоров о совместном будущем и не жаловалась на тяжелое материальное положение.

Не то, чтобы Кирилл был стеснён в средствах, но с недавних пор, начав раскручивать новый бизнес, все свободные, а иногда и вовсе не свободные деньги он вкладывал в развитие сети аптек, владельцем которых стал на пару с двумя друзьями.

«За фармакологией будущее!» - утверждал один друг, изучивший к этому времени еще не оккупированный полностью рынок продаж медикаментов.

«Таблетка не конфетка! - с довольным смешком подтверждал второй, - от неё, в случае чё-как, не откажешься!»

«Нужно действовать и занимать нишу, пока еще есть возможность!» - продолжал настаивать первый.

Кирилл, обдумав обещавшие неплохую отдачу вложения, продав два магазинчика бытовых товаров и оставив себе еще один «для поддержки штанов», как он сам сказал, с головой нырнул в новое для него дело.

О фармакологии Кирилл если и имел некоторое представление, то весьма условное. Будучи молодым, здоровым, спортивным мужчиной думать о том, какое значение в чьей-то жизни может сыграть наличие или отсутствие в аптечной сети определённого лекарства, не было необходимости.

Но финансовых вливаний новый бизнес требовал немалых, а потому не бедная и не ноющая о трудностях девица под боком – было самое то.

Кирилл пожал плечами, вспомнив, как повела себя девушка вчера. И казалось бы, чего разъерепенилась? Подумаешь, сорвалась поездка на дачу! Сколько еще их будет, этих поездок?!

Ну провела несколько часов в полицейском участке! Так не в камере же?! Просто недоумковатому бумагомарателю инспектору приспичило «раскрыть преступление по горячим следам»!

Хотя, какое там, к чёрту, преступление?! Заглохла машинка на дороге. Трасу перекрыли в связи с очередной аварией, пустив поток машин по параллельной дороге, и незадачливая водительница сидела в своём авто, ожидая подмоги, пока не выжгла весь бензин. После чего тихо уснула и начала замерзать.

Кирилл усмехнулся, подумав: «Правильно говорят, что баба за рулём – одни проблемы! Окажись в такой ситуации мужик, уж он-то точно нашел бы какой-то выход! А не сидел бы, как овца, ожидая смертушки! Это еще хорошо, что я решил выехать пораньше, невзирая на недовольство подруги подъёмом ни свет – ни заря. Через час-полтора девчонка в машине точно бы замёрзла! А так – еще есть шанс, что оклемается».

Вспомнив о вчерашней девушке, Кирилл поднапряг память: «Как там её зовут? Имя такое, вроде и говорящее, на слуху, а сразу не вспомнишь, - Кирилл посмотрел в окно, за которым кружили редкие снежинки, - О! Снежана! Точно! Снежана Королёва!» - отчество девушки мужчина вспомнить не смог, как ни старался.

А впрочем, нафиг ему отчество?!

Кирилл, заварив первую в это утро чашку кофе, открыл крышку ноутбука.

Фейсбук. ВКонтакте. Одноклассники. Везде у Снежаны Королёвой был аккаунт. Ава с явно отфотошопленым личиком, статус – «в поиске», без указания места работы и наличия родителей. В альбомчиках фоточки с подружками. Всегда с разными. Значит, задушевной, такой, чтобы с горшка до сегодняшнего дня, подруги нет.

Ага! Вот то, что нужно! Радостно улыбающаяся девушка под ручку с каким-то парнем у автомобильчика, который вчера утром Кирилл нашел на дороге! Парочка стоит на фоне какого-то здания. На пороге – весело машут руками люди. Не иначе – коллеги. Вышли полюбоваться на покупку, а потом обосрать её под кофеек и сигаретку.

Кирилл сам не понимал, с какого перепугу он начал разыскивать сведения об этой девушке? Ему что, заняться нечем?! Лучше бы позвонил подружке и помирился!

Мужчина взглянул на часы-ходики с кукушкой, висевшие на стене кухни. Убедившись в том, что еще только шесть утра и для звонка время очень раннее, снова уставился в монитор.

Впрочем, каждая новая соцсеть в точности копировала информацию предыдущей. Ничего нового о Снежане Королёвой Кириллу узнать не удалось.

Кукушка из часов радостно сообщила о половине седьмого, заставив мужчину вздрогнуть от единственного «ку-ку».

Кирилл продал и раздал всю мебель, все родительские вещи, после того, как похоронил маму и папу, умерших в один год с интервалом в девять месяцев.

Мама погибла в вот такую же снежную зиму под колёсами грузовика. Водитель, бывший подшофе ввиду холодной погоды и отсутствия отопления в кабине, не справился с управлением.

Мама умерла сразу. Тяжелые колёса грузовика, переехавшего тело женщины, настолько её изуродовали, что папе предложили хоронить жену в закрытом гробу.

С этого дня, похоронив любимую женщину, папа целенаправленно занялся тем, что создавал условия для своего перехода в лучший мир вслед за нею.

Кирилл, который тогда еще был студентом медицинского института, всерьёз опасался, что отец наложит на себя руки. Но этого не произошло. Что воспрепятствовал отцу покончить с жизнью – Кирилл не знал тогда, не понял и после. Единственное что он знал и понимал – отец не хочет жить. И присутствие в этом мире взрослого сына его не удержит.

Приходя из института и не застав отца дома, юноша уже знал, где его искать. Папа мог сидеть в вонючей рыгаловке в окружении люпменов, которые за дармовую бутылку водки делали вид, что слушают рассказы «этого чокнутого» о том, какой прекрасной женщиной была его жена. Как он по ней тоскует.

Если в бадежке папы не было, значит, нужно поискать по окрестным подворотням. Он мог не добраться до дома и упасть на обочине тротуара.

Если переулки пусты – нужно идти в парк, где папа и мама еще в юности обзавелись собственной «любимой» скамейкой. Там, на скамейке, свернувшись калачиком, спал пьяный улыбающийся папа. Наверное, ему снилась жена.

В самом крайнем случае, не отыскав отца ни в одном из вышеперечисленных мест, Кирилл ехал на кладбище.

Папа бывал там редко. Наверное, ему было стыдно «показаться на глаза жене» в пьяном виде. Но нашли его, уже остывшего, именно на кладбище в один из мрачных дождливых осенних дней.

Кирилл не хотел судьбы отца! Он не желал никакого напоминания о беде, почти целый год жившей в его доме. А потому, раздав все вещи родителей, продал квартиру вместе с мебелью, и купил себе студию в новострое.

Из родительского дома Кирилл забрал только альбом с фотографиями и вот эти часы, которые были так же неуместны в отведенном под кухню уголке студии, сверкавшей эмалью и хромом, как заплата на наряде от кутюр.

У Кирилла был выбор – окончить институт и начать работать по профессии, или вложить оставшиеся от продажи родительской квартиры деньги в какой-то бизнес. Но сам не понимая почему, к этому времени юноша утратил всякий интерес к медицине. Он даже не стал оформлять предложенный в деканате академ отпуск, дающий право на восстановление через год! Забрал документы и навсегда покинул альма-матер, провожаемый недоумевающими взглядами сокурсников.

С бывшими однокурсниками Кирилл порвал все связи, старался не пересекаться нигде и никогда. Очень редко его посещала мысль о том, а не поторопился ли он. Но юноша оказался прирождённым предпринимателем. Очень скоро первый магазинчик начал приносить прибыль. И вслед за ним появился второй, а затем и третий. В «большой бизнес» Кирилл не лез, мозоли никому не оттаптывал, а потому его не прессовали и «кусочек хлеба» отжать не пытались.

Кукушка радостно сообщила, что уже восемь часов! Кирилл посмотрел в окно:

«Ого! Уже рассвело! Задумался о всяком и сам не заметил, как промелькнули четыре часа! Ну что же, можно будить подругу!» - мужчина нажал кнопку вызова.

Разговор не то чтобы разочаровал Кирилла, но поверг в некоторое недоумение. Хриплым спросонок голосом, девушка попросила не беспокоить её больше. Потому как «иметь дело с придурками» она не привыкла и не желает! И не имеет представления чего ждать от мужика, который пренебрёг её желаниями и комфортом ради какого-то неизвестного трупа!

Кирилл послушал гудки отбоя, пожал плечами:

«Ну нет так нет, - подумал мужчина, - не велика потеря! Да и потом, почему «трупа»? Девушка была жива, когда её увозили на скорой!»

Кирилл сварил еще одну чашку кофе. Закурил. Первая сигарета под утренний кофе зимним днём – самая вкусная.

Мужчина задумался, чем занять сегодняшний день. Конечно, можно созвониться с партнёрами по бизнесу и сказать, что он дома и готов к «трудам праведным», но эти выходные он устроил себе впервые за несколько месяцев. Так что к чёрту бизнес! За один день без него не развалится!

А вот девчонку навестить в ожоговом центре не помешает. Почему-то она никак не желает покидать его мысли!

«Наверное, потому что мы в ответе не только за тех, кого приручили, но и за тех, кого спасли. Если спасли, конечно», - подумал Кирилл и, потушив окурок в пепельнице, начал одеваться.

Недавно выстроенное здание ожогового центра было расположено на окраине города. Всякий, кому довелось побывать здесь, удивился бы огромности нового здания из стекла и бетона. Всякий задался бы мыслью: а неужто в нашем городе такое количество народу умудряется обжечься, обпечься или обгореть? И сразу делал бы вывод, что подобного просто не может быть! И оказался бы недалёк от истины.

Кто страдал гигантоманией? Кому некуда было вложить деньги? Или деньги эти отмывались за счёт строительства? На такие вопросы у простого обывателя ответа не было.

Вскоре в перечень больных, пострадавших от всевозможного воздействия высоких температур, добавили и тех, кто по неосторожности, либо, не рассчитав своих сил и не подумав о том, что мороз хватает мягкой лапой и незаметно тащит за собой туда, где нет ни холода, ни жары, подвергся обморожению.

Зимой, которая в этих местах всегда свирепствовала неожиданными низкими температурами, метелями и буранами, ожоговый центр был переполнен. Сюда доставляли пострадавших со всех концов немаленькой области. К счастью, клинику снабдили не только современным зданием, но и хорошей аппаратурой, позволяющей следить за состоянием больных в любой степени обморожения.

Припарковав свой джип на стоянке у входа в клинику, Кирилл, легко взбежав по расчищенным и совершенно не скользящим под ногами ступеням, остановился у автоматической двери, которая тут же любезно раздвинула перед ним створки.

Первый этаж клиники был оформлен в полном соответствии с мировыми стандартами. Никаких полукруглых окошек регистратуры, заглянуть в которые можно только приняв позу «бегущего египтянина»! Никаких дам преклонного возраста, прячущих нагруженные белоснежными колпаками головы за окошками, и отвечающими посетителю голосами полными вселенской тоски. Да и то, если ответят! А ведь могут ткнуть в вывеску: приёмные часы «от сель до сель»! И считать на этом разговор законченным!

За изогнутой стойкой у левой стены холла, сверкали белозубыми улыбками, спорящими с белизной халатиков и крохотных шапочек, державшихся на головах непонятно каким чудом, три молоденьких медсестрички, одна из которых, едва завидев Кирилла , выпорхнула из своего убежища и устремилась к нему.

- Мы рады видеть вас в нашем ожоговом центре! – девица оттарабанила заученную фразу, не переставая растягивать губы в бездумной улыбке.

- Не завидую вашим пациентам, если они, едва прибыв в ваш центр, слышат подобное приветствие, - усмехнулся Кирилл.

Медсестричка дважды хлопнула густонакрашеными ресницами и замерла, приоткрыв рот. То, что мужчина чем-то недоволен – она поняла сразу! Но вот чем?! Ведь она все делает, как было велено! И так старалась, чтобы получить это место! Вот нажалуется этот тип главврачу, и считай, что даром раздвигала ножки с такой старательностью!

Медсестричка все еще пребывала в прострации, когда кто-то хлопнул Кирилла по плечу:

- Кирюха! Дружище! Каким судьбами?! Ты ведь, вроде завязал с медициной? В бизнесмены подался? Или проведать кого приехал?

Кирилл обернулся.

Перед ним стоял полноватый мужчина в дорогом кашемировом пальто с бобровым воротником и такой же меховой шапке. Пришлось изрядно поднапрячь память, чтобы опознать в этом импозантном мужчине средних лет бывшего сокурсника.

- Привет, Владик! – наконец-то подсказала услужливая память имя собеседника.

- Но-но! – в холле клиники зазвучал раскатистый смешок, - Владик был да сплыл! Теперь перед тобой главврач этого чуда медицины Владислав Георгиевич!

- В принципе, по виду ты вполне соответствуешь занимаемой должности, - ответил улыбкой на улыбку Кирилл, - вон какой вальяжный! Да и раскормился слегонца. Я тебя едва узнал. Но какое открытие в своей области ты, давний сокурсник, умудрился совершить, чтобы стать главврачом в наши с тобой малые тридцать пять?

- Зато ты как был жердью худющей, так и остался, - оскорбился Владик, но тут же вновь вернул себе хорошее настроение, - пошли в мой кабинет! Пообщаемся, коньячку накатим. Расскажешь, как ты, и какими судьбами тебя занесло в мою клинику.

Глава десятая

Снежана проснулась, когда за окном уже давно настал новый день.

И обомлела от удивления.

Казалось, что в одну ночь её непонятно как переселили в совершенно другое помещение.

Нет, она, конечно, понимала, что вот это все по-прежнему есть спальня. Но какая!

Вместо огромной стариной кровати на постаменте. Вместо туалетного столика на гнутых ножках. Вместо толстомясого пуфика. Вместо зеркала в серебряной оправе. Вместо всего вот этого, словно собранного в непонятное время и в разных краях, Снежану окружал изысканный спальный гарнитур, созданный специально для женского удобства и словно сошедший с картинки в глянцевом журнале.

Низкая, но очень удобная кровать с ортопедическим матрасом, обтянутым шелковой простыней, прямоугольные подушки, набитые гипоалергеным волокном, тонкое и лёгкое, но необыкновенно тёплое одеяло, радовали тело и взор владелицы.

Спальное ложе не торчало посередине комнаты, как накануне, не пряталось в складках балдахина, а давало возможность осмотреться, не вставая с постели, и было сдвинуто к противоположной от окна стене.

В огромном во всю стену окне было видно не только небо и ветви какого-то дерева, но и кусочек то ли леса, то ли парка.

Шкаф-куппе ослепил девушку блеском зеркал, отражавших комнату и визуально делавших её в два раза больше.

В зеркальном отражении Снежана увидела письменный стол и удобный офисный стул с высокой спинкой. Именно на таких стульях восседала в своих кабинетах управленческая верхушка офиса, в котором трудилась Снежана. Мелким клеркам полагались и столы поменьше и стулья попроще. Девушка, радостно вскрикнув, тут же вскочила с постели и метнулась к столу в надежде увидеть на нём компьютер или хотя бы ноутбук.

Стол был пуст и девственно чист.

Чист и белоснежен.

Только сейчас Снежана поняла, что изменилось все, кроме цвета мебели.

Ковёр, лежавший раньше у подножия кровати, тоже куда-то исчез. И именно о пропаже так понравившегося ей ковра, Снежана пожалела. Голый ламинат под ногами, если и не остужал ступни, то и эстетического удовольствия не доставил.

Снежана обернулась и уставилась в зеркало шкафа.

В облике, доставшемся ей от королевы, не изменилось ничего. Разве что вместо прозрачного пеньюара на девушке была сексуальная шелковая пижамка, с вышивкой по краю штанишек до колена, воротничку и коротким рукавам.

Девушка смотрела на слегка спутанные после сна волосы:

- И что мне теперь с этим всем делать? – спросила в глубину комнаты, не видя в ней никого, - может в косу заплести? Или в узел собрать?

- Ни в коем случае, Королева! – послышался за спиной испуганный возглас Розочки.

Снежана обернулась, дабы увидеть, что в спальне уже стоят её горничные, вошедшие тихо, словно тени.

- Ваши волосы всегда должны быть распущены! – пролепетала Раечка, глаза которой от испуга в связи с возможным заплетанием округлились еще больше.

- А если мне захочется куда-то выйти, - недовольно нахмурилась Снежана, - прогуляться по окрестностям, например? Эта грива так и будет волочиться следом?

- Ну что вы, Королева, - хихикнула Риточка, - для этого есть специальный головной убор!

- Сетка! – внесла ясность Рим, - которая не даст выпасть ни единому волоску!

- Хорошо, - вздохнула Снежана, - с головными уборами разберемся чуть позже. А теперь объясните мне, девушки, что все это значит?! – Снежана сделала широкий круг рукой, - надеюсь, вы и сами видите, что это вовсе не то место, в котором я уснула вчера!

- Видим, - закивали русалки, - конечно, видим, Королева! И нам так очень нравится!

- И кому я обязана этим интерьером? – Снежана подпустила в голос изрядную долю ехидства.

- Мы не знаем, Королева, - потупилась Розочка.

- В отеле постоянно что-то меняется, - поддакнула Раечка.

- В первый вечер вы искали какой-то выключатель, - вспомнила Риточка, - посмотрите, нет ли его сейчас?

Снежана подошла к двери спальни и обнаружила справа от неё клавишу выключателя.

- Кто?! Всё?! Это?! Сделал?! – едва не выкрикнула девушка.

- Не нужно гневаться на нас, Королева, - попробовала успокоить Римма, - мы не знаем.

- А кто знает? – прошипела Снежана, сузив глаза, - почему я должна вытягивать из вас клещами каждое слово?!

Горничные испугано сжались, а Снежана услышала, как задрожало стекло в окне от налетевшего порыва ветра.

«Да что же это такое?! – подумала девушка, - даже попсиховать нельзя в своё удовольствие!»

- Хорошо, - Снежана смирилась с неизбежным, - чем мы займёмся сегодня?

- Ваш напиток, Королева! – Розочка радостно улыбнулась, приступив к выполнению привычных обязанностей.

- Этот стул не очень удобен для макияжа, - засомневалась Раечка, - но мы справимся, правда, Рита? – Риточка согласно кивнула.

- Садитесь, Королева! – велела Римма, - пора заняться вашими волосами. Вон как взмокли от испарины, хотя, еще и не время.

Снежана ловким движение опустила подголовник офисного кресла, так, чтобы стало возможным отбросить волосы назад, и прикрыла глаза, сделав вид, что задремала.

- Какая странная эта новая королева, - перешептывались горничные.

- Да, та, которая подменяла нашу Королеву в прошлый раз, была попроще, что ли.

- Не такая капризная и дотошная.

- Ох, чую, что намучаемся мы с нею.

-Успокойтесь, балаболки! – шикнула на русалок Римма, - лучше давайте подумаем, кто мог сменить мебель королевы? Она ведь не отстанет от нас!

- Может, это проделки Дормидонта? – предположила Розочка.

- Ну не знаю, - засомневалась Раечка, - для домового слишком уж необычно.

- Не иначе, как Лихо постарался! – вынесла вердикт Риточка.

- Да она не спит! – Рима констатировала факт, имея ввиду Снежану, которая прислушивалась к перешептыванию горничных.

- Ну не сплю, - пробурчала Снежана, пойманная «на горячем», - зато узнала много интересного!

Горничные тихо зашуршали за спиной у своей королевы, а Снежана продолжила:

- Лучше расскажите мне о том, кто у нас домовой, а что такое лихо?

- Домовой у нас Дормидонт, - заулыбалась Розочка.

- А Лихо – не такое, а такой! – захихикала Раечка.

- Мы думали, что вы сами догадаетесь после того, как вон она, - кивок Риммы в сторону сконфужено молчащей Риточки, - проболталась!

Проболтавшаяся Рита решила весь груз ответственности взвалить на свои плечи:

- Управляющий отелем, Олег Львович Одинцов - и есть Лихо Одноглазое! Если кто-то и сможет ответить на ваши вопросы – то только он!

- Вот только Лиха Одноглазого мне по-жизни и не хватало! – пробурчала Снежана.

- Вы не думайте, Королева, Лихушко – он совсем не злой! Просто служба у него такая! А вообще, он всех жалеет. И нас, русалок, и домовых, и леших, и кикимор, и упырей-вурдалаков, и вовкулаков, и вообще всякую навьскую нечисть! – вступилась за управляющего сердобольная Розочка.

- А скажите-ка мне, русалки, - Снежана хитро прищурила глаза, - до каких пор вы, зная, что я не королева вовсе, станете величать меня незаслуженным и не унаследованным титулом?! Вам самим это притворство не надоело?!

- Мы не думаем об этом, Королева, - Раечка немного запнулась перед тем, как назвать Снежану королевой, - ваш папенька, ну, тот, что привёз вас в отель, велел величать именно так! А противиться Велесу не осмелится ни один из обитателей Нави!

- Всё с вами понятно, русалки! – поставила точку в разговоре полном недомолвок Снежана, - вы ничего ни о чем не знаете! – и добавила, увидев хитрые личики горничных, - а если и знаете – то не скажете! Я правильно поняла?

Русалки стояли перед девушкой, потупив глазки.

- А потому, - продолжила Снежана, - я хочу увидеть того, кто может удовлетворить моё любопытство более конкретными ответами! Как вы там назвали управляющего? Лихо Одноглазое? – горничные кивнули, - так вот! Немедленно отправимся прямиком к нему!

- В таком виде, Королева? – прошептала Розочка.

- Ну почему же, - пожала плечами Снежана, - отыщем вон в том необъятном шкафу что-то приличествующее случаю. Надеюсь, утренний туалет уже закончен? – девушка, не дожидаясь ответа, встала и, подойдя к шкафу-куппе, раздвинула его створки.

«Мда, - думала Снежана, рассматривая обилие всевозможной одежды на любой случай, который только может произойти в жизни девушки, - с таким гардеробчиком не нужно заморачиваться походами по бутикам минимум года три. А то и пять. Если, конечно, не пищать при виде новинки от кутюр, созданной больным воображением маэстро. Итак, что из всего увиденного больше всего подойдёт для первого делового визита?»

Перебрав едва ли не треть нарядов, висевших на плечиках, девушка остановила свой выбор на брючном костюме из мягкого кашемира и тонкой шелковой рубашке мужского покроя. Ботильоны из белой мягкой замши на высоком каблуке послужили прекрасным дополнением и гармонировали с костюмом.

Единственное что вносило явный диссонанс в созданный образ, были распущенные волосы! Короткая мальчишеская стрижка, в крайнем случае – каре до плеч! Вот это было бы самое то! а не водопад прямых волос до пола.

- Давайте ваш головной убор! – велела Снежана горничным, - нужно с вот этим, - девушка ткнула пальцем куда-то себе за спину, - что-то делать!

Снежана почувствовала, как что-то острое и холодное коснулось её висков.

«Гвоздями к голове они прибить решили эту сетку, что ли?» - поморщилась девушка. Впрочем, неприятные ощущения тотчас исчезли. Снежана услышала какой-то шорох за спиной и замерла, ожидая пока русалки закончат свою работу.

- Все готово, Королева! – радостно оповестила Римма.

Тонкий обруч, проходящий по затылку от уха до уха, служил основой для сверкающей, словно снежный покров под лучами зимнего солнца, мелкоячеистой невесомой сетки, заключившей в свои объятия волосы королевы.

Снежана ухмыльнулась, рассматривая «колбасу» в которую превратили её «гриву»:

- Мда, - пробормотала, вложив в слова как можно больше скепсиса, - красотища!

- Вам нравится, Королева?! – обрадовалась Розочка.

- Мы не сомневались, что вы будете довольны! – улыбалась Раечка.

- А кому же не понравится это великолепие? – удивилась сомнениям подруг Риточка.

Разочаровывать горничных Снежана не стала, тем боле, что Римма посчитала необходимым уточнить:

- Прикажете позвать управляющего?

- Нет, - покачала головой Снежана, - навестим-ка нашего Олега свет Львовича на его, так сказать, рабочем месте! – и направилась к выходу из номера, не забыв по дороге бросить взгляд на изменившуюся обстановку гостиной. Впрочем, рассматривать всё в деталях, у Снежаны не было ни времени, ни желания.

- Нам сопровождать вас, Королева? – Снежана не поняла, какая из горничных задала вопрос, и только бросила через плечо:

- Конечно! – покидая гостиничный номер.

Глава одиннадцатая

Кирилл сидел в мягком кресле у низкого столика в углу кабинета бывшего однокурсника согревая теплом ладоней пузатый бокал в котором на донышке плескался коньяк.

За полчаса непринужденной беседы мужчины успели вкратце поведать один другому, как прошли все годы, после того, как Кирилл бросил институт.

В принципе, они вполне могли бы обойтись без этого обмена новостями. Мужчины не были друзьями в студенческие годы, а теперь и подавно жили каждый в своём мире.

Но соблюсти некоторые приличия было необходимо, и Владик узнал, что дела у Кирилла идут хорошо, бизнес развивается и процветает. А Кирилл пополнил запас знаний о Владике сведениями о том, что это именно папа бывшего однокурсника, взлетевший на мутной волне «лихих девяностых» на недосягаемую высоту, отгрохал вот этот ожоговый центр. И, конечно, во главе учреждения порекомендовал Минздраву поставить своего сынулю. Тем боле, что должность главврача вовсе не обязывала быть хорошим врачом. А с организационными вопросами, коль скоро сын сам их не сможет решить, папа обязательно поможет справиться.

- Ну и что привело тебя, Кирюха, в мою больничку? – Владик, словно удовлетворив любопытство в общих вопросах, решил разузнать о цели визита Кирилла.

- Вчера утром в твою больничку, - усмехнулся Кирилл, явно передразнивая Владика, - привезли девчонку с обморожением.

- Сейчас их каждый день пачками привозят, - погрустнел Владик, - зима, сам видишь, какая. А кто тебе эта примороженная?

- Да, собственно, никто, - пожал плечами Кирилл, - просто я её первым нашел на дороге в заметённом снегом авто.

- Мутишь, дружище?! – сально усмехнулся главврач, - ну нашел, ну сдал на скорую. Тебе-то что до какой-то чужой бабы? Не иначе, как от тебя срывалась поздним вечером, да застряла на дороге! Вот ты и рванул с утречка её искать! Верно я думаю?

- Нет! – голос Кирилла стал злым, - думаешь ты неверно! И откуда у тебя вообще подобные предположения могли появиться?

- Ну так это ты дрыхнешь до обеда, - весело блеснул глазами Владик, - а инспектор, что ведёт твоё дело, еще вчера вечером нас посетил! Он и предупредил о том, что подозреваемый может интересоваться здоровьем жертвы! Только я и подумать не мог, что подозреваемым окажешься ты, мой бывший однокурсник!

У Кирилла голова пошла кругом: «Какой подозреваемый?! Какая жертва?! При чём тут он?! Что там понапридумывал этот недоумок-инспектор?! Чего добивается?! Зачем пытается «высосать дело из пальца» там, где его нет впомине?!»

- Я могу узнать о состоянии девушки? – Кирилл сжал зубы, решив не отвечать ни на один из провокационных вопросов главврача, - или мне, как подозреваемому, - мужчина усмехнулся, - это запрещено?

- Ну почему же? – Владик с трудом извлёк грузное тело из глубокого кресла, подошел к столу, уселся уже на стул, стоявший в торце, и нажал кнопку селектора:

- Галочка, пригласи ко мне Пашковского! И побыстрее, - главврач так и остался сидеть за столом.

Кирилл поставил на столик нетронутый бокал.

- Знакомьтесь! – Владик, не ставая, представил мужчин друг другу, - ведущий специалист нашего центра, врач высшей категории, Игорь Валентинович Пашковский, - перевёл взгляд на Кирилла, - а это тот самый, что первым обнаружил вчера твою новую пациентку – Кирилл… - Владик запнулся, будучи явно не в состоянии вспомнить фамилию бывшего однокурсника.

- Кирилл Юрьевич Морозов, - Кирилл протянул Игорю руку для пожатия, - можно просто Кирилл.

- Ну тогда и вы без расшаркиваний, - открыто улыбнулся врач, - Игорь, просто Игорь, - мужчины вместе рассмеялись, явно вспомнив знакомый обоим анекдот.

- Игорь Валентинович, - Владик обижено засопел, явно не понимая над чем хохочут эти двое, - проводите посетителя в палату больной и можете ввести его в курс дела.

- Спасибо Владик, - Кирилл протянул руку главврачу, явно намереваясь попрощаться.

Впрочем, Владик следовать за бывшим однокусником и врачом не собирался. Едва за мужчинами захлопнулась дверь кабинета, как он, достав телефон, нажал кнопку вызова:

- Все, как вы и предполагали! – сообщил собеседнику, - прибыл сегодня утром!

- Я всегда чую, где пахнет палёным! – инспектор, а это был именно он, довольно расхохотался, - если увидите или услышите что-то интересное, не забудьте сообщить мне! С огранами нужно дружить и всячески содействовать! – в трубке главврача зазвучали гудки отбоя.

Кирилл вошел в сверкающую белизной одноместную палату.

На узкой койке, подключенная к разнообразным медицинским аппаратам, лежала девушка.

Кирилл так долго рассматривал сегодня утором фотографии Снежаны в соцсетях, что без труда узнал её.

Глаза девушки были плотно закрыты. Казалось, что она даже не дышит, настолько недвижимой была её грудь и безжизненным, абсолютно белым, без малейшего намёка на подобие румянца, лицо.

- Как она, - Кирилл посмотрел на врача.

- Даже не знаю, что вам ответить, - пожал плечами Игорь, температура тела понижена, сердцебиение замедлено, давление ниже нормы. Я бы сказал, что пациентка в глубокой коме, если бы не это! – врач указал на энцефалограф в изголовье кровати, провода которого крепились к вискам и макушке девушки.

На экране энцефалографа творилось что-то невероятное! Разноцветные лапочки вспыхивали и гасли, перемигивались, как на новогодней ёлочной гирлянде! Кривая считывания мозговой деятельности выписывала невообразимые пики.

- И что я должен понять и увидеть? – растерялся Кирилл.

- А то, что в её состоянии, - Игорь указал на недвижимую девушку, - такая мозговая активность попросту невозможна! В её голове происходит нечто невероятное! Словно она решает какую-то сложнейшую математическую задачу! При такой интенсивности умственной деятельности, она уже давно должна была очнуться! А этого, как вы видите, не произошло!

- Но ведь может произойти? – Кирилл уже начал жалеть о том, что бросил медицину так рано, - если нужны какие-то лекарства – обращайтесь! Я могу поспособствовать доставке любого медикамента!

- Это каким же образаом? – полюбопытствовал врач.

- Мы с друзьями владеем сетью аптек, - нехотя признался Кирилл и добавил, - но Владику знать об этом необязательно! Не знаю, правильно ли я сделал, сообщив о своих возможностях вам, но почему-то мне кажется, что после моего ухода вы не побежите в кабинет главврача с новостью «на хвосте».

- Правильно кажется, - подтвердил Игорь, - Владик, - врач усмехнулся, - едва терпит меня. И я об этом знаю. Так что сведения о направленности вашего бизнеса дальше этой палаты не уйдут.

- Вы можете уже сейчас сказать, что нужно для того, чтобы девушка побыстрее пришла в себя? – спросил Кирилл.

Впрочем, ответить Игорь не успел.

Дверь в палату распахнулась и в неё чуть ли не ворвались моложавая женщина и мужчина лет пятидесяти.

- Снежаночка, девочка моя! – женщина бросилась на колени перед кроватью и схватила девушку за руку, - боже, она холодная, как лёд! Женщина, все еще оставаясь на коленях, обернулась к своему спутнику:

- Это все ты!

- Дорогая, это несчастный случай, - попробовал оправдаться мужчина, я-то тут при чём?

- Ты разрешил дочери перебраться в этот чертов загородный дом! Живи она с нами, то не оказалась бы в метель на пригородной дороге! – впрочем, высказав, как показалось, не в первый раз претензии к мужу, женщина поднялась с колен и сосредоточила внимание на враче:

- Что с моей дочерью?! Почему она без сознания?! Почему у неё такие холодные руки?!

- Для начала – успокойтесь, - Игорь велел незаметно вошедшей медсестре накапать в стакан валерьянки, которую женщина залпом проглотила, - и пройдёмте в мой кабинет. Там обо всем поговорим.

Кирилл, поняв, что в клинике ему больше делать нечего, постарался привлечь к себе внимание врача:

- Забей в память мой номер и обращайся, если возникнет необходимость.

- А вы кто еще такой?! – женщина словно только заметила, что в палате присутствует кто-то еще.

- Этот товарищ первым нашел вашу дочь, - попытался объяснить врач.

- Так это от тебя моя девочка сбежала?! Это ты довёл её до такого состояния?! – взвизгнула женщина.

- Не говорите глупостей! – поморщился Кирилл, - вашу дочь я впервые увидел вчера утром! И понятия не имею о том, кто она и как оказалась там, где я её нашел!

- Ты все врёшь, мерзавец! – продолжала истерить женщина, - ты ответишь за все, что случилось с моей девочкой!

Мужчина, прибывший с истеричкой, коснулся руки Кирилла:

- Вам лучше сейчас уйти. Мы тут сама во всем разберёмся.

Кирилл последовал совету, и, не говоря больше ни слова, покинул палату.

Уже выходя из клиники, боковым зрением Кирилл отметил, с каким любопытством смотрят ему вслед медсестрички, бездельничающие в холе.

Глава двенадцатая

Снежана быстро шла по коридорам гостиницы. Она, не оглядываясь, чувствовала, что русалки следуют за нею по пятам. Впрочем, оглядываться, равно, как и осматриваться, у девушки не было ни времени, ни желания. Непрерывно меняющие расположение и направление коридоры, вызывали единственное желание – вернуться обратно в свой номер и не высовываться из него, пока все, так или иначе, не разрешится.

- Здесь – направо, Королева, - подсказывала Розочка.

- Не сворачивайте! Идите только вперед, что бы не случилось! – направляла Раечка.

- Быстрее, Королева, - поторапливала Риточка, - иначе, стены сомкнутся и раздавят нас!

- Не пугайте её, дурёхи! – одёргивала подруг Римма, - если Королева замешкается - нам всем не поздоровится!

Наконец, протискиваясь в узкие проходы между грозящих сомкнуться стен, успев вскочить на последнюю ступеньку уходящей из под ног лестницы, пригибаясь под низко нависшим над головой потолком коридора, Снежана все же сумела, успела выпрыгнуть в огромный холл отеля.

Девушка оглянулась. И не увидела за своей спиной ни одну из горничных.

- Не волнуйтесь, Снежана, - Олег Львович Одинцов, управляющий отеля «На неведомых дорогах», тот, кого русалки нежно называли Лихушко, на самом деле и бывший в Мире Нави Лихом Одноглазым, едва коснулся пальцами руки вздрогнувшей девушки, - с вашими горничными ничего не случилось. Они там, где им и надлежит быть!

- Ну слава… - Снежана замялась, поняв, что фраза «слава Богу» будет здесь и сейчас явно неуместной. Немного подумав, продолжила, усмехнувшись:

- Слава тому, кому вы поклоняетесь! Наконец-то хоть кто-то назвал меня по имени, а не этим дурацким «королева»! Неужели никто, кроме вас, не знает, что я никакая не Королева?!

- Все знают, - улыбка не сходила с лица Олега Львовича.

- Так зачем же тогда? – Снежана снова не закончила фразу, - почему?!

- Потому что мы, обитатели Нави, не знаем, как себя с вами вести, - пробормотал управляющий, - потому что вы не похожи ни на одну из тех, кто на время вселялся в тело Королевы до вас.

- Хорошо! – Снежана плюхнулась на один из диванчиков, расставленных у стен холла, - если у вас есть время и желание, объясните мне все! И желательно – поподробнее!

- Есть время, есть желание, - управляющий примостился на свободном краю дивана, - а главное – есть необходимость.

- Великолепно! – обрадовалась Снежана, - говорите! Я вас внимательно слушаю!

- Даже не знаю с чего начать, - замялся Олег Львович.

- Да уж начните хоть с чего-нибудь! – воскликнула девушка, - объясните, кто такая эта ваша Королева?! Почему она сбежала непонятно куда?! И при чём во всей этой заварушке Мара?! Эта злобная неуправляемая тётка?!

- Мара, Мара, Мара, - бормотал управляющий, - наверное, нужно начать именно с неё.

- Начинайте! – Снежана скрестила руки на груди, демонстрируя внимание.

- Давным-давно, когда Навь, Явь и Правь были если и не едины, то разделены весьма условно, - начал рассказывать управляющий, - Мара была богиней всего сущего. Воплощением неумирающей и вечно возрождающейся Природы. Но так как у Природы нет ничего страшного, ужасного и неправильного, Мара всегда была юной. Юная дева-Весна, ждущая пробуждения своего естества. Юная девушка-Лето, чувствующая движение животворящих соков в своем теле. Юная женщина-Осень, словно только что сошедшая в первый раз с брачного ложа. Юная вдова-Зима, набросившая на свои плечи погребальный саван и горюющая о потере возлюбленного.

Так продолжалось из года в год. Из века в век. И ничто не могло стать предвестником беды!

Но дева под надзором родителя, или жена денно и нощно находящаяся рядом с возлюбленным, даже если она занята работой с утра до вечера в любое время года, может заскучать. Возжелать чего-то иного.

Это не страшно. Это, как правило, проходит… если только у девы не появится «советчица-подруга»!

Когда и как в бревенчатом доме Велеса и Мары появилась Ягиня, об этом по-прошествии очень короткого времени никто не мог даже вспомнить! Но Мару словно подменили!

Богиня словно забыла о своих обязанностях! Весна затягивалась до месяца липеня! Урожай не успевал вызреть и гнил на ниве! Не успевала опавшая листва укрыть грудь земли, как в жовтене начинались снегопады!

Велес пытался вразумить жену, но толку от этого было мало! Мара твердила одно:

- Я устала сидеть веками в избе и исполнять одну и ту же работу! Я хочу увидеть еще что-то кроме собственного дома!

Новоявленная подруга Ягиня во всем поддерживала Мару. Вдвоём им удалось уговорить Велеса отпустить жену.

Скрепя сердце, Велес согласился. Но потребовал, чтобы Ягиня присматривала за молодой и неопытной в житейских делах Марой. И велел вернуться обеим не позже чем через год.

Ягиня усадила Мару в свой неведомый аппарат, способный перемещаться по воздуху, и подруги исчезли в утренней дымке.

- Какой идиот, - прошептала Снежана, - разве можно отпускать любимую неизвестно с кем?

- Идиот не идиот, - незаметно усмехнулся Олег Львович, - но то, что он совершил ошибку, Велес понял очень быстро. Потому как изо всех уголков Нави до него стали доходить слухи о проделках Мары и Ягини. Женщины словно не могли угомониться, выдумывая все новые и новые каверзы! В итоге, они распахнули проход в Явь и начали, чуть ли не тысячами уводить в Навь тех, кому там было не место! Кому даже еще не пришло время проститься с Явью!

Велес призвал жену, и Мара не могла ослушаться!

Каково же было удивление всесильного бога, когда на пороге дома он увидел Ягиню, втолкнувшую через приступок Мару.

То, что Мара ждёт ребёнка, Велес понял, едва обнял жену.

Ждать пока на неё обрушится гнев бога, Ягиня не стала. Оставив супругов самостоятельно разбираться с тем, что произошло не без её участия, Ягиня исчезла. Впрочем, ненадолго.

Велес сразу обратил внимание на то, как постарела и подурнела его вечно молодая и прекрасная жена.

Сразу после возвращения Мары он попытался узнать, кто отец ребёнка, которого богиня вынашивает под сердцем.

Ответа Велес так и не получил. Зато узнал, что Мара намерена убить собственного ребёнка сразу после рождения.

- Она отнимет мою молодость! – кричала Мара, стараясь объяснить своё намерение, - она изымет часть меня!

- У тебя может родиться сын, - растерянно возражал Велес, - и с чего ты взяла, что ребёнок причинит тебе вред?!

- Я знаю! – кричала Мара, - эта девчонка отнимет у меня власть и молодость! Только её смерть вернёт все обратно!

В первый день месяца груденя Мара родила дочь.

Едва увидев малышку, Велес понял, что не даст никому и никогда причинить девочке вред!

Забрав малышку, Велес уединился вместе с нею в самой гуще непроходимого леса Нави, решив оберегать её до той поры, пока девочка не подрастёт.

Всю зиму они прожили вдвоем.

А к исходу месяца лютого, Велес стал замечать, как худеет, словно истончается тельце ребёнка.

Он бросился в дом, где оставил свою жену, и, вместо прекрасной Мары, обнаружил дряхлую уродливую старуху.

- Кто ты, бабка?! – растерялся Велес.

- Не узнаешь? – прошамкала старуха беззубым ртом, - а ведь я предупреждала! Я говорила, что эта девчонка заберет у меня часть силы! Ну ничего! У меня есть подруга! И она надоумила, как держать девчонку в узде!

- Ты говоришь о Ягине?! – грозно спросил Велес.

- Да, - кивнула Мара, - я сделала все, что сумела! Все, как велела Ягиня! Теперь девчонке будет подвластна только зима! А с наступлением первых тёплых дней она растает, как сосулька на стрихе! Если только! – Мара, поняв, что сболтнула лишне, прикусила язычок, но было поздно.

- Если только что?! – взревел Велес, - отвечай!

- Я ничего тебе не скажу! – ухмыльнулась Мара, - даже не надейся!

- Не скажешь ты – узнаю от других! – Велес решил все же выпытать, что такого сделала Мара со своей дочерью.

- Попытайся! – беззубый рот старухи растянулся в безобразной ухмылке, - только не забывай, что жить девчонке, с которой ты возишься непонятно почему, осталось до конца лютого! Едва на берёзах лопнут первые почки – она канет в небытиё!

Велес долго думал к кому обратиться за советом. У кого искать помощи ему, богу, которому поклоняется мир Нави. И не мог вспомнить никого.

Никого, кроме своего давнего друга Сварога.

Когда-то, в незапамятные времена, когда боги были еще молоды, их дружбу можно было описать одной фразой: «не разлей вода». Но шло время. Боги нашли возлюбленных и зажили семьями.

Мара и Леда, жена Сварога, как это часто бывает по причине непонятной даже самым умным мужчинам, невзлюбили друг друга. Да так, что не могло быть и речи о дружбе семьями. Все закончилось вполне предсказуемо. Мужчины тоже стали отдаляться, выискивать какие-то разногласия во взглядах на управление Миром, а потом и вовсе разделили всё им подвластное пространство на две сферы влияния. Так идеалист Сварог стал властвовать в Прави, а Велес, допускавший, что в жизни свет и тьма могут идти рука об руку, поименовал свой Мир Навью. Правда, между Навью и Правью остался небольшой клочок Мирозданья, где жили обычные смертные. Его-то и назвали Явью. Боги, не слушая жен, договорились, что каждый из них сможет прийти в мир другого, коль скоро в этом возникнет нужда.

Именно к своему бывшему другу и отправился Велес.

- Я никак не могу понять, почему ты избрал Мару, - Леда задумчиво смотрела на Велеса, - ты такой добрый, такой мудрый и эта вздорная бабёнка! Что может быть у вас общего?! Ты простил ей измену! Ты согласился принять её ребёнка! Почему же она так жестока?! Почему ненавидит собственное дитя и желает ему смерти?!

- Успокойся, Леда, - Сварог взял жену за руку, - видишь, - кивок в сторону Велеса, - ему и так не сладко.

- Я надеялся, что ты поймёшь Мару, - пробормотал Велес, - как женщина женщину. Мара потеряла свою молодость и красоту и винит в этом дочь, отнявшую, как она думает, часть её силы. Моя жена всего-лишь хочет вернуть былое!

- И за это «былое» Мара готова убить дочь?! – глаза Леды наполнились гневом, - не понимаю и никогда не смогу понять!

- Я не стану оправдывать Мару, - вздохнул Велес, - но вопрос остаётся без ответа: как мне сохранить жизнь девочке?

- Но почему ты так печёшься о ней? – удивился Сварог.

- У меня нет ответа, - пожал плечами Велес, - просто я чувствую, что от этой малышки зависят судьбы всех трёх наших Миров.

- От ребёнка рожденного Марой от неизвестно кого?! – возмутилась Леда, - не слишком ли большую роль ты отвел девчонке в наших судьбах?!

- Если можете посоветовать что-то дельное – говорите! – Велес поднялся и упрямо вскинул голову, не желая обсуждать ни жену, ни свои чувства к ребёнку, ни намерения относительно будущего девочки, - если же нет – я буду думать сам!

- Не горячись, - Сварог задумчиво теребил бороду, - забрать её в Правь мы не можем. Она дитя Нави, а потому здесь ей не место. Ты сказал, что девочка родилась в первый день груденя? – Велес кивнул, - а смерть для неё должна наступить с первым днём берёзня?

- Именно так! – подтвердил Велес, - и что, по-твоему, это может означать?!

- Только то, что дочь забрала у матери власть над зимой. Взяла себе самое прекрасное проявление этого удивительного времени года! Эта малышка стала Королевой Зимы. Мягко укрывающей белоснежным покровом тело Природы. Веселящей обитателей всех трёх Миров искристым снегом и ярким светом солнца. Прячущей под своим покровом всё живое от лютых морозов, на которые Мара большая мастерица.

- Думаю, что ты прав, муж мой, - тихо проговорила Леда, - если раньше все проявления зимы были заключены в Маре, то теперь на её долю остались лишь бураны, сбивающие с ног и заметающие все вокруг ледяным снегом, да метели, которые могут закружить так, что не найдёшь дороги к дому. Пронизывающий до костей злобный холод и чёрные мёрзлые комья мёртвой земли! Отныне – это удел Мары в зимние месяцы!

- Ты, друг мой, - в глазах Сварога засветилось участие, - должен спрятать девочку на самом краю Нави. Там, куда никогда не придёт весна! Там, куда не сунется Мара ни летом, ни осенью! Именно там малышка будет в безопасности! А когда снова придёт зима – мать ей уже будет не страшна! Потому как власть над зимой мать и дочь разделили поровну. И еще неизвестно, кто из них сильнее!

- Рассказывайте! – глаза Снежаны возбужденно горели, - Велес спас малышку? – девушка рассмеялась, хлопнув себя по лбу, - ну да! Конечно спас! Иначе, зачем я здесь?! Но как все происходило?! Не томите, Олег Львович!

- Я все вам расскажу, милая барышня, - улыбнулся управляющий, - но не сейчас, а завтра.

- Но почему не сейчас?! – обиделась на задержку Снежана.

- Потому что вы сейчас в теле Королевы! А это налагает некие обязанности! Особенно, когда в отеле Мара!

- Какие обязанности? – растерялась Снежана.

- Как какие, - единственный глаз управляющего насмешливо блеснул, - неужели вы думаете, что русалкам и делать больше нечего, как только часами расчёсывать ваши волосы? В этом действе заключается некая сакральная магия природы. Когда ваши волосы хорошо расчёсаны и лежат на плечах пышными и мягкими волнами, так же пышен и мягок снежный покров, защищающий землю от люти Мары и её холодов. Так что, Королева, вам пора возвращаться в свои покои и приступать к выполнению обязанностей временно возложенных на вас.

- Вы опять назвали меня королевой, - пробормотала Снежана.

- Оговорился, - парировал управляющий и крикнул в глубину тёмного коридора:

- Дормидонт! Проводи Королеву коротким путём!

- А русалки? – растерялась Снежана.

- Ваши горничные уже ждут в покоях свою Королеву! – Олег Львович рассматривал безупречный маникюр на левой руке.

Глава тринадцатая

Снежана сидела в гостиной своего номера, глядя в упор на улыбающегося во все тридцать три белоснежных зуба управляющего.

Утром девушка, осведомлённая горничными о том, что Олег Львович хочет посетить её в апартаментах, отведенных в отеле для проживания Королевы, выбрала летний домашний фланелевый брючный костюм. Конечно – белый. Другого цвета одежды в шкафу не было.

Управляющий, довольно кивнув головой, оценил внешний вид Снежаны, залюбовался её пышными, хорошо расчесанными волосами, убирать которые в сетку не было сегодня надобности.

Сегодня гостиная номера больше напоминала конференц-зал для приёма высокопоставленных гостей. Никаких диванчиков и кресел вдоль стен. Никаких скатертей на столе. Да и сам овальный обеденный стол трансформировался в барную стойку с круглыми табуретами на высокой ножке вдоль неё. Чуть поодаль расположился фуршетный стол на котором виднелись крохотные тарелочки с закусками.

«Не хватает только микрофона для выступления прибывших гостей, - усмехнулась Снежана, обозрев то, во что превратилась за ночь её гостиная, и тут же удивилась собственной мысли, - подумать только, не прошло и нескольких дней, как я стала называть этот номер своим!»

- Доброе утро, Королева! – управляющий, уже примостившийся на табурете у стойки, тут же вскочил, подбежал к Снежане и протянул ей руку, - вы не против, если сегодняшний день мы проведём в вашей гостиной?

- Не против, - кивнула Снежана, - если только вы пообещаете закончить вчерашний рассказ, - и вложила пальчики в руку Олега Львовича.

Через минуту управляющий помог ей взобраться на табурет и уставился на голову девушки. Снежана поняла, что он залюбовался её волосами.

- Вы позволите, Королева? – управляющий робко протянул руку, словно опасаясь прикоснуться к волосам.

- Конечно, - улыбнулась Снежана, - почему бы и нет?

- Никто кроме нас не смет касаться волос Королевы! – зашипела Римма.

- Это великая честь! – подержала подругу Розочка.

- И её нужно заслужить! – подхватила Раечка.

- Вот только вы еще мне и не указывали, кому и что позволено в моём номере! – возмутилась Снежана, - это диктат какой-то! Мои волосы! Хочу – разрешу делать с ним что угодно кому угодно! Да хоть остригу под корень!

- Вы говорите страшные вещи, Королева! – не на шутку испугалась Риточка.

- Королева шутит, - успокоил русалок управляющий, - и я буду очень аккуратен.

Олег Львович подхватил руками волосы королевы у висков, и Снежане показалось, что он словно согнулся под их тяжестью, которой сама обладательница этой шевелюры не чувствовала совершенно.

Управляющий развёл руки в стороны, и волосы королевы соскользнули вниз белоснежным потоком.

– До чего же красиво! – Олег Львович потирал ладони, словно только что вынул их из сугроба, - но ваши горничные правы. Больше никому не позволяйте касаться себя!

- Да кто тут ко мне прикоснётся, - опечалилась Снежана, - сижу целыми днями в номере отеля. Только и забот, что макияж да причёсывание! Кроме вас и Дормидонта, да еще русалок, никого не вижу, ни с кем не встречаюсь!

- А Мара? – напомнил управляющий.

- Да, - кивнула Снежана, - еще вот эта маменька королевы. Но отчего-то мне кажется, что Мара меня боится не меньше, чем я её.

- Она не боится, Королева, - печально вздохнул управляющий, - она к вам присматривается. Потому как еще не знает, чего от вас ждать.

- Что значит «присматривается»?! И что значит «не знает чего ждать»?! Опять вы говорите загадками! – возмутилась Снежана.

- Не нужно нервничать, Королева, - охладил пыл девушки управляющий, - всегда помните, что от ваших эмоций зависит слишком многое!

- Да не могу же я быть спокойной и жизнерадостной, если не понимаю, что происходит вокруг! – Снежана испуганно умолкла, увидев, как за окном закружилась позёмка, несомая зимним ветром.

- Все мы обречены что-то делать «через не могу», - вздохнул управляющий, - а вам нужно быть особенно осторожной. Впрочем, скоро вы привыкнете.

Снежана подумала, что не собирается ни к чему привыкать, но мысли свои озвучивать не стала. Ей было до дрожи любопытно, что предпринял Велес после возвращения в Навь, и как отреагировала на произошедшее Мара.

- Я сегодня буду вашим барменом, - усмехнулся Олег Львович, и протянул Снежане высокий бокал, - ваш напиток, Королева, - обернулся к стоявшим посередине пустого зала русалкам, - брысь отсюда!

Горничные в считанные секунды выскользнули из номера и тихо прикрыли за собой дверь.

- Грубовато вы с ними, - Снежана укоризненно покачала головой.

- Ничего, - хохотнул управляющий, - это им только на пользу!

Снежана промолчала, хотя её так и подмывало вступиться за девушек. Но отвлекать управляющего лишними вопросами от продолжения рассказа, она не стала.

Вернувшись в дом, где он оставил малютку под присмотром отогревшейся кикиморы, Велес крепко задумался над словами Сварога и Леды.

Что-то не договаривал его бывший друг. Было что-то такое, о чем и Сварог, и Леда решили не упоминать. Оставить своё знание при себе. Отчего-то показалось Велесу, что знание это, скрытое от него, связано с Марой и тем, от кого она зачала ребенка.

И Велесу это ох как не понравилось. Потому как не привык всемогущий бог, правитель Нави, оставлять неразрешенными любые вопросы. Не раскрытыми любые тайны.

Правитель Нави тяжело вздохнул, понимая, что ему не удастся выпытать насильно ничего. Нечем ему припугнуть Сварога. Нечем шантажировать Леду.

«Идеальная пара идеальных богов! – подумал Велес, - всегда чисты и светлы! Всегда и во всем правы! И сейчас думают, что скрывая от меня что-то, они абсолютно правы! И руководствуются только заботой о моём благе. Хотя, откуда знать правителям Прави о том, что есть для меня благо?!»

Велес подошел к деревянной люльке, подвешенной к потолочной балке на толстых конопляных верёвках, и залюбовался малышкой крепко спящей в колыбели.

За окнами избы свирепствовал месяц лютый.

Огромные стволы деревьев трещали и раскалывались до самого корня от страшных морозов. Временами налетал северный ветер, ломавший кроны деревьев, словно лучины. Но лють Мары словно разбивалась в нескольких метрах от порога избы. Словно крохотная девочка не давала матери натворить немыслимых бед.

- Смотри за девочкой! – Велес угрюмо посмотрел на кикимору, - если с её головы упадёт хоть один волос, сошлю навечно в отель! Будешь там двор мести и полы мыть! И никогда не сможешь вернуться!

Кикимора мелко-мелко закивала и испуганно захлопала глазами. Шмыгнула длинным носом, на котором повисла мутная вязкая капля.

Она и так присматривала за малышкой как умела! И люльку качала, чтобы дитя крепче спало! И песни о прекрасном болоте, в котором её утопила нерадивая мать, пела с утра до вечера. И к окошку подносила, чтобы девочка могла полюбоваться искристым снегом и ярким солнышком.

«Потерплю еще немного, - вздохнула кикимора, - а потом домой, в болото. Это для кого-то топкое болото страшно и смертельно опасно. А для нас, кикимор да леших, болото – дом родной!»

Кикимора вышла в сени. Приоткрыв входную дверь, прямо с порога зачерпнула из сугроба полную горсть снега, переложила его в тонкую батистовую тряпицу, которую завязала узлом, вернулась в избу и вложила в ротик девочки этот «пирожок». Нянька была рада уже тому, что отпала нужда думать о том, чем корми ребёнка. Зачерпнул горсть снега – вот и вся еда! А если бы случилось иначе? Что бы она, кикимора, делала?! Не станешь ведь совать в ротик малышки пустую ссохшуюся грудь?!

Дом встретил Велеса звенящей тишиной.

Он огляделся, рассчитывая увидеть хоть кого-то из многочисленной челяди, но дом был пуст и тих.

- Эй! – крикнул Велес, - вы куда все подевались?! Кто с хозяина сапоги стаскивать будет?!

- Тише, тише, - маленький домовой, отряхивая паутину, прилипшую к бороде, выбрался из-под лавки в углу, - она только недавно вернулась, а потому спит пока! Скоро проснётся и всем нам мало места будет!

- Ты это кого так напугался? – усмехнулся Велес, - уж на Мара ли, не жена моя на вас страху нагнала?!

Ответа Велес так и не дождался, потому как из глубины немалого дома послышался женский крик, перешедший через насколько секунд в визг.

Испуганный домовой снова нырнул под лавку. Ну так. От греха подальше. А то, не ровён час попадёшь под руку скандалящей пары. А в том, что сейчас разразится небывалый скандал, домовой и не сомневался! Он уже давно состоял в гильдии домовых, немало служил во многих домах. И успел насмотреться на то, как ругаются даже самые любящие пары. Как летят клочья из бород суровых мужчин. Как наматываются на руку космы еще вчера обожаемых женщин. Это глупцы говорят, что милые дерутся – только тешатся. А приличному домовому от таких «потех» лучше держаться подальше!

Велес опешил, увидев безобразную старуху, которая, прихрамывая и волоча одну ногу, еле выползла ему навстречу.

- Что, не узнаёшь, муженек, свою красавицу-жену?! – прошамкала старуха беззубым ртом, - а ведь я говорила! Я просила!

- Что с тобой случилось, Мара?! – Велес схватил бабку за руку и потащил за собой, - уйдём! Скроемся в твоих покоях! Нельзя, чтобы тебя кто-то увидел в этом безобразии!

- Поздно спохватился, муженёк! – мерзко захихикала старуха, едва поспевающая переставлять ноги, - насмотрелись уже все, кто хотел! Кто не хотел – тоже насмотрелись!

Велес втолкнул бабку в горницу и захлопнул за собой дверь.

- Почему ты так постарела, Мара? Что с тобой произошло? – бог Нави растерянно смотрел на жену, - и как можно исправить вот это все?!

- Верни мою дочь! – взвизгнула Мара, - она отняла у меня половину волшбы! Забрала половину силы! Пока она жива, я никогда не стану снова вечно молодой!

- Но ведь она ребёнок! – попробовал вразумить жену Велес, - твой ребенок!

- Вот именно! – Мара затрясла всколоченной седой головой, - мой! А не твой! И я вообще не понимаю, почему ты не стёр с лица всех трёх Миров даже память о ней! Воспоминание о моём проступке! Верни девчонку! Позволь мне её убить! – старуха захихикала, - впрочем, её и так недолго осталось! Но если девчонка умрёт своей смертью, если не будет убита моей рукой, то я не смогу забрать у неё волшбу! Не смогу снова вернуть себе вечную молодость! Думай, Велес! Решай, кто тебе дороже?! Чужой ребёнок или твоя жена?!

- Я подумаю, - кивнул бог Нави, - а ты пообещай, что никуда не станешь выходить из своей комнаты! Не станешь пугать ни людей, ни обитателей Нави своей лютью!

Мара кивнула в ответ. Месяц лютый был на исходе. Она уже не чувствовала ни былой силы, ни ярости. Ей самой хотелось тихой и спокойной смерти.

Но знать Велесу об этом вовсе не обязательно! Пусть он живет с уверенностью, что она повиновалась приказу мужа! Лишь бы привёз девчонку! Лишь бы вытащил её из тайного схорона, который Мара так и не смогла отыскать, как ни старалась.

Велес стоял на лесной опушке и смотрел на избу, в которой спрятал дочь Мары.

Еще совсем немного. Еще несколько дней, и станет ноздреватым снег на земле. Заплачут, закапают водой сосульки, появившиеся в одну ночь и прожившие так недолго. Прекрасные белоствольные берёзы, вздрогнув ветвями, сбросят остатки снега и льда, и наполнят лес терпким ароматом набухающих почек.

Придёт месяц берёзень! Настанет весна!

Велес толкнул дверь избы, в два шага преодолел сени и вошел в комнату.

Он замер на пороге с удивлением рассматривая девочку лет десяти-одиннадцати.

- Меня не было всего-то несколько дней, - задумчиво почесал бороду бог Нави, - когда же ты успела так вырасти?!

Девочка только грустно улыбнулась Велесу и, бог перевел вопрошающий взгляд на кикимору.

- А мне почём знать?! – затараторила нянька, - уложила спать ребенка, а утром уже увидела отроковицу!

- Не ругайся на неё, - девочка нежно улыбнулась Велесу, - откуда кикиморе знать, как короток мой век? Еще несколько дней, и я исчезну. Растворюсь в прозрачной дымке весны. Если ты, конечно, не отдашь меня на заклание матери.

- Собирайся! – велел Велес девочке.

- Нужно её одеть! – посмотрел на кикимору, - там, куда мы отправимся, холода стоят посильнее наших! Я и сам редко забираюсь на крайний север Нави.

Кикимора растерянно пожала плечами:

- Да во что же мы обрядим девицу? Нет здесь ничего подходящего!

- Не беспокойтесь, - девочка поднялась с лавки у окна, - мне не страшны холода, - и шагнула к Велесу, который залюбовался её белокурыми волосами, ниспадающими пышной волной к самому полу.

На девочке была только тонкая полупрозрачная рубаха, белая, как первый снег.

- Точно не озябнешь? – переспросил Велес.

Девочка покачала головой, всё так же беззащитно улыбаясь.

- Тогда иди ко мне и не разжимай рук, что бы ни случилось! – бог Нави крепко обнял девочку, накрыл её своей бородой, и, закружившись как волчок, исчез через несколько мгновений.

- Фу-ух! – засмеялась кикимора, - освободилась я от службы! Пересижу еще несколько деньков в избе, дождусь пока вода в болоте растает, и можно домой! Может, Велес наградит меня за службу, - размечталась кикимора, - позволит вернуть облик русалочий! А то надоело уже уродиной жить! – кикимора снова шмыгнула длинным острым носом.

Вокруг, на сколько хватало взгляда, расстилались ровные снега. В небе цвета голубой вылинявшей ткани тут и там вспыхивали разноцветные искры, которые через какое-то время превратились в сполохи, раскрасившие снег.

- Как красиво, - девочка выбралась из-под бороды Велеса и огляделась, - и как пустынно. Здесь хоть кто-то живёт?

- Конечно, - усмехнулся Велес, - любой, даже самый далёкий и необычный уголок мира, для кого-то является домом.

- И где же здешние обитатели? – девочка скользнула взглядом по бескрайней снежной пустыне.

- Обожди немного, - Велес смотрел вдаль, - сейчас появятся.

Вначале девочка увидела вдали два огромных сугроба. Потом поняла, что «сугробы» движутся, неторопливо приближаясь к ним.

Два белых медведя замерли в нескольких метрах от Велеса и девочки.

- Я привел к вам новую обитательницу Севера! – крикнул медведям Велес, - оберегайте и защищайте её! Отныне она будет вашей Королевой!

Медведи только кивнули в ответ, принимая к сведению сказанное богом Нави.

- Я приду за ней, когда мир Нави и Яви укроет первый снег! – крикнул на прощанье Велес и исчез в закружившемся вокруг него вихре.

- Взбирайся мне на спину, Королева! – сказал медведь, что был поменьше, - мы отнесём тебя в наше логово! Недавно у нас родился медвежонок, тебе будет интересно с ним познакомиться.

- Да и малышу будет с кем поиграть, - огромная пасть второго медведя обнажила белоснежные клыки.

Королева поняла, что медведь ей улыбнулся.

В пути Королева увидела полынью, из которой показались чьи-то лоснящиеся усатые головы.

- Это моржи, - объяснил бегущий впереди медведь.

- Поприветствуйте нашу Королеву! – велела моржам медведица.

- Да пребудет с тобой вечный холод, Королева! – прокричали моржи, прежде чем скрыться в ледяной воде.

- Вон там пингвины! – медведь махнул огромной башкой в направлении замерших вдалеке непонятных существ, стоявших вертикально и повернувших к ним головы, - они пугливы и подойдут нескоро.

- Поприветствуйте нашу Королеву! – крикнула погромче медведица, обращаясь к пингвинам.

- Да украсят твоё ложе нетающие снега, Королева! – отозвались пингвины.

Высоко в небе, распахнув на метр крылья, замерла в бреющем полёте птица.

- Это королевский альбатрос, - продолжила объяснять медведица.

Ждать, пока ему велят приветствовать Королеву, альбатрос не стал. Он крикнул из блистающего разноцветными сполохами неба:

- Да воссияет над тобой небо Севера, Королева! – альбатрос взмахнул крыльями, и Королева почувствовала, как её тело обдал ледяной ветер.

- Вот мы и пришли, - медведица остановилась у небольшого холмика с зияющей дырой в центре, - пока, поживи с нами, Королева, а завтра мы призовём соседей и начнем возводить твой дворец!

Из берлоги высунулась любопытная мордочка медвежонка:

- Ты со мной поиграешь, Королева? – спросил малыш и тут же юркнул обратно в берлогу, встретившись с грозным взглядом отца.

Глава четырнадцатая

Время летело быстро и незаметно.

Вскоре, Королева перебралась в свой ледяной чертог. Не то чтобы ей не нравилась жизнь в приютившем её семействе белых медведей, но просто не хотелось огорчать тех жителей Севера, которые приступили к строительству дома для своей Королевы буквально на следующий день.

Моржи выпиливали глыбы льда, а медведи оттаскивали их к облюбованному Королевой месту.

Педантичные и скрупулёзные пингвины выкладывали мозаичный пол из кусочков льда разного цвета. Оказалось, что лед может быть всевозможных оттенков! От синего до полностью прозрачного! Прежде, до того, как попасть на Север, Королева этого не знала.

Альбатрос осматривал все строение с высоты полёта, и если замечал какую-то погрешность, немедленно сообщал медведям, вынуждая их перекладывать стены чуть ли не наново.

Полярные волки и лисицы занялись сооружением мебели, и вскоре в спальне королевы было воздвигнуто поистине королевское ложе. Над туалетным столиком, вырезанным из сплошного куска патового синего льда, водрузили зеркало, поверхность которого отполировали до блеска, придав ему отражающие свойства, мягкие и юркие горностаи.

Тюлени и нерпы отциклевали мозаичный пол, а полярные совы устлали ложе Королевы мягчайшим пухом.

Розовые чайки и альбатросы сложили остроконечные башенки над дворцом королевы, и он засверкал, переливаясь в лучах солнца.

Все было готово к новоселью, и Королева, поцеловав уже подросшего к этому времени медвежонка в черный нос, перебралась в свой ледяной чертог.

Дни Королевы проходили в трудах и заботах.

Нужно было обязательно проверить, не уронил ли кто-то из пугливых пингвинов на лёд драгоценное яйцо, из которого вскоре появится малыш.

Нужно не забыть поговорить с волками. Пусть они проследят за песцами и лисами. Пусть не разрешают этим маленьким шустрым пушистикам разорять чаячьи гнёзда.

Нужно помирить моржей и тюленей, не поделивших полынью.

Нужно спросить альбатроса, нет ли кого незваного на границе Севера.

День сменялся ночью, и Королева, уставшая, но довольная проделанной работой, засыпала на своём мягком ложе, счастливо улыбаясь.

Она была бы вовсе не прочь остаться здесь навсегда. Забыть о той, которая её родила. И никогда никуда не возвращаться.

Но вылетели из гнёзд птенцы чаек и альбатросов.

Подросли детёныши лис, песцов и волков.

Все меньше становилась полынья, в которой плескались моржи и тюлени.

Покинули мягкое убежище на родительских лапах молодые пингвины.

Небо Севера снова стало хмурым и пасмурным и вскоре окрасилось разноцветными сполохами.

Даже в стране вечного холода наступает зима.

- Вижу, что ты, девочка, хорошо обустроилась! – заложив руки за спину у входа в ледяной чертог стоял Велес, дожидаясь пока хозяйка замка пригласит его войти.

Королева проснулась совсем недавно. Она уже успела выпить бокал талого снега напополам с колотым льдом и сидела у туалетного столика, ожидая, пока горностаи и белые песцы помогут ей расчесать и уложить волосы. Услышав голос Велеса, девушка мгновенно вскочила на ноги и бросилась ко входу в своё жилище.

- Быстро бегите, - крикнула пушистым помощницам, - я позову вас, когда понадобитесь.

Горностаи и песцы бросились врассыпную, и вскоре их белые шубки стало невозможно рассмотреть на белом снегу.

- Входи, отец! – Королева сделала знак рукой, приглашая Велеса в свой дом, - мне нужно собраться. Как я понимаю, ты пришел, чтобы забрать меня?

- Да, - вздохнул Велес, - тебе пора возвращаться! Но вначале мне нужно поговорить с тобой.

Бог Нави огляделся по сторонам:

- Ни лавки, ни стула! Куда бы мне присесть?

- Можно вот здесь, - Королева смущено указала на куб льда у туалетного столика.

- Сидеть на льду?! – возмутился Велес, - да так я себе все причиндалы отморожу!

Королева расхохоталась, догадавшись, что имеет ввиду говоря о причиндалах бог Нави:

- Не волнуйся, отец, здесь лёд тёплый!

Велес опасливо коснулся рукой предполагаемого табурета и удивлённо констатировал:

- Действительно тёплый, - и сел поудобнее.

Королева опустилась на мозаичный ледяной пол у ног бога Нави:

- Я слушаю тебя, отец.

- Ты ведь знаешь, что я тебе не отец, - вздохнул Велес.

- Знаю, - кивнула Королева, - только как же мне к тебе обращаться? По имени? Неудобно. По статусу? Слишком официально.

- Ты будешь жить в отеле! – Велес словно пропустил мимо ушей последнюю фразу Королевы. Хотя, если честно, у него просто не было ответа на вопрос девушки:

- Но ты должна быть готова к тому, что в любую минуту в отель может заявиться Мара. И постараться всеми силами избегать встреч с нею.

- Хорошо, - кивнула Королева, - мне нужно еще о чём-то знать?

- Обо всем остальном узнаешь по прибытию, - Велес осмотрел стройную фигурку девушки, на которой вместо одежды были навешаны какие-то нити, словно созданные из замерзшей струйки воды, щедро увешанные бусинами из шариков льда. Впрочем, этого вполне хватало, чтобы прикрыть тело, да и вряд ли кому-то из жителей здешних мест было дело до того, как одета их любимая Королева, но там, куда они отправляются, этот наряд может показаться неуместным и вызывающим.

- Больше нет ничего? – Велес ткнул пальцем в бусину.

- Нет, - покачала головой Королева, - тебе не нравится?

- Красиво, - усмехнулся Велес, - но в отеле тебе придётся переодеться. Идём? – и распахнул объятия.

Королева почувствовала, как вокруг её хрупкого тела сомкнулись руки бога Нави, как накрыла её пышная борода Велеса.

И закружилась в воздушном потоке переноса.

Велес, держа за руку Королеву, стоял на берегу какой-то речушки.

- Вон там, - Велес указал рукой на другой берег, - твой отель. В нём ты будешь жить каждую зиму.

- Хорошо, - кивнула Королева, - а почему здесь?

- Отель выстроен на границе Яви и Нави. Здесь ты будешь в относительной безопасности. Но я не могу воспрепятствовать Маре приходить в отель, когда ей вздумается! А потому, постарайся не попадаться ей на глаза! Войти в номер, предназначенный для тебя, Мара сможет только по твоему приглашению, а потому не вздумай этого делать! Лучше держаться подальше от козней твоей матери! Ибо с приходом зимы она снова начала стареть и впадать в ярость! И снова задумала уничтожить тебя любым способом!

- Я поняла, - вздохнула Королева.

- Тебе будут прислуживать горничные-русалки, - продолжил Велес, - каждый год это будут разные девушки, но они знают свои обязанности и помогут тебе советом, если в том возникнет нужда.

- Хорошо, - кивнула Королева, - мы можем идти. Только как нам перебраться через реку?

- Да по Калинову мосту, - рассмеялся Велес и ткнул пальцем в шаткий мостик, возникший словно из ниоткуда.

- Какое странное название, - задумалась Королева, - Калинов мост. А у этой речки имя есть?

- Конечно! – удивился вопросу Велес, - это река Смородина! Именно она и разделяет два мира: Явь и Навь. Я убедил Сварога в том, что мне нужен клочок пространства в Яви, и, сделав его пограничной зоной, воздвиг здесь отель. Первоначально этот дом планировался только для тебя. Но бог Прави настоял на том, что в отеле могут останавливаться и жить все боги, полубоги и сущности обоих миров. Только жителям Яви вход сюда разрешен не больше чем на час! После этого они либо вернутся обратно в Явь, либо навечно останутся в Нави!

- Почему в Нави? – заинтересовалась Королева, - разве вход в Правь для жителей Яви запрещен?

- Ну не то чтобы запрещен, - помялся Велес, - но попасть в Правь, а тем боле там остаться – проблематично. Впрочем, заболтались мы с тобой! Пойдём! – и первым шагнул на Калинов мост.

- Я рад видеть вас в отеле «На неведомых дорогах», Королева! – к девушке, растерянно оглядывающейся вокруг, устремился лощеный, одетый с иголочки, красавец. Лучезарная улыбка сияла на гладковыбритом лице. Вот только ультрамариновый глаз у красавчика был один. Вместо второго прикрывала пустую глазницу черная бархатная повязка. Впрочем, это вовсе не портило облик мужчины, а даже придавало ему некий шарм и загадочность.

- Управляющие отеля Лихо Одноглазое, - представил мужчину Велес, - здесь, на границе, каждый обитатель Нави может взять себе людское имя. Наш Лихушко решил назваться Олегом Львовичем Одинцовым! – ухмыльнулся бог Нави, - с чего так? Он сам тебе расскажет.

- Мне тоже нужно будет взять какое-то имя? – недовольно поморщилась спутница Велеса.

- Не обязательно, - успокоил девушку Велес.

- Тогда зовите меня Королевой! – девушка гордо вскинула голову, - других имен мне не требуется.

Велес и Лихо Одноглазое переглянулись и обменялись улыбками, суть которых была понятна только им двоим.

- Ты призвал домового, на которого я указал?! – поинтересовался бог Нави.

- Конечно! – радостно сообщил Лихушко, - еле уговорил гильдию домовых отдать его нам! – и гаркнул куда-то в пустоту коридора, - Дормидонт! Проводи гостью в её апартаменты!

Откуда-то из коридорного сумрака возник крепыш небольшого роста, с коротенькой, торчащей во все стороны, жесткой даже на вид, бородёнкой.

- Добро пожаловать в отель, Королева! - крепыш с трудом согнулся в поклоне. Сделать это легко и изящно ему мешало выпуклое немаленькое брюшко. Увидев улыбки на лицах присутствующих, домовой обиженно засопел:

- Я провожу вас, Королева! Следуйте за мной! – и устремился в один из коридоров.

Велес и Лихо Одноглазое остались одни.

- Как думаешь, она справится? – пробормотал бог Нави.

- Надеюсь, что да, - улыбка давно покинула лицо управляющего и сменилась озабоченностью.

- Присматривай! – велел бог Нави, - а мне пора. Дел накопилось невпроворот! – и быстро зашагал к выходу из отеля.

Королева стояла посередине абсолютно пустой комнаты.

- Здесь даже ложа нет, - растерянно пробормотала девушка, - мне что же, на полу спать?

- Зачем? – удивился Дормидонт, - вы только скажите, где и что вы хотели бы видеть в вашей гостиной и спальне, только ткните вашим прекрасным пальчиком, и я все вмиг исполню!

Королева пожала плечами:

- Здесь ложе, здесь туалетный столик с зеркалом, здесь зеркало побольше, здесь шкаф с одеждой. Велес сказал, что мне нужно переодеться!

- Не помешало бы, - усмехнулся Дормидонт и добавил, заметив, как нахмурилась Королева, - вы прекрасны в этом наряде! Но для встреч с посторонними нужно подобрать что-то боле закрытое.

Королева быстро пошла в следующую комнату:

- Расставьте вдоль стен и посередине что-то, на чем будет удобно сидеть! Гостей я принимать не собираюсь, но пусть будет!

- Вы что-то сказали, Королева? – домовой только вышел из спальни и девушка, поняв, что он не слышал её последних слов, заново озвучила своё пожелание.

- Будет сделано! – засуетился Дормидонт, - а пока – прошу вас вернуться в спальню! Ваши горничные уже ждут!

Королева ахнула, увидев, что комната обустроена в полном соответствии с её пожеланиями. Дормидонт даже добавил кое-что от себя. Ложе было воздвигнуто на постамент, а над ним сверкал и переливался словно созданный из льда и снега полупрозрачный балдахин.

В спальне откуда-то появились четыре девушки, держащие в руках канделябры с зажженными свечами:

- Позвольте приготовить вас ко сну, - обратилась одна из девушек к хозяйке номера.

- Что значит – приготовить ко сну? – удивилась Королева.

- Ну как же, как же? – защебетала вторая девушка, - макияж, омовение, причёска.

- Вы должны встретить ночь во всем великолепии! – поддержала подруг третья.

- И не дать Маре уничтожить наши миры, - грустно подытожила четвёртая.

- И - да, - словно вспомнила о чем-то первая девушка, - мы – русалки! И будем прислуживать вам всю эту зиму.

Королева так устала за сегодняшний день, что, невзирая на сонм вопросов, кружащих в голове, решила все разговоры отложить назавтра. Она опустилась на квадратный пуфик у туалетного столика:

- Делайте все, что нужно, - велела горничным и почувствовала, как её лица коснулся кусок ткани, пропитанной чем-то освежающим и прохладным, как вода Севера. Как ступни ножек покалывают льдинки, словно вынутые из проруби в океане Севера. Как по волосам заскользил серебряный гребень, словно их обдувает ветер Севера.

Королева набросила предложенный одной из горничных пеньюар. И обернулась, услышав обращенные к ней слова:

- Посмотрите на себя, Королева. Все ли хорошо мы сделали?

Девушка обернулась. Посмотрела в огромное овальное зеркало в серебряной оправе, заботливо выдвинутое второй горничной на середину спальни.

Если до сегодняшнего дня она абсолютно ничего не вкладывала в понятие «королева», кроме обычного набора букв и звуков, то сейчас, глядя на свое отражение, впервые поняла: вот она! Настоящая Королева! С тонким станом, с удлиненным лицом, с огромными сияющими синими глазами, с изогнутым в дерзкой усмешке ртом, с белокурыми волосами, ниспадающими к полу.

Королева провела руками по полупрозрачной ткани пеньюара, удивилась его нежности и воздушности. Слегка повернув голову, похвалила горничных:

- Я довольна. Можете помочь мне лечь в постель и уходите!

Горничные улыбались, укрывая Королеву невесомым одеялом. Думали: «Королева довольна! Королева их похвалила! Королева может замолвить за них словечко перед Велесом! И тогда им будет позволено вернуться в Навь!»

Но Королеве не было дела до чьих-то дум. Она уже не слышала, как девушки покинули спальню.

Королева крепко спала, счастливо и беззаботно улыбаясь.

В эту ночь в Яви и Нави выпал первый снег.

Он укрыл толстым и мягким одеялом замерзающую, скукожившуюся от злобных холодных ветров грудь земли.

Снег спрятал под защитным покровом все живое.

Глава пятнадцатая

День сменялся ночью, а ночь – днем.

Отгремел петардами и отсверкал салютами Новый Год, праздник, который Кирилл давно перестал любить. Это когда-то запах ёловой хвои, оттаивающей после морозной улицы в тёплом доме, веселил и радовал. Как и аромат дефицитных во времена детства Кирилла мандаринов. Это когда-то он мечтал сбежать из родительского дома в новогоднюю ночь, чтобы встретить и провести этот праздник с ровесниками.

Теперь Кирилл уходил из дома не потому что его куда-то тянуло или кто-то позвал. Он просто не мог оставаться один. Не мог слышать смех на площади за окнами. Не мог видеть пробегающих мимо счастливых людей, торопящихся к тем, кто ждёт их, кто посматривает на часы, в надежде встретить праздник вместе.

Немногочисленные друзья давно обзавелись либо семьями, либо постоянными подружками. И каждая из дам стремилась «устроить жизнь» одинокого, привлекательного, молодого мужчины, не понимая, что Кириллу это не нужно! Что не хочет от морочить голову женщине или девушке, настроенной на, как минимум, продолжительные отношения, а, как максимум, на законный брак!

Именно поэтому Кирилл перестал принимать приглашения друзей встретить новый год вместе. Ведь это они, вернее, их женщины, считали, что новогодний праздник самое время для начала «новой жизни».

Новой жизни Кирилл не хотел. Его вполне устраивала старая. И самым лучшим вариантом для встречи нового года была покупка билета в какой-то клуб или ресторан. Где к твоему приходу уже накрыт стол. Где играет хорошая ненавязчивая музыка. Где мужчины в дорогих костюмах курят дорогие сигары и пьют дорогой ром. Где женщины сверкают обнаженными плечами, бриллиантами и ищущими приключения на одну ночь глазами.

Кирилл вздохнул с облегчением, поняв, что и этот припадок вселенской эйфории под названием Новый Год он благополучно пережил с минимальным ущербом для своего кошелька и абсолютной безопасностью для статуса «старого холостяка». Девица, томная брюнетка, будучи разгоряченной шампанским и каким-то лёгким наркотиком, бросила свою компанию и укатила с Кириллом «в рассвет» уже перед утром первого дня нового года. Мужчина облегчённо вздохнул, когда, проснувшись ближе к вечеру, новой пассии не обнаружил ни в своей постели, ни в квартире. Только визитка с номером телефона на глянцевом белом картоне, да следы помады на оборотной стороне поверх слов: «Все было великолепно! Если захочешь продолжить – позвони!»

Ничего продолжать Кирилл не хотел, а потому, засунув визитку дамы, чье имя он даже не вспомнил бы, не будь этой карточки, в глубину коробки для всяких не совсем нужных мелочей, буквально через неделю после праздника укатил за границу.

Правда, перед отъездом Кирилл позвонил Игорю Валентиновичу, лечащему врачу той девчонки, которую он нашел в заснеженном авто на пригородной дороге. Не то чтобы Кирилл думал о своей «находке» постоянно, этого, если честно, не было. Да и встреча с родителями девушки оставила неприятный осадок. Но нужно было поставить какую-то точку во всей этой истории. Сказать самому себе: «Я сделал все что мог», - и продолжать жить своей жизнью.

Именно такой «точкой», как думал тогда Кирилл, и должен стать вот этот последний звонок.

Врач был чем-то занят, отвечал быстро и невпопад. Из его слов Кирилл понял, что в состоянии девушки видимых изменений нет, что уход за больной оплачивают её родители, а потому беспокоиться ему, Кириллу, не о чем.

«Ну не о чем – так не о чем», - Кирилл нажал клавишу отбоя.

И на следующий день улетел в Австрию для заключения контракта на поставку медикаментов.

Игорь Валентинович Пашковский стоял у изголовья постели Снежаны и внимательно вглядывался в показания приборов, сверяя данные с теми, что было отображены в истории болезни девушки.

Когда-то, как говорил сам Игорь, «на заре туманной юности», еще будучи студентом медина, он всерьёз увлёкся проблемами крионики, которую с переменным успехом то объявляли лженаукой, то превозносили до небес.

С годами мечты о вечной жизни для избранных, обеспеченной путём заморозки, отошли в сторону, сменившись тщательным изучением того, как влияет холод на организм человека.

Игорь скрупулёзно вычитывал все доступные материалы. С интересом следил за опытами по временному охлаждению, проводимыми на добровольцах, размышлял и анализировал, надеясь, что когда-нибудь его отрывочные записи и мысли смогут превратиться во что-то более существенное.

Доктор Пашковский лечил больных с обморожениями, тщательно отслеживал какое именно время нахождения при низких температурах может привести к фатальным последствиям, а какое если и не оздоровит организм в целом, то и вреда не причинит.

Все это было, безусловно, интересно, и могло принести много пользы для коллег, работающих в одном с Игорем направлении… но сам доктор Пашковский, для себя лично, мечтал о другом. О случае необычном и неординарном! О больном, который поможет ему, Игорю Пашковскому, снискать лавры первооткрывателя и естествоиспытателя!

Вобщем, доктор мечтал о славе! И прославить его вполне могла вот эта девушка, никак не приходящая в сознание, ни и не умирающая вопреки всему.

Ему бы, доктору Пашковскому, только понять, чем вызвана бурная мозговая деятельность на фоне фатально пониженной температуры? Ну не может человек на протяжении двух недель жить с температурой тела меньше двадцати восьми градусов! А у этой девчонки всего-то двадцать! Конечно, этим можно объяснить то, что больная до сих пор в коме! Это-то, как раз, объяснимо! Но почему не образовываются тромбы? Почему продолжает нормально работать сердце? Почему она, эта Снежана Королёва, вообще до сих пор жива?! Какие антитела вырабатывает её организм?! Что помогает мозгу сохранить вот эту бешеную активность?! Что сейчас происходит у неё в голове?!

«Больная статична. Изменений нет», - Игорь сделал отметку в истории болезни Снежаны, еще раз полюбовался на пики энцефалографа, и вышел из палаты.

Мечты о всемирной славе – это хорошо, но в других палатах ждут больные с обмороженными конечностями, лечить которых его прямая обязанность.

Инспектор сидел в крохотном кабинетике районного отделения полиции расположенном в одном из окраинных районов города, и пил уже незнамо какую чашку горячего чаю.

До чего же ему осточертела эта нескончаемая зима! Этот ужасный холод, пронизывающий до костей и на улице, и в старом, продуваемом всеми ветрами здании отделения полиции!

Инспектор любил жаркое лето, но все, и хорошее и плохое, что произошло в его жизни, случилось именно зимой. Хотя, по-прошествии какого-то времени, инспектор все отчётливее понимал – все то, что он когда-то посчитал хорошим, на самом деле таковым не являлось.

Несколько лет тому назад недавно женившийся коллега пригласил тогда еще холостого инспектора встретить новый год в кругу его семьи. Пообещал, что там инспектора ждёт сюрприз. Под сюрпризом коллега подразумевал знакомство со старшей сестрой своей молодой жены.

Сюрприз удался! Только совсем не тот, на который рассчитывал коллега.

Едва инспектор пожал пальчики чужой жены, протянутые для знакомства, как понял, что влюбился! Окончательно и бесповоротно! И сделает все от него зависящее и даже независящее, чтобы чужая жена стала принадлежать ему.

Инспектор стал завсегдатаем в доме коллеги. Окружал его юную жену знаками внимания, засыпал подарками и комплиментами. Не заметить этой гипертрофированной внимательности мог только так же влюбленный в жену и всецело ей доверяющий коллега.

Чего не скажешь о сестрице молодой женщины! Уж она-то сразу смекнула, что на уме у инспектора. Но открывать глаза на происходящее ни сестре, ни её мужу не стала.

Еще неделя – и зиме конец!

Март порадует первым теплом и ласковым ветерком. Гомоном вернувшихся скворцов и ароматом просыпающихся трав и деревьев! Осталось только пережить, перетерпеть эту ужасную последнюю неделю февраля, когда кажется, что зима решила в последние дни выплеснуть на все живое скопившуюся злобу и лють.

Инспектор удивился, увидев у входа в отделение сестру той, по кому исстрадалось его сердце.

- Что-то случилось?! – инспектор не на шутку испугался. Увидеть здесь женщину, с которой едва знаком, он явно не ожидал.

- Нужно поговорить, - сообщила женщина.

- Я слушаю, - ответил инспектор, - пройдёмте в мой кабинет.

- Нет, - усмехнулась визитёрка, - лучше посидим на скамейке в парке.

- В такой холод в парк? – удивился инспектор.

- Ничего, - улыбка женщины стала еще шире, - не замёрзнешь! Тем более, что в разговоре ты заинтересован не меньше моего!

Инспектора покоробило от этого панибратского «ты», и он совсем уж было собрался поставить нахалку на место, когда услышал слова, заставившие его передумать.

- Речь пойдёт о моей сестре, - улыбка на лице женщины сменилась злобной гримасой, - ну и о тебе, конечно!

- Тогда пошли! – инспектор был готов идти куда угодно и с кем угодно, если только ему могли хоть что-то сообщить о чужой жене.

В эту же ночь он сделал все, что велела ему сестра женщины, в которую инспектор был безнадёжно влюблён.

Выехав за город, свернул на просёлочную дорогу.

Долго всматривался в лес, чернеющий за окнами авто и освещаемый только светом фар его же автомобиля.

Едва не проехал мимо старого дерева, треснувшего напополам от удара молнии и непонятно почему не выкорчеванного до сих пор службой лесничества.

Оставив машину на дороге, долго шел пешком, продираясь сквозь заросли мёрзлого кустарника.

Наконец, увидел прямо перед собой покрытую льдом речушку с перекинутым через неё мостиком. Невдалеке, на другом берегу речушки возвышался странный дом.

Инспектор достал из кармана дублёнки сухой гриб, который дала сестра безответно любимой им женщины, еще раз осмотрел эту «поганку», подумал, что доверился не понятно кому и может вполне окочуриться от этого «угощения». Но, с другой стороны, все было именно так, как и описала сегодняшняя визитёрша! Совпали все ориентиры! Он оказался в нужном месте!

Инспектор засунул в рот сухой гриб и начал медленно пережевывать, смачивая слюной. Что там велела эта баба? Ни в коем случае не запивать? Проглотить сразу, как разжуёшь? Ну ладненько! Он сделает все, как было сказано.

Инспектор судорожно глотнул и почувствовал, как по пищеводу начал медленно опускаться жесткий комок.

Прошло несколько минут, и инспектор понял, что все вокруг стало меняться. Снег, до этого беспорядочно сыпавший с черного неба, закружил вихревыми столбами. А в центре этих столбов, нелепо взмахивая руками, кружила в диком танце женщина.

- Мара! – закричал инспектор, - я пришел за помощью!

Не прекращая кружиться, женщина непостижимым образом оказалась рядом и остановилась.

На инспектора, злобно сверкая абсолютно белыми глазами, уставилась ужасная старуха.

- Чего ты хочешь, обитатель Яви?! – прошамкала старуха беззубым ртом.

- Хочу, чтобы ты убила, выморозила, выдула любовь к другому из сердца моей избранницы! – прокричал инспектор в лицо старухи, - хочу, чтобы привела её последняя пурга этой зимы к моему порогу!

- Выдуть. Выморозить. Убить? Это мне по-нраву! – расхохоталась старуха, - но ты должен знать, что я потребую плату!

- Я знаю! – инспектору казалось, что еще немного, и он сам замёрзнет, как лёд, что сковал речку, - говори, чего тебе нужно?! Я сделаю все!

Старуха ненадолго задумалась:

- Иди пока. Нынче вечером жди свою зазнобу! А о долге я тебе напомню, когда придёт время!

Инспектор очнулся уже дома. Он сидел, не раздеваясь, в кухне и трясся от не отпускающего холода.

Так прошел весь день.

Едва на улице начало темнеть, как в его дверь постучали…

Та, что еще сегодня утром любила своего мужа и не знала, что в целом мире может быть кто-то лучше его, едва над городом сгустились сумерки, сняла с антресолей чемодан и начала быстро сбрасывать в него вещи.

- Куда ты собираешься? – растерялся муж.

- Я ухожу, - равнодушно пожала плечами жена, - я больше не люблю тебя, - и захлопнула за собой дверь квартиры.

- Я больше не люблю его, - повторила женщина инспектору слова, сказанные час назад.

- А меня? – инспектор схватил чемодан и провёл женщину в квартиру, - меня ты любишь?

- Не знаю, - женщина пожала плечами, - но хочу быть здесь.

- Оставайся, - инспектор помог женщине раздеться, - даже если ты меня никогда не полюбишь, моей любви хватит на двоих.

Только спустя год инспектор понял, каким самонадеянным был, говоря, что его любви хватит на двоих!

Он сочетался законным браком с той, что совсем недавно была женой его коллеги.

Он очень боялся, что женщина одумается и вернётся к бывшему мужу, и хотел каким-то образом привязать её к себе.

Осыпал подарками, водил в театры и рестораны, старался хоть как-то развлечь. Но все было тщетно.

Казалось, что в глазах и сердце уже его жены навечно поселился холод равнодушия.

Нет! Он хотел совсем не этого! Его обманули! Обманула эта ужасная бабка! А перед этим обманула сестра его жены! Нужно немедленно её найти! Нужно немедленно поговорить и узнать, как же теперь сделать так, чтобы та, которую он увел у друга, полюбила его!

На вопрос, где живёт её сестра, жена инспектора только пожала плечами:

- Не знаю. Мы давно не общаемся. Друзья сказали, что она вышла замуж и куда-то переехала.

- И как же мне её теперь найти? – растерялся инспектор.

- Спроси у того, кто когда-то был моим мужем, - равнодушно посоветовала женщина, - друзья сказали, что видели их вместе однажды.

В квартире коллеги, тоже уже бывшего, потому как он быстро пошел на повышение полгода тому назад, было шумно и весело.

Инспектор нажал кнопку звонка.

Дверь распахнула та, что рассказала, как заполучить её сестричку:

- Ты зачем пришел? – нахмурилась женщина, - тебе здесь места нет! Уходи и живи своей жизнью! И не мешай нам!

- Дорогая, куда ты запропала? – из глубины квартиры показался бывший коллега и заулыбался, увидев инспектора, - привет, дружище! А ты вовремя! Мы как раз празднуем помолвку, - коллега коснулся губами виска женщины, все так же стоящей на пороге, - проходи! Присоединяйся! – предложил инспектору.

- Да у нас ведь все уже расписано и рассчитано, - улыбнулась невеста, - для незваных гостей мест нет! Ты иди к гостям, любимый, а я сейчас вернусь. Вот только мужа моей сестры провожу! – и закрыла за спиной входную дверь, вытолкав инспектора на площадку.

- И что всё это значит?! – инспектор грубо схватил женщину за руку, едва они оказались на лестничной клетке.

- А то и значит! - усмехнулась женщина, легко освободившись от захвата, - ты хотел, чтобы моя сестра разлюбила мужа? Вот она и разлюбила! Ты хотел, чтобы она пришла к тебе? Она и пришла! Так в чём дело?

- Она меня не любит! – взвыл инспектор, - это все ты подстроила! Это ты положила глаз на мужа сестры и нашла способ его заполучить! А я оказался в дураках! И не знаю, что теперь делать!

- И я не знаю, - женщина продолжала ехидно улыбаться, - а бывший муж моей сестрички – человек хороший. Вот я его и пожалела. Пригрела и утешила. И не вижу в этом ничего зазорного!

- Может, мне снова попросить о помощи ту бабку? Мару? – растерянно пробормотал инспектор, - пусть снова поможет! Как думаешь, можно опять пойти к тому ручью?

- Пойти-то ты пойдёшь, - ответила женщина, - да вот только без грибочка ничего не найдёшь и не увидишь. И не станет Мара тебе помогать, пока предыдущий должок не отработаешь!

- Ты дашь мне гриб?! – инспектор снова попытался схватить собеседницу за руку, но тут же передумал, увидев её сверкнувшие бешенством глаза.

- Дам, - кивнула сестра жены инспектора, - осенью приходи. Но соваться прежде чем не рассчитаешься с Марой за предыдущую услугу, даже не вздумай! Толку не будет, только гриб напрасно сожрёшь!

- И когда же она соизволит явиться за должком? – совсем сник инспектор.

- Я почём знаю, - пожала плечами женщина, - жди!

Какое-то звериное чутьё, ментовской инстинкт, какой-то вдруг проснувшийся внутренний голос подсказал инспектору, что час расплаты не за горами, едва он увидел все то же расщепленное до корня дерево на обочине пригородной дороги.

И что все, чего потребует Мара, будет завязано вот на эту потерпевшую.

А это значит, что нужно, не дожидаясь визита бабки, собрать в своих руках все ниточки происшествия. Повязать одной нитью всех, кто в нем так или иначе замешан. Пусть каждый чувствует свою вину в случившемся и свою зависимость от него, инспектора!

А уж когда заявится Мара – он будет готов отдать долг и потребовать очередную услугу.

Заветный грибочек на всякий случай он уже получил и припрятал подальше от чужих глаз.

Глава шестнадцатая

- Вам нельзя на ту сторону, Королева! – Олег Львович тронул Снежану за плечо, и девушка, словно очнувшись от дум, обернулась.

Сегодня утром Снежана уговорила управляющего отеля отправиться вместе с нею на прогулку. Собственно, ей никто и не запрещал покидать отель. Она могла гулять, где ей вдумается. Но в сопровождении кого-то из служащих.

А вот с этим были проблемы. Потому как русалки наотрез отказались выходить «на этот ужасный холод», домовой Дормидонт не желал оставить без надзора «подведомственное строение», а управляющий Лихо Одноглазое был всегда чем-то занят.

Да и, если честно, Снежана побаивалась неожиданной встречи с Марой.

Однажды, Снежана, вопреки страху перед Марой и запрету управляющего, решила совершить вылазку из отеля самостоятельно. Но, проплутав по лестницам и бесконечным коридорам больше часа, вновь оказалась у двери своего же номера. Девушка поняла, что так просто отель, живущий, как казалось Снежане, собственной жизнью, её не выпустит, и больше не предпринимала попыток его покинуть.

Сегодня утром горничные, весело перемигиваясь, сообщили Снежане, что управляющий зайдёт за нею, когда солнце поднимется на три вершка над лесом и они отправятся вместе на прогулку.

Снежана прикинула, что «три вершка над лесом» равны примерно полудню и к назначенному времени была готова.

Яркое зимнее солнце сверкало в белоснежных сугробах вокруг отеля. Никто и не подумал сгребать мягкий пушистый снег. Просто в нём кто-то протоптал узкие тропинки, свернув с которых можно было утонуть в снегу по пояс. Но нужды куда-то сворачивать не было, потому как Снежана думала о том, что случится, если она, например, прямо сейчас рванёт вон к тому мостику и перебежит на другую сторону речки.

- Вы, Снежана, не можете попасть в Явь, находясь в теле Королевы, - в голосе управляющего звучала какая-то непонятная девушке грусть.

- А как же Велес? Как же Мара? Вы ведь сама рассказывали, что они ходят в Явь, когда захотят?!

- Они боги, - вздохнул управляющий, - в одной из книг, написанных мудрецом давным давно жившим в Яви, сказано: что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку. Слышали, небось, такое выражение?

- Слышала! – Снежана обиженно прикусила губу, - но вот только считать себя животным как-то не очень приятно.

- Ну зачем же сразу – животным? – расхохотался Олег Львович, - это иносказание. Метафора, знаете о таких?

- Да что вы мне экзамен устроили? – возмутилась Снежана, - вы и понятия не имеете о чём я слышала и что знаю!

- Не горячитесь, Королева! – предостерёг управляющий и указал на ветвь дерева, с которого закапал начавший таять снег, - рановато еще для оттепели.

«Мда, - думала Снежана, - трудно приходится этой бедняжке Королеве. Это ведь совсем не просто – держать эмоции под постоянным контролем».

Но заинтересовало девушку совсем другое:

- Вы говорили, что Королева уже не в первый раз уходит в Явь! Это значит, что она тоже богиня?

- К сожалению – нет, - покачал головой управляющий, - она дочь богини. О том, кто отец Королевы мы так и не узнали. Но, учитывая её способности и возможности, вполне можем считать Королеву одной из тех, кого называют полубогами.

- Ну а вы, Лихушко? – Снежана впервые назвала управляющего тем именем, которое употребляли обитатели Нави, - кто вы?

- Я? – управляющий грустно улыбнулся, - я тоже полубог.

- И вы знаете о том, кто ваши родители? – глаза Снежаны блеснули от любопытства.

- Конечно! – подтвердил Лихо Одноглазое, - мой отец – Чернобог! А мать – простая жительница Яви, которую возжелал сластолюбивый бог.

- А почему у вас один глаз? – Снежана вовсе не собиралась ограничиться столь скудными сведениями, которыми поделился управляющий.

- Вообще-то их два, - вздохнул Лихо, - моя мать была очень доброй и праведной женщиной. Чернобог взял её насильно, решив сделать меня, своего отпрыска, еще большим носителем зла, чем он сам. Та, что подарила мне жизнь, попросила о помощи Белобога, которого почитала всю жизнь, и он отозвался на мольбы несчастной женщины. И сделал так, что одним глазом я видел все самое лучше и доброе, что есть во всех мирах, а другим – всё зло и мерзость, что в них творится.

- А этот Белобог не мог полностью скорректировать ваше зрение?! – возмутилась Снежана.

- Не мог! – нахмурился Лихо, - Белобог и Чернобог равны по силе! Они братья! И не способны существовать один без другого! Если когда-нибудь один из них исчезнет с лика миров, то всех постигнут страшные беды! А потому, чтобы не смотреть на жизнь глазом, полученным от Чернобога, я всегда закрываю его вот этим, - управляющий коснулся пальцами черной бархатной повязки на лице, - дабы не видеть зла и оградить себя от желания служить ему и множить его своими деяниями.

- Значит, будете ли вы творить добро или сеять зло зависит от того, каким глазом вы станете смотреть на мир?! – удивилась девушка.

- Именно так, - подтвердил управляющий, - и иногда меня просто разрывает от желания сорвать повязку и начать измываться над жителями Яви, неся им страдания и беды!

- Вы очень сильный, Лихушко, - похвалила Снежана, - я знаю, как трудно порой бывает противиться соблазнам.

- Я рассказал вам об этом, Снежана, только для того, чтобы вы наконец-то поняли, что у каждого из нас свой урок. И нам надлежит исполнить его достойно! – управляющий словно поставил точку в беседе.

Правда, Снежана вовсе не считала разговор законченным:

- А почему вы решили взять на себя обязанности управляющего отелем? – продолжила допытываться девушка.

- Здесь мне проще бороться с соблазном, - вздохнул управляющий, - и здесь я могу быть рядом с моей Королевой.

- Да вы никак влюблены в вашу Королеву? – лукаво улыбнулась Снежана.

- Влюблён? – Лихо удивлёно вскинул одну бровь, - не знаю. Не думал об этом. Но здесь, в отеле, я могу служить ей, выполнять её просьбы и приказы, ограждать от визитов Мары, которые в этот раз начались слишком уж рано.

- А когда обычно Мара начинала досаждать дочери? – полюбопытствовала Снежана.

- За две недели до наступления весны, - пояснил управляющий, - во второй половине месяца лютого. Именно тогда Королеве приходится труднее всего. А сейчас на дворе сечень. И Мара уже заявилась в отель.

- Как называется месяц лютый в Яви? – Снежана о чем-то задумалась.

- Февраль, - объяснил управляющий.

- Вы хотите сказать, что скоро февраль?! – удивлению девушки не было границ.

- Да, - кивнул управляющий, - что вас так удивляет?

- А как же Новый Год?! Почему его наступление никак не отметили?! – огорчилась Снежана.

- О чем вы говорите, Королева?! – возмутился Лихо Одноглазое, - новый год придёт в вересне! После того, как созреют плоды и опустеют пашни! После того, как в землю упадут первые зерна озимых, и начнёт зарождаться новая жизнь! И почему жители Яви отмечают этот день в середине зимы – я не понимаю!

- И еще один вопрос, не унималась Снежана, - а вересень у нас, как я понимаю, это сентябрь?

- Все верно, - улыбнулся девушке управляющий, - еще совсем немного и вы полностью освоитесь в Нави!

- Не стану я нигде осваиваться, - возмутилась Снежана, - я хочу вернуться домой! В своё тело! К родителям и привычной жизни! Когда уже вернётся эта ваша Королева?! Когда освободит меня от необходимости делать то, что мне не нравится?!

- Так уж и не нравится? – усмехнулся Лихо Одноглазое, - а мне показалось, что совсем наоборот.

- Показалось! – Снежана развернулась с явным намерением продолжить прогулку, но управляющий снова схватил её за руку:

- Бегите в отель вот по этой тропинке и никуда не сворачивайте! – Лихо подтолкнул девушку к выбранной им тропинке, - Дормидонт проведет вас в номер быстрым путём! Запритесь и никому не позволяйте войти!

- Да что случилось-то?! – растерялась Снежана.

- Мара возвращается! – Лихо толкнул девушку в тропинке, - и она в ярости! Бегите, моя Королева!

Глава семнадцатая

Мара пробиралась через заснеженный лес, ломая по пути кустарники, словно специально встающие у неё на дороге. Она ненавидела этот лес! Она ненавидела свою дочь, которой снова удалось улизнуть, спрятавшись в чужом теле! Она ненавидела Велеса, своего мужа, который всегда помогает этой девчонке! Ей! Той, которую с лёгкой руки Велеса именуют Королевой! И ничего, что эта недокоролева называет его, всемогущего правителя Нави, папенькой! Только теребит бороду, да ухмыляется, старый дурак!

Мара выстроила кордон из водяных, леших и кикимор, чем-то ей обязанных и поклявшихся в вечной преданности, вокруг отеля. Строго-настрого велела не допустить того, чтобы дочь смогла снова сбежать и скрыться в Яви! Ведь ей, Маре, и нужно-то было отлучиться всего на пару дней! И что?! Что они сделали?! Проворонили тот момент, когда произошла подмена!

Хвала Чернобогу, на месте где в теле жительницы Яви спряталась Королева, оказался именно тот инспектор, что был у неё в долгу! Именно он должен любым способом вынудить Королеву вернуться в отель! Вернуться в своё тело! И самое лучше, что может сделать должник, уничтожить оболочку, занятую её дочерью!

Как?! Да ей, Маре, какое дело?! Пусть сам что-то придумает! Выкрадет девчонку из больницы, обезглавит, вырвет сердце, утопит, повесит! Лишившись тела, дочь будет вынуждена вернуться!

А та самозванка, которая притворяется королевой, пусть убирается вон! Куда? Обратно в своё уже мёртвое тело! Она и так умерла бы, не почуй её присутствия радом с отелем Велес! Замёрзла бы в своей тарантайке! Вот пусть и катится к чертям и демонам!

Вернувшись из Нави, узнав, что дочь сбежала из отеля, Мара, поняв, что ей не удастся нагнать страху на наглую самозванку, отправилась в Явь.

Ей понадобилось несколько дней чтобы, используя свои связи, узнать о положении вещей и принять решение о том, как действовать дальше.

И первым, кому нанесла визит богиня, был инспектор полиции, к удовольствию Мары, вцепившийся в дело полузамёрзшей девушки мёртвой хваткой.

Собственно, Мара надеялась, что этот смертный с радостью бросится выполнять её приказ! Ухватится за возможность отплатить ей, богине, за услугу. Но все пошло совсем не так, как рассчитывала Мара.

Инспектор вместо того, чтобы припасть к ногам богини в благодарственном лобзании, начал говорить о том, что не получил того, на что рассчитывал. И может вообще не считать себя должником Мары.

- Ты выбрал неподходяще время, дабы обратиться ко мне за помощью, - Мара поджала сухие губы, - но я выполнила твою просьбу! Если бы ты пришел двумя, а лучше тремя неделями позже, я смогла бы поселить в сердце твоей избранницы любовь. Но ты торопился! И не подумал о том, что может дать тебе умирающая старуха, озлобленная на все миры!

- Я не выбирал время! – кричал инспектор, - я пришел, как только узнал о том, где искать помощи! По совету сестры моей возлюбленной!

- Неважные у тебя советчики, смертный, - захихикала Мара, - впредь думай, а потом делай!

- Но ведь ты можешь все исправить, правда, Мара? - в глазах инспектора зажегся огонёк надежды.

- Конечно могу! – богиня подмигнула инспектору глазом в котором зрачок закрывало бельмо, - но только после того, как ты, смертный, рассчитаешься за ранее оказанную услугу!

- Я не смогу выкрасть девушку из больницы, - загрустил инспектор, - а даже если бы мне это удалось, то не смог бы её убить!

- Нужно уничтожить это тело! – продолжала бесноваться Мара, - и я одарю твою избранницу небывалой любовью! Я обещаю!

Инспектор, представив то чувство, которое может проснуться в сердце его жены, панически искал выход из сложившейся ситуации:

- Хорошо! Я попробую настоять на том, чтобы девушку перевели в клинику попроще. Я достану для тебя, Мара, пропуск в больницу! Но убивать девчонку придётся тебе самой!

- Ты идиот, смертный?! – взвизгнула богиня, - да разве я стала бы искать у тебя помощи, если бы могла справиться сама?! Я не могу уничтожить жалкое тело жителя Яви! А мне нужно именно это!

- Зачем? – инспектор понимал, что впутывается в опасную игру, но решил разузнать о планах Мары. Поди знай, может когда-нибудь пригодятся сведения о замыслах богини.

- А вот это не твоего ума дело! – старуха злобно сверкнула здоровым глазом, - делай, что велено! Потому как если мне и не дано убить телесную оболочку жителя Яви, то его душу я могу так искорёжить, что начнёт сам мечтать о смерти!

Инспектор понимал, что его дальнейшее семейное счастье полностью зависит от этой сморщенной бабки, а потому панически искал выход из сложившейся ситуации. Но выхода, такого, чтобы удовлетворил Мару и не заставил его пойти на убийство, все не находилось, а потому он решил потянуть время:

- Хорошо, - кивнул инспектор, - я подумаю, что можно предпринять.

- Быстро думай! – рот старухи искривился в страшной гримасе, - времени у меня мало! – и Мара вылетела из здания полицейского участка, на прощанье хлопнув дверью, отчего задрожали стёкла в окне.

А может, это ураганный ветер ударил в окна так, что спина инспектора покрылась липким потом от испуга.

Но сколько инспектор не морщил лоб, план действий в голове не складывался. Приходили какие-то отрывочные идеи, но что бы вот так, от началал до конца, все не получалось.

Инспектор вынул из сейфа папку с делом Снежаны Королёвой, еще раз внимательно пересмотрел все бумаги, подумал:

«А что если прищучить этого бизнесмена?! Кирилла, как его там? Ага! Морозова! Все эти новоявленные бизнесмены только и умеют, что дрожать за свои деньги! Как он, этот Кирилл, перепугался, поняв, что он, инспектор, очень даже может обвинить его в намеренном доведении до несчастного случая! А то и самоубийства! Представить все так, словно девушка решила покончить с собой после свидания с ним! Ведь никто так и не знает, откуда эта Снежана ехала? И почему оказалась одна в заснеженном авто! И предложить этому Морозову решить проблему одним махом! Ведь как говаривали еще в старой ментовке: нет тела – нет дела! Девчонка умрёт, а с нею умрут все тайны! Да еще можно провернуть все так, что бизнесмен этот будет сапоги ему вылизывать от счастья и благодарности. Конечно, бизнесмен вряд ли станет пачкать руки. Но на то он и бизнесмен, чтобы иметь бабло и нанять киллера. Главное, действовать быстро и аккуратно! Но не забывать давить в нужный момент!»

Инспектор вынул из сейфа пузатую бутылку коньяка и сделал несколько глотков прямо из горлышка. План ему нравился все больше и больше!

«А уже заручившись принципиальным согласием этого Морозова, можно брать в оборот родителей девчонки! Убедить их, что они должны перевести дочь в ту клинику, где у него будет возможность её похитить!» - инспектор отхлебнул еще пару глотков и спрятал ополовиненную бутылку обратно в сейф. Набрал номер Кирилла, записанный в деле Снежаны Королёвой.

Инспектор долго объяснял Кириллу, зачем и почему ему нужно явиться в полицейский участок уже завтра утром. Наконец, Кириллу надоело слушать бесконечно повторяющиеся требования, и он ответил:

- Вы бы поберегли деньги, инспектор, я сейчас в Австрии, и мы в роуминге!

- Вот черт! – выругался инспектор, - что ж ты сразу не сказал?!

- Сказал, как только смог вставить хоть слово, - инспектору показалось, что Кирилл улыбается.

- И когда же вы будете в родном городе? – перешел на «вы» инспектор.

- Думаю, недельки через две, - ответил Кирилл и нажал кнопку отбоя.

- Все с тебя получу! – инспектор швырнул на стол ни в чем не повинную трубку, - за все рассчитаешься, буржуин проклятый!

Мужчина и сам не мог толком ответить, почему Кирилл вызывает в нем такую злобу и ненависть. Но ковыряться в своих чувствах инспектор не собирался. Если он ненавидит этого буржуя – значит так и надо!

На следующий день инспектор сообщил Маре, что в разработанном им плане есть одно слабое звено. И это отсутствие того, кто и убьет Снежану Королёву. Или закажет и оплатит её убийство.

Богиня требовала, чтобы инспектор придумал другой способ уничтожить девчонку, но он только качал головой. Другого плана у него не было. Нужно подождать пока вернётся Кирилл. А уж потом все, вполне возможно, закрутится так, что требование Мары будет выполнено в считанные дни.

Больше Маре в Яви делать было нечего.

Еще накануне она попыталась проникнуть в ожоговый центр, где лежало тело, в котором пряталась её дочь, но богиню туда просто-напросто не пустили. Нечего было делать старухе-оборванке в престижной клинике! Дальше холла Мара пройти не смогла.

И Мара решила вернуться в отель.

Там сейчас живёт самозванка, которой непонятно каким образом удаётся исполнять обязанности Королевы. Не иначе, как Лихо подсуетился! Приставил к самозванке самых лучших и опытных русалок! Да и Дормидонт так завязывает узлами лестницы и переплетает коридоры, что даже ей, богине, с трудом удалось отыскать номер дочери.

Ну да это ничего! Удалось один раз, получится и во второй!

И не нужно отвергать возможности запугать самозванку! Да так, чтобы она сама покинула тело Королевы! И в этом случае дочь будет вынуждена вернуться! А уж она, Мара, своего не упустит!

- Отвези меня к дереву! – потребовала Мара.

- К какому дереву? – растерялся инспектор.

- Сам знаешь к какому! – рявкнула богиня, - и поторопись!

Полицейский, сидевший на приёме заявлений от посетителей в дежурке отделения, проводил инспектора, сопровождавшего какую-то бабку удивленным взглядом. Но вопросов задавать не стал. Любопытствовать куда направляется вышестоящее начальство – себе дороже.

Мара вышла из полицейского автомобиля у расщепленного до самого корня сухого дерева.

- Сколько ты сказал ждать? – переспросила богиня, прежде чем удалиться в лес, - две недели? Я приду через две недели! И если ты попробуешь нарушить обещание, то пожалеешь о том, что вообще родился на свет!

- Вот ведь старая карга, - чертыхнулся инспектор, разворачиваясь на узкой дороге, - и ведь не сдохнет, сука!

Мара этих слов, конечно, не слышала. Она пробиралась сквозь кусты и заносы к отелю, где надеялась отыскать Снежану.

И очень надеялась не застать там Велеса.

Глава восемнадцатая

В холле отеля Мару встретил управляющий:

- Как погулялось, богиня? – растянул губы в широкой улыбке Лихо Одноглазое, - что новенького в миру? – и отряхнул с лацкана пиджака несуществующую соринку.

- Никак не передохнут, окаянные, - Мара злобно зыркнула на Олега Львовича здоровым глазом, - да еще это бельмо чёртово! Скоро впору будет у твоего портного повязку заказывать!

- Ну что вы, богиня, - рассмеялся управляющий, - зачем вам эти декоративные излишества? Еще какой-то месяцок, и снова станете молодой и прекрасной!

- А ты пробовал прожить этот месяцок?! – взвыла Мара, - ты представляешь, каково мне стареть и дряхлеть?! Да и еще переживать, удастся ли переродиться в этот раз, или доченька сумеет остаток силушки отжать?! – богиня прикусила язычок, поняв, что сболтнула лишку, но по единственному глазу Лиха, пытливо уставившемуся на неё, сразу поняла, что управляющий все слышал!

« Ну и чёрт с ним! - думала Мара, - если все пойдёт по плану, через две недели тело, в котором сейчас прячется её дочь, будет уничтожено! А уж она-то сумеет перехватить девчонку до того, как та увидится с Велесом и снова скроется на Севере!»

- Проводить вас в номер, богиня? – полюбопытствовал Лихо, - или сами доберётесь?

- Охрану мою позови! – взвизгнула Мара, - упырей и вурдалаков! Они и проведут!

Управляющий свистнул так, что у обычного человека заложило бы уши, и по коридору, топоча ботинками и сотрясая пол, кто-то промчался мимо холла.

- Вели Дормидонту прекратить свои игры! – злобилась Мара, - иначе, доберусь до него – мало ему не покажется.

- Ты сначала доберись, - откуда-то из стены раздался непонятно чей смешок.

Впрочем, через пару минут в холл влетели четверо мужчин. Двое из них обладали достаточно стройными телами и руками пианистов с длинными, пожалуй, даже слишком длинными, пальцами. Оба брюнеты с бледной кожей, тонкими ртами и водянистыми глазами навыкате. Пожалуй, их можно было бы назвать красивыми, если бы не полное отсутствие осмысленности во взгляде и багрово-красные тонкие губы.

Двое других были их противоположностью. Невысокого роста, коренастые, с огромными головами, землистой кожей, крохотными, словно запрятанными в нависающих складках, глазками и выпяченными мясистыми губами.

Мара, бросив взгляд на тех, кого назвала своей охраной, устремилась вглубь бокового коридора. Двое крепышей шли по обе стороны богини, а «пианисты» заняли места впереди и сзади.

- Дормидонт, - еде слышно позвал управляющий.

- Я здесь, Лихушко, - отозвался домовой.

- Покружи их по проходам-переходам! – велел Лихо Одноглазое, - пусть Королева хоть отдышится. Только-только успела проскочить перед этой мегерой.

- Это мы завсегда, - послышался голос удаляющегося Дормидонта, - это мы запросто!

Снежана вбежала в отель буквально за несколько минут до того, как туда вошла Мара. Она чувствовала, как Олег Львович дышит ей в затылок, но расспрашивать о чем-то не было времени, потому как девушку тут же схватил за руку домовой и увлёк за собою:

- Следуйте за мной, Королева! И постарайтесь не отставать! – юркая фигурка домового уже скрылась за поворотом бесконечного коридора, и Снежана, боясь потерять его из виду, побежала вперёд.

Девушка даже не ожидала, что они доберутся до номера так быстро. Но дверь распахнулась, Дормидонт отступил на шаг в сторону, и Снежана, что называется, очутилась в объятиях горничных, бросившихся ей навстречу:

- Королева! Хвала Велесу! Вы успели! Вы здесь!

- Да что вы так переполошились, - смутилась Снежана, - ничего мне эта Мара не сделает! Ведь мы уже встречались с нею – и я осталась жива и здорова!

- Так это когда было? – пролепетала Розочка.

- Почти неделя прошла после вашей встречи, - подхватила Раечка.

- А богиня с каждым днём становится все зле и все опаснее. – прошептала Риточка.

- Снимайте шубку и садитесь в кресло! – велела Римма, - нужно немедленно заняться вашими волосами! Посмотрите, что за окном делается!

Снежана взглянула в окно и ужаснулась. Казалось, что небо и земля смешались в едином снежном вихре. Ветер отрывал пласты смёрзшегося снега и швырял его в окна отеля. Верхушки огромных деревьев гнулись до земли. Трещали и ломались ветви.

Не споря и больше ни о чем не спрашивая, девушка, сбросив на пол шубку из белого горностая, села в кресло и отдалась в руки горничных.

Волосы, с которых Римма осторожно сняла сетку, под взмахами серебряного гребня потрескивали, словно наэлектризованные и поднимались в стороны, как огромный белоснежный нимб. Русалка тотчас подхватывала пряди руками, разглаживала их, словно успокаивая, и снова проводила по волосам гребнем.

Гул начал понемногу стихать, и Снежана отважилась снова взглянуть в окно. Метель еще не прекратилась, но уже явно пошла на убыль.

- Вам нужно быть очень осторожной, Королева, - Римма устало опустила руки, словно после тяжелой работы.

- Да-да, - подержала подругу Розочка, - не стоит без особой нужды покидать номер.

- Богиня начала лютовать, - вздохнула Раечка.

- А тут еще и Велес куда-то запропал, - прошептала Риточка.

- Девушки, - Снежана держала в руке бокал с напитком и пристально смотрела на горничных, - я уже поняла, что эта Мара хочет убить меня. Точнее, не меня, а Королеву, свою дочь. Лихушко мне обо всем рассказал! А о том, что не рассказал, я догадалась сама! И хочу получить подтверждение своим догадкам от вас!

- О чем бы вы ни догадались, Королева, мы не сможем ни подтвердить, ни опровергнуть ваши догадки, - грустно сообщила Розочка.

- Нам запрещено говорить с вами на эти темы, - с сожалением добавила Раечка.

- А с кем я тогда могу поговорить? – Снежана решила выяснить все до конца, - с управляющим?

- Нет, - покачала головой Риточка, - Лихушко уже сказал вам все, что мог.

- Нужно ждать возвращения Велеса! – поставила точку в разговоре Римма, - и давайте поговорим о чем-то другом. Нам так больно отказывать прекрасной Королеве.

- Хорошо, - вздохнула Снежана, - а о вас самих можно говорить?

Горничные оживились. Им действительно было неприятно отказывать той, кого они называли Королевой! А вот запрета рассказывать о себе не было!

- Конечно, Королева, - обрадовались девушки, о чем бы вы хотели спросить?

- Я могу узнать, как вы стали русалками? - Снежана внимательно смотрела на своих горничных, - но если вам больно вспоминать об этом, я пойму и не обижусь.

- Да что вы, Королева, - рассмеялась Розочка, - это было так давно.

- Что уже отболело, - добавила Раечка с безмятежной улыбкой.

- Мы все наложили на себя руки из-за несчастной любви, - Риточка сообщила об этом так спокойно, словно это не она совершила самоубийство. Пусть даже много лет или веков тому назад.

- Мы ходим в Явь в последнюю ночь месяца кветеня, - снова вступила в разговор Розочка, - это наша ночь! Никто не запретит ни одной русалке соблазнить любого мужчину, что ей приглянется и забрать его с собой!

- Этим мы словно мстим тем мужчинам, которые пренебрегли нами когда-то, - гордо продолжила Раечка.

- Но безнаказанно забирать мужчин мы можем только одну ночь в году, - вздохнула Риточка, - иногда какая-то русалка забывается и в полнолуние других месяцев пробирается в Явь и манит мужчину идти с нею.

- А этого делать нельзя, - так же погрустнела Розочка.

- За подобные проступки нас наказывают служением в отеле, - закончила рассказ Раечка.

- А кто были те мужчины, из-за которых вы решили покончить с собой? – поинтересовалась Снежана.

- Да мы уже и не помним, - весело рассмеялись русалки, - не все ли равно? Мы ни о чем не жалеем, а мужчины – они все одинаковые!

Снежана смотрела на спину Риммы, отвернувшейся к окну и не принимающей участия в общем разговоре:

- А ты, Римма? Ты тоже покончила с собой из-за несчастной любви?

- Да-да! – закивали русалки, - только она, в отличие от нас, простых девушек, прежде убила свою нерожденную дочь! И за это наказана вечным служением в отеле!

- Почему так жестоко? – удивилась Снежана, уже знающая, что русалки мечтают о том, что закончив службу в отеле, вернутся в родные реки и пруды, поля, леса и болота.

- Потому что нужно было вначале дать ребенку жизнь! И пусть бы Сварог и Велес решали его судьбу!

- Но ведь я не знала, что беременна, - прошептала Римма.

- Знала – не знала, это не имеет значения! – воскликнула Розочка, и Снежане показалось, что она услышала злорадство в голосе девушки. Впрочем, она сразу отогнала от себя эту мысль.

- И ты ничего не можешь сделать? – Снежане было до слёз жалко эту несчастную русалку.

- Так это еще не все, что она учудила, - Риточка кивнула на Римму, - в свою первую кветневую ночь Римма не смогла отыскать того, кто вынудил её наложить на себя руки! А потому, дождавшись полнолуния, снова отправилась в Явь!

- И таки совершила задуманное! – захихикала Раечка.

- И где же он теперь? – растерялась Снежана, - где тот мужчина?

- Да Велес его знает, - пожала плечами Розочка, - служит водяным на каком-то пруду или болоте.

- А Римму сослали в отель навечно! – резюмировала Риточка.

- И что, ничего нельзя поделать? – не отставала от русалок Снежана.

- Ну почему же сразу – ничего? – оживилась Раечка, - можно! Только для того, чтобы Римму простили, за неё должна замолвить словечко её нерождённая дочь! Но это невозможно!

- Почему? – Снежана совершено растерялась.

- Да потому что девочку, как и всех невинноубиенных младенцев, забрали к себе в Правь Сварог и Леда! – растолковала Розочка, и грустно добавила, - но нам, нежити, в Правь ходу нет. И дочь Риммы никогда не узнает о том, где томится её мать.

- Как-то несправедливо все это, - вздохнула Снежана.

- Ничего, Королева, - Римма наконец-то оторвалась от окна, - я привыкла служить вам. И другой судьбы не желаю.

- Врёт она все, - прошептала Раечка, но подружки шикнули на неё и дальше продолжать русалка не стала.

В номере повисла тишина. Снежана совсем уж было собралась сказать горничным, что станет ложиться спать, когда в дверь кто-то постучал. Тихо и ненавязчиво.

- Королева, - послышался за дверью голос Дормидонта, - вы еще не спите?

- Нет, - тут же отозвалась Снежана.

- Прибылис ваш папенька! Наш всемогущий Велес!

- Сейчас я оденусь и буду готова встретиться в ним! – Снежана вскочила с кресла, собираясь тут же броситься к шкафу-куппе.

- Нет-нет, - так же тихо ответил домовой, - встреча состоится завтра днём. Просто Лихушко велел вас предупредить, - за дверью раздались удаляющиеся шаги Дормидонта.

Глава девятнадцатая

Кирилл, завершив все запланированные сделки, стоял в аэропорту Зальцбурга и ждал пока объявят регистрацию на его рейс.

Австрия Кирилла впечатлила. Причем – во всех аспектах. Ему очень понравилось иметь дело с австрийскими бизнесменами, собранными, всегда готовыми пойти на компромисс, если это имело обоюдную выгоду, но с первой минуты общения дающие понять, что обычная для родины Кирилла привычка отечественных горе-бизнесменов обмануть, обвести вокруг пальца здесь успеха иметь не будет и ничем хорошим не закончится.

Контракты были обговорены, заключены и подписаны, а до окончания срока, запланированного Кириллом на поездку, оставалось еще несколько дней.

Дождливо-слякотный Зальцбург совершено не располагал к праздному времяпровождению, а потому Кирилл с радостью согласился на предложение Манфреда, переводчика, работавшего на переговорах, съездить на горнолыжный курорт в Зёльден.

Не то чтобы Кирилл был фанатом лыжного спорта, но не воспользоваться представившейся возможностью – было бы глупо. Конечно он, как и всякий нормальный мужчина, любил биатлон. Смотреть трансляцию по телевизору. Как и всякий мальчишка, когда-то в детстве умел ходить на лыжах. Пожалуй, и всё.

Ему больше нравились страны тёплые, с климатом жарким, с морями в которых температура воды близка к температуре тела.

Но возвращаться в стылый январский город, где его не ждёт никто и ничто, кроме работы, тоже не хотелось. А потому, созвонившись с партёрами, отчитавшись в удачной поездке, решил согласиться на предложение австрияка и таки посмотреть, а что там за известный во всем мире горнолыжный курорт? Тем боле, что, как сказал Манфред, сейчас в Зёльдене самый пик сезона. На спуске вполне можно обогнать какую-то знаменитость.

- Да с меня лыжник еще тот, - усмехнулся Кирилл, упаковывая сумку перед выездом.

Возвращаться в отель Зальцбурга он не собирался. Недельки в горах будет вполне достаточно, чтобы отдохнуть перед трудовыми буднями.

- Это не страшно, - успокоил нового друга Манфред, - в Зёльдене собирается публика весьма разношерстная. Особенно дамы, - австрияк ухмыльнулся, - уж они-то точно едут вовсе не для того, чтобы подставлять очаровательные мордашки яркому солнцу, и натирать изящные ножки лыжными ботинками.

Кирилл предложил арендовать автомобиль. Он любил и умел водить машину, чувствовал себя за рулём вполне комфортно, но Манфред отговорил его. Авто в горах им ни к чему, так зачем же понапрасну тратить деньги? Кирилл не в первый раз отметил немецкую бережливость и рачительность. Он, правда, мог позволить себе прокатиться каких-то девяносто километров с комфортом, но посчитал правильным не выпячивать не свою состоятельность, не своё расточительство. А потому, в Зёльден друзья отправились на автобусе.

Едва автобус выехал из Зальцбурга, как повалил снег.

Кирилл, не желая огорчать нового друга моментально испортившимся настроением, молча смотрел в окно на мелькающие пейзажи, едва видимые за сплошной пеленой снега.

Впрочем, Манфред почувствовал перемену настроения совсем недавно весело рассказывавшего о последней новогодней вечеринке мужчины.

- Не переживай, - австрияк улыбнулся, - если сегодня идёт снег, значит вся следующая неделя будет солнечной! Так что нам повезло. Устроимся в отеле и пойдём в бар! Там сможем познакомиться с собравшейся публикой. Чтобы завтра было с кем поболтать в очереди у подъемника.

- Как скажешь, - пожал плечами Кирилл и снова уставился в окно. Он не мог даже представить, что снегопад прекратится так же внезапно, как и начался. В его краях если уж начиналась метель, то это надолго. Минимум, на несколько дней.

Двухместный номер пах смолой хвойников и свежестью. Словно в нем только что положили постельное бельё, высушенное на морозе.

Снегопад и не думал прекращаться, а потому друзья, успевшие к этому времени проголодаться, отправились в ресторан, расположенный на первом этаже отеля.

Конечно, Кирилл знал, что этот горнолыжный курорт пользуется популярностью у соотечественников, но чтобы настолько?! Английская и немецкая речь была щедро разбавлена русской, тем боле, что россияне и не собирались «приглушать громкость», а разговаривали так, словно кроме них в ресторане никого не было.

Метрдотель, в одно мгновение оказавшийся рядом с вновь прибывшими посетителями, усадил мужчин за шестиместный столик, где томно ковыряли вилками салатик и потягивали белое вино четыре молодых и вполне привлекательных девушки.

Манфред, прекрасно говорящий на русском языке, обратился к Кириллу по-немецки, незаметно подмигнув при этом. Кирилл сразу сообразил, какую игру затеял австрияк, и, усмехнувшись, тоже перешел на немецкий.

- Смазливые «фрицы» - обратилась на русском языке одна из девушек к сидевшей рядом подруге.

- Угу, - откликнулась подружка, - и, судя по прикиду – не бедные.

- Кто будет обрабатывать? – поинтересовалась третья подруга.

- У меня вечером встреча с одним «янки», - сразу отказалась от заманчивого предложения четвёртая, - так что можете разбирать.

- Я тоже занята, - с сожалением ответила четвёртая, - там правда вариант голимый, но нужно дожать моего «лягушатника» для очистки совести.

Содержательный диалог прервал подошедший к столику официант.

Манфред сделал заказ для себя и Кирилла, посмотрел на подруг:

- Могу ли я заказать для фрау белого вина?

«Фрау» согласно закивали и стали благодарить на ломаном немецком.

Через час, покончив с обедом, Кирилл и Манфред перебрались с двумя подружками в бар. А две другие как-то незаметно растворились в пространстве.

Кирилл видел, что и Манфред и девушки уже изрядно пьяны. Его же, обладателя отличного метаболизма, алкоголь никогда не брал, а потому, когда Манфред шепнул ему на ухо, что ненадолго удалится с «прекрасной фрау», сразу понял, куда, зачем, и на какое примерно время собрался отправиться новый друг. Для девицы, все откровеннее льнувшей к Кириллу, намерения парочки тоже не остались секретом.

Кириллу уже надоело и слушать ломаную немецкую речь, и терпеть прижимавшуюся к нему девушку, и он, допив остатки рома, предпочтение которому отдавал перед всеми спиртными напитками, повернулся лицом к соседке по барной стойке:

- Думаю, что они уже управились, - на чистом русском языке сообщил мужчина, - пора расплачиваться и отправляться по номерам.

Девица сидела, разинув рот. Потом, словно сразу протрезвев, просипела:

- Так вы, черти, русские?!

- Да, - кивнул Кирилл, - так что когда начнёте в следующий раз делить мужиков, следите за базаром. А то публика тут, как я понял, разная, можно и нарваться ненароком.

Девушка пулей вылетела из бара, не посчитав нужным даже попрощаться с тем, кто её поил весь вечер.

Кирилл усмехнулся, подумав:

«Невелики траты, зато Манфредка получил желаемое», - и пошел к своему номеру.

Как и предсказал Манфред, следующая неделя выдалась солнечной, с лёгким морозцем.

Кирилл видел и понимал, что его австрийский друг слегка обижен за не вовремя выданную тайну. Тем боле, что сам-то Манфред русским не был и вполне мог прекрасно провести время с искательницей шанса выскочить замуж за «фрица». С иными целями в Зёльден подобные девушки не ехали. Слишком дорогое это было удовольствие, жить на всемирном горнолыжном курорте, чтобы довольствоваться пусть даже неплохими и оплаченными из чужого кармана, обедами и развлечениями.

Но все искательницы «заграничного мужа» были оповещены о том, кто на самом деле вон те, что выдавали себя за австрияков, буквально на следующий день. И провожали и Кирилла, и Манфреда то насмешливыми, то злыми взглядами. Никому не нравится, когда кто-то водит тебя за нос.

Впрочем, ничто, даже отсутствие подруги на ночь, не могло испортить настроение надолго. И к вечеру второго дня, друзья весело обговаривали приключение.

- Ничего, - усмехался Манфред, - вот приеду к тебе в гости, найдёшь мне добрую и безотказную подругу!

Роль потенциального сводника Кириллу совершенно не понравилась, но говорить об этом Манфреду он не стал.

Целыми днями друзья осваивали лыжные трассы и возвращались в отель уставшими, голодными, но довольными.

На шестой день небо над Зёльденом снова заволокли тучи. Подул сильный ветер и повалил снег. Кабинки подъёмников сиротливо раскачивались, ожидая завтрашнего дня, когда над Тиролью снова воссияет солнце.

Рейс Кирилла был запланирован на семь утра, а потому друзья выехали из отеля вечером накануне.

Кирилл переночевал в холостяцкой квартире пригласившего его Манфреда, и раним утором отправился аэропорт.

Инспектор снова набрал номер Кирилла. В последние дни он делал это регулярно, но, услышав характерный щелчок, сообщавший о том, что вызываемый абонент находится в зоне роуминга, тут же нажимал клавишу отбоя.

И вот, наконец-то сегодня в обед этот чертов бизнесмен соизволил вернуться в родные пенаты!

- Нам нужно срочно поговорить! – инспектор не стал утруждать себя здравствованиями, а сразу перешел к делу, - жду вас у себя через два часа!

Кирилл сегодня не собирался выходить из дома. И совсем уж было хотел сказать, что приедет завтра, потому как ничего такого, что потребовало бы его немедленного визита, не могло произойти в принципе. Но завтра ему нужно встретиться с партнёрами, и как долго продлится их совещание – неизвестно. А потому, бросил в трубку:

- Буду через два часа.

Из окна кабинета инспектора хорошо просматривалась стоянка для автотранспорта сотрудников и тех, кто приехал в отделение по делам.

Инспектора передёрнуло, когда он увидел парующийся джип Кирилла. Нет, «безлошадным» страж порядка, конечно, не был, но его старенькая тойота рядом с огромным гранд чероки смотрелась нелепо и жалко.

«Ну ничего, - инспектор отошел от окна и сел за стол, - сейчас ты у меня попляшешь!»

- Чем обязан необходимости явиться к вам на допрос сразу по прибытию в родную страну? – Кирилл стоял на пороге кабинета.

- Да вы проходите, Кирилл, - инспектор заглянул в лежавшую перед ним раскрытую папку, - Кирилл Юрьевич! Разговор нам предстоит долгий и не простой.

Кирилл удивился. Он предполагал, что девушка, найденная им на дороге еще до нового года, уже, как минимум, пришла в себя. А как максимум, давно выписалась из клиники и либо отлёживается дома, либо плодотворно трудится в своей шарашкиной конторе.

- Если нужно подписать какие-то бумаги, давайте, я посмотрю и подпишу, - Кирилл сел на предложенный стул, - если честно, времени у меня мало.

- Мало или много, - изрёк инспектор,- а задержаться вам придётся. И хорошо, если после нашего разговора вы вообще поедете домой.

- Выражайтесь яснее, - нахмурился Кирилл, - в чем собственно дело?!

- А дело в том, уважаемый Кирилл, - снова взляд в папочку, - Юрьевич, что родители нашей потерпевшей, Снежаны Королёвой, написали на вас заявление! И обвиняют вас, да-да, именно вас, в доведении до самоубийства своей дочери!

- А разве девушка еще не выздоровела и не рассказала, что произошло на самом деле? – растерянно пробормотал Кирилл.

- Нет, - инспектор покачал головой, - она по-прежнему в коме. Но мать потерпевшей, оправившись после пережитого шока, сумела вспомнить о том, что дочь ей рассказывала о своём друге. О мужчине, с которым девушка намеревалась связать судьбу. И, судя по описанию, этот мужчина ни кто иной, как вы, Кирилл Юрьевич.

- Погодите! – Кирилл едва не рассмеялся от нелепости подобного обвинения, - что значит - вспомнила?! Что значит – похож?! Это какой-то бред! Какая-то нелепица!

- Бред не бред, а заявление вот оно! – инспектор потряс в воздухе листками бумаги с каким-то текстом, - если хотите, можете ознакомиться.

Ни с чем «ознакомливаться» Кирилл не хотел. Он прекрасно знал, что увидел Снежану впервые на просёлочной дороге! И уж если кто-то там и довёл девушку до чего-то, то уж явно не он!

- Я допускаю, что здесь может закрасться ошибка, - вкрадчиво начал говорить инспектор, - но заявление – вот оно! И на основании всего вышеизложенного я должен открыть дело и, как вы понимаете, взять вас под стражу.

- Но почему?! – не унимался Кирилл, - вы же здравомыслящий человек! – мужчина попытался отвесить инспектору незамысловатый комплимент, - и сами понимаете, что вот это всё, - он ткнул пальцем в бумаги, лежавшие на столе инспектора, - не стоит выеденного яйца!

- Я-то, может быть, и понимаю, - вздохнул инспектор, - но закон есть закон!

- И что же мне теперь делать? – пробормотал Кирилл.

Инспектор видел, что Кирилл растерян и дезориентирован, и решил не терять время даром:

- Как всегда, безвыходных ситуаций не бывает! И только моё хорошее к вам отношение, Кирилл Юрьевич, - в этот раз инспектор вспомнил отчество Кирилла, не заглядывая в папочку, - поспособствовало тому, чтобы я решил дать вам один совет, - инспектор умолк, пытливо глядя в лицо мужчины.

- Да не тяните вы кота за хвост! – вспылил Кирилл, - говорите уже!

- Вы, я думаю, знаете фразу: «нет тела – нет дела»? Вот это вам нужно и устроить!

- Что «вот это»? – все не понимал Кирилл.

- Да что вы, совсем отупели с перепугу? – инспектору очень не хотелось раскладывать все по полочкам, но, похоже, он перегнул палку, стараясь напугать этого бизнесменчика. Да так, что он чуть мозгов со страху не лишился:

«И вот эти умудряются ворочать делами и рубить бабло?» - удивлялся инспектор. Но нужно было доводить задуманное до конца, и он продолжил:

- Снежана Королёва должна исчезнуть! Нужно любым способом изъять её из клиники! Не из этой, так из другой, попроще, куда, как я знаю, её намереваются перевести в скором времени родители.

- И что я стану после этого с нею делать? – в глазах Кирилла все еще сквозила растерянность, но инспектор понял, что мужчина улавливает ход его мыслей.

- Да ничего! – инспектор захлопнул папочку, - как я уже вам подсказал – нет тела, нет дела! Не сможете ликвидировать сами, придётся обратиться к услугам профессионала. Думаю, найти киллера для человека вашего круга не составит труда! Я понимаю, что это будет стоить некой суммы, но все же лучше, чем гнить на нарах за преступление, которого не совершал.

- Но чем поможет мне исчезновение и смерть девушки? – Кирилл решил прояснить намерения инспектора до конца.

- О том, что девушка мертва, говорить мы никому не обязаны, останется только факт исчезновения из клиники! И именно он пустит следствие по совершено иному пути! И я обещаю об этом позаботиться. Конечно, не безвозмездно, - инспектор вздохнул и попытался улыбнуться. Все было сказано! Осталось только дождаться реакции на услышанное от вон того тюфяка, который чуть не разрыдался от ужаса перед возможностью оказаться на нарах.

- Думаю, что я все понял, - Кирилл посмотрел в глаза инспектора, - и я не останусь перед вами в долгу! Но вы, как умный человек, должны тоже понять, что подготовка «нашего», - на этом слове сделал ударение, - плана потребует и времени и свободных денег.

Инспектор кивнул в ответ, мысленно вытерев со лба бисеринки выступившего пота, и Кирилл продолжил:

- Мне нужно несколько дней, чтобы найти человека, готового взяться за ликвидацию, и собрать необходимую суму денег.

- А как с похищением? – заинтересовался инспектор, - когда и куда лучше перевезти девушку?

- Не нужно её никуда перевозить, - махнул рукой Кирилл, - главврач ожогового центра мой приятель, да и с доктором сложились хорошие отношения. Так что для меня будет лучше, если эта девчонка останется там, где и находится сейчас.

- Какое время вам нужно на подготовку? – инспектор словно ставил точку в сговоре.

- Думаю, неделя, - Кирилл что-то подсчитывал в уме, - максимум – дней десять.

- Это долго, - нахмурился инспектор, - нужно поторопиться!

- Быстрее не получится, - вздохнул Кирилл.

Держите меня в курсе происходящего, - инспектор поднялся, давая понять, что беседа закончена.

Дождавшись, пока посетитель закроет за собой дверь кабинета, инспектор снова подошел к окну. Он видел, как Кирилл открыл джип, как грузно плюхнулся за руль, как авто, виляя и едва не задевая припаркованные рядом машины, выехало со стоянки:

«Не обосрался бы с перепугу, - усмехнулся инспектор, - а впрочем, все получилось даже быстрее и лучше, чем я изначально рассчитывал! Что главное в нашей работе? Хорошо знать психологию объекта и уметь вовремя сыграть на нужных струнах!»

Глава двадцатая

Кирилл еле добрался домой. Его раздирали совершено противоречивые эмоции: хотелось вернуться и набить этому самодовольному менту, считающему, что сможет обвести вокруг пальца и запугать любого, его паскудную морду. А потом очень хотелось созвониться с компаньонами и сказать, что хочет еще раз смотаться куда-нибудь за границу. Где там нужно контракт заключить? В Индии? Вот туда и полетим! Недельки эдак на три! А лучше на месяцок! Потому как этот гнилой мент даже не сумел скрыть того, что он сам лично заинтересован в устранении девушки, все еще находящейся в коме. Причём, устранение это должно состояться как можно быстрее.

Кирилл бросил связку ключей на мраморную полочку в прихожей, не раздеваясь, прошел в кухню, достал из бара початую бутылку рома и сделал несколько глотков прямо из горлышка.

Подобного «перевода добра на говно» Кирилл себе никогда не позволял. Ром – не водка, чтобы глотать его «с горла», а он, слава Богу, не спившийся алкаш, снимающий стресс алкоголем. Но во рту было так мерзко от недавнего разговора, когда он выдавливал, выплёвывал слова, необходимые инспектору, что хотелось чем-то смыть этот привкус. Сладковатый вкус рома был наиболее уместен в этом случае.

Кирилл поставил бутылку обратно в бар, наконец-то снял куртку, швырнул её на диван, еще не зная, как скоро ему понадобится верхняя одежда и ткнул в кнопку электрочайника, собираясь сделать кофе. В отличие от спиртного, в кофе Кирилл не то, чтобы не разбирался, но и особо не гурманствовал. Растворимый Чибо-ориджинал - было сааме то. Крепкий, с горчинкой. Чего еще нужно простому парню средних лет?!

Кирилл засыпал две ложки порошка в чашку, скорее – чайную, чем кофейную, немного подумав, бухнул туда же три ложки сахару, и сел на диван рядом с сиротливо лежавшей там же курткой.

Нужно было все хорошенько обдумать, прежде чем принимать какое-то решение.

Больше всего Кирилла злил тот факт, что незнамо с какого перепугу инспектор решил, что сможет вот так запросто принудить его плясать под чужую дудку!

Хотя, если вспомнить, как пытался Кирилл утихомирить свою бывшую подругу в отделении, как он растерялся, когда девушка не понижая голоса, звонила отцу с просьбой забрать её от «этого придурка», имея в виду, конечно, его, а не инспектора, то можно понять, что у служителя порядка сложилось о нем мнение, как о тюфяке. Пусть даже и не бедном, но безответном подкаблучнике.

Во второй визит в отделение Кирилл был всецело занят мыслями о предстоящей поездке в Австрию. Он в первый раз собирался самостоятельно заключить контракт с зарубежными поставщиками, и, конечно, был сосредоточен именно на этом, а не на каких-то глупых предположениях инспектора, и тем самым только укрепил его в первоначальном мнении.

Ну что же, все что не делается – к лучшему! Случись что-то иначе, инспектор не выбрал бы его на роль того, кто найдёт и оплатит киллера, а продолжил поиски в другом направлении. И, вполне возможно, девчонка уже была бы мертва. А её Кириллу отчего-то было жалко.

В том, что инспектору необходимо убить девушку, Кирилл не сомневался. Вот только зачем?!

- Кто ты такая, Снежана Королёва, - пробормотал Кирилл, допивая кофе.

Он прекрасно помнил все сведения о девушке, которыми поделился с ним фейсбук, не забыл и встречу с её родителями: истеричкой-мамочкой и спокойным, уравновешенным отцом. Люди, как люди. Ничего, что указывало на их какой-то особый статус, Кирилл не заметил. Да и сама эта Снежана – обычная девушка, попавшая в аварию. Ну так с кем не бывает?! Лежит себе в коме – так очнётся рано или поздно. Или умрёт. Что тоже не должно вызвать никакого переполоха в социуме. Зачем её убивать?! Она что, дочь олигарха, оттоптавшего мозоль конкуренту? Так и в этом случае, убийство девчонки ничего не даст! И зачем такая срочность? Ведь Кирилл прекрасно помнил, как поморщился инспектор, узнав, что для «приготовлений» Кириллу понадобится пара недель! Как настоятельно просил поторопиться!

Мужчина сидел, глядя в окно, за которым уже начали сгущаться сумерки, и не мог связать воедино разрозненные факты. Вот это все напоминало ему комок нитей, собранных, скомканных и спутаных. Нитей, казавшихся на первый взгляд, клубком, но ровно до той поры, пока не потянешь за конец какой-то ниточки, которая тотчас становится обрывком без начала и конца.

Ну и зачем ему это нужно? Зачем взваливать на себя чужие проблемы?! Пусть инспектор ищет другого «лошарика», пусть о безопасности девушки беспокоятся её родители! А он… он - в Индию! И нафиг-нафиг!

Кирилл набрал номер одного из компаньонов, удивившегося вечернему звонку.

- Что ты там говорил на счёт Индии, - начал разговор, что называется «с места в карьер» Кирилл.

- Так это через месяц где-то, - ответил компаньон, - не к спеху. Да и ты только приехал. Еще даже не рассказал, как там все было.

- Бумаги завтра завезу, и за пару часов обо всем отчитаюсь, - сообщил Кирилл, - и завтра вечером, максимум послезавтра – полечу.

- Да что случилось? – обеспокоился компаньон, - если наехал кто, или еще беда какая – говори! Все разрулим!

- Ничего не случилось, - вздохнул Кирилл, - замёрз как собака в этой Австрии. На солнышке хочу погреться!

- Так в Индии сейчас сезон муссонов, - пробормотал компаньон, - да и документы не подготовлены в полном объёме.

- Значит, под тёплым дождиком покисну! – рявкнул Кирилл, - а документы потом по факсу дошлёшь! – ему было стыдно признаться кому-либо, включая самого себя, что он просто решил «умыть руки». Да и поймёт ли кто-то всю абсурдность ситуации, в которую он попал?! В любом случае, за три недели, пока будет идти работа в Индии, либо девчонка придёт в себя, либо инспектор найдет кого-то, кто её «завалит». И надобность в помощи от Кирилла в таком неприглядном деле отпадёт сама собой.

Кирилл повесил куртку в шкаф, неторопливо разделся и отправился в ванную. Нужно смыть с себя всю грязь сегодняшнего дня – и спать! А завтра он по-быстрому отчитается о поездке, и возьмёт билет на ближайший рейс до Бомбея.

Ночь Кирилл провёл неспокойно. Он то ворочался с бока на бок, то проваливался на несколько минут в яму полудрёмы. Забыться тяжелым зыбким сном ему удалось только перед рассветом.

Кириллу приснилась Снежана. Точнее, это была девушка в чём-то похожая на ту, которую он обнаружил в остывшем авто на просёлочной дороге. Но что-то неуловимо изменилось в её облике. Кирилл помнил, что девушка была далеко не тростиночкой, когда он вытаскивал её из машины. Не толстушка, конечно, но вполне себе упитанная барышня. Та, что ему снилась, была и худее и субтильнее. И волосы. У той Снежаны было каре до плеч. Цвет волос Кирилл не запомнил. Но если бы они были такими же белоснежными, уж точно обратил бы внимание. И длинна! У Снежаны из сна были роскошные локоны почти до щиколоток.

Во сне Снежана смотрела на него ярко-голубыми, полными слёз глазами и тихо шептала: «Не бросай. Помоги».

Потом налетел какой-то безумный вихрь, закружил девушку и куда-то потащил. А она все продолжала твердить: «Не бросай. Помоги». И Кирилл, понимая, что девушка говорит шепотом, отчетливо слышал каждое слово. И видел, как сорвалась слезинка. Как замерла, словно замёрзла, на щеке.

Кирилл проснулся от того, что дико замёрз. Одеяло сползло на пол. Из окна, которое он забыл закрыть на ночь, лился поток ледяного воздуха.

«Вот черт! – Кирилл вскочил на ноги и помчал в ванную, встал под струи горячего душа, - так и заболеть недолго! И весь этот дурацкий сон приснился только потому, что я окоченел ночью!»

Уже наспех глотая кофе, Кирилл понял, что он не может уехать вот просто так! Он не понимал, на кой ляд ему сдалась эта девчонка?! У него что, своей жизни нет?! Кто она ему?! Да никто! Только ворох неприятностей можно огрести! Потому как связываться с этим давешним инспектором не зная всей подоплёки событий, в которые тот так стремится втянуть его, Кирилла, нормальный человек не станет!

«Хорошо, - думал Кирилл, усаживаясь за руль джипа, - время терпит, и я всегда успею свалить! А пока – нужно хоть в чем-то, хоть как-то прояснить ситуацию. Увидеться с этим врачом из ожогового центра. Как его там? Ага, вспомнил, Игорь Валентинович, что ли? И номер его в память забит. Нужно позвонить, узнать как дела у его пациентки. Вот сейчас встречусь с компаньонами, расскажу, как прошла встреча в Австрии, и закажу билет в Бомбей с открытой датой! Это будет самым лучшим вариантом! И ввязываться ни во что не буду, и девчонку проведаю. Очищу совесть, так сказать!»

Кирилл припарковался у здания, где был расположен офис созданной им и друзьями компании по торговле медикаментозными средствами.

Глава двадцать первая

Снежана долго стояла у распахнутой двери шкафа-купе и думала, во что одеться к визиту Велеса.

Она всегда любила брюки. Во-первых, можно, обув туфли на каблуке, удлинить визуально ноги, казавшиеся девушке коротковатыми. Во-вторых, брюки – это всегда удобно! А для собственноручно созданного чувства дискомфорта Снежане хватало и обуви. Каблуки и шпильки она носила только по необходимости.

Но, получив работу в офисе, где девушка трудилась последние годы, она с удивлением узнала, что если хочет делать карьеру, то необходимо придерживаться дресс-кода. Потому как только младшим клеркам да айтишникам разрешено щеголять в чем заблагорассудится. Для заведующих отделениями и подразделениями женского пола, которых, кстати, было немало, обязательна юбка, светлая блузка и приталенный жакет! И упаси боже заменить жакет пиджаком мужского кроя!

Ну что же, Снежане пришлось смириться. Но если на работе она всегда была в юбке, то дома, на прогулке и даже в увеселительных заведениях, она отдавала предпочтение брюкам, которых в её гардеробе было великое множество. От обычных джинсов до изысканных кашемировых от дома легендарной Коко Шанель.

Шкаф-купе в номере отеля тоже изобиловал разнообразной одеждой, включая брючные костюмы. Рука девушки потянулась уж было к одному из них, но зависла на полпути. Снежана почувствовала себя так, словно собиралась отправиться на собеседование в новую компанию, и ей непременно нужно произвести самое благоприятное впечатление, зная вкусы предполагаемого работодателя.

Снежана обернулась к горничным-русалкам, замершим за её спиной:

- Скоро должен прийти Велес, - задумчиво проговорила девушка, а русалки синхронно закивали в ответ, - как вы думаете, какой наряд мне выбрать для встречи с ним?

Русалки переглянулись. В их глазах сквозило явное недоумение.

- Нужно вон то платье, расшитое речным жемчугом по подолу! – Раечка указала пальчиком на широкое платье, напоминающее кроем одежду для беременных.

- Нет! – перебила подругу Розочка, - возьмите, Королева, лучше вон то! – пальчик русалки ткнул в платье с тугим корсажем и пышной юбкой. Низкий вырез платья сверкал бледно-голубыми сапфирами, державшимися на ткани непонятно каким чудом.

- Ну и вкусы у вас! – фыркнула Риточка, - словно вы из прошлого, а то и позапрошлого века к нам пожаловали!

- А что? – удивились русалки, - ведь так и есть. Это ты у нас совсем молоденькая. И полвека нет, как в Навь попала, - горничные захихикали, - и что же сейчас носят в Яви? Что бы ты посоветовала надеть Королеве?

- Вот это! – Риточка достала из шкафа коктейльное платье, юбка которого казалась сделанной из шнурков с нанизанными бусинами, напоминающими круглые шарики льда. Лиф платья, с бретельками из точно таких же, как и юбка, ленточек оставлял открытыми руки и плечи.

Для встречи с тем, кто главенствовал в Нави этот наряд, по мнению Снежаны, не подходил совершено. Тем более, для первой встречи. Если не брать во внимание ту ночь, когда Велес привёз её в отель.

Девушка снова грустно покачала головой.

- А что бы вы хотели сами надеть, Королева, - наконец-то хоть кто-то озаботился вкусом Снежаны.

- Почему ты, Римма, спросила о моём желании? – осведомилась девушка, - разве в этом отеле мои желания имеют хоть какое-то значение?

- Имеют! – с порога спальни прогремел мужской голос.

Русалки взвизгнули и постарались юркнуть в угол.

Снежана замерла у шкафа, так и оставшись в полупрозрачном пеньюаре.

- Я видел это тело, в котором ты сейчас находишься, жительница Яви, полностью обнаженным в тот миг, когда его владелица появилась на свет! Я видел это тело прикрытым замерзшими прозрачными нитями воды. Я видел это тело укутанным в белоснежные меха песцов и горностаев. А потому, чтобы ты сейчас на надела – меня ты ничем не удивишь!

- Ну нет, так нет! – Снежана встряхнула головой, - значит, незачем стараться! Останусь в пеньюаре, если для вас внешний вид девушки безразличен!

- Для меня не безразличен внешний вид твоей души, - усмехнулся Велес, - а его нарядами не изменишь и не приукрасишь!

Хозяин Нави заметил, что Снежана снова собралась отбросить за спину прядь волос, упрямо пытавшуюся перебраться н6а грудь:

- И не тряси космами, как твоя мать! – Велес словно на миг забыл, что перед ним не совсем Королева, - меня пургой да бураном не испугаешь! – потом, словно опомнившись, улыбнулся девушке, - где бы нам поговорить?

- Прошу в гостиную, - Снежана на правах радушной хозяйки указала рукой на дверь, ведущую в другую комнату номера. Велес хмыкнул и шагнул в распахнувшуюся перед ним дверь.

Снежана оторопела, едва переступила порог комнаты, еще недавно бывшей её гостиной.

Вместо барной стойки и изящных тонконогих стльчиков вдоль неё, у сены стояла низкая деревянная лавка, полностью укрытая звериными шкурами. Посередине комнаты расположился тёмный от времени и от пролитых на него напитков и кушаний стол в окружении таких же деревянных скамеек. Снежана не имела понятия о том, как называются все те вычурные ёмкости для пищи в виде зверей и птиц, равно как и не представляла что за еда в них разложена.

Казалось, что и сама комната стала ниже и шире. Над головой нависали балки, стены из брёвен больше подошли бы лесной избе, чем номеру в отеле. Но девушка уже привыкла к тому, что интерьер и убранство номера меняется согласно вкусу того, кто в нем обитает, а потому только усмехнулась, подумав, что, хвала всем богам правящим Навью, Велесу не пришло в голову изменить заодно и её спальню.

- Тебе кроме холодной воды со льдом ничего и не нужно, - усмехнулся Велес, - а я, пожалуй, подкреплюсь.

Верховный бог Нави уселся за стол, щедро зачерпнул расписной ложкой какое-то кушанье из емкости в виде утки и положил в огромную глиняную миску, стоявшую перед ним. В сверкающий прозрачный кубок налил янтарный напиток. Сделал несколько жадных глотков:

- Хороша медовуха в отеле у Лихушка, - довольно утёр бороду Велес, - а ты чего стоишь? – удивлённо уставился на Снежану, - садись напротив, укрась присутствием мою трапезу!

Снежана, выполнив просьбу Велеса, смотрела на него в упор, даже не собираясь прятать любопытный взгляд. Но бог Нави только отправлял в рот одну ложку за другой, да прихлёбывал медовуху.

Девушке казалось, что этой трапезе не будет ни конца, ни краю. Но положение у неё было безвыходное. Вот сиди напротив этого дядьки и жди, пока он соизволит наесться и напиться!

- Не тряси космами! Я кому сказал! – рявкнул Велес, заметив, как нахмурилась Снежана, и отложил ложку в сторону:

- Думаю, ты уже знаешь, что происходит в отеле и зачем ты здесь? – бог Нави, встав из-за стола, перебрался на лавку у стены и вальяжно развалился на ней, опёршись о стену, - садись рядом со мною и хватит дуться.

Снежана не видела никакого смысла в том, чтобы начать проявлять недовольство. Вот начнет она сейчас в сотый раз повторять, что не желает торчать в этом отеле, а хочет домой. Что это изменит? Разве что этот бородатый дядька встанет и уйдёт! Снова оставит её на попечении русалок! Ну уж нет! Лучше вести себя покорно и узнать, для чего она здесь? И надолго ли?

А потому, девушка, поджав под себя ноги, уселась на шкуру белого песца рядом с Велесом:

- Кое-что мне объяснили русалки, - проговорила Снежана, - кое о чем рассказал управляющий. Со слов Мары, которую я имела неосторожность пригласить в номер, я ничего не поняла. Разве только то, что эта ведьма ненавидит свою дочь и желает ей смерти.

- Мара богиня, а не ведьма! – одёрнул Снежану Велес, - и она не всегда была такой! В том, что происходит с Марой в последнее время, есть и доля моей вины.

- Странно,- пробормотала Снежана, - а мне показалось, что вы как раз оберегаете Королеву, не давая свершить задуманное её матери.

- Так и есть, - подтвердил бог Нави, - но я сейчас говорил не о том. Моя вина перед Марой заключена в моей же беспечности и ненужной доверчивости. Это я позволил Маре сблизиться с Ягиней! Это я не воспрепятствовал тому, чтобы Мара отправилась в путешествие за тридевять земель! Это я не подумал, чем может закончиться подобное приключение! С кем может встретиться Мара? Кому удастся её очаровать и сбить с пути? Мир Нави полон волшбы. И она зачастую направлена на причинение вреда, а не во благо!

- Вы хотите сказать, что Мару околдовал тот, кто стал отцом Королевы?! – озвучила свою догадку Снежана.

- Ты умная девушка, - усмехнулся Велес, - все именно так! И если бы Мара вернулась домой раньше, если бы она согласилась принять помощь Сварога, мы бы не допустили раздвоение её зимнего естества! Та, которую сейчас зовут Королевой, стала бы дочерью богини, и только! Полубогов полно в Нави! Кстати, Лихо Одноглазое тоже полубог! – отвлёкся от темы разговора Велес.

- Я знаю, - кивнула Снежана, - но что же с Марой и Королевой?

- Королева родилась в первый день зимы, - продолжил Велес, - после её рождения Мара начала стремительно стареть! Конечно, богиня знала, что её проступок не обойдётся без последствий, но не думала, что они будут такими! Суть зимы словно разделилась между двумя женщинами! Богиня видит, что умирает! Что её время истекает с каждым уходящим днём! И не может с этим смириться! Она верит, что если убъёт свою дочь, то вернёт себе отданную ей часть силы!

- Но это не так?! – высказала предположение Снежана.

- Не так, - грустно кивнул Велес, - если бы Маре удалось убить Королеву, то она не смогла бы даже возродиться весной! В Мире Нави наступил бы хаос! Потому как нет ничего более разрушительного, чем смерть бога!

- Но чем же я могу быть полезна в этой ситуации, - Снежана окончательно растерялась, - почему моё сознание было перенесено в тело Королевы? А её, как я понимаю, в моё тело! Зачем все это нужно?

- Мы делаем это не в первый раз, - отчего-то смутился Велес.

- Что – это? – не поняла Снежана.

- Прячем сущность Королевы в теле жительницы Яви, - разъяснил бог, - обычно, это происходит в самый холодный месяц зимы. На недельку или две, пока Мара лютует особо неистово, Королеве лучше держаться подальше от матери. Мы выбираем ту, что стоит на пороге смерти, и прячем в её теле Королеву. Сознание девушки перемещается в тело, которое сейчас занимаешь ты, она проводит в отеле нужное время, не покидая номер, а потом, в ночь между последним днём лютого и первым днём берёзня, я отношу Королеву вернувшуюся в своё тело, на Север, где она и живёт до наступления следующей зимы.

- Так! Погодите! – Снежане очень не понравилось то, что она только что услышала, - а как же девушка? Та в чьем тебе вы прятали вашу Королеву? Что потом происходит с нею?!

- Ничего, - пожал плечами бог Нави, - она умирает, как только её тело и сущность становятся едины! И я не понимаю, что вызывает в тебе такое негодование?! Девушка побывала в прекрасном теле, прожила незабываемые дни! Её родители, друзья и близкие и так знали, что она вот-вот умрёт! Что же тебе не нравится в услышанном?

- Мне не нравится то, что как только ваша Королева вернётся обратно в своё распрекрасное тело, я должна буду умереть! Так, по-вашему, получается?!

- Так получилось бы, - кивнул Велес, - ведь я вынул твоё сознание из тела на пороге смерти. Твоей, жительница Яви, смерти! Ты должна была замёрзнуть в том авто, что застряло на дороге! Ты должна была пролежать нужное время в холодильнике морга, пряча сущность Королевы! Но на радость или беду тебя, Снежана Королёва, - бог впервые назвал Снежану по имени, - нашли слишком рано! Твоё тело, в котором запечатано сознание Королевы, живо! И умирать не собирается! И его уже нашла Мара!

- Ну и что с того! – Снежана все никак не могла понять, о чем толкует этот бог, - пусть обмен произойдёт прямо сейчас!

- Королеве нельзя сейчас возвращаться, - устало вздохнул Велес, - если она вернётся в отель немедленно, то окажется во власти Мары! И тогда безумная старуха, не понимающая чем чреваты подобные действия для неё самой и мира Нави, убьёт её! А я этого не допущу!

- Ну что же, - так же устало вздохнула Снежана, - я побуду в теле Королевы до конца месяца лютого, а потом вернусь домой.

- Мара, как я сказал, уже нашла твоё тело! – Велесу надоело повторять одно и то же, но он был вынужден объяснять Снежане то, что для него самого было очевидным, - и она нашла того, кто поможет ей уничтожить вместилище сути Королевы, тем самым вынудив её вернуться!

- Вот это номер! – Снежана вскочила с лавки, - получается, что и мне, и вашей Королеве суждено умереть в любом случае?!

- А вот это мы еще посмотрим! – отчего-то Велес подмигнул девушке, - есть тот, кто сумет нам помочь! Королеву нужно спрятать! Спрятать вместе с твоим телом! Увезти туда, где Мара не сможет ей навредить!

- Вот здорово! – обрадовалась Снежана, - а потом, в вашу промежуточную между зимой и весной ночь, мы совершим обмен!

- Эх, глупая жительница Яви, - вздохнул Велес, - если бы все было так просто! Неужели ты думаешь, что моя власть безгранична! И говоря о безграничности, я имею виду границу между мирами! Там, куда нужно увезти Королеву, правят другие боги! Обмен сознаниями может произойти только здесь, в моей вотчине!

- Так, - Снежна снова устало опустилась на лавку, - сделаем вид, что я все поняла, хотя, если честно, не поняла и половины, но скажите, что от меня-то нужно?!

- Вот мы и добрались до сути! – обрадовался бог Нави, - Нужно чтобы ты оставалась в теле Королевы до последней ночи зимы! А потом, отправилась на Север вместо неё!

- А Королева? – растерялась Снежана.

- А Королева проживёт это год в Яви! За это время я что-нибудь придумаю! Если честно, - Велес усмехнулся в бороду, - уже сейчас есть у меня один план!

- Мда, - протянула Снежана, - выбор у меня невелик. Либо меня убьют по приказу Мары, либо я останусь бесплотным духом, решив покинуть тело Королевы самостоятельно, либо замёрзну во льдах Севера.

- А вот о последнем можешь не беспокоиться! - Велес уже понял, что девушка вот-вот примет его предложение, - холод – твоя стихия! На Севере уже ждёт тебя ледяной чертог и подданные, успевшие соскучиться по своей Королеве! Не забывай, что сейчас ты в теле той, что повелевает снегами и морозами!

- Можете считать, что принципиальное согласие уже получено, - кивнула Снежана, - но я никак не пойму, отчего Мара так преследует дочь, если она весной снова возрождается?

- Она не помнит, - вздохнул Велес, - она только знает, что ей предстоит состариться и умереть.

- Ну так рассказали бы ей, - пожала плечами Снежана.

- Я пробовал, - грустно ответил бог Нави, - но она мне не верит.

Глава двадцать вторая

Велес посещал Явь крайне редко.

Ну вот не любил он общаться со смертными! Их зашоренность, нежелание допустить существование чего-то, выходящего за узкие рамки перечня того, что можно пощупать руками, вызывала у бога, как минимум, недоумение. Хотя, в последние годы ситуация изменилась, но далеко не в ту сторону, как хотелось бы Велесу.

Явь заполонила, запрудила толпа доморощенных ведунов и ведуний. Тех, кто обещал уже здесь и сейчас человеку, убитому горем, надежду на чудо, возможность встречи с умершим, отправившимся в иной мир по мосту через речку Смородину.

Люди шли к ведуну, платили немалую мзду за тот бред, которым их потчевали, благодарили за ложь, а встретившись с чем-то необычным наяву, испугано прятались за отрицание.

Правда, находились среди жителей Яви и те, кто все же сумел преступить грань отрицания. Но даже они не понимали, что ничего ни в одном из миров не делается просто так! И если какой-то бог или полубог снизошел к твоей просьбе, не только услышал её, но и поспособствовал разрешению проблемы, то сделано все это будет с точки зрения о целесообразности и правильности самого бога, а уж никак не смертного. И, конечно, рано или поздно с тебя, смертный, потребуют ответную услугу.

И совсем другое дело, если помощь жителя Яви потребуется самому богу. Хотя, и в этом случае нужно держать ухо востро! Потому как и боги, и полубоги относятся к смертным с пренебрежением и обязательно постараются обмануть. Подсунуть в качестве платы за оказанную услугу совсем не то, чего возжелал наивный житель Яви.

Велес, заложив руки за спину, стоял у входа в клинику, где в теле обычной человечки томилась сущность Королевы. Бог был удивлён и ошарашен, узнав, что этот полузамерзший полутруп по имени Снежана Королёва упорно цепляется за жизнь, и поначалу даже попробовал изыскать способ переместить Королеву другое тело, но потом, немного поразмыслив, решил оставить все как есть. Что-то не давало Велесу покоя в сложившейся ситуации. Не понимал он, как и для чего выжило вот это вместилище! Это тело человека! Не должно было так случиться! Да и не могло, если кто-то из богов, не менее сильных и могущественных, чем он сам, не приложил к этому руку! Но кто?! И зачем?!

Предположить, что здесь задействованы Первородные боги, Велесу даже в голову не пришло. Не тот масштаб, чтобы вмешиваться Первородным! Значит, придётся, конечно, после того, как он уладит проблему первоочередную на данный момент, встретиться со Сварогом! Не иначе, как этот «праведник» снова суёт свой нос туда, куда не просят! Но это потом. А сейчас нужно дождаться, пока выйдет из клиники этот юнец, и заставить, принудить его поступить так, как хочется ему, Велесу, богу Нави.

Велес увидел, как разъехались в разные стороны стеклянные двери ожогового центра. Тот, кого бог только что назвал юнцом, остановился у закрывшейся за его спиной двери и недоумённо уставился на пожилого мужчину, возникшего перед ним, как из-под земли, и мешающему пройти на стоянку к автомобилю.

- Чего тебе, дед? – «юнец» сделал шаг в сторону. Ответ «деда» его не интересовал. Просто ошарашило внезапное появление мужчины у него на пути.

- Не суетись, Кирило, - усмехнулся «дед», - и меня не бойся. Вреда не причиню, а если выполнишь мою просьбу, - на последнем слове Велес поморщился. Не часто ему доводилось обращаться с просьбами к смертным, - награжу!

Кирилл оглядел кряжистую фигуру высокого немолодого мужчины. Навскидку оценил необычность и дороговизну волчьего тулупа, сшитого мехом вовнутрь, унты из шкуры бурого медведя и огромную шапку-ушанку из чернобурки, надвинутую на лоб. Окладистая ухоженная борода словно намекала на то, что вот этот дедок немало времени проводит в барбершопе и оставляет там уйму денег. Глаза цвета дамасской стали словно привязали Кирилла к мужчине и не позволяли вот просто так, не выслушав того, что ему нужно, развернуться и уйти.

- С какого перепугу я должен суетиться? – Кирилл, не смотря на то, что чувствовал некую скованность, старался «сохранить лицо», и повторил вопрос, перейдя на вы, - так что вам от меня надобно, уважаемый?

«Дедок» ухмыльнулся:

- Дело у меня к тебе, Кирило. Возникла нужда в том, чтобы ты поспособствовал разрешению трудности меня заботящей!

«Как он странно говорит, - подумал Кирилл, - словно из позапрошлого века свалился».

- Мелко мыслишь, юначе, - усмехнулся бородач, - дальше позапрошлого века заглянуть силёнок и умишка не хватает?

- Так, - нахмурился Кирилл, - судить о моих силёнках и умишке не вам! Говорите, что нужно?! Судя по прикиду, вы явно не за милостыней ко мне подошли! Так в чем проблема?!

- Не шебурши, Кирило, - все так же продолжал улыбаться Велес, - а лучше давай отойдём куда-то, в харчевню какую, или в рюмошную. А то, судя по твоему «прикиду», - бог передразнил Кирилла, скептически осмотрев его куртку-аляску, - долго ты на морозе не выдюжишь!

Кирилл передёрнул плечами. В чем-то этот дедуган был прав. Такого лютого февраля Кирилл отродясь не помнил. Куртка была хороша для кратковременных перебежек от авто в помещение. В крайнем случае, минут за пятнадцать-двадцать в ней тоже не замёрзнешь. Но, поди знай, какое время займёт разговор с этим дедом, радостно улыбающимся губами и сверлящим жестким взглядом серых глаз.

В том, что незнакомый мужчина ждал именно его у выхода из клиники, Кирилл даже не сомневался.

Кирилл приехал в ожоговый центр ближе к обеду.

К его явному удовольствию в холле клиники Кирилла уже ждал лечащий врач Снежаны Королёвой. У Игоря Валентиновича было свободное время после утреннего обхода, и он решил немного отвлечься от чужой боли и страданий. Поговорить о девушке, которая вызывала в нем жгучее любопытство своим необычным состоянием.

Игорь и Кирилл поднялись на этаж, где располагались палаты больных с обморожениями, и вошли в ординаторскую, как ни странно пустую в это время дня.

- Как дела у моей «находки»? – поинтересовался Кирилл, усаживаясь за стол в углу кабинета.

- Даже не знаю, что и сказать, - Игорь наливал чай в стакан из пузатого электросамовара, невесть каким образом попавшего в совершенно не подходяще для него место, - состояние больной стабильное. Без малейших изменений в ту или иную сторону, - врач поставил стакан перед Кириллом, - знаешь, от меня прозвучит то, что сейчас скажу, крайне непрофессионально, но она словно замороженная! Обычно, больной либо идёт на поправку, либо, что уж греха таить, умирает после отключения от систем жизнеобеспечения, если он в коме.

- Ты хочешь сказать, что девушку отключили от аппаратов?! – Кирилл чуть не поперхнулся горячим чаем, - но ведь это невозможно без согласия родителей или родственников!

- На оба вопроса ответ утвердительный, - Игорь неторопливо прихлёбывал чай, - согласие родителей получено и задокументировано.

- Но как же так?! – недоумевал Кирилл, - ведь прошло чуть больше месяца со дня аварии!

- А вот тут уже подсуетился незабвенный Владик, - горько усмехнулся врач, - ты ведь знаешь, что сейчас большинство клиник переведено на платную основу. Мы еще непонятно каким образом умудряемся держаться за гособеспечение, но это не относится к случаям подобным Снежаниному. И наш главврач по истечении месяца пребывания девушки в клинике, выставил таки её родителям счёт, увидев который они схватились за головы. И предложил альтернативу, которую мне даже озвучивать неприятно. Чем руководствовались родственники девушки? То ли невозможностью оплачивать её дальнейшее содержание в клинике, то ли заверениями главврача, что она все равно обречена и умрёт, как только отключат аппаратуру, для нас значения не имеет.

- Как я понял, девушку отключили от системы жизнеобеспечения? – уточнил Кирилл и продолжил, увидев кивок Игоря, - и что?

- А ничего! – врач широко и немного удивлённо улыбнулся, - создалось впечатление, что её организму не очень то и нужна была наша сложнейшая аппаратура! Сердцебиение и дыхание по-прежнему замедленные, но присутствуют! Температура тела понижена, но не критична. Родители пациентки проплатили еще три дня содержания Снежаны Королёвой в клинике и на этом все.

- Что ты имеешь ввиду под этим «всё»? – осторожно полюбопытствовал Кирилл.

- А то и имею, - вздохнул Игорь, - девушку выпишут, и родители перевезут её домой.

- А дальше? – Кирилл все никак не мог взять в толк, как можно, что называется «вышвырнуть на улицу» человека, который не то что не выздоровел окончательно, а даже не пошел на поправку.

- А дальше судьбой Снежаны Королёвой предстоит озаботиться маме и папе, - криво усмехнулся Игорь Валентинович, - нет, конечно, если бы родители были в состоянии оплачивать пребывание девушки в клинике – то пожалуйста! И наблюдение, и соответствующий уход были бы ей обеспечены! А так, - врач махнул рукой, - рыночная экономика, мать её!

Кирилл вспомнил разговор с инспектором, состоявшийся лишь вчера. Удивился тому, что «страж порядка» не осведомлён о том, что девушку через три дня перевезут домой, спросил:

- Когда принято решение о выписке Снежаны?

- Да сегодня и принято, - ответил врач, - точнее, о положении вещей родителям сообщили еще пару дней назад, а окончательный ответ они дали где-то за час перед тем, как ты позвонил. Сейчас отправились в кабинет Владика, заканчивают оформление документов на выписку.

- Я могу её увидеть? – Кирилл отодвинул от себя пустой стакан.

- Почему бы и нет? – Игорь Валентинович встал из-за стола, - прошу, - и указал рукой на дверь кабинета.

Кирилл смотрел на алебастрово-белое осунувшееся лицо девушки. Под плотно закрытыми глазами залегли голубоватые круги. То ли следствие болезни, то ли тень от густых длинных ресниц. Бледно-розовые губы только подчеркивали белизну запавших щек.

- Как она похудела, - пробормотал Кирилл.

- На физрастворе не разжиреешь, - кивнул Игорь.

- Пожалуй, я пойду, - Кирилла тяготило нахождение в палате. У девушки есть родители. Они и приняли решение о е дальнейшей судьбе. Что он может сделать в этой ситуации?! Да и кто позволит вмешиваться в жизнь совершенно постороннего человека какому-то Кириллу Морозову?!

- Прощай, Снежана Королёва, - прошептал Кирилл и, движимый самому себе непонятным желанием, наклонился и коснулся губами щеки девушки.

Кириллу показалось, что ресницы Снежаны дрогнули. Он затаил дыхание, всматриваясь в лицо девушки.

«Нет. Показалось, - одёрнул самого себя Кирилл, - нужно уходить, а то скоро невесть что мерещиться начнёт»!

- Будем прощаться? – Игорь протянул руку Кириллу, - думаю, больше мы не встретимся. От всего сердца желаю тебе никогда не оказаться в нашей клинике.

Кирилл пожал руку врача:

- Да уж постараюсь. И спасибо.

- За что? – удивился Игорь.

- Как за что? – не понял Кирилл, - ведь я видел, что ты готовы был и дальше держать девушку под наблюдением.

- Да-да, - закивал врач, - случай этот меня очень заинтересовал! Но вы понимаете, что судить о чем-то, делать какие-то выводы, пока девушка в коме, невозможно! И потом, эти счета. Вы же понимаете? - Игорь был настолько смущен создавшимся, весьма щекотливым положением, что незаметно для себя перешел на «вы».

- Я понимаю, - кивнул Кирилл, - вы меня не провожайте, док, выход и сам найду, а лучше чайку горячего испейте. Что-то холодно у вас в клинике сегодня.

- Да-да, - Игорь и Кирилл вышли из палаты. Первый, зябко потирая руки и бормоча себе под нос: «Действительно, что-то слишком холодно сегодня», - пошел в сторону ординаторской, а второй - зашагал к лифту.

«Ну и чем я могу тебе помочь, Снежана Королёва?! – Кирилл, спускаясь в лифте, вспоминал сегодняшний сон, - у тебя есть родители! Твой отец, вроде, неплохой дядька! Вот заберут тебя домой через три дня, будешь под охраной! Хотя, какая там охрана может быть от пожилого мужчины, не отличающегося к тому же ни мускулатурой, ни наличием особых навыков, ни жесткостью характера».

Кирилл услышал как за спиной с лёгким щелчком закрылись входные двери клиники и встретился взглядом с буравящими его персону глазами цвета дамасской стали.

Глава двадцать третья

- Как она там? – Велес и Кирилл сидели за столиком в небольшом кафе.

- Кто она? – Кирилл понимал, что вопрос глупый, что дедок явно знает к кому он приезжал в клинику, но уж очень не любил вот таких полуфраз, подразумевающих, что собеседник просто обязан догадываться обо все сам. За долгие годы в бизнесе, Кирилл привык к тому, что вопросы нужно ставить корректно, озвучивать полностью, не оставлять никакой доли сомнения в том, а чего именно ты хочешь.

- Как кто? – удивился дедок, - Королева, конечно!

- Если вы о Снежане Королёвой, - Кирилл акцентировал внимание собеседника на правильном произнесении фамилии девушки, - то у неё все без изменений. Она по-прежнему в коме.

- Понапридумывали слов, - проворчал дедок, - лишь бы воздух сотрясать непонятностями!

- А как сказать, чтобы всем всё сразу стало понятно? – усмехнулся Кирилл, которого уже начал забавлять разговор с этим недовольным дедком, буравящим его взглядом.

- Запечатана наша Королева в теле смертной! – от слов Велеса Кириллу стало не по себе, а дедок пробормотал себе в бороду, - а кем запечатана? Зачем запечатана? Мне это не ведомо! Уж не я – это точно. И не Мара.

Кирилл уже начал подумывать о том, что напрасно согласился зайти в кафе с этим престарелым хипстером. И вообще, все, что он делает в последние сутки – напрасно! Напрасно и глупо! А вот самым умным было бы мчать на всех парах в аэропорт и валить из страны, где происходит черт знает что, к чертям собачьим!

- «Свалить» успеешь, - ухмыльнулся дедок, - не торопись.

- Да вы что, мысли мои читаете?! – возмутился Кирилл.

- Да чего там читать? – хмыкнул Велес, - коль у тебя все на лбу написано?

- Ну все! – Кирилл поднялся со стула, - я вас уважил, выполнил просьбу, думал, что вы хотите сообщить что-то, а тратить время на пустопорожние перебрасывания фразами мне некогда.

- Сядь, Кирило! – рявкнул дедок. Да так, что Кирилл плюхнулся обратно на стул и едва не упал вместе с ним.

- Я сейчас буду говорить, а ты слушай, - уже спокойнее произнес дедок, - и не вздумай перебивать или противоречить! Я – бог Нави! И имя мне – Велес!

Пачка сигарет, которую вынул Кирилл в начале рассказа Велеса, опустела наполовину, когда бог Нави закончил свой рассказ.

Кирилл ни разу в жизни не подвергался гипнозу, но чувствовал себя именно так. Словно находился под чьим-то воздействием. И понимал, что верит каждому слову собеседника, не смотря на всю абсурдность его рассказа.

- Хорошо, - Кирилл тряхнул головой, словно прогоняя наваждение, - предположим, уважаемый Велес…

- Вот! – усмехнулся бог Нави, - совсем другое дело! А то заладил: «дедок-дедок»!

- Предположим, - продолжил Кирилл, не обращая внимания на реплику собеседника, - что, невзирая на все ваши семейные хитросплетения, я вам поверил! Но зачем вы мне об этом рассказали?!

- Потому что ты должен спасти Королеву! – просто, как само-собой разумеющееся, произнёс Велес.

- Да почему я?! – взвыл Кирилл, - я-то тут каким боком?!

- А больше некому, - вздохнул Велес, - да и некогда искать другого. Время поджимает! И потом, уж больно упрямой оказалась эта Снежана Королёва! И если Мара таки изыщет способ уничтожить её телесную оболочку, если вынудит Королеву вернуться в свое тело, то сущность человечки так просто не уйдет! Не пойдёт она добровольно, как овца на заклание! И тут возникнет, как говорите вы, жители Яви, когнитивный диссонанс! Две личности, заключенные в одно тело, немедленно вступят в борьбу за право обладания этим самым телом! А Маре это будет только на руку! Уж она-то точно не упустит возможности уничтожить дочь, пока та будет изгонять из своего тела самозванку!

- Насколько я понял, Снежана не так уж и стремилась занять место Королевы, - попробовал оправдать девушку Кирилл, - и называть её самозванкой как-то неэтично, что ли.

- Не цепляйся к словам, - пробурчал Велес, - стремилась – не стремилась, сейчас это не важно!

- А что важно? – Кирилл достал очередную сигарету, хотя от никотина у него уже вязало во рту.

- Важна необходимость оставить девчонок каждую в том теле, где они запечатаны и спасти обеих! – выдохнул бог Нави.

Мужчины замолчали.

Кирилл в две затяжки прикончил сигарету, раздавил в пепельнице окурок, жестом подозвал официанта:

- Уберите это, - поморщившись, ткнул в пепельницу, - и принесите мне кофе, - посмотрел на Велеса, - вам что-то заказать? Кофе или чего-то покрепче?

- Медовухи! – разрешил Велес.

- Не знаю, есть ли здесь такой напиток, - засомневался Кирилл, но тут же получил подтверждение от официанта:

- Конечно есть! Ведь у нас ресторан русской кухни!

- О как?! – удивился Кирилл, - а на первый взгляд – обычная кафешка. Ну несите мне кофе, а моему старшему другу – медовуху.

- И расстегай! – добавил Велес, откидываясь на спинку стула.

- Нужно немного подождать, - засуетился официант, - расстегаи только поставили в печь. Зато будут вам свеженькие, что называется – с пылу, с жару!

- Иди, хлопочи, - Велес барственным жестом отпустил официанта, - мы не торопимся.

Кирилл провёл взглядом улепётывающего официанта и задумался.

Он любил читать.

Вечерами, когда не было встреч и не нужно в сотый раз просматривать деловые бумаги, Кирилл открывал ноутбук, заходил на излюбленный литературный портал, покупал какую-то из выбранных ранее книжек и погружался в мир чужих фантазий. Будучи от природы человеком не конфликтным и не драчливым, боёвки Кирилл отверг сразу. Зато фэнтези пестрело разнообразием жанров и поджанров. В перечень которых входили романы и о так называемых «попаданцах», и о тех, кому довелось обменяться телами и сознаниями.

И если бы ему, Кириллу, довелось прочитать о чем-то подобном происходившему сейчас с ним, то, пожалуй, сюжет ему бы даже понравился. Но прочитать! А не стать непосредственным участником событий, которые он до сего дня считал порождением бурной фантазии автора!

Но то, что он вляпался в самое что ни на есть натуральное фэнтези – Кирилл чувствовал и в этом не сомневался.

- И все рано, я не понимаю, - вздохнул Кирилл, - как я смогу помочь вам и девушкам? Вы поймите, я самый обычный человек. Я ограничен и во времени, и в возможностях, да и в средствах, если честно! Оплачивать дальнейшее содержание вашей Королевы в клинике я уж точно не смогу! Все мои деньги вложены в новый бизнес, и начни я что-то вынимать, компаньоны меня не поймут и не одобрят!

- Значит, в принципе ты мне поверил и помочь согласен? – уточнил Велес.

«Я, взрослый мужик, состоявшийся и состоятельный, - польстил себе Кирилл, - верю в сказки?! И собираюсь ввязаться в какую-то авантюру?! Да что со мной такое?!»

- В принципе да, - Кирилл кивнул, не переставая удивляться самому себе.

- Вот и ладненько! – Велес потёр рука об руку, глядя, как официант ставит перед ним блюдо с огромным дымящимся расстегаем, - принеси-ка и моему другу такой же, - отдал распоряжение официанту, - пожалуй, мы немного задержимся.

Глава двадцать четвертая

Кирилл проснулся раним утром от того, что кто-то барабанил в дверь.

Первой мыслью было недоумение по поводу того, что ранний гость не воспользовался звонком. Но тут же память заполнили мысли о том, что сегодня за день, и кто к нему явился спозаранок.

В квартиру ввалился Велес, сопровождаемый мужчиной, как две капли воды, похожим на Кирилла.

- Он тебя заменит на то время, пока ты будешь выполнять моё поручение, - бог Нави ткнул пальцем в сопровождающего.

- А кто это? – удивился Кирилл.

- Ведьмак, кто же еще? – пожал плечами Велес, - умет создавать очень правдоподобные личины! Есть за ним должок один, вот и станет выполнять в Яви твои обязанности!

- Похож, - кивнул Кирилл, разглядывая дублёра, - да вот не распознают ли подмену мои компаньоны?

- Не распознают, - хохотнул Велес, - не такое уж трудное дело ты тут ведёшь!

- Трудное – не трудное, - обиделся Кирилл, - а необходимые навыки иметь нужно!

- Об этом не беспокойся, - посерьёзнел Велес, - и поторопись! Пора начинать!

- Хорошо, - вздохнул Кирилл и нажал кнопку вызова на смартфоне.

Не смотря на ранее утро, инспектор тотчас ответил на звонок:

- Ну что там у тебя?! – начал торопливо спрашивать страж порядка, не утруждая себя здравствованием, - как движется наше дело?!

- Сегодня я выполню то, о чем мы договорились, - ответил Кирилл, - надеюсь, что вы тоже исполните обещание и прекратите меня преследовать!

- Всё сделаю! – хохотнул инспектор, - лишь бы ты не подвёл!

Кирилл нажал клавишу отбоя. Говорить с инспектором ему не хотелось.

Инспектор долго рассматривал трубку, сообщающую гудками отбоя о том, что разговор, который он намеревался продолжить, закончен по желанию собеседника. А впрочем, меньше знаешь – крепче спишь! Узнать о том, выполнил ли «бизнесменчик» требуемое, он сможет уже сегодня вечером. А пока нужно позавтракать и отправляться на службу. И постараться сегодня никуда не отлучаться. Быть на виду. А то – мало ли как все может обернуться?

Карета скорой помощи с надписью ambulance через все ветровое стекло, остановилась у входа в ожоговый центр.

Два дюжих санитара сопровождаемые дамой, зажимавшей в руке ворох каких-то бумаг, устремились к двери клиники.

Через полчаса все те же санитары вынесли носилки, на которых лежала девушка, укрытая до подбородка простынёй.

А вот того, что пациентку будет сопровождать её лечащий врач, никто не ожидал.

Кирилл выскочил из машины навстречу доктору Пашковскому:

- Что-то не так с бумагами? – поинтересовался, пожимая руку врача.

- Все нормально, - Игорь ответил на рукопожатие, - только не верил я до последнего момента, что тебе удастся так быстро договориться с австрийской клиникой. Да и, если честно, обидно немного. Я и сам с удовольствием разобрался бы в этом феномене, - врач кивнул на Снежану, лежащую на носилках, которые санитары уже установили в салоне скорой помощи.

- Ты же сам понимаешь, что для девушки так будет лучше, - попробовал утешить Игоря Кирилл.

- Да, - кивнул врач, - понимаю. И надеюсь, что когда-то в нашей стране перестанут урезать бюджет на медицинские исследования.

Игорь Валентинович Пашковский, врач первой категории, страстно увлеченный проблемами крионики, в последний раз взглянул на свою пациентку, вздохнул, махнул рукой и, не прощаясь, зашагал к ожоговому центру.

Кирилл забрался обратно в салон скорой помощи, и машина рванула с места.

- Вас встретит Рюбецаль. Это мой добрый знакомец и поможет вам беспрепятственно добраться до ледника, - давал последние наставления Велес, - как только окажетесь в приготовленном для вас доме, дух гор передаст вас из рук в руки Вихтам.

В отличие от наших домовых, эти любят жить семейственно или компаниями. Они и помогут обустроиться, и расскажут уже подробнее, что у них как заведено.

Когда Королева очнётся, а случится это едва вы покинете подвластные мне земли, и она почувствует себя в безопасности, вихты призовут на помощь Зелиген. Вообще-то, зелигенам больше по-нраву жизнь в лесах, а не на леднике, но особо выбирать не приходится.

Ундина наотрез отказалась нам помочь! В чём там дело, я так и не понял. Ну да ладно, разберётесь на месте.

Охранять территорию ледника будут Вервольфы. Вот уж с кем проблем не было совершено, - усмехнулся бог Нави, - этим лохматым и счастья большего не нужно, лишь бы подраться, да загрызть нарушившего их территорию.

Всё это Кирилл уже слышал, но Велеса не перебивал. Как говорится – повторенье мать ученья. И, возможно, бог Нави упомянет еще о чем-то существенном. Что, собственно, и произошло.

Велес вынул из кармана тулупа старинный ключ и протянул Кириллу:

- Этот ключ откроет любые двери. И те, что надо, и те, за которые лучше не соваться! Используй его силу с оглядкой!

- Да как же я узнаю, какие надо, а какие нет?! – возмутился Кирилл.

- А для этого возьми «приспособу», - бог Нави протянул Кириллу какое-то круглое стёклышко на витом шнурке, чем-то похожее на монокль, - только барахлит эта штуковина, - Велес с сожалением покачал головой, будучи явно недовольным нестабильностью «приспособы», - так что и её используй с оглядкой. Как вы там, в Яви, говорите? Доверяй, но проверяй. И если увидишь в «приспособу» лебедицу белокрылую, подумай, а не ворон ли черный ею прикинулся!

- Хорошо, - снова кивнул Кирилл, - буду присматриваться, принюхиваться и… что там от меня еще требуется?

- Королеву береги! – рявкнул Велес, - это твоя основная задача! Надеюсь, что Мара её так сразу и не найдёт, но тут уж как повезёт. Тем боле, что у женушки моей есть те, кто с радостью ей бросится служить.

- Вот не понимаю, - попробовал в последний раз воспротивиться уготованной ему судьбе Кирилл, - почему бы мне не доставить вашу Королеву на ледник и не вернуться обратно?

- Нельзя, - вздохнул Велес, - нельзя полностью оборвать все нити, связывающие Королеву с нашими мирами! Да и присматривать кому-то за германской нечистью нужно! И вот этой ниточкой, этим присмотрщиком суждено стать тебе, Кирило! Да что я тебя уговариваю по-новой! – вспыхнул бог Нави, - все уже сто раз проговорено-договорено!

- Да, - вздохнул Кирилл, - тем боле, что мы уже на месте.

Карета скорой помощи въехала на территорию аэродрома и подкатила к маленькому самолётику с надписью air ambulance вдоль борта.

Санитары снова подхватили носилки с девушкой и дружно затопали по трапу внутрь самолёта.

Кирилл и Велес переглянулись, вздохнули напоследок, словно понимая, что встретиться им предстоит нескоро:

- Помни, что от тебя сейчас зависят судьбы и само существование наших миров! – напутствовал бог Нави.

- Да помню я, помню, - пробормотал Кирилл и побежал к трапу самолёта.

Поздним вечером, уже собираясь домой, инспектор набрал номер телефона клиники:

- Я бы хотел узнать о самочувствии вашей пациентки Снежаны Королёвой, - осторожно задал вопрос страж порядка.

- Ой, да у нас такое весь день твориться из-за этой вашей Королёвой! – взбудораженная событиями прошедшего дня, болтливая медсестричка, получив «новые уши» для вливания информации, не дающей ей покоя, радостно тараторила в трубку, - выкрали её! Прямо с самого утра!

- Как выкрали? – инспектор постарался придать голосу максимум озабоченности, - а медперсонал куда смотрел?!

- А вот так и выкрали! – радостно ответила медсестричка, - лечащий врач сказал, что вроде бы как были документы, что её переводят куда-то в западную клинику, но ни документов никаких не нашли, ни в какую страну эту Королёву собрались везти – никто не знает! Так что – была Снежана, да сплыла, - захихикала девушка.

- Будем разбираться на месте! – провозгласил инспектор, - передайте главврачу, что я буду в клинике завтра с утра! – и нажал клавишу отбоя.

«Ай да Кирюха! – думал инспектор, - ай да сукин сын трусливый! Завалил таки деваху лишь бы свою шкуру спасти!» - но тут же подумал, а не водят ли его за нос, и набрал номер родителей Снежаны:

- Ваша дочь уже дома?

- Где дома?! Как дома?! – кричала в трубку женщина, мать Снежаны, - выкрали мою девочку! Не иначе, как на органы изрезать собрались! Куда смотрит наша полиция?!»

Выслушивать дальше чужую истерику инспектор не собирался, а потому отбился и довольно ухмыльнулся.

Всё! Его долг Маре за предыдущую услугу отработан! Теперь пусть уж эта старая карга сделает, что обещала! Пусть наполнит сердце его дорогой женушки любовью!

Время, отпущенное Марой инспектору для устранения тела Снежаны Королёвой в котором было запечатано сознание её дочери, истекло.

Богиня поздним вечером влетела в кабинет стража порядка, застав его готовым к выходу:

- Ты сделал то, что я велела?!

- Я всегда держу слово! – самодовольно надулся инспектор, - теперь твоя очередь выполнить обещанное!

Мара замерла, к чему-то прислушалась, потом, словно принюхалась, закружилась на месте в безумном танце, и резко остановилась:

- Ты не лжешь, человечек, я её не чувствую в мире Яви! – богиня злобно захохотала, - ну вот, дочурка, ты и попалась! – Мара вихрем пронеслась к выходу мимо инспектора.

- А как же я?! – взвыл инспектор, - как же то, что было мне обещано?!

- Будет! – бросила богиня через плечо, - приходи через пару недель сам знаешь куда! Всё исполню!

- Ну что же, Снежана, тебе пора, - Велес провёл весь день в номере девушки, куда вернулся сразу же после того, как посадил в самолёт Кирилла и Королеву, и убедился в том, что транспорт санитарной авиации взмыл в небо.

- Мне отчего-то страшно, - зябко пожала плечами Снежана.

- Не бойтесь, Королева, - улыбнулась Снежане Розочка.

- Ведь мы будем с вами, - поддержала подругу Раечка.

- Хорошо, что Велес позволил нам сопровождать нашу Королеву! – довольно произнесла Риточка.

- Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы помочь вам пережить этот год. – Римма старалась подбодрить Снежану хотя бы взглядом.

- Да какой год?! – возмутился Велес, - всего-то девять месяцев до следующей зимы!

- Жаль, что Олег Львович не может отправится с нами, - пробормотала Снежана.

- Не может, - кивнул бог Нави, - нужно же кому-то следить за порядком в отеле!

- Жаль, - вздохнула Снежана.

- Так, девы, подойдите-ка поближе ко мне! – приказал Велес, - чую, что Мара уже близко! Нам пора!

Четыре русалки и Снежана, обычная жительница Яви в теле Королевы, обняли друг друга за тали и почувствовали, как пышная борода бога Нави накрыла их.

Мара неслась к отелю что было сил. Ветки кустов ломались у неё под ногами. Трещал и прогибался снежный наст. Облетал лёд с деревьев, которые задевала богиня.

- Как вам прогулялось в Яви? – Лихо Одноглазое улыбался Маре во все тридцать три белоснежных зуба.

- Прочь с дороги, отродье человечки! – рявкнула богиня, оттолкнув управляющего, и промчалась куда-то в глубину полутёмного коридора.

- Ну что же, Дормидонтушка, можешь повеселиться всласть! – ухмыльнулся Олег Львович, глядя на стену отеля, - и можешь её не бояться! Поводи, покружи, поплутай по коридорам да лестницам! Уже завтра Мара лишится силы, а потом и вовсе издохнет!

- Все сделаемс в лучшем виде! – послышался смешок откуда-то из глубины отеля.

Мара влетела в номер, предназначенный для пребывания Королевы.

Замерла на пороге. Огляделась. Прислушалась и принюхалась.

И поняла, что её дочери здесь нет.

Нет, и не было!

- Русалки! – заорала Мара, - немедленно явитесь мне! – богиня надеялась хоть у кого-то узнать, что же могло произойти за те несколько часов, пока она отсутствовала в отеле.

Но на её зов никто не пришел, а ждать и требовать объяснений от управляющего, было напрасной тратой времени.

Мара поняла, что её обвели вокруг пальца. Кто? Да конечно же Велес! Её муж, который не даёт расправиться с девчонкой! Который успевает умыкнуть дочь в последний момент из-под носа матери!

Мара не имела понятия, куда подевалась сущность Снежаны. Отправилась ли девушка в своё тело, чтобы там умереть окончательно, или до сих пор делит одно вместилище с Королевой? Дальнейшая судьба человечки, как и того, что от неё осталось, богиню не интересовала.

Хотя, если эта жительница Яви сейчас рядом с дочерью, если они делят одно тело, отыскать её будет значительно легче, чем Королеву. Нужно только найти какой-то «якорь». Нужна какая-то зацепка, вещь, принадлежавшая именно человечке! Потому как совсем скоро Мара уснёт на несколько дней и исчезнет из всех миров. Чтобы потом вернуться молодой и обновлённой. И абсолютно ни о чём не помнящей!

Богиня провела взглядом по номеру. Заметила на полу у туалетного столика валяющуюся сумочку, явно не принадлежащую Королеве. Подняла её и вынула из шелковистого нутра дамского аксессуара мобильный телефон Снежаны.

Мара чувствовала, как её все сильнее клонит ко сну. Не имея ни сил, ни желания искать свой номер, богиня подошла к кровати, где раньше спала Снежана, а до неё – Королева, тяжело вздохнула и прилегла на самый краешек.

Она опоздала.

Она не успела добраться до дочери и убить её и в этот раз.

Проклятому Велесу вновь удалось умыкнуть девчонку.

Ну да это не беда.

Она, Мара, уже научилась переносить хоть немного воспоминаний в своё новое, возрожденное тело.

А это уже хорошо.

Хорошо помнить хоть что-то, а не просыпаться красивой бездумной молодой девахой, абсолютно лишенной памяти.

Богиня закрыла глаза.

В руке она крепко сжимала мобильник Снежаны.

Управляющий отелем «На неведомых дорогах» Одинцов Олег Львович и портье Тишайший Дормидонт Власовичь стояли у окна в холле отеля и смотрели, как над кромкой горизонта разгорается заря.

- Вот и весна, - как-то печально вздохнул управляющий.

- Да, - кивнул портье, - первый день берёзня. Нужно открыть окна. Проветрить помещения.

- Вот и займись этим, - велел управляющий, - да убери там, в номере Королевы. «Эта», видать, к себе так и не добралась.

- Уже убрано, - отчитался портье, - лужу вытерли, перины от снега выбили, крошки льда со столов и стульев смахнули.

- Вот и хорошо, вот и славно, - снова кивнул управляющий, - теперь будем ждать, когда объявится Мара.

- И снова начнёт притворяться, что ничего не помнит! – ворчал портье.

- А может, и впрямь не помнит? – засомневался управляющий.

- Ага, как же! – возмутился портье, - оно конечно, корчить из себя куклу беспамятную всяко лучше, чем за свои пакости отвечать!

- Смотри вон туда! – управляющий прервал тираду портье. То ли не желая продолжать этот разговор, то ли не зная, что ответить.

Лихо Одноглазое, управляющий отелем, и Дормидонт, домовой этого же отеля смотрели, как на берёзе, растущей у самого Калинова моста, лопнула почка, из которой медленно появилась первая серёжка, укутанная в ярко-салатовый листочек.

… продолжение следует…

.
Информация и главы
Обложка книги Отель "На неведомых дорогах"

Отель "На неведомых дорогах"

Рита Харьковская
Глав: 1 - Статус: закончена
Оглавление
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности