Выберите полку

Читать онлайн
"Первопришелец"

Автор: Алексей Курилов
Глава 1. Прибытие.

Лин очнулся с дикой головной болью, быть может даже правильнее сказать, что он очнулся от того, что начал чувствовать эту самую боль. Это была не тупая боль как от похмелья или кессонной болезни, и не рубящая как при проблемах с давлением или при ударе. Больше всего боль напоминала тугой металлический обруч, надетый каким-то садистом-извращенцем на голову, и этот садист медленно подкручивал винтик сдавливая все сильнее и сильнее. Вокруг было темно, пахло затхлой водой и чем-то кислым. В воздухе витали шуршащие звуки каких-то вентиляторов и Лин услышал, что вокруг него включаются какие-то механизмы, запускается электроника и начинают работать различные устройства. Он задумался, что значит слово “устройство” и в голове внезапно начали всплывать картинки и описания, словно невидимый суфлер подсказывал ему правильные определения. В этот момент раздался громогласный голос, который словно шел отовсюду:

– Совет федерации свободных планет рад приветствовать вас на новой планете и поздравляет с началом вашей миссии. – Сказал не в меру радостный голос, записанный тысячу лет назад на далекой Земле.

– Ой, а как я-то рад, просто словами не передать. – Сказав это, Лин почувствовал, как горло начало саднить, а язык и губы пересохли и с трудом двигаются. А еще, очень хотелось пить.

Покачав плечами, а затем несколько раз сжав и разжав кулаки и покрутив ступнями, он убедился, что все конечности были на своих местах и исправно его слушались. Вдруг, он ощутил, что лежит в тугой гель-форме. Когда-то, сразу после старта, перед разгоном, это была жидкость, но потом она застыла, словно тугой холодец. Именно она поддерживала его мышцы в тонусе, отводила пот, массировала и увлажняла кожу и бог весть что еще делала, лишь бы он только долетел. Теперь же это была твердая как резина, липкая и неприятная на вид пакость, что сковывала движения и мешала дышать. Пора было вставать из ложемента и отправляться на встречу судьбе.

Лин напряг мышцы и разрывая гель сел в капсуле, это далось ему с огромным трудом, мышцы все же потеряли прежний вид и силу. Протянув руку в сторону, он нащупал кран с водой. Даже в межгалактической темпоральной капсуле стоял самый обыкновенный кран, само собой он сам подогревал и остужал воду, управлялся жестами, но тем не менее, это была труба, по которой просто текла вода. Лин отмыл руки от остатков геля, а затем умыл лицо, намочив пересохшие губы и разлепив, словно от долгого сна ресницы.

Впрочем, почти так оно и было, анабиоз, чтобы там не говорили медики, это просто сон, вся их химия идет уже поверх этого. Лин вытащил себя из геля целиком и осмотрев свои руки и ноги удовлетворенно кивнул. Несмотря на полную герметичность капсулы весь пол был усыпан чем-то мелким, словно песок. После полета спина болела, видимо он неудобно лежал и придавил какой-то нерв, а быть может это последствия имплантации наноботов. Медленно ступая непослушными ногами по холодному металлическому полу, он отправился в душ, который представлял собой точно такой же кран, только повыше.

Вода каплями забарабанила по полу, Лин протянул руку и ждал пока капли станут приемлемой температуры. Чувствуя, как обруч на голове потихоньку отпускает его он смыл с себя остатки антиперегрузочного геля и переключил душ на сушку. Теплые струи ударили сразу и сверху, и снизу, Лин немного расставил ноги и развел руки, это был его первый душ на другой планете, в другой солнечной системе и даже в другой галактике. Закончив сушку и чувствуя, что волосы на голове топорщатся во все стороны, словно семена зрелого одуванчика, он отправился посмотреть на данные, что успели для него собрать.

Компьютер, который уже давно ожил, сейчас выводил на экран все новую и новую информацию о планете. Лин не вчитывался, а лишь скользнул мельком по данным. Кислород на семь процентов выше нормы, давление всего ноль девять от земного. Притяжение чуть больше земного и если компьютер не врал, а делать это ему не было никакого смысла, то тут постоянная Же была ровно десять до пятого знака после запятой. То-то будущие школьники обрадуются, впрочем, если они еще будут. Дроны отправились на облет всей планеты, и карта медленно проявлялась на экране, все больше и больше наполняясь надписями и формами материков и островов.

Предварительные данные еще на подлете зафиксировала спутниковая съемка, затем радары несущего модуля просканировали планету и нашли место залегания железа. Именно в центр этой области и была отправлена посадочная капсула. Лин посмотрел на карту вокруг его капсулы хмыкнул и остался доволен, он находился в самом центре острова, который состоял преимущественно из гематита, а значит о железе можно было не беспокоится. На юге располагалось море, а на севере были залежи меди. Ему очень повезло, что северный магнитный полюс и направление вращения совпадали с Земными, иначе пришлось бы привыкать, что солнце встает на западе или что запад не слева, а справа. Наклон орбиты, в отличии от земного, всего пятнадцать градусов, а значит будет более равномерный климат по всей планете. Средняя температура зарегистрированная дронами ему тоже понравилась, всего двадцать пять градусов, но это можно будет поправить парниковыми газами в будущем.

Окинув темпоральную капсулу изнутри взглядом еще раз, все же он в ней провел больше сотни лет, он запустил процедуру консервации, надел легкий скафандр и отправился в шлюз, по пути натягивая рукава и застегивая молнию, все еще непослушными пальцами. Внутренние двери шлюза закрылись за ним, зашипел воздух – это стравливалось давление, спуская излишки. Лин почувствовал, как скафандр немного раздуло изнутри. Первый выход, а если там окажется чем-то плохая атмосфера, то и последующие будут происходить только так. Наконец загорелся зеленый огонек над дверью и можно было выходить. Сидеть в этой консервной банке больше не хотелось, хоть тушкой, хоть чучелом, но надо выбраться наружу. Лин ткнул кулаком в огромную кнопку, которая была рассчитана даже на перчатку тяжелого скафандра и на всякий случай прикрыл визор рукой.

Местная звезда была где-то позади посадочной капсулы, которая всегда садится выходом на восток, видимо сейчас был закат. Перешагнув через небольшой порог, он по короткому трапу спускался на поверхность. Опоры капсулы ушли в почву сантиметров на десять, а следовательно, под ногами была рыхлая земля. Ступени трапа были сделаны из гофрированного металла, они скрипели и пружинили под ногами. Лин дошел до поверхности и ухватившись рукой за полированный металл перил сказал:

– Маленький шаг для одного человека, на который плевать всему человечеству! – Сказав это, он сделал шаг с последней ступеньки на землю.

Поверхность была покрыта мелкой травой или толстым слоем мха, сложно было пока разобрать, но она приятно пружинила под ногами, не создавая ощущения болота. Первый выход обязан быть коротким, поэтому он просто сделал несколько шагов вперед и убедившись, что почва под ногами не изменилась, присел. Разгреб перчаткой растительность и добравшись до почвы набрал немного земли в портативный анализатор, закрепленный на левом запястье, словно гигантские наручные часы. На экране тут же высветилось: кремний, железо, кислород. Отлично. Значит орбитальная станция не ошиблась и тут действительно было месторождение железа. Уперевшись руками в колени он с трудом встал, мышцы еще не восстановились и приходилось все делать медленно.

Дабы охватить взглядом территорию побольше, Лин отошел от капсулы шагов на двадцать, взобравшись на небольшой холм. Там он прежде всего раскопал небольшую ямку, а затем активировал и положил в нее зерно карьера. Скоро оно включит механизм роста, пустит твердый и тугой корень вглубь и выстрелит небольшой побег вверх. Затем, начнет заполнять все больше и больше поверхности листвой, пока не покроет сотню квадратных метров и только после этого начнет формировать карьер для добычи железной руды. По сути, это был модифицированный дождевой червь с повадками гороха, или наоборот. С развитием генетики всем уже было все равно что с чем скрещивать и можно было выращивать здания и даже устройства. Размножаться такие семена не умели, их размножал другой вид, который только и умел, что копировать семена словно виноград. Убедившись, что зерно улеглось правильно он чуть присыпал его землей и поднялся.

Прохладный ветер задувал со стороны моря, но в скафандре не чувствовался запах, Лин посмотрел на анализатор, но тот все еще не закончил анализ атмосферы, а значит ему не разрешат скинуть гермошлем. Пока он стоит рядом с зерном оно и не подумает вылезать из земли, быть может оно сейчас роет почву корнем в поисках необходимых элементов? Он обернулся, и обомлел. Перед ним была звезда, его новое солнце, что теперь будет светить ему всю оставшуюся жизнь. Это был красный гигант, по его поверхности плыли разводы всех оттенков красного от ярко оранжевого до бурого. Словно какой-то художник смешал акварель и сейчас медленно водит невидимой кисточкой по бумаге. Краски неохотно смешивались в одном месте и тут же разделялись в другом, как масло и вода. А вокруг этой безумной палитры красного было гигантское облако протуберанцев, как щупальца они струились и изгибались в причудливые дуги. Смотреть на все это было совсем не больно, звезда была значительно больше в размере и даже ладонью нельзя было перекрыть ее целиком, однако светила она чуть слабее. Было ощущение, что это родное, земное Солнце, которое очень постарело, от чего стало толстое и слабое, но это было обманчивое впечатление. На самом деле этот красный гигант был очень молод и значительно больше солнца. Окажись Солнце сейчас рядом оно бы потерялось бы среди этих багряных волн света и тьмы. Земля под ногами все же дала усадку и Лин почувствовал, что немного проваливается под землю.

– Скорее бы уже карьер построился, а то что-то не нравится мне это медленное погружение. – Сказал Лин, не обращаясь ни к кому, однако коммуникатор добросовестно передал его слова компьютеру капсулы.

– Грунт малоподвижен и безопасен, выращивание карьера будет закончено через три дня, переоборудование капсулы в жилое помещение завершено, рекомендуется вернуться на борт для прохождения дальнейших процедур.

“Каких ещё таких процедур?” – Подумал Лин, и медленно побрел обратно, в сторону своей капсулы. В голове все еще была вата – обычное явление после столетий сна, нейронные связи все были на месте, просто они чертовски сильно ослабли. Теперь надо будет возвращать все те знания, что были заложены в академии, обратно. Это намного быстрее, чем учить все с самого начала и по сути, ничего делать не надо, все необходимое сделают наноботы и импланты им в помощь. Но все это требует времени и пока оно не прошло он так и будет удивляться, как что работает и что это такое отвалилось.

По пути к капсуле он споткнулся о какой-то булыжник и растянулся на траве, травинки резко бросились в глаза, Лин подставил руки и резко зажмурился. Стекло гермошлема способно выдержать и не такой удар, а потому даже не поцарапалось, в отличии от носа, который приложился к нему изнутри. На стекле тут же появились капли крови из расквашенного носа. Лин быстро встал на колени, запрокинул голову вверх и потянулся было руками к носу, чтобы зажать его, но только ударил пальцами в перчатках по стеклу гермошлема.

– Черт, да что же это такое-то… – Он знал, что были какие-то еще слова, которые надо было говорить в этих случаях, но мозг после перелета их еще не вспомнил. – Вот неудача то…

Он опять оперся на руки, чтобы затем резко встать, но заметил, как что-то шевелится в траве. Приблизившись к земле, он заметил мелких, будто муравьи насекомых, они бегали и суетились повсюду словно он угодил головой в муравейник. Лин зачерпнул горсть земли с этими мошками и засыпал ее в анализатор. Ему пришлось покрутить головой и рукой, чтобы пятна крови на визоре не мешали смотреть в приемную коробку анализатора. Убедившись, что мошки не померещились и бодро суетятся внутри анализатора, он захлопнул крышку, тот пискнул и тут же выдал результат анализа: кислород, железо, кремний, сера, азот, фосфор. Состав поставил Лина в тупик, получается он нашел жизнь на основе кремния? Просто удивительно, как то, о чем все так давно мечтали, сейчас просто копошится у него под ногами.

Солнце, уже клонилось к закату и теперь капсула выглядела чуждым, объятым пламенем черным глянцевым яйцом из другого мира. Впрочем, она и была из другого мира и тем более из другого времени. Лин подошел к трапу, наступил на скрипучую ступеньку, сейчас скрипел скорее всего песок, прилипший к подошве, и поднялся к шлюзу. В тот момент, когда он уже собирался шагнуть внутрь, внешняя дверь словно сошла с ума. Она резко с диким шипением закрылась и загерметизировалась прямо у него перед носом. Апокалиптическая картина с красным заревом теперь дополнилась этой бешеной гильотиной, которая чуть было не рубанула по невезучему гермошлему. Лин потрогал ребристую поверхность двери, словно проверяя не почудилось ему это все, облизнул губы, которые непрерывно заливало тонкой струйкой крови из носа и саданул кулаком со всей силы. Титановая поверхность дверей даже не заметила, что в мире что-то произошло, она была способна выдержать прямое попадание танкового снаряда, не плавилась под огнем из плазменной винтовки, поэтому кулак психованного колониста был для нее за пределами восприятия.

– Але, гараж! Что происходит? – Лин уже не сдерживал эмоций, он вдруг осознал, что раньше-то он был колонистом, а теперь он кто?

– Обнаружен чужеродный организм. – Прозвучал в наушниках знакомый голос, который несколько минут назад, собственно, и обнаружил эти организмы.

– Ты про этих блох что ли? Так убей их, они же в анализаторе! – Лин просто обомлел от того, что такая мелочь мешает ему попасть домой.

– Нельзя, уникальная природа организмов. Необходимо изучение.

– Тогда пусти меня и изучай их сколько влезет! – Сказав это, он опять саданул ладонью по двери.

– Запрещено. Неизученные организмы потенциально опасны.

– Да чтоб тебя. И что мне тогда делать?

– У меня нет адекватного ответа на заданный вами вопрос. – В это время в компьютере боролись два противоречивых приказа.

Разработчики искусственного интеллекта были не дураки и предвидя такое событие заложили возможность выбора правильного ответа человеком. Но с оговоркой, которая испортила все: “Позволить выбор только в случае, если это не угрожает жизни человеку или иному живому организму”. Именно эта оговорка, которую внесли практически в самом конце отладки кода, по просьбе совета директоров, и толком не проверили. Видимо в совете присутствовал какой-то не очень дальновидный, но заботливый руководитель безопасности полетов.

Лин стоял, опершись руками, сжатыми в кулак на дверь и методично, словно дятел, долбил шлемом по ней. Звук удара пластикового стекла о титановую поверхность был забавным, но даже он ему вскоре надоел. Чтобы не сидеть на одном месте он спустился по трапу и решил прогуляться к воде. По пути он пытался открыть анализатор, снять его с руки или просто сломать – все было напрасно. Анализатор заблокировал этих проклятых блох внутри себя, дабы не потерять нечаянно уникальный вид и сохранить для будущих исследований. Сам же анализатор был сработан на славу, он не открывался, не снимался и не ломался. Быть может, будь у него плазменный резак или хотя бы отвертка и разговор был бы иным, но все это осталось там, за дверью.

У воды было ветрено, невысокие волны красиво поблескивали в остатках заходящего солнца, а мокрый песок побережья оказался плотнее, чем земля возле капсулы. По всей видимости, толстый слой мха был в симбиозе с этими гадкими блохами, так как на берегу никакой живности замечено не было. Более того, песок был таким светлым и гладким, что поначалу показался монолитной бетонной плитой, лишь ступив на него Лин понял, что это. Он присел на корточки и по привычки зачерпнул ладонью немного песка, поднес к анализатору, и только тут вспомнил, что они поругались. Анализатор обиженно мигал красным огоньком и грозно жужжал в наушники при попытки его открыть.

– Ну и что мне с тобой делать теперь?

Лин укоризненно покачал головой анализатору, словно тот был нашкодившим котенком, замахнулся и бросил горсть набранного песка в набегающую волну. Отряхивая перчатки друг об друга от мокрого песка, он вдруг заметил легкое движение в волне буквально за секунду перед тем, как песок ушел в нее с головой.

– Это еще что такое?

Он удивленно смотрел на место исчезновения песка, но ничего не менялось, волны все также равномерно покрывали всю поверхность. Тогда он сбегал за булыжником, об который споткнулся и которым пытался вскрыть анализатор и вернувшись с таким точным прибором воспользовался им в следующем эксперименте. Размахнувшись, он отправил его по крутой дуге подальше в воду. Несмотря на то, что местная звезда уже спряталась за горизонт, протуберанцы еще давали немного света и камень было видно на фоне черного как сажа неба. Перед тем как булыжник пробил поверхность моря, под ним появилась воронка, которая вскоре оказалась огромной пастью. Рыба ловко схватила камень на излете, показала пару метров своего тела и с шумом плюхнулась брюхом о воду.

– Обалдеть, вы что тут все камни жрете?

Впрочем, чему было удивляться? Кремниевая основа жизни обязана питаться кремнием. Лин решил, что он даже думать не хочет о том, как этот камень будет перевариваться в этом чудовище. А вот реакция чудовища его заставила задуматься, что оно это делает не впервые, а следовательно, тут часто падают камни или есть кто-то размером с камень, кто умеет летать над водой. Вдруг, стало холодно, то ли из-за мыслей, которые пришли в голову, то ли из-за того, что звезды уже не было видно. Лин решил не тянуть время и легким бегом направился в сторону капсулы или точнее туда, где, по его мнению, она находилась.

Пробежав расстояние явно больше, чем требовалось он понял, что просто промахнулся мимо нее в темноте. Впрочем, капсула его все равно не пускала внутрь, толку от ее нахождения было бы не много. Звездное небо было необычным, через все небо шло облако туманности, это была еле заметная желто-зеленая полоса, словно кто-то решил взять два ярких баллончика с краской и разукрасить млечный путь. А вот звезд было на удивление мало. Лин повернулся в сторону моря, которое еще было слышно и медленно потопал обратно, быть может на песке он найдет свои следы и по ним вернется к капсуле.

Вдруг, на востоке начали появляться звезды, и не просто появляться, их словно выстреливали из невидимой пушки. Первые несколько звезд Лин пропустил, так как смотрел в сторону моря, но потом остановился как вкопанный. Никакие блохи под ногами не смогли бы сейчас отвлечь его от этого пиршества цветов и красок. Это было ядро галактики! Больше всего это было похоже на огромную звезду, побольше той, что сейчас скатилась за горизонт на западе. Звезду, что состоит из тысячи маленьких огоньков, каждый своего цвета. Стало заметно светлее и Лин даже нашел глазами свою капсулу, и убедившись, что она все еще его не бросила и стоит на месте, повернулся обратно. Звезды всплывали и всплывали, создавая причудливую мозаику в стиле современного искусства, из разряда “Очень красиво, но ничего непонятно”.

Лин заметил, что звезды на горизонте начали мерцать и склонив в голову набок прикрыл большую часть звезд ладонью, стараясь рассмотреть, что там происходит. Когда он отчетливо разобрал взмахи крыльев времени думать уже не оставалось. Его тело развернулось в сторону капсулы и припустило что есть мочи вперед. Лин не знал что это летело – птицы или какие-то летучие мыши, он даже не знал их размеров, он только знал, что все это сейчас неважно, надо просто удирать, точнее не просто, а очень быстро это делать.

Добежав до трапа и вспомнив сложную ситуацию, он набрал побольше воздуха в легкие, зажмурил глаза и расстегнул гермошлем, запоздало понимая, что сейчас будет. Он крутанул его двумя руками против часовой стрелки, и в этот момент избыточный воздух в скафандре с хлопком вырвался наружу. Поток вырвал шлем из рук и отправил его в полет, на всякий случай еще раз ударив Лина ободом по кончику носа. Ругаться не было ни сил, ни лишнего воздуха, только слезы брызнули из глаз от этого грубого щелчка по носу. Еще раз, на всякий случай, отряхнув перчатки Лин принялся судорожно расстегивать молнию на комбинезоне. Та же в свою очередь упорно настаивала, что надо открыть глаза и посмотреть, что делать. В какой-то момент Лин сдался, открыл глаза, но из-за слез лучше видно не стало. Не из-за освещенности, так как звезды уже очень хорошо освещали все вокруг, просто ему нечем было протереть глаза. Перчатки были все в морском песке, а руки сейчас были недоступны. С большим трудом, рассмотрев, где и как закреплена молния Лин разблокировал замок и дернув за молнию разоблачился. Поскольку он не предвидел такой исход событий, он очутился совершенно голый, каким он вышел из душа, на пороге собственной капсулы на другой планете, стряхивая последнюю штанину с ноги пытался не упасть на грунт. Затем, отпнув ногой скафандр подальше, он поднялся по трапу на самый верх и вдавил кнопку открытия дверей. Двери не двигались, система что-то говорила в гермошлеме, было слышно, как что-то там жужжит, но он не мог бросить все и побежать обратно к скафандру в чем мать родила. Тем более, что, наступая на землю он мог нечаянно приклеить к подошве этих гадких блох. Он еще раз вдавил кнопку и дверь скользнула вверх.

Лин, не веря своему счастью вытер ноги о гофрированный металл ступеньки и перешагнул через порог. Со всех сторон ударили тугие струи воздуха, который отдавал спиртом и какой-то химией, затем Лина еще раз облили чистой водой и высушили горячим воздухом. Душ смыл кровь из носа, которую Лин так тщательно размазывал по себе внутренней поверхностью скафандра. Все это время пришлось стоять с поднятыми руками, широко расставив ноги и плотно стиснув зубы. Лин молча ждал, когда ему откроют внутреннюю дверь шлюза. Наконец все процедуры были закончены и давление выровнялось, о чем он догадался по боли, возникшей в ушах, после чего внутренняя дверь скользнула в сторону.

– Добро пожаловать домой! Ваша капсула прошла полную процедуру консервации, все полезные материалы переработаны в зерна для посадки различных устройств.

– Поговори мне еще! Тварь бездушная. Ты что хотел бросить меня там? – Наконец настало время, когда можно было выплеснуть накопившиеся эмоции и высказать все, что он думал о поступке компьютера.

– Простите, я не понял вопроса.

– Потому что ты тупой! Понял! Мог бы и догадаться, что я важнее блохи!

– Я не умею мыслить сравнительными категориями.

– Да! Именно так я и сказал – ты тупой!

Лин осматривал внутреннее убранство, появилась спальня, небольшая кухня, впрочем, быть может, правильнее было назвать ее камбузом, и просторный зал, где можно было устроить все, что душе угодно. Отныне это будет его жилье, лаборатория и класс для обучения. Темпоральная капсула, в которой он лежал, чуть согнулась зигзагом, от чего стала походить на зубоврачебное кресло. Лин подошел к ложементу, провел рукой по гладкому и матовому на ощупь пластику, а затем присев на край перевалился внутрь. Голову тут же подхватила механическая подушка, регулируя наклон и настраивая кровообращение, стараясь подать максимальное количество крови и кислорода к мозгу.

– Ну давай, чудо машина! Учи меня уму разуму, рассказывай мне все, что я забыл, а я пока посплю. – Сказал тихонько Лин, словно разделяя злой интеллект корабля и добрый компьютер нейростимулятора.

Лин закрыл глаза и чувствуя, как электромагнитные поля генерируемые вокруг его головы погружают его в сон, принялся вспоминать. Вся сложность дальних перелетов была во времени, с которым боролись при помощи глубокого анабиоза. Во время анабиоза скорость всех процессов в организме снижалась в сотни раз и человек мог так существовать тысячу, а то и больше лет без видимых изменений. Но память при этом резко деградировала. Причем, основная потеря воспоминаний была в первые десять лет, дальше она сходила практически на нет. Но будить космонавта каждые десять лет было бы крайне расточительно по времени и глупо. Чтобы справится с этим неудобством придумали нейростимулятор – машину, которая способна восстанавливать старые нейронные связи.

Именно в таком нейростимуляторе и рекомендовалось проводить каждую ночь. Восстанавливать нейронные связи быстро было нельзя, потому что в человеке ничего нельзя сделать быстро. Кости срастаются медленно, раны заживают медленно, для любого процесса должно пройти время. Само собой выучить что-то новое было невозможно, но зато и в академии ничего особо учить было не нужно, достаточно было прочитать один раз, лишь бы понять смысл и этого было достаточно. Никаких экзаменов, само собой не было, зато были лекции, фильмы и гигабайты книг, все это надо было прочитать, посмотреть и понять всего за пять лет. После этого выпускника упаковывали в темпоральную капсулу и погрузив в анабиоз отправляли межгалактическим кораблем в другую галактику.

Сам полет состоял из огромной серии гиперпространственных скачков. Гипердвигатель умел рассчитывать вектор только по гравитационному полю, но между галактиками была пустота. Поэтому корабль нацеливал прыжковый двигатель на центр другой галактики, а затем прыгал, но только на половину расстояния. Затем половину от половины. И так, пока он не добирался до какой-нибудь крайней звезды. После этого прыгая от звезды к звезде он углублялся к центру, а оттуда, двигаясь по спирали, начинал поиски подходящих планет.

Когда корабль находил приемлемую для жизни планету, он выходил на ее орбиту и отстреливал капсулу в точку с максимальным залеганием железа. После чего сам превращался в будущий плацдарм – орбитальную торговую станцию. Именно так формировалась конфедерация свободных планет. Сотни курсантов со всего мира отправлялись каждый год открывать новые рубежи человечества. Никто не собирался вернутся обратно, это был билет в один конец, зато каждому доставалась его собственная звездная система, набор новейших технологий и знания из академии. По мере прибытия новых курсантов с ними прибывали и новые данные с земли, новые макеты кораблей, новые чертежи деталей и новые знания.

.
Информация и главы
Обложка книги Первопришелец

Первопришелец

Алексей Курилов
Глав: 4 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности