Выберите полку

Читать онлайн
"Попутчица"

Автор: Владимир Сединкин
* * *

Паровоз со свистом выпустил клубы пара и звон колокола на перроне оповестил о движении состава. Лидочка успела на поезд в самый последний момент. Папочке она конечно об этом рассказывать не будет, а то в следующий раз он к тётке в город её не отпустит. Скажет: «Опять вы всё проспали, клуши!»

В купе номер 6 уже находилось два пассажира: мужчина в чёрном шерстяном костюме в очках, с чёрной бородкой, огромным саквояжем который он прижимал к груди и читающая книгу симпатичная женщина в белой сорочке с брошью, в серо-чёрном платье с зауженной талией, но без корсета (у Лидочки глаз был намётан), в шикарной широкополой шляпе с вуалью и перьями. Не головной убор, а загляденье! Французская вещь, а может даже и из самой Англии. Попутчица сразу четырнадцатилетней девчонке понравилась и не только потому что от неё пахло дорогими духами и выглядела она как из картинки в «La Modiste universelle».

Вагон звякнул, дёрнулся, а затем двинулся вперёд с каждым мгновением всё набирая и набирая темп. Лидочка просто обожала поезда. Этот волшебный перестук наполнял её сердце ожиданием и радостью. Будто она из Новгорода не до Новоспасской ехала и путь занимает сорок минут, а в саму столицу.

На столе перед незнакомкой стоял стакан чая в серебряном подстаканнике и металлическая бонбоньерка с яркими рисунками: коровки, пчёлки, собачки, что-то лопающие за обе щеки маленькие детишки.

- Ой какая интересная! – изумилась Лидочка, усаживаясь на диванчик у окна, а шляпную коробку, которую она использовала вместо сумочки (всё-таки «Walter Wright» ещё мамина) задвинув ногой под сидение.

Отложив книгу, женщина улыбнулась, продемонстрировав белые, ровные зубки (вот мне бы такие) и сняла шляпу. У Лидочки прямо дух захватило от увиденного. Настоящая леди: волосы уложены в причёску, губы слегка подкрашены, брови-стрелочки подчёркивают пленительный разрез глаз, в мочках сережки-гвоздики, в общем ничего лишнего - икона стиля. Такого и в иностранных журналах мод не увидишь.

- Тут конфетки. Угощайся, - произнесла незнакомка, раскрывая жестяную коробочку (внутри и правда была горка конфет в блестящих, ярких фантиках). – Называй меня Елизавета Константиновна. Воронова.

Лидочка представившись кивнула, и робко протянув руку взяла конфетку с самой вершины горки.

- Никогда таких не видела…

Женщина протянула коробочку мужчине с саквояжем, но тот помотал головой отказавшись. Он вообще вёл себя странно. Обнялся со своей сумкой будто её кто отобрать пытался, вон на лбу капельки пота выступили, глазки так и бегают. «Неужели билеты не купил? – подумала девчонка. Фу! Как не стыдно ехать зайцем! А с виду человек приличный, состоятельный!»

- А где такие продают? – круглая жёлтая конфетка исчезла в Лидочкином рту.

- В Англии, в лавке господина Парсона на Холборн-стрит. Единственное по чему я буду скучать, - странно ответила Воронова.

«А! Так Елизавета Константиновна из Лондона?» – с восторгом подумала девчонка и в голове её сразу зароилось целая куча вопросов. Вот только беда - они не хотели ожидать своей очереди и толкаясь, напирая друг на друга не давали возможности Лидочке воплотить их в слова. Девчонка нахмурившись сосредоточилась, чтобы извлечь самый интересный вопрос, и тут её зубки раскусили конфетку, а там… что-то сладкое, необычное и смутно знакомое наполнило рот.

- А что это там внутри? – спросила Лидочка в нарушении всех приличий громко чавкая и из-за этого покраснев до корней волос.

- Мармелад, милая, - улыбнулась Воронова. - У меня попалась клубника, а у тебя?

- К-кажется апельсин, – рассмеялась Лидочка глотая скопившийся во рту сладкий сок. – Спасибо, вкуснятина!

- Не за что, кушай на здоровье.

Поезд погудел приветствуя проходящий мимо состав и девчонка прильнув к стеклу начала смотреть в окна проносящихся мимо вагонов. Всегда интересно кто там, куда едет, о чём думает, да и как одет тоже.

- Елизавета Константиновна, а вы где выходите? – помахав вслед унёсшемуся встречному Лидочка повернулась к Вороновой.

- На Новоспасской, - поправив рукой в перчатке непослушный локон волос на правом виске произнесла женщина напротив.

- И я! Мы с папой из Староклюковки!

- А я из Новоклюковки. Правда много лет там не была.

Лидочка теперь уже и правда в полном изумлении уставилась на попутчицу. Так это что получается она познакомилась с дочерью хмурого полковника. У него оказывается были дети. А чего тогда всё один, да один? Интересно!

- Так мы получается теперь соседи! – только и успела произнести девчонка, когда дверь купе со стуком отодвинулась с сторону.

Лидочка, сунув пальцы в перчатку приготовила билеты, но внутрь, заперев за собой дверь, вошли двое мужчин пахнувших дымом и сажей. Они были полной противоположностью друг друга. Один худой, высокий, кареглазый, в котелке и в поношенном костюме-тройке, а второй маленький, толстенький, в картузе, надвинутом на глаза, в кожаной куртке и сапогах в каких ходили рабочие на узловой.

Длинный впившись взглядом в мужчину с саквояжем достал из-за спины наган. Точно такой же как у отца. В руках толстяка появился нож.

Мужчина с саквояжем сглотнул слюну, задрожал и ещё крепче прижал свою сумку к груди.

Воронова нахмурив брови обратилась к мужчинам:

- Господа! Да что вы себе позволяете…

- Рот закрой, фифа! – прикрикнул на неё толстячок, облизнув толстые губы, оказавшись совсем не добродушным малым. - Грустный давай быстрее пока проводник ушёл.

Длинный кивнул и взведя курок направил оружие в лоб их соседа по купе.

- Отдай саквояж!

Удивительно, но тот отрицательно помотал головой.

- Не отдам. Он мой.

«Что он творит?» - Лидочка поняла, что от страха не может двигаться и ладошки её вспотели из-за чего она, вытерла их о колени.

- Стреляй! Времени нет, подъезжаем к полустанку!

И тут девчонка, дрожа всем телом соскочила на ноги (честно, сама от себя не ожидала) и сквозь слёзы, брызнувшие из глаз, закричала:

- Но нельзя же так!

- Заткнись шмакодявка! Туши её! – приказал толстячок и длинный замахнулся рукоятью нагана на Лидочку.

В тот же момент она почувствовала быстрое движение слева от себя…

Михаил Петрович Кениг успел на вокзал в последний момент. У них с Кузмичём у Лисьего пруда колесо с коляски слетело так пока чинили битый час прошёл. Он то со своей рукой небольшой помощник. Пальцы гнутся плохо и держат, что-либо с трудом.

Новоспасская встретила его необычным многолюдьем. Тут и полиция, и медицинская карета, и уставившиеся на поезд люди.

- Что случилось? – с тревогой спросил штабс в отставке урядника Пахомова, который лениво наблюдая за снующими туда-сюда людьми щелкал крупные, белые семечки с солью.

- Налёт был на ювелира. Добро его присвоить себе хотели.

«Будто про нагадившую торговке в корзину кошку рассказал», - с раздражением подумал Михаил Петрович сжав несколько раз ладонь больной руки.

- И что?

- Что-что… вот! – указал пальцем в белой перчатке не первой свежести, урядник на тела двух мужчин укладываемые санитарами на носилки. Мертвецов тут же от любопытных глаз обывателей накрыли простынями.

- У меня дочь в поезде!

- Знаю, - меланхолично сообщил Пахомов сплюнув кожуру под ноги. - В этом купе и ехала. Всех уже опросили.

«Дьявол!» - Кениг было рванулся вперёд, но урядник придержал его.

- Михаил Петрович, остынь. Всё с вашим ребёнком нормально. Вон она идёт, живая-здоровая.

По перрону действительно шла Лидочка, прижавшись головой к плечу незнакомой высокой женщины в широкополой шляпе с вуалью.

- А кто это с ней?

- Соседка ваша новая Воронова Елизавета Константиновна. Из самого Ландона прикатила. Дочка старого барона. Поместье теперь её. Она за вашей Лидкой и присматривала.

Глаза дочки были опухшие, но на губах играла лёгкая улыбка. Женщина что-то быстро шептала ей на ухо.

- А что с грабителями?

- Да глупость какая-то, - сдвинул фуражку на затылок Пахомов. – Вроде как рассорились из-за шкуры неубитого медведя и друг друга постреляли. Оружие друг у друга вырывали. Болваны…

- Так им и надо.

Урядник, взглянув сначала на подходящих к ним женщин, затем на шелуху от семечек под ногами стыдливо смёл её подошвой сапога в траву.

- Так и я о том же. Меньше проблем. А еврею-ювелиру я жандармов из Новгорода вызвал. Пусть сопровождают его с ценным грузом сами. Я на себя такую ответственность не возьму.

Поцеловав в щёку дочь и крепко обняв её, Кениг благодарно взглянул на Воронову.

- Спасибо вам большое.

Женщина пожала плечами и из-под вуали стрельнула глазками в Михаила Петровича. Вот так глаза! Тёмно-зелёные, глубокие! Мать говорила, что такие только у ведьм бывают. Красотища! Поправив седую прядь на правом виске Елизавета Константиновна просто кивнула и неожиданно крепко пожала протянутую бывшим штабсом руку, из-за чего Кениг сморщился от боли.

- Что такое? – удивилась Воронова внимательно посмотрев на мужчину.

- Ничего страшного, - ответила за отца Лидочка. - У папы ранения с войны.

- Она права, ерунда, - отмахнулся Михаил Петрович. - Пальцы плохо гнутся. Сухожилия повреждены.

Женщина помотала головой.

- Не повреждены, а травмированы. Когда вы пожали мне руку я почувствовала усилие, а значит если будете тренироваться и разрабатывать всё вернётся в норму. Я такое уже видела.

Сказанное ввело Михаила Петровича в стопор. Как уверенно она это заявила, а вот доктор Сморчков в Новгороде сказал…

- Думаете?

- Уверена, - сказала, как отрезала женщина и постукивая каблучками и зонтиком по перрону направилась к ожидавшей её коляске. - До свидания, Михаил Петрович. Пока-пока Лидочка. Заезжай в гости.

В воздухе повис запах изумительных духов.

- Ишь какая. Врач что ли? – брякнул Пахомов щёлкая семечками.

Коляска подпрыгивая неслась по дороге, а Кениг всё рассматривал свою больную руку. Лидочка была непривычно молчалива, да ещё руки на груди скрестила. Не иначе, что-то её беспокоило, что-то скрывала от отца. В ней же живая вода не держится…

- Нууу…, - коснулся локтем дочери Михаил Петрович. - Так ты расскажешь мне всё или нет?

Девчонка покраснела, потом побелела, а потом слёзы снова покатились по щекам. В этот момент она почему-то очень напомнила штабсу покойную супругу. Наталья тоже была очень впечатлительной и эмоциональной.

- Чудо ты моё.

Лидочка в объятиях отца только шмыгнула носом и кивнула.

- Папа я такое видела, такое видела, - и тут из неё полилось. – Мы ехали-ехали, ели вкусные конфетки, разговаривали про Лондон, а потом зашли эти ужасные люди с оружием и стали требовать от дяди саквояж, а тот не отдавал, а толстый приказал стрелять, а я дура возмутилась и тут Елизавета Константиновна…

Слёзы уже потоком ринулись из глаз дочери и Кениг почувствовал, что сорочка на груди намокла. Ох уж эти женщины.

- Успокойся, милая. Что сделала Елизавета Константиновна?

- А ты никому не скажешь? Это вообще-то тайна. Я слово дала, - Лидочка неожиданно перестала рыдать, влага на её щеках высохла и вынув из рукава шёлковый платочек она громко высморкалась в него.

- Тааак! Это что ещё такое? Рассказывай немедленно, - не рви сердце отцу! – для виду нахмурился штабс повернувшись к дочери.

- Плеснула чай в лицо тому что длинный. Он закричал схватился за щёки, а она так ловко взяла его за руку, выкрутила, направила её в висок, нажала его же пальцем на спусковой крючок и… БАХ! ПАПА Я МОЗГИ ВИДЕЛА! Они серые…

Михаил Петрович на мгновение дар речи потерял, во рту стало сухо. Даже в очередной раз вытоптанный крестьянами английский газон, мимо которого они проехали, возмущения не вызвал.

- А второй?

- Он сначала испугался, а потом попытался Елизавету Константиновну ножом пырнуть. Даже перо на шляпе срезал. Так она, не отпуская руку длинного повалившегося на диван выстрелила ему в грудь… и всё.

«И всё… и всё? Ничего себе и всё», - думал штабс представив схватку в тесном купе. Да как так-то…

- А соврать кто придумал? Елизавета Константиновна?

Коляска въехала на территорию поместья и проскрипев по дорожке посыпанной гравием остановилась у крыльца.

- Нет, - помотала головой Лидочка и снова громко высморкалась. - Дядя этот, с саквояжем. Он её благодарил, так благодарил…

Вот так история. Вот так приключение у Лидки было. Спрятав руки в карманы, Михаил Петрович вышагивал туда-сюда по лужайке у дома. Ему всегда лучше думалось на ходу. Привычка с армии.

Подонки, конечно, понесли заслуженную кару. Это факт. Выдавать Воронову он конечно не будет. Она возможно его дочь спасла, но какова особа… огонь! Всё-таки мама моя была мудрой женщиной. Решение было принято мгновенно.

- Кузмич готовь моё выходное. Мой французский сюртук, брюки с высокой посадкой, пожалуй, цилиндр… нет цилиндр это уже слишком.

- Зачем папа? – выкрикнула в окно Лидочка, вроде бы улёгшаяся отдохнуть.

- Как зачем? – удивился Михаил Петрович, сжав в кулак пальцы больной руки. - В Новоклюковку поеду. Елизавету Константиновну поблагодарить надо за спасение дочери. Согласна?

.
Информация и главы
Обложка книги Попутчица

Попутчица

Владимир Сединкин
Глав: 1 - Статус: закончена
Оглавление
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности