Выберите полку

Читать онлайн
"Жетэль полукровка"

Автор: Лев Негрин
Волны ненависти

Жетэль всю трясло от напряжения. Это совсем не было привычной прогулкой по родным болотам. Она пришла в городок эльфов; туда, где таких, как она, полукровок, люто ненавидят. Если её маскировку раскроют — последует жестокая расправа.

Идти же было просто больше некуда; её мать Лиара, чистокровная эльфийка, тяжело заболела. Она осталась в хижине на болотах, пылая от жара и впадая в беспамятство. Если не раздобыть целебное зелье от болотной лихорадки, то единственный родной человек не сегодня завтра умрёт. Поэтому Жетэль собрала в памяти все истории матери о манерах и правилах цивилизованных эльфов и решила нарядиться одним из них.

Орочья половина существа Жетэли придавала её коже зеленоватый оттенок. Пришлось намазаться смесью белой глины и перепелиного жира. Чуть более коренастая, чем средний эльфиец, Жетэль могла сойти за воина-мужчину. Здесь был к месту и глубокий тембр её голоса. Вот только была проблема с одеждой; на болотах не разжиться ни платьем горожанина, ни воинским облачением. Пошла в чём была — в штопанных-перештопанных бедняцких штанах, рубахе и самодельных сандалиях. Хоть для какого-то сходства с приличными эльфами она обвязала голову зелёной лентой: «Прости, мама, что порезала твоё старое платье на лоскуты». Собрала волосы в хвост, обнажив остроконечные уши. На шею повесила самое дорогое — родовой кулон Лиары — сверкающий рубин, вплетённый в серебряную вязь. На плечо повесила суму со шкурками зайцев на обмен и небольшим запасом съестного. На другое плечо водрузила колчан и лук.

В таком виде она двигалась через многолюдную рыночную площадь. Ей казалось, что эльфы посматривают на неё с особой пристальностью, видят её насквозь. От волнения стучало в ушах. Жетэль, чтобы хоть как-то успокоиться, стала считать горожан в одежде одного цвета. Это было довольно просто; хоть площадь и кишела торговцами и покупателями, оттенков одежды было много разных — красных нарядов насчитала только пять. Минуты пролетели, и она оказалась возле лавки лекаря. Вывеска, по крайней мере, совпадала с той, что когда-то упоминала мать; паук с крестом на брюшке, нависал над чашей. Жетэль сделала полный вдох, толкнула створки дверей и шагнула внутрь.

Колокольчик на входе звонко огласил о новом покупателе. Откуда-то из-под прилавка поднялась заспанная молоденькая эльфийка, даже подросток:

— Доброго времени, сударь!

— И тебе доброго времени, сударыня, — ответила Жетэль, немного радуясь в душе, что маскировка работает.

— Чего изволите? Мази для натруженных рук? Элексиры от порезов и синяков? Снадобья от сонливости, для крепкого сна?

Пока Жетэль собиралась с мыслями, девушка поднесла ей чашу воды; хоть и молодая, но уже по виду избитых сандалий догадалась, что путник прошёл немало и наверняка испытывает жажду.

Со второго этажа громко спустился грузный эльф-брюнет. Оказывается, и такие бывают. Он приказал девушке:

— Альта, расставь-ка товар на складе, а я займусь покупателем.

Эльф просверлил своим брезгливым взглядом Жетэль с головы до пят; явно оценивал, сколько с такого бродяги можно стрясти. Взор лавочника уже было начал погружаться в глубокую тоску, как тут он заметил кулон на шее гостя, оживился:

— Так-так, вы уже что-то присмотрели? Вот из нового: есть мазь для меткости и порошок для весёлости.

— Мне нужно зелье для исцеления от болотной лихорадки.

— Хм. Давненько такого не спрашивали. Говорящее само за себя, название лихорадки. Её нигде больше и не подцепить, кроме как на Гнилых Болотах. Чего вы там шатаетесь? Случаем, не от военной повинности уклоняетесь? — торговец испытующе уставился на Жетэль.

— Охотники мы. Вот и оплата будет шкурками, — Жетэль положила заячий мех на прилавок.

— Тю. Принимаем только королевские монеты. К тому же этих шкурок не хватит за весь бутылёк.

— Можно тогда половину? Или полный в долг, а я потом принесу меха за остаток цены?

Эльф расхохотался и перешёл на «ты»:

— Деревенщина, это тебе не рыбой торговать у дороги. У нас серьёзная лавка для достойных горожан.

Вдруг двери отворились и в лекарскую вошли два солдата судя по облачению — кавалеристы. Они учтиво стали ожидать своей очереди.

— Я могу пойти тебе навстречу и в виде исключения взять в оплату твой кулон, если он, конечно — не ворованный, — лавочник явно обнаглел в присутствии служак.

— Это очень дорогая вещь! — Жетэль инстинктивно приложила руку к груди и сжала кулон в кулаке. — В твоей лавке ничего такого нет, что стоило хотя бы половину кулона, — отчаянно добавила она.

— Фи, на вид не больше 40 серебряных, — лавочник обернулся к полкам и стал, не глядя, ставить на прилавок товары. — Вот «Корень мужской силы» — ровно один кулон, «Голова Гидры в рассоле» — полтора кулона, «Эликсир временной мудрости» — три кулона. У нас самые честные цены! Вот, кстати, в набор к болотному зелью, хороший товар на полкулона — «Ведро устриц неуязвимости», — он жахнул ведром о прилавок так, что вода плеснула прямо на Жетэль.

Вода обнажила зеленоватую ладонь, державшую кулон.

— А-а-а! — заорал лавочник. — Зелёная кожа! Это орочье отродье! Тварь! Тварь! Тварь! — лицо торговца задёргалось от одновременного приступа ярости, отвращения и радости. Оказался таким проницательным, обнаружил преступника; не иначе теперь представят к ордену.

Жетэль рванулась на выход, но два кавалериста преградили путь. Один пнул её в живот, другой саданул кулаком по лицу. Она ответно ударила в челюсть; раздался хруст; выбила себе костяшку. Сзади подскочил лавочник и обрушил на голову дубовый табурет. Сознание помутилось.

***

Жетэль стала приходить в себя от боли в руках и коленях. Её привязали за локти к лошадям, лицом вниз, и тащили по земле. Ноги скреблись по мостовой. Она встала, чтобы идти самой. Боль в содранных коленях вырвала из груди крик.

— О, тварь очнулась, — пробурчал один всадник.

— М-м-м, — промычал другой, с кровоподтёком на щеке.

Жетэль не могла их видеть; глаза заплыли от ударов, а веки залепила кровь из рассечённых бровей. Эльфы явно не сдерживали себя, пока она была в отключке.

Торговля на площади прекратилась; горожане быстро отодвигали прилавки и возводили позорный столб в центре. Толпа уже предвкушала расправу; одни отпускали мрачные шутейки, другие не скрывали своего изумления.

— Разве отродья не умирают от уродств ещё в детстве?

— Да какая разница? Они всё равно не могут размножаться. Смотри, у неё почти нет груди.

Жетэль поняла, что одежду на ней тоже разорвали. Голова гудела, и было совершенно безразлично в каком виде она предстала перед кровожадной толпой. Спасибо, что хоть не содрали сандалии.

— Тьфу, мразь!

— А такая крепкая, как мужик.

— Ничего. Щас ей крепко достанется. Интересно, что ей выпадет, и кто будет крутить «Колесо Фортуны».

Из многоголосия выделился один, уже знакомый, голос:

— Господа, так мне полагается вознаграждение или как? — лавочник семенил подле кавалеристов.

— Считай наградой то, что мы оказались рядом и вместе выполнили долг перед королём.

— Ну хоть компенсацию за расплёсканных устриц и сломанный табурет? — лавочник выдавил из себя наиболее слёзную интонацию.

— Ладно, лови.

— Благодарствую, великодушные судари! Да пребудет с вами удача и милость богов, — лавочник возбуждённо засопел и уже тише добавил. — На него-то я смогу сделать целую новую пристройку к лавке. Отродье понятия не имеет о его цене, — внезапно осознал, что кавалеристы его тоже слышат и громко продекларировал. — А вам, добрые судари, скидка в 7% на все скоропортящиеся зелья до самого конца месяца! Да что там — до середины следующего тоже! В 8%!

Кавалеристы слезли с лошадей и потащили Жетэль к столбу на подмостки. По толпе прокатилась волна улюлюканья и злобных выкриков; теперь почти всем было видно полукровку и то как отвратительно, по их мнению, в ней уживается два начала — эльфийцев и орков. Несколько особо инициативных горожан подошло к ней поближе, окатили водой из вёдер. Остатки белой глины исчезли, и всем предстало светло-зелёное тело. Смыло также и кровь с лица. Жетэль теперь смогла разомкнуть веки.

Это был летний солнечный день; по глубокому синему небу величественно ползли пышные облака. Толпа зевак всё росла. Кавалерист метнул в них комком рубахи полукровки. Многие попытались его поймать, но повезло только какому-то долговязому мальчишке. Со всеобщего одобрения мальчишка подбежал к другому столбу, на этот раз с диском на нём. На диске в центре был нанесён череп, а на секторах — надписи: «Железная плеть», «Деревянный кол», «Кипящее масло», «Отпустить без ног», «Отпустить без рук», «Кишки на волю». Жетэль мутило от предлагаемых вариантов; не смогла удержаться, вырвало прямо себе под ноги.

Кавалерист поморщился, а затем громко объявил:

— Как видите, почтенные эльфы, у нас по отношению к тварям всё справедливо — половина вариантов о свободе.

Толпа засмеялась.

— Крути, юный глас Фортуны!

Мальчишка крутанул диск изо всех сил. От вращения все сектора слились в серую муть. Все замерли в ожидании. Сердце Жетэль стучало всё громче и громче. С каждым ударом ей казалось, что толпа начинает их тоже слышать; одни оглядывались, другие вздрагивали, в ведре у подмостков на воде начала появляться ритмичная рябь. Внезапно откуда-то из-за спины, со стороны пролива, донёсся низкий трубный гул.

Кавалерист насторожился и пригляделся вдаль, а затем заорал:

— О-о-орки!

Небо над головой рассёк коптящий и рокочущий комковатый снаряд. Толпа завопила и бросилась врассыпную. Ком грохнулся на дальнюю часть городка; веером разлетелись его горящие куски. Орки каким-то образом перевезли через пролив осадные машины, и теперь вели огневую артподготовку. Со стороны моря на небе появилась новая полоска коптящего снаряда.

— Всем, кто может держать оружие, на защиту города! — прокричал кавалерист.

Расталкивая горожан, он добежал до лошади, вскочил и поскакал вслед за товарищем. Они удалялись в сторону форта у пролива. Туда же направилась ещё пара десятков пеших эльфов.

Новый снаряд ударил прямо по площади; зашиб несколько горожан. Ошмётки заряда разбрызгали своё пламя на лавки вокруг. Толпа стала разбегаться с удвоенным проворством. Следом грохнулся ещё один ком пламени и дыма, уже гораздо ближе к Жетэль. Несколько пылающих кусков снаряда пролетело мимо позорного столба.

«Суки! Крепко привязали, — возмутилась Жетэль, извиваясь. — Что же мне теперь — от орочьего огня погибать? Такого варианта на „Колесе Фортуны“ не было, долбанный мальчик-эльф».

Жетэль попыталась извернуться и хотя бы посмотреть, что там за спиной происходит, но столб загораживал часть города у пролива.

«Ну и ладно, буду смотреть представление спиной».

Полёты снарядов прекратились. Наступило некоторое затишье.

«И это всё?»

Вдруг что-то просвистело возле уха, ударилось о металл ведра и зашипело в воде. Жетэль пригляделась — стрела. Следом, в десятке метров от столба, вонзилась новая горящая. Затем стрелы зачастили по всей площади. Стало вонять палёным товаром, который побросали в изобилии. Несколько стрел воткнулось в столб.

«Теперь я как бы не против, что столб меня защищает, — озлобленно отметила Жетэль. — Главное — чтобы он не загорелся пока я тут».

За спиной послышался топот копыт. В поле зрения появилась лошадь с мёртвым кавалеристом верхом. Кобыла оглянулась на полукровку, но потом чего-то испугалась и понеслась дальше, вглубь города.

— Ты куда, животинка? Я не такая страшная, — Жетэль задумалась и представила, как она сейчас выглядит со стороны: голая и зелёная, в синяках, с окровавленными коленями, опухшими глазами, растрёпанными волосами, привязанная к столбу. — Хотя нет, беги лошадка, беги — у меня и получше дни бывали.

Вслед за лошадью бежали поверженные защитники городка; кричали, стонали, кто-то хромал.

«У благородных горожан что-то пошло не так».

Теперь приближался гул и топот множества ног. Бряцание щитков и незнакомая рыкающая басистая речь становилась всё отчётливей.

— Вот и подходит мой конец, — обречённо произнесла Жетэль.

Обдало волной тёплого воздуха; это разгорячённые боем воины проносились мимо неё. Ярко-зелёные плечистые пехотинцы были разрисованы боевыми узорами. Их прибывало всё больше и больше.

— У горожан не было ни единого шанса, — неожиданно громко сказала Жетэль и потупилась.

Один из пехотинцев развернулся в её сторону, замахнулся топором. Уяснив, что перед ним не эльф, спокойно подошёл и обрубил верёвки. Свирепое лицо орка не повело ни единым мускулом. Воин лишь сорвал со своего плеча короткий лиловый плащ и швырнул полукровке.

— Аркакара кара-кан! — гаркнул клыкастой пастью, развернулся и ринулся за своими.

— И тебе того же, чего ты там наговорил, — прошептала пересохшими губами Жетэль.

Она обвязала плащ вокруг талии, прикрыв наготу. Подошла к ведру, с потухшей в нём стрелой, подняла и жадно утолила жажду. Немного приходя в себя от шока, огляделась; орки зачищали окрестность, рубили топорами всех, кто не успел удрать. Чувство сопереживания совсем атрофировалось; Жетэль смотрела на бойню как на что-то обычное.

«Грабить и насиловать они будут, видимо, уже после, — резюмировала она, — меня-то ещё могут принять за, истощённую долгим пленом, орчиху, главное — ушами не светить, а вот у местных такого шанса не будет; им полный кара-кан».

Прикинула, что мода переменилась; стала подыскивать что такого бы стащить не очень эльфийского. Пошарахалась среди трупов и без затей нарвала тряпок, чтобы обвязать колени, голову и грудь.

— Нормальная у меня грудь! Ничего вы не понимаете, — злобно парировала куда-то в воздух она, и поплелась к лавке лекаря.

Пока она хромала на обе ноги, более бодрые участники набега уже дважды успели пересечь весь город. Жетэль же медленно, но упорно двигалась к цели. За сотню метров стало понятно, что лавке крепко досталось; стёкла были выбиты, с магазинчика рядом огонь уже перебирался на крышу лекарской. Она ускорилась — нельзя же вот так просто взять и всё потерять. Вблизи было видно, что из дверного проёма вытекала мешанина когда-то ценного и пригодного варева.

«Гады зелёные, вам что, самим лекарства не нужны? Зачем товар портить?» — Жетэль перешла бы на бег, но на негнущихся ногах так можно было и шею свернуть.

Она ворвалась в лавку. На полу лицом вниз лежал мёртвый лекарь; в его спине торчало копьё. Рядом, на коленях сидела и рыдала юная Альта. На полках всё было разбито.

— Тс-с-с! Тихо, — сказала Жетэль. — Не плачь, не то прибегут орки и мало ли чего с тобой сделают.

Она подошла к Альте, отняла руки от заплаканного лица, потянула к себе, чтобы поднять её с пола, и сразу стало понятно, что орки уже здесь побывали. Во всех смыслах. На измождённую Жетэль вдруг нахлынула такая волна ненависти, что она вырвала из спины лекаря копьё и заорала во всё горло:

— Вам всем кара-кан, и ушастым, и зелёным!

.
Информация и главы
Обложка книги Жетэль полукровка

Жетэль полукровка

Лев Негрин
Глав: 4 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности