Выберите полку

Читать онлайн
"Брат, защити меня!"

Автор: Александр Кондратов
.

Меня зовут Егор, и уже несколько лет я живу с невыносимым чувством вины. Эта история произошла со мной несколько лет назад, когда я ещё учился в старшей школе и был самым обычным подростком, у которого не было серьезных проблем и переживаний. В то время я жил, как сейчас понимаю, очень беззаботно и пренебрегал банальной осторожностью, и именно из-за меня в итоге пострадал мой старший брат. И пусть он говорит, что моей вины в этом нет, я никогда не смогу себя простить.

Моего брата зовут Глеб. В отличие от меня, он всегда обладал упертым характером и сильной волей, поэтому не только был отличником, но и мог без труда разогнать группу пьяных хулиганов, и при этом почти не пострадать.

Я бы мог рассказать о том, какие секции посещал мой брат и чем занимался, но чтобы лучше всего осознать, насколько он особенный человек, скажу одно - у него напрочь отсутствует страх.

И это не преувеличение его храбрости. К сожалению, я не могу вспомнить, как называется эта болезнь, но из-за каких-то там отклонений в мозге с самого рождения Глеб не имел физиологической возможности ощутить страх, и попросту не знает, что это такое. При этом никак иначе это отклонение на здоровье не сказалось, да и по натуре он был человеком умным и добрым, так что жил полноценной жизнью.

Ну а я без зазрения совести пользовался его репутацией, поскольку сам за себя постоять не мог и потому часто припугивал зарвавшихся хулиганов своим братом. Несмотря на дружелюбие Глеба, в школе он часто дрался, поскольку жили мы в очень неблагополучном районе, где что ни день, так кого-нибудь ограбили, но в виду отсутствия страха и регулярных занятий спортом он всегда выходил победителем и его репутация жила, даже когда он стал учиться в Москве и уезжал туда рано утром, а возвращался лишь под вечер.

В общем, брат для меня всегда был для меня не только надежной опорой, но и причиной многих комплексов. У меня что с учебой не особо ладилось, что с общением, даже в классе был лишь один друг, такой же тихоня, однако все резко изменилось в тот проклятый год.

Все начиналось удивительно безобидно и даже очень многообещающе, когда в наш уже восьмой “А” класс перевелся новенький. Это был удивительно общительный молодой парень по имени Дима, который выделялся внешностью и умом, а потому уже в первую неделю он подружился не только со всем классом, но и с двумя параллельными. И что стало большим шоком для меня, он часто общался со мной и моим другом, Кириллом, и даже часто садился обедать с нами за тот же стол.

Его невероятное дружелюбие и широкий кругозор за считанные дни разрушил нашу стену недоверия, и вот мы уже искренне верили в то, что такие неудачники как мы смогли по-настоящему подружиться с таким классными парнем. Даже другие ребята в классе стали чаще с нами разговаривать, а это не могло не радовать.

Он много спрашивал о нашей жизни, часто звал гулять и даже несколько раз побывал в гостях у меня и Кирилла, и это только за первый месяц. Однако к себе он никогда не звал, а мы были слишком застенчивы, чтобы самим напроситься, поэтому просто расспрашивали его о доме, семье и прочем.

Оказалось, он переехал в наш город совсем недавно, после того, как летом его родители скончались. О причинах он не рассказал, когда мы поинтересовались, а лишь побледнел и сразу перевел тему.

- Переживает сильно. - Подумали тогда мы.

В общем, он переехал в наш город к своей бабушке, потому и в школу перевелся. Я же восхищался, как он после такого серьезного потрясения так быстро смог оправиться и постоянно ходит с хорошим настроением. Когда шесть лет назад внезапно наш отец разбился, я на протяжении года ревел каждый раз, когда вспоминал о нем. Даже сейчас ком в горле встал.

Где-то в ноябре, то есть уже на третий месяц нашего знакомства, Дима стал реже общаться с другими и иногда по болезни пропускал занятия. Когда он приходил на уроки, у него под глазами расплывались круги от недосыпа, и я даже заметил в столовой, что его руки дрожат, когда он держит кружку или ложку. На все расспросы он отвечал, что просто разболелся, и даже обещал, как ему станет получше, устроить что-то очень крутое.

Как часто я ругаю себя, что уже в тот момент не заподозрил неладное, однако понимаю, что на тот момент ни в словах, ни в поведении Димы не было чего-то подозрительного. Наоборот, за него переживали, и даже мой старший брат, которому я рассказывал про своего нового классного друга, интересовался его здоровьем и советовал подбодрить.

Дима с каждым днем все сильнее худел и реже общался с кем-то, но в один он словно ожил. Он ходил по школе с улыбкой, в его глазах снова блестел интерес к жизни, и пусть он выглядел как после серьезной болезни, мы чувствовали облегчение. Значит, он поправился - решил тогда я.

И вот мы после школы гуляли по городу, и тогда Дима предложил:

- Помните, я обещал вам устроить кое-что крутое? - Мы закивали и друг продолжил:

- В общем, давайте у кого-нибудь соберемся с ночевкой. Обещаю, будет здорово! - Его голос странно дрогнул, но я скинул все на холодный воздух, а любопытство пересилило здравый смысл.

- Может, у меня можно на выходных. - Предложил я: - На выходных родители уедут к родственникам, останется только мой старший брат.

- Он не будет против? - Поинтересовался Дима, и я помотал головой:

- Все будет в порядке.

Как я и думал, Глеб не был против и даже предложил куда-нибудь уехать на выходные, чтобы нам не мешать, но я сказал, что все в порядке. Да и понимал, как брат устает после учебной недели и лишний раз заставлять его куда-то мотаться не хотелось.

К выходным я накупил разных закусок, лимонада и прочей вкусной гадости для посиделок. В назначенный вечер друзья стали приходить, а брат перебрался в гостинную, где разместился на диване с пачкой стыренных у меня чипсов и смотрел какой-то фильм, махнув рукой пришедшим гостям.

Кирилл тоже принес вкусняшек и даже свой ноутбук, чтобы можно было во что-то поиграть или посмотреть фильмы, а Дима нес большую спортивную сумку, чем-то наполненную. Мы закрылись в комнате, которую я обычно делил с братом, и разместились на полу, включив подогрев. Неловкость быстро исчезла, мы весело общались, смотря фильмы или прикольные видосы, уминая вкусняшки и даже не заметили, как время подобралось к двенадцати.

Я бы и сам не заметил ,если бы не обратил внимание, как Дима постоянно поднимал руку с наручными часами, и вот, когда уже было без десяти, он наконец-то рассказал нам, что задумал.

- Давайте вызовем духа! - Он говорил возбужденно, а в полумраке комнаты, где мы не стали включать свет и единственным его источником был экран ноутбука, это прозвучало жутковато.

- Духа? - Удивленно спросили мы в унисон.

- Ну да, будет весело! - Подначивал он нас с удивительным энтузиазмом, а потом нарочито разочарованно спросил: - Или вы испугались? Жаль, очень жаль…

- Н-нет, конечно нет! - Поднял я руки, как ребенок поведясь на эту простую уловку. Не знаю, был ли это страх показаться трусом или разочаровать своего крутого друга, но даже Кирилл повелся, пусть и выглядел слегка напуганным. Он вообще был мнимым, даже днем боялся смотреть хорошие ужастики, так что не удивительно.

- А может в другой раз… - Попытался он отговорить Диму, но тот внезапно резко ответил:

- Боишься - можешь идти домой.

“Как грубо!” - Подумал я, поразившись такой резкости друга, но потом подумал: - “Он же долго болел и обещал нам устроить что-то крутое, а теперь мы пытаемся слиться. понятно, почему он расстроился”

В конце концов, Кирилл никуда не ушел, хотя и постарался вжаться спиной в стену как можно крепче. Не прошло и пяти минут, как Дима распотрошил свою сумку, достав оттуда неровные короткие свечки и разложив их в удивительно ровный круг, а в центре положил старинное маленькое зеркальце, которое было слишком пыльным, чтобы отражать хоть что-то. Потом он покосился на небольшое зеркало, что висело на дверце шкафа, и странно улыбнулся. До полуночи оставалось лишь три минуты.

Свечек было всего пять штук, и мы сели треугольником вокруг круга из них, держась за руки. Ноутбук выключили, и потому единственным источником света были эти самые свечки, которые горели пусть и тускло, но из-за их света казалось, что тьма в комнате сгустилась, и сложно было разглядеть даже сваленные в кучу вещи на стуле у зашторенного окна. Тогда мне показалось странным, что свечка около Димы не была зажжена.

- Не бойтесь, вам понравится! - В дрожащем свете свечей улыбка Димы показалась очень жуткой, а из-за того, что он похудел, его впалые глаза казались мрачными черными кругами. Уже этого было достаточно, чтобы по спине пробежал холодок, но я старался выглядеть смелым, чтобы не расстроить своего друга. Кирилл же дрожал, прикрыв глаза и стараясь не смотреть на зеркальце в центре круга из свечей.

- Мы должны что-то говорить? - Спросил я, косясь на электронные часы на руке. Пятьдесят девять минут.

- Оставь меня, забери их. - Едва слышно прошептал Дима, и в этот момент часы переключились на полночь.

Резкий порыв ветра в комнате с закрытым окном пробрал до костей и заставил свечи погаснуть, но очень странно - свечка, что стояла около димы, медленно загорелась, отчего Кирилл хрипло вскрикнул и дернулся. Дима же крепко вцепился в его руку и в мою, до боли их сжимая.

Это уже было не смешно, но страх сковал меня, я боялся пошевелиться. Тьма комнаты стала такой густой, что, казалось, собирается пожрать меня, и лишь тусклая свечка около Димы разгоняла ее, но только около него. Он же громко засмеялся, и было в его смехе странное торжество. Тогда я слегка успокоился, решив, что он каким-то образом заморочился, чтобы так круто напугать нас, но внезапно зеркальце на полу с оглушительным звоном взорвалось, разлетевшись на крошечные осколки, а Дима перевел взгляд на зеркало, что висело в нашей комнате.

Я посмотрел туда же и обомлел. Начиная от рамки, оно мутнело, переставая отражать хоть что-то, и вот тогда мое поздно проснувшееся шестое чувство подсказало - ничерта это не розыгрыш. Дима если и мог как-то подстроить фокус со свечкой и со своим зеркалом, то вот с нашим…

“А, может, они с Глебом заранее договорились? Чтобы напугать нас?” - Подумал я, но почему-то не мог поверить в это оправдание. Кирилл же стал дергаться, как сумасшедший, и я его понимал, ведь он сидел прямо напротив зеркала, а Дима с нереальной силой, словно и не болел он, сжал наши руки до хруста.

- Наконец-то… наконец-то… - бормотал он между приступами смеха, и смотрел на зеркало, которое помутнело полностью, но почему-то часть его выглядела темнее. Присмотревшись, я оцепенел. Зеркало словно стало окном, за которым стоял человек. Абсолютно черный силует, в которым угадывались человеческие очертания, отражался в зеркале и словно смотрел на Диму, который продолжал смеяться, как психопат.

Из-за двери послышалась возня, видимо, шум разбудил моего старшего брата. Точно, брат! Нужно позвать его, он ведь сможет меня защитить? Он всегда защищал от всего, и сейчас сможет!

Но крик застрял в моем горле, когда казавшийся неподвижным силуэт вдруг резко повернул голову, и я четко ощутил, как он смотрит на меня, словно расплавляя душу невыносимым страхом, сводя с ума. В глазах стало темнеть, я не мог оторвать взгляд от зеркала и остатком сознания понимал, что у меня не осталось сил, чтобы даже пытаться вырваться, как вдруг в сознание ворвался крик Кирилла:

На помощь!
Визгливый крик потонул в темноте, он был слабым и походил больше на писк котенка, но его хватило. Дверь в комнату с грохотом распахнулась, раздались щелчки выключателя, но свет не зажигался. Силуэт в зеркале отвел от меня взгляд, и я обессиленно упал на пол, тяжело дыша.

- Вы чего тут устроили? - Недовольно пробурчал Глеб, подходя к нам и зевая. Дима замолк под строгим взглядом брата, но продолжал хихикать, как псих.

- Детский сад… - со вздохом сказал он, осматривая бардак на полу, а Кирилл вдруг снова провизжал, но уже громче:

- Зеркало!

- Че? - Удивленно спросил брат и посмотрел в наше зеркало.

Я хотел остановиться его, окликнуть, хоть как-то уберечь, но к своему стыду вынужден признаться, что я хотел, чтобы Глеб увидел это. Понял, что я не просто так испугался, что тут творится жутко опасная и мистическая хренотень, и тогда бы он разобрался с этим как-нибудь. Боже, как мне стыдно за свою трусливость.

Глеб посмотрел в зеркало. Я тоже поднялся и осторожно покосился туда. - Силует в мутном стекле никуда не делся, но теперь он пялился в глаза моего брата, который с любопытством оглядывал его.

- Это как вы такое сделали? - Спросил он, подойдя к зеркалу ближе и разглядывая жуткий силует чуть ли не в упор, отчего Дима замолчал и каким-то ошалелым взглядом посмотрел на брата.

Конечно. Даже если эта жуткая хрень в зеркале способна напугать до потери пульса одним взглядом, моему брату наплевать. Он просто физиологически не способен бояться. Я почувствовал нереально облегчение и отполз к Кириллу, который вжался в противоположную от зеркала стену и трясся.

Я смотрел на силуэт, который слегка двигался и словно приближался вплотную к поверхности зеркала, отчего они с братом пялились друг на друга в упор.

- Круто, вы где такую штуку заказали? Точь в точь наше зеркало. А этот экран к телевидению можно подключить? - и он костяшкей пальца постучал по зеркалу, как раз там, где был лоб этого существа.

В комнате резко похолодало и потемнело, и даже свеча, что держал Дима и бережно укрывал ее огонек, задрожала и погасла, отчего парень завопил и, вскочив на ноги, набросился на моего брата с кулаками.

Дима был спортивным и сильным парнем, его уважали в школе, поскольку он легко мог приструнить хулиганов даже из выпускных классов, но ему все ещё было очень далеко до моего брата. Глеб сначала просто пытался удержать Диму и даже шутил, но поняв, что его всерьез пытаются избить, не вытерпел и ударил кулаком нашему “другу” в живот, заставив того согнуться пополам и упасть на пол.

- Что-то вы заигрались, ребятки. - Хмыкнул он: - Пора бы вам…

Внезапно его прервал стук по стеклу. Казалось, что кто-то долбится в окно, но нет - звук шел от зеркала. Силуэт также почти не двигался, но то и дело на мутной поверхности зеркала отпечатывалась жуткая пятерня с вытянутыми пальцами. Глеб нахмурился и снял зеркало со стены, осмотрев его с обратной стороны.

- Зеркало как зеркало, как же звук встроили? - Удивлялся он, снова развернув зеркало к себе.

Я не мог выдавить из себя и слова, как и Кирилл, который просто зажал уши руками и зажмурился, хныкая. Глеб же, оглядев нас и недовольно покачав головой, повесил зеркало на место и с усмешкой посмотрел на меня:

- И вот этой херни вы испугались? Как дети. - С этими словами он развернулся к яростно долбящемуся в зеркало силуету и вдруг резко ударил по стеклу кулаком, заставив его со звоном рассыпаться.

В этот же момент с жужжанием зажглись лампочки в люстре, загорелся ослепительный свет, а вместе с этим жуткий холод растворился, и я ощутил жар пола с подогревом. Кирилл, воскликнувший от звона стекла, медленно открыл глаза и огляделся, все ещё всхлипывая. Дима сквозь зубы цедил нелестные эпитеты в адрес моего брата, а тот лишь вздохнул.

- Вот что, давайте расходитесь по домам. Хватит на сегодня игр. - Решил он и обратился к Диме, которые снова попытался броситься в драку: - А ты, сопляк, научись вести себя прилично в чужом доме.

С этими словами Глеб болезненными тычками вытолкал Диму из квартиры, а потом поставил чайник и вскоре мы втроем сидели на кухне, попивая горячий чай и избавляясь от страха и тревоги. Даже Кирилл успокоился, то ли от чая и света, то ли от присутствия моего старшего брата, перед которым даже жуткая хрень оказалась бессильна.

- Значит так, ребятишки. - Выслушав наш сбивчивый рассказ, заговорил брат: - Если так сильно боитесь страшилок, не участвуйте в них. Наверняка ваш этот друг подстроил все это, чтобы конкретно вас напугать. И у него получилось. А ветер был из окна - я проверил, там оно нараспашку. В общем, лучше с такими придурками не общаться, ничего хорошего из этого не выйдет.

- Да, н-наверное… - кивнул я, успокаиваясь. Действительно, все произошедшее сейчас, в спокойной обстановке, выглядело просто идиотской шуткой, вот только тот безумный смех и странная ярость Димы, когда брат посмотрел в зеркало, я никак не мог объяснить. Зеркало…

- А зеркало? - Я покосился на мусорное ведро, в которое брат ссыпал стекло, а рядом поставил рамку с оставшимися небольшими осколками. Это было самое обычное зеркало, никакой электроники.

- Может, у него проектор был где-то, в сумке той же. Хрен его знает. - Отмахнулся брат: - Кирилл, я тебя до дома провожу, так что потихоньку собирайся, а ты, Егор, наведи в комнате порядок.

Мне хотелось попросить брата никуда не уходить, не оставлять меня одного в этой квартире, но под его строгим взглядом я не смог выдавить ни слова. Я чувствовал себя трусливым дураком, а ещё сильнее ронять себя в глазах брата я просто не хотел. На глаза навернулись слезы от обиды на Диму, на себя и даже на брата, который не боится просто из-за своей болезни, а не собственной храбрости, но проглотил слова и пошел убираться.

Когда входная дверь хлопнула, я вздрогнул, но тарахтение телевизора, который я специально включил, чтобы не оставаться в тишине, и отмывал пол от крошек и пролитых лимонадов. Успокаивало, что брат отнес на помойку зеркало, и теперь дома не осталось ничего, связанного с этим мерзотным ритуалом.

На часах к моему удивлению уже было три часа ночи, хотя казалось, что прошло около часа. Я уже успел убраться и лежал на диване перед телевизором, нещадно зевая, но не в силах уснуть из-за тревоги и воспоминаниях, что всплывали сразу же, когда я закрывал глаза. Теперь ещё нескоро приду в себя.

Брата до сих пор не было, но я пока не переживал - Кирилл жил на другом конце города, только в один конец минут сорок пешком, а у Глеба не было машины. Да и он мог решить заглянуть в круглосуточный магазин на обратном пути.

Сон все никак не шел, а по телевизору как назло показывали всякую нудятину или триллеры, что совершенно не способствовало сну. Я бродил по квартире, везде включив свет, и даже заварил ещё чая.

- Чёрт, как девочка пугливая… - Выругался я сам на себя и, вернувшись в комнату, распахнул занавески и уселся на подоконник, смотря в темноту двора и не отводя взгляда от темных мест, пытаясь хотя бы так вернуть себе смелость. На глаза попалась помойка, переполненная ещё со вчерашнего дня, и поэтому наш мусор вместе с рамкой от зеркала покоились на земле рядом с баком: - Да, какая глупость.

Вскоре я все-таки задремал, но спал беспокойно, из-за постоянно всплывающих перед глазами зеркала с жутким силуэтом. Стоило только заснуть, как перед глазами возникало зеркало и жуткий взгляд, который пробуждал во мне дикий, первобытный ужас, и я даже не сразу просыпался, истязаемый этим кошмаром.

В итоге я совершенно не выспался и утром залез в соцсети, листая посты и пытаясь успокоиться, и тогда обратил внимание, что Кирилл в сети. Как и Дима. Воспоминания о ритуале накатили с новой силой, я сглотнул и сжался в стену, к которой примыкала моя кровать, и написал Кириллу.

- Не спится?

- Ага. - Ответил он коротко.

- Тоже кошмары мучают.

- Да. Как ни засну, это зеркало перед глазами.

- И у меня. - Ощутил я липкий страх, пробежавший по спине: - Похоже, нас это слишком впечатлило.

- А вдруг… нас прокляли? - Такое сообщение от мнительного друга в любой другой ситуации я бы посчитал за забавный страх друга, но сейчас и сам ощутил тревогу.

- Чушь это… Глеб тоже ведь в зеркало смотрелся и даже разбил его, но дрыхнет как младенец.

- Но он же не умеет бояться.

- Вот именно. - Сам успокоился я, нащупав логику в рассуждениях: - Подумай, если бы это было проклятье, он бы тоже мучился, даже если бы не боялся. А раз он не испугался, то прост оне впечатлился тем зеркалом и поэтому спокойно спит.

- Может, ты и прав.

Однако даже успокоив себя этими рассуждениями, я вновь увидел отвратительно пугающее зеркало, стоило лишь заснуть. В итоге, когда рассвело, я поплелся в магазин со своим рюкзаком и накупил энергетиков, благо, в этом магазине паспорта не спрашивали. Днем терпеть сонливость было проще, правда, завтра придется переться в школу. Эх.

Брат проспал до обеда. Проснулся он в ужасном настроении и ходил по квартире, бубня. Была у него такая привычка - бубнить, когда плохое настроение. В итоге он уселся на диване рядом со мной с полной тарелкой бутербродов и включил первый канал, теперь бубня уже на новости. Как дед старый - подумал я и успокоился. Но спокойствие в один миг переросло в дрожь по всему телу, когда брат сказал:

- С вашими ночными посиделками мне всю ночь это долбанное зеркало снилось. - Я даже выронил телефон от шока, тут же вспомнив слова Кирилла про проклятие: - Да ещё долго так, даже во сне думал, когда же проснусь уже.

- И… и что? - Дрогнувшим голосом спросил я.

- Прикинь, я прямо во сне закрыл глаза и уснул, но все равно нормально не выспался. - Хмыкнул он, уминая один бутерброд за другим.

Это уже были не шутки. Трем людям, что попали на жуткий и пугающе реалистичный ритуал снились одни и те же сны. Да, это можно списать на впечатлительность, но ладно мы с Кириллом - но даже Глебу это приснилось, а его даже сам Сатана не испугает.

Я не стал ему говорить про то, что и мне, и Кириллу это снилось, да и Диме писать не стал. Однако ближе к вечеру, сидя за столом и делая уроки на завтра, при этом старательно пытаясь не заснуть и опустошая уже третью банку энергетика, я вдруг увидел сообщение от Димы. И это было голосовое сообщение, которое он прислал в наш групповой чат, где состояли мы трое.

- Слышишь ты… - Говорил он хрипло и сбивчиво: - Твой тупорылый брат все испоганил, и теперь эта хрень снова меня достает! Но ничего, ОНО обязательно выпотрошит вас всех, и в особенности этого урода…

Сообщение прервалось, а я вновь ощутил жуткий страх, не в силах прочитать даже слово из домашнего задания. Тут же пришло голосовое от Кирилла, он хныкал и не знал, что делать, предлагал поехать в церковь или к гадалкам, в общем, сделать хоть что-то, чтобы спастись от той твари, которую Дима натравил на нас.

Несмотря на все попытки убедить себя, что это чушь, я тоже задумался, что нужно обратиться к кому-то. Но каждый раз думал о своем брате, который всегда был для меня самым надежным защитником и он был единственным, которому тот силуэт не смог причинить никакого вреда. Но я боялся показаться трусливым идиотом, который просто слишком впечатлился выходкой сошедшего с ума друга, но, честно говоря, я надеялся, что так и есть.

Ночью все началось сначала - заснув, я видел зеркало, оно было чуть ближе, а силуэт в нем бесновался, долбя в поверхность стекла как ненормальный. В этот раз я буквально кожей ощущал его кровожадность, теперь это был не ужас перед неизведанной сущностью, а инстинктивный страх добычи перед хищником.

Внезапно силуэт замер и посмотрел куда-то в сторону, и тут же страх отпустил, как было во время ритуала. Стоило страху отступить, как я резко проснулся, вспотевший и с безумно колотящимся сердцем. Вскочив на дрожащие ноги, я подбежал к выключателю, щелкнул, и комната озарилась ослепительным светом.

Когда в ушах перестало звенеть, а сердцебиение чуть успокоилось, я услышал какую-то возню из гостиной, где спал брат. Осторожно открыв дверь, я посмотрел в темноту комнаты, разгоняемую светом из моей комнаты и телевизором. Шагнув к дивану, где ворочался брат, я обернулся, чтобы взять пульт и включить телевизор и с ужасом увидел, что его экран покрыт мутью, точь в точь, как зеркало во время ритуала.

Брат что-то недовольно бормотал во сне, при этом его кулаки крепко сжимались. Я подбежал к выключателю и включил свет в гостиной, но лампочка с громким хлопком лопнула, заставив меня испуганно закричать и буквально свалиться в темный коридор. Панически дергаясь, я вскочил на ноги и ударил по еще одному выключателю, и в этот раз все было спокойно, и тьма в коридоре исчезла. Однако в гостиной она словно сгущалась, а брат все громче что-то бормотал.

Я понимал, что должен что-то сделать, но не знал, что, и даже не мог заставить себя зайти в гостиную. Тогда я понял, что сжимаю в руке свой телефон, причем, так сильно, что экран треснул. Но я лишь радостно вздохнул и тут же полез в поисковик, забив молитвы. ругаясь на тормозивший интернет, я наконец-то загрузил страницы с длинными стихами и сбивчиво зачитал их.

Сначала ничего не происходило, но потом экран телевизора стал мерцать, тьма в гостиной отступала, но брат никак не унимался. Он даже свалился на пол, с грохотом врезавшись о прикроватный столик, а я громче зачитал молитву, пока в один момент муть с телевизора не пропала, а на экране не появился фильм, и по квартире разнеслись звуки киноленты.

Раздался отборнейший мат, и с кряхтением с пола поднялся Глеб, чуть пошатываясь и зажимая свой бок. Оглянувшись, он увидел меня и поковылял ко мне на свет. Стоило ему выйти в коридор, как я увидел, что на его лице выступили крупные капли пота, а на сквозь пальцы, которыми он зажимал бок, сочилась кровь.

- Дай телефон. - Чуть охрипшим голосом сказал он, и я протянул ему трубку. Брат быстро что-то набрал и приложил его к уху.

- Алло, скорая?

Стоит сказать, что болезнь брата хоть и лишает его страха, однако сохраняет инстинкт самосохранения, как и боль. Поэтому он не стал пренебрегать раной и вызвал врачей, которые приехали через полчаса и повезли нас в травмпункт, где рану Глеба осмотрели и наложили швы.

- Скажите честно. - Слышал я разговор брата с хирургом: - Ваша рана слишком похожа на удар острым предметом, вы не могли так пораниться о мебель. Я обязан сообщать в полицию, когда обращаются с подобными ранами, так что лучше сразу честно скажите, что произошло.

- Да хватит вам, все со мной в порядке, просто во сне ворочался и упал на прикроватный столик, а там был нож, на ужин себе бутерброды резал, вот и упал неудачно на него. - Врал брат без какого-либо стеснения: - У меня там брат младший ждет, ему завтра ещё в школу, так что давайте на этом закончим.

Кое-как брат уговорил врача закрыть глаза на это дело и вызвал такси, и вот мы поднимается по лестнице к нашей квартире. Мне было очень страшно возвращаться туда, да и брат не проронил ни слова, сжимая кулаки. Открыв дверь, он зашел первый, включил свет, внимательно осмотрелся и только потом впустил меня, заперев дверь на все обороты, какие были.

Я дрожащими руками снимал обувь и куртку, вешая ее на вешалку, а брат пошел в гостиную, где стал менять лампочку. Как только в комнате зажегся теплый свет от новой лампочки, раздалась грязная ругань, и я опасливо заглянул туда.

- Что случилось? - Спросил я и тут мой взгляд упал на стену, где висело наше зеркало. То самое, которое разбил и выкинул Глеб. Оно было мутным, без силуэта.

- Егор, скажи честно. - В голосе брата проскользнула ярость, и я невольно испугался его сильнее, чем зеркала на стене: - Тебе эта херня тоже снилась?

- Да. - Признался я: - И Кириллу тоже… два дня подряд.

- Второй вопрос. Где живет твой дружок Дима?

Я не знал адреса, и он не был указан на страничке Димы в вк. Однако тот был онлайн, и брат, забрав у меня телефон, стал писать ему и требовал сообщить свой адрес. Дима читал их, но не отвечал, и тогда брат записал голосовую:

- Слушай меня сюда, урод. - Его голос пугал, в нем сквозила искренняя злоба, и я даже не могу вспомнить, когда Глеб злился так в последний раз: - Я знаю, что ты пытался перекинуть ту хрень, но я тебе помешал, и теперь оно кошмарит и тебя. Даже не пытайся спорить. А теперь послушай меня сюда - ты прямо сейчас напишешь свой адрес, я приеду и ты выложишь все, что знаешь об этом. И даже не пытайся слиться - эта хрень тебя везде достанет, и твоя единственная надежда - это я.

Вернув мне телефон, Глеб потер глаза и упал на диван, вздохнув и посмотрев на меня с усмешкой.

- Влип же ты, братишка. - От ненависти не осталось и следа, что меня успокоило, и я сел на кресло рядом: - И я даже не знаю, как угомонить эту хрень.

- То есть… ты мне веришь? - подался я вперед, искренне надеясь на поддержку. Глеб ухмыльнулся и бросил мне что-то, что я едва поймал дрожащими руками. Посмотрев, что это, я вскрикнул и отбросил это от себя.

- З-з-зуб?! - Воскликнул я фальцетом, а Глеб засмеялся.

Это действительно был зуб. Нет, клык - большой, размером с мой большой палец на руке, желтый и отвратительно пахнущий.

- Я взял это во сне, и оно оказалось при мне и здесь. Так что я не могу не верить в происходящее. - Хмыкнул он.

- Как взял? - Не понял я.

- Очень просто. - Ухмыльнулся он: - Сначала выбил, потом подобрал. Правда, пока подбирал, тот засранец меня задел. Но потом его как кипятком ошпарило, он сбежал в зеркало, а я проснулся.

- Я в это время молитву читал… - Признался я, и Глеб снова хмыкнул.

И только сейчас до меня стал доходить смысл сказанного им. Он дрался с той тварью! И не просто дрался, а ещё и выбил ей зуб, правда, и сам сильно пострадал при этом. Я же даже шевельнуться не мог, когда во сне видел то проклятое зеркало.

Внезапно завибрировал телефон, и я увидел сообщение от Димы. С адресом. Когда я показал его брату, он тут же встал и подошел к зеркалу, попытавшись снять его со стены, но оно не поддавалось. Тогда брат просто разбил его быстрым ударом кулака, и тут же зеркало упало на пол. На стене даже не было гвоздя, чтобы оно висело.

Глеб сгреб все это в кучу и снова вызвал такси, бубня, что из-за нашего колдовства он вынужден так тратиться. Я внутренне надеялся, что смогу остаться дома, но брат чуть ли не за шкирку вытолкал меня из дома.

Когда мы уселись в такси, водитель не сразу тронулся, а обернулся и спросил:

- Вам точно надо в ту деревню?

- Совершенно точно. - Кивнул Глеб: - К другу в гости едем.

- Как знаете, но я вас высажу на подъезде, в саму деревню не поеду. - Выдал мужичок и тронулся с места, продолжив рассказывать: - Плохое там место, то ли эпидемия, то ли что, но там уже человек двадцать за последние полгода померло во сне то ли от инфаркта, то ли еще от чего. те, кто поумнее - сбежал, а кто остался - мрет потихоньку.

- Ничего себе… - Прошептал я.

- Ну вот мы как раз и едем проверить друга, вдруг тоже помер ненароком. - В голосе брата проскользнула злость, и он едва слышно добавил: - Пусть только попробует, сволочь.

Деревня была близко к городу, так что мы доехали за десять минут, а такси остановилось у остановки неподалеку от первых домов, что сейчас едва виднелись через туман. У меня не было ни малейшего желания идти через эту мрачную деревню пешком, но таксист ни в какую не собирался ехать дальше. Брат начал было на него давить, но вдруг осекся на полуслове и вышел из машины, сказав мне тоже выходить.

- Будьте осторожны. - Сказал он таксисту, который тут же дал по газам.

- Ты чего? - Удивленно спросил я, поежившись от холода.

- Зеркало заднего вида стало мутнеть. - Сказал он хмуро, провожая огни машины напряженным взглядом: - Стоило попросить высадить нас пораньше, плохо подвергать опасности посторонних.

Я не нашел слов, чтобы ответить брату, и мы пошли по деревне, подходя вплотную к мрачным домам и всматриваясь в адреса. Брат держал меня за руку, сказав, что в такой ситуации нужно исключить возможность потерять друг друга, а я и не спорил, чувствуя себя спокойнее. Наконец-то мы нашли наше цель - крепкий большой сруб в два этажа, окруженный мощным забором, благо, калитка была открыта.

Мы зашли на территорию, и Глеб широкими шагами направился к двери, а я обратил внимание, что все окна в доме мутные. Мне очень не хотелось входить внутрь, но брата было не остановить, однако нас встретила бронированная дверь, наглухо запертая. На всех окнах первого этажа красовались решетки, так что шансов проникнуть внутрь не было. Звонок не работал, а гулкие удары кулака по двери, что эхом разносились по округе, оставались без ответа. Тогда я заметил, что в окне на втором этаже зажегся тусклый свет, как от свечи.

- Глеб, смотри! - Позвал я брата, набираясь смелости, и крикнул в окно: - Дима, открывай давай!

- Ц. - Нахмурился брат, посмотрев в окно: - Это не Дима.

- Что? - Осекся я и посмотрел в то же окно, где теперь позади огня свечи появлялся четкий темный силуэт, но теперь я различал его руку, в которой было зажато что-то, похожее на нож. В тот же момент раздался щелчок на двери, и та с грохотом распахнулась, а на улицу вывалился окровавленное тело Димы.

Казалось, на нем не было живого места, вся одежда и кожа исполосованные, глаза выколоты, а уши и губы отрезаны. Я закричал и рухнул на землю, не в силах устоять на ногах, а Глеб быстро подбежал к телу и приложил пальцы к шее.

- Ещё жив. - Заключил он и распорядился: - Немедленно звони в полицию, скорую и спасателям. Ври про пожар, потоп, да что угодно, но пусть приедут все и как можно быстрее.

- М-может ты сам… - Дрожащим голосом ответил я, но Глеб вдруг направился в дом:

- Я разберусь с этой тварью. Не смей идти за мной, ни при каких обстоятельствах. - Распорядился он и зашел в дом вместе с пакетом, где лежало разбитое зеркало из нашего дома, тут же захлопнув за собой дверь и с щелчком его заперев.

В доме раздалась ругань Глеба, а силуэт в окне исчез. Я, жуя сопли и слезы, звонил по всем номерам, кое-как выдавливал из себя адрес и умолял приехать как можно быстрее. Даже позвонил матери и сбивчиво сказал, где мы и что Глеб пошел драться с маньяком. Даже случайно вызвал такси, но мне было плевать - лишь бы помощь прибыла.

Из дома раздавался жуткий грохот, из окна верхнего этажа с тресков вылетел стул, раздавалась яростная ругань моего брата и странный, нечеловеческий вой. Быстрее всех приехали пожарные, с сиренами, и я кое-как сказал им, что в доме маньяк. Они увидели лежащего в крови Диму и сами позвонили полиции и скорой, а потом с топорами и ломами пошли ломать дверь и решетки на окнах, а из дома продолжали доноситься звуки яростной драки.

Вскоре приехали и другие службы, дом оцепили, а следом, потратив драгоценное время на бесплодные попытки выломать бронированную дверь, принялись пилить болгаркой решетки на окнах, и только потом пожарные запоздало догадались приставить лестницу к разбитому окну второго этажа, и побежали внутрь один за другим. Вот только додумались они до этого уже после того, как стихли звуки в доме.

В деревне стало шумно, дом оцепили и десяток мужиков из полиции и мчс проникали в дом, но все никак не выводили моего брата. Я был готов, что он будет избит, может, даже покалечен, но жив, и я искренне молился, чтобы с ним все было хорошо. Однако даже спустя десять минут никого так и не вывели, а пожарные в шоке разводили руками, ведь они сами слышали звуки борьбы.

Вырвавшись из рук успокаивающих меня людей, я запрыгнув в открытое окно первого этажа, с которого успели спилить решетки, и проник в дом. Все было перевернуто вверх дном, я носился из комнаты в комнату, пытаясь найти брата, но кроме следов крови не было ничего. Вскоре приехала и мама, которой я так и не смог ничего внятно объяснить, лишь рыдая.

Разбирательство длилось долго, но все сошлись на версии, что и семью Димы, и всю деревню, и даже нас кошмарил какой-то маньяк, вот только никто не мог объяснить, куда исчез он и Глеб, ведь звуки драки слышали все. Мать слегла, пытаясь вынести потерю старшего сына, пусть он и считался пропавшим без вести, да и я с трудом выдерживал мысль об этом.

Мы уехали к бабушке с дедушкой, которые тоже тяжело перенесли новости о Глебе. В школу я пока не ходил, но и целыми днями сидеть в доме в траурной обстановке было невыносимо, и в итоге я сел на автобус и поехал на квартиру.

Страха не было, а все потому, что больше зеркало не снилось, однако я видел во сне брата. Я просил у него прощения, умолял вернуться, но он лишь трепал меня по голове и говорил, что все хорошо. Это звучало как прощание, и я ревел днями напролет, проклиная Диму, который пусть и стал калекой, но выжил.

Уже начинало темнеть, все-таки декабрь. Войдя в квартиру, я включил свет и увидел знакомую обстановку, в которой все напоминало о брате. Шмыгнув носом, я прошел в комнату и застыл в ужасе, не в силах пошевелиться.

На стене висело наше зеркало, мутное, как в тот день, когда брат его разбил во второй раз. Я в ужасе рухнул на пол, не в силах даже пискнуть, как вдруг увидел в нем темный силует. Тот словно издалека подходил к поверхности зеркала, пока не оказался в упор, и я ощутил на себе взгляд, но к удивлению ощутил на сердце неожиданное тепло.

Силует схватился за край рамы, и прямо с поверхности стекла высунулись окровавленные пальцы. Медленно, но верно, из него выбирался испещренный порезами человек, весь покрытый спекшейся и свежей кровью, его мышцы напрягались, выталкивая еще больше крови, и вот он выбрался из стекла, с грохотом рухнув на пол.

- Больно, чтоб тебя… - Прошипел этот человек сквозь зубы и заматерился, а я со слезами на глазах бросился к нему.

- Глеб!

- Хорош реветь… - Устало улыбнулся брат и потрепал меня по волосам, а зеркало рассыпалось в пыль.

Не знаю, что в итоге наврал Глеб полиции, но в итоге всё закончилось. Полиция продолжала искать маньяка, мама и родня пришли в себя и устроили праздник, когда Глеба выписали из больницы. Это произошло удивительно быстро, буквально через неделю, и от былых ран остались лишь шрамы. Даже врачи поражались скорости исцеления.

Брат не хотел рассказывать, что случилось в доме и потом, он взял академический отпуск в универе по состоянию здоровья и просто отдыхал. Он перестал спать по ночам, но его нереально было разбудить днем, зеркала в его присутствии мутнели, и это пугало, но он был все тем же братом - добрым, бесстрашным и заботливым, и я даже не допускал мысли, что из зеркала вернулся кто-то другой.

Так прошло несколько лет. Универ брат кое-как закончил, переведясь на вечернее отделение, по ночам он работал на разных работах, в итоге переехав на съемную квартиру в Москву. Он продолжал посещать все важные праздники, пусть и засыпал на ходу, но зато на новый год был полон сил и веселья. Мне он всегда был рад, когда я приезжал в гости, и даже разрешил пожить у себя, когда я поступил в университет в Москве.

Он был все тем же жизнерадостным человеком, и пусть то происшествие что-то необратимо в нем изменило, он продолжал наслаждаться жизнью. В один момент он даже махнул отдыхать на красное море, и даже прислал фотографии хорошего качества.

Про Диму я тоже слышал. Он до сих пор жив и находится в психиатрической лечебнице, он свихнулся, но не был буйным. Наверное, потому, что мог спокойно спать. Маньяка полиция так и не нашла, но к счастью отстала от нас, и в особенности от Глеба, которому трудно было просыпаться для дневных допросов.

А не так давно я наткнулся на ютуб канал, и сразу же узнал на видео своего брата. Он помогал людям, которые столкнулись с паранормальным, и быстро набирал популярность, потому что снимал на камеру многие свои действия. И пусть из-за множества монтажных склеек многочисленные подписчики считали, что все это постановки, я знал - это все правда. И брат продолжает борьбу с тварями, подобными той, что однажды натравил на нас мой хороший друг.

.
Информация и главы
Обложка книги Брат, защити меня!

Брат, защити меня!

Александр Кондратов
Глав: 1 - Статус: закончена
Оглавление
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности