Выберите полку

Читать онлайн
"Атон. Два короля"

Автор: Евгений Гришаев
Атон. Два короля

Пролог
Мир Вирия. Осажденная крепость Ноэр. 627г. от начала нового летоисчисления.

- Ваше Величество, они катят таран! – закричал солдат, находящийся на стене крепости. Молодой король Эмер, в помятом нагруднике услышал его и отдал приказ воинам находящимся поблизости.- Тарос, бери всё оставшееся у нас масло, факела, десять солдат и идите за мной. Десятник Тарос по пути за маслом и факелами, громко выкрикивал имена тех, кто пройдёт с ним.

- Лавмер закроешь ворота за нами и что бы ни случилось, не открывай. Понял меня? - Эмер отдал последний приказ солдату у ворот, единственному кто остался жив из внутренней стражи крепости.

Через несколько минут мощный удар сотряс землю и разрушил часть стены над воротами, сверху на солдат полетели доски, мелкие и крупные куски камня, а также тела двух лучников. Лицо короля посекло каменной крошкой, по щеке сразу потекла струйка крови, но он только скривился от этого, и шагнул к приоткрывшейся створке ворот. Следом за королём последовал десяток солдат, они несли горшки с маслом и горящие факела. В это время неподалёку от крепости, три человека с посохами в руках спорили.

– Ставлю сто монет на то, что крепость падёт ещё до захода солнца - с улыбкой заявил один из них.

- Это и так понятно, зачем спорить - ответил человек в центре этой троицы.

- Я до сих пор не согласен с тем, что нам нужно было нападать на Дамрос. Старик Тэнэр уже проиграл и уже сидел бы сейчас тихо как мышь. Какой смысл в этой бойне, только людей потеряем, эти земли никому из нас не нужны. Если кто-то надеялся отобрать у Тэнэра созданный им «Повелитель силы», у вас ничего не выйдет. Скорее всего, он его уже уничтожил или надежно спрятал. Тем более никто же не знает, как выглядит этот «Повелитель сил».

- Хавек, а мне теперь плевать на этот «Повелитель силы», нам нужно было убрать с пути этого зануду Тэнэра, вместе с его сопливым корольком.

- Селезер, ты в последнее время стал какой-то нервный, может, заболел чем?

- Тебе бы только шутить Мастар, а мне уже давно не до шуток, ясно тебе!

- Всё, всё, молчу, смотрите, там, у ворот прямо сейчас что-то интересное происходит. Жаль нам отсюда магией нельзя ударить, можем своих солдат задеть.

Королевство Дамрос погибало, но не сдавалось на радость победителям. Последним оплотом королевства стала крепость «Ноэр», довольно большая и очень старая. Крепость была построена ещё в те времена, когда в небе парили драконы, а на Вирии царил мир. Сейчас пять сотен солдат, во главе с королем Эмером, удерживали крепость уже пятые сутки. Всего пять сотен уставших солдат, отражали натиск многотысячного войска. Во главе этой армии стояли три оставшихся на всю Вирию человеческих архимага, они когда-то входили в совет магов. Небольшая площадка перед воротами была заявлена трупами солдат, и обильно залита кровью. На маленьком, свободном от тел клочке земли, десяток солдат защищали ворота ценой собственной жизни. Рядом, в нескольких шагах от них горел таран, так и не добравшийся до ворот. Возле тарана на земле горело несколько тел, это была команда тарана. Защитники крепости из последних сил отбивали атаки многократно превосходящих по числу войск. Из десятка солдат защищающих ворота осталось шестеро, потом трое и вот остался один. Воин, утыканный арбалетными болтами, был похож на ежа, он устало опустился на колени и замер, оперевшись на свой меч.

- Господин Тэнэр! – окликнул мага его личный слуга. В комнате на самом верху донжона, старый архимаг Тэнэр стоя перед бойницами, в одиночку, отражал удары вражеских магов. Ещё полгода назад, архимаг, он же герцог Тэнэр Маслос, являлся главой совета магов и был полон сил. Сейчас Игнор видел перед собой сгорбленного, шатающегося, и опирающегося на посох старика. - Сильно сдал хозяин, – подумал Игнор, глядя на него. Совсем недавно я не мог его догнать, а теперь даже смотреть больно.

- Ваше высочество, мне очень жаль, ваш внук, король Эмер погиб удерживая ворота, мы успели укрепить их изнутри, но это ненадолго. Тэнэр повернулся, и посмотрел на своего верного слугу. Игнор был забрызган кровью и поддерживал левую руку. В глазах Тэнэра, когда-то ярких и голубых как чистое небо, сейчас появилась боль и пустота, его голос стал слабым, и скрипучим.

- Позови сюда Лауру, только быстрее – прошептал Тэнэр еле слышно. Игнор кивнул и скрылся за дверью, через пару минут он вернулся уже вместе с молодой девушкой. Девушка была няней маленького, годовалого мальчика, сына короля Эмера и правнука Тэнэра. Мальчика звали Атон, у него были необычайно синие глаза, такая отличительная черта всех мужчин династии Маслос. Малыш был не исключением, его глаза василькового цвета завораживали, в них хотелось смотреть не отрываясь. За те несколько минут, что Игнор отсутствовал, ему показалось, что Тэнэр стал еще старше.

- Игнор мне больше некого попросить, выполни мою последнюю просьбу. Вот возьми это – он снял со своей шеи цепочку с камнем в золотой оправе, - ещё вот это – протянул он сложенный пополам лист пергамента – это письмо. Уходите через подземелье, спасите мальчика, он должен жить. Ты знаешь, где находится вход в подземелье, он выведет вас к подножию « Одинокой скалы».

- А как же вы господин, вы что остаётесь? – перебил его Игнор.

- Да я остаюсь, и дам вам немного времени, мне сейчас не осилить этот путь. Там, под землёй, я буду только обузой. У подножия скалы, с восточной стороны, есть плоская, каменная плита, на ней выбиты знаки. Этот камень – он показал на камень в руке Игнора – нужно положить в центр плиты, там есть углубление. Сильно ударь по нему, так чтобы разбить, должен открыться портал, шагнёте в него. Портал приведёт вас в другой мир, там вас обязательно встретят. Письмо, которое ты держишь, нужно передать магу по имени Эльсигур. Теперь быстро собирайтесь и бегите, времени у нас осталось совсем мало.

- Мы всё сделаем, господин Тэнэр – Игнор с Лаурой поклонились, и побежали вниз по лестнице. Как только стили их шаги, Тэнэр принялся чертить на полу сложный рисунок, этот чертеж отнял у него много сил. Потом он встал, опираясь на посох, осмотрел то, что получилось, и остался доволен своей работой. Всё было правильно, теперь осталось самое главное и самое простое. Поставив стул в центр рисунка, он сел лицом на северо-восток, туда, где сейчас погибали его солдаты. Отбросив ненужный больше ему посох в сторону, он несколько раз глубоко вздохнув, острым ножом, порезал себе запястья. Кровь мага толчками стала покидать его и без того ослабшее тело. Когда-то давно, лет сорок назад, в его руки попала старая книга, написанная тёмным магом, имя которого не сохранилось. В этой книге было описано заклинание, называлось оно «Последний вздох», и написано было кровью. Книга была очень старой и находилась в плохом состоянии, но Тэнэр смог прочитать всё, что там было. Написана она была на староэльфийском языке, сейчас его уже мало кто знал. В этой книге из всех заклинаний полностью было описано только это, о других маг не соизволил написать подробнее. После прочтения Тэнэр хотел уничтожить книгу, но что-то всё же удержало его от этого. Он надежно спрятал её, собираясь потом поработать с ней более основательно, в надежде разгадать старые тайны других заклинаний.

Кровь вытекала из ослабевших рук мага, пропитывая собой линии на полу. Тэнэр читал запутанный текст заклинания, направляя остаток своей силы в эти линии. Первоначально белые, сейчас они окрасились кровью, а сила умирающего мага заставила их светиться. С каждой каплей крови и силы, рисунок становился ярче, и излучали багровое свечение. Что конкретно произойдёт при срабатывании заклинания, Тэнэр не знал, в книге говорилось, что его сила сметёт всех врагов, но сам маг погибнет. Он был готов умереть и поэтому использовал этот шанс, враг должен поплатиться за всё.

Маг погружался глубже в сон, последний сон в его жизни. Тэнэр сейчас вспоминал всех тех, кто был ему дорог в этой жизни. Вспомнил свою любимую, очень красивую и веселую жену, её пышную гриву светлых волос, и ямочки на её щеках. Счастье было не долгим, жена умерла при родах, его не было рядом в это время, чтобы спасти её. Родилась девочка, со временем, ставшая очень похожей на свою мать, только волосы были цветом «Воронова крыла». Лея – такое имя дал он своей дочери. Она росла в окружении нянек и была любима отцом, достигнув совершеннолетия, вышла замуж. Через год Тэнэр стал дедушкой, Лея родила мальчика. Малыша назвали Эмер, он рос здоровым, подвижным ребёнком.

Счастье вновь было не долгим, Лею укусил вампир, последний представитель их проклятой расы. Муж Леи убил вампира, но и сам погиб, спасая её. Через несколько дней у Леи стали расти клыки. Тэнэр долго боролся за её жизнь, пытаясь найти противоядие от яда кровососа. Он всё же нашел нужный состав лекарства, но изготовить не смог, его состав был и прост, и сложен одновременно. В составе противоядия была кровь шести разумных рас, всё бы ничего, но вот только драконы, чья кровь была нужна, давно вымерли, а кровь требовалась живая. Тэнэр по всему миру собирал яйца драконов, в надежде добыть кровь, но это не получалось. Время шло и ему больше ничего не оставалось, как только усыпить дочь, и наложить на неё заклинание сохранения.

Прошли годы, умер король Дамроса, не оставив после себя прямых наследников. Тэнэр, будучи братом короля, был претендентом на трон, но он отказался в пользу внука, так Эмер Маслос стал королём Дамроса. Сегодня Эмер погиб, но остался его сын Атон. Мальчик родился слабым и больным, часто болел, но Тэнэр был всегда рядом и мальчик выжил. Когда Атону исполнилось три месяца, погибла его мать. Она возвращалась домой, когда её карету обстреляли из арбалетов, не выжил никто, убийц так и не нашли. Тэнэр погружался в сон всё глубже, его воспоминания стали плавно затихать, и вскоре он окончательно потерял сознание. Багровое сияние, исходящее от рисунка на полу, становилось сильнее с каждой каплей крови, вытекающей из рук мага. С его последним выдохом, сияние стало чёрным, замерев на мгновенье, оно смертельной волной устремилось в стороны. Волны тёмной магии расползались по земле стремительно, пожирая всё живое на своём пути. Люди и животные, попавшие под её действие, осыпались горстками пепла, деревья превращались в камень. Королевство Дамрос превращалось в мёртвую, каменную пустошь. Остатки вражеской армии спасались бегством, но от смерти спаслись очень немногие. От когда-то довольно большой армии, теперь осталась кучка испуганных людей. Погибли почти все маги, которые пытались безрезультатно остановить саму смерть. Крепость «Ноэр» погибла, стены частично обрушились, ветер, добравшись до пустых помещений крепости, раздувал прах погибших защитников и их врагов.

Глава 1
Подземный ход, по которому сейчас двигался Игнор, показывая дорогу Лауре, был узким и сырым, с низкого потолка где-то капала вода, а где-то свисали корни деревьев. Они шли уже довольно долго, Игнор нёс масляный фонарь, и наспех собранные вещи, по большей части это была одежда для малыша и немного еды. Лаура шла за ним, нежно прижимая к себе мальчика, ей было страшно и холодно, но она продолжала идти дальше. Малыш почти всю дорогу спал, пригревшись на её руках.

- Лаура, если устала, давай я понесу Атона или сделаем остановку, отдохни немного.

- Нет, - Лаура помотала головой и удобнее взяла мальчика, - господин маг велел бежать, и мы будем двигаться дальше, пока не дойдем.

Игнор перехватил фонарь в другую руку, и ускорил шаг. Лаура стала отставать, малыш на руках от быстрой ходьбы проснулся, и начал хныкать. Тёмный, сырой тоннель, за последним поворотом закончился, и они упёрлись в тупик.

- И что дальше? - девушка, тяжело дыша, остановилась за спиной Игнора.

- Похоже, что выход присыпан землёй. Видишь, доски перегораживают проход, если их убрать, земля осыплется, и мы сможем выйти наружу.

- А если нет? А вдруг это просто ловушка, и дальше нет выхода? - Лаура была напугана, ведь если нет выхода, то им нужно идти назад, а там их ждет только смерть.

- Не попробуем, не узнаем - Игнор поставил масляный фонарь на землю, масла в нём оставалось совсем немного, идти назад пришлось бы в темноте. Маленький топорик, прихваченный перед уходом, пришелся как нельзя кстати. Через несколько минут, в слабо освещённый фонарём каменный тупик, ворвался первый луч света. - Вот, я же говорил, что мы выберемся - Игнор стал осторожно расширять проход, не давая земле осыпаться. - Всё, можно выбираться, я первый вылезу, осмотрюсь, потом помогу тебе. - Выбравшись наружу, он оказался в овраге. По правую сторону от него, метрах в трёхстах, находилась та самая «Одинокая скала».- Вроде бы никого нет, дай мне мальчика и вылезай сама. Лаура протянула Атона в руки Игнора, потом через выход, похожий на большую нору, выбралась сама. Снаружи было гораздо теплее, чем в подземелье. Тёплый воздух и солнечный свет приятно ласкали кожу, девушка невольно замерла, наслаждаясь теплом. - Идём, потом отогреешься, солнце скоро скроется за горизонтом, а в темноте искать нужную нам плиту будет трудно. - Мальчик успокоился в руках Игнора и только крутил головой по сторонам, не понимая, где он находится. - Отдохни, я понесу мальчика - Игнор посмотрел на уставшую девушку, она ему давно нравилась, но он боялся признаться ей в своих чувствах. - Ничего - подумал он – вот выберемся в безопасное место, предложу стать моей женой. Я теперь свободен, мне больше некому служить, а малыша воспитаю как своего сына. - Выбравшись из оврага, они быстрым шагом двинулись к заветной цели.- Вот она, скала, одиноко стоящая посреди пустоши, с отвесными склонами, но не очень высокая, где-то с левой стороны должна быть нужная нам плита. Вот она, наша пропажа - Игнор остановился возле каменной плиты, почти полностью заросшей пожухлой травой. Достав данный Тэнэром камень, он приготовился положить его в небольшое углубление в самом центре плиты.

- Подожди – остановила его Лаура – нужно убрать траву, вдруг она помешает. - Девушка принялась быстро очищать плиту от травы и прочего мусора. – Всё, можно начинать, я соберу вещи – Игнор посмотрел на камень в золотой оправе, он загадочно сверкал в лучах заходящего солнца. Положив камень в указанное место, он уже был готов разбить его точным ударом топорика. В двух шагах от него стояла Лаура, держа их скромные пожитки. Игнор стоя на краю плиты, и держа мальчика на руках, глубоко вздохнул, посмотрев последний раз на солнце, наполовину скрывшееся за горизонтом.

- Ну, что, готова? - он улыбнулся ей, она улыбнулась в ответ, и вздрогнула, из её груди выпрыгнул наконечник стрелы. Лаура пошатнулась, её ноги подкосились, и прежде чем упасть, она тихо прошептала - Беги! - За её спиной, в ста шагах от них, появились солдаты. Солдаты очень спешили и сильно мешали друг другу, каждый старался первым добраться до беглецов. За их спинами стоял лучник, но он больше не мог стрелять, боялся попасть по своим сослуживцам. Игнор не медля ни секунды, размахнулся и со всей силы ударил топориком по камню. Вспышка яркого света ослепила его, земля под ногами дрогнула и пропала, чтобы через мгновенье больно ударить по пяткам. Голова гудела, пропавшее в момент яркой вспышки зрение, стало медленно возвращаться. Он опустился на одно колено, продолжая удерживать мальчика. Вдруг чья-то рука схватила его за волосы, и холодная полоска остро заточенной стали прижалась к его шее.

- Кто ты?- раздался голос у самого уха.

- Я - Игнор сглотнул, и попытался рассмотреть говорившего, но у него это не получилось, держали его крепко. В его глазах всё ещё плясали цветные круги, а в ушах стоял звон. Острая сталь плотнее прижалась к горлу, разрезая кожу.- Меня Игнор зовут, а мальчика Атон, нас прислал герцог Тэнэр Маслос, у меня письмо от него, для мага Эльсигура, сами достаньте, оно у меня за пазухой.

Мир переходов между мирами. Хранитель Эльсигур Ноэс.

- Эльсигур сидел в своём удобном кресле, вспоминая события минувших дней. Уже довольно долго не происходило чего-то особо серьёзного, всё как всегда. Хорошая погода, прекрасный пейзаж, удобное кресло, чистый и белый песок под моими ногами и бескрайний океан до горизонта, за которым уже на половину спряталось солнце. Одним словом тишина, покой и скука. Прямо за моей спиной, посередине портальной площади, засверкали ветвистые молнии, воздух шипел и свистел, поднимая с земли пыль, закручивая её в небольшие смерчи. От неожиданности пролил на себя кофе, и заметил, как с другой стороны площади, ко мне на помощь спешит Маринэр. Маринэр это мой слуга, ученик и просто друг. Последний раз такой переполох происходил, где-то около пятидесяти лет тому назад. Тогда сюда явился демон, а вот кто сейчас появится, было пока не ясно. Маринэр добрался до площади раньше меня, и теперь обнажив меч, ждал появления незваного гостя. Через несколько секунд появился человек с ребёнком в руках. Маринэр схватил его за волосы и приставил меч к его горлу.- Кто ты? – Спросил его Маринэр, наклонившись прямо к уху.- Я, меня зовут Игнор, а мальчика Атон, нас прислал герцог Тэнэр Маслос, у меня письмо от него, для Эльсигура, сами достаньте, оно у меня за пазухой. Маринэр чуть сильнее надавил на клинок, на коже гостя показалась капелька крови. Человек стоял, припав на одно колено, даже не пытаясь отстраниться от острого лезвия.- Тэнэр Маслос?! – удивился я, услышав имя, которое не слышал уже очень давно. – Надо же, жив ещё оказывается старый друг, ему должно быть лет сто сейчас, не меньше. Что ж почитаем, что он мне тут написал интересно. Маринэр не отстраняя острого лезвия от горла воина, достал письмо и протянул мне.

Письмо от Тэнэра.

- Дорогой друг Эльсигур, если ты читаешь это письмо, значит, меня уже больше нет в мире живых. Я часто вспоминаю тебя и наше короткое, но опасное приключение, во время которого мы и познакомились. Несколько раз я хотел воспользоваться твоим подарком, и снова посетить твой великолепный мир, посидеть на берегу, поболтать о том, о сем, но так и не решился потратить твой подарок на это. Эльсигур, я прошу тебя о помощи, спаси этого мальчика, кроме него у меня никого не осталось. Было бы неплохо, если бы ты присматривал за ним какое-то время, пока он не подрастёт. С уважением твой друг Тэнэр.

Прочитав письмо, я вспомнил нашу встречу. - Тогда, почти пятьдесят лет назад, из портала появился демон, я вытолкнул его в другой мир. В тот мир, в котором мы с Тэнэром и познакомились. Демона необходимо было уничтожить, и в этом он мне помог. Если бы не Тэнэр, я бы тогда погиб от когтей демона. Мы уничтожили демона сообща. Потом Тэнэр помог мне добраться до мира «Семи ворот», его ещё называют «Мир переходов». Он пробыл здесь у меня в гостях несколько дней, пока я залечивал раны. На прощание, я подарил ему камень перехода и рассказал, где в его мире находится портал между мирами.

- Шеф, что делать-то будем? - Маринэр прервал мои воспоминания.

- Отпусти, они не опасны, пусть посидят, отдохнут, а я пока подумаю, что с ними делать. Покорми их, мальчик, наверное, голодный, да и воин тоже. – Эльсигур осмотрел гостей и заметил, что у мальчика есть дар к магии, но какой-то не такой как у всех одаренных. Воин недавно получил сильный удар в левый бок, и сейчас страдал от боли. Сев в кресло, он задумался над тем, как помочь неожиданно свалившимся на его голову гостям.

- Шеф, я вот что думаю – Маринэр как всегда подкрался бесшумно, от чего Эльсигур вздрогнул.

- Маринэр, я тебя когда-нибудь прибью, чтобы ты больше не подкрадывался и не пугал меня старого.

- Прости шеф, я не хотел, просто привычка.

- Ну и что ты хотел мне сказать, шпион недоделанный?

- Я думаю, что их нужно куда-то переселить, мужик-то ещё мог бы пригодиться, а вот ребёнку здесь делать нечего. Пусть даже у него и есть дар, но ведь пока подрастет, пройдёт не один год. К тому же дар у него какой-то не такой, у всех он виден в груди возле сердца светлым пятном, а этот весь светится как лампочка, правда, совсем слабо. – Маринэр, как и всегда, начал излагать свою мысль издалека, и это частенько бесило Эльсигура.

- К чему ты клонишь, и куда ты их собрался переселять? – а ведь Маринэр прав в своём роде, подумал я, тут их оставлять нельзя, и про дар он тоже прав, мальчишка весь светится. Я решил выслушать своего помощника.

- Шеф, я вот что придумал – продолжил Маринэр излагать свои мысли. – Может их того, этого, в смысле, на Землю отправить? Там им будет хорошо, и для нас спокойнее. А когда мальчик подрастёт, их можно будет вернуть туда, откуда они пришли, а там пусть дальше сами решают что и как.

- Это ты хорошо придумал, только вот есть одно но – задумчиво произнёс Эльсигур. Маринэр после этих слов немного напрягся, чувствуя какой-то подвох. – Но! Один не в меру шустрый мыслитель, не буду показывать пальцем, Эльсигур хитро прищурил один глаз, - будет за ними присматривать.

- Не, шеф, почему я-то сразу, чуть что, сразу Маринэр, у меня что, больше дел нет? - Маринэр понял, что попал, и теперь ему придётся несколько лет побыть в роли наблюдателя.

- А ты как думал? Я старый, больной хранитель, буду бегать по мирам, и присматривать неизвестно за кем? - Эльсигур, конечно, старым, и уж точно больным себя не чувствовал, но вот припахать к какому-нибудь делу Маринера, всегда считал делом полезным.

– Вот и договорились, - он не дал Маринэру даже возразить, - нужно только подготовить место, где их поселим, и немного подправить память у Игнора, а мальчишка и так ещё ничего не знает. Отправляйся-ка ты Маринэр на Землю и подготовь там всё, про документы тоже не забудь, и чтоб не подкопаться. Думаю, что там, где ты сейчас обитаешь, там мы их и поселим.

- Да нигде я там не обитаю, - Маринэр стал отказываться, - я вообще там редко бываю.

- Конечно, редко – Эльсигур похлопал его по плечу – почти каждую неделю на пару дней пропадаешь. Думал, что я об этом не знаю? Ну, так, где ты там бываешь-то?

- Так в России, где и всегда. Мне там больше нравится, там хорошо, народ там душевный и девки красивые. - Маринэр даже закрыл глаза, кого-то вспоминая, губы растянулись в блаженную улыбку счастливого человека.

- Эй, ловелас! Спускайся с небес и дуй на Землю, иначе прикрою тебе туда проход, будешь потом у демонов красивых искать.

Маринэр вздрогнул – Шеф, чего ты сразу-то, чуть что, сразу к демонам, - он, опустил голову, и что-то ворча себе под нос, поплёлся выполнять поручение. Эльсигур и сам иногда заглядывал на Землю, только не так часто как Маринэр.

Пока Маринэр был в другом мире, Эльсигур подготавливал Игнора к коррекции памяти. Маринэр появился через неделю, немного уставший от проделанной работы, но очень довольный полученным результатом.

- Шеф, у меня получилось, так что лучше не бывает! – он протянул документы на имя Игоря Сергеевича Маслова и свидетельство о рождении для мальчика, Антона Павловича Маслова, родного племянника этого Игоря. – Дядя и его племянник, лучше не придумаешь, всё чётко не подкопаться. Знал бы ты шеф, как мне это трудно было провернуть, - вздохнул Маринэр, изобразив сильную усталость. Вот только глаза его, говорили совсем другое.

- Молодец! - похвалил его Эльсигур – можешь пару раз безнаказанно выпить мой кофе, разумеется, пока я этого не вижу. Откуда у Маринэра появилась привычка воровать именно чашку Эльсигура, никто из них сказать бы не смог. Просто в один прекрасный день, Маринэр утащил чашку прямо из-под носа своего учителя, а он не сразу это заметил, с тех пор это и началось. Эльсигур наливал кофе, а Маринэр всё время пытался её стянуть, несмотря на то, что перед ним стояла точно такая же чашка с кофе.

Эльсигур подкорректировал память Игнору, после чего тот был просто уверен в том, что он Игорь Сергеевич Маслов, а мальчик его родной племянник.

Глава 2
Мир Вирия, это же время.

- Можем поздравить друг друга, господа новоиспечённые правители срединных королевств! Большая часть человеческих земель, теперь принадлежит нам. Предлагаю наши королевства назвать нашими именами.

- Я с тобой не во всем согласен Селезер, мы уничтожили Тэнэра и его внука, захватили власть в свои руки, вот только власть ещё нужно удержать.

- А кто нам может в этом помешать? Скажи мне Мастар? Бароны, которые сидят в лесах вдоль горного хребта? Так они сейчас будут грызть друг друга, мы просто подождем, пока они перебьют сами себя, а потом и их земли себе заберём.

- Ты забыл Селезер, что есть не только бароны, но и эльфы. Тёмные на западе, светлые на юге, север занимают гномы, а с востока всё время лезут орки. В центре сидят гоблины, и все они, совсем не прочь прихватить себе ещё земель.

- Мастар, какие орки, какие эльфы, ты что? Всем им сейчас не до нас. Эльфы не переваривают друг друга, орчьи кланы всё время воюют между собой, гномы засели у себя в горах и плевать им на всех. Гоблины в болотах, они слишком слабы, чтобы захватить хоть что-то. – Я прав Хавек? Ты всё время молчишь, выскажись о том, что думаешь.

- Понимаешь Селезер, в чём всё дело, мне вся эта затея с самого начала не нравилась, да и сейчас не нравится.

- Тогда почему ты с нами? – удивился Селезер.

- В отличие от Тэнэра, я не хотел никаких изменений, меня всё устраивало, поэтому я его и не поддержал. Тэнэра мне жаль, если честно признаться, отличный был маг, только слишком уж принципиальный. По силе так вообще всех нас превосходил втрое.

- Хавек, что я слышу? В наших рядах зарождается раскол! Может тебе и южные земли уже не нужны? Если так, то сразу скажи, я их с радостью заберу себе. Так и быть, оставлю тебе твою школу, будешь дальше сопли юнцам подтирать. Мастар, может быть, ты тоже хочешь отказаться?

- Селезер успокойся, я не говорил, что мне не нужны южные земли, просто эта война какая-то неправильная, бессмысленная. Дамрос пал, но на тех землях нельзя жить, и там нет людей, чтобы забрать хотя бы их в качестве рабов.

Через какое-то время, Хавек, вместе с остатками своего войска свернул на юг. Сам Хавек только кивнул своим временным друзьям на прощание, и вскоре скрылся за очередным поворотом. Селезер и Мастар, с горсткой своих солдат оставшихся после войны, двинулись дальше, в сторону теперь уже своих земель. Солдат у них оставалось совсем мало, и вздумай кто-нибудь сейчас на них напасть, им пришлось бы туго.

- Знаешь Селезер, я больше склоняюсь к тому, что Хавек может нам стать серьёзной угрозой, не сейчас, а со временем конечно. Я бы его прямо сейчас устранил, пока он силу не набрал.

- Возможно, и нужно устранить, вот только сейчас сил у нас маловато. Солдат у нас даже тысячи не наберется, а у него почти две. Магов у нас осталось всего пять, вместе с нами, у него двенадцать, так что размажет он нас по земле тонким слоем. Посмотрим, как он уживётся с такими соседями как светлые эльфы, они сейчас довольно сильно окрепли, могут захотеть повоевать. Глядишь, они и решат нашу проблему с жизнью Хавека. Правда, у нас с тобой соседи тоже не кроткие овечки, особенно орки. Хорошо, что Тэнэр постарался, оставив после себя мёртвые земли, тёмные эльфы через них не пойдут, по воде далеко, да и на пути у них «море смерти». К тому же кораблей у них, насколько я знаю, у них очень мало.

Глава 3
Земля. Шестнадцать лет спустя. Антон Маслов.

Можно считать, что моя жизнь складывается удачно. В институт поступил, правда, не в тот куда хотел, но это тоже не плохо. Вчера устроился на работу, которая не должна помешать учёбе. Как говорит мой лучший друг Фёдор Колосов – работа, не бей лежачего, сиди и наслаждайся. Работа и правда оказалась такая, на первый взгляд, сторож на платной парковке возле большого супермаркета. Буду сидеть в будке как сторожевой пёс, ещё и отапливаемой к тому же. Перед носом четыре экрана, на которые поступает видео с камер наблюдения, расположенных по углам парковки. Самое смешное, что было в этой будке, это большая красная кнопка для поднятия шлагбаума. Мой напарник дядя Вася или по-другому Михалыч, говорит, что это пуск « ядрён ракеты», весёлый мужик, думаю, мы сработаемся. Сегодня в супермаркете было открытие нового отдела сотовой связи. И само собой, для привлечения покупателей, была раздача халявы, а если по-другому, то розыгрыш призов. Чего там только не заставляли делать за них, за призы эти, люди пели, плясали, я например, простоял на руках десять секунд. Теперь у меня в руках новенький планшет, правда, он дешевый, но теперь он у меня есть.

Довольный, я шёл на автобусную остановку, двадцать минут на маршрутке от города до посёлка и я дома. Сразу забегу к Фёдору, похвастаюсь тем, что выиграл. Фёдора я знаю столько, сколько себя помню. Родители Фёдора были постоянно в разъездах, отец на север мотался – нефтяник, мать скрипачка, тоже постоянно на гастролях. До сих пор не могу понять, как они уживались, настолько разные натуры. Фёдор почти с рождения был под присмотром у своей бабушки. Я же жил с дядей Игорем, на другом краю посёлка, родителей не помню, дядя говорил, что они погибли в горах Кавказа. Дядя Игорь умер в прошлом году, теперь я живу один. Хороший он мужик был, конюхом работал при местном конноспортивном клубе. Правда, клуб этот, к спорту отношения не имел абсолютно никакого. Развлечение для толстосумов, конные прогулки, разведение лошадей, для последующей продажи, разумеется. Дядя любил лошадей, они его тоже, мне даже иногда казалось, что они понимают друг друга. Начальство дядю очень ценило, такого человека в наше время найти было не просто, поэтому платили ему хорошо и нам на жизнь хватало. Дядя так и не женился, почему не знаю, но я подозревал, что с одной женщиной у него были не только соседские отношения. Погода начала портиться, набежали тучи, поднялся сильный холодный ветер. До остановки, было, ещё минут десять ходьбы, я прибавил шагу, зонта у меня с собой не было.

- Молодой человек! Не поможете бабушке? – я остановился и посмотрел на бабульку, которая заслонила мне дорогу.

- Сынок помоги бабушке, донеси сумочку до дома, тут рядом совсем, за углом - бабушка, каких было много в каждом дворе, тяжело вздыхала и тыкала пальцем в сумку на колесиках, у которой отвалилось одно колесо.

- Вот, картошки купила, а колесо раз и отпало, самой-то мне не под силу сумку до дома донести. Тут смотрю, молодой человек идёт, не уж-то он не поможет бабушке. Здесь всего-то два ведра – она так жалобно посмотрела, что отказать я не смог.

- Конечно бабуль, в чём проблема, сейчас поможем – я попробовал поднять бабушкину сумку, коробка с планшетом упала на землю.

– Сынок давай коробочку-то понесу, тебе ж удобней будет – бабка так шустро подобрала планшет, что я даже сказать ничего не успел.

- Я вперед пойду, дорогу буду показывать, а ты за мной иди. – Я закрыл открывшийся рот, взял сумку и поплёлся за бабушкой. Шагов через пятьдесят, пришлось положить сумку на плечо, так стало удобней. Бабушка посмотрела на меня и прибавила шагу, повернув за угол одноэтажного здания какого-то старого заводского цеха, мы оказались на пустыре.

- Вон и мой дом, - бабка показала на другую сторону пустыря, где за очень старой трансформаторной будкой, виднелась крыша не менее старого дома. Бабушка сделала пару шагов и побежала. Вспомнив, что у неё мой новый планшет, я рванул за ней.

- Бабушка стой! Стой, кому говорю! – кричал я, сбивая дыхание. Бабушка божий одуванчик, шустро перебежала пустырь и юркнула в открытую дверь заброшенного здания. Я, не сбавляя скорости, прыгнул туда же.

Яркая вспышка ударила по глазам, я споткнулся и со всей силы рухнул на что-то жёсткое и ровное. Сверху меня прижала бабкина сумка с двумя вёдрами картошки, которую я так и не выбросил по дороге. Болели колено и локоть, в глазах всё плыло и двоилось. Перед моим носом, появились чьи-то ноги, в кожаных сапогах, сильно воняющих гуталином.

- Ну, здравствуй Атон, давненько не виделись мы с тобой, лет так приблизительно шестнадцать – сказал хозяин этих сапог. Я поднял голову, сфокусировал взгляд, и увидел мужика средних лет с довольно длинными тёмными волосами, стянутыми в хвост. На лице, аккуратно подстриженная, абсолютно седая борода. Его улыбка не подходила к серьёзному холодному взгляду. Машинально я выплатил первое, что пришло в голову.

- Ты кто? А бабушка где? - Осмотревшись по сторонам, я заметил бабульку, и понял, что здесь что-то не так.

- Ну, вот и дождались, ни тебе здравствуйте, ни добрый вечер, сразу бабку ему подавай. Твоё воспитание Маринэр? - он замотал головой, отрицая свою причастность.

- А ведь я молодой человек гораздо старше вас, причём на очень гораздо, могли бы и уважение проявить. Вон твоя бабушка – он кивнул в сторону – в чужом кресле сидит и пьёт чужой кофе.

Я посмотрел туда, куда он показал, и обнаружил там бабульку, которая удобно расположилась в кресле качалке, с чашкой кофе в руке. Бабушка при её упоминании поперхнулась, и пролила кофе себе на грудь. Присмотревшись, в моих глазах ещё немного плыло, я увидел, что это вовсе и не бабушка. В кресле сидел переодетый в бабку мужик лет сорока на вид.

- Меня зовут – продолжил хозяин сапог – Эльсигур Римус Ноэс, я хранитель переходов. Тот артист, что переодет в бабушку, мой помощник Маринэр - псевдо бабушка опять поперхнулся, и быстро поставил чашку на место.

- Вы молодой человек можете не представляться, мы вас и так хорошо знаем. Встаньте, сейчас не так уж и тепло, чтобы лежать на голых камнях.

Я сбросил с себя тяжесть двух вёдер картошки и поднялся. Ростом я оказался выше этого хранителя Эльсигура на пол головы. – Что за имена у них такие странные, иностранцы что ли, и о каких переходах шла речь? – подумал я, и неспешно отряхиваясь, осмотрелся по сторонам.

- Присаживайся, не стесняйся – Эльсигур указал на стул, стоявший возле кресла качалки, из которого мгновенно выпрыгнул Маринэр.

- У нас к тебе очень серьёзный разговор имеется, не переживай, тебе ничего не угрожает, по крайней мере, пока не угрожает.

- Я и не боюсь – сделал пару шагов, голова немного кружилась, болели локоть и лоб. Потрогал его и обнаружил небольшую шишку. - Поговорить тоже можно, вот только кое-кому сейчас в накрашенный фасад заеду, и поговорим – я почему-то нисколько их не боялся. Хотел двинуться, в сторону ухмыляющегося Маринэра, но не смог, ноги будто приклеились к камням на земле, снова чуть не упал. Посмотрев под ноги, ничего не увидел, камни как камни, следов клея на них нет.

- Не нужно делать того, чего сделать не сможешь – проговорил Эльсигур, глотнув ароматный напиток. Я, подёргав ногами ещё некоторое время, так ничего этим и не добился.

- Ладно, ваша взяла - махнул я рукой, перестав дёргаться. Ноги сразу отлипли, снова чуть не упал от неожиданности. Посмотрел на то место где только что стоял и опять ничего странного там не увидел. Мне стало как-то немного неуютно, от понимания, что прилипнуть могут не только ноги. На стул садился, будто он сейчас взорвётся под моим весом. Сел, ничего не произошло, предложенный кофе пока брать не стал, – мало ли чего они могли туда накапать. Эльсигур слегка улыбнулся.

- Не доверяешь? Разумно, но зря, я же сказал, что тебе ничего не угрожает. У тебя Антон или если быть точнее Атон, наверное, появилось много вопросов, задавай, я честно отвечу на все. Маринэр, иди, переоденься, а то на тебя без смеха уже смотреть невозможно.

Мы остались одни, кофе я всё-таки попробовал, ничего со мной после не произошло.

- Кто вы такие и где мы находимся? – я вертел головой, и мои глаза открывались шире с каждым поворотом. Я даже испугался, что они совсем вылезут. С одной стороны, за густым лесом возвышались горы, с другой, простиралась водная гладь до самого горизонта. Я точно знал, что в центре России, не было никакого моря и гор, значит мы где-то в другом месте. За спиной возвышалась громада старого замка.

- Что не узнаёшь место? А ведь ты тут уже бывал когда-то. Правда, тебе тогда всего было года полтора, не больше. - Я слегка напрягся, не понимая, о чём он говорит. - Сейчас я тебе всё расскажу, только не перебивай, все вопросы потом. Как я и говорил, мы встречались раньше, ты просто не помнишь этого. Было это шестнадцать лет назад, прямо здесь, на этой самой площади. Открылся портал и появился человек с ребёнком в руках, как ты уже догадываешься, тем ребёнком был ты. Звали того человека Игнор, ты знаешь его как Игоря Сергеевича Маслова, он в самом деле не твой родственник. При нём было письмо с просьбой, меня просили спрятать тебя на некоторое время, пока не подрастёшь. Да, да, не делай такое лицо, вы с Игнором принадлежите другому миру, он называется Вирия и очень похож на землю. Правда он отстаёт по техническому развитию лет на семьсот, но зато там есть магия. Населяют тот мир не только люди, но и другие разумные, об этом потом. Я отвлёкся немного, письмо писал твой прадед, и звали его Тэнэр Маслос, маг высшей ступени, герцог королевства Дамрос, и мой друг конечно. Ещё он писал, что живых родственников у тебя больше нет, письмо было написано им перед смертью. Вот и всё что мне известно. Теперь пришло время вернуть тебя домой, в твой родной мир, и других вариантов нет, на землю тебе дорога закрыта. Такие вот дела парень. Теперь спрашивай, что хочешь ещё узнать.

Я сидел, слушал, и чем дольше слушал, тем больше склонялся к тому, что это розыгрыш, но очень хорошо устроенный. То, что говорил этот персонаж по имени Эльсигур, это полный бред, хотелось от души поржать. Какой на фиг другой мир? Какая магия? Какой к чёрту прадедушка герцог? Дядя Игорь оказывается и не Игорь вовсе, а Игнор. Сильно хотелось сказать – дядя кончай заливать, и верните мне мой планшет – но я промолчал. Одна моя половина сознания склонялась к тому, что происходящее, похоже, на правду. Вторая, более разумная, настойчиво твердила – вали отсюда и чем быстрее, тем лучше. Вот только она, эта, которая разумная, не подсказала, как мне отсюда свалить. Хотел уже высказать этому сказочнику всё, что я о нем думаю, но меня опередили.

- Антон я понимаю, что в это всё трудно поверить, и что ты считаешь меня психом, но поверь, всё это правда. В доказательство, я кое-что тебе покажу. - Эльсигур поднялся с удобного кресла, вытянул руку перед собой и!!!

Я не поверил своим глазам, из его ладони ударила извилистая молния, дерево растущее метрах в двадцати от него, с оглушительным треском раскололось на две части, одна половина упала и загорелась. Затем он повернулся в мою сторону и опять протянул руку. Я вжался в спинку стула, где сидел с открытым ртом. Молния в меня не ударила, вместо неё на его ладони появилось маленькое пламя, как от спички. Пламя росло, изгибалось и закручивалось, пока не превратилось в шар. Несколько секунд я смотрел на него, даже не дыша, потом поднял глаза, посмотрев на этого фокусника, и вжался в спинку стула ещё сильнее. Что-то хрустнуло, то ли стул, то ли мои рёбра, стало больно спину. В глазах Эльсигура плясало пламя, ни зрачков, ни белков не было, только живой огонь.

- Тебе достаточно или ещё что-то показать? - На вопрос я никак не среагировал, мой мозг отказывался верить моим же глазам. Эльсигур недолго думая, отбросил огненный шар на пару метров перед собой. Шарик стал расти, вытягиваясь вверх, постепенно закручиваясь по спирали, пока не превратился в огненный смерч, но и это было ещё не всё. Достигнув высоты полутора метров, пламя стало приобретать силуэт человека, после чего этот огненный человечек взмахнул руками и исчез.

Закончив своё представление, он посмотрел на Атона.

- Пришлось этому не верящему в магию мальчишке, показать, что такое магия. Под конец представления даже огненного элементаля призвал, он, правда, не очень хотел призываться, вредное и своенравное существо. Но я добился того чего хотел, теперь Антон сидит выпучив глаза и открыв рот. По большому счёту, он парень хороший, насколько я его знаю, следил всё-таки иногда за ним. Вспыльчив немного, но в его возрасте это нормально, и в магию он не верил до сегодняшнего дня. Другой, узнав, что он правнук герцога, сразу бы возгордился, пробудилась бы голубая кровь, а этому даже и не интересно было. Все его мысли были для меня как открытая книга, я считался когда-то очень хорошим магом разума, пока этот раздел магии не запретили. Сейчас в его голове такой бардак, что даже у меня началась мигрень, и я перестал читать его мысли. Я его прекрасно понимал, не каждый смертный сможет увидеть то, что увидел он здесь и сейчас.

- О! Я смотрю дело дошло до магии, и её возможностей! - Маринэр подошёл как всегда не заметно, уже умытый и переодетый. Устало плюхнулся в кресло, и опять взял мой кофе. Сколько лет с этой его привычкой борюсь и всё без толку. Хотя, что тут удивительного, он бывший вор это у него в крови, хорошо, что только кофе ворует и больше ничего.

- Шеф, мож его - того! Стукнуть слегка, чтоб очнулся?

Всё ещё вжимаясь в спинку кресла, я смотрел на Эльсигура и боялся пошевелиться, увиденное стало для меня шоком. Я, конечно, любил читать фэнтези, и фильмы смотрел, но чтобы вот так, у меня перед носом? Голос подошедшего Маринэра вывел меня из ступора.

- Шеф, мож его - того! Стукнуть слегка, чтоб очнулся? - он сел в кресло, и взял чашку кофе, само собой не свою. Не знаю, почему, но этот тип мне нравился и раздражал одновременно.

- Я тебя сейчас самого стукну, сильно, и не один раз! – вспылил я, сам не знаю почему.

- Ворюга! – я попытался до него дотянуться, но у меня снова ничего не получилось. Теперь не ноги, а руки прилипли только уже к столу.

- Шеф, вот скажи, ну почему всё время Маринэр во всём виноват?- жалобно заявил он. Эльсигур резко вытянул свою руку в сторону Маринэра, и чашка взорвалась.

- Просто тебе нужно больше работать над собой, и перестать воровать чужой кофе! - Эльсигур спокойно налил себе напиток в другую чашку, и сделал большой глоток.

Мои руки отлипли от стола, и я смог, наконец-то почесать нос, который совсем не вовремя зачесался.

– Это точно не обман? Я попытался изобразить пальцами то, что видел. Не знаю, насколько у меня это получилось, но они поняли и помотали головами – типа нет, не обман. – И что теперь мне делать? Вопрос-то, можно сказать, задал я себе, но ответил на него Эльсигур.

- У тебя всего два варианта. Первый вариант: отправлю тебя в родной мир прямо сегодня, только вот я не уверен, что ты там долго протянешь. Максимум дня три – четыре. Вариант второй: мы тебя немного подготовим, и только потом отправим, так у тебя появится шанс на выживание. Что выбираешь?

Что мне оставалось выбирать, естественно я выбрал второй вариант. - Согласен на подготовку – мой голос дал петуха, поэтому со стороны моё согласие вышло не очень уверенным. – С чего начнём? Я встал и приготовился, вот только к чему конкретно, не понимал. Эльсигур поняв, что я согласен на подготовку, потёр руки.

- Вот и замечательно, подготовкой займётся Маринэр! Тот опять поперхнулся горячим кофе, и чуть не выпал из кресла.

- Шеф, за что? Чего я такого плохого Вам сделал? – взвыл не своим голосом Маринэр.

- Надо же тебя как-то наказать, за то, что кофе у меня воруешь.

- Шеф, я больше не буду! Слово даю!

- Обуть, одеть, ввести в курс дела, начало занятий через час - Эльсигур строго посмотрел на Маринэра, тот обречённо опустил голову.

- У меня много дел накопилось, – с этими словами Эльсигур нас быстро покинул. Я посмотрел на Маринэра, он на меня, и его взгляд не сулил мне ничего хорошего. Я даже немного испугался, но посчитал, что отказаться будет не красиво, можно заработать славу труса, а я не из их числа. Маринэр с минуту о чём- то подумал, после чего пришел к какому-то решению и произнёс – Ну что, смертничек? Пора идти в школу! Мне как-то резко захотелось домой, на Землю, туда, где меня ждал мой друг Фёдор, которого мне сейчас не хватало, и по которому я уже соскучился.

Занятие моё началось с пробежки, сколько я пробежал не знаю, по ощущениям километров тридцать не меньше. Назад к замку я уже даже не пришел, а приполз, мне дали немного отдышаться, после чего сунули в руки миску с какой-то кашей. Кашу эту я быстро затолкал себе в желудок, даже не почувствовав вкуса. Самое плохое, это то, что сидящий рядом со мной Маринэр, был свеж и даже не вспотел, а ведь бегал вместе со мной. Вскоре появился Эльсигур и повесил мне на шею камешек на кожаном шнурке. Со словами, – носи, не снимая, это тебе поможет!– он снова смылся.

Как я в тот день добрался до своей комнаты, которую мне выделили, я не запомнил. Проснулся рано утром, от того, что меня сбросили с кровати, на каменный и довольно холодный пол.

- Подъём! – заорал Маринэр мне в ухо. Я в тот момент сильно хотел его отпинать, но мои ноги меня не слушались, руки тоже, да и вообще всё моё тело болело, будто меня самого накануне сильно отпинали. После завтрака, Маринэр провёл меня по длинному коридору, поведя к самой дальней и крепкой двери, которая там была. Что за ней находится, я, конечно, не знал, и заранее приготовился к какой-нибудь подлости с его стороны, но ошибся. За дверью находился арсенал, со всевозможным колюще-режущим и метательным оружием. От количества и разнообразия у меня округлились глаза, а челюсть чуть не сломала ногу.

- Проходи, не стесняйся – Маринэр распахнул дверь шире. – Выбирай! - он при этом как-то странно улыбнулся, явно что-то замышляя. Холодное оружие во все времена действовало на всех мужчин притягательно, я был не исключением. Из холодного оружия мне больше нравились мечи, их вид приводил меня в просто щенячий восторг. Долго не думая, я сразу направился туда, где виднелись изящные рукояти. Их разнообразие просто поражало, каких только не было, большие и маленькие, прямые и изогнутые, рукояти как очень простые, так и украшенные золотом и камнями. Лезвия были скрыты ножнами, поэтому я стал лихорадочно, дрожащими руками, ощупывать всё, до чего смог дотянуться.

- Побыстрей, время-то не резиновое – подгонял меня Маринэр.

Я закрыл глаза и доверился своим рукам. Руки быстро перепрыгивали с одной рукояти на другую, пока моя правая рука не схватила что-то. Открыв глаза, я посмотрел на то, что ухватила моя загребущая правая рука. Шершавая на ощупь, тёмная, совсем не новая рукоять. Навершие в форме головы волка, была изготовлена из неизвестного мне материала почти чёрного цвета. Взяв меч в руки, осмотрел его ножны, они тоже выглядели просто, тёмные и немного потёртые, без каких-либо украшений. Потянув за рукоять, плавно вытянул меч на свет, мой восторг достиг предела, серое и матовое лезвие, было немного изогнуто вверх.

- Вот этот! – показал я ему свой выбор. Маринэр поднял на меня глаза, почесал подбородок с трёх дневной щетиной, и высказал своё мнение, по поводу моего выбора.

- Странный выбор, ты точно этот хочешь или ещё посмотришь?

- Не, точно этот хочу, а почему странный выбор?

- Видишь ли, Атон, да, да привыкай к своему настоящему имени, первое оружие которое подбирает для себя ещё ничего не умеющий человек, как правило, становится его основным. Кто-то выбирает прямой как лом двуручник, кто-то секиру или лук. Ты же выбрал эльфийский меч «правый брат», понимаешь, к чему я клоню?

- То есть, ты хочешь сказать, что есть и «левый брат»? – догадался я.

- Ты правильно догадался, есть и левый, и у каждого из братьев есть имя, которым его называет либо мастер, либо хозяин. Этот зовётся Элькат, его брат Эльрат лежит вон там, где оружие для левшей.

Я даже не подошёл к левому, а прыгнул к нему, выдернув его из подставки. Наверное, в глазах Маринера, я выглядел идиотом, смотрящим на мечи как на мороженое, которое есть нельзя, но мне разрешили.

- Никто уже не помнит имя мастера, чьё клеймо стоит на этом оружии, до нашего времени дошли только имена самих мечей. По нашим подсчётам, этим мечам, где-то лет восемьсот, приблизительно.

- Сколько? – я переспросил, думая, что ослышался.

- Нет, ты всё правильно понял, именно столько. Ты вообще, случайно, не обоерукий? Это я так, к слову.

- Я, честно сказать, не знаю, - ответил я, и стал вспоминать, что я могу делать левой рукой. Пришёл к выводу, что кроме как хорошо врезать с левой руки, больше ничего не могу или просто не помню. Наверное, мои мысли были написаны на моём лице, потому что Маринэр отодвинулся от меня на шаг. Несмотря на то, что я влюбился в эти мечи с первого взгляда, я стал понимать, что мне они не светят. Маринэр улыбнулся, уловив то, о чём я думал.

- Не переживай, здесь у каждого меча есть копия, на первый взгляд не отличимая от оригинала. Даже две копии, вторая тренировочная, не заточенная. Так что ты пока получишь совсем тупые железки, а потом видно будет. - Маринэр вывел меня из этого музея, в котором хранилось такое, что любой земной музей, выглядел как дешёвая лавка. - Мечи эти не самые старые, здесь есть оружие и постарше, раза в два. Например, секира гномьей работы, ей почти полторы тысячи лет, кому принадлежала и кто мастер – неизвестно. На её лезвии сохранилась кровь демона, так Эльсигур говорит, а я ему верю.

- Я округлил глаза – а, что, демоны тоже существуют?

- А тебе что, разве Эльсигур ничего больше о разумных расах не рассказывал?

- Что-то говорил, но я не запомнил.

- В том мире, откуда ты родом, их нет. Там только эльфы всякие, гномы, орки и ещё эти, как их? – Гоблины! Но есть и другие миры, мир ангелов и мир демонов, я не уверен, но Эльсигур говорит, что они когда-то были одним народом. Как-то очень давно, у них между собой случилась война, после этой войны они разделились. Кто-то из них ушёл в другой мир, а кто-то остался, Эльсигур сам точно не знает. По мне, так они совсем друг на друга не похожи, если только чуть-чуть.

- Маринэр рассказывал так интересно, что я его даже ни разу не прервал, а спросить хотел о многом.

- Всё пришли, сейчас получишь учебное оружие и на занятия. - Через несколько минут я, уже стоял на небольшой круглой площадке, засыпанной песком.

- А мне это, доспехи разве не положены? – я смотрел, как Маринэр покрутил полуторным мечом и подумал, что получить даже тупой железкой, будет больно.

- Нет, доспехи не положены, шеф считает, что так человек быстрее научится - он крутанул своей железякой, и двинулся на меня. Маринер оказался очень хорошим мечником, по моему мнению, потому что я со своими двумя мечами, так по нему ни разу и не попал за весь день. К вечеру, весь в синяках и кровоподтёках, я приполз к себе в комнату, где меня ждал Эльсигур, с банкой резко пахнущей мази в руках. Вручив мне это творение алхимии, велел смазать этой гадостью все мои раны и синяки. Я сделал, что сказали, и после этого завалился спать. Так закончился мой первый урок по мастерству владения мечами.

Через пару недель, в процесс обучения Маринэр добавил ещё оружия, для разнообразия, потом ещё и ещё. Стойки и блоки сменялись ударами и отскоками, я, как нестранно, смог запомнить все, что мне показывали. С каждым днём мой подневольный учитель, увеличивал нагрузку и скорость, и вскоре я, просто потерял счёт времени. Занятия прерывались только на еду и сон. Сколько прошло времени в таком режиме, сказать я не смог бы, но прошло время, я втянулся в режим. Видя это, Маринэр стал заставлять меня спать вполглаза, потому что он стал, нападать на меня, когда я спал. Через какое-то время появился Эльсигур и обрадовал – с завтрашнего дня ваши занятия сокращаются на четыре часа. – А потом он меня просто убил, заявив – эти четыре часа мы посветим изучению иномирных языков. Я где стоял там и сел. Моему возмущению не было предела, мало того что Маринэр каждый день пытался меня прибить, так ещё теперь и языки учить. Хотел высказать всё, что я об этом думал, но не успел, Эльсигур свалил, так же быстро, как и появился. Выплеснуть всё моё негодование на Маринэра, было как то неправильно. Немного подумав, решил, что иномирские языки мне могут пригодиться. Вопрос только, сколько этих языков мне надо будет выучить, а тут ещё Маринэр измывается, изощренно, и я пока ещё никак не могу его одолеть. Он словно чувствует, куда я ударю. Хорошо, что Эльсигур мазь выдал, после которой всё заживало к утру, даже шрамов не оставалось, не говоря о синяках.

Настало время первого урока у Эльсигура. Как прилежный ученик, я сидел за столом, сложив руки одну на другую, и был готов слушать.

- И так, как я уже тебе говорил, мы будем изучать языки – он положил передо мной стопку листов бумаги и большое перо. Из какого гуся выдернули такое ярко зелёное перо, я даже не догадывался. – И что ты так смотришь, писать пером тоже должен уметь. О чём я говорил – а вспомнил. Языки, которые мы будем изучать, это в первую очередь общий язык, потом эльфийский. Он один, как у светлых, так и у их братьев тёмных, ещё староэльфийский, и гномий.

Я от такого количества языков сразу скис, четыре языка, вот блин, для меня и один иномирский это уже много.

- Ах да, чуть не забыл, ещё орчий – окончательно добил меня Эльсигур - но с ним проще, у них письменности нет. Сегодня начнём с общего.

Я приготовился просидеть за партой лет двадцать, именно столько, по моему мнению, мне потребуется, чтобы всё выучить.

- Да не переживай ты так, с амулетом, что я тебе дал, выучишь быстро. С Маринером занимаешься совсем не долго, а уже того и гляди его побьёшь. А ведь он хороший мечник, не один десяток лет учился. Всё, хватит меня отвлекать, за работу.

Ад для меня возобновился с новой силой, половину дня меня гонял Маринэр, а вторую половину Эльсигур. Я даже представить не мог, что смогу справляться, со всем тем, что на меня навалилось.

Прошло несколько месяцев, по моим подсчетам, когда я достиг хорошего результата, по крайней мере, я так думал. – Ура! Я достал его! - радости было хоть отбавляй, я смог достать Маринэра, и кажется, довольно сильно, даже испугался. Он выронил меч и поднял руку, останавливая бой, второй рукой держался за рёбра. Да, кажется, я немного перестарался, ткань его рубахи стала пропитываться кровью. Внезапно, как чёрт из табакерки, появился Эльсигур.

– Сломано ребро и рассечена кожа, больше ничего серьёзного, - сказал он после осмотра. Эльсигур увёл его в крепость, думаю лечить, и как меня мазью мазать, точно не будет. Я остался один на площадке, чувствовал себя паршиво, нехорошо получилось с Маринером, всё-таки он меня не калечил. Эльсигур отвёл Маринэра от тренировочной площадки не в замок, а к столу, где пил кофе. До него было не далеко, и я со своего места прекрасно видел, как сочилась кровь из рваной раны, оставленной моим оружием. Эльсигур поднёс руку ближе к его ребрам, из его руки вырвалось свечение бледно розового цвета. Рана на боку у Маринэра стала быстро затягиваться, и вскоре совсем исчезла без следа. Маринэр сначала морщился, а потом вздохнул с облегчением. Магия сотворила чудо - подумал я, и посмотрел, на улыбающегося во все зубы наставника.

- Шеф, я ведь тебе уже давно твержу, что он стал для меня опасен, а ты подожди да подожди, вот результат. Думаю, ему нужен кто-то посерьёзнее меня в качестве учителя. Согласись шеф, иначе у тебя скоро не будет помощника.

Эльсигур выслушал, потом долго молчал, думая, правильно ли он поступит, позвав нового учителя для Атона.

- Шеф, ну, будь человеком, ты меня уже накормил своими эликсирами, по самые брови. Они скоро у меня из ушей польются.

- Ладно, уговорил чёрт красноречивый, иди, отдыхай.

Эльсигур чуть позже, обрадовал меня, и как всегда до открытия моего рта.

- Маринэр больше не будет тебя учить, через несколько дней прибудет другой учитель.

Интересно кого он приведёт? Может самурая какого-нибудь, или ниндзя. После напряжённого дня спать мне почему-то не хотелось, долго ворочался с боку на бок, потом решил сходить к Эльсигуру, попросить какую-нибудь книгу. Раньше я хорошо засыпал под скучное чтиво. Подойдя к его кабинету, обнаружил, что дверь приоткрыта, а Эльсигура там нет. Хотел уже уходить, когда послышались его быстрые шаги.

- Ты что-то хотел или просто на чашку кофе завернул? – он слегка улыбнулся, и пригласил меня в свой кабинет. Здесь я ещё ни разу не был, как в прочем и во многих других комнатах этого замка, просто не до этого было. Его кабинет был похож на библиотеку. Полки с несколькими тысячами книг на них, занимали большую часть комнаты. Возле окна стоял большой и массивный письменный стол, несколько стульев, и большое растение в кадке. На столе стопка книг и листов бумаги, как чистых, так и исписанных, гусиного пера я не увидел.

- Зачем мне писать пером, если есть авторучка – он снова прочитал мои мысли. Я шёл к нему за книгой о магии или о чём-то подобном, давно хотел узнать, что меня ждёт в будущем. – Скажи, зачем тебе, не магу, читать книги о магии? Они же для тебя бесполезны, это моё мнение, но если хочешь, я тебе выделю несколько. Эльсигур прошёл вдоль книжных полок слева от стола, остановился где-то посередине, подумал, и достал пару книг с самого верха. Одна из них была большой как чемодан в кожаной обложке, вторая обычного размера, и обе были очень старые.

- В большой всё о животных и растениях, далеко не обо всех конечно, книга довольно старая и автор, судя по всему, сам не путешествовал. Та, что поменьше, о магии, в общих чертах, с небольшими пояснениями, и изображениями плетений. Можешь взять к себе в комнату, почитаешь, завтра ответишь на вопросы.

- Нет, ну спрашивается, на фига я решил почитать? Скучно стало дураку, нашёл занятие на свою голову. Что же теперь делать, будем читать. Я ругал себя всю дорогу до своей комнаты, и даже когда открыл первую книгу, тоже ругал себя нещадно. Большая книга была больше похожа на альбом для рисования, с пояснениями и чёрно- белыми картинками. В принципе было интересно, и я около часа бережно переворачивал толстые страницы, затем открыл меньшую по размеру книгу и завис. Книжка была на староэльфийском, который я ещё плохо понимал. Почти на каждой странице были какие-то схемы и чертежи, в которых как говорится – без бутылки не разберёшься. Половина книги была посвящена общим принципам магии, умению накапливать силу, напитывать ею плетения, и ещё много всяких других магических конструкций. Вторая половина была посвящена использованию стихийных видов магии, с применением их на простейших плетениях и пусковым словом ключом. Ближе к утру, моя бедная голова гудела как перегруженный трансформатор, решив, что пока с меня достаточно, завалился спать, иначе завтра буду тупить, и зависать как старый комп.

Проснулся я сам и, судя по положению солнца довольно рано, так как часов в комнате не было. Быстро умылся, оделся и вышел во двор. На тренировочной площадке стояли двое, Маринэр и ещё один, точнее одно существо. С виду человек, но только по фигуре и телосложению, но зато всё остальное резко отличалось от него. Голова без волос, то есть совсем, даже бровей и ресниц нет. Кожа серо-коричневая, внешне сильно похожа на кожу крокодила, уши прижаты к голове настолько сильно, что почти не видны. Одет монстр был вполне обычно, но на его одежду была нашита лёгкая броня. Череп какой-то угловатый, весь в мелких наростах, похожих на ещё не проросшие рога, но больше всего меня поразили глаза. Они притягивали и пугали, их ярко оранжевая радужка и вытянутый зрачок ясно давали понять, что их хозяин зверь, причём хищник. Вот этими глазами он сейчас на меня и смотрел, от чего по моей спине пробежало стадо крупных мурашек. - Хорошо, что у него хвоста нет – подумал я, и медленно двинулся в их сторону. Пока подходил, не отводил от него взгляда.

- А вот и твой ученик! – радостно воскликнул Маринэр, увидев меня. – Знакомьтесь! - это Атон, а твоего нового наставника зовут Асшшаашт, младший сын э.. , в общем, не важно, он Горгулья.

Я хотел уже дать дёру подальше, но замер с поднятой ногой, не дойдя пары шагов. - Куда бежать-то? Всё равно ведь поймают. Вот это он меня подставил, мой новый наставник – Горгулья! Эльсигур тоже хорош гусь, ни разу даже не заикнулся об их существовании, ладно потом спрошу.

- Да, забыл предупредить, он не говорит на человеческих языках, только на своём. Думаю, что вы и без слов, друг друга поймёте, а теперь я вас покину – после чего Маринэр быстренько смылся.

Мы стояли на площадке для занятий и разглядывали, он меня, а я его. Чем дольше я смотрел в его звериные глаза, тем больше понимал, что я ему не соперник, а так – пыль под ногами не больше. О чём он думал, я не знал, наверное, о том же, и с тем же выводом. Я почему-то подумал, что даже Эльсигур, наверное, не смог бы прочитать его мысли. Собравшись с духом, я плавно потянул мечи из ножен. Через какое-то время, когда я пришёл в себя, не без помощи Эльсигура, до меня наконец-то дошло, насколько сильно я попал. Что произошло до этого, я просто не успел понять, настолько быстро всё произошло. Помню, этот монстр стоял и даже не доставал оружия, а в следующую секунду, я уже лечу в одну сторону, а моё оружие в другую. Эльсигур что-то просвистел - прошипел Асшшаашту и, посмотрев на меня с сожалением, ушёл в обратно замок. Так и началось моё новое обучение, похожее на персональный ад, лично для меня, и мне кажется, что Маринэр не зря называл меня – смертничек. После моего исцеления, мы с Асшшааштом занимались без оружия.

Горгулья, с трудно произносимым именем Асшшаашт, учил меня не драться, а убивать, быстро и безвозвратно. Через какое-то время, которого прошло достаточно много, я уже привык, приходя в сознание, видеть встревоженное лицо Эльсигура. Со временем, издевательства над моей тушкой постепенно становились не такими зверскими как в начале. Нет, это не потому Асшшаашт меня жалел, он то, как раз издевался, как только мог, просто я тоже уже стал чего-то стоить. Потом наступил день, когда я продержался против него около часа, потом два, а потом и вовсе был с ним на равных. Эльсигура я теперь уже видел только во время изучения языков. Мази на меня Эльсигур не жалел, но это только до того момента пока мы занимались без оружия.

Сегодня Эльсигур был подозрительно добрым и выделил мне сразу три книги о магии, позже я узнал, что Асшшаашт куда-то свинтил на не определённое время. Книжки были более интересны и написаны простым языком, естественно на староэльфийском, который я стал понимать лучше. Читал я данные книги с интересом, и пытался хоть что-нибудь запомнить. Прочитав всё, я сделал вывод, что Эльсигур зажал ещё много чего интересного, промелькнула информация о магии разума и ни слова о магии смерти, или тёмной магии. Пока не появился Асшшаашт, я неплохо отдохнул и проанализировал, всё чему научился и узнал, вывод был неутешительный - из меня делали убийцу, а я этого не хотел.

Эльсигур.

- Послушай Маринэр, может быть, мы погорячились с Горгульями? Когда я смотрю на это обучение, то мне кажется что это избиение.

- Не думаю, что будет совсем плохо, когда я его учил, то я был накачан твоими экспериментальными эликсирами по самое горло, а он нет. Даже без них он меня сделал, я уж думал всё, конец мне пришёл. Шеф вопрос можно?

Эльсигур устроился в своём любимом кресле, вытянул уставшие ноги и кивнул, разрешая.

- Шеф, я вот никак не пойму, зачем ему книги о магии? Ведь его дар перегорел, там, на земле.

- Я тоже задавался этим вопросом, а потом понял, ему просто интересно и ничего более, к тому же, ничего такого опасного я ему давать не собирался. О! Вон и Асшшаашт появился, только он чем-то сильно расстроен.

Сегодня моё первое занятие с оружием, причем не тренировочным, а самым настоящим, Маринэр выдал мне мечи уже пару дней назад, а вот для чего, не сказал. Меня довольно сильно подтрясывало, когда шёл к площадке для занятий, сейчас я боялся Асшшаашта как никогда. В голове была только одна мысль - он меня убьёт, теперь точно убьёт и Эльсигур уже не поможет.

Стою в центре площадки, мечи в руках, жду. Холодный взгляд зверя ударил по мне не хуже меча. Асшшаашт достал только один меч, он тоже был обоеруким или двуруким, кому как больше нравится. То, что произошло потом, я смог понять позже. Без каких-либо выкрутасов он ударил, быстро, сильно и точно. Мой правый меч полетел в одну сторону, а я в другую. Рёбра болели просто нестерпимо, сразу вспомнил Маринэра, когда я его точно также ударил. Теперь уже я сам на себе почувствовал, каково это, получить железкой по рёбрам. Дальше обучение происходило точно также как и до занятий без оружия, - упал, очнулся, настороженный взгляд Эльсигура перед моим лицом. Мазью меня уже почти не мазали, а Эльсигур теперь всегда лично присутствовал во время занятий, точнее, во время моего убийства. Потому что наши занятия можно было назвать обучением только теоретически, меня на них убивали или почти убивали. Эльсигур всегда успевал вовремя, и возвращал меня к жизни.

Через какое-то время мне показалось, что наступил день сурка, дежавю одним словом. Подъём, удар, лечение, потом всё начиналось снова. Небольшая разница, правда, всё-таки была, убивали меня разными способами. Как долго это продолжалось, я не знал, думаю, что не знал вообще никто, за временем и до этого никто не следил, ну, а я уже просто не мог. В один прекрасный день произошло чудо, я смог достать Асшшаашта, самым кончиком меча, но достал. В ответ он увеличил скорость, и всё повторилось снова, удар, лечение, очнулся, Эльсигур перед глазами. Выматывал он меня до изнеможения, я просто падал от усталости, а ведь ещё каждый вечер учил ненавистные мне чужие языки. Эльсигур был мной доволен, особенно успехам в изучении общего и староэльфийского.

Прошло несколько месяцев, по моим подсчётам, и снова наступил счастливый день. День этот, правда был дождливым и холодным, но именно в этот день я снова достал своего наставника, причём дважды. Первый раз лишь слегка поцарапал ему щеку, а вот второй раз сильно, даже сам испугался. Мой правый клинок почти на ладонь вошёл ему в грудь. Эльсигур громким возгласом остановил бой, и поспешил оказать помощь, теперь уже не мне. Потом Эльсигур долго разговаривал с Асшшааштом на его языке, я только удивлялся, как у Эльсигура, получается, выговаривать такие слова. Пока они шипели и свистели, я вспоминал, как всё произошло. Скорее всего, меня бы потом наказал Асшшаашт за такую контратаку, но получилось, так как получилось, в какой-то момент я стал воспринимать наставника как злейшего врага, и решил победить любой ценой.

Позже мы сидели, и молча, пили кофе. Молчание затягивалось, уже хотел спросить – чего ждём?- но тут появились ещё горгульи, сразу трое. Эти трое были почти на голову выше, чем Асшшаашт и массивнее. Я б с такими монстрами даже связываться не стал, сбежал бы, и пусть меня считают трусом. Один из них по всей вероятности был главным в этой тройке, он отличался кожей почти чёрного цвета, а от его взгляда кровь стыла в венах. Троица уверенно прошла к столу, где мы сидели. Все трое лишь кивнули, обозначив поклон. Дальше разговор шёл опять на их языке, в разговоре не участвовали только мы с Маринером, он понимал, но говорить не мог, я же не понимал вовсе. Через несколько минут, Эльсигур попросил меня встать и подойти ближе. Рядом с горгульями я смотрелся как воробей среди ястребов. Чёрный горгулья, положил мне на плечо свою тяжёлую руку, и зашипел на своём языке, Эльсигур переводил.

- Сетташ говорит, что ты достиг определённых успехов в искусстве сражения, стал хорошим воином, равным им. Твоё обучение закончено.

Я даже рот открыл от удивления, Сетташ протянул руку с раскрытой ладонью, на которой лежал небольшой круглый медальон, весь изрезанный линиями и завитушками. Он опять зашипел, Эльсигур перевёл.

- Это знак воина, его получают все горгульи прошедшие обучение. Ты имеешь право жить в их городе, и с этого момента считаешься одним из них. Если ты заметишь, что кому-то из твоих братьев требуется помощь, ты обязан помочь, также поступят и другие по отношению к тебе. Носи его с честью! - Сетташ поклонился мне ниже, чем до этого Эльсигуру, потом ещё что-то прошипел-просвистел и они ушли, сразу все, мой наставник Асшшаашт тоже. На прощание, пожал мне руку по-человечески и приложив её открытой ладонью к груди, по-своему. Эльсигур несколько минут молчал, глядя в одну точку, Маринэр сидел с круглыми глазами и открытым ртом.

- Я чего-то не знаю? – не выдержал я долгого молчания. Эльсигур очнулся от раздумий и вздохнул, не то с грустью, не то с радостью.

- Видишь ли, Атон, в чём всё дело - заговорил он, тщательно выговаривая слова, - такого, что сейчас здесь произошло, не было никогда за всю историю существования расы горгулий. Ты первый из чужих, которого они приняли как равного себе, даже не как равного, а как брата. Тебе дали не просто знак воина, этот медальон клановый, тебя приняли в семью.

- Это почему так? – не понял я того что произошло.

- Я с точностью не могу сказать, но судя по всему, это после того как ты ранил Асшшаашта.

- Я что-то не догоняю, я его ранил, причём два раза, а меня за это в семью приняли?

- В том-то всё и дело, по их законам, если горгулья получил ранение, а противник его не добил, а оказал посильную помощь, то он становится его братом.

- Да какой на фиг противник? Он мой наставник, зачем мне его добивать-то? Кто потом учить будет, если я начну наставников косить направо и налево? – вскипел я как чайник, не хватало только пара из ушей.

- Чего на меня-то кричишь, я что ли, придумал такие законы! - закричал на меня в ответ Эльсигур, - но не думай, что теперь будешь бездельничать половину дня. Завтра станем изучать растения и их применение в лечении, на тебя все мои запасы ушли, пора их пополнить. Будешь готовить настои и мази, до тех пор, пока не скажу что достаточно.

Глава 4
Мне в последнее время всё чаще стало казаться, что Эльсигур, по натуре своей, скрытый садист, больно уж ему нравилось меня загружать работой. Думаю, что на этих своих зелье варениях он не остановится, придумает ещё что-нибудь, чтобы всем не скучно было.- Учитель, можно вопрос? Я попытался сбить его с пути придумывания дальнейшего истязания появившегося у него ученика. Эльсигур сразу принял вид доброго учителя, ему льстило, когда я так к нему обращался.

- Учитель, я вот никак не могу понять некоторых вещей. Во-первых, в книгах горгульи описаны как существа с крыльями, а все те которых я видел, были без них? - вопрос этот давно меня мучил, только спросить, как-то не получалось, не до этого было. - Во-вторых, зачем меня обязательно отправлять в мой родной мир? Я и на земле неплохо жил, к тому же в родном мире, меня, точно никто не ждёт. На земле у меня был дом и друзья, да и вообще много чего хорошего было. В-третьих, я бы хотел немного узнать о демонах, а то упоминания о них есть, а про самих демонов ничего. И, в-четвёртых, можно мне на землю, хотя бы на часик, а? Там Фёдор остался, переживает наверно.

Эльсигур молчал минут пять, скорее всего, думал, что мне нужно знать, а что нет.

- На первый твой вопрос о горгульях. Они метаморфы, можно сказать оборотни, у них есть ещё и боевая форма тела, ипостась, так вот она как раз с крыльями. Ты никогда бы не смог победить никого их них, если они будут в такой ипостаси. Противостоять демонам и ангелам лучше имея крылья. Горгульи многие века являются стражами переходов или по-другому порталов, они живут здесь, в этом мире, это их мир изначально. Я здесь всего лишь гость, умеющий говорить на многих языках, помогаю им можно сказать, почти добровольно. У них много секретов, о которых даже я не знаю, прожив здесь почти двести лет.

- Оп ля, а я и не знал что Эльсигур такой старый, на вид ему лет шестьдесят не больше - промелькнула мысль в моей голове после его откровения.

- На второй вопрос о твоём возвращении. Тебя необходимо было убрать с земли, тот мир тебя медленно, но уверенно убивал, сначала нанося вред твоей ауре, а потом стал добираться и до тела. Сам вспомни, как часто ты стал болеть в последний год пребывания там. Тебе просто больше нельзя было там оставаться.

- А ведь верно он говорит, я, в самом деле, последний год почти постоянно болел, то одним, то другим – вспомнил я всё, чем болел.

- В-третьих, о демонах и их родных братьях ангелах. Я дам тебе книгу, почитаешь, потом спросишь, если что не понятно будет.

- А если в общих чертах и коротко? Попросил я. Почитать мне в последнее время и так было много чего нужно.

- Если только коротко, то слушай – Эльсигур устроился в кресле удобнее и стал рассказывать. – Когда-то это был один народ, называли они себя ангелами и вот в один прекрасный или ужасный день, среди них произошёл конфликт. По какому поводу я не знаю, да и они сами, скорее всего уже не помнят. После этого ангелы разделились на два противоборствующих фронта. Одна часть оставила себе своё имя, а вторая стала именовать себя падшими, они позже даже изменили язык, на котором говорили. Изменилось и их имя, правильно ты догадываешься, стали демонами. Потом демоны переселились в другой мир, который уже и изменил их внешность до неузнаваемости. В твоём мире эльфы тоже разделились на тёмных и светлых, кто знает, как их изменит мир, скажем так - лет через пять тысяч или десять. Ангелы и демоны это не боги, не путай, они хоть и сильны, но боги это совсем другие сущности. Теперь в твоих четвёртых - Нет! И ещё раз нет! На землю тебе нельзя, там для всех ты погиб, твои останки нашли, и захоронили, так что вопрос закрыт. Если вопросов больше нет, то иди, отдохни до занятий, у меня тоже много дел.

- Пока больше нет вопросов – промямлил я, известие о собственной смерти меня выбило из равновесия. На следующий день меня ждал новый вид издевательства от Эльсигура. Растения, которые он показывал, меня уже просто бесили к концу дня. Для меня, одинаковая на внешний вид трава, по факту оказывалась разной. Названия растений были как знакомые мне, так и нет, из знакомых встречался подорожник, только немного под другим названием. Плосколист обыкновенный, собственно, а почему обыкновенный? Да потому что были ещё: Плосколист жемчужно-красный, и Плосколист ночноцвет, очень ядовитое растение, особенно его чёрный цветок. Растут они в другом мире и даже там встречаются очень редко. В длительных перерывах, которые Эльсигур мне предоставлял, Маринэр пытался научить меня пользоваться огнивом. Этот способ добывания огня меня раздражал, как и смех Маринэра. С помощью огнива огонь я всё-таки получал, но все пальцы были содраны в кровь.

- Маринэр, а почему в этом мире нет никакого транспорта, нет ни машин, ни поездов, лошадей и тех не видно?

- Ха! Вот ты спросил ученик! – Маринэр сидел и смотрел, как я мучаюсь. Я в это время высекал огнивом искру за искрой, пытаясь добыть огонь.

- Сам подумай! Для машин и поездов нужны дороги, и топливо, заводы, где это всё производят, и много чего ещё. Здесь не тронутый технологиями мир, чистый и почти девственный. Здесь все живут в гармонии с природой.

- А как же люди, я имею в виду слуг? Повара, дворники и ещё всякие другие. Я же видел, что они постоянно, куда-то ходят, продукты доставляют, дрова? - Маринэр улыбнулся мне как-то по-доброму, как маленькому недотёпе.

- Сюда, мой дорогой ученик, они добираются порталом, эти, которые ты видишь на площади, межмировые, а внутренние находятся в часе ходьбы отсюда. До ближайшего посёлка почти двести километров, а в посёлках есть и коровы, и лошади, ну ещё и куры там всякие, гуси. Землю они почему-то предпочитают пахать на быках. За порядком следят горгульи, все при деле, все сыты и довольны. Кстати, здесь людей не так уж и много, где-то тысяч пять - шесть наберется, если всех посчитать. В этом мире только один материк, да и он, скорее остров, только большой.

- Вот бы посмотреть, как здесь люди живут, мож смотаемся, как-нибудь?

- Что ты, что ты! – Маринэр замахал руками, отбиваясь от моего предложения. - Это ты уж, как-нибудь без меня. Я у них там, мягко говоря, не желательный гость, да и смотреть там особо нечего.

Почему Маринэр там нежелательный гость, он не пояснил, но судя по его кислой физиономии, мне было и так понятно, что если он там появится, то по этой физиономии и получит.

Костер, разведённый мной, уже полыхал, я же в это время пытался освежевать зверька похожего на зайца. У зайца этого был крысиный хвост, длинные когти на передних лапах, и маленькие уши, почти вдвое меньше чем у его земного сородича.

- Аккуратнее, не порть шкурку, вдруг пригодиться – наставлял меня Маринэр – мясо посыпь той травкой, что я дал, и посолить не забудь, скорей бы ты всё сделал, а то есть хочется.

Вот так проходило моё обучение в использовании обычных вещей, которые сейчас в ходу там, куда мне предстоит отправиться. Маринэр всё время что-то рассказывал, вроде бы говорил ни о чём, но было интересно.

- Сегодня мы будем готовить заживляющую мазь, как раз ту, которой на тебя ушло просто невообразимое количество. - С этих слов Эльсигур начал урок по алхимии. Одетый в кожаный фартук, он стоял перед столом, уставленным баночками, бутылочками, колбами и мешочками, в центре стола стояла большая спиртовка. Я, как и положено прилежному ученику, внимал каждому слову мудрого учителя.

- Здесь! – он ткнул пальцем на заставленный стол – ингредиенты для мази, которые ты собирал больше трёх недель, а это очень долго смею заметить. Если собирать так долго, то и лечить уже некого будет, либо быстрее надо, либо имей запас.

Ему хорошо говорить - собирай быстро. Я как вспомню, как всё собирал, так сразу вздрагиваю. Одна печень плоскохвостой ящерицы чего стоит. Я её, в смысле ящерицу эту, ловил почти неделю. Потом добывал жир птицы «Нуки», она чем-то на утку была похожа. Нуки эта оказалась ещё та сволочь, слух у неё просто невероятный, ближе ста метров не подпускает, сразу дёру даёт. Хорошо, что из лука научился стрелять, иначе до сих пор её ловил бы. Потом нужно было быстро срезать с неё жир и также быстро его растопить, затем слить его в баночку и плотно закупорить горловину. С травами тоже было не всё так просто. Десять видов растений, которые я сушил, молол до состояния муки, чихал, собирал снова и опять перемалывал. Одно растение, точнее его корень, долго варил, потом быстро остужал, процеживал полученный отвар.

- Теперь пришло время смешать всё это воедино! – Эльсигур поднял вверх указательный палец. – Запомни ученик, каждый уважающий себя алхимик, проверяет своё творение не на себе, иначе алхимики давно б закончились. Но! Ты ещё не алхимик, поэтому испробуешь полученную мазь на себе!

- Нет, ну ничего себе, он меня обрадовал, - мне стало немного боязно, вдруг я во время приготовления где-нибудь ошибся. Может мне хотя бы крысу поймать, не на себе же на самом деле испытывать, вдруг я потом ласты склею, правда Эльсигур вряд ли это допустит.

- Берём баночку с жиром – стал объяснять Эльсигур - высыпаем туда сушёную и перемолотую печень, ставим на огонь, немного подогреваем постоянно помешивая. Что ты сидишь как истукан? Бери жир, сыпь печень и ставь на огонь, я, что ли за тебя буду это делать? Мне это не надо, я уже знаю, как делается заживляющая мазь.

- Я делал всё в точности, как и велел Эльсигур, в алхимической лаборатории вонь стояла такая, что слезились глаза, и першило в горле. Почему эта гадость так пахла, я не понимал, готовая мазь пахла не так сильно и не так противно. На столе передо мной лежал лист с перечнем всех ингредиентов в порядке их добавления, и я точно не ошибся. Химичил я, приблизительно около двух часов, всё это время Эльсигур внимательно следил за моими действиями. Вот, наконец засыпан последний порошок, перемешан и мне осталось дождаться, когда сваренная мной каша остынет и загустеет. По объёму получилось грамм где-то с семьсот - восемьсот, может килограмм, только цвет получился ядовито-зеленый, а мазь Эльсигура была бурой.

- Наверное, что-то не так – проговорил я себе под нос, глядя на это творение.

- Почему не так? – переспросил Эльсигур.

- Ну, это, как бы того, ваша мазь другого цвета была – с сожалением произнёс я, и тяжело вздохнул.

- Думаю нужно подождать, пусть остынет – с невозмутимым видом заявил Эльсигур - поэтому предлагаю выпить по чашечке кофе, лучше на свежем воздухе.

- Я с ним был полностью согласен, воняло здесь просто невероятно сильно. От свежего воздуха у меня даже голова немного закружилась. Кофе выпили мы не одну чашку и просидели около часа.

- Думаю, пора посмотреть на результат твоей работы! – сказав это, Эльсигур встал и бодрой походкой устремился в алхимическую лабораторию. Запах, за то время что мы были на свежем воздухе, уже выветрился. Мазь к этому времени загустела, и поменяла цвет на бурый. Я был горд собой, расправил плечи и немного поднял нос. – Вот я какой, крутой алхимик! – Это я так подумал, сказать вслух постеснялся.

- Теперь осталось проверить, как действует! – Эльсигур быстрым движением порезал мне руку, чем он это сделал, я не успел рассмотреть и мне как «супер воину» стало немного обидно за самого себя. Подцепив пальцем немного мази, я замешкался, - мазать или не мазать? Эльсигур вопросительно на меня смотрел, пока я решался.

– Эх! - я обильно мазнул на свежую рану, из которой понемногу сочилась кровь. Прилип взглядом к смазанному месту в ожидании чуда, подождал минуту – чуда не произошло, не было его и через две.

- Чего ты так уставился на руку? Думаешь, что прямо сейчас всё зарастёт? Как бы ни так, результат будет часов через шесть, руку лучше забинтовать, мазь на свету медленнее действует - Эльсигур похлопал меня по плечу в знак одобрения проделанной мной работы.

- Учитель, а в том мире э… ну куда я отправлюсь, там можно собрать все ингредиенты для этой мази? – до этого момента меня как-то это не волновало.

- Откуда мне знать! Может и можно, а может, и нет, не поищешь, не узнаешь.

К себе в комнату я попал часа через три, ноги уже отказывались держать меня вертикально и всё из-за того, что Эльсигур заставил меня перемыть все баночки и пузырёчки. Сбросив с ног сапоги, я прямо в одежде завалился на кровать, голова кружилась, меня мутило, и жутко чесалась рука. - Всё-таки доигрался, алхимик недоделанный, - думал я, ощупывая руку сквозь бинты, хотел встать, но у меня не получилось. Голова стала кружиться сильнее, в глазах потемнело, и я понял, что теряю сознание. Проснулся утром, как-то рывком, раз и уже не сплю, а сижу на кровати. Сразу не мог понять, жив я или уже зомби? В мгновенье снял бинты и ничего не увидел, в смысле ничего не обычного, рука как рука, чистая кожа без каких бы то ни было шрамов. Ущипнул себя, чтобы убедиться, что не сплю, заодно проверил, жив или нет. Получалось, что жив и не сплю, входная дверь скрипнула, в комнату вошёл Эльсигур.

- Вижу, что мазь получилась что надо, - он прошёл к окну и опустился в кресло стоявшее там.

- А! Э?.. это всё что я смог выдавить из своего сухого горла.

- Ты про то, что с тобой было? Так это не от мази, я просто хотел тебе показать, что бывает, когда алхимик ошибается. Так сказать, чтобы на собственной шкуре испытать каково это, когда ты ошибся.

Я даже не нашёл что ему сказать на его действия, одним словом – гад он! Я тут можно сказать, потихоньку ласты склеивал, а он вон как! Точно – гад. Стало интересно, а что будет, когда начнём готовить всякие настои и эликсиры, мне их что, тоже пить придётся? Не буду! Всё это было написано у меня на лице, но озвучивать мне не пришлось, он сам всё понял.

- Не беспокойся настои и эликсиры ты пить не будешь, незачем, ты же не болен, вот если б заболел?

- Фух! Я облегчённо выдохнул, значит, буду жить, конечно, если не заболею или он меня специально не заразит, а может ведь, гад.

Зелье варением я страдал не долго, особо интересного ничего не узнал, все крутые зелья делались с использованием магии, а я этого не мог.

- Ну, вот Атон, и пришло время твоего возвращения в родной мир! Карты у меня можно сказать нет, но попробую объяснить, как-нибудь без неё – Эльсигур, быстро начеркал подобие карты, правда, это было, похоже, на детский рисунок, но его это не смущало. - Смотри, вот сюда приблизительно ты переместишься, советую не говорить никому кто ты и откуда, целей будешь - судя по его импровизированной карте, это его приблизительно, могло дать погрешность в тысячу километров или около того. По поводу молчания, я и сам не собирался, кричать на каждом углу, кто я и откуда. - Помочь тебе там я не смогу, сейчас порталы ведут себя не спокойно, Маринэр мне тоже здесь нужен, так что не обижайся. Сейчас иди, отдыхай, завтра тебя ждёт твой родной мир и новая жизнь. Всё-таки я был прав в том, что ты продержишься больше года, молодец! Продержался почти два.

- Как два года?! Я даже сидя подпрыгнул от удивления, - неужели прошло два года?

- Ну да, а что тут такого удивительного? Два года прошло всего, на Земле так вообще три.

- Как три?! - я не поверил своим ушам.

- Здесь всё просто, в этом мире сутки длятся тридцать шесть часов, вот и посчитай сам. Здесь прошло два года, а там три года. - Оказывается, что из-за этого первое время я спать хотел постоянно. Я даже и не заметил прошедшего времени, мне казалось, что прошло месяцев десять, ну максимум год.

На следующее утро я собирал свои немногочисленные пожитки, скорее и не мои вовсе, а те, что мне выделил Эльсигур. Только самое необходимое и ничего такого, что могло указать на мою принадлежность к другому миру. Сегодня я отправлюсь в другой мир, от осознания этого меня немного подтрясывало, руки даже дрожали. Два моих истязателя уже ждали меня на портальной площади, оставалось каких-то несколько метров до них, когда в центр площади ударила молния. Я отпрыгнул в сторону, также поступили и Эльсигур с Маринэром, только я ещё и к земле прижался. Молния ударила ещё раз, потом ещё, а последняя ударила особо сильно. От того места, куда она ударила, в стороны полетели светящиеся шарики, размером с фундук. Некоторые из шариков подпрыгивали, ударяясь о землю, от чего от них отлетали искры, один из таких шариков пролетел над моей головой. Ещё один особо прыгучий шарик попал в беседку, где Эльсигур любил пить кофе и снёс половину её крыши. Ползком как под обстрелом, я добрался до Маринэра, он был ближе ко мне, чем Эльсигур.

- Маринэр, что это?

- Это Атон не что, а кто!

Они оба с Эльсигуром немного поморщились, не отрывая взгляда от буйства природы. Тем временем на площади закручивался небольшой пылевой смерч, только рос он в ширину, а не в высоту. По периметру площади стали появляться горгульи, было их около десяти, сквозь пыль мне было плохо видно. Тех, кто находился ближе ко мне, я хорошо видел, сейчас они находились в боевой форме тела, и мне от этого стало страшновато. Казалось, что их тела стали массивнее, а за спиной были большие кожистые крылья как у летучих мышей. Я тоже встал, знак воина на моей шее обязывал к этому, не мог я сейчас трусливо вжиматься в землю. Несколько секунд горгульи стояли, обнажив оружие, потом я заметил, как один из них сплюнул, убрал оружие и исчез. Следом за ним исчезли и все остальные, только я, так и остался стоять, с мечами в руках, ничего не понимая. Смерч замедлил вращение и ярко вспыхнув, опал пыльным кругом. На месте только что бушевавшего смерча, стоял бомжеватого вида тип, с холщовой сумкой через плечо. На вид ему было лет сорок - пятьдесят, одет в простые штаны грязно-песочного цвета, и такая же рубашка без рукавов, обуви не было.

- О! Кого я вижу! Дружище Эльсигур! – громко воскликнул бомж - и тебе оболтус, тоже привет! - махнул он рукой в сторону Маринэра. - А я вот сидел, сидел, и подумал, дай-ка я друга Эльсигура наведаю, а то понимаешь ли, в последнее время поболтать не с кем - мужик не трезвой походкой добрался до Эльсигура и стиснул того в объятиях. Мой учитель слегка закряхтел, видать силы в бомже было, не меряно. Отпустив Эльсигура, он повернулся к Маринэру, но вместо того чтобы обнять, дал ему звонкий подзатыльник, потом ещё и пальцем погрозил. Маринэр от такого приветствия еле удержался на ногах.

- А это кто тут у тебя, новый слуга? Бомж нагло осматривал меня своим пьяным взглядом, как коня на рынке.

- Это ученик Маринэра, зовут Атон - представил меня Эльсигур, от чего бомж удивился и присвистнул.

- Это, за какие такие заслуги ему такое счастье подвалило? - хмурый взгляд упёрся в Маринэра.

- Я попросил немного поучить – встрял Эльсигур.

- Ну и ладно, не моё это дело, пойдёмте лучше тяпнем, за встречу, всех приглашаю! Бомжеватый тип хлопнул по спине Эльсигура, направив того к разрушенной беседке. Когда они немного отошли, я шепотом спросил у Маринэра.

- Слышь Маринэр? А это вообще кто такой?

- Потом скажу - тихо прошептал он, и двинулся следом за ними в беседку, прихватив и меня. Мы с ним как самые скромные люди во всех мирах сразу, не спеша подошли к беседке. То, что там происходило, я, наверное, не забуду никогда. Этот самый бомж, хлопнул в ладоши, щёлкнул пальцами, и разрушенная до этого беседка приобрела прежний вид, после чего он по-хозяйски, примостился в любимое кресло Эльсигура. Я так и дальше бы стоял с открытым ртом, если бы не Маринэр, он потихонечку подтолкнул меня к столу.

- Ты рот-то закрой и садись, только помалкивай, пока не спросят – тихо шепнул он мне. На столе неизвестно откуда, появились изящные стеклянные бокалы. Бомж – волшебник, никого не спрашивая, достал бутыль литра на два, и принялся разливать вино. Цвет вина меня тоже удивил, оно было голубым как небо и пахло земляникой.

- Ну, за встречу! Бомж поднял свой бокал и залпом выпил. Я не торопился пить, а решил сначала посмотреть на других. Маринэр проявляя чудеса мимики, одними глазами подсказал мне, чтобы я не выпендривался, и тоже выпил. Сделав пару глотков, ощутил просто божественный вкус вина, которое почему-то оказалось уже не земляничным, а виноградным.

- О! это моё любимое, вишнёвое! - воскликнул Эльсигур, отпив сразу половину.

- А у меня абрикосовое, - недовольно пробормотал Маринэр себе под нос. Я их не понял, с чего бы у них вино разного вкуса, наливали-то из одной бутылки. Еще глотнув вина, удивился до шока, моё вино имело вкус смородины.

- Атон, познакомься с моим старым другом, зовут его Филиас - бомж по имени Филиас, внимательно на меня посмотрел, потом кивнул и сказал.

- Вижу что ты Вириец, как давно ты уже здесь?

- Не, не очень давно, случайно здесь оказался, - проблеял я не своим голосом, даже самому от своего голоса смешно стало.

- Ага, ты ещё скажи, что мимо проходил, как я. Ха, Ха, Ха! Ладно, расслабься, мне всё равно, это я так просто спросил, из любопытства. - Дальше разговор продолжился уже более непринужденно, Филиас травил анекдоты и сам над ними смеялся. Потом он разлил ещё по одному бокальчику, у меня снова вкус вина был другим – сливовым. Филиас принялся что-то рассказывать, перепрыгивая с одного языка на другой, дальше я уже не помню, что было.

Проснулся я утром в своей комнате на кровати. Дверь тихо скрипнула, появился Маринэр.

- Ты как, жив? – он добрался до кресла и просто рухнул в него.

- Жив, как видишь, а ты, судя по твоему виду не совсем. - Маринэр тяжело вздохнул, соглашаясь со мной.

- Слышь Маринэр, а этот, как его? А! Во! Вспомнил! Филиас, он вообще кто? Судя по тому, что я вчера видел, он маг и очень сильный.

- Не, он не маг, он хуже! Он Бог!- Маринэр скривился и потрогал затылок - самое обидное, что мне с ним силой мериться не стоит, размажет тонким слоем, потом будет проще закрасить, чем отскоблить.

- Ты меня разыгрываешь, какой ещё на фиг Бог!? Ты б хоть врал правдоподобно, а то придумал бога - я не поверил ему, но судя по его виду, Маринэр сейчас точно не врал.

- Какой, какой? Обыкновенный бог, бог вина и покровитель виноделов – он тяжело вздохнул. – Когда я первый раз его встретил, решил что он бомж, и очень наглый к тому же. Эльсигур меня не успел предупредить, и я не разбираясь, зарядил ему в челюсть.

- Прямо в челюсть Богу? А дальше что было?

- Дальше-то? Дальше, я сломал два пальца об его челюсть. Он, конечно, обиделся на меня и ответил.

- И что, дал подзатыльник как вчера?

- Ага, ты почти угадал, он мне дал, только совсем не подзатыльник. Сломал мне ногу, руку и выбил три зуба.

Я немного пригнулся, чтобы проверить есть ли у него зубы или это протезы. Маринэр это заметил и специально улыбнулся.

- Можешь не смотреть, когда я пришёл в себя, Эльсигур уже с ним переговорил и мне вернули всё на место. Не Эльсигур конечно, он зубы так быстро отращивать не умеет, а вот Филиас запросто. Щёлкнул пальцами, и всё стало так, как и было до этого, и кости, и зубы. С тех пор он меня оболтусом и зовёт, и ещё обязательно подзатыльник отпишет. - Я даже не знал, верить ему или нет, всё-таки я с одной стороны в богов не верил, а с другой, Маринэр мне никогда не врал.

- Маринэр, а он какой бог, тёмный или светлый? Он к какому пантеону относится?

- Да ни к кому он не относится, он сам по себе бог, ходит там, где захочет, сюда вот иногда заруливает, скучно ему, видите ли. У него на всё своё мнение, что другие думают, ему наплевать. О! А вот и Эльсигур идет, а ты ещё не собрался, живей давай двигайся, тебе скоро в дорогу. Дверь тихо скрипнула, и вошёл Эльсигур, по его виду не было видно, что он вчера пил.

- Ну, что, Атон, готов вернуться домой?

- Всегда готов! – отрапортовал я, а у самого коленки задрожали, и сердце застучало быстрей. Эльсигур как-то грустно улыбнулся и вышел из комнаты. Маринэр подождал, пока стихнут его шаги, встал и быстро сунул мне в руки небольшой пузырёк, и бензиновую зажигалку, с запасом бензина грамм на двести.

- Возьми и спрячь, пока шеф не видел, обычно в другой мир нельзя что-то проносить, но если по-тихому, то можно. Это же всё-таки не оружие, правда, холодное можно, а огнестрельное бессмысленно, порох там взрывается сам по себе. В пузырьке эликсир берсерка, советую больше одного глотка не пить, теперь пошли, шеф ждать не любит.

Закрепив мечи за спиной, подхватив мешок с вещами, вышел вслед за Маринэром. Портальная площадь была вычищена до блеска, провожать меня вышли даже слуги, с правой стороны от портала появился Асшшаашт. Горгулья уверенным шагом проследовал мимо Эльсигура ко мне, и крепко сжал мою руку.

- Кхе, кхе – раздалось у меня за спиной, я повернулся и увидел Маринэра, держащего за уздечку осла! Маринэр сильно смущался, стараясь не смотреть мне в глаза. - Извини, с лошадьми здесь не очень, а путь тебе предстоит не близкий. Мы тут посовещались, и решили, подарить тебе вот этого славного ослика.

Я посмотрел на этого славного скакуна, и не увидел в нём ничего особенного, осел, как осёл. Эльсигур протянул мне руку, на его ладони лежал почти такой же пузырёк как тот, что дал Маринэр.

- Это эликсир – усилитель, увеличивает действие любого лекарства или яда, в десять раз, используй разумно. В том мире такой не сделать, так что распространения я не боюсь - повернувшись к арке портала, он принялся водить руками перед собой. Арка слабо засветилась, на земле под ней стал медленно проявляться круг с множеством знаков по его периметру. Свечение становилось ярче, а когда внутри арки пропал вид гор за ней, Эльсигур отодвинулся в сторону.

- Смелей ученик! Мы верим в тебя!

Крепче сжав уздечку, я шагнул в неизвестность. Яркий свет ослепил, ноги на мгновенье потеряли опору, а ещё через мгновенье, уже новая опора больно ударила по моим пяткам.

- Я уже скучаю по нему, - Маринэр спустя минуту стал грустным. - Шеф, а почему магия к нему так и не вернулась? Я думал что, побыв здесь, его дар снова проснётся. Филиас про это ничего случайно не говорил?

- Ага, жди, он прям, разбежался, думаешь, я не спрашивал? Если он что и знает, то ни за что не скажет. Знаешь что, Маринэр, а ведь с Атоном что-то происходит, вот только я так и не понял, что.

- В каком смысле? – Маринэр не поверил своим ушам, шеф который казалось, знает всё, сейчас признался, что чего-то не знает.

- Видишь ли, в чём всё дело, когда я заживлял его последние десять порезов, то мне пришлось использовать заклинание исцеления высшего круга. Знаешь почему?

- Не шеф, откуда, я ж не маг, и даже в магической теории полный ноль.

- Потому что его тело пожирало силу из заклинания, и в нём, в заклинании конечно, силы оставалось меньше чем нужно для заживления самого мелкого пореза. Я подпитывал заклинание на ходу, а он снова впитывал силу как губка воду. Таким количеством силы можно было голову на место прирастить, и не одному человеку.

- Мда, дела, шеф, я вот ещё что вспомнил, ты ему сказал, что том мир вращается в другую сторону, поэтому кажется, что солнце восходит на западе, а садится на востоке?

- Нет, а ты?

- И я нет, думал, что ты скажешь.

Они дружно почесали, один бороду, другой затылок.

- Знаешь что Маринэр? Я думаю, он сам разберётся, не маленький же. Допивай кофе и дуй на землю, иначе завтра будешь пить чай, и смазывать свежие ожоги мазью, кофе-то закончилось.

Глава 5
Вирия. Атон.

Под моими ногами был камень, а не земля, большая каменная плита, на половину заросшая травой. На этой плите были выбиты знаки, сейчас уже плохо различимые. За моей спиной, словно палец великана, возвышалась узкая, и одиноко стоящая посреди пустоши скала. На горизонте, там, куда сейчас стремилось спрятаться солнце, виднелись горы. С противоположной от гор стороны, до горизонта простиралась каменная пустошь, которая мне сразу не понравилась. Осмотревшись по сторонам, вспомнил, что Эльсигур предложил мне идти на запад. Оседлав своего подарочного скакуна, отправился в сторону гор. Странно было то, что он ничего не говорил о горах, забыл наверно, старенький он уже, поэтому сделаю скидку на возраст. Возле гор мне уже был виден густой лес. Где лес там и дичь, а также дрова для костра чтобы эту дичь зажарить. Скорей бы туда добраться, а то здесь под ногами только камни да песок.

Второй час мой маленький корабль, то есть осёл, брёл по каменной пустоши моего родного мира. К этому времени по пути стали попадаться отдельно растущие деревья, старые, корявые, и мёртвые, своим видом нагнетая уныние. Когда солнце почти скрылось за вершинами гор, я увидел старое, и частично разрушенное строение. Ослик упирался, и отказывался идти дальше. Где-то вдалеке послышался волчий вой, но даже после этого он двинулся вперёд не так резво, как бы мне этого хотелось. Протяжный вой вскоре повторится и был уже ближе. Я пока не видел волков, но стал достаточно сильно бить ослика ногами, подгоняя. Когда до строения оставалось метров пятьсот, показались и представители волчьего племени. До спасительного строения мне было уже недалеко, только добраться до него я мог не успеть, волки бежали гораздо быстрее, чем мой ослик.

Что я только не делал для того чтобы заставить осла бежать быстрее, но мой осёл так и не смог набрать приличную скорость. Тем временем расстояние между нами и волками быстро сокращалось, а солнце полностью скрылось за горизонтом. Спрыгнув с ослика, я побежал рядом, причём даже быстрее чем он, и тут я вспомнил о подарке Маринэра. Эликсир берсерка я держал в небольшом кармашке на поясе, и достать его оттуда дело пары секунд. Маринэр мне говорил, что пить не больше одного глотка, быстро откупорив пузырек, я сделал ровно один глоток. Жидкость огненным комом прошла по пищеводу и горячим камнем упала в желудок. Тепло расходилось по телу одной быстрой волной, я почувствовал прилив сил и сейчас готов был победить кого угодно. – А как же ослик? – подумал я - жалко животину, сожрут ведь его, и не подавятся! Плесну ка я и ему – пришла мне в голову идея, - но сколько? Да, сколько получится, столько и плесну!

- ИА открой ротик, открой скотина! Пей! Пей гад быстрее, волки уже совсем близко. - Кое-как я влил в него остатки жидкости и оглянулся, посмотрев на преследователей, они были уже близко. Запрыгнув на осла, я со всех сил ударил его ногами по бокам, что произошло с ослом после, описать сложно. ИА задрожал, фыркнул, и рванул вперёд с такой скоростью, что я еле удержался на нём. Осёл не добежал до спасительного строения совсем чуть-чуть, всего десяток метров. Резко остановившись, он громко фыркнул, упал и умер. Строение оказалось небольшим домом, из грубо отёсанного камня с дощатой крышей. Волки были уже метрах в ста от меня, когда я забежал в дом и закрыл дверь. Засова на двери не было, и я подпёр её лежавшей на полу доской. Выхватив мечи, встал напротив окна, в котором не было даже намёка на раму. Волки были странные, практически без шерсти, длинные ноги и почему-то без хвостов. Первая волчья голова появилась как раз в оконном проёме. Ударил я так сильно, что мой меч, прорубив череп волка, ударил в каменный косяк, где намертво застрял. Зверь мощно дёрнулся назад, мой застрявший в камне клинок, мешавший ему выбраться, неожиданно со звоном обломился.

Другой зверь в это время брал штурмом дверь. От сильного удара одна из досок двери отлетела и в образовавшуюся дыру тут же просунулась голова, ещё более страшная, чем та, что была в окне. Взяв оставшийся целым меч обеими руками, я ударил точно по шее этому волку. Тугая струя горячей звериной крови ударила мне прямо в лицо. Часть крови попала в рот, не вовремя мною открытый и я машинально проглотил то, что в него попало. Зверь, лишившись головы, замер, уже наполовину протиснувшись в дом. Голова, скалясь клыками, лежала у моих ног, и мне стало не хорошо. Весь залитый кровью, стоял не в силах отвести от неё взгляд. Через несколько секунд волчья голова плавно стала видоизменяться. Сначала отпали волосы клочками торчащие на затылке, потом челюсти уменьшились, а в конце кожа посветлела. В моём животе сильно заурчало, потом там взорвалась бомба, не в силах устоять на ногах, я упал на колени. Всё моё тело нестерпимо жгло, голова кружилась, тошнота подступила к горлу. – Вот ведь гадство, даже дня не продержался – подумал я, и потерял сознание.

Сколько я пролежал в отключке не знаю, в себя пришёл от боли, болело всё, каждая клеточка моего организма. Очень хотелось пить, но больше всего, хотелось, есть, и желательно мяса, причём сырого и с кровью. Через несколько минут смог встать, шатало, кружилась голова. Осмотревшись, я ужаснулся. В оконном проёме, на половину свесившись внутрь дома, находилось тело абсолютно голой женщины с обломком моего меча в её голове. В двери застряло ещё одно женское тело, только без головы, голова лежала рядом на полу в подсохшей луже крови. Судя по запаху исходящему от этих тел, пролежал я здесь не один час, а как минимум сутки. Через дверь я не решился выбираться, вытолкнул в окно труп, потом вылез сам. Мой мешок с вещами лежал возле мумии моего осла, скорее всего ослик так стал выглядеть из-за действия эликсира. Достав флягу с водой, жадно к ней присосался, пил пока там почти ничего не осталось. Немного отдохнув, собрал свои вещи, обломок меча оставил в женском черепе, вытаскивать было противно.

- Как-то не так я представлял себе возвращение в родной мир – сказал себе, отходя подальше от двух трупов. Первый день в этом мире и на моей совести уже два трупа, причём женских и довольно молодых, одна так вообще ещё подросток. Судя по тому, что до этого они были волками, а теперь стали людьми, они, скорее всего оборотни, поэтому и были такими сильными, даже меч не выдержал. Жажду я утолил, а вот голод остался и нарастал с каждым шагом. Вытряхнув из мешка на землю всё содержимое, набросился на еду. Вовремя опомнился и остановился, иначе съел бы всё, не оставив на потом.

- Ладно, пойдём дальше, жаль остался без колёс, точнее без осла, но это не так страшно, главное жив и почти здоров, живот правда немного болит.

До гор было ещё далеко, солнце опять клонилось к горизонту. До наступления темноты успел добраться до леса, собрав сухих толстых веток, развёл огонь. Есть хотелось сильно, а из моих запасов осталось совсем немного, кусок солёного сала, десять сухарей и остаток воды во фляге. Поделил всё на две части, одну из частей быстро уложил в желудок. Настала ночь, и я, открыв рот, уставился в небо, там висели две луны, одна была меньше, вероятно просто расположена была дальше от этого мира. Света эти луны давали не больше чем одна на земле, а вот звёзды были очень яркими. Сидя у костра, я задумался над тем, что буду делать дальше, куда идти, и кого искать, и стоит ли вообще кого-то искать. Какая у меня цель? Отомстить за убитую родню, которую никогда не видел, а до недавнего времени, и не слышал о ней? – Может быть, и отомщу. – Вернуть свой дом? – быстрее построю новый. Осталось решить с чего начинать, месть может и подождать, к тому же, я ещё не знаю, кому конкретно мстить. Главное выжить в этом мире, а это судя по всему, будет не просто, уже убедился в этом вчера.

Ночь была довольно теплой, и я неплохо отдохнул, подремав у жаркого костра. Наступившее утро преподнесло прохладу и небольшой дождь. Пока собирался в дорогу дождь закончился, лишь немного смочив землю и мою одежду. Лес, показавшийся мне большим, быстро закончился, он оказался просто широкой лесополосой. Ближе к подножию гор он совсем исчез, лишь небольшие кустарники ещё встречались, разбавляя зеленью серые камни. По пути к горам я смог поймать двух змей и одного зайца, хромого, и старого. Казалось, что он сам пришёл сдаваться на милость охотнику. Остановившись на привал, решил зажарить всё, что поймал.

Передо мной встала проблема, встала во весь свой рост, а если быть точным, то в высоту не одной сотни метров. Как мне через горы перебраться я пока не знал, склоны по близости были крутыми, а я не скалолаз, и даже рядом с ним не стоял. Буду двигаться вдоль гор, может быть, где-нибудь всё-таки переберусь, осталось определиться в какую сторону двинуться. Подброшу монетку, их мне тоже выделили немного, пять золотых, двадцать серебряных и пятьдесят штук медных. Монеты необычного вида, они не круглые, а квадратные, с небольшой дыркой в центре, по сторонам квадрата надпись – один золотой, и год когда его отчеканили. На всех монетах была одинаковая надпись, разница только в названии металла. Хотел подбросить, но остановился, на другой стороне была точно такая же надпись, кидать можно до бесконечности, результат будет один и тот же. Спрятал деньги и осмотрелся, решил, что пойду на право, там местность ровнее.

Три дня я пёр вперёд как вездеход по камням вдоль гор, питаясь всем, что смог поймать, в основном небольшими грызунами похожими на сусликов. На четвёртый день добрался до того места, где я смог бы попробовать перебраться через горы. Пологий склон, на половину покрытый снегом, в этом месте высота гор была значительно меньше, и я решил рискнуть. До самой темноты охотился на непуганых сусликов, поймал четверых, ночью их зажарил и уложил в мешок. С рассветом отправился на штурм, до границы снега добрался часа через три, выбрав ровную площадку, устроил привал. Не думал, что будет так тяжело и трудно взбираться вверх по острым камням, которые всё время выворачивались из-под ног. Здесь у границы снега, было заметно холоднее, пришлось прорезать в моём войлочном одеяле отверстие для головы и накинуть его на себя. Местами из снега торчали корявые деревья похожие на сосны, как они здесь могли вырасти, было для меня загадкой, вокруг были только камни, снег и холод. Преодолев по снегу метров триста, изрядно устал, снег был не плотным, и я проваливался по колено, а иногда и по пояс. Впереди и немного правее, заметил расщелину в скале, совсем не большую, но вполне подходящую, чтобы спрятаться от поднявшегося ветра и отдохнуть.

Пока добирался до этой расщелины, ветер усилился, подняв со склона снег и превратив его снежную бурю. По пути срубил два дерева для костра, одно маленькое с толстым стволом, другое тонкое и ветвистое. Ветер усилился ещё, холод пронизывал почти до костей, в спасительную расщелину я залез весь покрытый снегом и выстукивая зубами морзянку. Ветер сюда только частично попадал, принося с собой колючие снежинки. Вход в расщелину закрыл тонким и ветвистым деревом, толстое деревце порубил на поленья. Разгораться они не хотели, хорошо, что у меня была зажигалка, иначе костра мне не видать.

Немного отогревшись у огня, я осмотрел своё убежище. Какие-то звери здесь уже тоже побывали, хорошо, что это было достаточно давно, иначе я делил бы сейчас место с каким-нибудь пещерным медведем. На высоте двух с половиной метров, находилась ещё одна расщелина, но гораздо меньшего размера. Любопытство заставило меня смастерить факел и полезть туда, посмотреть, что там есть интересного. За расщелиной обнаружилась ещё одна пещера, явно со следами доработки стен инструментом, вот только рассмотреть лучше не получалось, факел давал мало света.

Из полос, отрезанных от одеяла, смастерил ещё пару факелов, облил их бензином, хоть и жалко было, но без него никак не обошлось. Один факел я бросил внутрь пещеры, чтобы узнать насколько далеко до пола. Он упал и почти сразу погас, но я успел рассмотреть, что до пола пещеры не больше двух метров. Смело протиснулся в узкий лаз, и оказался в пещере, здесь было холодно как в морозильнике. Поджог сразу два факела, осмотрелся и вздрогнул, в центре пещеры на каменном троне восседала мумия. Вдоль стен стояли каменные сундуки украшенные резьбой. Трон поставлен на невысокий каменный постамент. Сидящая мумия, была одета в тяжёлый доспех и держала в руках огромную грубо изготовленную секиру.

Глядя на этот двухсторонний топор, понял, что я смог бы им ударить только один раз, себе по ноге. На голове мумии, промороженной до хрупкого состояния, была корона с крупными, тёмно-красными камнями, волосы на голове и борода, заплетены в косички. При жизни этот мужик был великим воином, об этом говорили многочисленные отметины на его доспехе. Перед троном стоял саркофаг, вырубленный из цельного куска белого мрамора. Весь саркофаг был покрыт надписями на гномьем языке, точнее буквы их были, потому что прочитать я не смог, разобрал только одно слово – «ЭЛЬМЕРЕЯ». Мумию трогать не стал, заглянул в один из сундуков, потому что только его смог открыть. Там лежали прозрачные камни, похожие на алмазы, но я не специалист и в этом был не уверен. Взял парочку размером с ноготь, кто его знает, может быть и за эти прирежут, как только увидят.

Из пещеры выбирался уже в темноте, факел потух перед выходом. За пределами моего убежища сейчас бушевал настоящий ураган, ветер выл как дикий зверь, выход замело наглухо. В своём укрытии я просидел ещё два дня, заготовленное впрок мясо закончилось, я решил, выйти наружу. Осторожно прокопал лаз на свободу, снега намело больше двух метров, и выход стал похож на тоннель. Ветер стих, ярко светило солнце, от белого снега было больно глазам. До вершины горы оставалось метров пятьсот, а потом будет спуск. Ветер передвинул снег ниже по склону, обнажив острые камни. Возле одного из них я заметил рога, через полчаса стал обладателем хорошо промороженной тушки козы. Рога я отрубил и спрятал в мешок, может, пригодятся для чего-нибудь. К вершине козлиную тушу тянул за собой на верёвке, нести было неудобно, а ей было уже всё равно. Те пятьсот метров, оставшихся до вершины, дались мне тяжело, дышать было трудно, ноги дрожали от усталости.

Стоя на вершине, почти под облаками, любовался открывшимся видом. Внизу простиралось зелёное море леса. С этой стороны горы, склон оказался круче, но спуститься было вполне возможно. Осмотревшись, наметил дальнейший путь в низ. К подножию гор добрался лишь к концу дня, козлиная туша частично оттаяла и по пути вниз потеряла часть шкуры. До нормального леса ещё было довольно далеко, я не решился ломать ноги о камни в темноте. Костер, чтобы зажарить козлятину, я развёл сразу, как только спустился. Козье мясо было жесткое, но вполне съедобное, для голодного меня. Сухой ствол дерева, найденный мной между камней, пришёлся как раз в тему, его я рассчитывал жечь до утра. Земля была очень холодной, спать пришлось сидя на мешке. Всю ночь подбрасывал дров в огонь. К рассвету замёрз и стал злым, дров до утра мне не хватило, остаток ночи просидел почти на углях. Чтобы зажарить оставшееся мясо, пришлось опять искать дрова, искал долго, но набрал достаточно, заодно согрелся. Сегодняшнее мясо было совсем не таким вкусным, каким оно мне казалось вчера, но я всё равно ел, понимая, что другого пока у меня нет. Когда добрался до леса, несколько минут просто стоял, наслаждаясь шумом листвы, щебетанием птиц и запахами. Настроение приподнялось, напевая себе под нос незатейливую мелодию, я устремился вглубь леса.

Лес был старый и местами представлял собой непроходимый бурелом, иногда некоторые места приходилось обходить. До очередного ночлега я не встретил следов человека или ещё какого-нибудь разумного, тропинок и дорог тоже не нашёл. Осматривая всё вокруг, пришёл к выводу, что здесь сейчас начало лета, так как видел неспелую землянику, красной ещё не попадалось. Ночлег у меня прошёл не как всегда, костер, конечно, я развёл, но из-за большого количества ползающих по земле насекомых и змей, спал на дереве. Спал сидя как орел, сидя на ветке, хорошо, что привязать себя не забыл, иначе орёл упал бы вниз с трёхметровой высоты. С восходом солнца отправился дальше. Приблизительно часов через пять неспешной прогулки по лесу, вышел на грунтовую дорогу, по которой кто-то совсем недавно проехал, оставив на земле хорошо видимый след. По этой дороге я и направился в ту сторону, куда направилась телега запряжённая лошадью, ямы и кочки мне не мешали.

По дороге идти было намного легче, и я прибавил шагу, шёл довольно долго, иногда останавливался на короткий отдых. Дорога петляла извилистой лентой, заворачивая то в одну, то в другую сторону. Сколько километров я отмерил, не знаю, изрядно уставший вышел на берег небольшой речки. Дорога, по которой я шел, упиралась в воду и снова показывалась на другом берегу. Сняв сапоги и штаны, перебрался на другой берег, брод оказался глубиной чуть выше колен. Солнце в очередной раз готовилось скрыться за горизонтом, для ночлега облюбовал место немного в стороне от этого борода, на берегу этой речки. На костре подогрел оставшееся мясо, оно стало похоже на старую кожаную подошву, жевал долго, пока челюсти не устали, остаток мяса просто выбросил.

Утром решил порыбачить, может в этом мне повезет, а если не повезет, пойду голодным, где-то же должны быть люди, в конце-то концов. Спать опять решил на дереве, подходящее для этой цели дерево нашлось рядом. Большое и лиственное, оно склонило свои мощные ветви над водой, среди его ветвей я и свил себе гнёздышко. Мой орлиный насест был на высоте трёх метров, только теперь над водой. Глубина реки в этом месте была больше, по сравнению с бродом, оставшимся выше по течению, если упаду, то ничего не случиться. В водной глади отражались облака и деревья с моим отражением на одном из них. Привязав себя к толстому стволу, устроился удобнее, - ещё немного, и кукарекать начну по утрам,- с такой мыслью я и заснул, подтянув колени к груди. Проснулся, когда солнце уже расположилось высоко на небосводе, но разбудило меня не оно, а весёлый девичий смех.

- Динра давай искупаемся, смотри какая вода тёплая!

- Да ты что Мита! Мамка узнает, выпорет, она ж у меня вон какая строгая, сама знаешь.

- Динра перестань вести себя как маленькая, как она узнает-то? Я ж тебя не выдам.

- Узнает! Платье-то не успеет высохнуть.

- А мы их снимем! Голышом искупаемся, одежда сухой останется.

- Ой, Митка! Ты что! Вдруг кто увидит, позор-то, какой будет.

- Ди, ну кто нас тут увидит в такую рань? До деревни далеко, если ты струсила, то так и скажи.

- Ничего я не струсила! Вот смотри!

Я уже не как орел, а скорее как филин с большими глазами, сидел на суку и боялся шевельнуться. Подсматривать, конечно, не хорошо, мне это ещё в детстве говорили, но оторвать взгляд от двух голых девушек было выше моих сил. Одна из девушек уже была по пояс в воде, выставив мне на показ свою молодую и упругую грудь. Другая девушка, озираясь по сторонам, стаскивала с себя платье через голову, ни одна из них даже не догадалась посмотреть наверх, где я притаился. Девушки были молодые и симпатичные, темноволосые и стройные, на вид лет шестнадцать или чуть больше. Та, что стояла в воде, водила руками по водной глади и плескалась в сторону раздевающейся подруги.

- Ди, чего ты там копаешься? Идём быстрее. - Девушка легла спиной на воду, раскинув руки в стороны, и подставив лучам солнца почти всё своё тело. Та, которую звали Динра, потрогала воду пальцами ноги, и медленно вошла в реку. Сначала на глубину до щиколоток, немного привыкнув к температуре воды, шагнула дальше, где уже было до колен.

- Мит, ты меня обманула, вода-то холодная, заболеть можем.

- Это тебе кажется Ди, сейчас привыкнешь – девушки продолжали весело щебетать, находясь в воде уже по шею. Я, наконец-то, смог оторвать взгляд и вытереть выступивший пот на лбу. Свой взгляд я отвёл в сторону водной глади реки и то, что я там увидел, мне очень сильно не понравилось. Вдоль берега, по мелководью, к беззаботно купающимся девушкам, приближался крупный речной зверь. Речной монстр был своей кожей похож на крокодила, в длину метров шесть - семь, морда большая и плоская, на спине плавники как у акулы, сразу три. Эта зверюга приближалась к девушкам очень осторожно и точно не для того чтобы спросить сколько время. Акуло-крокодил приближался к ним с моей стороны и тоже меня не видел, а зря. Недолго думая, я выхватил свой оставшийся целым меч и прыгнул ему на спину с высоты своего наблюдательного поста. Меч вошёл зверю в шею почти по самую рукоять, ещё до того как я на него упал всем своим весом. Монстр взревел так, что у меня заложило уши. Началась борьба, где зверь пытался сбросить меня со своей спины, а я пытался на ней удержаться. Силы в нём было как в слоне, я изо всех сил держался за рукоять и, наверное, со стороны был похож на тряпку, прилипшую к его плавнику. В какой-то момент он особо сильно дёрнулся, послышался звук – дзинь и я полетел на берег. Пропахав по песку на спине несколько метров, сильно ударился обо что-то твёрдое головой, моё сознание поплыло, и я в очередной раз лишился сознания.

Девушки вдоволь повизжав, успокоились, и стали решать что делать.

- Мит, что делать то будем?

- С кем?

- С парнем конечно, не со зверем же.

- Телегу подгоним, затащим его туда и в деревню отвезём.

- Да, да, точно, уже бегу. Ой! Одеться же надо.

Сбросив несколько мешков с телеги на траву, они на их место уложили своего внезапного спасителя.

- Аккуратнее ложи дурёха, не видишь что ли, голова у него вся в крови.

- А он ничего, симпатичный!

- Кто?

- Парень этот конечно, не зверь же. Перестань дуру из себя строить, сама его всего уже ощупала, даже там, между ног.

- Не щупала я его, просто перехватила удобнее, даже если и пощупала немного, то только чтоб узнать, нет ли где ещё ран.

- Ну, и как там, у него, всё в порядке, ран нет?- Мит отстань, не видишь что ли как ему плохо, а ты ко мне прицепилась, быстрее нужно отвезти, мож и выживет.

Глава 6
Деревня «Сырой овраг».

- Эй, дед Ташан! Открывай ворота! Помощь нужна, у нас здесь человек в телеге раненный лежит. Ди, ты сейчас быстро беги за своей матушкой, пусть придет, посмотрит.

- Это где вы его взяли такого? Неужто разбойники в наших краях появились? - за воротами, вместе с дедом Ташаном, стоял Отрис, староста этой деревни.

- Это кто ж его так по голове приложил? – Отрис рассматривал парня лежащего в телеге.

- Ой, дядя Отрис! Ты не поверишь! Мы такое видели, такое! Поехали мы рано утром в «Холмы», зерно повезли как ты и велел. Так вот значит, доехали мы до реки и остановились, чтоб умыться – Мита зачастила, сбиваясь и путаясь в словах. – Только мы к воде подошли, а тут он!

- Кто он, парень что ли? – не понял Отрис.

- Да нет, не парень, зверь, а потом и парень. Он как прыгнет и хрясть его в шею.

- Кто прыгнул, зверь? И парню этому по шее? Так что ли?

- Да нет! Не путай меня дядя. Это парень этот, как прыгнет и прям на зверя этого, и мечом его в шею, а зверь-то большущий - пребольшущий, как начнёт по реке метаться в разные стороны. Сбросить его хотел, а этот-то, держится, не отпускает, а потом - бац! Меч-то и сломался, он на берег полетел, да и головой-то об корягу – бум! Тут мы значит, с Динрой подумали, что помрёт ведь парень-то. Мы его в телегу, тяжёлый он оказался, и сюда быстрей. Вот так всё и было - закончила свой рассказ Мита.

- Ташан, ты чего-нибудь понял? Вот и я нет. Где ты говоришь, вы его нашли-то, а? – Отрис из её рассказа понял далеко не всё, и решил сам сходить к реке, чтобы проверить.

- Мита, а зверь-то, какой был, не медведь случайно?

- Не дядь, какой там медведь, из воды зверь появился, огромный и на рыбу немного похож.

- Мита, а ты случаем не врёшь? Вот я тебя сейчас как выпорю, так в раз сказки свои позабудешь! Говори быстро, кто парня по голове приложил?

- Дядя, я не вру, можешь у Динры просить, она подтвердит, а зверь тот там остался, на берегу лежит, дохлый уже. Ой! Мешки с зерном тоже там лежат, побоялись мы на них уложить, вон крови-то сколько натекло. Меч тоже где-то там, только поломан он, мы рукоять только нашли – вот!- Мита ткнула пальцем в телегу, где возле парня лежала рукоять меча с остатком лезвия длиной в палец. Отрис повертел рукоять в руках, взялся за бороду и ненадолго задумался. Слишком уж добротная рукоять у меча простого человека, не нравилось ему вся эта история.

- Отойдите в сторону, дайте посмотреть, что тут у вас за беда! - За спиной Отриса появилась женщина, деревенская лекарка, мать Динры. Она выглядела чуть старше своей дочери, и казалось что Динра ей не дочь, а младшая сестра. Звали её Винэя. Очень красивая женщина, темноволосая, с хорошей фигурой и чёрными как ночь глазами. Некоторые считали её ведьмой, из-за чего она лечила жителей только своей деревни, в награду получала защиту и уважение. Услышав её строгий голос, люди расступились, пропустив к раненному человеку.

- Так, что тут у нас? Так, так, так. По голове ему, конечно, сильно досталось, но она у него оказалась крепче, чем кажется, жить будет, но полежать несколько дней придётся. Здесь на рёбрах синяк и нога вывихнута. Девочки везите его в мой дом, подлечим, а там видно будет, думаю, что скоро узнаем кто такой и откуда. - Отрис остался у ворот вместе с дедом Ташаном.

- Слышь Отрис? Парень-то не простой, похоже, одёжка добротная, он явно не крестьянин. Шрамов я тоже не разглядел, был бы наёмник, их была бы тьма. Опять же меч его, если его конечно, а не краденный, много разных мечей видел, но таких ещё никогда.

Тем временем раненого занесли в дом, из которого через несколько минут выскочили девушки, с румянцем на щеках и хихикая.

- Вы вот что девчата сейчас сделаете! – к ним подошёл Отрис, - ты Динра, беги, позови дядьку Трэя, а ты Мита, за дедом Фокром, пусть он лошадь в телегу впрягает. Сами потом с нами пойдёте, покажете, где вы этого героя подобрали.

- Ага, это мы мигом дядя Отрис, а случилось это у брода, с левой стороны.

В сознание я приходил медленно и как то рывками, сначала появился слух, потом стал улавливать запахи, пахло травами и хлебом. Открыл глаза и тут же их закрыл, голова закружилась, меня замутило. Слух давал сбой, сразу слов не мог разобрать, только – бу, бу, бу, потом всё-таки стал понимать. Говорили двое, мужчина и женщина.

- А я тебе говорю Винэя, что парень этот не из нашего баронства – твердил мужской голос.

- И что ты мне предложить хочешь? Чтобы я его не лечила? Так незачем меня было звать, добил бы, и никаких забот! - отвечала женщина.

- Зачем ты меня обижаешь, что ж я бандит что ли? Я вот к чему это тебе говорю-то, присматривать за ним надо, барону говорить пока не будем, сначала сами поспрошаем, вопросы к нему имеются.

- Ладно, присмотрю я за ним, но только до того, пока он на ноги не поднимется. - Всё это, я слушал, стараясь не двигаться и продолжая изображать коматозника. Нужно срочно придумать легенду и любыми путями избежать встречи с бароном. Вопросы, видите ли, у них есть, а у меня их что, нет? Говорившие вышли, и я снова открыл глаза, голова кружилась меньше, но только если ей не двигать. Зверски зачесался нос, и я его почесал, правда, получилось у меня это не с первого раза. Дверь скрипнула, кто-то тихо подошёл к моему ложу.

- Очнулся герой? Нога поболит немного, вывих не сложный был, а остальное само заживёт, только время надо - говорил тот же голос, который я слышал, пока прикидывался коматозником.

- Гд, кхе, кхе – в горло как будто песка насыпали.

- Вот, попей-ка! Мне в рот полилась вода, горлу стало легче.

- Где я? – открыл глаза, голова снова закружилась, ещё и затылок напомнил о себе острой болью.

- Ты, мил человек, в моём доме, а дом мой в деревне «Сырой овраг» находится, лекарка я здешняя, травами всякими людей лечу. Дочку ты мою от неминуемой смерти спас, значит, мы теперь в долгу перед тобой. Вторая-то девка, старосты нашего племянница, так что и он тебе благодарен. Ты лежи, лежи, не вставай, нельзя тебе пока, я сейчас поесть тебе принесу.

- Меня укутали в одеяло и на время оставили в покое. Только сейчас до меня дошло, что лежу я под шерстяным одеялом абсолютно голый, повернул голову пытаясь увидеть, где лежат мои шмотки. Голова опять закружилась. – Мда, неслабое я себе мозготресение устроил, хорошо, что не тошнит больше. При упоминании об обеде, мой желудок заурчал. Какой-то неправильный мой родной мир оказался, я здесь нахожусь всего-то несколько дней, а на мне уже два трупа, и два раза чуть ласты не склеил. Скрипнула дверь, и нос уловил приятный запах нормальной еды. Самому поесть не получилось, только весь облился горячим бульоном, женщина улыбнулась, увидев мои мучения, и покормила меня сама. Съел я почти всё, что она принесла, меня тут же потянуло в сон, и я сладко зевнул, голова как не странно не закружилась, чему я был рад. После сытного обеда, настроение улучшилось, и я незаметно для самого себя уснул.

Дом старосты.

В просторной комнате за крепким столом сидели трое: староста Отрис, кузнец Трей и дед Фокр.

- Что скажете на это? – Отрис кивнул на разложенные по всему столу вещи, вынутые из мешка парня.

- Денег много! – Фокр высыпал содержимое кошеля на стол, - на эти деньги у нас лет десять прожить можно или в городе года два.

- Я не про деньги Фокр - Отрис отмахнулся от денег, - я про вот это?! – показал он на рукояти обломанных мечей и на зажигалку. – Ты Трей у нас с железом работаешь, тебе и ответ держать.

Кузнец долго рассматривал рукояти, потом осмотрел зажигалку и вскоре смог зажечь фитиль.

- Тише ты, медведь! Сломаешь, у тебя ж руки как твои кузнечные клещи, вещь-то дорогая, небось – Отрис отнял у него зажигалку. – Ну, чего тянешь-то? Говори уж как есть.

- Вот это – Трей показал на зажигалку – скорее всего гномья работа, такого огнива я ещё ни разу не видел. Про мечи ничего не могу сказать, не оружейник я, но! – Трей поднял вверх указательный палец, - могу сказать, что стоили эти мечи столько, что на такие деньги можно купить пару деревень, вместе с крестьянами.

- Фокр присвистнул - не уж-то так много? Ты мож ошибаешься?

- Не дед, не ошибаюсь, если только чуть-чуть в цене не угадал. Дорогие они, очень!

Фокр взял одну рукоять и принялся крутить в руках, пытаясь лучше рассмотреть такую дорогую вещь. Отрис взял другую рукоять, ту, где осталась часть лезвия длиной с палец.

- Ты уверен Трей в том, что говоришь? С чего ты решил, что они такие дорогие?

- Отрис, я же только предполагаю это, не оружейник я, цен на оружие не знаю. Просто видел дорогие мечи до этого, так они гораздо хуже изготовлены, чем эти. Эти сразу видно, мастер делал, причём очень-очень хороший мастер-оружейник, но кто не скажу. Клейма нет нигде, такое ощущение, что его специально не поставили. Мечи старые, им лет двести наверно или больше, но! – Трей снова поднял палец. Отрис и Фокр замерли в ожидании. Кузнец выдержал паузу, посмотрев на Отриса и Фокра.

- Мечи не люди ковали! Точно не люди!

- Как так? А кто тогда? – Фокр даже привстал из-за стола.

- Хочешь сказать, что тоже гномы ковали? – Отрис уставился на рукоять.

- Нет, не угадал ты Отрис, мечи эти ковали эльфы! Их работа, только они такие узоры вырезают - Трей показал пальцем на тонкую резную полоску возле гарды.

- Вот значит, в чём дело-то, оказывается парень-то этот, точно не из простых людей будет. Узнать бы вот только, чьи это мечи, и где он их взял? – Отрис забрал вторую рукоять у Фокра. – Как-то не похож он на обоерукого мечника, иначе, зачем ему два меча.

- Отрис, а мож он, того? Лазутчик ихний, Эльфийский? - Фокр вставил свои пять медяков в предположения о происхождении парня.

- Это вряд ли – Отрис положил рукояти на стол перед собой и погладил бороду. - Не вяжется как-то с лазутчиком. Сами посудите, где это видано, чтобы эльфы посылали лазутчика с такими деньгами и эльфийскими мечами. Эльфы-то, оружие своё не продают, и не дарят никому, это всем известно. Огниво это ещё, гномье! Да и не отпустят эльфы никогда того, кто у них побывал.

- Кто ж он тогда такой, а? - Фокр от удивления даже рот открыл.

- Думаю герой наш, сын какого-нибудь барона или графа, скорее всего обедневшего, или?

- Что или? – дружно спросили Трей и Фокр.

- Или он воришка! – выдал ещё одну версию Отрис.

- Вот ты сказал! – удивлённо воскликнул Фокр - не верю, вы сами-то подумайте! Чтоб простой воришка, в одиночку, одним ударом, убил хозяина реки? Да не в жизнь не поверю!

- Может ты дед и прав, простой парень с «хозяином реки» не справился бы. Давно я про «хозяина» не слышал, а уж увидел так вообще первый раз. Дед мой рассказывал, что на зверя этого, меньше чем вдесятером не охотились. Так, всё! Хватит на сегодня, предлагаю за ним присматривать, послушаем, что говорить будет, а там и решим, что с ним делать.

Когда я в очередной раз проснулся, уже наступил вечер, чувствовал себя гораздо лучше. Захотел пить, сбросил с себя одеяло и обратно натянул, - БЛИН, Я ЖЕ ГОЛЫЙ! Одежды нигде видно не было, поэтому завернулся в одеяло и шагнул. Боль в ноге сразу напомнила о том, что бегать ещё рано, пришлось сесть обратно на кровать, посмотрел на ступню. Ступня была припухшей и жёлто-зелёной, вспомнилась моя побитая голова, потрогал, шишки не было. - И так, что мы имеем? Отсутствие одежды, остальных вещей тоже не видно, нормально ходить пока не могу. Удрать не получится, придётся прикинуться потерявшим память, изобразить хотя бы частичную потерю. Думаю, пытать меня пока не собираются, а обычный допрос мне не страшен - подумал немного, что мне ещё сейчас надо. Есть пока не хочу. Пить? Тоже можно потерпеть. О! В туалет хочу, где у них тут сортир? Не горшок же искать, до ближайших кустов, как-нибудь и на одной ноге допрыгаю. Только встать успел, дверь открылась, и появился мой лечащий врач – Винэя.

- Я смотрю, ты быстро идёшь на поправку! – она держала в руках кувшин с молоком.

- Красивая тётенька – подумал я про себя, а вслух сказал. – В туалет захотелось, а одежды нет нигде.

Она посмотрела на меня, завернувшегося в одеяло, и широко улыбнулась, а её глаза в этот момент быстро провели диагностику моего организма.

- Сейчас принесу, думала, что она тебе ещё несколько дней не понадобится. Может, лучше ночную вазу? - её глаза смеялись, а я стал краснеть.

- Не, я, как-нибудь сам доберусь, вы только покажите, где это ваше отхожее место находится?

Винэя кивнула и вышла за моей одеждой. Спустя минут десять вернулась, уже не одна, а с дочерью, которая и принесла мою уже постиранную, и местами заштопанную одежду. Девушка робко протянула мне сложенную в стопку одежду, я машинально взял её обеими руками, одеяло упало, и я предстал во всей красе, то есть голым. Девушка стала стремительно краснеть, но отвернулась не сразу. Я быстро прикрыл своё хозяйство, - Э! А можно, я сам оденусь? Я тоже покраснел, посматривая на них поочерёдно.

- Динра выйди, я ещё разок осмотрю твоего спасителя - Винэя выпроводив дочь, улыбнулась и попросила положить одежду. Мне было стыдно стоять голым, перед молодой женщиной, понимал, что она местный врач, но поделать с собой ничего не мог и покраснел ещё сильнее. Винэя сделала шаг в мою сторону, я машинально шагнул назад и упёрся спиной в стену.

- Давайте, потом как-нибудь? – я снова прикрылся, - а-то мне, э, это, в отхожее место очень-очень хочется - стал боком пробираться к одежде.

- Точно потом?- она шагнула ещё ближе, и я быстро схватил одежду, чтобы одеться.

- Да, да, потом! Может быть завтра или послезавтра - она широко улыбнулась, показав ровные, белоснежные зубки и оставила меня одного.

- Фух! Что-то я как юнец застеснялся, меня даже в жар бросило. Вот что с нами красивые женщины делают! - я стал быстро одеваться, пока ещё кто-нибудь не вошёл, и через минуту уже вышел во двор.

- Уже оделся? Так быстро? Значит с тобой и в самом деле всё хорошо - Винэя удивленно на меня посмотрела, а Динра быстро спряталась за её спиной, оставаясь всё ещё красной, как варёный рак.

- А э, э, куда мне идти?- я снова стал краснеть, - блин, что это со мной? - подумал я, стараясь на них не смотреть.

- Там, возле сарая, слева! – женщина показала куда, и я побежал, забыв о больной ноге. Сортир представлял собой яму, с парой отёсанных брёвен над ней, никаких стен здесь предусмотрено не было. С одной стороны сарай, с другой куст смородины, с третьей поленница напиленных чурбаков. В общем - заходи за сарай, делай то зачем пришёл, и не о чём не думай!

- Фух, полегчало! А-то уже думать больше не о чём не мог, только о туалете - я вышел из-за сарая и увидел стоящего рядом с Винэей крепкого телосложения бородатого мужика. Как-то сразу вспомнилась больная нога, и я медленно захромал в их сторону. Бородач смотрел на то, как я ковыляю, и поглаживал бороду.

- Значит, он уже ходит – донеслось до меня. – Странно – подумал я – до них метров пятнадцать, а я их слышу, не смотря на то, что говорили они тихо.

- Как видишь, ходит, он оказался намного крепче, чем я думала.

Я резко сбросил скорость, почти остановившись, немного скривился, якобы нога заболела.

- И вам доброго здоровья! – попробовал я показаться вежливым.

- Смотрю, наша спасительница Винэя поставила тебя на ноги! – мужик продолжал пристально меня разглядывать.

- Да, как видите, уже могу сам передвигаться, она просто, э, - хотел сказать волшебница, но передумал, мало ли чего? Сожгут на костре как ведьму ни за что - у такой заботливой хозяйки, кто угодно на поправку пойдёт.

Винэя засмущалась, и я увидел, что и она тоже умеет краснеть.

- Что ж, тогда будем знакомы – мужик не протянул руку, а приложил её к своей груди, - меня зовут Отрис, я староста здесь.

Я вслед за ним, тоже приложил руку к груди и чуть-чуть склонил голову, - меня зовут, э, э,- соврать или нет? А ладно, будь, что будет! – подумал я и назвался, - Атон, просто Атон.

- Я думаю, нам нужно поговорить, - сказал староста, пристально глядя мне в глаза. - Пойдём ко мне, там и пошепчемся, - в ответ я только кивнул, согласившись, и поплёлся за ним.

Допрос в доме старосты длился часа два, всё это время я постоянно ссылался на частичную потерю памяти, уверял, что даже своё детство плохо помню. Откуда я родом, не знаю, а мечи мне достались в наследство, от дяди. Он был неплохим мечником, давал частные уроки. Дядя переезжал с места на место, нигде подолгу не задерживаясь. Здесь был опасный момент, так как я не знал ни одного названия, ни города, ни деревни или баронства, но пронесло, меня и не спрашивали. Пару лет назад дядя умер, теперь брожу один. Не знаю, поверил ли он в мои бредни, но отпустил с миром, даже вернул все мои вещи. Выжатый допросом как лимон, я вернулся в свою больничную палату, больше-то не куда было, я ж не в самом доме Винэи отлеживался, а в пристройке к дому. Только вошёл в комнату, как тут же прибежала дочка Винэи, и сильно смущаясь, позвала на ужин.

Обстановка в доме Винэи была очень скромной, можно даже сказать бедной. Крепкий стол, рядом с ним такие же крепкие лавки, большой сундук у стены и печь. Не смотря на скудность обстановки, в доме была идеальная чистота, ужин был без всяких изысков, но вкусный и очень сытный. Ели мы, молча, каждый думая о своём.

- Ты женат? – спросила Винэя, нарушив тишину. Я поперхнулся, вопрос застал меня врасплох, не сразу придумал, как ответить и соврать не хотелось, и признаться.

- Кхе, кхе – откашлялся я – нет, а что?

- Ничего, это я просто так спросила, - Винэя скосила глаза на дочь, которая тоже поперхнулась, стукнув зубами о чашку из которой пила молоко, и снова залилась краской.

- Рано мне ещё семьёй обзаводиться, – стал я оправдываться - какая семья, когда ни дома, ни дохода. Хожу – брожу по миру, место своё ищу - зря я, так, не подумав, сказал, надо было промолчать.

- А здесь не хочешь остаться?

Теперь уже я зубами о чашку стукнул, чуть её не разбив, - ничего себе предложение на первом ужине – подумал я и решил, что надо как-то увести разговор в сторону, похоже мне из этой деревни надо ноги делать, пока не окольцевали.

- Не могу долго в одном месте сидеть, хочется ещё на мир посмотреть.

Динра встала и засуетилась, убирая пустую посуду, она была красной как помидор. Разговор сам затих, и мы вежливо распрощались до утра. Дверь в мою комнату запиралась только снаружи, на довольно крепкий засов, задвинут его пока я внутри, и буду сидеть как арестант, в окно не вылезти, оно слишком маленькое.

Через пару дней, я был уже полностью здоров, сам был в шоке от этого, ничего не болело, синяки и те пропали. Честно признаться, я немного использовал мазь Эльсигура, которую прихватил перед уходом, правда совсем чуть-чуть, насколько совесть позволила. Днём я гулял по деревне, смотрел, как люди живут, вечером пытался помочь Винэе, только мало чем мог, ремонтировать по дому ничего было не нужно. За целый день узнал много чего интересного, оказалось, что нахожусь я в землях барона Тородо. Деревня «Сырой овраг» находится на самой границе его земель, не считая этой деревни, у него ещё есть четыре, те чуть больше этой, но всё равно не больше двадцати дворов в каждой. Жителей в деревнях тоже не много, человек шестьдесят где-то, в среднем, мужчин гораздо меньше чем женщин. Каждый из баронов содержал свою дружину числом в пятьдесят воинов, мало у кого было больше. Жили, кто, чем мог, возделывали землю, рубили лес на продажу и охотились, в основном на пушного зверя. Пару раз в год отправляли обозы в разные края, продать всё, что смогли набрать. Между самими баронствами, торговли, можно сказать, не было, товар обменивался на другой товар, в зависимости от нужд. Здешнего барона можно было назвать нормальным, сильно не злобствовал, народ не обдирал. Жил скромно, копил денежки на чёрный день, женат, есть две дочери и сын. Люди своим хозяином были в принципе довольны, и убегать не собирались, в отличие от других баронств.

На следующий день ближе к вечеру я сидел возле сарая, где почти целый день колол дрова, хоть меня об этом и не просили. Подбежала Мита, очень шустрая и говорливая девчонка, она вместе с Динрой складывала поленницу. Воспользовавшись тем, что рядом больше никого не было, стала засыпать вопросами, спрашивала обо всём, что придёт в её голову. Динра вела себя намного скромнее и почти всё время молчала, иногда хмурилась. Мита подобрав последние поленья, наклонилась к моему уху и прошептала, - надеюсь, что ты не запираешь дверь на ночь, вот и сегодня не запирай!

Хотел спросить, почему, но она уже убежала, мои мысли заметались в голове, дверь-то я и не мог запереть, даже если бы и хотел, засов был снаружи. Кажется, этой ночью меня ждёт что-то хорошее, надеюсь что хорошее и приятное, а не наоборот. Весь оставшийся вечер я промучился в ожидании, когда наступит ночь, и она наступила, только никто не приходил. Промучился по ощущениям больше двух часов и уснул. Проснулся я от того, что, чья-то маленькая ладошка, запечатала мои губы.

- Тс, молчи! – я ощутил горячее дыхание, у самого уха, и горячее обнажённое девичье тело прижалось ко мне.

Когда всё закончилось, моя ночная гостья, так же тихо ушла, подарив на прощанье сладкий поцелуй. Основательно уснуть, я смог только с рассветом. Утро нового дня почти не отличалось от предыдущего, разве что только завтраком, вместо хлеба были пироги с земляникой. Винэя суетилась возле печи.

– Попробуй пироги, их Динра пекла, со свежей ягодой, на много не хватило и она ещё пошла собирать.

- Подкармливать начинают, чтоб не захотел уходить - подумал я, глядя на стол, заставленный снедью. Пироги оказались очень вкусными, но я всё-таки намекнул Винэе что ухожу, только ещё не определился в какой день. Решил откусить ещё от пирога и замер, мысль, которая пришла в мою голову, вытеснила из неё, желание есть.

- А ведь точно, они решили меня здесь оставить, шустрая эта Мита, ведь не просто так приходила ко мне ночью. Ох, я и дурак, зачем согласился не подумав. Сейчас прибежит староста и заявит, что я обесчестил Миту, и теперь должен жениться. Вот это я попал! Мне стало жарко от этой мысли, и настроение упало на пол.

- Тебе что плохо? Как-то ты неважно выглядишь - Винэя замерла с очередной партией пирогов возле печи.

- Нет, всё хорошо, просто пироги очень горячие, вот меня в пот и ударило, вкусные они очень, только я уже объелся – она, вряд ли поверила моему оправданию, но больше ни о чем, не спрашивая, занялась своими делами возле печи.

- Я пройдусь немного, пусть пироги утрясутся – поблагодарив хозяйку, я выскочил из дома, - Надо что-то срочно придумать, чтобы слинять отсюда и желательно быстрее. Надо Миту найти, поговорить спокойно, может и утрясётся всё. Мита нашлась во дворе дома своего дяди.

- Здравствуй красавица! – я старался быть самым вежливым и доброжелательным человеком, на ближайшие сотни километров. Сам же лихорадочно думал, с чего начать и как отмазаться от ненужной мне женитьбы.

- Дядя дома или уже ушёл куда-нибудь? – говорил я громко, чтоб все слышали, и не говорили потом, что мы шепчемся по углам.

- Дома конечно, куда ж он денется, завтракает ещё – она закусила губу, посмотрев на дверь, и тихо прошептала, - прости, что не пришла, дядя запер в комнате, мы поругались с ним немного. Он последнее время нервный какой-то, слова лишнего сказать нельзя, запирает меня часто.

От такого откровения она покраснела и ушла в дом звать дядю. От её слов я опешил, если приходила не она, то кто тогда это был? Не приснилось же мне это? Может кто-то слышал наш разговор и воспользовался тем, что Миту заперли? Кто мог услышать? Рядом была Динра, по крайней мере, я её точно видел, но мог быть кто-то, кого я не видел. Голову сломать можно пока разгадаешь, валить от сюда надо и прямо сегодня. Пока я размышлял о ночной гостье, из дома вышел Отрис.

- Доброе утро уважаемый! – поздоровался я с Отрисом.

- Что-то случилось?- насторожился он моему визиту.

- Ничего не случилось, просто хотел завтра вас покинуть, вот и пришёл сообщить. Хотел ещё попросить продать мне коня.

- Коня? – Отрис почесал затылок и задумался, что-то просчитывая в уме. Скорее всего, думал, сколько с меня содрать, но его ответ был совсем не таким, как я ожидал.

- Нет, коня мы тебе продать не можем, все лошади принадлежат барону, курицу вот можем, а коня нет. Барон наш за каждую паршивую клячу спросит, если сильно надо, можно к нему поехать и уже у него купить. Значит, ты все-таки решил своей дорогой идти, куда, если не секрет?

- Да, я как-то пока ещё точно не решил, хочу у тебя спросить, может, посоветуешь что? – причина моего быстрого отбытия, конечно, была совсем другой, но этого ему знать не нужно.

- Это, зависит от того, чем ты собираешься заняться, можно и в нашем баронстве место хорошее найти. Барону нашему хорошие воины всегда понадобятся - староста тоже стал намекать на то, чтобы я не торопился уходить. - Если в баронствах тебе не нравится, то можно в Хавек податься или в Мастар, в Селезэр лучше не ходи, там правитель слишком уж кровожадный.

- Спасибо за совет, уважаемый Отрис, за доброту вашу и за заботу тоже спасибо. Завтра с рассветом отправлюсь, жаль, с лошадью не смогли помочь, но ничего, я и пешком прогуляюсь – я попрощался с Отрисом и Митой, у которой чуть не покатились слёзы из глаз от такого известия. Шёл по деревне с намерением собирать «чемодан», но до дома Винэи не дошёл, дорогу мне преградил конопатый парень.

- Слышь, чужак! Долго ты ещё на дармовом хлебе отъедаться будешь, да на девок наших глаза пялить? – вид у него был совсем не устрашающий, но показать, кто в доме хозяин он очень хотел.

- Шёл бы ты парень своей дорогой, пока я ещё добрый - я попытался его обойти, но он снова преградил дорогу.

- Я те говорю, уходи, не то – договорить ему я не дал.

- Не то что? – шагнул ближе к нему и посмотрел в его глаза, в которых появилась злость и решительность. Я понял почему, посмотрев в сторону, к нам бежала Мита. Парень решил, что с разговорами пора заканчивать и попытался меня ударить. Наивный! Пока он замахивался, я коротко, но сильно, ударил его открытой ладонью по уху, парень от удара поплыл и опустился на землю, потом вообще отключился. Я сам не ожидал такого эффекта, даже пульс проверил на всякий случай, не убил ли я его ненароком, парень был жив.

- Ой! – воскликнула подбежавшая Мита,- ты, что, его убил?- она побледнела и закрыла рот своей небольшой ладошкой, чтобы не закричать.

- Почему сразу убил? Полежит немного, отдохнёт, встанет и домой пойдёт, кашу доедать. Ты случайно не знаешь, он может, болен чем, а то нервный какой-то, и глаза у него блестят?

- Кхе-кхе, - раздалось у меня за спиной, я повернулся и увидел Отриса. Из-за какого угла он вылез, я не заметил, а ведь несколько минут назад ещё дома был.

- Извините, я не хотел, он сам полез в драку, - стал я оправдываться перед старостой. - Очень надеюсь, что я его не сильно ударил, вот смотрите, он уже очнулся.

- У меня нет к тебе вопросов, я всё видел, и знаю, что он первым замахнулся. Можешь идти, дальше я сам разберусь - староста принялся поднимать конопатого бедолагу, а Мита так и осталась стоять, зажав рот рукой, только теперь она как-то странно на меня смотрела. Я не стал ничего выяснять, а просто быстро ушёл, в дом Винэи. Драка эта должна была состояться, не сегодня, так завтра, конопатый, уже не первый день на меня косо смотрел. Теперь я уже не собирался ждать до завтра, чтобы покинуть деревню, заберу вещи и рвану прямо сейчас. Нечего ждать разборок, а они будут, это точно, вот только дойдёт известие до родителей этого идиота и пошло- поехало, начнут обвинять во всех грехах. Быстро собрал вещи в свой мешок, забежал попрощаться с Винэей, Динры дома не было, я попросил передать ей большое спасибо за всё. Винэя собрала мне немного еды в дорогу, и я покинул это гостеприимное место.

Шагал я быстро и через несколько часов был уже далеко от деревни. Чтобы устроить привал, решил углубиться в лес, ноги гудели от быстрой ходьбы. Сидя на пеньке, я размышлял, что делать дальше. Сломанные мечи нужно спрятать, слишком много вопросов ко мне из-за них возникает, вот в том дупле старого дерева и спрячу, только камешки, спрятанные в ножнах вынуть надо. Теперь вопрос с деньгами. Сколько взять? Золото и половину серебра, пожалуй, спрячу, нечего людей дразнить. Амулет Эльсигура и два медальона можно оставить, они подозрений ни у кого не вызывали. Теперь осталось решить в какую сторону податься. Отрис настойчиво направлял меня в одну сторону, но я туда не пойду. Этот хитрый староста явно что-то замыслил, какой-то уж больно он нервный стал, когда узнал, что я решил их покинуть. Пойду-ка я в другую сторону, потом может, и поверну куда-нибудь. Спрятав обломки мечей, я двинулся дальше, навстречу неизвестности.

Деревня «Сырой овраг». Отрис, Трей и дед Фокр

- Я тебе говорил Отрис, что подослать моего младшего сына, это плохая идея! Этот твой Атон, чуть его не убил. Давай Трей проверим, давай проверим, ну так как, проверил? – рядом с ним, сидел сын Трея, с опухшим и красным ухом.

- Зря ты Отрис меня не послушал - бурчал дед Фокр - я же сразу тебе сказал, что он воин, и не плохой, когда я ещё служил, видел пару таких, в охране очень важных господ.

- Барону-то будем докладывать или как? - Трей взглянул на Отриса в ожидании его решения.

- Думаю, что не нужно, в случае чего скажем, что был тут путник, да ушёл, куда, нам не известно. Трей скажи своему сыну, чтоб не стонал, скоро Винэя придёт и подлечит ему его ухо.

С мешком за спиной, я теперь ни чем не отличался от местных жителей, и поэтому спокойно топал прямо по дороге, а если есть дорога, то она должна куда-то меня привести. До вечера, никого так и не встретив, расположился на отдых, спать пока не хотелось, и я долго сидел у костра. Из того что узнал за предыдущие дни, было ясно, что населения на территории баронств не очень-то и много. Люди частенько сбегали от своих хозяев и прятались, где только могли. Чаще всего они уходили вглубь континента, там, в больших королевствах было легче спрятаться, правда, жизнь там тоже была далеко не сахар. Постоянные войны повсюду и бегства с места на место, привели к тому, что некоторые земли стали безлюдными. Убегали, правда, не от всех, например, в том же баронстве Тородо жить было можно и люди не спешили сбегать от своего хозяина. Баронств таких было, прямо сказать, не много и беглецов там не приветствовали, только в королевствах на них было наплевать, поэтому люди туда и шли.

Спал я опять на дереве, подальше от ползающих гадов, ещё немного и можно смело причислить себя к пернатым нашим братьям. От неудобной позы, к утру всё тело онемело, и я чуть не свалился сверху, как подстреленный глухарь, долго пришлось разминаться, чтобы снова почувствовать себя человеком. Приблизительно к полудню, погода испортилась, пошёл дождь, все многочисленные ямки на дороге быстро наполнились водой. Пришлось прыгать с кочки на кочку, пока не упал. Став мокрым и грязным, плюнул на прыжки, и пошёл дальше, уже не разбирая где грязь, а где нет. Через какое-то время заметил на дороге телегу, у которой отвалилось колесо. Сгорбленный старичок пытался приладить его на место, но у него не получалось. Пройти мимо я не мог, да и не хотел, месить грязь уже надоело, а так может и подвезут. Так оно и вышло в итоге. Вскоре я уже не месил грязь, а считал кочки своим мягким местом, сидя на краю телеги.

Совсем старый дедушка, вёз крупу в соседнее баронство Стамт из Эльто, по поручению старосты деревни. Если бы я не помог деду, то он, скорее всего, сам не смог бы починить колесо и до сих пор сидел там. Дедуля оказался разговорчивым и говорил всю дорогу, я только слушал, и иногда поддакивал в нужных местах. В Стамт мы прибыли, когда уже стемнело, дедуля долго объяснял стражникам кто он, откуда, и за какой надобностью припёрся к ним в такое позднее время. Нас всё же впустили, я помог деду разгрузить телегу, за что был удостоен порцией жидкой каши, и ночлегом в сарае. Деду досталось то же самое, что и мне, - вот гады, даже просушиться не дали у огня - подумал я, и посмотрел на деда. Старичок уже спал, завернувшись в старую телячью шкуру, мне, правда, дед тоже такую одолжил. Отжав, насколько смог, свою одежду, я тоже завернулся в шкуру, и уснул мгновенно.

Крик петуха разбудил меня на рассвете. Деда, имя которого я не запомнил, в сарае уже не было, одежда на мне была ещё влажной, и выходить из сарая не хотелось. Дождь закончился, грязь осталась, даже во дворе замка она чавкала под ногами. Дед нашёлся возле своей телеги, в которую грузили небольшие бочонки, что в них было, я не знал, но вряд ли это было вино, в баронствах оно было не дешёвым. Я вернул деду шкуру, поблагодарив за такое скромное, но спасительное одеяло.

- Ну, сынок, прощевай! – старый дед, кряхтя, влез на телегу и прикрикнул на свою такую же старую кобылу - Но! Пшла! Кляча старая, шевели копытами! - я остался стоять в середине двора замка Стамт. Сам замок меня не впечатлил, старый и обветшавший, правда, его всё-таки поддерживали в состоянии пригодном для проживания. При слове «Замок», я ожидал увидеть мощные стены, башни со шпилями, и подъёмный мост перед воротами, в общем, всё как видел по фильмам на земле. Здесь же было простое трёхэтажное здание, обнесённое каменным забором, не замковой стеной, а именно забором, высотой метра четыре. Ни какого подъёмного моста или башен со шпилями, даже в намёке не было. Со стороны двора к стене пристроено несколько деревянных построек, разного назначения и убогого вида. Люди добротой не страдали, хмурые лица, одеты в рваньё, такое же грязное, как и всё здесь. Хотел купить у них лошадь – не продали, получилось только купить немного еды в дорогу. Барона местного я видел, он тоже не впечатлил своим видом, седой и худой, в кожаном камзоле которому лет было, пожалуй, даже больше чем самому барону. Массивная серебряная цепь на шее, на ней большой медальон с гербом барона, что на гербе изображено, не рассмотрел. Флагов с гербом тоже нигде не было, щиты стражников тоже ничем таким не были украшены.

- Ну и пёс с вами! – подумал я, и покинул это грязное жилище местной знати. Мои так и не высохшие до конца сапоги, снова месили грязь дороги в сторону сухого, и светлого будущего.

Через три дня, я добрался до замка другого барона, соседа Стамта, как его называли, я забыл спросить. Стоя на вершине высокого холма, я смотрел на другой замок, который был в ещё более плачевном состоянии, чем тот, который я покинул. Видя всё это, не мог понять, почему бароны живут так бедно, и сидят в грязи по самые уши. Маленький и какой-то кривой замок, со всех сторон зарос кустарником, но на главном здании имелся шпиль с флагом. Почти рядом со стенами замка разместились два десятка деревянных строений, разной степени ветхости. Возле этих построек царила какая-то не здоровая суета, - может у них сегодня «базарный день»? - я решил спуститься и посмотреть что происходит. Чем ближе подходил, тем больше убеждался в том, что это точно не торговля, а скорее спешное бегство, люди загружали в большие телеги всё подряд, видел даже стулья и стол. Возле леса, не далеко от замка, рассмотрел десяток всадников в доспехах, они, судя по их действиям, тренировались наносить удары копьём на ходу. Ворота во двор замка были открыты, и я решил заглянуть, посмотреть что там.

Замок барона Саквеса. Двое стражников у ворот замка.

- Глянь- ка Щербатый, какой солдат сюда идёт, не иначе нам сегодня причитается по кружке вина за него, от барона - высокий стражник толкнул напарника в бок и тихо хихикнул.

- Я думаю, что солдат и правда хорош, только он пока об этом не знает, а по поводу вина, я сильно сомневаюсь Кол, что нам перепадёт хотя бы одна кружка на двоих.

- А ну стой! – заорал Щербатый, прямо в ухо молодому парню, входящему в ворота замка. - Куда прёшь и кто таков будешь? – второй стражник по прозвищу Кол, направил на него кривое копьё.

- Да, я это, просто хотел еды немного купить, а то уж больно кушать хочется - проговорил парень, немного подняв руки.

- Ха! Зачем покупать? Сегодня еда бесплатно, идём, сейчас покажем где можно хорошо набить желудок! - Кол зашёл за спину парню и подтолкнул его тупым концом копья, Щербатый шёл с боку, показывая дорогу.

- Эй, Гарет! Вот тебе пополнение! - Кол подтолкнул парня вперёд. Я стерпел все издевательства со стороны стражников и смиренно поплёлся в указанную мне сторону.

- Какое ещё нафиг пополнение? Они что здесь, спятили? - думал я, осматриваясь и продумывая ходы возможного отступления. Дать дёру прямо сейчас будет проблематично, народа много, а я без оружия и пешком. Угрюмый мужик по имени Гарет, осмотрел меня с головы до ног и выдал заключение – в третий десяток его, копейщиком.

- К-к-как в третий десяток? К-каким ещё копейщиком? – удивился я такому повороту.

- Простым к-к-копейщиком – передразнил меня Гарет - барон наш войну затевает, а солдат у него маловато.

- Какая война, да вы что? Я пришёл еды купить! Не хочу я на войну - я попытался отказаться от набора в армию.

- Молчать солдат! – заорал Гарет - не хочешь в армию? Будешь как они! – он махнул в сторону дальней стены, там сидели закованные в цепи люди, человек десять.

- У них теперь выбор небольшой, либо на виселицу, либо на войну. Можно, правда, тебя ещё в рабство продать, но это барону решать, а не мне. Самые особо шустрые из тех, что не захотели служить барону, сохнут подвешенные за шею. Ты всё понял солдат? Теперь шагай туда, - он показал в сторону небольшой толпы крестьян стоящих с длинными палками в руках. – Найдёшь десятника Фита и скажешь, что я прислал. А ты Щербатый проследишь, чтоб не потерялся по дороге.

На этом разговор был окончен и я, получив ещё один тычок палкой в рёбра, поплёлся в указанную сторону. Так я стал солдатом копьеносцем или по-другому копейщиком.

Десятник Фит, по прозвищу – Кривой, восседал на мешках с зерном, как король на троне. Невысокого роста, с выступающим вперёд животиком, лет сорока на вид, он был абсолютно лысым, от левого глаза до подбородка протянулся старый шрам. Из-за этого ранения левая сторона его лица почти не двигалась, поэтому его и прозвали кривым.

- А, ещё мясо привели!? – Фит посмотрел на меня как на поросенка, которого привели на убой. Зря они так плохо обо мне подумали, убить меня будет очень не просто.

- Бери щит и копье - он кивнул в сторону стены, где лежали крышки от дубовых бочек и двухметровые колья, заточенные с одной стороны. Я скривился, посмотрев на это произведение искусства здешних оружейников.

- Тебе что-то не нравится? – Фит изобразил злую рожу, она правда у него и до этого была совсем не добрая, - другого оружия вам козьим детям никто не даст! – закричал он, брызгая слюной во все стороны.

- Бери, и бегом к своему десятку, будешь тренироваться бить копьём – Фит протянул руку в сторону нескольких измученных крестьян, усердно машущих кольями.

- Что ж Фит, ладно, поизображаю немного работу с копьем, но за козла ты мне ответишь - думал я, шагая к месту тренировок. Самое смешное, что меня даже никто и не думал обыскивать, поэтому мой мешок был при мне, за спиной. Наверное, никому в голову не могло прийти, что у такого как я, там может быть что-то ценное. Ценного там, и, правда, ничего не было, я всё припрятал заранее, перед тем как направился в замок. Оставил запасное нижнее бельё, зажигалку и пару серебряных монет, ещё одну спрятал в сапоге. Место, где я прикопал свой маленький клад, хорошо замаскировал и запомнил, потом быстро смогу найти.

Мужики тренировались усердно, как они при этом не покалечили друг друга, оставалось загадкой не только для меня, но и для них самих. Пристроившись с краю, я тоже, как только мог, изображал тренировку. Крышка от бочки, которая заменяла собой щит, была тяжёлая и мокрая, а ещё сильно пахла рыбой. Двухметровый заострённый кол, вместо копья, тоже был наспех сделан, мало того что шершавый, так ещё и кривой.

Изображать усердие мне быстро надоело, я сначала стал часто отдыхать, а потом и вовсе присел на бревно, лежащее у стены замка. За новобранцами никто не следил, и уж тем более их никто ни чему не учил. Вскоре некоторые из новобранцев, глядя на меня, тоже пристроились на бревно рядом со мной. Возле ворот собралась небольшая толпа, там какая-то худая и высокая дама, совсем не приятной наружности, громко визжала, махая руками перед мужчиной в полном доспехе. Этот самый мужик, являлся местным бароном, а дама была никто иная как сама баронесса, то есть его жена. Барон был почти на голову ниже своей истеричной супруги, и смотрел на неё снизу вверх. По какому поводу шла разборка, было не понятно, до меня доносились только особо визгливые звуки. Выдав всю свою сольную программу, баронесса с гордым видом удалилась, скрывшись за дверью замка. Барон был зол и что-то выговаривал Гарету, тот в ответ только кивал, соглашаясь. Вскоре и барон тоже куда-то ушел, а Гарет, как ни в чём не бывало, снова устроился на бочке.

С наступлением темноты нас загнали, в прямом смысле этого слова, в сарай, где для новобранцев оборудовали временную казарму. Вместо кроватей стояли широкие лавки, в центре сарая горел костер, над которым был подвешен большой котёл. Дым от костра выходил через дыру в крыше, в котле что-то варилось, тихо булькая. Повар, очень худой дедуля, одетый в засаленную рубаху, перемешивал варево большой ложкой. Люди мялись возле стопки пустых глиняных мисок, ожидая команду к началу приёма пищи. Дедуля последний раз постучал ложкой о край котла и заверещал. - Кашка готова! Подходи по одному!

Народ быстро похватал миски, и ломанулся за кашей, я тоже не стал выпендриваться, и пристроился в очередь. То, что плюхнулось в мою миску, на кашу совсем не было похоже, мутная жижа серого цвета с плавающим мусором сверху. Я, конечно, ел в своей жизни овсянку, хоть и не нравилась мне она, но эту кашу даже с овсянкой сравнивать было нельзя - гадость ужасная. Посмотрел на мужиков, они уплетали за обе щеки, некоторые уже просили добавки, я же осилил только половину, больше просто не лезло. Поужинав, мужиков потянуло на разговоры, я внимательно слушал и помалкивал.

- Слышь Нат, говорят, что завтра поутру выступаем.

- Ага, точно, как светать станет, так и пойдём.

- Нат, а Нат, а ты знаешь, из-за чего война-то?

- Слышал я, что сосед наш, барон Тивий, обозвал дочку нашего барона – конским дерьмом. Вроде как после этого ещё и баронессе досталось, её он назвал старой клячей, из-за этого всё и началось.

- Что, прям так и назвал? Он что пьяный был?

- Про то, что пьяный или нет, я не знаю, а вот про то, что наш барон хотел дочку свою замуж за его сына выдать, точно ведаю. Повёз он её на показ сыну соседскому, только невеста пришлась не по душе, он так прямо и сказал. Баронесса-то наша молчать не стала, уж не знаю, что там точно произошло, только после она войну-то и объявила.

- Врёшь ты Нат! Ни в жизнь не поверю, что баба войну объявит!

- Ничего я не вру, она на войне настояла, а наш-то барон не хотел вначале, ругались они долго, он уступил, войну объявил. Барон-то понимает, что солдат-то у него мало, вот нас всех и собрали со всех деревень, даже беглых, и тех в строй. Господа ругаются, а помирать нам, вот так-то мужики.

- Мда, слышь Нат, а что же барон-то наш, не захотел дочку-то свою за другого кого-нибудь выдать?

- Так ведь нет поблизости никого холостого, а девке-то, уже почитай семнадцать исполнилось, пройдёт годик али два, совсем никому не нужна будет.

Я сидел, слушал, попутно придумывал, как от сюда смыться, пока ничего стоящего в голову не приходило. С наружи полно солдат, не ополченцев, а скорее всего наёмников. Ворота заперты, и костры ярко горят, незаметно удрать не получится, к тому же нас заперли в сарае. Хорошо подумав, пришёл к выводу, что сваливать нужно по пути к месту драки. Судя по разговорам, до места сражения добираться будем дня два, всё-таки армия, да ещё с обозом снабжения. Время всё хорошенько обдумать у меня ещё есть, а сейчас нужно попробовать немного поспать.

Рёв рога рано утром, заставил нас всех подскочить со своих мест. Завтракали мы на ходу, кусок чёрствого хлеба и немного воды, вот и весь завтрак. Вскоре маленькая армия, нестройной колонной, месила грязь по дороге в сторону баронства Тивий. Армией это стадо баранов идущих на убой, назвать, язык не поворачивался. Я упорно пытался подсчитать количество солдат, но вышло только приблизительно. Около пятидесяти ополченцев, вместе со мной разумеется, три десятка солдат с нормальным оружием (очень плохим), ещё где-то около двух десятков всадников. Обоз состоял из стариков и баб разного возраста и разной степени грязноты одежды. Несколько раз видел лучников, но не много, не больше десяти. Такой дружной и шумной толпой мы протопали до привала на обед. Привал был коротким, где-то с полчаса, потом опять месили грязь уже до вечера.

На закате разбили лагерь, палатки только для начальства и всадников, остальные расположились возле костров. Приблизительно в полночь, поднялся шум, люди стали свистеть и радостно вопить, я не сразу понял, в чём дело. Оказалось, что захватили торговый обоз ненавистного барона Тивия. Протиснулся сквозь толпу, интересно же, что там такого хорошего. Пять больших телег, загруженных мешками, тюками и бочками, стояли окруженные толпой. Возле обоза, на земле, полтора десятка побитых обозников, на одной из телег большая клетка с людьми в ней. Замок с двери клетки только что сбили и стали освобождать пленников, кроме одного, он так и остался, прикован цепью.

- Ух, какой это был пленник! Сегодня я впервые в своей жизни, увидел представителя гномьего народа, ошибиться было невозможно, это точно был гном. Он был прикован толстой цепью за левую руку, прямо к стальным прутьям клетки, правая рука примотана к груди. Одежда местами порвана, на лице много кровоподтёков, под левым глазом синяк, в волосах на голове и бороде много мусора. Гном, сидя в клетке, зло смотрел на всех из-под своих густых бровей. Сопел и морщился, то ли от боли, то ли от неприязни. Люди толпились у клетки, радостно улюлюкая, и тыкая в него пальцами, особо отмороженные пытались ткнуть копьём или ещё чем-нибудь, что под руку подвернётся.

Барон с гордым видом восседал верхом на коне, осматривая с высоты доставшуюся ему добычу

- Чему так рады-то?- спросил я у первого стоящего рядом солдата.

- Как чему? – удивился он – смотри, сколько всего захватили, а ещё и гном достался, барон сможет неплохо заработать, продав его эльфам. Эльфы страсть как гномов не любят и хорошо заплатят, чтоб потом его помучить. Народ ещё какое-то время толпился возле клетки, но потом всё-таки разбрёлся по своим местам. Гном, продолжал, молча сидеть в одной и той же позе, и смотрел себе под ноги.

Десятники принялись назначать караульных, мне как раз выпало охранять гнома до середины ночи. То, что мне выпало стоять на страже ночью, было большим плюсом. Я стал обдумывать план побега, часа через полтора, после того как все уснут, надо бежать. Война меня не интересовала, я смог бы прямо сейчас удрать, только гнома было жалко, надо бы поговорить с ним, может быть, вместе свалим, он должен здешние земли знать лучше меня. Было бы неплохо достать еды в дорогу, но чего нет того нет, ладно и так как-нибудь, протяну пару дней.

Несколько минут прислушивался к звукам по всему лагерю, начальство, судя по звукам, доносившимся из большой палатки, гудело по полной программе. Мужской смех и женский визг, разносились далеко за пределы самой большой палатки, в воздухе стоял кислый запах дешёвого вина, жареного мяса и мочи. Клетка с пленником находилась на самом краю лагеря, и мне ничто не мешало поговорить с гномом. Приблизившись почти вплотную к решетке, я тихо сказал на гномьем (спасибо Эльсигуру, немного научил) – поможешь мне, я помогу тебе. Гном дёрнулся от неожиданности, цепь звякнула, солдат, сидящий у костра неподалёку, обернулся, несколько секунд смотрел в нашу сторону, потом отвернулся.

- Ты кто?- прошипел гном.

- Неважно кто я, просто хочу удрать отсюда, но местность плохо знаю, поможешь?- он несколько секунд думал, потом кивнул соглашаясь.

- Как с этим быть? – показал он на свои оковы, цепь тихо брякнула.

- Я что-нибудь придумаю – сказал я и посмотрел на конструкцию, которой он был скован.

- Если меня с собой не возьмете, я закричу! – раздался женский голос из темноты, мы с гномом вздрогнули, я приготовился убить ещё одну женщину в этом мире. На свет из темноты к нам вышла женщина, в испачканной навозом одежде, грязным лицом и соломой в волосах. Она подошла чуть ближе, и я увидел, что это ещё совсем молодая девушка, ей не больше двадцати лет, про красоту или её отсутствие, сказать было сложно, из-за грязи на лице.

- Если возьмёте – помогу, а если нет, то сами знаете, что будет - заявила грязная шантажистка. Мы переглянулись с гномом и решили, что сейчас помощь не помешает, а там видно будет.

- Чем можешь помочь?- спросил я, пытаясь рассмотреть её лучше.

- Еды могу украсть, правда, не много, из оружия смогу топор или копьё.

- А лук сможешь достать?- спросил я, надеясь на лучшее.

- Не, лук не смогу, и арбалет тоже, стерегут их хорошо, мало такого оружия.

- Ладно, бери то, что сможешь – согласился я – только быстрее, иначе без тебя уйдём, ждать не будем. Девушка кивнула, поправила одежду, и ушла в сторону лагеря, мы с гномом остались одни. Снять цепь с руки пленника без инструмента было невозможно, а вот отцепить её от клетки, вполне даже можно. Прутья клетки железные, но вставлены концами в деревянные брусья, связав два прута меж собой ремнём, стал его скручивать при помощи палки. Прутья гнулись, брус потихоньку трещал, появились трещины и затем с тихим треском он расщепился по всей длине. Я еле успел поймать выскочивший из бруса прут, цепь освободилась тихо звякнув. Осмотревшись, вынул из расщепившегося бруса ещё пару прутьев, чтобы гном смог выбраться на свободу. Он тихо вылез сам без моей помощи и намотал цепь на руку.

На землю опустился утренний туман и был таким плотным, что дальше пары шагов ничего видно не было. Только хотел спросить про девушку – ждать или нет, как она тут же появилась. В руках держала топор, а за спиной висел солдатский походный мешок, она была бледной и немного дрожала.

- Это всё что смогла – сказала она, положив добытое у наших ног, я сразу заметил, что её руки в крови, но спрашивать ничего не стал. Гному достался топор, содержимое мешка, на половину перекочевало в мой мешок. Тихо, не разговаривая, мы дружно шагнули в густой туман, а потом быстро углубились в лес. Подъём войска будет с рассветом и времени у нас оставалось мало, мы ускорили шаг, а потом побежали. Бежать в тумане по лесу не самое приятное занятие, постоянно спотыкались и налетали на стволы деревьев, но даже не думали останавливаться. Где-то приблизительно через час бега с препятствиями, девушка стала отставать, гном же продолжал переть вперёд как танк, не разбирая дороги.

- Слышь гном! Надо бы передохнуть немного, девчонка выдохлась - он посмотрел на неё и согласился. Туман постепенно исчезал, немного восстановив дыхание, побежали дальше, как не странно, но погони за нами мы не обнаружили. Возможно, погоня была, но в тумане, да ещё и в лесу, искать троих беглецов не имело смысла, войску до места сражения оставалось полдня пути. Бежали мы долго, я даже устал, не говоря о девушке, которая держалась лишь на своём упрямстве, про гнома ничего сказать было нельзя, он как в начале нашего забега, так и в конце, сопел как дизель и даже не вспотел. Следующая остановка была в неглубоком овраге, девушка долго не могла восстановить дыхание, от пота грязь на её лице потекла ручейками, от чего стала похожа на боевую раскраску.

- Может, познакомимся, коли уж, теперь вместе будем? – предложил я отдышавшись.

- Меня Атон зовут - представился я первым.

- Я Ланавель, можно просто Лана, так привычнее - девушка всё ещё лежала, раскинув руки в стороны.

- Дориан - коротко буркнул гном.

- Второй сын, - я перевёл на общий язык.

- Откуда наш язык знаешь, человек? – прогудел гном хмурясь.

- Я много чего знаю, гном, только не обо всём рассказываю – я тоже не очень ласково ответил ему. Отдыхали мы недолго, немного перекусили, тем, что Лана добыла, и пошли дальше, – молча!

- Куда дальше-то пойдём? – не выдержал я через час.

- Я в горы пойду, для гнома горы как дом родной, можете со мной податься, если хотите - он чуть-чуть подобрел, если судить по голосу.

- Я нет, вы уж, как-нибудь без меня – заявила Лана - я на юг подамся, навестить кое-кого нужно. Жаль только барона убить не смогла, но за него Гарет умер.

Мы с гномом переглянулись, но промолчали, не наше это дело, у каждого свои тайны. Оставшиеся продукты поделили на три части. – Извини, но с оружием у нас не очень – развёл я руками с сожалением.

- Мне не нужно, у меня есть! – Лана подняла край юбки и показала на нож, привязанный к ноге.

- Тогда давай прощаться! – я протянул руку, Лана удивлённо посмотрела и боязливо протянула свою, я пожал.

- Вам тоже удачи и прощайте добрые люди, и э, и гномы! – она скромно улыбнулась и вскоре скрылась за стволами деревьев.

Глава 7
- Показывай дорогу Дориан, в какую нам теперь сторону идти? – я подхватил мешок, и закинул его за спину. Гном поправил топор за поясом и выбросил цепь, которую мы всё-таки смогли снять с его руки.

- Нам в ту сторону! – он не показал, в какую именно, а просто повернулся и пошёл, и мне ничего не оставалось, как отправиться вслед за ним. Шли мы долго и быстро, мешок за плечами с каждым километром становился тяжелее, ноги устали, и перешагнуть через очередной ствол поваленного дерева становилось тяжело.

- Ты точно знаешь, куда мы прёмся уже половину дня? – спросил я у гнома, молча сопящего впереди.

- Да – коротко как всегда ответил он. Я пытался с ним поговорить, но в ответ слышал только – да, нет, не знаю, не слышал или не видел, - «Бука» одним словом.

Стало темнеть, и я предложил остановиться на ночлег, гном остановился и недолго думая – оторвал! от дерева две довольно толстые ветки с пышной листвой. Накинув их себе на плечи, присел на поваленное дерево, и приготовился спать прямо так, сидя.

- Интересный способ, - подумал я, посмотрев, как он устроился. - Силён мужик, такие ветки я бы смог только срубить. Мне нужно опять на дерево влезать, не смогу как он. Я со своим способом, наверное, скоро в белку превращусь или в глухаря.

Ночь прошла относительно спокойно, правда спал я плохо, моё гнездо оказалось очень не удобным, пять раз за ночь чуть не свалился. В отличие от меня, гном спал спокойно и даже не склонился ни разу, иногда он, правда, храпел, но очень тихо. Как только я спрыгнул на землю, гном моментально встал, отбросив в сторону не нужные больше ветки.

- Идём – прогудел он, собираясь двинуться вперёд.

- Куда идём? А пожрать?- возмутился я.

- Ладно – он сел обратно на место. С утра гном был хмур и задумчив, ел всё, что я ему протягивал.

- Слышь Дор, ты мясо любишь?

- Угу – кивнул он.

- Это я к чему говорю, еда-то у нас заканчивается, на сегодня ещё хватит, а на завтра уже нет. Надо бы кого-нибудь поймать, зверя, или птицу, рыба тоже подойдёт. Думаю, что погони за нами нет и можно немного сбавить скорость, ты согласен со мной?

- Угу – он опять кивнул.

- Что ты заладил, угу да угу? Как Филин, блин! Ты, что, нормально не можешь ответить? Ты даже не говоришь мне, куда мы идём! - он меня взбесил своим угу. - Если скажу, то ты заведёшь меня в ловушку, и я опять могу попасть в клетку - пробурчал он. От такого пояснения, моему возмущению не было предела.

- Ты совсем спятил, да? Какая ещё ловушка? Мы с тобой вместе сбежали или ты уже забыл? Лана к тому же ещё и Гарета прирезала! Как ты думаешь, что с нами сделают, если поймают? Мы с тобой теперь повязаны кровью, благодаря этой Лане. Если нас поймают, мы вряд ли сможем доказать, что это она его убила. - Орал я на него ещё долго, пока не охрип, он только хмурился, слушая мои крики, и молчал. Потеряв голос и высказав всё, что я о нём думаю, сел на тот же ствол дерева, что и он.

- Гномы не доверяют людям, гномы ненавидят эльфов. Люди ловят гномов, продают нас эльфам, эльфы убивают гномов. Гномы никому не верят - выдал Дор своё видение сложившейся ситуации. Интересная логика у гномов – подумал я, и как дальше быть? - Мы долго сидели, молча, думая каждый о своём. Да пошёл он к чёрту со своей логикой! - подумал я, и решил, что ухожу один.

- Я ухожу! Думаю, что один ты не попадёшь в ловушку – накинув свой мешок на плечи, я зашагал в сторону гор. - Только не знаю, как далеко ты сможешь уйти с одной рукой – сказал я ему, обернувшись. Я был согласен с тем, что уходить нужно в горы, но в одиночку туда лезть очень опасно. Один раз я уже это проверил, мне тогда просто повезло, остался жив. Наверное, я не полезу в горы, а пойду вдоль них, тоже неплохой вариант. Пока доберусь до подножия, определюсь в какую сторону идти дальше. За спиной послышались шаги и сопение гнома.

- Стой человек!- я остановился, гном меня догонял, и вид у него был виноватый.

- Меня зовут Атон! Запомни хорошенько! – зло ответил я на его окрик.

- Прости Атон, я не хотел тебя обидеть, но ты тоже должен меня понять. Мне много чего пришлось пережить и досталось мне от людей изрядно, к тому же ты прав, с одной рукой я в горах долго не протяну. Ты, тоже долго без меня не протянешь, поэтому хочу предложить временное перемирие.

- Почему это временное? - не понял я. - Хочешь сказать, что, как только переберёмся через горы, то перемирие закончится? По ту сторону гор мы станем врагами, и ты бросишься на меня с топором? Такой у тебя план, да гном? – я орал на него и медленно приближался к нему, он также медленно отступал.

- Клянусь!- он поднял руку – даже не думал об этом, могу даже поклясться, что никогда не причиню тебе вреда!

- Мне будет непросто тебе поверить, гном.

- Гном всегда держит слово, если его кому-то дал, а ты меня обидел человек, не принял мою клятву - теперь он на меня смотрел зло и обиженно.

- Меня зовут Атон - повторил я.

- А меня Дориан - он протянул мне свою здоровую руку, и я пожал её. Дальше шли уже вместе, гном уже не бурчал, как до этого, а вполне нормально разговаривал. Впереди нас ждали горы и снег, лежащий на их склонах. У подножия гор, Дориан, каким-то образом, точно брошенным камнем, смог сбить козу со склона, и теперь у нас появилось мясо.

- Жаль огонь нечем развести, если только камни поискать, подходящие для огнива - вздыхал он, с сожалением и тянул за собой тушку козы. Коза, по моему мнению, сорвалась со склона сама, от испуга, а совсем не потому, что камень, брошенный Дором смог заменить пулю.

- Это у тебя нечем развести, а у меня есть! – ответил я.

- Я не видел в твоём мешке огнива, и ты не маг, значит, мясо будем, есть сырым – Дориан поморщился, представив поедание сырого мяса.

- Смотри! – я достал зажигалку и крутанул колёсико, вспыхнуло небольшое пламя.

- Ух, ты! – удивился гном, выпучив глаза. – Магия, да?- он смотрел на пламя заворожено.

- Нет тут никакой магии, горючая жидкость и механизм высекающий искру – я показал, как устроен механизм.

- Гномы делали! – заявил он, выпятив грудь.

- Нет, не гномы, а люди - хотел сказать, что китайцы, но решил, что он об их существовании не знает, а я лишь раскрою себя объяснением.

- Нет, люди такого сделать не могли, это точно гномы делали – настаивал он на своём. Я не стал с ним спорить, пусть думает, что хочет.

- Послушай Дор, а нельзя ли нам повернуть к замку Саквеса, у меня там кое-что припрятано.

Дор почесал бороду, и немного подумал - можно и повернуть, думаю, что там нас искать не будут. В горы тогда через Стамт пойдём, там проход есть.

Пока жарилось мясо, он точил топор, проверял остроту и снова точил.

- Дрянная сталь - заявил он – мне б сейчас гномью секиру, вот там сталь, то, что надо, а это – дерьмо! - он плюнул, выбросил камень и засунул топор за пояс. – Пока и этот сойдёт.

К замку Саквеса мы добрались только вечером. Сейчас около него не было видно ни одной живой души. Место, где я спрятал свои вещи, хорошо помнил и нашёл его быстро. Очень хотелось нанести визит вежливости в замок, и немного наказать барона за плохое отношение к людям, но решил, что гном это дело не одобрит.

- Забрал? Тогда пошли отсюда, пока нас не заметили.

К следующему заходу солнца мы были уже у подножия гор.

- Нам туда! – показал Дор чуть левее невысокой скалы - с рассветом пойдем, а сейчас пора подкрепиться и хорошо выспаться. - Я с ним был полностью согласен, ноги у меня болели, а желудок давно просил чего-нибудь в него положить. Ночь прошла спокойно, возле жаркого костра было тепло и даже уютно, жаль только, что котелка у нас не было, жевать подсохшее мясо уже челюсти устали. Дор жевал как обычно и не жаловался, его зубы перемалывали всё, что на них попадало. Зубы у гномов шире человеческих раза в два, но их меньше, всего двадцать, Дориан мне сам об этом сказал и даже показал.

С рассветом мы двинулись в путь, вёл он меня какими-то козьими тропами, иногда нам приходилось карабкаться вверх по крутому склону.

- И это ты называешь проходом? Мы же не козы, чтобы так прыгать с камня на камень - стонал я, содрав руки и ноги до крови. Дориан в отличие от меня, лез вверх по камням уверенно, даже ни разу не оступился.

- Я про этот проход слышал, но сам здесь никогда не был - признался он – но ты не переживай, гном в горах как у себя дома.

Заночевать нам пришлось, на середине склона, но уже с другой стороны горы. Вид с высоты этого места был таким красивым, что я долго не мог оторваться.

- Красиво да? – Дор сидел рядом и тоже смотрел, любуясь красивым пейзажем.

- Ага, очень красиво – согласился я с ним.

- Раньше Дамрос и не с высоты гор был красивым, а сейчас там только мёртвые земли, нормальной травы и той нет, зверей и тех, тёмная магия изменила.

- Да жаль, стоп! Что ты сказал? – очнулся я от созерцания красивого пейзажа.

- Мёртвые земли говорю, почти ничего не растёт, повторил он

- Да не про то, что растет, а про земли эти, как ты их назвал?

- Ты что оглох? Я говорю, что Дамрос это, и раньше он был ещё красивее. Не веришь мне, спроси у любого, кто ещё остался жив после войны.

- Так это что, Дамрос? Оно же на западе находится, а мы всё время на восток шли.

- Ты головой нигде не ударялся? Мы с тобой сейчас как раз на западе и находимся, горы эти зовут «Хребет дракона» - гном смотрел на меня как на несмышлёного малыша. Я сейчас понимал, что чего-то не понимаю.

- Солнце же садится там, по ту сторону гор, а значит там запад, а там восток.

- Нет, всё-таки ты где-то головой приложился, все знают, что солнце восходит на западе, а заходит на востоке - стал он объяснять мне как учитель глупому ученику. - Север там, ну а юг, само собой в той стороне.

- Ты в этом уверен?

- Конечно, уверен, а как же иначе, не первый раз из дома вышел - он стал как-то подозрительно на меня смотреть.

- Тогда почему солнце восходит там, а заходит там? – продолжал я размахивать руками в разные стороны.

- Вот пристал! Откуда мне знать почему, хочешь узнать, сам у него и спроси - Дор стал злиться на такого бестолкового неуча по имени Атон.

- У кого? У солнца что ли?- простонал я.

- Можешь и у солнца - буркнул он и отвернулся, ставя точку в нашем разговоре. Моё мышление дало сбой, и я решил поразмыслить не земными понятиями. - В конце концов, а почему бы и нет, я ведь не на земле сейчас. Магия здесь есть? – есть! Гномы, эльфы и прочие всякие разумные тоже имеются. Законы физики, химии и прочих наук могут нарушаться? – могут! Если представить что планета вращается в другую сторону, то всё встаёт на свои места и запад с востоком, и восход солнца тоже. На местном языке понятие запад совсем не означало, что это место где заходит солнце. Это была всего лишь левая сторона относительно севера, а восток это правая, и с положением солнца они не связаны.

- Ладно, Дор, пожалуй ты прав, я действительно неуч, признался я в его правоте. Дор от моего признания немного возгордился собой.

- Расскажи ещё что-нибудь про Дамрос, например, почему там теперь мёртвые земли? – попросил я.

- Так ведь я почти и не знаю ничего, только то, что от других гномов слышал. Война тут была, из-за чего, не знаю, мне не говорили про это, знаю только, что Дамросцы были хорошими воинами и дрались отчаянно. Только их было гораздо меньше, чем врагов. Когда воинов осталось совсем мало, их окружили в крепости Ноэр. Очень старая крепость, но крепкая, с хорошими стенами, гномы наверно строили - все, что касалось величественного и качественного, он присваивал к заслугам гномов. - Когда пали почти все обороняющиеся, в том числе и король, который дрался плечом к плечу с простыми солдатами. Дед короля, он архимагом был, звали его, кажется Конер, может и не Конер? О! Вспомнил! Тэнэр его звали, Тэнэр Маслос, король-то тоже Маслос был. Так! О чём я говорил? А! Так вот, Тэнэр решил, что просто так погибать он не собирается, замыслил забрать с собой в чертоги смерти как можно больше врагов, и ударил по ним со всей своей силы. Магией ударил, конечно, он же архимагом был, и силы у него было много. Магия-то эта у него оказалась запретной, тёмной. От этого удара погибли тысячи врагов, а земля вокруг крепости, на день пути от неё, превратилась в пыльно-каменную пустошь, там теперь нет ни рек, ни деревьев, ни зверей, даже говорят что и букашек никаких нет.

- Дор, а Дор? А с кем воевали-то Дамросцы?

- Так ведь раньше-то как было, всеми королевствами правили короли, а у каждого короля был свой маг при дворе. Чаще всего он архимагом являлся и стоял над всеми другими магами. Так вот, эти самые маги, создали свой небольшой совет, из двенадцати магов, потом их количество менялось, только я уже не помню в какую сторону, то ли меньше, то ли больше. О чём я говорил? Ах да! Вот эти маги и захотели стать королями и самостоятельно править королевствами. Некоторые из них ими стали после войны, ну, те, кто выжили. Вот и вся история.

- А баронства?

- А что баронства? Баронства они всегда были сами по себе, иногда могли объединиться против сильного врага, а сейчас только меж собой дерутся. До войны их не трогали, а после войны они стали совсем никому не нужны, звери из мёртвых земель туда часто забредают. Кому охота со зверьём этим связываться, пусть уж лучше они сами это зверьё и гоняют.

- Слышь Дор, а этот как его, архимаг Дамроский, Тэнэр, он что, тёмным магом был? – давно я хотел о нём спросить, только Дора перебивать не хотелось, он и так всё время сбивался.

- Говорят что да, был, только я в это не верю - он ухватился за большой кусок горячего мяса и с удовольствием откусил от него приличного размера часть.

- Почему не веришь?

- Как почему? Ты вот сам подумай! Тэнэр был магом целителем, самым лучшим из них, людей лечил, а тут вдруг – бац, и тёмным стал, так не бывает. Тёмные они сразу, с самого рождения такие, сволочи! Другого слова и не подобрать. Добрых дел-то от них не видел никто, к тому же о них уже лет как пятьсот неслышно было.

- А почему Тэнэр против своих встал? – гном думал, что я больше ничего спрашивать не буду и хотел прилечь после обильного мясного ужина, но не тут- то было.

- Ну, был против не только Тэнэр, ещё много кого было, Тэнэр просто самый известный из всех. Говорили, что он придерживался старого порядка, короли правят, а маги магичат, каждый своим делом занимается. Это я так слышал, а как оно, в самом деле, было, я не знаю.

- А ты, еще, что-нибудь знаешь о Дамросе или о Тэнэре?

- Не, больше не помню, хотя кое- что вспомнил! Короля Дамроского звали, кажется Эмер, да, точно, Эмер, говорят, хороший король был, справедливый, только слишком добрый, поэтому и проиграл.

Проговорили мы с Дорианом почти до рассвета, мне спать на голых камнях не хотелось, да и холодно было. Хорошо, что костёр горел до утра, у него и грелись. Дор где-то среди камней нашёл сухое корявое дерево, вот его-то мы и жгли понемногу всю ночь. К подножию гор спустились только к полудню.

- В какую сторону двинем? – спросил я, мне в принципе было всё равно куда идти.

- На юг пойдём, там тепло и в южных баронствах к гномам не так плохо относятся.

- Ты же говорил, что со стороны Дамроса людей нет, а говоришь о баронствах?

- Правильно! Нет людей, и баронств тоже нет, пойдём вдоль гор до моря, там обойдём их и повернём в баронства. А люди здесь тоже иногда бывают, беглые в основном, но не долго, до тех пор, пока кто-нибудь их не сожрёт. Мы тоже с тобой теперь такие – ха, ха, ха – беглые!

- Надеюсь, что нас не сожрут – вздохнул я, жить-то ещё хотелось.

Вдоль горного хребта мы шли уже третий день, и съесть нас пока никто не пытался. Места здесь были дикие, зверьё не пуганое, воды в виде ручьёв стекающих по склонам было бесчисленное количество. Ручьи, правда, через некоторое расстояние от гор пропадали, уходя в землю. Поднявшись на очередной каменный холм, увидели полуразрушенное строение. Когда-то это была высокая башня, которую окружала стена. От стены сейчас остался только фундамент, башня тоже пострадала, но всё ещё выглядела величественно, даже в таком состоянии.

- Дор, что за башня?

- Откуда ж мне знать-то, башня уже давно тут стоит, видно же, старая очень, гномы наверно строили.

- Давай здесь заночуем? Место подходящее.

- Можно, место, правда, хорошее.

Двери, разумеется, у башни не было, как и крыши. Сама башня, вблизи, оказалась просто огромной, и сложена из больших каменных блоков. Внутри башни тоже ничего не сохранилось, перекрытия этажей давно рухнули и сгнили. Пол был завален горами мусора, принесённого ветром и частично зверями. Для ночлега место было подходящим, только нужно было немного прибраться и расчистить место для костра, чем я и занялся. Дора я отправил на охоту, он с этим лучше меня справлялся, даже имея лишь одну здоровую руку.

Мусора было много, но ничего подходящего для костра почти не нашлось. У стены я откопал часть старого деревянного пола, доски были толстые и ещё не сгнили до состояния трухи, а самое главное, они были сухими. Для костра этих досок вполне хватит, осталось только Дора дождаться, топор-то у него, не голыми руками же их выковыривать. Пока ждал гнома, побродил возле башни, в надежде, что найду что-нибудь интересное. Облазил все ближайшие места, где могло хоть что- то сохраниться, интересного не нашёл, нашёл полезное. Старый, немного помятый и ржавый котелок, литра на три, я так ему обрадовался, что тут же принялся его приводить в нормальное для приготовления пищи состояние. Тёр его долго, до тех пор, пока не счистил всю грязь и ржавчину, попутно вмятины убрал. Было желание приделать к нему ручку, но не нашёл из чего её смастерить. Котелок был немного странный, по краю было проделано несколько отверстий, почему-то только с одной стороны, для чего я так и не понял. Дориан вернулся перед закатом и принёс тушку зайца. Он был уставшим и злым, видимо долго за этим ушастым бегал, – подумал я, посмотрев на него.

- Наконец-то! Я уж думал, что мы сегодня голодными останемся, я тут вот котелок нашёл - показал ему начищенный котелок.

- А в котелке этом, хозяина случайно не было? - спросил он, брезгливо рассматривая мою находку.

- Не понял? Какого ещё хозяина? - удивился я.

- Обычного хозяина, с руками, ногами и головой, как у тебя!

Я непонимающе смотрел то на гнома, то на котелок, и не мог понять, на что он намекает.

- Шлем это! – не выдержал Дор - этот, похоже, ещё с войны здесь лежит.

Я удивлённо посмотрел на котелок, и тут до меня наконец-то дошло, для чего дырки по краю проделаны, две для ремня, а остальные для кольчужной защиты шеи.

- Ну и ладно! Не было у нас котелка и не надо, мясо можно запечь в углях - я выбросил шлем, сожалея о бесполезно потраченном времени и содранных костяшках пальцев.

- Дор, одолжи мне топор, я тут хорошие дрова для костра нашёл, только их нужно оторвать.

Я кряхтел, пыхтел, но так и не смог оторвать ни одной толстой доски на полу у стены. Дориан смотрел на мои мучения с улыбкой и потом всё-таки не выдержал.

- Дай сюда! Доски сначала обухом надо стукнуть, а уж потом выворачивать.

Доски, длиной около полутора метров, одним концом упирались в стену, а другим в плиту на полу, между собой были подогнаны плотно, и лезвие топора всунуть между них не получалось.

- Дор я встану на один край, а ты бей по другому – посоветовал я, и встал у стены на край доски.

- Бум! – глухой звук удара заметался между стен башни.

- Бум! Бум! Бум! – А! А! А! – сразу несколько досок под нами разлетелись в щепки, и мы провалились вниз вместе с ними.

- Ой! Ё! Ох!

- Ох! Ах! Слезь с меня! Ты мне на ухо давишь – услышал я возмущённый голос Дора. Оказывается, я упал не на землю, а на него. Если бы он на меня упал, точно переломал бы мне все кости, он же вдвое тяжелее меня.

- Это ты виноват! – заявил он, пытаясь встать - Уф! Ой! Ох! Сдались тебе эти доски! Что, за дровами до леса дойти не мог?

- Это не я виноват, а ты! Ты же топором бил по доскам, а не я! - с гнома я всё-таки слез и посмотрел наверх. На высоте четырех, может быть даже пяти метров, светился пролом, в который мы провалились.

- Как вылезать будем? – спросил я у Дора. Он всё ещё сидел на куче из поломанных досок, земли и камней.

- Пока не знаю, темно здесь – Апчхи! – и пыльно – Апчхи! Огниво – Апчхи! – достань – Апчхи!

Маленький огонёк от фитиля зажигалки, давал мало света, но это было хоть что-то в почти полной темноте. Осмотревшись, поняли, что мы на дне какого-то колодца, только слишком уж широкого для воды, метра три в диаметре. Попробовали дотянуться до края дыры, через которую провалились, не вышло, слишком высоко. Присели на доски и задумались над тем как выбраться. Из тех досок, что были под нами, ничего нормального сделать не смогли. Мне в голову пришла совсем неуместная мысль, - что будет, когда наступит голод? Кто кого съест, я его или он меня? - от такой мысли мне стало страшновато. Я ударил себя по лбу, чтобы выбить эту дурь из головы, помогло! Дор тоже был не в восторге от этого заточения в подземелье и, разозлившись, запустил топор в стену. Топор со звоном высек искру, ударившись о стену, и упал на пол, заскрежетав по каменным плитам. После этого Дор вскочил как ошпаренный, схватил топор и стал быстро бить им по стенам.

- Должен же быть выход! Во всех подземельях есть выход, это же не яма! – повторял он, продолжая бить по стене и двигаясь вдоль неё.

- Бум, Бум, Бам! Есть! – заорал Дор, радуясь тому, что, он что-то нашёл. - За стеной нет ничего, значит там выход! Бам, Бам - раздалось ещё несколько раз, и первый камень выпал из кладки, доказывая, что он был прав. Я просунул руку в образовавшуюся дыру и посветил зажигалкой, за стеной находилось ещё одно помещение, уже, но длиннее чем то, в котором мы сидели. Комната за стеной оказалась коротким коридором, который через несколько метров загибался под прямым углом, и вёл в ещё одну комнату. Я шёл первым, освещая путь, слабым светом маленького пламени. Миновав коридор, остановился перед дверью и замер. Эта комната была гораздо больше оставшейся по другую сторону коридора, и она была не пуста. В центре комнаты возвышался каменный постамент высотой в мой рост, в его верхней плоскости, по центру, вмурован металлический стержень, длиной около метра. Вокруг этого стержня уложены грубо обработанные каменные шары, разного размера, и цвета. Самый крупный из них, был размером с футбольный мяч, но моё внимание привлекли не они, а то, что сверкало на самом верху метрового стержня. Там, голубым цветом, светился прозрачный камень, размером с кулак, а в самом камне, медленно, как в масле, плавали синие искры, именно от них и исходило свечение.

- Глазам своим не верю! – воскликнул Дориан.

- Ага, красиво! – согласился я, не отрывая взгляд от камня.

- Это самый большой Марнит, который я только мог себе представить, теперь мы с тобой просто невероятно богаты.

- Э? Не понял, поясни, о чём речь?

- Марнит, это магический камень, он может накапливать в себе силу мага, потом маг может её из него втянуть обратно в себя, восполнив потраченную. Эти камни ещё называют «Камни силы», и стоят они очень дорого, за этот можно купить небольшое королевство.

- Кто ж тебе его продаст-то! Королевство он захотел, видите ли! – обломил я его, не дав помечтать.

- Кто продаст, это уже не важно, ты лучше давай лезь за ним, я тебя подсажу - Дор подставил свою спину, чтобы я смог взобраться наверх. Забравшись на него, я потянулся к камню и оперевшись одной рукой в чёрный шар, протянул к нему другую руку. Как только я коснулся камня, в стороны ударили ветвистые молнии, вокруг меня засветился воздух, - всё-таки мне конец!- успел я подумать, перед тем как одна из молний ударила мне прямо в сердце. Через некоторое время после того как молнии перестали сверкать, первым в сознание пришёл Дор.

- Ох! УУУ! Ай! Как больно-то! – голова у него болела, особенно сильно болел затылок, он потрогал, чтобы узнать что там. - ААА! – волос на голове не было - ААА! – бороды тоже не было, - ААА! – волосы пропали со всего тела. - Тела? – Дор осмотрел себя и понял, что остался голым. - ААА!- Одежды нет! Обокрали! Где этот человечишка? – он заметался в полутьме, высматривая Атона. - Вот он гад, на полу позади меня разлёгся, сейчас ты у меня получишь! - Человек тоже был голым и лысым, но ему было на это наплевать, он схватил его за плечи и стал трясти. - Очнись сволочь! Очнись, кому говорю! Где моя одежда, гад!? Где мои волосы?

- Кхе. Ты кто?- прохрипел он.

- Ах, ты ж гад, ещё и придуриваешься? - возмутился Дор. Человек открыл глаза, и гном отшатнулся от него, глаза Атона пылали синим огнём. Отодвинувшись подальше, Дор увидел, что и всё тело Атона тоже слегка светится, таким же синим светом, даже воздух вокруг него стал голубым.

- Дор, это ты? Ты какой-то розовый стал, и я вижу твои кости, а ещё вижу, как бьётся твоё сердце, и слышу тоже. Быстро бьётся, тук-тук, тук-тук.

- Всё, мне не жить, это уже не Атон и даже не человек, это - Демон! – подумал Дор, закрыл глаза и приготовился к смерти.

Очнулся я от того, что меня кто-то трясет, а потом ещё и по лицу заехали, причём не слабо так, аж зубы клацнули. - Кхе, ты кто? Спросил я, не открывая глаз.

- Ах, ты ж гад, ещё и придуриваешься! – услышал я возмущённый голос Дора. Я открыл глаза, вокруг меня всё было цветным и ярким, странное розовое существо, похожее на человека, трясло меня, схватив за плечи. Как не странно, но у меня ничего не болело, даже лицо, по которому только что получил, я вообще сейчас чувствовал себя прекрасно.

– Дор, это ты? Ты какой-то розовый стал, и я вижу твои кости, а ещё вижу, как бьётся твоё сердце, и слышу тоже. Быстро бьётся, тук-тук, тук-тук.

Дора я сейчас видел, словно как через рентгеновский аппарат. Только изображение не чёрно-белое, а цветное. Я попытался сесть, Дор почему-то в этот момент заорал, что было сил – АААА!- Не подходи, демон! – и закрылся от меня руками.

- Твоя рука! – показал на его руку и потянулся к ней, чтобы потрогать, и самому убедиться, не померещилось ли мне.

- Не отдам! – заорал Дор, не своим голосом.

- Твоя рука снова здорова, ты ей только что двигал.

Дориан замер, удивлённо посмотрел на руку, пошевелил пальцами, сжал кулак, и широко улыбнулся.

- Дор, а где наша одежда? Даже не говори мне, что ты её постирал, и она пока ещё не высохла - сидеть на холодных камнях было очень неприятно. - А почему ты лысый?

- Ты это у меня спрашиваешь? – возмутился он, и даже радость от вновь обретённой руки померкла в его глазах.

- Конечно, у тебя, а что здесь ещё кто-то есть? – я осмотрелся вокруг, но больше никого не заметил.

- Да, нет вроде, кроме нас никого нет - он тоже осмотрелся. Я стал замерзать сидя на полу и встал.

- Тогда повторяю! Где наша одежда?

- Не знаю я! – зло ответил Дор – я очнулся уже без одежды и лысым, нас ограбили, и чтобы поиздеваться, ещё и побрили.

- Странные какие-то воры, тебе так не кажется? Жаль, что они твоё королевство тоже спёрли – моя пятая точка онемела от холода, и ощущалась как кусок хорошо промороженного мяса.

- Какое королевство? - Не понял он и тоже встал с пола.

- Камень-то, того, тю-тю! - Дор чуть не заплакал, обнаружив, что камня действительно нет на том месте, и на полу его тоже не было. Мой мешок сиротливо лежал у стены, там, куда я его и положил до этого. В комнате было не очень темно, с потолка через небольшое отверстие проникал солнечный свет. - Не плохо мы поспали, уже и ночь прошла – подумал я, рассматривая отверстие наверху. Свет через это отверстие как раз должен был попадать на камень, которого теперь не было, как и одного из каменных шаров. Несколько черепков и беловатый песок сейчас лежали на том месте, где до этого был шар. Пока осматривался и думал, продолжал что-то сжимать в кулаке, оказалось, что это такой же черепок от камня. – Значит, шар разорвало, и камень тоже взорвался, это всё что осталось - моё зрение давно пришло в обычную норму, и теперь я уже не видел Дора насквозь. Потрогав голову, убедился, что волос у меня там тоже нет, как и у Дора, даже бровей и ресниц нет.

- Ну и ладно! Умываться будет проще, главное что жив - в углу кто-то зашевелился, я присмотрелся, и опешил от того, что увидел. Сжавшись в комочек, возле моего мешка, сидел маленький дракончик, размером он был не больше котёнка. Весь покрыт пылью, он дрожал от холода и часто моргал. - Иди сюда маленький! – я поднял его и прижал к себе. Весил он так мало, что я почти не ощущал его веса и боялся, что могу сделать ему больно или вообще нечаянно переломать кости.

- Дор, смотри, что я тут нашёл! – гном продолжал наслаждаться выздоровевшей рукой и даже не посмотрел в мою сторону.

- Выбрось ты эту крысу! Выберемся отсюда, я тебе оленя поймаю или ещё кого-нибудь.

- Причём тут крыса и олень, ты что, совсем ослеп? – я подошёл ближе, чтобы он лучше видел. Дор посмотрел внимательнее и его глаза стали очень большими.

- Д, Д, Дракон! – воскликнул он, напугав дракончика, который от громкого голоса попытался спрятаться в моих руках.

- Чего ты орёшь, напугал малыша.

- Дракон, ик! Лучше убить, пока ещё не вырос! – выпалил Дор, протягивая руки к нему, но я отодвинулся.

- Ты что спятил? Зачем убивать?

- Драконы самые опасные существа в мире, только последние несколько сотен лет их никто не видел, говорили, что вымерли, а тут вот он! Это ты его высидел, точнее, вылежал! – гном показал на черепки, которые оказались ни чем иным как скорлупой от драконьего яйца.

- Шары, это яйца дракона!? И, кажется, я одно из них высидел, интересно, а другие яйца как? Эмбрионы в них живы или нет? – дошло до меня.

- Я не знаю, кто такие эти твои эмбироны, но учти, что в каждом этом яйце сидит дракон, и лучше, чтоб он и дальше там сидел и никогда оттуда не вылезал! Убей! – настаивал Дор.

- Не могу, смотри какой он маленький, чего его боятся-то? Я слышал, что драконы разумные, а если так, то им можно попробовать объяснить что хорошо, а что плохо.

- Я тоже разумный - не унимался Дор – но мясо я люблю, и он тоже, а ты для него как раз мясом и являешься, подрастёт и сожрёт. Убей, пока не вырос! Не можешь сам, дай мне - он протянул руку.

- Не дам! Мой дракон! – мне было жалко дракончика, и я очень надеялся, что гном окажется не прав и мой дракошка, не будет, есть людей.

- Как хочешь! – уступил гном – только когда он тебя сожрёт, не жалуйся, и не говори, что я тебя не предупреждал! И вообще, нам выход надо искать, а ты драконов высиживаешь - он стал осматривать стены в поисках потайной двери или иного выхода. На стенах были прикреплены многочисленные полки и полочки, со всяким хламом на них, пустые горшки, колбы из стекла, медные чашки и другие неизвестные мне предметы. В углу висел поржавевший доспех, я, глядя на него, стал прикидывать – влезу я в него или нет, не хотелось мне ходить голым. Дор это заметил и с серьёзным видом заявил.

- Даже не думай! Мало того что я лысый и голый гном, так рядом будет ещё и человек в женском доспехе! – он на меня так посмотрел, что желание примерять эти латы, у меня сразу пропало. К тому же доспех, в самом деле, был женским, это было хорошо видно по нагруднику, на который я не обратил внимания.

Доспех когда-то был красивым, все детали были сделаны аккуратно и на каждой выбит замысловатый узор. На соседней полке лежали латные перчатки, наручи, короткий меч в простых ножнах, и стилет с белой рукоятью. На доспех я больше не смотрел, а вот оружие забрал, к ножнам прилагался ремень, что было для меня очень хорошо, и я сразу повесил его на плечо. Небольшой, скорее всего женский стилет, деть было некуда, пришлось спрятать в мешок. Дор, как большой лысый паук, ползал по стенам, постукивая по камням, ещё и принюхивался возле каждой щели.

- Тут за стеной пустота – пробормотал он, остановившись в одном месте. Я присмотрелся пристально к тому месту, куда он показывал, и мир в моих глазах снова стал цветным и ярким. Стена в том месте, куда показал гном, была светлее и выделялась чётким прямоугольником.

- Так, я сейчас! Где же он? Куда подевался? – Дор заметался, бегая в полутёмной комнате - Ага, вот он! – найдя топор, он подошёл к стене, и со всей силы ударил по каменной кладке. – БАМ! ХРУМ! ДЗИНЬ! – топорище разлетелось щепой, сам топор улетел в дальний угол.

- Ай! – вскрикнул Дор, небольшой камешек, выбитый им из стены, угодил ему точно в лоб.

- Ох! Уй! Мой палец! – застонал он, ударив по стене ногой. - Дай! - Дор увидел у меня меч и протянул руку.

- Даже не думай! – я отступил назад. - Будем топор в стену бросать или прямо так постучим, без топорища. Я подобрал топор и встал в паре метров от предполагаемого выхода. – Отойди в сторону - я подвинул Дора, прицелился, мир опять окрасился яркими красками, размахнулся и со всей своей силы, метнул топор точно в центр прямоугольника. - БА - БАХ! - АААА! – снова закричал гном, каменная шрапнель прошлась по его голому телу, оставив после себя множество кровоподтёков. От грохота, дракончик испугался и вцепился своими маленькими коготками мне в руку. От поднявшейся пыли ничего было не видно, зато хорошо слышно было Дора, он сильно и долго ругался на гномьем языке. Через какое-то время, пыль стала оседать, и мы увидели пролом в стене, диаметром не меньше метра. За проломом было темно, сильно покорёженный топор лежал у моих ног, из пролома потянуло свежим воздухом. Я стоял и никак не мог понять, что произошло и что тут вообще могло взорваться, в мире, где о взрывчатке даже не догадывались. С другой стороны, в этом мире реально существует магия, на что она способна я просто не знал. Дор очнулся от шока первым, забыв о своих ранках, он ринулся в пролом.

- Есть! Есть здесь выход! – услышал я радостный крик гнома из темноты. За проломом обнаружился коридор, извилистый и узкий как кишка, заканчивался завалом из камней и брёвен. Под самым потолком над этим завалом, светилось маленькое отверстие, из которого и потянуло свежим воздухом, а ещё было видно голубое небо. Дор как большая и злая землеройка, быстро расширил эту дырку до размера, через который мы смогли выбраться. Выбравшись, оказались метрах в пятидесяти от старой башни, - а ведь я тут нашёл шлем – подумал я, осмотрев то место, где мы сейчас находились. В нескольких шагах от меня лежал большой камень, на который я вскарабкался, чтобы лучше осмотреть местность. Весь покрытый пылью с головы до ног, я был похож на памятник античному герою по имени Геракл, потому что на мне, как и на нём, из всей одежды был только меч. Правда, Геракл в моём исполнении был сильно отощавший, но всё остальное соответствовало оригиналу. Пока осматривал окрестности, гном ходил вокруг камня, на котором я стоял и что-то бормотал себе под нос. Дракончик, попав под солнечный свет, вырвался из моих рук, и не умевшим летать птенцом, рухнул на землю. Оказавшись на земле, он бодро вскочил и по-собачьи отряхнулся, с него слетели пыль и мусор. В чистом виде он оказался угольно-чёрным, громко заверещав, дракончик расправил свои крылышки, подставив их лучам солнца.

- Дор, а ты что там ищешь?

- Да я вот думаю, чем бы мне срам прикрыть, - он без волос и бороды стал похож на обычного мужика средних лет, только не высокого и широкого. Немного побродив, он резко остановился, и уставился на меня.

- Мешок не дам! – опередил я его своим ответом. Дор только вздохнул на это, скорее всего про мешок он сейчас и подумал.

- Кто-то обещал оленя! Ты случайно не помнишь кто? – выбравшись из подземелья, мне сильно есть захотелось, и я припомнил ему про его обещание.

- Ну, я обещал оленя, только как я его добуду без топора-то? Топор кто-то поломал, ты случайно не знаешь кто?- отбил он мне той же картой.- Я сполз со своего постамента и протянул ему стилет – вот тебе оружие великий охотник, иди и добудь оленя! – моё настроение было превосходным и тянуло пошутить.

- С этим?- удивился гном.

- А что? Я думаю получиться неплохой наконечник для копья!

- С ним только на лягушек охотится, хочешь лягушатинки? – он широко улыбнулся. Лягушатинки мне пока точно не хотелось.

- Не хочешь, не бери, можешь оленя просто напугать до смерти, вряд ли он когда-нибудь видел голого и лысого гнома!

Дор зло выхватил у меня из рук стилет и отправился в не очень густой лес, расположенный неподалёку от нас. Охотился он несколько часов, но зверя добыл, правда, совсем не оленя, а двух странного вида зайцев. Это были не зайцы, а просто монстры какие-то, клыки, на лапах когти сантиметра по три в длину, и хвост как у крысы.

- Я бы их прямо там освежевал, но нож у тебя в мешке остался, - Дор бросил тушки на землю, дракончик зашевелил носом – НЯМ! – раздалось у меня в голове, я вздрогнул от неожиданности.

- Дор, ты это слышал?

- Что именно?

- Как что? Этот мелкий говорить может! – я показал на дракончика.

- Тебе показалось, не может он говорить, он же на свет появился только сегодня, да и не думаю я, что он вообще говорить способен.

- Слышь Дор! А почему зайцы такие странные? Я таких зайцев ещё никогда не видел.

- Угу, я тоже не видел, эти зверюги сами на меня охотились, только гном оказался им не по зубам.

После того как мы всё-таки зажарили и съели этих монстров, решили обработать их шкуры, чтобы хоть чем-нибудь прикрыть интимные места. Признаться честно у Дора выделка шкур получалась лучше, видно было, что он этим занимается не первый раз. Заячьих шкурок хватило только на маленькие набедренные повязки, (мне хватило!) на широком теле гнома эта шкурка смотрелась как «фиговый лист». Дракончик мясо тоже ел, и ему понравилось больше жареное, от сырого мяса он отказался. Хорошо подкрепившись, дракошка улёгся на мой мешок и заснул. Дор тоже задремал сидя у костра. Мне не спалось, я стал обдумывать всё то, что с нами произошло, вопросов было много. Почему на нас с гномом нет ни одного шрама или ожога, ведь там было очень много разрядов молний, одежда-то наша сгорела, это я понял, увидев пепел на полу. Второй интересный вопрос, это рука гнома, она снова здорова – из-за чего? Действие магии? Малыш дракончик, вылупился именно из того яйца на которое я опирался, другие яйца остались не тронутыми. Дракончик тоже какой-то не такой, драконы чешуйчатые существа, а этот покрыт густой и короткой шёрсткой. Светящийся камень рассыпался в пыль, а это значит, что во всём, скорее всего, виноват именно он, для чего он там вообще был нужен? Камень тоже мне знаком, только не помню, где я такой видел, я достал из мешка маленький мешочек с деньгами и вытряхнул из него камни. А ведь та мумия, возле которой я нашёл камни, это гном! Точно гном, только выше Дора на голову и шире – догадался я. Мои камешки были маленькие, и как я на них не смотрел – не смог увидеть в них никаких искорок ни двигающихся, ни стоящих. Что за камни держал сейчас в руках, я не знал, может алмазы? Алмаз я никогда не видел, и сравнить было не с чем.

- Дор, ты в камнях разбираешься? – он вздрогнул и проснулся.

- Все гномы разбираются в камнях, мы живём среди камней.

- Что сможешь про этот сказать? – я протянул ему один камешек. Гном нехотя взял камень, широко зевнул, посмотрел на камешек и его глаза округлились.

- Это ты где его нашёл? Там случайно рядом ещё нет? - он стал возбуждённым, смотрел на огонь через камешек, постоянно переворачивая его, - там, внизу нашёл, да? – Дор готов был туда снова спуститься и всё там тщательно обыскать.

- Нет Дор, не там, в низу ничего нет, этот я нашёл далеко отсюда, ты лучше скажи, что за камень, а то вскочил как ошпаренный.

- Марнит это! – он с сожалением вернул мне камешек – такой же, как и тот, что в подземелье был. Могу тебя поздравить, если у тебя есть такой камешек, ты богатый человек.

- Насколько я богат, точнее можешь сказать? – мне стало интересно узнать цену этому камешку.

- Достаточно, за этот можно баронский замок купить, не очень большой, правда, за два можно вместе с землёй и парой деревень.

- Эге! Хороший камешек! – я промолчал о втором камешке, который был почти вдвое больше этого. – Слышь Дор, а титул можно купить, например, баронский?

- Можно конечно, только зачем он нужен без земли? Я вас людей не понимаю, для вас всякие там титулы очень важны, голодный, оборванный, но барон! Правда это там, в срединных королевствах такое бывает, а здесь в свободных баронствах всё по-другому, прибил барона, занял его место и ты барон. И почти не важно, что до этого ты был оборванцем, главное потом не умереть и удержать власть.

- Что, всё так просто? – удивился я.

- Это только, кажется, что просто. Ты сначала барона должен прибить вместе со всей его семьёй, чтоб значит, претендентов не было, а потом баронствуй на здоровье. Пока на твоё место ещё желающие не появятся, а они точно появятся. Многие из баронов стали своих детей куда-нибудь отправлять, учиться например или ещё куда, это чтобы их раньше времени не убили. Дочек своих обычно замуж выдают за сына какого-нибудь соседнего барона, чтоб породниться и обезопасить себя. Только по-разному бывает, этим можно и ускорить приход своей смерти.

- Это как так? – мне стало интересно узнать, как здесь живут бароны.

- А вот так! Предположим, что отдал барон дочку свою за соседа или за сына его, поначалу всё хорошо, все довольны, а потом – бац! – папаша невесты умирает через годик после свадьбы. Помереть-то он, может по разным причинам. Например, чем-нибудь заболеет или на охоте с коня упадёт или просто слуга прирежет, из-за старой обиды.

- И что? – не понял я его.

- Как это что! Женщины-то прав наследства не имеют, вот и получается, что всё баронство папашино, теперь её мужу принадлежит, как ближайшему родственнику, это если у барона сыновей и братьев нет. Женился на дочке барона, прибил самого барона и всё твоё, воевать не надо, потерь никаких. Потом дочку баронскую тоже, того! - она, то в окно выпадет, якобы случайно, то ещё что-нибудь такое случится, после чего болеет совсем недолго. Вот так вот баронами и становятся, по мне, так простым-то быть, оно безопаснее. Хотя! – Дор что-то вспомнил, хотел по привычке почесать бороду но, потрогав гладкий подбородок, только тяжело вздохнул, - хотя простым быть тоже не очень. Некоторые в рабство попадают, а некоторые в солдаты - он погрустнел, вспомнив о своём заточении в клетку, и уставился на огонь.

Вторую неделю мы с Дорианом пересчитывали своими пятками камни, двигаясь вдоль гор в сторону моря, на юг, туда, где тепло. По пути охотились, обрастали шкурами, как звериными, так и своими, гном был рад тому, что волосы на всём его теле вновь стали отрастать. Мне же было всё равно, есть у меня волосы или их нет, главное, что я жив и здоров. Дракончик окреп и немного подрос, и путешествовал с нами, сидя у меня на плече, из-за чего со стороны я был похож на Робинзона с попугаем на плече. С каждым днём дракончик терял свою плюшевую шёрстку, обрастая чешуйками, мелкая чешуя была матово-чёрная и очень прочная. На голове у него появились маленькие рожки, сразу шесть штук. Тонкий и длинный хвост, похожий на змею, обзавёлся острым шипом, а маленькие умные глаза следили за всем, что происходило вокруг. Передвигался дракончик с грацией кошки, движения плавные, но величественные, его Ням ням в моей голове теперь уже звучало несколько раз в день. Дору я про это ничего не говорил, мало ли чего он обо мне подумает, ещё сочтёт за шизофреника. Ручьёв по пути стало попадаться гораздо меньше, и они были такими маленькими, что можно только напиться, о том, чтобы помыться уже не мечтали. Грязные, замотанные в разные шкуры, с длинными палками вместо копий, мы были похожи на первобытных людей, картину портил только мой мешок и меч.

- Дор, а нам ещё долго до моря топать? – мои ноги, поцарапанные о камни и очень уставшие, просили покоя.

- Думаю дней десять еще - ему камни под ногами совсем не мешали, казалось, что он даже доволен такому массажу.

- Дор, давай привал устроим, а? – взмолился я, в очередной раз, наступив на острый камешек.

- Потерпи немного, доберёмся вон до того склона, там и заночуем – он показал вперёд, где возвышалась очередная, неизвестно какая по счёту гора. Место, которое гном выбрал, было удобным и очень красивым, с невысокой скалы падал водопад, за многие столетия вода выбила в грунте яму, достаточную для небольшого озера. Вода в нём была кристально прозрачной, были видны камни, лежащие на дне, и рыб беспечно плавающих почти у поверхности. Увидев рыбу, я объявил день рыбака. Дор моего порыва не оценил, заявив, что рыба это не мясо, ею долго сыт не будешь. Рыбу, мною пойманную и мною же зажаренную на костре, он уплетал не хуже чем мясо, дракончик тоже получил свою долю и теперь переваривал, устроившись у костра.

- Дор, а ты случайно не знаешь, какого размера взрослый дракон? – я смотрел на дракончика и прикидывал, насколько он вырасти может, и как долго ещё мне его придётся кормить.

- Точно не скажу, но говорили, что взрослый дракон мог поднять в небо всадника в тяжёлом доспехе вместе с конём. В одном клане есть череп дракона, так он больше лошадиного раза в два, а зубы там о-го-го.

За всё время, что мы с Дорианом добирались до моря, мы не встретили ни одного человека или ещё какого-нибудь разумного, было ощущение, что мы совсем одни в этом мире. Я, закутанный в шкуры, уже чувствовал себя дикарём, не хватало только зубов на ниточке, повешенных на шею. Хотя!? У меня имелась им замена, я достал из мешка все свои медальоны и повесил их на шею. Теперь я полностью был похож на неандертальца, зубов позже добавлю.

Через шесть дней, ветер донёс до нас запахи моря, а ещё через день мы были уже на берегу. Море встретило нас не сильным штормом, от которого мы укрылись в совсем маленьком гроте.

- Вот мы и у моря – проговорил я, наблюдая за набегавшими волнами и попутно подбрасывая очередную партию хвороста в огонь.

- Ветер стихнет, пойдём по берегу, где-то в той стороне – Дор мотнул головой влево – находится баронство Нэкт. Довольно бедное, но барон там, как я слышал, нормальный, попробуем у него на первое время пристроиться, а там посмотрим, как дело пойдёт.

Шторм утих к утру, выкинув на берег много водорослей и крабов, запечённые крабы нам всем очень понравились. В полдень следующего дня увидели небольшую хижину, втиснутую между двух огромных валунов, и до наших носов дошёл слабый запах жареной рыбы. Даже дракончик повёл носом, не говоря уж о нас с Дором.

- Дор, а ты как думаешь, нас тут хорошо примут или не очень? - он поскрёб щетину на лице, пригладил короткий ёршик на голове и осмотрел сначала себя, потом меня.

- Не знаю, но думаю, что для нас главное это не наглеть и много не просить. Зверя своего лучше спрячь, и меч тоже.

Дракончик в мешок лезть категорически отказывался, но через некоторое время сдался, ради обещанного куска жареной рыбы, меч в мешок полностью не поместился, рукоять осталась торчать наружу.

Из хижины вышел мужчина, вслед за ним выбежала девочка лет десяти, нас они пока не видели и принялись грузить корзины с рыбой в повозку запряжённую ослом.

- День добрый! – громко поздоровался я, широко улыбаясь, у гнома улыбка была ещё шире, чем у меня. Мужик с девочкой дружно подпрыгнули, девчушка с визгом спряталась под повозку, а мужик выхватил нож. Все замерли в ожидании дальнейших действий и рассматривали друг друга. Мужчина был абсолютно седым, но ещё совсем не старым и довольно быстрым. Его длинные седые волосы стянуты в хвост тонким кожаным ремешком, борода коротко подстрижена, глаза серые, смотрели настороженно. На его месте я бы тоже так смотрел, представляю, что он увидел, обернувшись. Два коротко стриженых типа, грязные, в шкурах, причём шкуры разных зверей (какие были такие и носим), и с длинными палками в руках. Эти двое ещё и улыбались во все зубы, будто родню встретили, давно потерянную. Немая сцена затягивалась, никто не решался сдвинуться с места.

- День добрый, уважаемый! – поздоровался я, улыбнувшись даже шире чем Дор, чуть челюсть не вывихнул.

- Был добрый, с утра – прошипел мужик себе под нос – Вы кто такие?

- Мы это э!? – Дор пытался что-то придумать на ходу.

- Мы уставшие путники, долго шли, никого по пути не встретив, и вот, наконец, вас увидели - проговорил я, не переставая улыбаться.

- Ага! - кивнул Дор, подтверждая мои слова. Девочка выглянула из-под повозки, до неё кажется, дошло, что мы точно не разбойники.

- Не продадите ли вы нам – начал я. – Одежду! – встрял Дор в мою речь. - И еды немного?- добавил я. – Мы заплатим! – дружно сказали мы одновременно. Я-то понятно, мог заплатить, а вот у Дора денег точно не было - халявщик! Я подмигнул девчушке, она тихонько хихикнула, мужик немного расслабился и убрал нож.

- На тебя штаны найдутся, а на гнома у меня ничего нет, в деревню надо идти - неохотно признался мужик.

- Меня Атоном зовут – представился я, продолжая улыбаться, у меня, если честно, уже мышцы на лице онемели от улыбки.

- А меня Дорианом – представился гном не переставая улыбаться ни на секунду.

- Я Лагор, а это Нола - представился мужик, он в отличие от нас он не улыбался.

- А ослика зовут Хвостик – добавила Нола.

- Пока я штаны ищу, ты их покорми тем, что есть – велел Лагор своей маленькой помощнице, а после как-то странно на меня посмотрел, будто вспомнил что-то. Получив от Нолы по большой миске с чем-то явно рыбным, мы уселись прямо на песок, не смотря на то, что рядом был стол. Лагор появился через несколько минут и принёс обещанные штаны.

- Вот возьми! Не новые конечно, но на первое время сойдёт - штаны были очень старые и штопанные не один десяток раз.

- Сколько? – спросил я, осмотрев такую красоту, выбив из них попутно пыль.

- Да какие там деньги!? Они и медяка-то не стоят, выбросить хотел, но всё время меня что-то удерживало, вот теперь и пригодились.

Ели мы с Дором как культурные люди, даже не чавкали, костями не плевались, а аккуратно их вынимали изо рта и складывали в одну кучку.

- Вы уж меня извините, только должен я вас к барону нашему доставить! Он и решит, что с вами делать - мы сразу перестали жевать и насторожившись.

- Не бойтесь, ничего с вами плохого не произойдёт, ежели вы, конечно, не бандиты какие-нибудь. - Мы дружно замотали головами, отрицая свою принадлежность, как к бандитам, так и ко всем другим плохим личностям. Я до сегодняшнего дня кашу с рыбой не пробовал, но сейчас мне она показалась самой вкусной на свете. Натягивать на себя штаны зашёл за валун, они оказались широкими и короткими, но это лучше чем ничего, свою меховую жилетку я оставил – рубашку-то мне не подарили.

- Сколько с нас за еду?

- Поможете нам повозку до деревни докатить, и мы в расчёте. Деревня тут совсем рядом. Нола собирайся, мы и так уже слишком задержались, нас там давно ждут.

Деревня и правда оказалась не далеко, через час мы уже заталкивали повозку в ворота, ослик почему-то упорно туда идти отказывался. Окинув взглядом деревню, я понял, что живут здесь очень бедно, домашних животных было очень мало, в основном куры и несколько коз, коров я не заметил. Жители выглядели оборванцами, но были доброжелательны, косо на нас никто не смотрел. Нам предложили козьего молока, одна бабушка предложила вяленой рыбы, но мы вежливо от всего отказались. Штаны для Дора искали по всей деревне и в итоге нашли, почти в таком же состоянии, как и мои. Он что-то бубнил под нос, надевая подарок,- всё равно лучше, чем без штанов – прошептал он, надев их. Повозку с рыбой разгрузили и вновь загрузили рыбой, только теперь вяленой и сушёной. Распространяя аромат рыбы на сотню метров вокруг, мы отправились к барону. До замка барона тоже было не далеко, сам замок на первый взгляд казался заброшенным, где-то разрушилась стена, а где-то были видны дыры в крыше. У ворот нас встретил стражник всего один! Ничего не спросив, он, молча, открыл ворота, и мы оказались во дворе. Несмотря на запущенный вид замка, двор был чист и вымощен камнем. Из дверей нам на встречу вышел сам хозяин, барон Нэкт. Невысокого роста, седой и очень худой, на внешний вид ему было не больше шестидесяти, а ещё он сильно хромал на правую ногу. Мы остановились, а Лагор прошёл дальше к барону и что-то долго шептал ему на ухо.

Глава 8
Барон Дарморо Нэкт.

Через месяц начнётся сезон сбора урожая, после него опять пираты в гости пожалуют. Успеть бы до их появления то, что соберём спрятать и людей увести подальше в лес. Как я от этого устал, и самое обидное, что сделать с этим ничего не могу. Пиратов прогнать сил не хватает, солдат-то у меня только я, да глухонемой Варт. Лагор не в счёт, он снова пойдёт с людьми в лес и будет сидеть там до сезона дождей, а с дождями придут шторма, и пиратов уже можно будет не опасаться. На следующий год всё повторится снова, посев, рост, сбор урожая, пираты, и так уже пятый год. У соседа дела идут не многим лучше, отбиться у него ещё получается, но пираты от злости жгут всё, до чего дотянутся. Вот, наконец, и Лагор появился, со своей рыбой и крабами, да ещё и не один, интересно кто это вместе с ним? Сегодня ещё и культя разболелась не вовремя, наверное, дождь будет.

Лагор, как всегда, бросил повозку прямо у ворот и прямиком направился в замок, Нола осталась сидеть на повозке.

- Привет Дарморо! – Лагор наклонился и принялся шептать мне прямо в ухо – этих двоих встретил на берегу, думаю, беглые, не сознаются, но они точно не пираты и не душегубы. Человек гораздо умнее, чем хочет казаться, у него на шее очень интересный медальон, и меч спрятан в мешок, в мешке ещё что-то есть и оно там шевелится.

Два оборванца стояли возле повозки, переминаясь с ноги на ногу и глупо улыбались. То, что один из них гном, это я сразу заметил, они не частые гости в наших краях, но встречаются. Последний раз гнома я видел лет пятнадцать назад, как раз после войны.

- Кто вы такие? – я шагнул в их сторону, боль в моей искалеченной ноге сразу усилилась. Деревянный протез был уже старым и натирал культю до крови. От боли я чуть не упал, Лагор вовремя меня поддержал, Нола видя это, посмотрела с состраданием. Мала ещё, но прекрасно меня понимает и жалеет, добрый ребёнок, жаль её, сирота.

- Дор ты главное улыбайся, улыбка иногда творит чудеса.

- Меня от этих улыбок уже тошнит, и челюсть свело – сквозь зубы процедил Дор.

- Тошнит тебя от того, что рыбы и крабов много съел, а челюсть сводит от того, что слишком широко улыбаешься - так же сквозь зубы прошипел я. – Ням! – раздалось в моей голове. - Ой, блин! Про дракончика совсем забыл, он бедный почти весь день в мешке сидит. Нола иногда посматривала на мой мешок заинтересованно, но пока терпела, ничего не спрашивая. Пока мы тупо улыбались, барон слушал Лагора, потом шагнул в нашу сторону и чуть не упал, Лагор его вовремя поддержал.

- Кто вы такие? – спросил барон поморщившись.

- Мы это, можно сказать, просто путники, поиздержались немного в дороге - ответил я за нас обоих - если это возможно, хотели бы купить у вас одежду. Меня Атоном зовут, а его Дорианом - гном продолжал скалить зубы, пришлось слегка ткнуть локтем в бок - кончай улыбаться, уже достаточно.

- Не могу, у меня всё лицо свело - процедил Дор сквозь зубы. Барон слушал, иногда кривясь, то ли от моего рассказа, то ли от боли. Пару минут смотрел на нас, а потом выдал своё заключение.

- Беглые значит! От кого удрали?

- Вот чёрт хромой - подумал я – быстро он нас просчитал.

- Да, вы правы, господин барон, беглые, не будем отрицать. - Я посчитал, что косить под дурачков больше не стоит. Дор наконец-то перестал скалиться и стал массажировать щеку.

- От войны бежим, господин барон – я взглянул на гнома. В его глазах сейчас намечался план побега и совсем не факт что он будет бескровным.

- Это от какой такой войны? Я что- то не слышал ничего ни о какой войне. – Барон был человеком явно неглупым и мог легко поймать нас на вранье, я это сразу понял. Он сейчас, глядя мне в глаза, вероятно, думал о том же.

- Господин барон, это долгая история – хотел добавить, что ещё и грустная, но передумал, ни грустно, ни скучно нам с Дором точно не было. Ням! – опять раздалось у меня в голове, дракончик явно захотел на свободу и попытался выбраться.

- Это кто у тебя там?- барон вытянул шею, пытаясь заглянуть мне за спину.

- Эх, как не вовремя дракончик выдал себя! – подумал я – придётся показать, иначе барон не отстанет. Главное чтобы барон даже не пытался ему причинить вред, а то я тут такую войну устрою, что мало никому не покажется.

- Вы только не кричите, испугаться может, он маленький ещё - предупредил я всех и потянул за шнурок, стягивающий горловину мешка. Через несколько секунд во дворе замка стало тихо, было даже слышно, как пролетел шмель в нескольких метрах от нас. Барон, не моргая, смотрел на дракончика минуты две, потом у него дёрнулась щека, он тихо икнул, и посмотрел на меня не верящим взглядом.

- Это то, что я вижу или мне это мерещится? – его голос от вида дракончика осип и стал похож на скрип несмазанного механизма.

- Думаю, что ваши глаза вас не обманывают, это точно дракончик! – ответил я барону. Дракончик в этот момент, получив свободу, взобрался на моё плечо, чирикнул по-своему и расправил крылья.

- Ой, какой он хорошенький!- воскликнула Нола, спрыгнув с повозки.

- Я вижу, что не ворона - к барону вернулся нормальный голос – где ж ты его поймал-то? Их же лет как семьсот уже никто не видел.

- Так мы его и не ловили, он сам нашёлся – где, и при каких обстоятельствах это произошло, я уточнять не стал.

- А у него имя есть? - Нола попыталась дотянуться до него рукой, но дракончик быстро перебрался на другое плечо.

- Его зовут э!? - вот ведь незадача, я стал думать, как его назвать, раньше как-то мне не до этого было. Надо быстро придумать имя, - Черныш?- нет, не подойдёт, не котёнок же. Уголёк?- тоже не то. Кеша? – это уже попугайчик получится. - Мрак? – слишком уж мрачно, - пауза затягивалась, голова начинала болеть от напряжённой работы.

- Морион!- выдал я, сам удивившись, откуда в голове всплыло название редкого чёрного камня, но оно было подходящим. Дракончик посмотрел мне в глаза, и я понял, что имя ему понравилось.

- Ой, какое красивое имя! – воскликнула Нола и снова попыталась потрогать дракончика, он не стал противиться, даже подставил голову, чтоб его погладили. Барон тоже попытался его погладить, но дракончик на него зашипел как рассерженный кот.

- Дикий совсем - пробормотал барон, отдёрнув руку, - думаю, что нам нужно поговорить обо всём подробнее, идёмте в мой кабинет.

- Барон не дожидаясь согласия, повернулся и похромал в замок, - эх, чувствую, что, скорее всего, потом пожалею об этом. Чтобы избежать неприятностей нужно будет попробовать отвечать уклончиво.

Оторвав Нолу от Мориона, мы поплелись вслед за бароном. Внутри замок казался пустым, мебель почти отсутствовала, а та, что иногда попадалась, была старой и потемневшей от времени. Треть первого этажа занимала кухня, на которой сейчас трудилась кухарка, женщина средних лет с суровым взглядом. Остальное пространство занимала столовая, с огромным столом и такими же огромными стульями вокруг него. Барон, не останавливаясь, велел кухарке подать обед на троих в его кабинет и поднялся на второй этаж. На верхнем этаже мебели было чуть больше, но она по состоянию ничем не отличалась от той, что была внизу. Кабинет барона был не большим, из мебели имелся стол и несколько стульев. На столе стопка бумаг и канделябр на три свечи, но в наличии имелась только одна. Напротив окна у стены, полки с десятком книг и какие-то свитки. Ни ковров на полу, ни гобеленов на стенах здесь не было изначально. Барон тяжело опустился на свой стул и показал, куда мы должны сесть.

Допрашивал он нас, долго и умело, пытался поймать на неточностях, задавал вопросы, на которые было непросто ответить уклончиво, но у меня получалось. Из нас двоих говорил в основном только я, Дор иногда подтверждал мои слова. О своём прошлом он говорить отказывался. В мой рассказ, барон, кажется, поверил, по крайней мере, мне так показалось. С появлением в кабинете кухарки, которая всё-таки принесла обед, барон допрашивать нас прекратил. Вслед за ней в кабинет ввалился единственный виденный нами стражник, он принёс маленький стол. Барон предложил пообедать, мы само собой отказываться не стали. Опять старались, есть культурно, по крайней мере, я так ел. Дор пытался меня копировать, получалось плохо. Барон от такого устроенного нами концерта, скромно посмеивался. Сам он почти ничего не ел, скорее всего, обед был очередной проверкой на наше происхождение, подозревать в нас пиратов он уже перестал. Еды было мало, я попробовал всё понемногу и решил что съесть всё будет как-то не прилично. Дор тоже перестал жевать, но было видно, что он бы смог съесть всё, причём один.

- Простите за скромный стол – извинился барон - сами понимаете, гостей мы не ждали, да и времена сейчас тяжёлые.

- Что вы, господин барон! Мы вам и за это очень благодарны. Нам бы ещё с одеждой вопрос решить, если цена за неё будет разумной.- Барон, услышав про одежду, сразу скис, а когда я предложил денег, его глаза сверкнули в предчувствии получения дохода.

- Из готовой одежды ничего нет, особенно на гнома, но если вы задержитесь на несколько дней, вам смогут пошить, уже по вашим размерам. Скоро придёт Лагор, с ним и решите этот вопрос, а сейчас извините, мне нужно немного поработать - он дал нам понять, что на этом аудиенция закончена, мы его ещё раз за всё поблагодарили, и спустились во двор.

- Дор, ты, что себе будешь заказывать из одежды? - он как-то не весело на меня посмотрел и зло буркнул.

- Ничего!

- Почему это, ничего? - не понял я его резкой смены настроения.

- У меня денег нет! – положение безденежья, в котором он сейчас находился, его сильно тяготило.

- Дор, ты, что, обидеть меня хотел? Я за тебя заплачу, неужели ты мог подумать, что я сам оденусь, а мой друг останется голым?

- Я отдам, обязательно отдам, гном не должен быть кому-то должен – Дор сразу повеселел, было видно, что одежда ему была очень сильно нужна, а попросить у меня денег, ему не позволяла гордость за весь гномий род. Я заранее приготовил один золотой, посчитав, что этого должно хватить на всё, осталось только решить, что заказать и из какой ткани. Когда мы с Дором определились с тем, что будем заказывать, подошёл Лагор, вслед за ним прибежала Нола. Морион спрыгнул с моего плеча и бегал по земле рядом.

- Послушай Лагор, барон сказал, что по поводу одежды обращаться к тебе. Хотелось бы одежду получить совсем новую, ну и сапоги, разумеется, тоже нужны.

- Что ж, можно и пошить – Лагор задумался, мысленно подсчитывая, сколько с нас взять денег.

- Вот деньги, думаю, за двоих хватит - я протянул ему золотой. Лагор подставил ладонь, я положил туда монету. Глаза Лагора округлились, и он хриплым голосом спросил. - Сколько комплектов вам нужно?

- По одному хорошему и на подмену ещё по одному, только на подмену попроще и, если можно побыстрее.

- Хорошо, только я сейчас быстро с господином бароном переговорю и потом сразу займусь вашей одеждой - он убежал к барону, оставив Нолу с нами. Отсутствовал Лагор недолго, от барона вышел немного возбуждённым. - То, что вы хотите, быстро пошить не получится – он развёл руки – барон сейчас сам спустится и всё объяснит. Барон и правда вышел почти сразу за Лагором, - хороших тканей у нас нет - он тоже развёл руки - но есть у соседа, у него и мастер хороший тоже есть. Я пошлю кого-нибудь за ним или вы туда сами доберётесь?- судя по выражению лица барона, было видно, что он не хотел нас отпускать. Я посмотрел на Дора, он пожал плечами. Хотел сказать, что мы можем и сами к соседу сходить, но посмотрев на дракончика, передумал. Этого маленького шустрика не стоит показывать на каждом углу, он всё-таки пока один на весь мир, может заинтересовать ещё кого-нибудь.

- Подождем, конечно, мы никуда не торопимся – барон после моих слов облегчённо выдохнул. - Вот только - продолжил я, и барон снова напрягся - нам нужно где-то остановиться на ночлег – барон опять облегчённо выдохнул.

- Об этом можете не беспокоиться, у меня в замке заночуете, и вам хорошо, и мне не скучно.

Лагор засобирался в дорогу и вскоре покинул замок, отправившись в соседнее баронство. Нола с ним не пошла, она уже несколько минут безуспешно пыталась погладить Мориона, но он в самый последний момент ускользал от её проворных рук. Барон предложил нам две комнаты на выбор, одна находилась в самом замке, а другая в надвратной башне. Правда, башней это строение с воротами можно было назвать чисто символически. Мы с Дором посовещались и решили, что в башне нам будет удобнее, Морион сможет сам оттуда спуститься во двор и погулять, когда захочет. В небольшой комнате прямо над воротами давно никого не было, она заросла паутиной и толстым слоем пыли, нам пришлось подождать, пока её привели в пригодное для проживания состояние. Вечером барон пригласил нас на ужин, опять к себе в кабинет. Ужин было ещё более скудным, если сравнивать с обедом, но зато появился кувшин с вином. Разлив вино по глиняным кружкам, барон сделал большой глоток, и даже глаза прикрыл от удовольствия. Мы с Дором тоже вино попробовали, чего- то особо приятного, в этой кислятине я не нашёл. Судя по лицу Дора, оно ему тоже не понравилось. Барон своим вином явно пытался подтолкнуть нас к какому-то важному для него разговору, но не знал с чего начать.

- Господин барон, я думаю, вы хотите о чём- то поговорить, и не знаете с чего начать? Начните с главного, а там посмотрим - подтолкнул я его. Молчать, глядя друг на друга, не очень хотелось. Кислого вина мне тоже больше не хотелось, и я поставил кружку на стол.

- Давайте перейдём на ты, меня зовут Дарморо, и ты прав, я хочу поговорить. Вижу, что вы не разбойники, но только что-то скрываете, я ведь прав? Что ж у каждого есть свои тайны, даже у меня. Понимаете в чём дело - он задумался, подбирая нужные слова – дело в том, что у меня очень мало людей, мой кузнец очень стар, - Дарморо посмотрел на Дора и вздохнул. - Воинов у меня совсем нет, тот, что у ворот, это вообще не воин, а мой слуга. Я наблюдал за тобой Атон, и сделал вывод, что оружие в руках ты держать точно умеешь и не плохо.

Я кивнул не став отказываться – думаю, что вы, господин Дарморо, хотите нам что-то предложить? Место здесь, конечно, хорошее и мне тут понравилось, но я вряд ли останусь тут навсегда. Хотелось бы побродить по миру, посмотреть, что, где и как.

- Атон, я буду честным, и прямо скажу, что хотел бы вас нанять, но не могу этого сделать. Моё баронство находится в предсмертном состоянии, денег нет, людей почти нет, а скоро ещё и пираты появятся. Придётся отдать им большую часть урожая и несколько человек в рабство. Вот я и подумал, что, если попрошу уважаемого Дориана что-нибудь изготовить в кузне, что-нибудь такое, чем можно будет заменить часть собранного урожая или людей. Тебя Атон, я не знаю о чём просить, но думаю, что пара лишних рук нам точно не помешает. Скоро урожай собирать, а у меня только старики да дети, остальных уже в рабство увели. Некоторые дети уже подросли, и я боюсь, что их тоже могут забрать. Вот такие у меня проблемы, баронство мне в наследство досталось, и уже в таком состоянии, я ничего и не смог исправить. – Дарморо замолчал, уставившись в полупустую кружку. - Мне жаль людей, я их прячу уже два года, отдавая взамен больше продуктов, иначе пираты перебили бы даже стариков. Замок уже пуст как старое дырявое ведро, я отдал почти всё, что в нём было.

- А какова сумма для откупа? – спросил я замолчавшего Дарморо.

- Хотите одолжить мне денег? Я их не возьму, если пираты увидят хоть один медяк, перевернут здесь всё, чтобы найти ещё, могут и людей найти.

Когда мы разошлись по своим комнатам, было уже далеко за полночь, мы с Дором обещали подумать до утра. Проснулся я с рассветом и спустился во двор. В комнате сидеть не хотелось, там Дор храпел монотонно как дизельный мотор. Было пасмурно, вот-вот должен начаться дождь, первая капля упала мне на макушку, я подставил руку, ожидая следующую, посмотрел вверх, ища ту самую каплю. Вот она летит, летит, летит и зависает в паре сантиметров над моей ладонью. Я замер, не веря своим глазам. Следующая капля присоединилась к первой, потом ещё и ещё одна, пока над моей ладонью не образовался водяной шар размером с апельсин. На моросящий дождь я уже не обращал внимания, стоял, уставившись на шар, и даже дышал через раз. Это был первый раз, когда я увидел магию в этом мире, и не где-нибудь, а прямо над своей ладонью. Сколько я так стоял, уставившись на шар, я не знаю, дождь кончился также неожиданно, как и начался.

- Так ты оказывается маг?! – раздался голос Дора за спиной - почему ты мне не сказал что ты маг? – гном надулся, обидевшись на меня. Шар мгновенно упал на мою ладонь, расплескавшись обычной водой.

- Так, я и сам не знал!

- Как это ты не знал! – Дор стал на меня наезжать - маг не может не знать о том, что он маг! Это так же, что, если бы я не знал, что я гном!

- Дор, я честно не знал, в первый раз это проявилось в подземелье, где мы нашли дракончика, только там у меня зрение творило непонятно что – Дор мне не поверил, он отодвинул меня с лестницы и спустился во двор.

- Дор ты куда?

- В кузню! – зло огрызнулся он, и ушёл. Мне хотелось испытать ещё раз воздействие на воду. Недалеко от ворот я заметил бочку, в которую стекала дождевая вода с крыши. К этой бочке я уже не шёл, а почти летел. Зачерпнул воды ладонями и!!! - через мгновенье водяные шары висели над моими ладонями. Игрался я с водой до тех пор, пока в голове не раздалось очередное ням! Вода снова стала обычной, и пролилась на землю, намочив мне ноги. Я побежал на кухню, выпросил немного еды для Мориона, покормил его, и решил продолжить исследовать магию. От азарта и интереса к магии у меня всё чесалось, только показывать всем что умею, я никому не хотел. Прихватив с собой Мориона, направился на берег моря, оказалось не так уж и далеко, только дорога была плохой – одни камни и ямы.

Укромное место, где меня никто не сможет увидеть, нашлось между большими камнями, высотой метров шесть - семь. Осмотревшись и убедившись, что рядом никого нет, я стал пробовать всё, что только могло прийти мне в голову. Чуть не спалил сам себя, когда над моими ладонями появились шары из огня, решил что для огня я ещё не дорос. Оставив в покое огненную стихию, захотел с помощью магии поднять с земли камешек. Вместо маленького, поднялся совсем другой камень, и размером с голову. Я просто визжал от счастья, рядом крутился Морион, радуясь вместе со мной моим успехам. Он пытался дыхнуть огнем, у него не получилось, из его пасти показался лишь слабый дымок, но он был и этому очень рад. Вес поднятого магией камня я чувствовал, вот только весил он, почему-то, раз в сто меньше чем должен был. Ещё заметил, что, когда пользуюсь магией, мир вокруг становится слишком ярким. В голову пришла мысль о том, насколько далеко смогу бросить этот камень. Сконцентрировавшись на плавающих в нескольких метрах от берега водорослях – бросил туда камень. Он улетел в сторону моря, и улетел гораздо дальше, чем я рассчитывал, а островок из водорослей он всё-таки задел в самом конце. Я был в шоке, камень ушёл под воду метрах в ста от берега. Морион сидел на большом камне и тоже наблюдал, вытянув шею.

- Неплохо, да!? – я поделился радостью с дракончиком.

- Да! – раздалось у меня в голове, чему я опять был сильно удивлён.

- Ты что меня понимаешь?

- Да! – снова раздалось в голове.

- Так что ж ты молчал-то всё это время? - Морион в ответ что-то прочирикал - ещё плохо получается, да? - предположил я.

- Да.

- Думаю, нам с тобой есть к чему стремиться - солнце коснулось горизонта и я, посадив Мориона на плечо, отправился обратно в замок. Во дворе увидел угрюмого Дора, сидящего на ступенях прямо напротив входной двери. Слева от него сидел Лагор, а справа, неизвестный мне дед.

- Ты где был? Мы тебя искали, мастер уже устал ждать - Лагор кивнул в сторону деда. Дед во все глаза смотрел на дракончика, сидевшего с гордым видом на моём плече

- Мастер! Пора за работу! – окликнул его Лагор, дед вздрогнул и нехотя отвёл взгляд от Мориона. Потом нас долго измеряли с помощью верёвочек и ниточек, расспрашивали о том, что мы хотим, и снова измеряли.

Дарморо сегодня в замке не было, мы ужинали вдвоём и на кухне, посреди пустых горшков и мисок. Дор ел, молча, и всё ещё дулся на меня.

- Как дела в кузне? - я подумал, что нужно как-то с ним примириться, хоть и не виноват ни в чём перед ним.

- Плохо! Железо очень плохое, и его мало, оружия из него не сделать, только время зря потратишь. Дарморо уехал в соседнее баронство за железом, но был не уверен, что привезёт что-нибудь. Здесь на юге и раньше его мало было, а уж сейчас, после пиратских набегов, его совсем не осталось. Если ничего не придумаем, то барон лишится даже этого котла - Дор кивнул в сторону старого закопчённого котла.

- Дор, Дарморо, кажется, говорил, когда тут пираты появятся, только я не запомнил когда, ты помнишь?

- Ну, говорил и что это изменит? У нас пара месяцев, не больше, они ждут, когда крестьяне соберут урожай, какой им резон прямо сейчас появляться – он встал, и молча, вышел из кухни.

- Значит, мне нужно больше тренироваться – я стал обдумывать, что смогу противопоставить пиратам, со своими магическими способностями. - Всё у меня получается медленно, и огонь создавать, и камни кидать, для боя медленно, разумеется. Пока я это буду делать, меня прибьют, раз пять - шесть, а это меня не устраивает.

Дарморо появился на следующий день ближе к обеду, приехал уставший и злой, всё железо, которое он смог раздобыть, поместилось в седельной сумке. Он вытряхнул её содержимое на землю перед Дорианом. Два старых топора разных размеров и непонятная загогулина, сантиметров тридцати, это было все, что он смог найти. Дор посмотрел на железо, потом на барона.

– Это всё? – он решил, что Дарморо над ним так шутит.

- Да, это всё! – зло ответил Дарморо.

- Из этого можно отковать три десятка гвоздей, чтобы заколотить ворота перед уходом – заявил Дор, не оценив старания барона.

- Дор, ты главное не кипятись, у меня тут парочка идей возникла, может, что и получится - я хлопнул его по плечу. Он этого даже не заметил, продолжая смотреть под ноги на железные топоры.

- Дарморо, а у тебя, сколько вообще народа-то? Если без детей и совсем старых, конечно.

- Трое парней, им по пятнадцать, Лагор и мой глухонемой слуга, итого пять, я шестой. А зачем тебе?

- Не густо - я почесал затылок – а девок у тебя сколько, от четырнадцати и до, э - ну не очень старых ещё.

Дарморо моему вопросу сильно удивился, не понимая, причём тут девки, но стал считать, что-то шепча и загибая пальцы.

- Где-то десятка два с половиной наберется, а что?

- Да я вот тут подумал, может, дружину из них соберём и объясним пиратам кто в доме хозяин - предложил я барону. Дарморо хихикнул, а потом заржал во весь голос, схватившись за живот.

- Дружину!? Из девок? Хи-хи, дружину. Ха - Ха - Ха, вот насмешил, аж до слёз. Что они смогут сделать с вооружёнными пиратами, которые ещё и в броне?

- Зря смеёшься Дарморо, если твоих девок научить драться, они смогут сильно удивить не только вооруженных пиратов, и даже несмотря на то, что они в броне. - Из всех идей, пришедших в мою голову, эта была вполне реальна. Я собирался за оставшееся время собрать женский отряд и обучить их хотя бы немного драться, конечно, настолько, насколько это получится.

- Даже если ты и научишь их драться, то где мне взять оружие для них? Дориан ты сможешь из этого выковать двадцать пять мечей? Что, нет? Я так и думал – Дарморо закипел как позабытый чайник.

- Ты рано сдался господин барон, даже не попробовал ещё, а сразу упал на спину и лапки вверх! – я тоже повысил голос и продолжил настаивать на своём.

- Хорошо, будут тебе девки - сдался барон – через неделю, не раньше, иначе урожай собирать сам будешь. – Барон в мою затею не верил и с видом обречённого на смерть, заперся в своём кабинете.

- Атон, а ты это как, серьёзно? Я про девок? – Дор заглянул мне в глаза, пытаясь понять, шучу я или всерьёз.

- Очень даже серьёзно и к тебе будет большая просьба, - гном заметно напрягся – сможешь из этого железа выковать наконечники для стрел?

- Смогу конечно, только не знаю сколько получится и лучше из того железа что в кузне лежит. На это у меня тоже одна идея появилась, потом покажу, если получится.

Дор подобрал старые топоры и направился в кузню, такую же старую, каким был и баронский кузнец. Я остался в компании Мориона и стал думать с чего начать. Через пять минут решил, что разберусь по ходу дела и, посадив Мориона на плечо, направился на берег моря, осваивать магию.

После нескольких часов метания камней и создания огненных шаров, пришёл к выводу, что на этом моё магическое искусство зашло в тупик. С помощью магического зрения, опытным путём выяснил, что. - При воздействии на камень магией, из моей руки к нему протягивается толстый жгут, состоящий из светящихся нитей, обычным зрением эти нити не видны. Толщина этого жгута меняется в зависимости от размера камня. Ещё выяснил, что, если камешек бросить с помощью толстого жгута, он летит почти со скоростью пули, свистнет, и нет его, как далеко летит, пока не выяснил. С огнём дело обстояло почти также, только цвет шара и яркость менялись от толщины жгута и вложенной в него силы. При увеличении силы, шар становился бело - голубым и кидался искрами. После опалённых бровей, решил, что с огнём пока экспериментов достаточно. С киданием огненного шара вообще было плохо, летел медленно и не очень далеко, два метра это совсем не то расстояние, на которое я раскатил губу. В голове крутился вопрос – а что я собственно ещё могу и хочу от магии? Как пополнять запас силы и стоит ли его вообще пополнять. Несколько часов моей игры с магией, никак не повлияло на моё самочувствие. Морион, в то время пока я был занят изучением магии, тоже был занят делом. Бегал вдоль линии прибоя и махал своими крылышками, пытаясь взлететь. Со стороны он был похож на бешеную курицу, бегал он долго, а когда выдохся, просто упал, рядом со мной тяжело дыша.

- Что, никак? - спросил я, посмотрев на измученного бедолагу.

- Да! – раздалось у меня в голове.

- Это потому что ты всё не правильно делаешь, отдохни пока, потом попробуем ещё - пока Морион отдыхал, я искупался, вода была тёплой и чистой. Когда вышел на берег, он уже нетерпеливо подпрыгивал на вершине небольшого валуна.

- Сначала ты должен поймать ветер! – стал я учить его летать (сам ни фига не умею, а туда же, орёл блин). Я поднял его высоко над головой и стал поворачиваться навстречу ветру. Ветер был не сильный и порывистый, вскоре у дракончика затрепетали крылья, а в моей голове впервые появились чужие эмоции. Мощная волна радости ударила мне по мозгам, да так, что я чуть не уронил его. Попросив его успокоиться, продолжил держать над головой, пока мои руки не устали.

- Вот так и будем учиться каждый день, только не лезь один на скалы, сломаешь крыло, потом можешь забыть о полётах! – припугнул я его немного. Судя по его обиженной мордашке, он именно так и хотел поступить. В замок, мы вернулись, когда уже стемнело. В комнате над воротами, Дора не оказалось, он, судя по всему, ещё не вернулся из кузни. Когда он пришёл, я уже крепко спал и летал во сне, наверное, эмоции Мориона так влияли. Утром меня поднял Дор и позвал с собой в кузню, там он показал то, что сделал. Довольный собой он протянул мне почти готовый арбалет, мне он показался уродливым, но я ему об этом ничего не сказал, а похвалил. Потом, конечно, спустил с небес на землю, указав на недостатки, хороши были только стальные дуги, деревянная основа сильно хромала как качеством дерева, так и видом.

- По дереву я не очень, да и тетиву не из чего свить – он слегка сник, признав мою правоту. – Не чувствую я дерево и всё тут, хоть режь.

- Дор, а что, если поискать того, кто с деревом дружит? – предложил я. Он этому почему-то не очень обрадовался, но признал, что по-другому не получится. – А, на, сколько арбалетов ещё металла хватит? - идея Дориана мне понравилась, стрелять из него могут все, главное зарядить.

- Ну, я думаю, что на пару-тройку хватит, - ответил он, подумав.

Мне пришла мысль о том, что можно же их сделать и поменьше, дальность нам сейчас не особо нужна, метров на двадцать, чтобы хватило. Тот арбалет, что я сейчас держал в руках, был большим и тяжёлым, предложил уменьшить его. Задумчиво почесав бороду, Дор согласился, осталось только найти мастера по дереву и объяснить что от него нужно. А хотел я обычный винтовочный приклад, а не такую палку, что сделал Дор. Ещё надо найти тетиву, и этим я решил озадачить барона, в конце концов, кому больше надо-то. Дарморо почесал затылок, и пообещал, что найдёт. Сам я направился в лес за оружием бедняков, под названием - длинная крепкая палка или просто шест.

Около двух часов, приблизительно, я бродил по лесу в поисках подходящего материала, в итоге нарубил (мечом!) двадцать штук двухметровых шестов. Взвалил их на плечо и направился в замок, оказалось, что ушёл я от него далеко, километров на пять, не меньше. Через какое-то время палки эти стали тяжелеть и ближе к замку я уже их с трудом удерживал на плечах. Сбросив их на землю у ворот, решил, что кору потом сдеру. Прихватив Мориона, я снова отправился к морю. Само собой, начали мы с полётов, Морион это заслужил, честно просидев всё время в комнате, пока я работал дровосеком. Успехи у Мориона были, он продержался в воздухе целых десять секунд, радости было просто не описать и не пересказать. Потом он отдыхал, а я тренировался, толкал воду силой магии, получалось плохо, но вот останавливать волну получалось лучше. При попытке толкнуть воду получался след как от тонкого прутика, если им провести по глади. Требовалось расширить воздействие на воду, скрутил жгут по спирали в круг и дело сразу пошло гораздо лучше, даже порадовался немного, пока не понял что это всё похоже на игру, не более.

У Эльсигура книги по магии я читал, и про всякие там заклинания-плетения помню, вот только что с ними делать, у меня вспомнить, пока не получалось. Помню только о потоках силы и влиянии цвета нитей силы на стихии. У каждой стихии свой цвет силы, у воздуха и воды цвет силы должен быть немного белёсым, почти прозрачным, а у меня он почему-то насыщенно синий. Почему? С огнём и камнями та же история, жгут всегда синий, без намёка на другой цвет. Как воздействовать на воздух я пока не знал, может, что-то делаю не так. Целительскую магию пока не пробовал – не на ком пробовать! К тому же боязно ею пользоваться, вдруг вместо того чтобы вылечить, убью – О! А что если мышей наловить или крыс? С этим определился, теперь нужно попробовать пополнить запас силы, стал вглядываться в окружающий мир магическим зрением. Потоки силы были везде, даже чахлый кустик, росший рядом, и тот был окутан тонкими, бледно зелёными нитями. Потянулся к одной из них своим жгутом, дотронулся до него, кустик задрожал. Линии у кустика были тоньше моего жгута в тысячи раз, я принялся расплетать свой жгут и втягивать в себя освободившиеся нити, втягивал сразу сотнями. Вскоре мой жгут уменьшился втрое, на этом его уменьшение остановилось. Нити силы больше не хотели распутываться, как я не старался, а добился только того, что смог удлинить штук сто сразу. Дотронулся до одной из линий кустика, ничего не почувствовал, захотелось попробовать втянуть силу кустика в себя, как воду из стакана через трубочку. Потянул, и!? Кустик моментально осыпался серой пылью, лишившись всей своей силы, я здорово испугался. Почти ничего не успел сделать, остановить втягивание силы в себя за долю секунды, я не смог бы при всём желании.

В полном смятении от случившегося, прихватив Мориона, я вернулся в замок. На следующее утро, мы с Дорианом примеряли новую одежду, она ещё не совсем была готова, но мастер по имени Мон Сан остался доволен тем, что получалось. Я спросил его о комплекте одежды попроще, он обещал, что всё будет готово через два дня, включая сапоги. После завтрака, я отправился на охоту, на мышей и крыс. Эти мелкие грызуны, как-то резко поумнели и не попадались мне на глаза. Их не было даже там, где они всегда были – в амбаре, где хранилось зерно. Проверив все укромные места, весь в пыли и паутине, я сел на ступенях возле двери и стал думать, кого мне использовать вместо мышей. Червей я отмёл сразу, они слишком мелкие. Домашнюю живность мне не дадут, её и без моих опытов мало осталось. Подбежал Морион и положил у моих ног мышь.

– Ай да Морион, молодец! - похвалил я дракончика, и поднял мышь за хвост, увы, она была уже мёртвая, с такими дырками в тушке выжить невозможно.

- Послушай Морион, а ты не мог бы мне, живую мышку поймать? Ну, или пока ещё живую, не сильно покусанную? – он кивнул, и убежал, куда-то за замок. Вернулся минут через пятнадцать и принёс мне сильно помятую, но живую мышь.

- Во! То, что надо! – мышь была основательно покусана дракончиком, но всё равно пыталась удрать, пришлось её примотать к палке, как к вертелу. – И так! Что мы имеем? Имеем мы израненную мышь, которая нуждается в срочном лечении. Пациент готов? Готов! Приступим. Как там, у Эльсигура в книге было написано? С помощью силы, нарисуйте руну на больном месте, дальше смотри рисунок. - Рисунок я хорошо помнил, - не отрывая нить от руны, начните направлять в неё силу, пока она не засветится. - Где тут у мышки больное место? Да везде, куда не посмотри сплошь отметины от зубов Мориона. Нарисую сразу на всю мышку, - лечить, так лечить! После того как руна засветится, произнесите слово ключ и разорвите нить, - слово ключ я тоже помнил, оно произносилось как – РОХТ. Я сделал всё в точности, так как там было написано, - РОХТ! – сказал я, и оборвал нить силы. БАТЦ! Тьфу ты блин! Мышка лопнула как перезрелый арбуз. Сразу вспомнился анекдот про больного – будем лечить или сами помрёте? Наверное, я слишком рано решил заняться целительством, сделал я вывод и похоронил мышонка как героя, отдавшего жизнь ради науки. Отряхнув руки, отправился к морю, практиковаться пока в других направлениях магии.

Через два дня, Дор, закончил изготовление арбалетов с помощью старого деда, который в отличие от него, дружил с деревом. Арбалеты получились просто великолепными, новую форму приклада даже Дор признал очень удобной. Мон Сан тоже закончил с пошивом нашей одежды, примерив её, я был очень доволен его работой, Дор так вообще прыгал от счастья. На мне были сапоги до колен, крепкие штаны на пуговицах и с двумя карманами, (долго уговаривал Мон Сана их сделать) но больше всего мне понравился камзол. Левая сторона камзола была расшита красивым узором светло-серого цвета, плюс ещё широкий кожаный пояс с множеством разного размера колец по обеим сторонам. Вся эта красота была пошита из чёрной ткани, Дору досталась тёмно-коричневая ткань. Простую одежду мы даже не захотели примерять, были уверены, что и она хороша. В комплект к шикарным нарядам, Мон Сан ещё сшил по длинному плащу с капюшоном. Я от всей души поблагодарил мастера за работу, Дор, разумеется, тоже его обнял, чуть не лишив жизни своим объятием. Мон Сан, отдышавшись, решил погостить у Дарморо несколько дней, устал он от работы.

- Дориан, признаю, что твои арбалеты очень хороши! – он засиял от похвалы – вот только, я что-то не вижу ни одного болта к ним?

- Будут тебе болты! Завтра! Целая сотня! Больше не проси, в баронстве не осталось даже ржавого гвоздя – он, то ли хвалился работой, то ли жаловался на отсутствие железа, по его голосу было не понятно.

- Готов! Красавчик! – раздалось у меня за спиной – осталась самая малость, - Выжить! - За моей спиной стоял Дарморо, был хмур и морщился при каждом шаге, проходя мимо меня, он остановился, о чём-то подумал и сказал.

- Завтра к тебе явятся обещанные ученики, три парня и двадцать семь девок - обрадовал он меня, и пошёл дальше, по своим делам.

- Ух, вот это тут завтра толпа будет! Где же мне с ними заниматься-то? Двор не очень-то и большой для этого дела. Ошарашенный новостью, я забежал к себе в комнату над воротами, переоделся в простую одежду и, прихватив Мориона, опять отправился к морю. Там его ждал ветер, а меня магия.

Глава 9
- Хороший парень этот Атон, чист душой и нож за спиной не держит. Поверь Дарморо, я знаю, что говорю, мой дар хоть и мал, но никогда ещё не подводил за почти уже семьдесят лет – Мон Сан опустился на стул возле окна и тяжело вздохнул.

- Дорогой друг, я знаю тебя вот уже сорок лет, с того дня когда впервые приехал в гости к дяде. Тогда ты мне говорил, что я стану известен и богат, вот только я что-то пока этого не заметил. Сейчас я бедный, одноногий барон, мне уже пятьдесят два, и боюсь, что этот год я не переживу - Дарморо сел за стол и достал старый кошель.

- Сколько я тебе должен Мон Сан?

- Как и договаривались, цена не изменилась, десять серебряных и не монетой меньше.

- Десять, так десять – Дарморо отсчитал десять монет и протянул Мон Сану, в его кошельке осталось ещё столько же, и это были все его деньги. – Тебя что-то тревожит мастер? – спросил он, посмотрев на него.

- Знаешь Дарморо, меня не покидает чувство, того, что я уже когда-то встречал Атона, но было это очень давно. Я понимаю, что это невозможно, вот только чувство это, меня так и не покидает.

Рано утром меня разбудил Морион, в замок со всех сторон прибывали люди, в основном девушки. За час во дворе собралась приличная толпа, громко говорящая и смеющаяся без перерыва. Я влез в свой парадный костюм, повесил на пояс меч (единственный на всё баронство, да ещё и мой) и вышел из комнаты. Через полчаса мне с трудом удалось построить это стадо в одну шеренгу, посередине которой застыли три угрюмых пацана, лет четырнадцати. Посмотреть на этот цирк, собрались все, кто сейчас был в замке. Лагор что-то шептал на ухо Дарморо, после чего они начинали смеяться. Я принялся раздавать шесты, проходя мимо строя.

- Это будет вашим оружием при отражении нападения пиратов - сказал я громко, чтобы меня все слышали. - Сегодня мы будем учиться правильно стоять и держать в руках шест, потом будем бегать с ним, и если успеем, то выучим один удар. - Толпа зашумела, послышались возгласы, что этой палкой только ворон гонять на поле. Лагор и Дарморо уже открыто ржали над этим цирковым представлением. Я на них обиделся и разозлился не на шутку.

- Господин барон, я сказал что-то смешное?

- Думаю, всё самое интересное ещё впереди - заявил Лагор, сдерживая смех.

- Хорошо, давайте посмеёмся – я отстегнул меч и отдал его Дору, он был единственным, кто не смеялся и кому я здесь доверял. Взяв один из шестов, предложил Лагору палку длиной около метра.

- Это будет твой меч – предложил я вместо настоящего меча.

- Это палка, а не меч! – ухмыльнулся он, посмотрев на Дарморо, тот кивнул соглашаясь.

- Хорошо – согласился я – не хочешь по лёгкому, будет по тяжёлому. Дор, дай ему меч!

Лагор принял меч из рук гнома и широко улыбнулся, посмотрев при этом в сторону барона, заранее празднуя победу.

- Готов господин десятник? Нападай! – Лагор со своим званием согласился и с довольным выражением лица, напал. Действовал он правильно, как и учили, но только не на того напал, меня учили совсем по-другому. Через секунду, меч летел в одну сторону, а Лагор в другую. Я наслаждался, наблюдая, как улыбки сходят с лиц всех зрителей, наблюдавших за поединком. Лагор вскочил, подобрал меч и напал снова, результат был тот же, он вставал и нападал снова и снова. Бил я его минут десять, до тех пор, пока он ещё мог подняться.

- Ещё у кого-нибудь есть сомнения в том, что это не оружие?

- Есть! – заявил самый наглый из троих парней, - а что, если у меня не окажется с собой шеста, а у врага меч?

- Хочешь посмотреть?- прошипел я ему в лицо – пойдем, покажу, только меч не забудь. Нападай!

Мечом парень не владел вообще и через пару секунд прилёг отдохнуть рядом с Лагором. Лагор пытался встать, но у него это пока не получалось. Рядом с ним на земле лежал парень и не подавал признаков жизни. Я испугался – неужели убил? Проверил пульс, он был, а это значит, что жить будет и возможно долго, если конечно, борзеть не прекратит. Теперь было нужно вернуться к своим баранам, то есть ученикам.

– Взяли шесты и разошлись в стороны, чтоб не попасть им по соседу или соседке. Я показываю что делать, вы повторяете! – заорал я на весь двор, чтобы меня все услышали.

Через несколько минут, девушки усердно махали шестами. Шесты вылетали из их рук, они попадали ими сами по себе и по всем кто попадался им в радиусе пяти метров. Многие из девушек падали, наступая на край своего же платья.

- Да! Цирк был точно, только не очень-то весёлый - думал я, глядя на их мучения. Вскоре я прекратил их мучить и объявил первое занятие оконченным. Девушки стояли грязные, побитые друг другом и тяжело дышали, правда, не все такими были, несколько выделялось из общей массы. Посмотрев в сторону входа в замок, увидел Мон Сана, присевшего на стул в тени, и поспешил к нему.

- Господин Мон Сан, у меня к вам просьба! – на моё обращение он прищурил один глаз и улыбнулся.

- Что сынок, девкам юбки мешают? – дед сразу заметил, в чём дело, - вот только они мужские штаны не оденут, для них это не очень-то прилично.

- Я тоже так думаю уважаемый мастер - польстил я немного деду – поэтому попрошу сшить для них нечто среднее между штанами и юбкой – он удивлённо поднял брови, не понимая, как это получится.- Это должны быть очень широкие штаны и по длине должны быть короче, чем их платья, где-то на ладонь, наступать не будут. – Мон Сан задумался, а потом кивнул, согласившись, я же сбросив проблему на чужие плечи, пошёл гонять парней, которых никуда не отпускал.

Побитый мной парень, смотрел на меня волком, но шестом, правда, махал до конца занятия. – Похоже, что я врагом обзавёлся – подумал я, и, объявив конец занятию, смылся на обед. В отличие от парня, Лагор на меня не обиделся за то, что я его уложил на землю не один раз.

- Не думал, что ты такое можешь, научишь меня? – конечно, я пообещал его научить, надежный человек мне не помешает. Морион всё время просидел в комнате и когда я за ним пришёл, чтобы отправиться к морю, он просто запрыгал от радости.

К морю, мы добрались только ближе к вечеру и пробыли там почти до утра. Летать у него получалось всё лучше и лучше, говорить он тоже стал больше, мы уже могли почти нормально разговаривать, только некоторые слова его могли поставить в тупик. У меня тоже были некоторые успехи в бросании огня, поступил я следующим образом. Поднимал обычный камень, разогревал его до температуры плазмы и потом бросал уже как обычный камень. В весе он не очень сильно терял, поэтому летел далеко. Ночью было хорошо видно, как мой трассер летит над водой и падает далеко от берега, подняв в конце полёта столб пара. По моим подсчётам, пролетал он метров пятьсот не меньше, скорость тоже впечатляла, улетал от меня со свистом.

Следующее утро началось с построения личного состава, моего девичьего отряда особого назначения. В короткий срок длинные юбки были перешиты в широкие штаны, некоторые личности ещё ушили и верхнюю часть своей одежды, чтобы выделить определённую часть своего тела. Меня это привело в некоторое замешательство, даже забыл, что хотел сказать.

Урок начался вяло, но постепенно набирал обороты и через некоторое время я уже гонял учеников по полной программе. Вместе со всеми занимался и Лагор, несмотря на то, что был уже не так молод, как остальные ученики. Он как опытный воин, схватывал всё на лету, от чего только разозлил побитого мной парня. Имя его я так и не узнал, как впрочем, и имена других учеников, но думаю, что ещё успеем познакомиться. Дориан с нами не занимался, у него была на это уважительная причина, испытывал арбалеты. К вечеру на тренировочной площадке, осталось всего шестеро учеников, в их число входил и Лагор. Тот самый обиженный, выдохся где-то в середине общей массы всех не дотянувших до конца занятия. Те же, что сейчас стояли передо мной, показали хорошие способности и выносливость. Я постарался запомнить их имена и далее планировал обучать их отдельно от остальных. Часа через два вернулся Дор, с подстреленным кабанчиком за плечом. Судя по его довольному виду, испытания арбалетов прошли успешно. Этой ночью мы с Морионом к морю не пошли, я устал, и очень хотелось спать.

После недели занятий с выделенной группой, она уменьшилась до пяти человек. Мы перешли к рукопашной, и одна из девушек выбыла сразу, посчитав такое очень неприличным занятием для девушек. Нужно же было иногда применять приёмы борьбы, вступая в тесный контакт, пришлось заменить её собой. Девушка, получившая меня в напарники, была этому рада, и гордо смотрела на остальных, думая, что я её буду жалеть. Она в этом сильно ошибалась, совладав со своими эмоциями, я периодически ронял её на землю, как и остальных. Эта девушка, которую звали Дария, специально шла на близкий контакт, прижимаясь ко мне своей грудью. После проведённого мной приёма, она оказывалась на земле, но почему-то была довольна. Я героически вытерпел все её выходки, честно признаться в этот день я устал как никогда. Неожиданно возникла проблема – помыться нормально можно было только у реки, а вода в реке уже холодная, как-никак начало осени. Я хотел озадачить Дарморо постройкой бани, но подумав, решил, что можно и душевыми обойтись. Пять штук будет достаточно и построят их быстро, не то, что баню. Дария оказалась самой способной из всех учеников, только её одну я стал обучать владению двумя клинками и у неё это хорошо получалось. Даже Лагор уважал её за талант и стремление, после чего авторитет Дарии поднялся на недосягаемую для других высоту. В один прекрасный день, Дориан, наткнулся в лесу на останки воина в тяжёлом доспехе, чему был сильно рад. Конечно, весь доспех сильно поржавел, но Дор уверил, что метал, всё равно хорош. Кольчуга, шлем, нагрудник, поножи, наручи, латные перчатки, плюс ко всему два ножа, длинный кинжал и обломанный меч. Всё это он притащил в кузню, и недолго думая, решил перековать всё это на клинки.

- Я конечно не оружейник – признался гном – очень хорошее оружие вряд ли смогу отковать, но надёжность гарантирую. – После этого заявления он даже ночевать не приходил в нашу комнату над воротами. Как он умудрялся что-то ковать на гранитной плите, заменявшей наковальню, я не представлял, но результат его работы я оценивал высоко. За время занятий, одежда девушек превратилась в лохмотья. Сейчас некоторые из девушек ходили, в разорванных до пояса юбках, периодически сверкая стройными ножками. Дария сама укоротила свои штаны до колен и отрезала рукава у рубахи, чем повергла в шок остальных представительниц женского пола. Она такой одежды не стеснялась, а наоборот показывала, что так гораздо удобнее и потеешь меньше. Укорачиванием одежды она не ограничилась, ещё она укоротила свои волосы, и теперь они лишь немного были ниже её плеч. Глядя на неё, большинство девушек, тоже остригли свои шикарные косы.

Прошёл месяц со дня начала наших занятий, и теперь каждый день на берегу моря дежурил дозорный, ожидая прибытия пиратов. Дарморо рассказал о том, что пиратов приплывает от сорока человек до сотни, всё зависит от кораблей, один или два. Обычно на берег высаживается только половина, собирают дань, сутки гуляют и уходят.

Дориан, как и обещал, стал поставлять оружие для девушек, клинки были легче обычного меча и своим изгибом напоминали сабли. Первые два клинка я подарил Дарии, её радости не было предела, она даже меня поцеловала, скромно, в щёку. Следующий клинок собирался отдать Лагору, но он отказался, сказав, что у него уже есть один, а двумя работать он ещё не умеет.

- Хрр - послышался звук рвущейся ткани, я обернулся и увидел Дарию, которая пыталась свести вместе края порвавшейся рубахи, причём порвалась она на груди, ровно пополам. Туго скованная до этого, сильно ушитой одеждой девичья грудь, упорно рвалась на свободу.

- Специально что ли так сильно ушила - подумал, глядя на покрасневшую девушку. С ней надо было что-то делать, в смысле с одеждой, да и Дарией тоже, слишком уж она напористая. Я направился к Дарморо, он был у себя в кабинете и находился в плохом настроении. - Нужно поговорить! – заявил я с порога. Он, молча, показал на стул, приглашая присесть.

- Выкладывай что у тебя опять – Дарморо скривился, попытавшись поменять позу. Я заметил, что его протез был снят с ноги и лежал на полу в дальнем углу его кабинета.

- Дарморо, девушкам срочно нужна новая одежда, иначе они через несколько дней останутся голыми – заявил я, глядя на то, как он избегает дотрагиваться до своей искалеченной ноги.

- Ух! ХЕ, ХЕ – я бы посмотрел на это – через силу улыбнулся барон.

- Я серьёзно, даже готов оплатить и ткань, и услуги Мон Сана, если он согласится, конечно. Им не нужна такая дорогая ткань как у нас, а нужна прочная, но мягкая.

- У меня нет ткани, совсем никакой, ни мягкой, ни прочной.

- А если у соседа? Нам же ты достал.

- Не думаю, что у Мон Сана есть столько ткани, если только по всем соседям проехать - он опять скривился от боли.

- Что у тебя с ногой? Может, я чем-то могу помочь?

- Чем ты мне сможешь помочь? Ты что лекарь? – вспылил Дарморо.

- Не надо на меня орать, да, я не лекарь, но чтобы иметь лекарство им быть не обязательно. Есть у меня особая мазь, немного правда, но думаю, тебе пока хватит – я предложил ему остатки мази Эльсигура.

- Сколько ты за неё хочешь? – Дарморо сдвинул брови, ожидая высокой цены.

- Какие могут быть деньги между друзьями! Вот если бы ты помог девушкам с одеждой, притом, что это вообще-то твои подданные.

- Да найду я тебе ткань для девок твоих, неси мазь скорее, терпеть, уже сил нет - он опять скривился от боли.

Через несколько минут, я уже смазывал его натёртую до крови культю.

- Только тебе полежать нужно, хотя бы до утра - посоветовал я, надеясь, что мазь ему поможет.

- Да хоть до завтрашнего вечера, лишь бы помогло – ответил барон, посильнее стиснув зубы, когда я смазывал особо болезненные места. – Ты мне Лагора позови - попросил он, когда я закончил заматывать ногу. Через час после того как Лагор поднялся к барону в кабинет, он уже седлал единственного коня. Лагор собирался ехать в соседнее баронство за тканью, и обещал быстро вернуться.

На следующее утро, Дарморо меня крепко обнял в знак благодарности – Атон, это же просто чудо какое-то! Шестнадцать лет болела, а сейчас не болит, даже шрама почти не осталось.

Хорошо, что я, не решился его полечить с помощью магии – промелькнула у меня мысль, если бы убил этим, что тогда? На следующий день ближе к вечеру приехал Лагор, за ним на одноосной повозке, которую тянул ослик, катил Мон Сан, рядом с ним сидел ещё один дед и мальчишка, лет семи.

- Мон Сан, ты просто обязан пошить то, что попросит Атон – подбежал к ним Дарморо. Лагор увидев бегающего барона, чуть не свалился с коня от удивления.

- О чём речь, конечно, пошью и даже возьму половину цены, как с постоянных заказчиков. Чтобы быстрее справиться, даже помощников с собой привёз.

Мон Сан принялся за работу сразу, как только разгрузили его повозку с тканями и сразу же меня озадачил.

- Что будем шить, молодой человек? Тоже что и до этого или что-то другое? – я немного завис после его вопроса, что конкретно нужно из одежды девушкам как-то не подумал.

– А что, если сшить, м, э, - а что, это неплохая мысль – подумал я, вспомнив кое-что из одежды героев компьютерных игр.

- Господин барон, а у вас бумага есть?- старался я перекричать шум толпы собравшейся возле нас.

- Есть немного, можешь взять в моём столе, перо и чернила там же - кричал мне Дарморо в ответ, стоя всего в пяти шагах от меня. – Надо же, какое доверие!- подумал я и, прихватив с собой Мон Сана, направился в кабинет Дарморо. Эскиз одежды, рисовал минут двадцать, Мон Сан в это время, молча, наблюдал за мной, пытаясь понять, что ему впоследствии предстоит сшить. Закончив свои художества, я протянул рисунки мастеру, который долго их рассматривал и, откашлявшись, спросил.

- Это где такое носят? - На листе бумаги довольно подробно был нарисован костюм Ассасина из одноимённой компьютерной игры. Нарисовал я, правда, только мужской вариант одежды, так как просто не помнил, как выглядел женский.

- Уважаемый Мон Сан, у вас есть секреты? Вижу, что есть, вот и у меня они тоже есть - ответил я уклончиво, не желая посвящать его в секреты моей прошлой жизни. - Ну, так как, возьмётесь за такое?

- Это будет труднее, чем я думал, но я этого не боюсь и тоже очень хочу посмотреть на то, что получится. Пошли вниз, выберем ту, которой придётся это надеть первой!

Первой естественно оказалась Дария. Вручив её в руки мастера, я смылся к морю вместе с Морионом. Он как-то незаметно подрос, за то время что мы прожили в баронстве. Его успехи в полётах стали заметны, он уже мог сам взлетать и пролететь с сотню метров. У меня тоже были успехи в изучении и использовании магии. Выяснилось, что я могу довольно сильно ударить лишь одним своим жгутом силы, не используя никакой стихии для этого. Надо-то всего было вытягивать жгут как можно быстрее из руки. Через некоторое время, смог разнести в мелкую щепу сухую корягу, лежащую в нескольких метрах от меня. В управлении стихиями тоже практиковался и уже мог заморозить воду на своей ладони.

Утро следующего дня началось как обычно, день тоже прошёл так же, а вот вечер меня порадовал тем, что Мон Сан закончил шить первый костюм. Его скорость работы меня удивила, прошли всего сутки и уже всё готово. Дария робко ушла переодеваться, её долго не было, и мы уже забеспокоились думая, что что-то случилось. Только хотели отправиться на поиски, как дверь открылась и на негнущихся ногах, вышла наша долгожданная девушка. Во дворе, до этого очень шумном, наступила тишина, казалось, что даже мухи перестали жужжать.

- Ну и что скажешь? – тихо спросил меня Мон Сан – думаю, что неплохо – похвалил он себя. Я стоял открыв рот не веря своим глазам, мало того что я увидел героя игры вживую, так ещё и одежда очень шла Дарии. Она, сделав несколько осторожных шагов, остановилась перед молчаливой толпой, ожидая, что кто-то обязательно скажет какую-нибудь гадость в её адрес.

- Вам что, где-то жмёт? – спросил Мон Сан, переживая за свою работу. Дария помотала головой, отрицая.

- Тогда расслабься и пройдись по двору немного, можешь даже своими клинками поработать.

Дария прошла до ворот и вернулась к нам, мне показалось, что она даже дышала через раз, опасаясь порвать новую одежду неловким движением.

- Тебе самой этот костюм нравится? – спросил я, когда она подошла.

- Очень-очень, - прошептала она севшим голосом - это же, наверное, очень дорого?

- Не знаю, это подарок от господина барона – громко сказал я, чтобы все слышали. Дарморо поперхнулся от похвалы в его адрес. Я успел ему подмигнуть, чтоб он ничего не успел сказать.

- Зря я, наверное, отказался – заявил Лагор, не отрывая взгляда от Дарии.

- Хороша девка! – добавил Дор.

- Жаль что ткань не очень хорошая – вставил Мон Сан, подлив этим каплю дёгтя в бочку мёда. - Скажи Атон, а могу ли я использовать твои рисунки в своей работе?

- Нет, уважаемый мастер - ишь чего захотел старый проныра, подумал я – такой костюм будут носить только воины этого отряда – обломил я его. – Не обижайтесь уважаемый Мон Сан, думаю, что у вас и без этого работы хватает.

- Да, ты прав, но это обычная рутина, а здесь у нас получаются просто великолепные вещи, такое ещё никто никогда не шил. Сначала были костюмы для вас, а теперь вот это! Я надеюсь, что не откажете мне вправе шить и дальше для вас и ваших людей?

- Конечно мастер, шейте и дальше, по мере надобности, - как я мог ему отказать.

- Спасибо, думаю, что вскоре у меня будет много работы, а у тебя много учеников - загадочно проговорил Мон Сан, странно посмотрев мне в глаза. Новую одежду одобрили не все, несколько девушек отказались надеть штаны (ну и фиг с ними, мне же дешевле будет в дальнейшем).

- Эх, под эту одежду ещё бы скрытую броню добавить! – вздохнул Дориан, о чём-то думая.

Ещё до захода солнца я снова был на берегу моря и наблюдал, как Морион ловит мелкую рыбу на мелководье. Я же продолжил исследования своих возможностей. За сегодняшний вечер мне удалось выяснить, что вытягивать жгуты силы я мог не только из рук, а практически из всех мест моего тела, кроме глаз. Жаль что из глаз не получалось, а то у меня был бы просто «убийственный взгляд». Потом я мучил свою память, вспоминая книги Эльсигура. В одной из них было написано что – воздействие магии на предмет не возможно без создания сплетённого конструкта с помощью нити силы. Конструкт, сплетается из нити безотрывно, в завершении необходимо сомкнуть конец конструкта с его началом.

Странно это как-то, я никаких плетёных конструкций не создавал, а у меня всё получалось и огонь, и водяной шар, да и просто прямое воздействие, взять тот же камень к примеру. Получается бред какой-то! Хотя может и не бред, ведь я лечебную руну-то рисовал, только эффект был немного не тот что ожидался. Я ещё посильнее напряг свою память, вспомнил плетение огненного шара, оно скручивалось по спирали, образуя шар. Огненный шар будет гореть до тех пор, пока маг питает его силой. При завершении подпитки конструкт постепенно теряет силу, либо самоуничтожается при соприкосновении с любым предметом.

- Интересно, кто так запутанно всё это описал, пока разберешься, мозги вскипят. – На основе этих записей я попробовал создать огненный шар, получился не очень большой и яркий, и делал я его гораздо дольше, чем свой до этого. Ещё в той книге говорилось о цветах силы, у каждой стихии был свой цвет, у огня соломенно-красный, у воды и воздуха беловатый, но у меня почему-то всегда был синий. О синем цвете в той книге Эльсигура не было вообще ни одного слова. Пока я напрягал мозги, Морион уснул, наевшись мелкой рыбы. Хорошо подумав, решил, что мне просто необходимо у кого-то поучиться магии. Необученный маг, это почти стихийное бедствие, особенно в моём исполнении. После всех раздумий осталась самая малость, – найти, у кого поучиться. Как здесь вообще происходит обучение, индивидуально или есть школы? Ещё интересный вопрос - сколько стоит обучение? А вдруг здесь учат только представителей знати, а я, по сути, нет никто и звать никак. Надо решить вопрос с моим знатным происхождением, но это чуть позже, сначала с пиратами разберёмся.

Следующие три дня, дела с обучением девушек шли просто замечательно, одетые в новую одежду они ещё более усердно тренировались. Особенно старалась Дария, её клинки несколько часов сверкали под лучами солнца без перерыва, движения уже стали плавными и точными. Дарморо целыми днями находился рядом с тренировочной площадкой, он стал верить в то, что у нас получится прогнать пиратов. На следующий день наша спокойная жизнь закончилась, из соседнего баронства прибежала девчушка лет десяти.

- Господин барон! Господин барон! Меня деда прислал, велел передать, что пираты пришли. Я всю ночь бежала, они к закату явились, деда сказал, что один корабль – девочка устала и еле стояла на ногах.

- Тьфу ты! Вот и дождались! – сквозь зубы процедил Дарморо. - Ну, что Атон, всё решится завтра, либо мы их, либо они нас, другого не дано. Надоело мне под пиратов прогибаться, уж лучше умереть с честью.

- Согласен с тобой Дарморо, я пойду, подготовлю людей к торжественной встрече.

Если честно сказать, я боялся, как за себя, так и за всех этих людей, которые нас с Дором приютили. Лишь бы мои девчата завтра не струсили, иначе нам всем конец. План нападения на пиратов был давно готов, мы его заранее продумали вместе с Дарморо и Дорианом. Занятия я отменил, велев всем отдыхать и ждать дальнейших указаний. По нашему плану, Дарморо должен оставаться в замке, вместе с моей более хорошо подготовленной пятёркой и постараться заманить всех пиратов во двор. Три девушки с арбалетами займут места у окон, я и Лагор постараемся не дать им удрать, чтобы предупредить оставшихся на корабле пиратов. Дориан запрёт ворота, как только они войдут во двор.

Дозор мы выставили, теперь осталось только дождаться появления незваных гостей. Пираты явились как по расписанию, рано утром, только узнал я это, не от девушки находящейся в дозоре, а от Лагора.

- Атон, пиратский корабль бросил якорь у берега в бухте неподалёку, и у нас потери! Дозорная Лия погибла, её убил Гаск, это тот самый обиженный тобою парень. Я не успел её спасти, думал, что он к ней на свидание побежал, а он гад, хотел пиратов предупредить. Я хотел его живым взять, но не вышло, он кричать вздумал.

- Когда они здесь будут?

- Думаю, что уже скоро - Лагор заметно нервничал, и я тоже был совсем не спокоен.

- Хорошо, все по местам и ни звука, сидеть тихо как мыши.

Сердце стало биться сильнее, у меня усилился слух, я стал похож на зверя перед прыжком на добычу. Ждать было тяжело, время тянулось медленно, моё терпение заканчивалось, уже был готов сам идти им навстречу. Через некоторое время на дороге появилась первая пятёрка пиратов, вслед за ними шумной толпой шли остальные. Одеты хорошо, все вооружены, мечи, топоры, у двоих я заметил луки. Насчитал восемнадцать человек, судя по их виду, они были явно не новички в этом деле. Шли, не скрываясь, и нападения точно не ожидали, привыкли к тому, что их все боятся. Мы с Лагором вжались в землю, чтобы они нас не заметили раньше времени. До ворот замка оставалось всего ничего, когда один из них приказал закончить болтать. Пират низкого роста, с бородой, заплетённой в косички, был у них старшим и отвечал за сбор дани. Оставив у ворот двоих пиратов, остальные прошли во двор замка.

- Лагор, нам пора! Начали! – от нас до ворот было не больше пятнадцати метров, мы пробежали их, побив все мировые рекорды. Оставшиеся у ворот пираты, даже не успели сообразить, что произошло. Через несколько секунд два трупа упали на пыльную площадку возле ворот. Дор выпрыгнув из своего укрытия, принялся закрывать ворота, мы еле успели забежать во двор, створки с грохотом сошлись вместе за нашими спинами. Звонко щёлкнули тетивы арбалетов, девушки с визгом накинулись на пиратов, и началось сражение, даже не сражение, а избиение взрослых мужиков молодыми девушками. Всё закончилось также неожиданно, как и началось пару минут назад. Мои ученики немного перестарались, в живых пиратов осталось только трое, да и те были сильно побитые. У нас потерь не было, несколько неопасных порезов не в счёт. За время короткого сражения успел заметить, как особо зверствовала Дария, выбрав себе в соперники, их командира. Он явно не видел в ней угрозы, а зря, сначала он лишился уха, потом руки, ноги и в завершение головы. Меня после этой бойни стало тошнить, а некоторых уже выворачивало наизнанку. Дария была бледной, но спокойной, забрызганная кровью, она смотрела на оставшихся в живых пиратов, желая им смерти. Тошнота вскоре немного отступила, но меня стало трясти, не сильно, но ощутимо. Я мечтал проснуться и не видеть того кошмара, в котором тоже принимал участие. Ко мне подошёл Лагор, он был абсолютно спокоен, как будто для него это ничего не значило.

- Атон, этих надо бы допросить, пока ещё живы - я посмотрел на пленных и признал что Лагор прав, в любой момент они могли отдать богу душу.

- Предлагаю поделить, одного тебе, другого мне, а третьим Дориан займётся – Дор кивнул, согласившись. Пленников растащили по углам двора замка для допроса. Я, если честно признаться, не знал с чего начать, доставшийся мне пират был ранен в живот и истекал кровью.

- Сколько осталось ваших на корабле? – я склонился перед ним, и задал первый вопрос, в надежде, что дальше спрашивать буду исходя из его ответов.

- Вам конец! Понял! Конец! Вы уже трупы! За нас отомстят! – прохрипел пират.

– Так дело не пойдёт – подумал я – может воткнуть ему нож в ногу? Помереть может, совсем ничего не узнаю. Стоп! А ведь из него получится неплохая лабораторная крыса для опытов, в практике лечебной магии. Посмотрев по сторонам и поняв, что за мной никто не наблюдает, я быстро нарисовал на пирате руну исцеления, напитал её силой и БАТЦ! Пирата выгнуло дугой, потом он дёрнул ногами и затих. - Всё, окочурился - подумал я, сожалея о потерянной информации. Проверил пульс, он был, потом осмотрел его рану. На её месте даже шрама не осталось, пират сейчас просто крепко спал. – Вот это, да! – обрадовался я, не за пирата конечно, а за удачно проведённый опыт. Пока он крепко спал, связал его, а потом слегка врезал по его пиратской морде, чтобы разбудить. Он открыл глаза, и посмотрел на меня, не понимая, где он и что происходит.

- С добрым утром! Как здоровье? – пират провёл ревизию организма. Поняв, что с ним всё хорошо, его глаза полезли на лоб.

- Ну, так как вы себя чувствуете больной?

- Я, я здоров!? – он дёрнулся и понял, что связан.

- Говорить будем или будем в молчанку играть?

- О чём говорить? Зачем говорить? - стал он косить под дурака.

- Снова больным хочешь стать? – он промолчал, зло посмотрел на меня и по сторонам. Короткий взмах рукой и я вогнал нож на половину длины лезвия в его ногу.

- А, А, А! – заорал он, пытаясь отползти в сторону.

- Могу снова вылечить и снова воткнуть нож, и могу это делать бесконечно. Говорить будешь? - пират закивал головой.

- На корабле осталось двадцать.

- Кто ещё на корабле есть?

- Никого, только эти.

- Совсем никого или там ещё и пленники есть?

- Есть, пятеро.

- И всё?

- Всё.

Он явно что-то недоговаривал или врал. За спиной послышался голос Лагора – мой кончился, сказал не много и кажется, врал. – На другом конце двора заорал подопечный Дориана. Чуть позже пришёл и сам Дориан, мы принялись собирать в кучу всё, что смогли узнать. Показания пиратов были разными, количество оставшихся на борту было от десяти до сорока, про пленников проговорился только мой. На корабле были ещё и рабы числом в двенадцать человек, про них мой умолчал. Обратно на корабль они должны были вернуться завтра в середине дня. - Оп! А у своего-то я про это и не спросил, вернувшись к пленному, задал интересующий меня вопрос.

- Завтра к вечеру, капитан лодку пришлёт.

- Маг у вас есть? – спросил я на всякий случай, пират округлил глаза.

- Откуда ему взяться-то, они ж за работу золотом берут, а у нас его отродясь не было – допросив, я вернулся обратно к своим друзьям.

- Дор, спроси у своего – у них маг на корабле есть или нет? – Дор с Лагором удивлённо на меня посмотрели, но Дор отправился за ответом, вернулся быстро.

- Помер, уже ничего не узнать.

- Предлагаю напасть на них ночью - предложил я - до утра лучше не ждать. - Лагор с Дором согласились.

- Лагор, а ты плавать умеешь?

- Да.

- А ты Дор?

- Нет.

- Хреново, вдвоём нам там делать нечего.

- Почему вдвоём? - раздался голос Дарии за спиной.

- Я с вами пойду и Тарк тоже, мы хорошо плаваем.

За неимением других кандидатов пришлось согласиться взять их в нашу диверсионную команду.

От берега до корабля было метров двести, из оружия оставили только ножи. Скинув с себя одежду, и оставшись в одних подштанниках, мы были готовы войти в воду. Дарии всё ещё не было, она переодевалась за камнями.

- Дария, ты где? Нам пора! - позвал я шёпотом. Она появилась совсем с другой стороны, с которой не ждали, и на ней были тоже только подштанники.

- Скажете хоть кому-нибудь – убью! – сверкнув голой грудью в лунном свете, она вошла в воду. Доплыли мы быстро, море было спокойное и маленькие волны не помешали нам плыть тихо.

- Лагор, подсади меня, я ухватился за якорный канат, стальная цепь считалась роскошью.

Тихо подтянувшись, я заглянул через борт. Пираты громко храпели, лежали, кто, где смог, я насчитал четырнадцать человек. По мне как по канату влез Лагор, оказавшись на палубе, мы принялись сокращать поголовье пиратов. Всех убить тихо не удалось, один из них не вовремя проснулся и поднял шум. Недолго думая мы подобрали оружие, в большом количестве валяющееся под ногами и вступили в бой. Вскоре живых пиратов осталось шестеро и нам пришлось туго, особенно Лагору, на его теле уже появилось несколько порезов. Возможно, мы проиграли бы эту схватку, если бы не Дария. На палубе у левого борта, появилась, абсолютно голая Дария. Её тело блестело в лунном свете, делая из неё богиню. Все собравшиеся на палубе замерли от неожиданности, даже мы с Лагором, но через мгновенье с другой стороны на пиратов напал Тарк. Бой закончился быстро, разумеется, победа досталась нам.

Закончив на палубе, мы поспешили в трюм. В единственной каюте этого корабля, спал капитан, к его кровати за шею, как собачонка, была прикована девушка. Капитан даже не проснулся, когда мы его связывали, девушку, разумеется, освободили. Пленников на корабле было девять. Среди них три девушки, чуть старше шестнадцати лет, остальными пленниками были дети, от семи до десяти лет, и тоже девочки. Гребцы мужчины были прикованы к вёслам и сильно избиты.

Нам сильно повезло с тем, что пираты так расслабились, если бы на страже остался хоть один из них, то шансов захватить корабль не было бы. Кораблём это плавающее корыто я бы не назвал, оно было предназначено для хождения по рекам, а не по морю. Низкие борта, один небольшой парус, слишком узкий корпус, да ещё и сильно перегружено, как они на таком корыте по морю ходили? Дария исчезла с палубы сразу, как только закончился бой, поэтому обыск мы провели втроём. Нашли заначку капитана, весьма солидную для этих мест, восемь золотых монет, три десятка серебряных, несколько колец с разными камнями, и небольшой стилет с дорогой рукоятью отделанной золотом. Ещё нашли серебряную цепь с медальоном торговой гильдии.

На следующий день с корабля забрали всё железо, даже гвозди вытащили. Сам корабль решили сжечь, чтобы скрыть все следы его пребывания у наших берегов. Поджигателем решил стать я, получится неплохая тренировка в применении магии для этого дела. Желающих посмотреть на это собралось много, я даже заволновался - вдруг не смогу! Позор! Решил, что простого огненного шара для корабля будет маловато, а ещё вообще могу промазать, вот смеху-то будет. Напитать шар силой решил сразу с двух рук, а бросить одной, добавив ему ускорения той же силой.

Когда шар, размером с апельсин, из соломенно-красного цвета, стал ослепительно белым и из него стали вылетать небольшие молнии, я со всей силы запустил им в корабль. Получившегося результата даже я не ожидал, не то, что зеваки на берегу. Взрыв был такой силы, что у меня заложило уши. Корабль разнесло в мелкую щепу, а в небо взметнулись огненные щупальца, переливаясь всеми оттенками красного и жёлтого.

- Наверное, мне не стоило так сильно напрягаться - думал я, ковыряя пальцем в ухе. - Маленького шарика было бы вполне достаточно, это же не крейсер всё-таки. - Обернулся к берегу и замер, все зеваки лежали, уткнувшись лицом в песок, и закрывали голову руками.

- Рефлекс, однако! – сказал я и пошёл поднимать этих контуженных. По случаю победы над пиратами, Дарморо объявил всеобщий праздник, гуляли все, пришли даже жители из ближайшей деревни. Мне почему-то было не весело, сидеть дальше в гостях у Дарморо больше не хотелось, разговор с ним отложил до утра, зачем портить настроение в такой хороший день.

Барон Дарморо Нэкт.

Я так и знал, что он что-то скрывает, но то, что он маг, мне даже ни разу в голову не пришло. Атон, маг Атон, что-то я про такого мага ничего не слышал, с его-то силой о нём должны знать во всех ближайших королевствах. Это же надо! – одним шаром из огня разнёс корабль в щепу и после этого даже не пошатнулся, выбросив одним разом столько силы. Тогда, ещё на войне, я видел магов огня, так, те ему совсем не ровня, два-три шарика кинут и после этого, с ног валяться, от бессилия. Шарики-то их были тогда гораздо меньше, да и поджечь они могли самое большое, это телегу. А ведь поначалу была у меня мысль прибить его по-тихому, а деньги забрать. На эти деньги купить зерна, мои люди могли и не пережить зиму, голод-то здоровья не прибавляет. Страшно вспоминать сейчас ту мысль, хорошо, что я не решился на это, он бы размазал меня тонким слоем по берегу. Мон Сан ещё меня совсем запутал, со своим даром предвиденья. Все, кажется, я уже вина слишком много выпил, давно такого не было, пойду лучше спать, устал я сегодня.

Дориан.

- Атон всё-таки оказался обманщиком, - да какой из меня маг - вспомнил я его слова. А сегодня он сам доказал и показал какой он маг, а маг он пожалуй что, самый сильный в мире. Сказать кому-нибудь, что одним огненным шаром корабль в щепки разнёс, в это никто не поверит. А ведь я сам всё видел, собственными глазами, а он после всего даже не поморщился, в ухе только поковырял, как будто вода попала. Обманщик он, хотя, если подумать, то больше ни в чём и не обманывал. Признаюсь сам себе, что до встречи с ним, моя жизнь такой интересной не была, думаю, дальше будет ещё интереснее.- О, Лагор! Ты ещё вина принёс? А, почему мяса не захватил? Что? А! Ну и ладно, наливай ещё по одной, а потом мы глядишь, тебя, и поженим. – Ха, Ха, Ха, - да, я пошутил, чего ты сразу убегаешь-то?

Глава 10
Проснулся я с рассветом, точнее меня Морион разбудил, он хотел полетать. С последними событиями мне не до его полётов было. К морю идти, мне было лень, и я разрешил ему полетать вокруг замка. Летал он сейчас уже хорошо и на данный момент пытался поймать ворону. Кухарка приготовила очень вкусный завтрак, даже с мясом. Я плотно укладывал его в желудок, когда на кухне появился Дарморо. Он был в приподнятом настроении, и что-то тихо напевая себе под нос, присоединился ко мне. Я не стал портить ему аппетит, по поводу титула барона для меня любимого, подождал, когда он насытится.

- Дарморо, у меня к тебе есть очень серьёзное предложение, думаю, что лучше поговорить без посторонних ушей.

Он сразу стал серьёзным и даже немного напрягся, пока ещё не догадываясь, о чём пойдёт разговор.

- Хорошо, пойдём в кабинет, там никто не помешает.

Мы поднялись к нему в кабинет, Дарморо уселся за свой старый стол и стал похож на чиновника.

– Я тебя слушаю.

- Господин барон! – начал я зачем-то с уважительного обращения - не хотите ли вы, продать своё баронство? – выдал я ему сразу самое главное. Он прищурил один глаз, немного подумал и язвительно ответил.

- Не думаю, что пиратских денег хватит, чтобы заплатить за него.

- А я и не говорил, что их хватит, эти деньги я вообще не учитывал, собирался заплатить вот этим – я положил перед ним камень силы, тот, что был меньше. Дарморо взял камень покрутил в руках, посмотрел через него на солнце и ослабил шнуровку на воротнике.

- А от, кхе- кхе, ладно это не моё дело. Допустим, что этот камешек стоит моего баронства, но с чего ты решил, что я его продам?- он положил камень на стол, давая понять, что торгов не будет.

- Послушай Дарморо, если честно, то мне баронство и не нужно вовсе, мне нужен титул. Возможностей получить титул у меня не много. Можно купить баронство, захватить баронство, убив барона, барон ещё может признать меня сыном или братом, да хоть папой – это не столь важно. Как видишь, я от тебя ничего не скрываю, убивать тебя я не собираюсь в любом случае, мне просто нужен титул, а тебе нужны деньги.

- Если я продам баронство, то куда потом мне деваться, а мои люди? Что с ними будет?

- Успокойся, тебе не нужно куда-то деваться, будешь и дальше здесь жить, как барон, зачем мне тебя выгонять.

- Нет! – отрезал Дарморо, повысив голос.

- Я тебя не тороплю, подумай ещё, вот о чём. Что будет, когда пираты придут снова, людей тебе уже не хватит чтобы от них отбиться. Они же сюда мстить придут и не одним кораблем, а на эти деньги можно нанять наёмников, подкупить продовольствия, да и много чего ещё нужного купить. Я ведь всё равно через несколько дней уйду, только вот кем, простым странником или уже бароном. Я сейчас пойду, погуляю, а ты пока поразмышляй. – Я встал и вышел, а Дарморо всерьёз задумался над моим предложением.

Что же, если не выгорит дело с титулом здесь, то попробую его получить где-нибудь в другом месте - подумал я и, захватив с собой Мориона, не спеша отправился на берег моря.

- Эх! Хорошо-то как! – я лежал на ещё тёплом песке и грелся под лучами осеннего солнца, осень здесь тёплая – юг всё-таки. Послышались шаги, это был Дориан.

– Когда уходим? – грустным голосом спросил он и сел рядом, уставившись на небольшие волны.

- С чего ты решил, что мы уходим?

- Барона встретил, он был злой как раненный волк, вот я и решил, что вы поругались.

- Не ругались мы, просто я ему сделал выгодное предложение, теперь он бесится.

- Это что ж за предложение такое? Неужто замуж позвал?! – гном сделал большие глаза.

- Ещё раз так пошутишь – дам в глаз, баронство я хотел у него купить или титул – пояснил я. Дор некоторое время молчал, осмысливая то, что услышал.

- А зачем тебе это надо? Ты же маг, значит уже аристократ, маги приравниваются к баронам сразу, как только дар обнаружится.

- В том то всё и дело, что я не хочу пока раскрывать то, что я маг. Много ты свободных магов встречал, которые живут сами по себе, и никому не подчиняются? – Дор задумался, вспоминая всех известных ему магов. – Вот то-то же, а я хочу свободы, и не хочу ни под кого прогибаться.

- Всю жизнь прятаться, всё равно не получится – ответил он подумав.

- Мне всю жизнь и не надо, хотя бы пару лет, а там видно будет – мы после ещё долго сидели на берегу, молча, каждый думал о своем, смотрели за Морионом, ловящим рыбу в набегающей волне. Просидели мы на берегу до позднего вечера, пока за нами не пришла Дария.

- Господин барон хочет вас видеть - она стояла, опустив глаза. Я надел рубаху, стряхнул песок со штанов и направился в замок. Через несколько шагов Дария преградила мне дорогу.

- С собой возьмёте?- она, не моргая, смотрела в глаза, покусывая губу.

- Это будет зависеть от решения барона, если он откажется от моего предложения, возьму, а если согласится, то ты останешься. Ты здесь нужнее будешь. - Дария выслушала меня, молча, и кивнула, поняв, что я сказал. Барон был у себя в кабинете, сидел за столом мрачнее тучи, я тоже сел за стол, напротив него.

- Ну, что скажешь господин барон?

- Давай на чистоту господин Атон или кто ты там, в самом деле? Ладно, не важно. Зачем тебе титул?

- Я просто Атон и больше никто, а титул мне нужен, для того чтобы поступить в школу магии, я ведь магии нигде не учился.

- Значит просто Атон? Тогда почему у тебя на шее висит медальон с фамильным гербом короля Дамроса? У кого ты его стянул? Или это твой дядя постарался? Насколько я помню, из королевской семьи не выжил никто – барон продолжал на меня наезжать, уходя от главной темы разговора.

- Послушай Дарморо, я понятия не имею где дядя взял его, но он мне его подарил, и ничего не сказал о том, что это за герб. - Я и в самом деле не знал, что это был королевский герб. – Я вообще-то пришёл поговорить, совсем не об этом!

Барон немного остыл и больше не пытался на меня наезжать.

- Что будет, если я соглашусь продать баронство? – он стал хмурым и каким-то грустным.

- Я же прямо сказал, что я после этого уйду, а ты останешься. Всё останется, так как было, но по документам баронство станет моим.

- А если признаю тебя сыном? Только учти, что бастардов нигде не уважают.

- А что тебе мешает признать меня не бастардом?

- Это как так, ведь жены-то у меня нет, и не было никогда? – барон пока не понимал как такое возможно.

- Очень просто, заявите, что жена у вас была, но она умерла, когда ты был на войне, а о моём существовании ты не слышал, пока тебе не рассказали.

- А кто же это подтвердить сможет? - он стал понемногу понимать, куда я клоню.

- А что, Лагор тебе уже не друг? – сказал я прямо.

- Ладно, но мы составим бумагу, где ты отказываешься от наследства! – заявил Дарморо, став чересчур возбуждённым.

- Согласен, только если на баронство снова кто-нибудь нападет, то я помогать не буду! Да и без нападения тоже помогать не буду!

- А ты что, собирался помогать? - удивился он, и даже привстал со стула.

- Конечно, собирался, для меня было бы лучше, если баронство станет сильным и богатым.

После мы ещё долго спорили, выдвигая свои условия, но остановились всё-таки на моём условии. В итоге, я стал законным сыном барона, всего за каких-то триста золотых, именно во столько Дарморо оценил камень. Мне было всё равно, камень же не распилишь, просто нечем. Потом барон долго выводил пером красивые строчки на пожелтевшей бумаге, где подтверждал, что я теперь барон Атон Дарморо Нэкт. Мы отметили сделку кувшином вина, которое меня почему-то не пьянило совсем. Дария всё это время ждала меня во дворе, и её лицо выражало только один вопрос. Подходя к ней ближе, я сразу сказал - ты остаёшься! Барон согласился с моим предложением - она сразу сникла, и опустила голову.

- Но мы не прощаемся - она моментально повеселела – и хочу тебя поздравить – от удивления у неё округлились глаза.

- Теперь ты командир отряда особого назначения баронства Нэкт! – заявил я. Девушка задумалась, пытаясь понять, хорошо это для неё или плохо.

- Построить отряд! – скомандовал я, при этом понимая, что из меня-то командир вообще никакой. – Дария, а как тебя полностью звать?

- А это зачем? – она заволновалась, подумав о чём-то своём.

- Как это зачем? Мне же надо представить людям их нового командира полным именем.

- А, э, я это – она явно думала до этого о чём-то другом. М, э, это, отца моего Баритом звали, Барито Корн.

- Значит ты у нас Дария Барито Корн, так?

- Д, да.

- Вот и замечательно, теперь иди, построй свой отряд.

Она пошла в одну сторону, а я в другую, захотелось переодеться по такому случаю. Потом позвал во двор «новоиспечённого папашу», то есть Дарморо, объяснил ему зачем, чтобы не упирался. Пока я бегал по замку туда-сюда, Дария всех построила в одну шеренгу.

- Внимание всем! – громко сказал я, - во дворе стало тихо. – Все кто и дальше хочет учиться воинскому ремеслу, шаг вперёд! – шагнули только девять человек, из парней был только Тарк, второй парень по характеру был не воин, сама Дария была десятой.

- Кто вышел, остаются, остальные свободны! – дождался, когда все лишние уйдут, потом продолжил. - Граждане свободного баронства! Теперь вы на службе у барона в качестве его воинов, и я хочу представить вам, вашего нового командира. Капитан Дария Барито Корн, - с какого перепугу я дал ей звание капитана, сам не знаю, но получилось красиво. Сама Дария сейчас стояла красная как варёный рак.

- Капитан двумя сотнями командует – сквозь зубы прошипел Дарморо.

– Это я заранее, думаю, сотня у тебя уже скоро появится, а там посмотрим - также тихо прошипел я, поясняя свои слова.

- Завтра я покину баронство, а вам предстоит его защищать – я смотрел на девушек и остался доволен тем, что из них получился отряд, маленький, но достаточно подготовленный, а в одежде мастера Мон Сана они смотрелись просто сногсшибательно.

- Капитан Корн, начинайте тренировку! – мы с Дарморо отошли в тень, и присели на лежащее у стены бревно. Во дворе стало шумно, и как-то тесно от собравшихся местных зевак и освобождённых нами людей.

- Что с рабами делать будем? – Дарморо погладил ногу, она у него стала опять болеть.

- Думаю, что девушек отпустим, захотят остаться, будем только рады, а не захотят, пусть уходят. С рабами – гребцами, я честно, не знаю, как поступить. Если отпустить, то они по домам могут и не разойтись, соберутся в банду, потом нам же хуже будет. Загнать в солдаты тоже не вариант, если только добровольно пойдут. Можно предложить отработать своё освобождение, не рабами конечно, а свободными людьми. Предложим им отработать своё освобождение, потом будут свободны. Думаю, рабочие руки тебе не помешают, предложи им жильё, еду, одежду, а там посмотришь, что и как. Всех кто не согласиться остаться, отпустишь, только не всех сразу, а по одному, чтобы кучками не собирались.

Дарморо с моим предложением согласился, в итоге гребцы остались все, девушки тоже, детей, одних, разумеется, никуда не отпустили, решили либо родителей поискать, либо подождать пока они вырастут. Капитана пиратов допросили и потом вместе с другим оставшимся пленным повесили. По местным законам за пиратство наказание одно – смерть. Мастер Мон Сан решил временно пожить у Дарморо, как свободный человек он был сам себе хозяин. Морион для путешествия в мешке уже слишком подрос и я долго его уговаривал остаться в баронстве, кое-как уговорил, пообещав часто навещать. Дарморо, нам с Дором выделил по одному золотому и десять серебряных монет, это была наша доля после захвата корабля. На следующее утро нас вышли проводить все, кто был в замке. Дария незаметно вытирала слезы, как впрочем, и Мон Сан.

- Вот мы и снова в пути Дор, жаль, что у Дарморо только одна лошадь, ехали бы сейчас верхом, а не считали бы ямы и кочки своими ногами.

- Гномы верхом не ездят - заявил Дор.

- Это почему? Бояться что ли?

- Гномы ничего не боятся, просто у нас это не принято.

- А мы сейчас не у вас, а у нас, и здесь можно.

Так мы и шли, выясняя, что можно, а что нет. Наш путь лежал в срединные королевства, в какое из них конкретно мы пока не решили, где понравится там и осядем. В соседнем баронстве Фарго мы не задержались, лошадей там тоже было не много, и нам их, разумеется, не продали, а продуктов у нас пока ещё хватало и своих. Впереди, располагалось баронство Годор. Оно граничило с королевством Хавек, светло-эльфийскими землями, и баронствами Пилет, Сальс, Тородо и Минак. Баронство, находилось на перекрёстке дорог, поэтому дела у местного барона шли хорошо. Особо бойкая торговля разными товарами шла на границе этого баронства. Здесь, когда-то маленькая деревушка, под названием «Мост», разрослась до размера небольшого города. Городишко был довольно грязный, но мы решили заночевать в нём, и всё-таки купить пару лошадей. По рассказу Дарморо, лошадь стоила примерно от двух серебряных и выше.

Выбрали самый дорогой постоялый двор и сняли там комнату на одну ночь, содрали с нас один серебряный, это было дорого, но за эти деньги там хотя бы было чисто, и с ужином. Лошадей покупали на местном рынке, гном хоть был и против путешествия верхом, но торговался долго, до слюней в бороде. Я ему в этом деле не мешал, он местный и лучше понимает что делать. Продавец лошадей просил по четыре серебряных за коня, но уступил напористому гному, и в итоге мы приобрели двух коней по два серебряных за голову. Судя по довольным глазам лошадиного торгаша, он явно был не в убытке, как говорил до этого. Одеты мы были в простую одежду, меч у меня на боку и топор у гнома за спиной, никого не волновали, с оружием здесь были многие. Заглянув к кожевнику, я купил у него два седла и попросил к одному из них добавить ещё пару стремян, для того чтобы Дор сам смог подняться в седло.

Прогуливаясь по рынку, я осторожно выспрашивал про магические школы. Выяснил, что в королевстве Хавек их целых пять штук, и ближайшая к нам школа находится в городе Вилим, до него пять дней пути, если пешком. Сколько верхом, точно сказать никто не смог, зависело от лошади и от погоды, в среднем получалось где-то два-три дня. Наняться в охрану обозов не получилось, поэтому мы просто примкнули к одному из них, заплатив за компанию один серебряный. В обозе было восемь повозок, двенадцать человек самих обозников и десять человек наёмной охраны. Народ был не разговорчивый, и подозрительный, поэтому мы с Дором ехали в конце обоза, и говорили только между собой. Гном в седле, это невероятное событие, огромных трудов мне стоило его туда загнать, влез только когда, я сказал, что он просто трус.

К вечеру первого дня, он отбил и натёр всё, что только можно было, с коня не слез, а свалился, после чего долго обнимал родную землю и проклинал всех копытных. Самое удивительное это то, что нас тоже назначили в караул (за наши же деньги), Дора я пожалел и отбыл его смену за него. Спать мне не хотелось, и я всю ночь скрытно учился управлять силой. За ночь научился погружать свои жгуты в землю на глубину в метр и продвигать их там, на расстояние до ста метров. Потом смог их там вытянуть вверх, и создать на их концах, либо огненный шар, либо кусок льда. Ещё я научился создавать иллюзию и довольно качественную, правда, времени уходило на её создание много, минут десять. Скопировать в иллюзию я пока смог только небольшой валун, высотой в метр, больше ничего не получалось, но и этому я был очень рад. – Нужно больше тренироваться в этом направлении магии – решил я и занялся огнём. Захотелось вобрать в себя силу огня и у меня это получилось, правда, костёр после этого потух, но я быстро его снова разжёг, пока никто не видел. За эту ночь я смог сделать огромный шаг в изучении магии.

С рассветом обоз снова тронулся в путь, Дор стиснув зубы, кое-как влез в седло, и тяжело вздохнув, тронул бока своей флегматичной лошадки. Только гномье упрямство не позволило ему, отказаться от такого вида передвижения. Сегодня мы ехали впереди обоза, почему нас туда поставили, я не догадывался, мне в принципе, было без разницы, где ехать. Я опять потихоньку стал учиться магии, Дор в это время успевал и на меня смотреть, и на обозников, чтобы успеть меня предупредить, если они начнут проявлять ко мне интерес.

- У тебя глаза горят синим огнем, когда ты магию используешь – заявил Дор, посматривая на обоз, немного отставший от нас. Я постарался прикрыть глаза, потом совсем закрыл, и только сейчас понял, что я своим магическим зрением и сквозь веки вижу. Так с закрытыми глазами я и ехал дальше, до остановки на обед. Расположились на обед, чуть свернув с дороги, на очень красивой поляне, окружённой по периметру высокими камнями, торчащими из земли как зубы гигантского зверя. После сытного, но совсем не вкусного обеда, с помощью магического зрения стал, осматривать всё вокруг. Всё было очень красочным, и всё двигалось, кроме камней. Они серыми пятнами резко выделялись из общей картины, от этого глазам было не комфортно, и я попытался сдвинуть цвета в чёрно- белый спектр. После пятьдесят какого-то раза проб, у меня это получилось, правда, не совсем то, что хотел. Цвета стали бледными, только люди и лошади выделялись ярко красным, - теплокровные – сделал я вывод. Потом заметил птиц и мелких животных, выделявшихся на почти сером фоне таким же цветом. Поворачивая голову как радар, я находил всё больше и больше живых существ, пока снова не увидел людей, прячущихся за деревьями. Я насчитал их около двух десятков, - это же засада – очнулся я от своего занятия.

Резко открыв глаза, я закричал, что было сил – ЗАСАДА! К БОЮ! Люди резко вскочили с земли, и тут началось что-то совсем не понятное, охрана обоза принялась воевать между собой. Обозники замерли, пытаясь понять, кто за кого. Люди, которые до этого прятались в лесу, рванули на помощь своим людям из охраны обоза. Мы с Дором встали на защиту обозников, стоящих отдельно от участников сражения, на нас пока не нападали, решив сначала расправиться с нормальной охраной. Я погрузил свои жгуты силы в землю, и, продвигая их вперёд, стал хватать нападающих за ноги. Старался всё делать не заметно, и вскоре результат моего вмешательства принёс свои плоды. Когда упал восьмой бандит, обороняющиеся охранники обоза, почувствовав свою крутизну, перешли в наступление, несмотря на то, что бандитов было раза в три больше. Сами обозники тоже вышли из ступора, бросились на помощь охране. Мы с Дором тоже решили помочь, в меру своих сил. Со своим топором в руках, он был похож на безумного дровосека, бандиты валились на землю как срубленные деревья. Расклад сил на поляне резко сменил направление, обозники, воодушевлённые лёгкостью расправы над бандитами, разошлись вовсю.

Через пять минут бой закончился, из нормальных охранников обоза осталось только двое, оба ранены, один тяжело, и долго не проживёт. Сами обозники были тоже ранены, причём все, но не серьёзно, неглубокие порезы и ушибы. На поляне я насчитал двадцать четыре трупа, и мне этот мир стал нравиться ещё меньше. По моему мнению, мир, где есть магия, должен быть лучше, а тут, то же самое, что и на земле, та же кровь и смерть. Мы с Дором, как не пострадавшие, обшарили лес вокруг места засады, и нашли место стоянки бандитов. Ничего особо ценного там не было, кроме шести лошадей и небольшого запаса еды. Пока мы собирали лошадей и припасы, обозники обобрали трупы, как говорится «до нитки», и разложили по кучкам, уже распределив, кому и что причитается. Мне достались ржавый меч, пара ножей и несколько комплектов одежды, от которой я отказался. Дору досталось больше чем мне, раз в шесть, и он долго стоял в раздумьях, что брать, а что нет. В итоге поступил также как и я, взял только оружие, тоже ржавое и корявое, как и всё остальное оружие бандитов. Двух лошадей я забрал себе, не спросив ни у кого мнения по этому делу.

Наша одежда была вся в грязи и крови, и нам пришлось надеть другую (парадную), от местного кутюрье, Мон Сана. Отношение обозников к нам резко поменялось, теперь они говорили с уважением, за кого они нас приняли, я не спрашивал, но держались мы с достоинством. Тяжело раненный охранник лежал в телеге без сознания, некоторые из обозников предлагали его добить, чтобы не мучился. Я попросил его осмотреть, сказав, что умею немного врачевать. Охранник лежал на самой дальней телеге, его грудь была неумело перевязана первой попавшейся тряпкой. На вид ему было чуть за тридцать, он получил сильный удар топором в грудь и потерял много крови. Телега была крытой, и что я в ней делал, никто не видел. Применять руну исцеления решил осторожно и напитать её силой лишь немного, главное чтобы он не умер.

Рёбра хрустнули, вставая на свои места, что-то чавкнуло, края раны сошлись, но кровавый рубец не исчез. Охранник задышал ровно, но в сознание приходить не собирался, мне же от этого было только лучше.

- Жить будет – сказал я старшему из обоза – крови много потерял, а так не особо сильно ему и досталось.- Обозник мне явно не поверил, это я понял по его круглым глазам, - как очнётся, пусть поест, можно немного дать красного вина, если оно, конечно, у вас есть.- Я корчил из себя лекаря, но на самом деле даже не представлял, что в такой ситуации делать.

Убитых похоронили недалеко от места стоянки, после обоз двинулся дальше, и двигался без остановок до маленькой деревни расположенной на пути. До Вилима добрались, без происшествий. Последний день двигались под дождём, в город мы въехали промокшие и злые. Сам город Вилим, по моим понятиям, был очень-очень маленький, жителей в нём было тысячи две не больше. В городе были очень узкие улицы, и всего одна маленькая центральная площадь, возле замка неизвестного мне местного правителя. Город расположился на вершине холма, внизу текла речка, за которой начинался густой лес. С обозниками расстались добрыми друзьями, подлеченный мной охранник, быстро шёл на поправку, не веря в то, что так легко отделался. По совету самого старшего в обозе, мы остановились на постоялом дворе, под названием «Жареный гусь». Это двух этажное заведение было обнесено каменной стеной в рост человека, на его первом этаже ели, а на втором жили.

За проживание с нас взяли по одному серебряному с носа, за неделю, и это нас устраивало. Комната нам выделенная, окном смотрела на соседнюю улицу, что тоже было не плохо, можно увидеть, что твориться на улице. На ужин был жареный гусь с варёными овощами. Я удивился тому, что в обеденном зале, столы и скамьи возле этих столов были вкопаны в земляной пол.

- Для того чтобы ими никто не швырялся - объяснил мне хозяин этого заведения.

На следующий день с самого утра, мы решили, продать трофейных лошадей и оружие. Лошадей продали быстро, а вот с оружием вышла заминка, за тот хлам, что нам достался, давали так мало, что лучше это оружие было выбросить, чем за него торговаться. Дор за ту цену, что нам предложили, продавать не хотел, но всё-таки я его убедил, что нам это барахло совсем не нужно, только мешает. Попутно я наводил справки о школе магии, которая находилась не в городе, а за ним, по другую сторону реки. Один из торговцев, советовал туда не соваться, конечно, если ещё жить хочу. В школу, оказывается, попасть учиться было не просто, нужна рекомендация влиятельного человека (мага, разумеется), обучение платное – сто золотых в год. Последнее, что было плохого для меня, это то, что в этой школе обучаются маги огня, и ученики там гибли, чуть ли не каждый месяц. Ко всему этому, поступив в школу, ученик подписывает согласие, на последующую после обучения службу королю, сроком на десять лет. Почесав свою тыковку, я всерьёз задумался о том, нужно ли мне вообще поступать в какую-нибудь магическую школу на таких условиях. Потом мы с Дорианом долго искали местного ювелира, простые горожане даже не подозревали, что он есть в их городе. Дом ювелира ничем не отличался от других домов, одноэтажный, со старой потемневшей от времени деревянной дверью, внутри дом был похож на заброшенный магазинчик. Мы вошли, и где-то в глубине дома звякнул колокольчик, вскоре раздались шаги и перед нами предстал очень старый дед.

- Что угодно молодым людям – спросил дед, присматриваясь к нечастым покупателям. Дора он тоже принял за человека, сам Дор возражать не стал и стоял молча.

- Видите ли, уважаемый мастер, я бы хотел немного сориентироваться по ценам на драгоценные камни – вежливо пояснил я, за каким чёртом мы к нему припёрлись. Дед после моих слов открыл глаза шире и выпрямил спину.

- Какие именно камни вас интересуют?

- Вообще-то разные, хотелось бы узнать, что сколько стоит.

- Вы хотите что-то купить или продать? – дед оживился, почувствовав прибыль.

- Думаю и то, и другое, - у меня было желание продать второй камень силы, но я осторожничал, кто его знает, что за тип этот дед. Дед стал перечислять, что, сколько, и какого размера стоит, как в оправе, так и без неё, про камни силы, совсем ничего не сказал. Я после его слов сделал вид, что задумался, а потом спросил.

- А нет ли у вас, камней, накопителей магической силы?- дедуля, услышав это, даже икнул.

- Если б у меня был хоть один такой камешек, то я бы не жил так плохо как сейчас! Если вас интересуют такие камни, то вам не ко мне, а в столицу. – Дед после сразу стал прежним, старым и подслеповатым.

- А если я хочу продать такой камень?

- Это тоже в столицу или магическую школу, но в школу я вам идти не советую, можете потерять не только свой камень, но и жизнь.

Я сильно удивился, что же это за школа такая, где тебя могут не только ограбить, но и убить?

- Уважаемый, а вы случайно не подскажете, сколько могут стоить камни эти?

- Вот такого размера – дед показал на ноготь своего мизинца – стоит от трёхсот до четырёхсот золотых, всё зависит от его чистоты, чем чище, тем больше силы он удержит в себе. Если у вас всё, то я пойду, до свидания! - и дедуля пошлёпал обратно куда-то вглубь дома. Нам больше ничего не оставалось, как покинуть его магазинчик.

- Я же тебе говорил, что стоят они очень дорого – гордо заявил Дор.

- А послушай меня, друг Дориан! Не отправиться ли нам в столицу? – Дор скривился, как будто лимон съел.

- Не хочу в столицу, там народа много и цены высокие – высказал своё мнение гном. Я с ним был согласен, мне тоже не очень нравилось скопление народа и высокие цены. Тогда, наверное, будем ходить от школы к школе, может, где и повезёт.

В Вилиме мы пробыли ровно столько, за сколько оплатили проживание в местной гостинице.

- Будем обоз искать или так, вдвоём, прогуляемся? – спросил я своего товарища Дора.

- А тебя что, моя компания уже не устраивает? – с обидой спросил он – тебе что, охрана нужна? Ты же сам кого хошь прибить можешь, и не вспотеешь даже. Нам обоз только мешать будет.

С ним я был полностью согласен, с того времени как я стал осваивать магию, произошло много чего, и я уже стал бояться сам себя. Тех немногих умений, что я освоил, мне бы хватило, чтобы уничтожить небольшую армию.

- Куда пойдём? В Мерат или Одор? В столицу ты не хочешь, а я бы на неё посмотрел – если честно, то туда я идти побаивался, там магов много, и они меня могут быстро вычислить.

- Мерат уж больно близко к эльфам, а эльфов я не люблю, остаётся Одор, туда и пойдём – заявил Дор.

- В Одор так в Одор, как там твоя пятая точка? Выдержит такую дорогу?

- За меня не переживай - Дор немного поморщился, видно было, что ещё не отошёл от предыдущей поездки. - Мы гномы народ крепкий, нас седлом не напугать, – а через несколько секунд добавил – ещё мы умные. На следующий день мы уже снова были в седле, на пути в Одор.

Глава 11
Природа в королевстве Хавек была совсем не такая как в баронствах, там был сплошной лес, где к югу, хвойные деревья, сменялись лиственными породами. Здесь в королевстве Хавек, лесов было мало, хвойных деревьев совсем не было. И с началом осени, здешний лес, окрасился в жёлто-бурый цвет. Ночи стали гораздо холоднее и спать приходилось возле самого костра. Моя зажигалка работала отлично, но вот бензина у меня, осталось совсем мало, и где его взять, я себе не представлял.

До Одора мы добрались без происшествий, иногда на дороге попадались тихо плетущиеся обозы, идущие в разные стороны. Одор оказался больше Вилима в несколько раз, Дориан всю дорогу зудел о том, что нужно экономить, поэтому мы сняли очень маленькую комнатку в доме одной весёлой старушки, на самом краю города. Бабушка, за эту комнату запросила один серебряный, за месяц, что по местным меркам было совсем недорого. По моему мнению, эта каморка таких денег не стоила, там был земляной пол, вместо кроватей широкие скамьи, стол с двумя стульями и маленькое окно. Я хотел отказаться от комнаты, но Дор, жёстко севший на экономию, заверил меня, что на первое время и это сойдёт. Лошадей пришлось пристроить у соседа этой бабушки, за их содержание он запросил по медяку в день, за каждую. После долгой дороги я смог хорошо выспаться и в таких условиях, меня даже храп гнома не раздражал. Проснулся уже ближе к полудню, Дор в комнате отсутствовал, позже я узнал, что он ходил на рынок за едой и новостями, про магическую школу узнать он конечно забыл. Хлеб, сыр, вяленая рыба и вода, это всё, что было у нас на обед. Позавтракав, я отправился сам на разведку, а Дор остался дома.

Прохаживаясь по шумному рынку, я сначала слушал, а потом стал потихоньку расспрашивать, про магическую школу. Добытая мной информация была противоречивой, что правда, а что нет, понять было сложно. Через несколько часов разведки я устал и проголодался. Вокруг рыночной площади в большом количестве размещались небольшие заведения, где можно было поесть и выпить. Выбрал золотую середину, как по цене, так и по качеству. Забегаловка называлась «Левый сапог», почему именно один, да ещё и левый, я спрашивать не стал, решил не привлекать к себе излишнее внимание. Заняв место в углу, заказал себе жареное мясо и кашу, вина я не хотел, вместо него мне принесли напиток чем-то похожий на морс. Пока ел, слушал, что говорят подвыпившие посетители, о школе никто не говорил, все разговоры сводились к новостям и пошлым шуткам. Просидел я в этом заведении долго, помещение почти опустело, осталось лишь несколько человек, сильно пьяных, которые кроме себя уже никого не видели.

Воспользовавшись отсутствием клиентов, я подошёл к хозяину заведения, то, что это хозяин, я понял по его взгляду в сторону пьяной компании. Уважаемый, я бы хотел кое- что узнать - сказал я, не сильно ударив ладонью о стол, за которым он стоял, под моей ладонью лежала монета. Хозяин посмотрел заинтересованно, но ничего не сказал, я поднял ладонь, и он увидел серебряную монету. Народ эти монеты называл «рубами», за их квадратную форму. Увидев серебро, хозяин выгнул правую бровь и уже вежливо спросил – что хочешь услышать? - Я коротко объяснил суть дела. - Вряд ли ты, молодой господин, сможешь поступить на обучение в эту школу, набор-то уже давно закончился, так что придётся ждать нового, до весны. Правда, можно попробовать устроиться туда на работу кем-нибудь, чтобы набор не проморгать, но есть одна проблема. Ты должен быть женат!

- Это почему так? - я сильно удивился такому условию, не понимая, зачем это нужно.

- Я, молодой господин, не знаю, но то, что это так, вам каждый скажет – больше хозяин ничего о школе не знал. Надо срочно найти ту, на которой можно жениться, фиктивно, разумеется. Наверное, все мои мысли отражались у меня на лице, потому что хозяин, осмотревшись, прошептал.

- Могу помочь в этом деле, есть у меня один знакомый, который может всё устроить.

- Это как это?

- Написать соответствующую бумагу, подтверждающую, что ты женат, за один серебряный подскажу, где найти этого человека.

Я задумался, не зная, решиться мне на это или нет. С одной стороны устроиться на работу в школу было хорошей идеей, платить будут тебе, а не ты. Можно будет подсматривать, и прослушивать, а это тоже в какой-то степени обучение. Если посмотреть с другой стороны, то всё это больше было, похоже, на банальный развод, на деньги. Только одно обстоятельство не вписывалось во всю эту затею, если это развод, то почему хозяин этого заведения не боится того что я вернусь к нему с претензиями, может у него крыша хорошая?

- Ладно!- согласился я, и положил ещё одну серебряную монету на стол. Хозяин быстро её смёл со стола и посмотрел в зал.

- В квартале кожевников живёт один очень умный человек, зовут Валмет, обратись к нему. Скажешь, что тебя прислал старый друг, он тебе всё сделает - на этом хозяин замолчал и принялся вытирать глиняные кружки для вина. При этом вид стал у него такой, как будто мы и не разговаривали до этого. Мне ничего не оставалось, как отправиться искать этого умного человека по имени Валмет. Искал я его больше часа, но всё-таки нашёл. Неприметная дверь с торца двухэтажного здания ничем не отличалась от многих других в каждом доме, кроме небольшой таблички на ней – «Писарь Валмет». Я постучал в дверь. Через несколько секунд послышались шаги и хриплым голосом спросили – Кого там ещё принесло, на ночь глядя?

Я немного растерялся и ответил не сразу – э, я это, меня прислал старый друг, по важному делу!

Заскрежетал стальной засов, дверь приоткрылась, и я увидел хозяина. Это был невысокий толстяк, с намечающейся лысиной на макушке. Его серые глаза пристально изучали меня некоторое время, после чего он открыл дверь шире и пригласил войти.

- Что ж молодой человек, входите, если вас прислал старый друг - он засеменил к своему столу, заваленному свитками и с большой чернильницей посередине стола, в которой торчало несколько гусиных перьев.

- Рассказывайте, с чем пожаловали, может быть, и помогу, чем смогу. - Я всё ему рассказал, ну или почти всё, некоторые вещи ему знать не обязательно. - Думаю, что за одну серебряную монету, я смогу для вас составить такой документ – заявил Валмет, скосив глаза в сторону. Я тоже машинально туда посмотрел, там был пустой угол и ничего более. Если и нагреют меня эти жулики, то не очень сильно – подумал я, и кивнул, соглашаясь на эту цену.

- Что ж приступим – Валмет достал чистый лист бумаги, постучал пером о дно чернильницы и замер в ожидании. Я должен был что-то сказать, но не знал с чего начать. Решил начать со своего имени. Сказал и опять замолчал, подумав, что он сам подскажет, что дальше. Что-то, начеркав, он вопросительно посмотрел на меня и поторопил.

- На ком именно хотите жениться, как её имя? – этот его вопрос поставил меня в тупик. Я стал напряжённо думать, кого приписать себе в качестве жены. На, я са..м, са..м, т толком, не знаю, – кого вписать я не знал, пока перебирал в голове возможных претенденток, Валмет не переставал скрипеть пером.

- Вот, пожалуйста, ваш документ – голос писаря выдернул меня из раздумий. Очнувшись, увидел, что Валмет протягивает мне лист, исписанный ровным красивым почерком, в низу листа красовался чёткий оттиск печати.

- Что это? – я недоумённо уставился на бумагу.

- Как это, что? – писарь удивился не меньше меня и посмотрел на то, что только что написал. - Это документ, подтверждающий, что вы теперь молодой человек – женаты! – Валмет уже сам был в этом не уверен и ещё раз посмотрел на бумагу.

Взяв лист, я стал читать. В основном текст был прост и понятен, пока я не дочитал до имени моей дражайшей супруги, после чего ненадолго завис. Мою жену звали Наяса Сат.

- Что это? – я ткнул пальцем в строку с именем жены.

- Я, что, допустил ошибку в имени? Уверяю вас, всё то, что написано в этой строке, в точности написано с ваших слов, – заверил он меня. – Это имя вы сами только что мне продиктовали, по буквам, чтобы я не ошибся – доказывал свою правоту писарь. - Оказывается, я думал вслух, но говорил не полные слова, а лишь их часть.

- А переделать можно? – я хотел изменить имя, на крайний случай можно было бы вписать Дарию, она хотя бы существовала, в самом деле, потом я бы ей всё объяснил. Как я умудрился назвать такое имя, как Наяса Сат, я не представлял, кто она такая и существует ли она вообще, естественно тоже не знал.

- Можно конечно – успокоил меня Валмет, - вам это обойдется в ещё один серебряный руб. Я удивлённо на него посмотрел, он на меня тоже.

- А что вы хотели, бумага дорогая, мои услуги тоже стоят денег – нагло ответил Валмет. Ну и чёрт с ним – подумал я, это всё равно липа, а не настоящий документ.

- А меня не обвинят в - э? – показал на бумагу, и помахал ею, намекая на подделку документа.

- Для полной подлинности документа, можете сходить в храм, там вам её заверят от имени богов, после чего эта бумага станет полностью настоящей – Валмет воткнул перо в чернильницу и принялся, поправлять свитки на столе. Дело было сделано и мне ничего не оставалось, как отправиться в храм. Где он находился, я знал, и шёл уверенно. Если с меня и там запросят серебряный, то я сегодня точно кому-нибудь набью наглую морду – подумал я.

До храма добрался быстро, он представлял собой два десятка колонн помещённых под одну крышу. Вся эта красота была обнесена высокой каменной стеной, думаю, для того чтобы ветер не мешал прихожанам. Я беспрепятственно прошёл в центр круглой площадки, вокруг которой и располагались эти колонны. Передо мной, как из-под земли, вырос служитель храма. Одет он был как тибетский монах, только не лысый, а с довольно длинными волосами и бородой.

- Что вы хотели? – спросил он, застыв по стойке смирно, как солдат перед генералом. Я коротко объяснил, что от него требуется.

- С вас в качестве подношения богам - я напрягся, ожидая, что снова потребуют серебряный и уже намеревался дать ему в глаз, но он меня разочаровал, - один медный. Может быть, он и хотел запросить с меня больше, но выражение моего лица заставило его сильно снизить тариф.

- Идите за мной – служитель развернулся и пошёл, даже не убедившись, иду я за ним или нет. Подошли к одной из колонн, рядом с которой находилась каменная тумба, высотой мне по пояс. - Зажгите свечу, и положите ваш документ на это место – он показал на неглубокое углубление в камне. Я сделал, что он попросил и стал ждать, что будет дальше. Несколько секунд ничего не происходило, потом свеча загорелась ярче, лёгкий порыв ветра лизнул мои волосы, свеча плавно погасла. Я замер, не зная, что делать дальше. Служитель, как ни в чём не бывало, снова зажёг свечу и попросил меня взять скученное в трубочку свидетельство о браке, от местного загса. Свиток был холодным, словно до этого долго пролежал в морозильнике. Потом служитель, молча, забрал у меня бумагу и быстро зашёл за колонну, скрывшись из вида.

- Сейчас свалит – подумал я. Хотел последовать за ним, но он почти сразу вернулся, и вернул мне ценную бумажку. Я развернул, чтобы убедиться, что мне не подсунули пустышку, бумага была та же, только теперь на листе было уже две печати в низу. Поблагодарив служителя, покинул храм. До дома добирался в темноте, про фонари на улицах тут никто не додумался. Дор сидел в темноте и ждал меня, облегчённо вздохнул, когда я вошёл.

- Дор, мы стали на три серебряных беднее – сказал гному, болезненно реагирующему на ненужную трату денег.

- Оно того стоило? – против трат на дело он не возражал.

- Думаю, что стоило, осталась ещё одно дело, для достижения поставленной цели, и это будет сложнее. Давай спать, завтра подумаем, а то голова уже не соображает.

С утра я направился в сторону школы, рассчитывал, что решение сложной задачи придёт само, если я окажусь ближе к цели. Чтобы понаблюдать за школой, разместился на веранде одной из забегаловок расположенной прямо напротив ворот школы. Чтобы устроиться туда на работу, для этого необходимо либо создать себе там рабочее место, либо лишить школу одного из работников. Кого и как лишить работы я ещё не придумал.

- Эй, хозяин! Вина мне и мяса, да, побольше! – раздался голос за спиной. У коновязи стоял молодой нагловатый парень. Привязав коня, он расхлябанной походкой направился за самый большой стол. Хозяин заведения, услышав явно знакомый голос, скривился и отправился готовить заказ.

- Почему так долго? – громко заявил наглый хмырь. Хозяин промолчал, не став раздувать ссору, поставил мясо и кувшин вина на стол. Когда он проходил обратно мимо меня, я его подозвал.

- Что за гусь? – спросил я у хозяина забегаловки.

- Посыльный, из этой школы – прошептал хозяин. Чтобы не привлекать к себе внимание, заказал немного мяса и морс. Тут мне в голову пришла мысль, как попасть на работу в эту самую школу. Потрогал пояс, где лежал пузырёк с усилителем эликсиров, пузырёк был на месте.

- Много пьёт? – шёпотом спросил я у хозяина, когда он принёс мне мой заказ.

- Обычно по два кувшина.

Посыльный, ел мясо, громко чавкая и рыгая, после каждого глотка вина. Дождавшись, когда хозяин скроется на кухне, я последовал за ним. Спрятавшись за дверью, подсмотрел, в какой кувшин он наливает вино для посыльного. Выждав момент, когда хозяин отвлечётся, я подошёл к столу и от всей души плеснул усилителя в этот кувшин с вином. Сколько нужно усилителя на весь кувшин я не знал, исходил из соотношения одна капля на сто грамм. Кувшин вмещал не меньше литра и того количества усилителя, которое я плеснул, должно было хватить. После диверсии, я спокойно вернулся за свой стол, и продолжил, есть своё мясо.

- Эй, хозяин! Ещё вина и не такого кислого, как это! – прокричал посыльный. Хозяин принёс очередной кувшин с вином и удалился вглубь своего заведения, не сказав ни слова.

Посмотрим, как усилитель работает – подумал я, и скрестил пальцы, надеясь, что всё получится. Посыльный, будучи уже навеселе, жадно отпил вина прямо из кувшина, вытер рукавом губы, громко рыгнул, и свалился со скамьи. Пока никого не было рядом, я проверил пульс у мертвецки пьяного посыльного. С ним всё было нормально, он просто крепко спал, а я уж было подумал, что отравил его нечаянно. Через несколько минут появился хозяин, увидел лежащего на земле посыльного, улыбнулся и потёр руки. Видно было, что этот тип выпил у него немало крови, и теперь пришла месть.

- У вас очень крепкое вино – констатировал я факт, показывая на пьяного.

- Да, нет, вино обычное, просто я туда кое-что добавил - признался довольный хозяин.

Интересное кино, получается – подумал я, глядя на пьяного и мирно спящего посыльного - что же за смесь там получилась, в кувшине, если после одного глотка так вырубает.

- Молодой человек, помогите погрузить это на лошадь – обратился хозяин ко мне с просьбой. Конечно, я ему помог. Мало того, я вызвался доставить в стельку пьяного посыльного в школу, за что хозяин отблагодарил меня, не взяв плату за обед. В школу, этому козлу, точно было нужно явиться, туба со свитками была надёжно привязана к седлу его коня. Её я быстренько отрезал и понёс в руках, скажу, что валялась на дороге. Может быть, мой поступок и был плохим, но мне очень нужно было попасть в эту школу, хоть кем, но попасть. Оказавшись у ворот школы, я несколько раз ударил по створке ногой. Через пару секунд открылась дверь, и из неё вышел высокий и худой охранник. Он был с дубиной в руке и почему-то в мантии.

- Чего надо – зло рыкнул на меня охранник. Я, молча, показал на посыльного, перекинутого через седло.

- Он, что, мёртв? – охранник округлил глаза испугавшись.

- Нет, просто сильно пьян – объяснил я такой способ доставки пьяного тела.

- Жди здесь! – он закрыл дверь, оставив меня у ворот. Через несколько минут дверь снова открылась, и появился ещё один человек в более дорогой мантии, с синей отделкой на вороте и рукавах. Охранник с дубиной топтался за его спиной. Вышедший человек был среднего роста, лет пятидесяти на вид, с длинными волосами, стянутыми ярко-синей лентой и аккуратно подстриженной бородой. Не обращая на меня внимания, он стянул пьяного посыльного с седла и бросил на землю у своих ног.

- Опять напился скотина! – он от души пнул пьяного. - Всё, моё терпение закончилось, я тебе не нянька, пусть твой отец с тобой нянчится. - Пнув его ещё раз, он стал плавно водить рукой над пьяным. Вскоре посыльный застонал и попытался встать, ноги его плохо держали и он, чтобы не упасть ухватился за стремя.

- Я тебя предупреждал Такот или нет? – спросил человек в дорогой мантии, у еле стоящего на ногах посыльного.

- Пр-д-ж-дал - кивнул посыльный.

- Тогда пусть твой отец на меня не обижается! – крикнул он в лицо посыльному. - Готар, гони его отсюда! – развернувшись, человек в дорогой мантии направился туда, откуда пришёл.

- Хорошо, господин директор! – охранник схватил посыльного за шиворот, развернул спиной к себе и дал пинка. Ещё не протрезвевший посыльный, получив резкое ускорение, пробежал несколько метров и упал в пыль дороги. Пока Готар занимался Такотом, я быстро прошмыгнул в открытую дверь.

- Господин директор! – я быстрым шагом догнал его, пока он не скрылся в здании. Директор остановился и посмотрел на меня, как на ещё одну головную боль.

- Господин директор, я думаю, что это предназначается вам! – протянул ему тубу со свитками.

- Да, верно, это мне, уже третий день дожидаюсь - он принял из моих рук тубу.

- Вам, случайно, новый посыльный не нужен? - спросил я, пользуясь, случаем. Директор внимательно на меня посмотрел, немного прикрыв глаза.

- Иди за мной.

Конечно, я за ним пошёл, надеясь, что мой план по проникновению в школу удался.

Школа оказалась большим трёхэтажным зданием, по обеим сторонам которого располагалось ещё несколько зданий, но уже одноэтажных. Директор, получив бумаги, резко прибавил скорость, и я за ним уже бежал, чтобы не отстать. Здание школы, было первым зданием с богатой внутренней отделкой внутри, которое я видел в этом мире. Ковры на полу, гобелены на стенах, резная мебель, на стенах картины, на окнах витражи. В здании было тихо, как будто кроме меня и директора никого не было. Мы поднялись на третий этаж, директор, дойдя до конца длинного коридора, толкнул массивную дверь.

- Заходи, садись! – он, не останавливаясь, проследовал вглубь комнаты и сел за большой письменный стол. Мы находились в его кабинете, и пока он читал бумаги, я осматривал помещение. Обстановка была шикарной, по сравнению с кабинетом Дарморо, бело-голубая мебель с изящной резьбой, на полу ковёр с толстым ворсом, стены затянуты тканью и много, очень много книг. Директор дочитал доставленные ему бумаги и со злостью швырнул свиток на край стола, после несколько минут сидел в раздумьях. Я всё это время, молча, ждал, скромно присев на стул около входа. Минут через десять, директор закончил мыслительный штурм и посмотрел на меня, скромно занявшего место на предложенном стуле.

- Как звать?- спросил директор, находясь явно в плохом настроении.

- Атон! Атон Нэкт, господин директор.

- Женат?

- Да господин директор - я до сих пор не мог понять, что за бзик у них тут, по этому поводу.

- Пьёшь?

- Бывает, если это не мешает делу.

- Хм, спасибо что честно ответил, если ты обещаешь что такого не будет, – он имел в виду того пьяного посыльного, - то я возьму тебя, в качестве личного посыльного. Оплата пять монет серебром в месяц и конь в придачу.

- Согласен! – быстро ответил я и уж слишком резво встал со стула, стул даже упал после этого.

- В таком случае, жду тебя завтра утром, будь готов отправиться в дорогу.

Я покинул кабинет директора в приподнятом настроении, мой план сработал, у ворот столкнулся с Готаром, который осматривал коня теперь уже бывшего посыльного. Домой я не шел, а летел, окрылённый будущими планами. Дор был хмур и ждал меня, сидя на крыльце нашего временного жилища.

- Дор, мы остаёмся в Одоре! – радостно сообщил я ему, но он моей радости почему-то не разделял. - Меня приняли на работу в школу! – продолжал я радостно делиться с ним хорошими новостями.

- А меня не приняли! Вообще никуда! – грустно проговорил он, даже не посмотрев в мою сторону. - Пока ты шлялся неизвестно где – стал жаловаться Дор – я походил по городу, и, в общем, денег нам надолго не хватит – Дор был очень расстроен положением дел. – Чтобы быть кузнецом, нужно вступить в гильдию, в человеческую гильдию!

- И что? – не понял я его.

- И то! Меня не приняли, потому что я гном, а не человек!

На улице стало темно мы зашли в комнату. Я, чиркнул своей зажигалкой, чтобы зажечь свечу, и тут мне пришла в голову очередная идея.

- Послушай Дор, а ты сможешь сделать вот такое огниво? – я протянул ему зажигалку. Он покрутил её в руках, открыл крышку, крутанул колёсико.

– Ничего особо сложного здесь нет, только для производства требуется согласие того, кто изобрёл это огниво.

- А в гильдию нужно вступать?

- Если делать только это и с согласия того, кто придумал, то нет - Дор догадался, к чему я его подталкиваю и немного повеселел.

- Поверь, друг! – хлопнул я его по плечу - можешь спокойно выдать это за своё изобретение, а уж тот, кто первым это изобрёл, точно к тебе претензий не предъявит. Нужно только научиться изготавливать вот такую горючую жидкость, – показал я ему фляжку с остатками бензина в ней. – Мне завтра необходимо уехать, а ты попробуй, займись производством, денег на начало я тебе дам, все, что у меня остались.

После, Дор ещё долго придирчиво рассматривал произведение китайской промышленности, до тех пор, пока не погасла свеча. Утром я пришёл в школу и даже раньше, чем нужно. Пришлось ждать, пока хоть кто-нибудь появится. Сколько времени было, я не знал. И не знал, как они вообще его здесь отсчитывают. Директор снова пригласил меня к себе в кабинет, чему я был рад. Где я ещё мог увидеть много интересного, как не в его кабинете.

- Забыл вчера представиться – извинился директор - меня зовут Хогат Карнборо, я директор этой школы. Вот бумаги, которые ты должен доставить в столицу, магессе Ламире Тавитан, дом, где она живёт находиться на площади «Ветра». Это деньги на дорогу – он положил два серебряных на стол передо мной, - коня готовит Готар, найдёшь его за зданием школы. - Я взял сначала бумаги, потом деньги.

- Сколько у меня времени?

- Такот управлялся за десять - двенадцать дней - директор сел за свой большой стол и склонился над какой-то рукописью, дав мне понять, что разговор закончен. Я слегка поклонился и пошёл искать Готара, чтобы получить казённый транспорт.

Директор магической школы Хогат Карнборо.

Странный парень этот Атон, какой-то он слишком умный для простолюдина, может быть, я ошибаюсь, но ощущение именно такое. Посмотрел я на него магическим зрением, ничего особенного не заметил, дара нет, только аура немного не такая как у простых людей. Это бывает, но редко, в его ауре больше синего, чем у других людей. Ладно, время покажет кто он такой. Ламира удивится, получив пустой лист бумаги, но ничего, она женщина умная и сообразит в чём дело. Что ж, подождём его возвращения, а сейчас мне пора на урок, второй курс это уже не те новички, что в начале обучения.

Глава 12
На третьем часе пути, я стал сожалеть о том, что плохо запомнил книгу Эльсигура, где было подробно написано о порталах. Конечно, там было не только про них, а ещё много чего интересного. Вот только запомнил я мало, о чём сейчас сильно жалею. Вспоминая своё обучение у Эльсигура, слишком увлёкся и чуть не вылетел из седла. К вечеру удалось кое-что вспомнить и после этого у меня стали чесаться руки от желания попробовать. А всё из-за того, что вспомнил я о малых порталах, они ещё назывались «Короткие шаги» или «В пределе видимости». Сложного там ничего, по моему мнению, не было, простая пентаграмма, и такая же простая руна в её центре, для активации требовалось произнести название руны. С названием руны была проблема, как точно она читалась, я пока не вспомнил, то ли «Тувэ», то ли «Товэ». По большому счёту, если не сработает одна, то сработает другая, не попробуешь - не узнаешь. Прежде чем заняться порталами, мне нужно было позаботиться о своём коне, не бросать же его прямо здесь, волки сожрут или кто-нибудь уведёт.

Приблизительно через час пути, когда моё желание попробовать уже затмило разум, я увидел впереди деревушку, совсем маленькую, но для меня спасительную. Три десятка домов прижимались друг к другу, образуя круг, получалось что-то похожее на крепость. Оставить коня в деревне на некоторое время, не составило труда, обошлось это в один медяк за день, заплатил сразу за десять дней и сразу покинул деревню. До темноты времени ещё было достаточно, стоило попробовать испытать портал. Отбежав на пару километров, уже больше не мог терпеть и стал рисовать пентаграмму на первом попавшемся ровном клочке земли. Нарисовал за минуту, восьми лучевая звезда с одним удлинённым лучом, направленным в ту сторону, куда ты собрался. Руну рисовал с помощью магии, напитав её силой (слишком много) бросил в центр пентаграммы и громко сказал - Тувэ! Солнечный свет на мгновение пропал, а когда в глазах перестали плясать цветные круги я понял, что уже нахожусь за несколько километров от того места где был секунду назад. От того что всё получилось, я стал прыгать и орать как сумасшедший, через минуту уже снова рисовал на земле, получилось ещё быстрее.

Шесть раз я рисовал пентаграмму, пока с высоты очередного холма не увидел столицу. Столица, в которую давно хотел попасть, теперь была перед глазами, и через пару часов я был уже на «площади ветра». Город считался большим, по местным меркам, проживало в нём тысяч сорок, человеческого населения. Улицы были грязными, повсюду конский навоз и прочий мусор, по сравнению с Одором, здесь было очень шумно. Найти дом магессы Тавитан оказалось совсем просто, первый попавшийся горожанин показал на двухэтажный особняк по левую сторону площади. Дверь мне открыла миловидная женщина неопределённого возраста.

- Добрый вечер! – поздоровался я - Здесь живёт магесса Ламира Тавитан?

- Да, здесь, это я – ответила она, продолжая смотреть на меня с подозрением.

- Для вас письмо от директора Хогата - я протянул тубу со свитком.

Магесса приняла протянутую ей тубу, и тут же вынула оттуда свиток. Развернув его, выражение её лица стало удивлённым. Она ещё раз взглянула на меня, потом кивнула в знак благодарности за доставку, и хотела закрыть дверь.

- Мне подождать ответ, уважаемая магесса? – остановил я её. Она немного подумала и ответила.

- Ответ дам утром! – после чего захлопнула дверь перед моим носом, который пытался заглянуть в дом.

- Утром так утром – сказал я закрытой двери – я не тороплюсь.

После шести порталов, мне хотелось хорошо отдохнуть и также хорошо поесть, желательно чего-нибудь мясного. Пока искал место, где мог утолить голод, наткнулся на лавку местного ювелира. Очень кстати надо сказать попалась эта лавка, камешек-то мне было нужно продать, деньги нужны. Торговались с ювелиром долго, я даже охрип, настаивая на своей цене, в итоге остановились, на трёхстах семидесяти пяти золотых. Ювелир попросил прийти утром, вместе с камнем.

На ночь остановился в гостинице расположенной около порта, публика там была явно бандитская, но забаррикадировав дверь, я всё-таки смог немного поспать. Утром, первым делом навестил магессу и забрал ответное письмо, потом отправился к ювелиру.

- Могу я ещё раз посмотреть на камень? – спросил ювелир.

- Почему нет, вот он, взгляните ещё раз – я достал камень и протянул ювелиру.

Меня сразу стало тревожить нехорошее предчувствие, за спиной хлопнула дверь, вошли двое. – Ах, вот в чём дело! – дошло до меня, - ну тогда не обессудьте, граждане грабители. Воспользовавшись магическим зрением, я стал следить за вошедшими людьми. Ювелир в этот момент плавно отступил подальше вглубь комнаты. Я не стал ждать, когда на меня нападут, и напал на них сам. Тот, что был ближе ко мне, пропустил сильный удар в горло, его компаньон успел достать нож, но не успел среагировать на удар в колено. Его нога хрустнула и выгнулась в другую сторону, удар локтем в висок поставил точку в драке. Ювелир явно на такой исход не рассчитывал, его лицо стало белым, на лбу проступили капельки пота, руки дрожали, он пытался спрятать мой камень под одеждой.

- Решил присвоить камешек даром? – я схватил его за куцую бородёнку и сильно дёрнул вниз. Через несколько минут, он отдал мне всё, что у него было, разумеется, в обмен на свою жизнь, а было у него немало. Набралось двести монет золотом, сотня серебром, около двух десятков украшений и семь рубинов, размером с фундук. Совесть меня не мучила, напоследок дал по роже ювелиру от всей широкой души и покинул город. Опять воспользовался порталами, остановился после третьего, вспомнив, что прошло всего три дня, с того момента как я покинул Одор. Появившись в школе сейчас, я выдам себя с потрохами. У меня в запасе осталось дней десять, и я решил навестить Дарморо, да и Морион, наверное, уже соскучился. Чтобы добраться до баронства Нэкт рисовать на земле пришлось двенадцать раз, последний портал открылся прямо у замка барона.

- Атон! – как удар грома раздалось в моей голове. С крыши замка спикировал Морион, сбил меня с ног и принялся облизывать своим горячим, шершавым языком. Я тоже очень рад был его видеть, как и всех остальных людей. Жизнь в баронстве налаживалась, пираты пока не появлялись, люди были сыты и все при деле. Дария отлипнув от меня, доложила, что в отряде уже двадцать пять человек и есть ещё желающие вступить в ряды элитной гвардии. Единственная проблема заключалась в нехватке оружия и лошадей. Сам барон Дарморо, тоже был рад моему визиту, но его явно что-то беспокоило, поговорить наедине нам удалось только поздно вечером.

Дарморо жаловался на острую нехватку людей, железа и много чего ещё. Выслушав, я сделал вывод, что ему нужно вообще всё и как можно больше. Выделил ему половину из тех денег, что я забрал у ювелира, и предложил отправить надёжных людей в Хавек, для покупки необходимого. Я со своей стороны, пообещал присылать к нему на постоянное проживание людей, в первую очередь крестьян и мастеровых. У нас остался только один вопрос – как всё это доставить в баронство. Помню, что Дарморо рассказывал о том, что в соседнем баронстве когда-то строили корабли, но сейчас там уже всё заброшено. Попросил Дарморо навестить соседа и помочь уговорить построить пару судов для нас. Денег на постройку кораблей у меня было предостаточно, если вспомнить пещеру с промороженной мумией в ней, так там вообще на целый флот хватит. Раньше времени я эту мумию тревожить не хотел, пусть сидит и охраняет сокровища.

На следующий день мы большой делегацией во главе с Дарморо, отправились в баронство Катас. Мастер Мон Сан, тоже решил отправиться с нами, так как всех там знал и мог посоветовать, к кому нам обратиться. Катас тоже выглядел не многим лучше, чем баронство Нэкт, та же самая разруха и нищета, от верфи осталось одно название, причал прогнил и еле держался на сваях. Мы сразу направились к самому барону, который нас встречал у ворот своего замка, о нашем визите ему уже доложили. Барон Аннар Катас, был смуглым человеком среднего роста, седые волосы коротко острижены, одевался скромно, резко не выделяясь среди прочих людей. На вид ему было за шестьдесят, но был ещё силён и телом, и духом. Пираты у него успели немного поживиться и частично подпортить то, что не смогли увезти. Сейчас его люди голодали, и мы в качестве подарка привезли с собой десять мешков с зерном. На юге зима тоже наступала, правда не такая холодная, как на севере, но при температуре плюс пять тоже ничего не росло. Барон Катас принял наш подарок с радостью и пригласил нас на скромный обед, после чего перешли к делу. Услышав, зачем мы пожаловали, он рад был помочь, но не мог, приглашённый на разговор мастер кораблестроитель Фрам Вастин только развёл руками.

- Людей нет, железа нет, парусины нет, даже деревьев подходящих и тех мало - пожаловался Вастин.

- А что если мы всё предоставим? – предложил я.

Глаза Фрама загорелись, и он тут же принялся перечислять всё, что ему требуется. Я его остановил и попросил показать корабль, который он собирался для нас построить. Мастер не говоря ни слова, убежал в неизвестном направлении, но через несколько минут вернулся со своим помощником и тугой связкой чертежей.

- Вот! – он с помощником, в четыре руки развернули самый большой лист. На нём, по их мнению, был чертёж корабля. По моему мнению, это был рисунок подростка, где изображён корабль видом с обоих бортов. Небольшой кораблик имел один парус и скромные размеры. Моё хорошее настроение тут же упало на пол, столько забот и труда потратить на это корыто, я был не готов, о чём и заявил мастеру. Вастин моего замечания не услышал и по-прежнему расхваливал своё корыто. Слушая похвалы Вастина, в мою голову пришла очередная сумасшедшая мысль. Обучаясь в школе, мы с Фёдором несколько лет занимались в судомодельном кружке, и какими должны быть нормальные парусники, я достаточно хорошо себе представлял. Из всех судов я хорошо помнил только одно, барк «Крузенштерн», потому что сам строил эту модель. Помнил и все основные размеры не только модели, но и реального судна.

- Мастер Вастин, а какова длина вашего корабля? – может я погорячился, посчитав его маленьким.

- Сорок локтей - гордо сказал Вастин.

Если перевести в метры, то получалось где-то около двадцати. Что на таком корабле можно привести, несколько мешков с зерном и пару бочек вина или масла? С таким положением дел я был категорически не согласен.

- Уважаемый Фрам, а не могли бы вы, построить другой корабль, но по моим чертежам? - Фрам Вастин обиделся на то, что его корабль мне пришёлся не по нраву.

- А могу я, господин Атон, взглянуть на ваши чертежи?

- Если дадите мне два дня и несколько листов бумаги большого размера, то вы их увидите.

Бумаги большого размера у него не нашлось, но она нашлась у барона, который был очень заинтересован в получении прибыли. Решившись на постройку абсолютно нового, для этого мира корабля, я не подозревал куда влезаю, и в какую сумму мне это обойдётся. Два дня безвылазно пыхтел над чертежами, сначала мелом чертил на стене, вспоминая, как выглядит корабль, потом переносил всё это на бумагу, подгоняя размер. Чертеж, конечно, был далеко не такой точный, как хотелось бы, но он точно был в десятки раз лучше, чем у Вастина. К вечеру второго дня, уставший и довольный, я принёс свою работу, чтобы показать мастеру. Когда Фрам Вастин увидел мои чертежи, с ним случилась истерика. Он дёргал за волосы и себя, и своего помощника Талора, закатывал глаза, и утверждал что это невозможно, в итоге послал меня (Барона Атона Дарморо Нэкта!) подальше и ушёл.

- Это будет великолепный корабль - заявил Талор, который продолжил изучать чертежи.

- А как же мастер Вастин? – не понял я.

- Не обращайте внимания, с ним всегда так, если дело касается чего-либо нового - Талор был спокоен как удав, и не обращал никакого внимания на присутствующих.

- А из чего изготовлен корпус вашего корабля? – задал самый провокационный вопрос Талор.

- Сталь! – гордо сказал я и вздрогнул, в комнате, до этого шумной, сразу стало тихо. В виду полного отсутствия железа в обоих баронствах, моя затея стала разгораться синим пламенем. Талор тоже вздрогнул, услышав о стали, и немного подумав о чём-то, сказал.

- Много метала нужно, мастера хватит удар, когда он узнает.

Меня самого чуть удар не хватил, от понимания возникшей проблемы, но отступать было некрасиво, и я лишь кивнул, согласившись. Мастера удар не хватил, он просто что-то посчитал, подумал и заявил.

- Пять лет, пять сотен мастеров, десять тысяч золотом, ну и материал для постройки с тебя.

У меня волосы дыбом встали от его запросов, как мне не хотелось, а всё-таки придётся наведать пещеру с мумией, но для начала необходимо поторговаться. К торгам подключился Дарморо и после громких криков, и размахиваний руками, мы сбили цену почти вдвое, до шести тысяч. Договорились также о том, что Талор отправиться в Хавек и купит всё необходимое для начала постройки. Я отдал задаток в размере ста золотых и на этом мы распрощались. Всю дорогу обратно в Нэкт, Дарморо не произнёс ни слова и был хмур как грозовая туча. Я так и не смог добился от него, почему он такой. Попрощавшись со всеми, я покинул баронство и направился за золотом к мумии.

С помощью порталов через пару часов я уже прибыл на место. Вот только вход в пещеру был завален многометровым слоем снега. Чего я только не делал, чтобы откопать вход, растапливал снег, взрывал (только хуже сделал, лавина пришла). Даже сдувать снег пытался, устал, как не знаю кто.

Такими темпами я тут до весны просижу, надо как-то по-другому к этому делу подойти – подумал я, посмотрев на бесполезные труды по откапыванию входа. - А что если проплавить тоннель? – пришла мне мысль, как всегда, с опозданием в пару часов. – Или просто отверстие, через которое прыгнуть порталом? Наплевав на усталость, я снова принялся за работу и через полчаса уже был в пещере. Мумия по-прежнему стерегла сокровища нетронутые никем на протяжение нескольких сотен лет, а может быть и тысяч. В каменных сундуках нашлось много чего помимо золота в маленьких слитках. Взял я не очень много, два десятка слитков, горсть драгоценных камней, в основном это были рубины, ещё прихватил пять камней силы. Камни силы выбрал самые маленькие, их, по моему мнению, проще продать.

С высоты гор я видел на очень большое расстояние, с помощью всего одного портала переместился сразу через два баронства. В суматохе всех проблем, взваливших себе на плечи, я чуть было не потерял письмо для директора Хогата. В Одор я вернулся ровно через двенадцать дней после моего отбытия. Конь, оставленный под присмотром, был чист и свеж в отличие от меня, директор, увидев меня, посочувствовал и отпустил отдыхать. Вернувшись, домой, застал там Дора, он крепко спал, везде, где только можно, лежали детали для будущих зажигалок.

- Ой, блин! Как я мог забыть про Дора, ему же нужен бензин - я хлопнул себя по лбу. Дор всё это время, что я отсутствовал, трудился не покладая рук. Мне срочно был нужен алхимик, может и получится чего-нибудь придумать с его помощью. Гном так и не проснулся до самого утра, дав мне тоже немного отдохнуть. Утром, он принялся жаловаться на то, что необходимо отдельное помещение под мастерскую и на отсутствие у него хорошего инструмента, подручными средствами хорошего качества не достичь. Я с ним согласился, и мы весь день провели в поисках подходящего дома, деньги у меня на его покупку были. Вечером мы уже переехали в свой дом на окраине Одора, каменный, в два этажа, он стоял заброшенным несколько лет, продавец уверял, что бывший хозяин разорился и уехал в неизвестном направлении. За домом был небольшой сад, со старыми фруктовыми деревьями и колодцем. С инструментами для Дора вышла заминка, готового не продавали, пришлось заказать по эскизам самого Дора. На следующий день, я нанял кухарку и конюха, вместе с его дочерью. Дочь как домработницу, весёлая и конопатая девчушка лет двенадцати, уверяла, что справится с этой работой. Всё своё оставшееся богатство спрятали в подвале, смастерив там тайник. К вечеру я наведался в школу, взять больше времени на отдых не решился, не стоило наглеть с первых дней.

- Ну, что, отдохнул? – спросил Хогат с улыбкой, сегодня у него было хорошее настроение. Я кивнул, хотя чувствовал себя не менее уставшим, чем до этого, со всеми этими проблемами не до отдыха было. - Завтра отправишься в Мерат, там, в школе преподаёт мой давний друг, Гармин Глем, вот письмо для него – директор протянул мне свиток перевязанный синей лентой и запечатанный сургучом. – Не срочно, но и не тяни с этим.

- Господин директор, а у вас в школе есть алхимик? – спросил я, в надежде раздобыть бензин.

- А зачем тебе алхимик? – удивился директор.

- Понимаете в чём дело – начал я, не зная, как бы спросить чтобы не вызвать подозрений. – Мне нужна вот такая жидкость, для того чтобы костёр разводить в дороге, - я протянул ему фляжку, с остатком бензина.

- Фу, какая гадость – Хогат понюхал бензин и отдал мне флягу. – Есть у нас алхимик, как же без него. Эдгар Арден, найдёшь его в низу на первом этаже, последняя дверь по коридору слева.

За дверью кабинета алхимии слышались голоса, один грубый мужской, другой тоненький женский, решил послушать, что говорят, перед тем как постучаться. Чуть-чуть приоткрыл дверь, чтобы лучше слышать и подставил ухо.

- А я вам ещё раз говорю, дорогая наша Селета, нужно смешивать только в таких пропорциях, которые здесь указаны, не меньше и не больше. - Урок был в самом разгаре, я не стал прерывать и дождался его окончания. Ни звонка означающего конец урока, ни какого-нибудь удара колокола, я не услышал, просто в какой-то момент дверь открылась, и появились замученные ученики. Пятнадцать девушек и один чем-то сильно напуганный парень. Каждая из девушек проходя мимо, на секунду останавливалась, бросая на меня оценивающий взгляд. Все взгляды были разными, кто-то смотрел с интересом, а кто-то с брезгливостью. После того как все вышли, я зашёл в класс, в нос ударила волна резких запахов и не совсем приятных.

- Господин Эдгар Арден? – я остановился у двери.

- Да, это я! – произнёс мужчина в грязной серой мантии и смешной шапочке, похожей на шлем лётчика времён первой мировой, даже защитные очки были на лбу.

- Господин директор рекомендовал вас, как самого лучшего алхимика – немного польстил я.

- Чем могу быть полезен? – спросил он с улыбкой. Я протянул ему фляжку с остатком бензина.

- Мне нужна вот такая жидкость – я сделал жалобную физиономию. Эдгар откупорил фляжку и понюхал.

- Нет ничего сложного, очищенное земляное масло, очень хорошо горит. Сколько вам нужно? - От радости я его чуть не обнял, но вовремя опомнился.

- Э, мне, ну на первое время таких вот фляжек штук пятьдесят – озвучил я необходимое количество.

- Сколько!? - у алхимика даже голос сел, после моих слов.

- Пятьдесят – подтвердил я,– я вам хорошо заплачу. Эдгар пристально на меня посмотрел, оценивая, то ли мою платёжеспособность, то ли моё здравомыслие.

- Хорошо, зайдите дней через десять, такое количество обойдется вам в десять монет серебром - он вернул мне фляжку, и мы разошлись в разные стороны. - Высокие у них тут цены, однако, ну да ладно, на дело же, Дор не будет ворчать по поводу очередных трат - подумал я и покинул класс. На выходе забрал коня и вернулся домой верхом, а не своими ногами.

Эдгар Арден оставшись в классе, стал готовиться к следующему уроку, попутно думая о новом посыльном.

- Какой-то подозрительный тип, зачем ему понадобилось столько очищенного земляного масла? Не иначе как поджечь чего решил, нужно с Хогатом переговорить, и узнать, кто он такой. Очистка масла будет моим ученикам очередным заданием, пусть поработают - бездельники.

С утра, как и положено, я выехал из города, и добравшись до деревни, снова оставил его на попечение того же человека, что и первый раз. Потом нашёл то место, где воспользовался порталом в первый раз. На земле после моего портала остался выжженный круг диаметром два метра. – Ух, ни фига себе последствия, так недолго и пожар устроить – подумал я. Места для порталов я стал подбирать такие, где растительности совсем не было.

Мерат встретил меня мелким, холодным дождём, пришлось снять комнату в таверне рядом со школой. Плотно поужинав, я завалился спать и под размеренный стук дождя быстро вырубился. Утром дождь всё ещё шёл, земля покрылась в холодной мерзкой жижей. Людей на улице было очень мало, в такую погоду без нужды никто из дома не выходил. Спустившись на первый этаж, застал там скучающего хозяина, он сидел за столом с кружкой слабого вина.

- С добрым утром! – поздоровался я, сев за стол напротив него.

- Да какое оно доброе, дождь уже третий день идёт, дохода совсем нет, за три дня заходили только трое, сосед за кувшином вина, Гармин пообедать, и ты – пожаловался хозяин.

- Гармин? Гармин Глем? - переспросил я.

- Да, он самый, каждый день у меня обедает, а ты что его знаешь? - хозяин посмотрел на меня с подозрением.

- Нет, пока не знаком, письмо у меня для него из Одора.

- Так ты новый посыльный? А Такот куда делся?

- Хогат пинка ему дал, не сам конечно, Готара попросил.

- Ох, хорошо! Ох, замечательно! Давно надо было, признаюсь честно, надоел он мне даже больше чем этот дождь. Паршивый человек, вечно всем недоволен, то ему, то не так, то это не так, а сам-то нет никто – пустое место.

- А Гармин сегодня будет обедать? – спросил я, посмотрев на улицу.

- Что, тоже под дождь не хочешь?- усмехнулся хозяин. – Будет конечно, куда же он в такую погоду денется. Хозяин таверны оказался хорошим собеседником, два часа до прихода Гармина пролетели незаметно. Хозяина таверны звали Модис, у него есть брат, занимается торговлей, и дела у него идут не очень хорошо. Я предложил поговорить с братом, и спросить у него, сможет ли он, доставить большое количество метала в Одор. Модис обрадовался этому и заверил, что он сможет и приведёт брата после обеда, чтобы договориться об этом уже основательно.

Гармин Глем оказался добродушным толстяком около пятидесяти лет на вид, намечавшуюся лысину прикрывал широкополой шляпой. Мантию Гармин надевал только в школе, в свободное время по одежде он не отличался от обычных горожан. Ещё он любил вкусно поесть и хорошо посмеяться, поэтому обед затянулся на два часа, за которые мы неплохо узнали друг друга. Ответ на письмо, он пообещал принести мне завтра в это же время. Дождь продолжал лить, я поднялся к себе в комнату, где устроил себе мозговой штурм. Особенно мне хотелось больше вспомнить о порталах, может, что и ещё вспомню попутно. Для этого разжился листом бумаги у Модиса. Вспоминая книги Эльсигура, засиделся до поздней ночи, но не зря мучился, кое-что вспомнил.

На следующий день я проснулся уже ближе к обеду, и ждать Гармина долго мне не пришлось. Он вручил мне сразу три письма, одно из них попросил доставить в столицу, магессе Тавитан. Причём заплатил за это хорошо, по его мнению, знал бы он, сколько сейчас у меня с собой камней силы, не предложил бы три серебряных. После того как ушёл Гармин, я расспросил Модиса о наличии в их городе ювелира, сказал что хочу купить жене подарок, я ведь для всех официально был женатым. Модис немного подумал и дал один адрес, по которому я и отправился.

Дождь наконец-то закончился, но грязь осталась, поэтому к ювелиру я добрался грязным и злым. На этот раз ювелир оказался нормальным, ограбить меня не собирался и я смог продать ему один из камней за триста монет золотом. Прибыв в столицу, решил, что магесса с письмом может и подождать. Город большой, стоило заглянуть на местный рынок. Побродив немного по рынку, обратился к одному из торговцев тканями, с предложением отправить мне в Одор обоз, с лучшими его тканями, оплата по факту, разумеется. Письмо магессе, занёс уже вечером, ответ она писать не захотела, и я вернулся в Одор. Только вернулся не в этот же день, а через два. Погулял по городу, заглянул в порт посмотреть на корабли. Кораблей было много, но ни один из них мне не понравился, самый большой из них имел всего два паруса. В порту тоже шла торговля, но только живым товаром – рабами, среди которых были и дети, я насчитал девять. Рабы продавались по разным ценам, за взрослого мужчину просили один серебряный, за женщину два, а за детей один серебряный, сразу за двоих. Не жалея денег купил всех детей, ещё десять девушек и столько же мужчин, заплатил за их доставку в Одор. После поиграл перед носом работорговца огненным шаром и намекнул, что обманывать меня не стоит, могу ведь и сжечь если что.

- Господин директор! – я постучал в дверь и приоткрыл её. Хогат сидел за своим столом и что-то увлечённо читал.

- А! Это ты! Входи, входи, как съездил? - он отодвинул книгу, но не закрыл её.

- Нормально съездил, господин Глем желает вам долгих лет, вот вам от него письма - директор взял у меня письма и тут же принялся читать. Я в это время пытался заглянуть в открытую книгу, он это заметил.

- Люблю читать – оправдался я – вот только хороших книг не достать.

- Хм, что ж, это похвально, можешь посетить нашу библиотеку, первый этаж, последняя дверь по коридору справа. Иди! – он махнул рукой, отпуская меня на отдых.

- Вот он, самый радостный момент! – обрадовался я, добравшись до библиотеки. Библиотекарем там оказался уже известный мне охранник Готар, он спросил только об одном, - на самом ли деле господин директор разрешил мне пользоваться библиотекой или я это сам так решил? Добравшись до знаний, я стал сновать между высоких стеллажей с книгами и свитками, и не мог выбрать что-нибудь одно. Чтобы не вызывать подозрение, я с начала попросил дать мне что-нибудь по истории. Готар как хозяин этого хранилища информации, отвёл меня к дальнему стеллажу, где на полках пылились старые книги.

- Вот здесь находятся книги по истории, извини что мало, но это всё что есть.

Недолго думая, я ухватился за самый большой фолиант и направился к выходу из библиотеки, Готар меня остановил.

- Книги выносить за пределы школьного здания запрещено, можно почитать здесь или в одном из классов. - Это было вполне логичное решение, я совсем не обиделся на недоверие, всё-таки книги в этом мире были рукописные и очень дорогие, некоторые вообще только в одном экземпляре. Я остался в библиотеке и читал до тех пор, пока Готар меня не выгнал, заявив, что одного меня тут не оставит, а ему уже спать пора. В книге ничего особо интересного для меня не было, история создания королевств и всякая ерунда о династиях королей, про Дамрос я почти ничего не нашёл. Про него только вскользь упоминалось, было когда-то такое и всё, информация резко обрывалась, как будто кто-то вырвал листы из книги. Позже решил спросить напрямую, а пока сделаю вид, что всё очень интересно. В последующие несколько дней директор меня не вызывал, с утра и до обеда я помогал Дориану собирать зажигалки, бензин мне всё-таки сделали. После обеда шёл в библиотеку и сидел там, пока Готар не выгонит. Готар был отличным библиотекарем, он точно знал, где лежит необходимая книга и знал, что там написано, а книг было несколько тысяч.

- Это сколько же денег вложено в эти книги? – подумал я, вспомнив, как дорого они стоят.

На следующий день прибыл большой обоз с железом. Посмотрев, что мне привезли, мы с Дором посовещались, и купили всё сразу, вместе с телегами и лошадьми, возниц я нанял тех же что и были. Вечером прибыли ещё сразу два обоза, один от Дарморо, а другой из столицы, с купленными мной рабами. Через день, загрузив пустые телеги из Нэкта всевозможным продовольствием, я отправил всех сразу к Дарморо, написав ему письмо. В письме написал, что рабы за своё освобождение должны отработать три года, и что кормить и одевать их нужно хорошо, возможно потом они сами захотят остаться в баронстве. Дети рабами уже не являются и их необходимо пристроить в семьи, обучать грамоте и ремеслу. Только я отправил всех в Нэкт, как прибыл ещё один обоз с тканями, купив его тоже вместе с лошадьми, отправил догонять тех, которые только что отбыли.

Я всё старался провернуть тихо и быстро, не привлекая внимания, но этого не получилось, по городу поползли слухи о безумно богатом человеке, скупающем всё подряд. Мне даже предложили купить корову, пообещав подумать, о покупке коровы, а лучше сразу небольшого стада, я скрылся в школьной библиотеке. В школе было тихо, все двери, ведущие в классы, были заперты, как и необходимая мне библиотека. Я поднялся на второй этаж, в конце длинного коридора увидел Готара. Он стоял у окна и за кем-то наблюдал, он так сильно был этим увлечен, что не заметил, как я подошёл.

- А куда все подевались? – Готар вздрогнул и отругал меня за то, что я подкрался.

- Вон они все! – он кивнул в сторону окна - у них сегодня экзамен. Я тоже посмотрел в окно. По другую сторону здания располагался небольшой полигон, там собрались все кто был в школе. Полигон напоминал арену для гладиаторов, с одной стороны арены полукругом в два ряда сидели ученики, с другой стороны находились всевозможные мишени. Принимающих экзамен было четверо, директор, алхимик и ещё две неизвестные мне женщины.

- Давно они уже там? - задал я немаловажный для меня вопрос, хотелось посмотреть, что тут маги могут.

- Ещё даже не начинали, а пора бы уже.

- По какому предмету экзамен?

- Стихия воздуха и воды в бою - Готар отодвинул меня за спину, дав понять, что это его место в этом зале. Экзамен начался с показательного выступления учителей. В конце арены находились мишени, две бочки, стоявшие одна на другой, двухметровый столб с горшком на верху, и ещё много всякого хлама, тоже крупного размера, но лёгкого по весу.

Преподавательница, стройная женщина в голубой мантии, встав напротив мишеней, до которых было всего метров десять, выставила руки перед собой. Я закрыл глаза, и стал смотреть через плечо Готара, с помощью магического зрения, боясь пропустить что-нибудь интересное. Из рук магессы вытянулись нити силы длиной с метр, и их концы стали сворачиваться в непонятную фигуру. Из окна, где мы находились, мне было плохо видно и пришлось всматриваться более пристально, стараясь держать в поле зрения Готара. Мне бы не хотелось, чтобы он догадался о том, что я тоже маг. Тем временем фигура из нитей силы, созданная магессой, довольно быстро полетела в сторону мишеней. Глиняный горшок, в который она попала, резво соскочил со столба и, пролетев несколько метров, упал на землю, расколовшись пополам. Все громко захлопали в ладоши, после чего женщина с гордо поднятой головой покинула арену. Вслед за женщиной вышел сам директор, так же вытянул руки, перед которыми образовалась фигура похожая на цилиндр. Через секунду цилиндр метнулся вперёд и ударил в бочку, она тоже отлетела на несколько метров и развалилась на отдельные дощечки. Ученики были в восторге, но недолго, Хогат пригласил на арену первого из них, точнее первую.

Девушка робко проследовала на огневую позицию, наступила тишина. Она вытянула руки, дальше произошло почти тоже, что я видел в исполнении учителей. На мой взгляд, времени ученице на это потребовалось раз в десять больше, чем у той женщины в голубой мантии. Нити силы у неё были настолько тонкими, что я их еле заметил. Созданная девушкой фигура полетела вперёд и ударила в пустое ведро, оно качнулось и завалилось на бок. После этого остальные ученики заволновались ещё больше, представив себе всю сложность экзамена. Выступившая девушка, получив похвалу от Хогата, с гордым видом отошла в сторону. Экзамен продолжился, и дальше происходило всё точно также, только с убыванием силы у учеников.

Когда остались последние три, ещё не сдавших экзамен ученицы, директор распорядился заменить мишени. Для этих девушек на бочку поставили бумажную коробку. Три испуганных мученицы от страха готовы были сбежать с арены и больше не показываться на глаза. Счастливые ученики, которые уже сдали экзамен, злорадно улыбались и о чём-то спорили. Первой из самой слабой тройки, вышла невысокая худенькая девушка со светло русыми кудряшками. Она долго не решалась начать выступать, мне её стало жалко, и я решил ей немного помочь. Мои жгуты силы метнулись вниз, преодолевая каменные полы и перекрытия, под землёй добрались до бочки с коробкой наверху. Сплетённая девушкой фигура была почти прозрачна и летела очень медленно. Ждать развязки устал не только я, но и все. Мои жгуты давно уже скрутились в тугие пружины, и ждали сигнала, чтобы ударить по коробке. Девушка находилась на грани обморока, её руки тряслись от понимания, что её сил не хватит даже покачнуть проклятую мишень. Когда её фигура похожая на каплю воды, коснулась бумажной мишени, я выпустил на свободу свою силу, накопившуюся на концах жгутов. Дальше произошло то, чего не ожидал даже я, мои жгуты вместо того чтобы сбить коробку – взорвали бочку!

После того как пыль немного улеглась, стало видно бегающих из стороны в сторону учеников, девушка всё-таки упала в обморок и к ней на помощь спешили учителя, сразу все. Мои жгуты втянулись обратно за считанные секунды. От того что произошло, я сам испугался не на шутку. Там где стояла бочка, сейчас виднелась двухметровая воронка, щепа от бочки разлетелась по всей арене, от коробки не осталось вообще ничего.

- Вот это я помог! – подумал я, отшатнувшись от окна.

Готар отодвинул меня в сторону и поспешил вниз, на полигон, там паника продолжала набирать обороты. Я тоже побежал за ним, мне хотелось поближе увидеть творение рук своих. Девушку привели в чувство, но она, увидев то, что натворила, снова упала в обморок. Паника прекратилась только через час, после того как учеников смогли усадить за столы в классах. Готар взялся за уборку последствий моей помощи, я ему в этом помог, чувствуя себя виноватым. Пока мы наводили порядок, я его расспрашивал о школе и об обучении, а начал с вопроса о необходимости быть женатым, чтобы устроиться на работу.

- Послушай, а почему, чтобы в школе работать, надо женатым быть?

- А ты что, так ничего не понял?

- Нет, а что я должен был понять?

- Как это что? Здесь же почти одни девушки учатся! - он кивнул в сторону здания.

- Тем более не понимаю, это же хорошо, они молоденькие и некоторые даже симпатичные.

- Вот видишь и ты это заметил, а теперь скажи, что произойдет, если молодая магесса выйдет замуж за обычного парня, не мага, как ты, например?

- А что будет?

- Она же тебя прибьёт и совсем не специально, не контролируемая сила тебя размажет в лепёшку - вот что будет. Были такие случаи в истории, поэтому Хогат запретил нанимать работников не магов, которые не женаты. По закону ведь браки между магами и простыми людьми не запрещены, так что радуйся, что ещё жив. Представь, что может случиться, если магесса не удержит свою силу под контролем во время э, ну ты понял. Это даже хуже, чем то, что мы только что видели.

Я почему-то отличие мага от не мага с этой стороны вопроса не рассматривал. Представил, что произойдет, если моя сила на свободу выпрыгнет, когда не надо, и мне стало страшно. В библиотеку мы попали часа через три, сам искать информацию о Дамросе я мог долго и поэтому решил спросить напрямую. Оказалось, что вся информация о нужном мне Дамросе, была специально уничтожена, это произошло сразу после войны архимагов. Приехали какие-то люди и забрали почти все книги, а в тех книгах, где про Дамрос было мало написано, просто вырвали страницы. Готар о Дамросе почти ничего не знал и посоветовал обратиться к директору. Через час, собравшись с духом, я постучал в дверь кабинета Хогата. На мой вопрос он как-то странно отреагировал.

- А зачем тебе это нужно? Ты что, тоже желаешь поискать сокровища?

- Нет, мне просто стало интересно узнать о таком большом королевстве, в котором никто не живет, а что, там есть сокровища? – так я ему и сказал для чего мне это, пусть лучше думает, что я охотник за сокровищами, хорошо, что он сам подсказал мне отговорку.

- После войны там стало невозможно жить, земля почти не плодоносит, города брошены, звери изменились, став порождением тёмной магии. Она там всё ещё присутствует, вытягивая силу из всего живого и светлого. Уснув там, можно не проснуться, некоторые превращаются в зомби, маги постепенно теряют силу, из-за того, что не могут её восполнить, потоков светлой силы там нет. Всё-таки я думаю, что ты один из них – я напрягся, неужели он думает, что я тёмный?

- Из кого из них?

- Из тех, кто ищет сокровища. Есть они там или нет, я не знаю, золото мне ненужно. Маги ищут там не сокровища, а знания.

- Какие ещё могут быть знания в мёртвых землях? - удивился я.

- Как это, какие, а книги? Есть и магические артефакты, один из них ищут уже много лет, называется «Повелитель силы», его многие хотят заполучить, но мне он тоже не нужен.

- А что вы там ищите? - задал я прямой вопрос, на который он ответил и тем самым признался, что тоже ищет что-то.

- Я ищу дневники старого мага, целителя и великого учёного, архимага Тэнэра, в них знания и открытия способные изменить многое, кстати «Повелитель силы» это его изобретение. В столичной школе есть определитель предрасположенности к стихиям, им проверяют обладателей дара, так он до сих пор прекрасно работает, правда никто не говорит о том, что его Тэнэр создал.

- Почему о нём я ничего не нашёл в книгах?

- После войны победители захотели скрыть истинную причину, по которой она началась, вот и уничтожили все упоминания о Дамросе, и всё что с ним связано.

- Но ведь люди, бывшие на этой войне, ещё живы и помнят!

- Пока да, пройдёт ещё лет пятьдесят, и забудут - директор погрустнел, и о чём-то задумался, я не стал его подталкивать, захочет, сам продолжит. В дверь постучали, и в кабинет вошла та самая магесса в голубой мантии.

- Извини Хогат, я не знала что ты не один, представишь меня гостю? - она остановилась в метре от меня. Я встал и уважительно поклонился, совсем чуть-чуть, лишь обозначив поклон. Женщина оказалась ниже меня почти на голову и смотрела на меня снизу вверх.

- Да, конечно, это Атон Нэкт, мой новый посыльный. Атон, это магесса Селия Халлас! Она маг воздуха шестой ступени.

- Очень приятно познакомиться, госпожа магесса Халлас, - я ещё раз поклонился, кто его знает как надо, пусть лучше так чем никак.

- У вас хорошие манеры молодой человек - магесса улыбнулась и тоже немного склонила голову, кажется, я не сильно промахнулся с манерами.

- Где вы выросли? Нет, не отвечайте, я попробую угадать! – она сделала вид, что задумалась, Хогат тем временем беззвучно хихикал.

- Думаю, что вы, родом из столицы? - я помотал головой, - тогда из Мерата? – я снова помотал головой. – Из Селезера! Что опять нет? Тогда из Мастара? Неужели вы, молодой человек, родились у нас в Одоре? - директор смеялся, уже не скрывая.

- Нет, уважаемая магесса, я из вольных баронств! – остановил я её театральную угадайку.

- Неужели вы бастард какого-нибудь барона? - она захлопала ресницами продолжая играть свою роль.

- Почему сразу бастард, я единственный сын барона Дарморо Нэкта! - Хогат сразу перестал смеяться, а магесса перестала строить из себя блондинку, хотя ею и являлась в прямом смысле этого слова.

- Точно! – воскликнул Хогат - а я всё время гадал, где я слышал это имя! Это же самое южное баронство, почему сразу не сказал?

- А чтобы это изменило? Тем более вы меня о происхождении не спрашивали. Не думаю что бы вы, господин директор, стали мне платить больше - ответил я, не боясь потерять работу курьера. Меня она уже не интересовала, денег и без этого было достаточно, а в школьной библиотеке я ничего не найду о Дамросе. Если вспомнить экзамен, где я слишком сильно помог, мне стало понятно, что маги здесь не очень несильны, а себя выдавать, как мага, я пока не собирался. Учиться я всё равно буду в любом случае, либо сам, либо по книгам, где их взять, это уже другой вопрос.

- И когда ты собирался рассказать что ты барон? - Хогат стал хмур, как будто я его чем-то подставил.

- Да, никогда! Зачем вам это знать-то? Служу я у вас посыльным, и дальше бы служил, а кто я, барон или нет, это неважно.

- Что же вы покинули своё баронство, а? - влезла в разговор магесса.

- Финансовое положение, в котором оказалось баронство, стало критическим, вот я и решил немного подзаработать - моё оправдание было, похоже, на правду, хотя если честно, то так и было на самом деле.

- А твой друг гном, как его м…э, а вспомнил! Дориан, он тоже какой-нибудь сын барона? - Хогат стал проявлять нездоровый интерес к нам с Дором.

- Нет, он простой чел, э, простите, простой гном, мы познакомились случайно и подружились - кто такой Дор, я, в самом деле, не знал, о себе он так ничего и не рассказал.

- А что за обозы останавливались за городом, откуда взял деньги на дом? - Хогат был хорошо информирован о делах, происходивших в Одоре.

- Обозы совсем не мои, они идут в соседние баронства, я отправляю с ними письма домой, у меня же пока нет своего посыльного. Ещё я немного зарабатываю как посредник, тех денег, что вы мне платите, хватает, но только на одного, а у меня обедневшее баронство за плечами. Дом я купил на честно заработанные, плюс то, что было у меня до этого, гном тоже вложил в покупку свои сбережения. Мы боялись, что деньги могут украсть, вот и купили на них этот дом, надеюсь, его не утащат.

Хогат моим бредням, кажется, поверил и больше ничего не спрашивал. Магесса загадочно улыбалась, глядя на директора.

- Признаю, господин директор, что вы всегда умели выделиться и сейчас ещё раз это доказали. Подумать только, у директора школы посыльным барон! Сказать кому – не поверят! – магесса тихонько хихикнула. А ведь я сразу поняла, что с твоим посыльным что-то не так. Слишком хорошие манеры, для простого человека. К тому же, хорошо образован, я бы сказала, даже слишком хорошо, и вообще много чего слишком – Селия задумчиво посмотрела на Хогата, в ожидании его решения.

- А зачем вообще кому-то об этом говорить - встрял я в обсуждение меня, перебив Хогата, который хотел что-то сказать, но успел только рот открыть.

- Тайны иногда раскрываются – вздохнул Хогат – очень некрасиво получится, если узнают что посыльный в школе – барон! Так нельзя, меня могут заподозрить в унижении всей аристократии сразу. Не переживай, ты можешь заходить поболтать в любое время – утешил меня директор Хогат.

- Жаль, конечно, где заработать я найду, а вот с книгами, чтобы почитать, будет проблема – вздохнул я, искренне сожалея о потере библиотеки.

- Почему? Как раз в библиотеку можешь ходить, как и раньше, тебе никто не запрещает. Жаль, что мне снова нужен посыльный - теперь уже Хогат вздохнул сожалея.

Я попрощался с Хогатом и Селией, и вышел. Что ж, такой расклад меня тоже устраивает, пусть я потерял работу, но доступ в библиотеку остался. Я поспешил домой, Дор в последнее время стал ворчать, что я про него совсем забыл. Его я нашёл в саду под старой яблоней, он натирал до блеска готовые зажигалки, их было много, целая корзина. Присев рядом, стал тоже тереть зажигалки о шерстяную ткань.

- Знаешь, Дор, я работу потерял – сообщил ему плохую новость – правда, вход туда для меня в школу не закрыт, а это важнее.

- Я вообще не понимаю, зачем ты работал, имея столько денег, - Дор тёр зажигалку и на меня не смотрел.

- Согласен! Работать мне необязательно, нужно баронство укреплять, а для этого люди нужны, и желательно мастеровые.

- Хозяин, к вам посыльный - к нам подошёл наш конюх, он же садовник, он же дворник, и много кто ещё одновременно.

Мы с Дором удивлённо переглянулись, у ворот стоял мальчишка лет десяти и мял в руках старую шапку.

- Господин Атон Нэкт? - спросил он, когда я подошёл.

- Да, это я, а что?

- Вам письмо от мастера Фрама Вастина - он протянул помятый свиток. - Если будете писать ответ, то я забегу за ним завтра. – Мальчишка поклонился и убежал, я даже сказать ничего не успел про ответное письмо. Развернув свиток, принялся читать.

Письмо

Господин барон! Мы перестроили верфь под Ваш заказ, но возникла проблема. У нас не получается отковать железные листы такого размера что Вы указали. Того металла что Вы прислали, очень мало, это только сотая часть необходимого нам. Если эту проблему быстро не решить, постройка корабля будет остановлена. Ещё нам сильно не хватает людей, особенно обученных разному ремеслу. В первую очередь нужны мастера по литью и кузнецы.

С уважением, мастер Ф. Вастин.

- Дор, у нас появилось срочное дело! – гном тоже пытался читать, заглядывая в письмо, но, судя по всему, на общем языке он читать, не умел.

- Это хорошо! – обрадовался он, ему тоже уже надоело сидеть дома.

- Нам нужно ещё железо и как можно больше.

- Сколько, если точнее? – спросил Дор, потирая руки.

- Столько, насколько хватит денег – решил я одним разом закрыть этот вопрос. – А ещё нам нужно хороших мастеров по литью и кузнецов.

- Ух! Как ты разогнался-то! – ухмыльнулся Дор. – Кузнецов-то ещё можно поискать, а вот с мастерами литья ничего не выйдет.

- Это почему? – не понял я.

- Потому! Таких мастеров и в людских королевствах мало, а те, что есть, и без тебя неплохо живут. Вот если бы ты у гномов поискал, то да, нашлись бы, гномы-то по металлу все мастера.

- А что! Хорошая мысль! – оживился я. – Попросим гномов помочь, само собой заплатим. – Я уже потирал руки, довольный найденным решением, но Дор меня опять обломил.

- Ничего не выйдет, гномы не будут работать на людей, даже за деньги.

У меня в голове промелькнула, какая-то хорошая мысль, но я не успел на ней задержаться.

- Что, что ты сказал? – переспросил я.

- Говорю, что гномы не будут на людей работать – повторил Дор.

- А если им хорошо заплатить? – мысль кружилась рядом, но и только.

- Да хоть золотом засыпь, всё равно не будут помогать, ты же не вождь клана, чтобы их заставить, даже не его друг – мысль была уже где-то совсем близко.

- Я точно не смогу стать вождем, но другом-то можно, только как? – Дор моему вопросу удивился.

- Это надо либо кому-то из вождей жизнь спасти, либо подарить что-то особо ценное.

- Есть! – вскрикнул я, и хлопнул Дора по плечу. - Ты молодец, Дор! – он посмотрел на меня с подозрением. Я вспомнил, что мумия гнома в пещере, удерживает двухсторонний топор, гордо именуемый – «Секира». Мне эта корявая железяка на фиг не нужна, а для гномьего народа, очевидно, она важная реликвия.

- Скажи Дор, а секира первого короля гномов, это хороший подарок?

- Ха! Вот ты шутник! Это же легенда, её даже малые дети знают - Дор стал хохотать. Я его веселья не разделял, а стал обдумывать, как мне это дело провернуть. Дор видя моё серьёзное лицо, постепенно перестал смеяться.

- Так ты что, не шутишь? – Дор тоже стал серьёзным.

- Нет, не шучу, и я знаю, где могила первого короля гномов. Секиру в его руках видел также хорошо, как тебя сейчас - ответил я, и увидел, как округляются глаза Дора.

- Так пойдём скорее, чего ты стоишь-то! – Дор заметался по двору, стараясь быстрее собраться в путь.

- Не спеши, я сначала за ней быстренько смотаюсь, а ты спокойно подготовишься - обломил я его порыв, на что Дор обиделся.

- Не доверяешь, да?

- Доверяю, просто ты не сможешь телепортироваться - Дору, конечно, я доверял, но показывать ему пещеру раньше времени не хотелось.

- Телепротив чего? – Дор не смог выговорить слово телепортироваться.

- Переместиться на большое расстояние с помощью магии – пояснил я.

- Так вот почему ты успевал сделать так много – догадался он.

- Мы потом как-нибудь попробуем вместе телепортироваться, но не сейчас.

- Хорошо, как долго тебя ждать?

- Если всё будет хорошо, то, завтра к вечеру жди, а сейчас пойдём что-нибудь съедим. - Пока мы обедали, Дор всё время ёрзал и чесался, желание посетить могилу первого короля было велико.

Глава 13
С пустым мешком за плечами мои шаги были легки, погода тоже была прекрасная, я отошёл от города на несколько километров, и лишь потом стал перемещаться порталами. До пещеры добрался без проблем, первым делом отсыпал золота в слитках, где-то тысячи на две, если перевести в монеты. Взял горсть драгоценных камней, потом подошёл к промёрзшей мумии короля гномов. Покрытый инеем король, продолжал сжимать в руках секиру, его промёрзшие до состояния льда глаза смотрели на саркофаг. Трогать мумию было страшновато, всё-таки мир-то магический – мало ли чего. Заледеневшие руки короля в латных перчатках, крепко держали своё верное оружие. Отобрать у него секиру получилось не с первого раза, вместе с секирой отломил и правую кисть. Пришлось ещё приложить немало усилий, чтобы отцепить кисть от секиры, потом очень бережно вернул её мумии, положив ему на колени.

Пот заливал мне глаза, а ведь я не так сильно и напрягался, пришлось отдышаться, прежде чем покинуть пещеру. Секира весила килограмм двадцать, не меньше, засунув её в мешок еле смог его поднять. Решил, что секиру и в руках донесу, иначе придётся часть золота выложить. Прыгать порталами стало сложнее, мешок оттягивал плечи, секира мешала при рисовании пентаграммы.

На шестом по счёту прыжке, я выдохся, ноги дрожали, голова кружилась, казалось, что секира стала раз в пять тяжелее. От усталости упал на холодную землю. Хорошо понимая, что лежать на холодной земле не стоит, решил встать. Тело вставать не хотело, но разум победил, и я смог встать пока только на четвереньки. Мне казалось, что вся моя магическая сила потратилась на эти порталы, подумал, что мне не помешало бы пополнить её запас. Потоки силы в этом месте были тонкими и расположены слишком высоко. Я вытянул свои жгуты и попытался дотянуться до них. Жгуты извивались как змеи и постоянно заваливались в разные стороны, поймать потоки мне так и не удалось, они ускользали от меня. – Дожил, меня даже магические потоки и те боятся - вздохнул я, сделав вывод.

Голова хоть и кружилась, но ещё была в состоянии думать и подсказала, что силу можно ведь и отобрать, как у кустика на берегу моря. Осмотревшись по сторонам, выбрал для отбора силы большое дерево, растущее неподалеку. - Оно большое, если немного поделится, то ничего страшного не произойдёт - уговаривал себя, направившись к нему и волоча за собой старую секиру. Добравшись до дерева, обнял его как старого друга, а после стал всем телом пить его силу. Как умирающий от жажды в жаркой пустыне, я пил, пил и пил, пока не опьянел от количества принятой в себя силы. Отлипнув от ствола, я открыл глаза и вздрогнул. Дерево стало мертвым, как и всё, что росло рядом от него на сто метров вокруг. Лёгкий ветерок срывал с него листву, и она рассыпалась в пыль, не долетая до земли. Мощный ствол стал трескаться, грозя упасть мне на голову. Я отпрыгнул от него и сделал это очень вовремя. Ствол разваливался на большие куски, и они падали на землю, поднимая тучи пыли. Через минуту, от когда-то большого и крепкого дерева, не осталось ничего, кроме нескольких куч сухой пыли.

- Да что же это такое! – закричал я, сидя на земле, обхватив свою глупую тыкву руками. – Я не маг, а просто передвижной Армагеддон, к чему не притронусь так всё сразу либо в щепки, либо в пыль. - Сколько я сидел так, обхватив голову, не помню, может минуту, а может и час. Опьянение от полученной силы прошло, но усталость осталась. Пересилив себя, встал, и начертил пентаграмму портала. Прыгнул порталом два раза и увидел Одор. Дальше уже шёл своими ногами, последние метры до дома преодолел уже на из последних сил. Дор заметив меня, выбежал встречать вместе с кухаркой, они меня потом и занесли в дом, потому что мои ноги отказались шагать дальше. Уснул я прямо за столом, с ложкой в руке.

Дориан.

Неужели Атон мне не сорвал, и он правда знает, где покоится тело первого короля гномов. В книге законов, по которым живут все гномы, написано, что - тот, кто владеет секирой бога, тот и есть законный король всего гномьего народа. Никакая корона не даёт такую власть как секира, никакие богатства не помогут тебе стать королём. Если ты будешь даже абсолютно голым, но в твоих руках эта секира, ты всё равно король над всеми гномами. Атону нужна помощь гномов, и он её получит, не будь я Дориан. Секиру я, конечно, потом спрячу понадёжнее, мало ли чего, не все же гномы соблюдают закон. Стану королём и пусть хоть кто-нибудь попробует опять меня изгнать, хотя, я же потом смогу жить, где захочу, хоть у орков. Не, с орками это я погорячился, вот у Дарморо мне понравилось, там и осяду, надеюсь, не прогонит – всё ж королём буду. Где же он ходит-то, сказал, что к вечеру вернётся, солнце вот-вот сядет, а его всё ещё нет. Может, случилось чего?

- Бум, дзинь – раздалось возле двери, я выглянул в окно, там стоял Атон, его качало как травинку на ветру. На ступенях перед дверью лежала очень старая и большая секира. Атон сбросил свой мешок с плеч и упал на колени. Я бросился ему на встречу, по пути позвал ещё и кухарку, на всякий случай, вдруг помощь потребуется.

- Атон, ты что ранен? – я успел его поддержать, чтобы он не упал совсем. Его лицо было бледным, под глазами тёмные круги, руки дрожали, но он улыбался.

- Дор, а у тебя пожрать, ничего нет?

- Найдём, для тебя всегда найдём, ты же дома.

- Берём и несём его на кухню – велел я кухарке, охающей за моей спиной. Пока она накрывала на стол, я вернулся за секирой и мешком. – Ого! Как он это смог дотащить, во мне веса и то меньше. – Атон уснул прямо за столом, с ложкой каши в руке. Мы с кухаркой перенесли его на кровать, пусть спит до тех пор, пока сам не проснётся.

Мои руки задрожали, когда я взял секиру, это точно была секира первого короля. Божественный символ, переплетённый с вензелем короля, был выбит на одной из её сторон, с другой стороны находился ещё какой-то символ, мне неизвестный. Символ бога с вензелем короля, я видел на книге законов, она была у нашего вождя, копия конечно. Настоящая книга из золота с серебряными страницами, храниться в клане хранителей закона. На её первой странице написано, что только король может изменить закон или добавить новый, положив секиру на книгу. Я планировал сделать то, за что в случае неудачи нам с Атоном грозила смерть. Лжецов жаждущих власти, бросали в жерло вулкана, правда с Атоном они вряд ли справятся, но драки хотелось избежать. Маленькая часть меня, всё ещё сомневалась в подлинности секиры, а большая была просто уверена в ней. На некоторых слитках золота, которые он принёс, встречались оттиски печати одного из кланов, но она мне не была знакома. – Да и фиг с ним! – ха, я стал говорить, как он, его странные слова сами липли к моему языку. – Ух! Уже светает, а я ещё даже и не ложился спать, правда мне и не хочется. Это всё секира виновата.

Атон проснулся только к обеду и опять сел есть, куда в него столько влезло, я понять не мог, с виду тощий, а ест больше меня. Я ему не мешал, пусть ест, пока в него лезет.

- Ух, вот это я наелся! Даже живот появился – Атон отодвинулся от стола и потрогал живот, якобы туго набитый. Где он живот увидел? По мне, его как до этого не было, так и сейчас нет.

- Ну, что скажешь Дор, секира-то настоящая или просто подделка китайская? - что значит, китайская я не знал, и ответил ему то, что думал.

- Думаю, что настоящая! Точно скажут хранители закона.

- А нам-то туда зачем? – сказать ему правду я боялся, но потерять друга, я боялся больше. Променять друга на власть, я не мог и поэтому рассказал не обо всём.

- Так надо.

- Ладно, надо, так надо, прорвёмся! Только я отдохну пару дней, хорошо?

- Конечно, отдыхай, горы никуда не денутся за это время.

С утра, я проснулся голодным как зверь, оказалось, что уже время обеда, наша кухарка постаралась на славу, и я так наелся, что чуть не лопнул. Дор сидел рядом, но почти ничего не ел, потом мы с ним немного поговорили. После сытного обеда меня снова потянуло спать, я добрался до кровати и уснул. Оказывается, у меня не магическая сила закончилась, а обычная, просто я два дня не пил и не ел, из-за этой старой железки, вот силы и кончились. Сколько проспал, не знаю, когда проснулся, солнце было ещё высоко, дома был только наш конюх, колол дрова, готовясь к холодам. Я с хрустом в теле потянулся и решил сходить в школу, наведать Готара, что-нибудь почитать о гномах.

Готар сидел за столом в библиотеке и пил напиток похожий на чай, чего раньше за ним не наблюдалось.

- Что-то случилось? – я сел рядом за стол.

- А по какой причине закрывают?

- Точно не знаю, но поговаривают, что королю лекари и маги воздуха в таком количестве не нужны. Так что новых учеников больше не будет, доучат тех, что есть и всё. До конца обучения самых младших, осталось три года, даже чуть меньше - Готар тяжело вздохнул и посмотрел на стеллажи с книгами.

- Большинство из этих книг собрал сам Хогат, почти всю свою жизнь собирал, некоторые переписывал.

- Жаль - посочувствовал я – Готар, я чего зашёл-то к тебе. Друг у меня гном, а о гномах я мало что знаю, может у тебя есть что-нибудь про них? – ничто так не оживляло Готара, как тема книг, он сразу приободрился.

- Что-то было, но не очень много, они же сидят в своих горах как эльфы в лесу, иногда, конечно, появляются их представители, но не часто и мало что от них узнаешь.

- Да, ты прав, Дор отмалчивается или прямо говорит, что не скажет.

- Ага! Вот она! – Готар достал книгу, ну уж очень старую и потрёпанную. На её обложке было написано «королевство гномов». - Очень старая книга, будь осторожнее, не порви, - предупредил он и, прихватив свой недопитый чай, оставил меня в библиотеке одного.

В книге было описано создание самого королевства гномов, сколько кланов изначально в него входило, сколько осталось после всемирной войны или как её ещё называли – «война богов». Правда из книг Эльсигура, я знаю, что богов-то там как раз и не было, не принимали они участие в этой войне. После войны, где-то лет через сто, гномы, заперлись у себя в горах, подписав соглашение о невмешательстве в дела других королевств. Эльфы тоже подписали, а чуть позже, это подписали ещё орки и гоблины. Гоблины вообще мало к кому лезли, сидели у себя в болотах и не отсвечивали. После войны, в которой как раз и погиб гномий король, звали которого - Иан Тор – что в переводе означало сын бога. Королевство после распалось на кланы, но продолжало жить по старым законам. Кланы после войны часто воевали между собой, потом одумались, когда поняли, что их становится всё меньше и меньше. Оружие гномьей работы всегда высоко ценилось, не за красоту, а надёжность, по красоте оружейники эльфов их обогнали, но не намного. Вот только после войны ни гномы, ни эльфы, оружием больше не торговали. Больше в книге ничего интересного для меня не нашлось, и я вернул её на место. Этой информации мне было мало, и я решил спросить у Хогата, тем более он сам приглашал заглядывать в гости.

Директор Хогат был не в духе, я заметил это по его молчанию. Когда я вошёл он, молча, указал мне на стул возле окна, чтобы я сел там. Через несколько минут молчания, всё-таки решил спросить, зачем я припёрся.

- По делу или просто так зашёл, поговорить? – мне показалось, что он сам сейчас хочет со мной о чём-то поговорить, но не решается.

- Попрощаться зашёл, домой нужно съездить, отца навестить и жену (на бумаге я был вроде как женат) а-то вдруг потом ребёнок на соседа похож будет - Хогат немного улыбнулся моей шутке.

- Что ж, если решил, то поезжай, удачи в дороге, передай отцу, что я желаю ему здоровья и процветания баронству. – Я удивился и слегка испугался его просьбе.

- А вы что, с ним знакомы?

- Нет, к сожалению, просто жест вежливости, вдруг когда-нибудь встретимся. - У меня чуть душа в пятки не ушла, я уж было подумал, что опять в чём-то прокололся. Оказывается, что он просто прощупывает пути к отступлению, школу-то закрывают.

Пока пару дней я отдыхал от трудов тяжких (золото весило не мало, плюс секира.) Дор собирался в дорогу. Путешествие в седле его не пугало, он с этим уже смирился. Наша кухарка наготовила нам еды в дорогу, с расчётом на десять дней. Наши кони под присмотром конюха отъелись и давно просились под седло. Прыгать порталами с Дором на плечах, я не хотел, очередное восполнение потраченной силы за счёт деревьев могло привести к образованию ещё одной пустоши. Вытягивать силу из животных я боялся, а из людей тем более. Погода грозилась выпадением первого снега, а в горах он уже давно лежал. Дор сказал, что там, куда мы направляемся, сейчас холодно и нужно больше тёплой одежды. Насколько холодно, он пояснить не смог, для него существовали только два вида холода, первый это когда просто холодно, второй это очень холодно. Понятия тепла были обширнее, но не намного.

Когда Дор вытащил во двор, всё что приготовил для похода, я подумал, что нас будут сопровождать как минимум пятеро. Пришлось мне это добро перебирать и отбрасывать всё, что посчитал в дороге лишним. Дор пытался незаметно положить опять. Спрашивается, для чего нам котелок на десять литров, если нас только двое, но четыре войлочных одеяла он всё-таки отстоял. Отбросив в сторону процентов семьдесят, из приготовленных вещей, я предложил пообедать и отправляться. Пообедали мы так плотно, что я еле влез в седло, и потом ещё целый час мне хотелось спать.

- Куда будем двигаться? – спросил я, зевая.

- По границе Селезера, вдоль гоблинских болот, потом мимо рубиновых скал, до Алвенмора. Это город хранителей закона, они следят за соблюдением закона, с ними и будем говорить.

- А нас в Селезер пустят? Может нам лучше через баронства? - если честно, то я так и не понял, куда точно мы двигаемся. При упоминании северных баронств, Дора передёрнуло, зря напомнил про баронства, я именно там его и встретил, сидящим в клетке.

- Через баронства дорога длиннее почти вдвое, за въезд всё равно придётся платить, так что здесь ещё и дешевле.

Денег мы с Дором, конечно, прихватили, но не много, на дорогу туда и обратно хватит точно. Оружием Дориан был обвешан как новогодняя ёлка игрушками, у меня был только меч и засапожный нож. Я и это-то брать не хотел, зачем мне это если есть магия, но Дор настоял, сказав, что оружие необходимо для уважения. Границу Селезера мы пересекли через четыре дня, за въезд с нас содрали один серебряный. Селезер меня разочаровал, грязь и нищета была повсюду, относительно хорошо жила только аристократия, ну и торговцы тоже. Простые люди, из-за нищеты, практически находились в рабстве у своих господ. Помимо королевской власти, здесь большое влияние имела местная религиозная община, называющая себя «служители света». Эти самые служители, жили тоже не плохо, обдирая и без того уже нищий народ, непонятно куда только смотрят те, кому принадлежит этот самый народ. Местные законы и порядки мне не нравились до скрежета зубов, судя по лицу Дора, ему тоже, но мы старались не влезать в чужую жизнь. Влезть-то не долго, а вот дальше нас просто числом задавят, и магия не поможет.

Чем дальше мы уходили на север, тем холоднее становилось, ближе к утру, лужи уже покрывались тонким слоем льда. Четвёртый день копыта наших коней месили холодную грязь вдоль границы болот, по пути нам встречались только заброшенные дома и замки. Последних, правда, был только один, судя по толщине сильно разрушенных стен, он когда-то был хорошо укреплён. Неподалёку от его развалин, нашлась накатанная грунтовая дорога, по которой мы добрались до приграничной деревни. Почти всё её население сейчас собралось на центральной площади.

- Праздник что ли у них там? – я привстал в стременах, пытаясь посмотреть, что там происходит.

- Не похоже на праздник, скорее всего, хотят кого-то казнить – Дор прислушивался к голосам шумевшей толпы. – Гоблина поймали – через несколько секунд он всё-таки смог расслышать, о чём кричат люди.

- Гоблина!?- я ещё никогда не видел гоблинов, и мне захотелось посмотреть. Тронув бока своего коня, направил его сквозь толпу. На свободном от людей пятачке площади, к высокому столбу, цепью был прикован гоблин. Маленький, серо-зелёный, очень-очень худой, просто кожа да кости, его большие заострённые уши торчали в стороны. Гоблин был сильно избит, его трясло от холода и страха, из одежды у него были только рваные штаны до колен.

- Молодой ещё совсем. Дор, поравнялся со мной, и смотрел на гоблина. – Ему лет двенадцать, не больше, но всё равно лягушатник, тьфу.

- Чем тебе-то гоблины не угодили? – я продолжал рассматривать гоблина.

- Как это чем? Они же людей едят, и не только людей, а вообще всех, они почти как тролли. Давить их надо как клопов, пока они тебя самого не сожрали – он хотел развернуть коня и уехать, но я его остановил. Послышались призывы сжечь гоблина живьём, четвертовать и ещё что-то совсем зверское, но я не расслышал что именно. Мне стало жаль зелёного, двинув коня ещё немного вперёд, оказался возле гоблина.

- Кто его поймал? – крикнул я, стараясь, чтобы меня услышали. Крики стали тише, из толпы вышел маленький мужичок, ростом и телосложением почти такой же, как сам гоблин.

- Ну, я споймал, а ты кто чтоб спрашивать? - я уже хотел назвать своё имя, но решил, что лучше соврать.

- Я Мерлин из Шервуда! Маг девятой ступени! – среди толпы мой голос прогремел как гром, и толпа вскоре затихла окончательно. - Вот это я загнул, даже самому смешно стало! Сколько у магов этих самых ступеней я вообще не знал, надеялся, что толпа тоже.

- Я забираю гоблина себе! – тронув коня ещё немного, я встал между гоблином и толпой ничего не понимающих жителей деревни. Жители снова зашумели, что, мол, так нельзя, гоблина нужно непременно казнить, за то, что людей ел. Я чуть не спасовал, испугавшись агрессивно настроенной толпы. Поднял руку, призывая к тишине, это подействовало.

- Сколько ты хочешь? – спросил я, наклонился к мужичку и сверкнул синим пламенем в своих глазах. Мужичок отшатнулся от меня и побледнел – ни, ни, ни сколько господин маг, за, за, забирайте, если он вам нужен – он стал отмахиваться от гоблина как от чумного. С помощью магии, порвал ошейник на шее гоблина, от чего народ сразу проникся ко мне уважением и освободил дорогу. Перекинув еле живого гоблина через седло, я покинул деревню вслед за Дором, который своим воинственным видом добавлял страха, перед таким великим и ужасным мной, Мерлином из Шервуда.

- Зачем он тебе сдался-то? – спросил Дор, когда мы немного отъехали от деревни. – Хочешь, чтобы он для тебя лягушек ловил? Ха, Ха, Ха.

- Не, я лягушек не люблю, хочу поговорить, только сначала подлечу немного.

Руну исцеления на худой груди гоблина, я нарисовал маленькую, и силы в неё влил совсем чуть-чуть. Пока его вез, перекинув через седло, он успел потерять сознание. Сейчас после моего лечения, он подпрыгнул и уставился на нас, ещё ничего не соображая. Гоблин, стоя на четвереньках, шипел как рассерженный кот, только очень-очень худой, и зелёный. Таким способом он старался нас напугать, показывая нам, все свои маленькие и острые зубы. Только нам почему-то было не страшно, Дор вообще стал хохотать.

- Ха, ха злая худая лягушка, Ха, Ха.

- Тебя как звать, малыш? – спросил я у гоблина, который ростом был не больше метра. До него стало доходить, что происходит что-то, чего он пока не понимает, перестал шипеть и осмотрелся.

- Дор, а ты случайно, гоблинского языка, не знаешь? – я посмотрел на Дора, который продолжал хихикать.

- Откуда! Я с ними не дружил.

- Вот и поговорили, называется, - вздохнул я, почесав макушку, Дор стал ржать уже надо мной.

- Меня зовут Чиква! – заговорил гоблин.

- Ой, не могу! Он ещё и квакает – Дор схватился за живот, продолжая хохотать. Гоблин на него обиделся, но промолчал, понимая, что находится в плену у непонятных личностей.

- Зачем вы меня спасли?- Чиква отступил на шаг и насторожился.

- Не поверишь! Жалко тебя стало - прямо ответил я.

- Конечно, жалко вам! Там меня просто убили бы, а вы ещё и помучаете! Уж лучше сразу умереть! – Чиква оскалился и прыгнул на того, кто стоял ближе, им оказался Дор. Прыжок получился плохим, я поймал его за ногу и прижал к земле. Гоблин для своей комплекции оказался невероятно силен, но сил сопротивляться у него надолго не хватило, и он затих.

- Я же тебе говорил, что их сразу надо давить! – высказался Дор, держа в руке нож.

- Ты просто псих, зря я наверно тебя спас. Идём Дор, пусть идёт куда хочет – я отпустил гоблина и пошёл проверять упряжь.

- Мне некуда идти – шмыгнул носом Чиква, сел и обнял свои худые колени.

- Как это некуда? Болото рядом, а там твои соплеменники.

- Мне нельзя туда, убьют и съедят - Чиква сидел на земле и ёжился от холода, шмыгая своим маленьким крючковатым носом.

- Вот! Слышал, оказывается, они ещё и своих сородичей жрут! – Дор всё-таки был настроен убить гоблина и нож продолжал держать наготове.

- Можно мне с вами? Я просто ещё пожить хочу, буду вам верным слугой, а? - Чиква смотрел на меня с надеждой и страхом, ожидая, что я не соглашусь. Я посмотрел на Дора, ожидая его решения, он пожал плечами.

- Если этот зелёный попробует чем-нибудь навредить, я ему голову оторву! - Дор сделал страшное лицо, напугав гоблина до икоты.

- Ты слышал Чиква, что Дориан сказал? Учти, он шутить не любит! – я тоже пытался состроить страшную физиономию, но судя по улыбке Чиквы, у меня не получилось.

- Да никогда в жизни! – гоблин повеселел – могу поклясться, чем хотите.

- Чем ты можешь поклясться, лягушатник? – Дор ему не верил – у тебя же, кроме жизни, нет ничего.

Я посадил Чикву на коня перед собой и выделил одно одеяло. Отогревшись, он стал болтать без перерыва, как радио, много рассказал про себя и свою жизнь на болоте. Оказывается, что он сбежал от своих же соплеменников, его хотели зажарить живьём за то, что отпустил маленькую человеческую девочку. Чикве несколько дней назад исполнилось четырнадцать лет и его первый раз взяли на охоту, на людей. На границе болота он встретил маленькую девочку, но пожалел и отпустил. Когда другие охотники узнали, то сильно избили Чикву и повели в лагерь, чтобы им самим заменить упущенную добычу. Гоблины ели всё, что можно было съесть, даже своих сородичей, но еды всё равно не хватало. По дороге он сбежал, но снова угодил в плен, только теперь уже к людям, а что было дальше, мы и сами знали.

Дор послушал, что рассказал Чиква и сказал, что не верит ни одному слову, на что Чиква заявил, что он никогда не врёт и ничего не забывает. Общий язык он смог выучить за месяц, слушая разговоры пойманных людей, и что очень хотел бы ещё выучить какой-нибудь язык, только вот читать и писать он сам не смог научиться.

На ночлег мы остановились через несколько часов, после того миновали границу Селезера. Дор быстро развёл большой костер, демонстративно воспользовавшись зажигалкой, лучше бы он этого не делал. Чиква смотрел на всё с большим любопытством, его заинтересовала как наша одежда, не похожая на одежду простых крестьян, так и увиденная зажигалка.

- Какое хорошее огниво!- восхитился он и засыпал Дора вопросами. - Господин Дориан, а где вы его взяли, и т.д. Дор через некоторое время заревел раненным медведем.

- Чего ты пристал, какой я тебе господин! Атона вон господином называй, он аж цельный барон, не то, что я.

Чиква посмотрел на меня большими глазами и после, уже меня засыпал бесконечными вопросами. – Ну, спасибо тебе Дор, - подумал я, когда мой язык уже перестал выговаривать некоторые буквы. Пламя костра освещало нашу стоянку, разгоняя ночную тьму и согревая нас теплом. Чиква укутанный в одеяло, клевал носом, но старался не спать, а дежурить вместо нас. Я тоже не спал и только сейчас заметил, что вместо ногтей у него маленькие когти, а между пальцев есть еле заметные перепонки. После сытного ужина, который он впихнул в себя, с невероятной скоростью, его потянуло в сон, но он стойко с этим боролся. Видно, жить на болотах было очень тяжело – подумал я, рассматривая его худое тело. Нужно было решить проблему с одеждой для него, а-то выданное ему одеяло постоянно сползало с его маленьких плеч. Наша одежда была для него слишком велика, и будет только мешать в пути.

- Чиква, ты спишь? – я тронул его за плечо.

- Нет, господин Атон, мы гоблины никогда не спим, только дремлем, если уснёшь, то или замёрзнешь или тебя съедят звери.

- Дай ка мне одеяло – попросил я – он неохотно протянул его, оставшись опять в одних коротких штанах. Я отрезал от одеяла треть и в большей части вырезал отверстие для головы. Накинул на него и подвязал верёвкой, получилось пончо, оставшийся отрезок одеяла разрезал пополам и предложил замотать в эти полоски ноги. Чиква сообразил быстро и уже через минуту был одет и обут.

- На первое время сойдёт – я посмотрел на то, что получилось, Чиква сиял от счастья - ему подарили одежду.

- Вы поспите, господин Атон, а я подежурю, всё равно не сплю, только вот дров до утра не хватит.

Дров я ещё принёс и прилёг на конский потник поближе к костру, потник, конечно, сильно вонял, но зато был толстым и не пропускал холод от земли. Проснулся я ещё до рассвета, Чиквы рядом не оказалось. – Сбежал! – подумал я, но оказался не прав. Гоблин, держа в руках горящее полено, нарезал круги вокруг нашей стоянки.

- Что-то случилось? – я посмотрел по сторонам, но никого не увидел.

- Нет, господин Атон, я просто зверей отпугиваю, некоторые охотятся с рассветом.

Костёр продолжал хорошо гореть, Чиква следил за тем, чтобы он горел и постоянно подкладывал в него дров. Когда стало уже довольно светло, он перестал пугать зверей и сел у костра погреться. Умытый и одетый, он уже не был похож на того полуживого гоблина, которым был вчера.

- Сегодня к полудню мы доберёмся до первого сторожевого поста - заявил Дор, облизывая пальцы после еды.

- С нас опять стрясут деньги за въезд? – я спросил, не потому что их было жаль, а просто ради интереса.

- Нет, не стрясут, могут вообще не пропустить, но думаю, что пустят - он посмотрел на Чикву и пояснять, почему могут не пропустить, не стал. До встречи с гномьими пограничниками, мы ехали, молча, думая каждый о своём. Дор был хмур и сильно нервничал, Чиква же наоборот был всем доволен, так далеко от болота он ещё никогда не уходил. Я вспоминал свою прошлую жизнь, до того как оказался в мире переходов. Конечно, я скучал по земле, там большие города, технологии облегчающие жизнь, но больше всего я скучал о моём друге Фёдоре. Как он сейчас там без меня, чем занимается, может, женился уже?

Гномий пограничный патруль появился точно в полдень, пятеро гномов вышли перед нами на дорогу. Хмурые бородачи, молча, окружили нас, держа на прицеле своих арбалетов. Дор попросил вначале дать ему объяснить, с какой целью мы сюда прибыли. Его отвели в сторону и долго допрашивали, допрашивал его только один гном, закованный в доспех, даже на вид очень тяжёлый. Он часто показывал рукой в сторону гор, через несколько минут они всё-таки о чём-то договорились и Дор, с красным от долгого спора лицом, вернулся к нам.

- Дальше мы пойдём под присмотром, а Чиква останется здесь, его не пропустят. Пока нас не будет, присмотрит за нашими конями, мы идём пешком и без оружия.

Оставив всё на сохранение Чикве, Дор даже подарил ему зажигалку, мы в сопровождении гномьего конвоя направились в Алвенмор. Вдоль горного хребта двигались два дня, гномы шли без остановок на отдых, был только ночлег и снова в путь, ели прямо на ходу.

- Вот он, Алвенмор! – Дор вытянул руку, показывая куда-то вперед, где показались несколько невысоких строений. Они располагались на пологом склоне горы. Я подумал, что эти несколько домов и есть город, но ошибся, это был всего лишь сторожевой посёлок охраняющий вход. Сам город располагался внутри горы и его невозможно увидеть со стороны.

Около десяти домов, с толстыми каменными стенами, надёжно перекрывали подход к городским воротам. Сами ворота были изготовлены из металла, и мне показалось, что их створки отлиты целиком, никаких стыков и клёпок я не увидел. Размер и внешний вид внушали уважение, выстрел из танка вряд ли бы пробил их, а только бы поцарапал немного. Через некоторое время ворота вздрогнули и их створки поползли в стороны, чуть приоткрывшись, они замерли, в них вошёл один из сопровождающих нас гномов. Впустив его, они снова сомкнулись, а мы остались окружённые вооружёнными до зубов гномами всего этого поселения. Под пристальными взглядами хмурых бородачей, я чувствовал себя неуютно, в таком положении мы простояли около часа. Дор не выпускал из рук мешок с секирой внутри, это было единственное, что у нас было с собой, остальное осталось под присмотром Чиквы.

Ворота вскоре вновь дрогнули и открылись лишь немного, только чтобы мы смогли протиснуться внутрь. Город гномов поразил меня своим размером и красотой. Я долго смотрел, открыв рот, на каменный город. Почти всё здесь было сделано из камня разных пород, красиво и умело подобранных по цвету. Свет давали фонари, в большом количестве размещённые повсюду. Огня в них не было, светился какой-то необычный мох, похожий на плесень. Свет от него был зеленоватым и неярким, но за счёт большого количества фонарей было светло. В центре города возвышалось самое большое и высокое здание, похожее на египетскую пирамиду, только уже по основанию. Сложенная из белого мрамора, она светилась, отражая от своих стен зеленоватый свет фонарей. Именно сюда нас и проводили под чутким наблюдением, как пленников, хорошо, что не связанных. Эта пирамида оказалась дворцом, с большим количеством золота, использованного для отделки не только стен и потолков, но и мебели.

- Шикарно твои сородичи живут – шепнул я Дору, пока мы шли до места назначения.

- Угу – кивнул он, нервно тиская в руках секиру, спрятанную в мешке. Вскоре нас привели в большой зал, где на возвышении, высотой в рост человека, расположились пятеро седобородых гномов. Кресла, в которых они удобно устроились, тоже украшенные золотом, были похожи на королевские троны. Одежда на этих уважаемых старцах была белоснежной и расшита золотой нитью, в руках каждый из них держал посох с большим камнем в навершии.

- Зачем вы пришли, человек и изгнанник? – голос одного из гномов разнёсся раскатами грома по углам большого зала, у меня от этого даже мурашки по телу пробежали. Дор вышел вперёд и стал говорить, громко и чётко.

- Я заявляю о своём праве владеть секирой первого короля гномов Иан Тора! – голос Дора звучал гораздо тише, он вынул секиру из мешка и поднял над головой. Трое старцев привстали со своих тронов, чтобы лучше рассмотреть этот корявый топор в руках Дора.

- Знаешь ли ты гном, что ждёт тебя за обман? – снова громоподобно прозвучал голос. Моё знание гномьего языка оказалось устаревшим и из того что говорил старый гном, я понял только половину.

- Мы настаиваем на проверке! – продолжил старый гном. После этого нас вывели из зала и под присмотром сопроводили в комнату для ожидания.

- Слышь Дор, я не всё понял из того о чём вы говорили, можешь пояснить?

- Я заявил право на трон короля гномов - голос Дора стал сиплым от волнения.

- Ни фига себе! - я от этого заявления чуть со стула не свалился – и что теперь?

- Будет проверка секиры на подлинность – Дор сжимал рукоять секиры так сильно, что я стал опасаться за его пальцы, побелевшие от прилагаемой силы.

- Ну, предположим что проверили, дальше что? - мне его затея уже не нравилась.

- Если секира настоящая, то я стану следующим королём гномов, а если не настоящая, то нам конец, бросят в жерло вулкана.

- Ни хрена себе, что ж ты молчал-то всё это время, гад бородатый? – я схватил его за бороду, но он и не подумал вырываться, понимая, как сильно провинился.

- Извини, я помочь хотел - Дор смотрел на меня, и в его глазах отразилось всё его сожаление и вина.

- Да, ставки в этом деле слишком высоки - подумал я и представил себя на его месте.

- Я понимаю твоё желание стать королем, но я-то тебе здесь для чего? – за каким чёртом я сюда припёрся, мне было непонятно.

- Мне одному не поверят, ты должен подтвердить, что она не была мной украдена.

- Слышь борода, а ничего что это я её нашёл? - мне стало обидно, что он присвоил себе то, что нашёл я.

- Человек не может стать королём подгорного народа – вздохнул Дор, опустив голову.

- Ладно, теперь уже поздно метаться, но за то, что ты сделал, потом огребёшь по полной программе. В чём проверка-то заключается? - я решил, что лучше всё обдумать хорошенько и быть готовым к возможному побегу.

- Я не знаю! – честно ответил Дор.

Думая о том, как отсюда свалить, я осматривал комнату, в которой нас заперли. Никакого окна в этой комнате и в помине не было, у одной из стен стоял большой диван, на котором мы сидели, напротив нас на маленьком столике стояла клетка, с небольшой птичкой неизвестного мне вида. Рядом с ней находился ещё один стол, с несколькими стульями возле него. Птичка время от времени чирикала как охрипший воробей, нарушая тишину.

Сидели мы, слушая чириканье, довольно долго, я уже собирался постучать в дверь, но она открылась, и в комнату вошёл молодой гном. Я встал, думая, что это за нами пришли. Оказалось, что нам принесли корзину с продуктами, чтобы мы немного подкрепились, мне показалось это подозрительным. Зачем кормить тех, кого сегодня могут бросить в жерло вулкана. В корзине было мясо, запечённое с какими-то овощами и большая бутылка вина.

- Вам прислали немного поесть – гном поставил корзину и нас снова заперли, вынуждая слушать уже сильно надоевшего воробья.

- Дор, а если мы умрём, кому секира достанется? – я смотрел на сочное и ароматное мясо, предполагая, что оно отравлено.

- Не знаю, скорее всего, совету хранителей, а что?

- Да, я вот подумал, что нас хотят отравить – озвучил я свою мысль.

- Да ты, что, с ума сошёл, не могут так с нами поступить, это же хранители законов! – заявил Дор, но в его глазах появилось недоверие к совету хранителей.

- А что нам мешает это проверить? - я отрезал маленький кусочек мяса и бросил в клетку. Птичка с удовольствием его съела и чирикнула, попросив ещё. Недолго думая, я отрезал по маленькому кусочку от всего, что нам принесли, и засыпал всё в клетку. Птичка за пару минут смела всё, что я ей нарезал. – Не кормят её что ли? – подумал я, глядя на это чудо в перьях. Прошла минута, но птичка всё ещё была жива и неплохо себя чувствовала.

- Я же тебе говорил, что не могут они так поступить – заявил Дор, посмотрев на птичку, и протянул руку к корзине, но в этот момент дверь открылась, и нас пригласили для прохождения проверки. Выходя из комнаты, я ещё раз посмотрел на птичку, её поведение стало странным, чирикала она уже тише, а сам чирик стал короче.

- А ведь я оказался прав, в еду точно чего-то подсыпали – подумал я и принялся догонять Дора.

Проверку нам устроили в том же зале, где мы говорили с хранителями. Здесь в зале сейчас на появившемся в центре постаменте, лежал огромный прозрачный камень. Он был огранён как бриллиант и в его гранях отражался свет зелёных фонарей.

- Это камень правды - пояснил один из старых гномов – прошу претендента на трон положить на него руку.

Дор отдал мне секиру на сохранение и положил руку на камень, закрыв глаза на всякий случай. Удерживая в руках тяжеленный топор, я прикрыл глаза и посмотрел на всё магическим зрением. Трое из пятерых хранителей подозрений у меня не вызывали, а вот другие двое, явно что-то задумали. Среди этих двоих оказался и сам председатель их совета, от них к камню тянулись нити силы. Нити были такими тонкими, что я их не сразу заменил – Ах вот даже так, господа хранители решили играть нечестно! Недолго думая, я тоже протянул свои жгуты, только не к камню, а к их ступням. Очень осторожно обмотал их, не дотрагиваясь до самих ног раньше времени.

- Назови себя - кто из хранителей это сказал, я не заметил, всё моё внимание было приковано к камню.

- Я, Дориан Танмор, второй сын Фарома Танмора, брата вождя клана «Камнетёсов» - чётко проговорил Дор. Камень засветился, а глава совета хранителей стал что-то делать со своими нитями силы. В ответ на его действия, я схватил его за ноги и принялся создавать под его подошвами огненный шар. Напитывал его силой понемногу, чтобы гном не вспыхнул как факел, глава совета почувствовал, что пол под ним стал очень горячим, но виду не подавал и терпел. Магичить он сразу перестал, а его компаньон по мошенничеству, не знал что делать, находясь на подстраховке у шефа.

- Заявляю – продолжил Дор – что секира не была мною украдена – камень засветился ещё ярче – и я не завладел ею обманом. - Камень уже светился как маленькое солнце, члены совета стали переглядываться, их глава стоял с красным лицом и выпученными глазами. Его подельник удивлённо смотрел на шефа и ждал от него хоть какого-нибудь действия или команды. К Дору вопросов больше не было, и он убрал руку с камня, который моментально погас. Не дождавшись от главы совета ни слова, к камню меня пригласил другой гном, не вызывающий у меня подозрений. Мои ноги от страха резко отказались двигаться, но я всё-таки добрался до камня и вот тут-то уже стушевался. Первое моё имя и фамилия, были липовые на все сто процентов, во втором настоящим было только имя, а в моём настоящем, полном имени, я уверен не был. Подлых гномов я так и не отпустил, уж пусть лучше постоят смирно и не мешают. Вернув секиру Дориану, я положил руку на камень правды, он оказался горячим.

- Выступающий за правду претендента, должен назвать своё полное имя – сказал гном, который меня пригласил. Я очень не хотел раскрываться, но похоже что выбора мне не оставили, повлиять на работу магического прибора, я вряд ли смогу. – А, была, не была - подумал я. Отбросив страх и сомнения, стал говорить, также чётко и громко как Дор.

- Я, Атон – камень сразу засветился - Атон Эмер Маслос! – тройка гномов из числа честных замерла, уставившись на камень. Седобородые жулики, почему-то стали дёргаться, пытаясь освободиться от моих жгутов силы, но у них ничего не получалось, держал я крепко. Не дожидаясь провокации, я продолжил говорить.

- Внук Тэнэра Маслоса, - камень уже светил как солнце, - сын короля Дамроса, Эмера Тэнэра Маслоса – от камня в разные стороны стали вылетать ветвистые молнии, тройка свободных гномов пригнулась, что бы по ним не попало.

- Со всей ответственностью заявляю, что, всё сказанное Дорианом Танмором, сыном Фарома Танмора из клана камнетёсов – правда!

Я убрал руку с камня, решив, что мне больше нечего сказать, камень и не думал гаснуть, наоборот усилил свечение и уже переливался всеми цветами радуги, молнии тоже стали разноцветными. Дор таращил свои круглые глаза на секиру в руках. На ней переливаясь как камень, ярко светились старые руны. В зале творился Армагеддон, молнии били не играючи, а по-настоящему. Уже что-то горело, со стен и потолка местами отваливалась штукатурка, от одной из колонн отвалился крупный кусок мрамора. В зал вбегали группы гномов, и через несколько секунд стало тесно. Придя в себя от шока, я отпустил, орущих что было сил гномов жуликов, и увидел, что их обувь горит. Между появившихся в зале стражников завязалась драка, кто за кого дрался, я понять не мог, для меня они все были на одно бородатое лицо. Слышались крики - короля защищайте! Бейте демона! Демон ударил короля! Спасайте короля!

В драке я тоже принял участие и оказался достойным противником, поэтому вскоре на меня стали наседать сразу по несколько гномов. Подняв с пола посох, одного из членов совета хранителей, я принялся крутить им вокруг себя, лишь бы отбиться от наседавших гномов. До этого мне кто-то уже дал в глаз и теперь пощады от меня ждать не надо.

- Главу убили! - кричал кто-то из толпы толкающихся и машущих кулаками стражников.

- А, А, А! - за что? Я же свой! Палец! Мой палец! – в зале кричали все, даже я, только не помню, что кричал, наверное, матерился на родном русском. Через несколько минут драка резко закончилась, стоять остались только я, Дор и ещё трое оборванных гномов. По всему залу, лежали стонущие и ругающиеся гномы, из охраны дворца. Один из них был не доволен тем, что его просто подло сбили с ног. Все оставшиеся стоять, тяжело дышали, у Дора фонари были под обоими глазами, но это не влияло на его решимость биться до конца.

- Знатная получилась драка - произнёс гном стоящий напротив меня и выплюнул отколотый зуб.

- А кого били-то? – спросил его сосед.

- Этого, наверное – показал на меня любитель подраться.

- Да, ты что? Этого доходягу должны были ещё в самом начале уложить и вообще король-то за него.

- А король где? – спросил беззубый.

- Здесь я - отозвался Дор пытаясь смотреть через щели заплывших глаз.

Зал в котором мы стояли, был разгромлен подчистую, мебели в целом состоянии я не нашёл, а мне так хотелось присесть отдохнуть. Камень правды светился в дальнем углу, рядом с ним лежали два переломанных посоха, принадлежащих когда-то членам совета.

- Я б сейчас пива выпил, холодного – прошепелявил беззубый гном.

- Согласен – коротко и ясно поддержал его Дор.

- Я с вами! – согласился я, пивка холодного сейчас просто необходимо было принять. Из разгромленного зала мы вышли уже почти друзьями и завернули в комнату, где до этого ожидали проверку. Птичка стопроцентно была мертва, корзину с мясом и вином я сразу сжёг, чтобы случайно кто-нибудь не отравился. Через несколько минут, ещё один побитый гном, прикатил бочонок холодного пива. Гном, потерявший в битве зуб, оказался капитаном стражи «Храма богов», в котором мы сейчас пили пиво.

- Атон, я вот никак понять не могу, зачем ты мне в глаз заехал? – спросил Дор.

- Когда мне было у вас имена-то спрашивать? Вы же для меня все на одно лицо, бородатые – я честно не знал, что врезал Дору в глаз, и у меня было подозрение, что мой фонарь это его рук дело.

- Ты мне тоже случайно под кулак угодил – сознался Дор.

- Если они били друг друга, то с кем бились мы? – задал вопрос капитан стражи и немного подумав, стал хохотать до слёз. – Да, зал совета такого ещё не видел – продолжил он отсмеявшись. Капитана звали Лудмор, и служил он здесь уже двадцать лет, начал с простого стражника.

- А ты хорош в драке человек, мне тоже от тебя досталось, так мне врезал, что я забыл, зачем пришёл – он протянул руку, предлагая дружбу.

- За великих воинов! - я поднял кружку с пивом.

Через несколько часов, гномы разобрались, кто, что и почему. Дориана короновали в этот же день, только короны как таковой не было, к появлению короля они были не готовы.

- Ну, что, я, наверное, пойду? – сказал я Дору – королём ты стал, теперь правь, как положено, справедливо!

- Это куда это ты собрался без меня? – обиделся он.

- Ты же теперь король? – не понял я его.

- Ну и что, что король? Король не принадлежит ни одному клану, это кланы теперь принадлежат ему. Король свободен и может жить, где захочет. Хоть у эль.. тьфу! Нет, у них не хочу. Я иду с тобой, и не спорь!

- А как же подгорное королевство? – напомнил я.

- А что с ним сделается? Жили же несколько сотен лет без короля и ещё немного поживут, только теперь я могу командовать, даже будучи далеко отсюда. А секиру лучше спрятать – добавил он шёпотом. - Не доверяю я совету хранителей, жуликов много развелось - он спрятал секиру в мешок.

- Дор, а ты вообще, помнишь, зачем мы сюда пришли? Стать королём это, конечно, хорошо, а мастеров-то для постройки корабля всё ещё у нас нет.

- Будут тебе мастера, только им заплатить придётся, бесплатно даже мне делать ничего не будут.

Дориан немного позже переговорил с одним гномом, из совета хранителей, и проблема была решена.

- Вот и всё, жди мастеров вместе с железом, я договорился о поставках в большом количестве. Если гном почувствовал прибыль, то он её не упустит.

Глава 14
К тому месту, где мы оставили Чикву, добирались с комфортом, сидя в огромной повозке гномов. Повозку тянули большие быки, таких больших быков как эти, я ещё не видел и не догадывался, что бык может быть таким. В каждом тонны две веса, ноги толстые как у слона, рога по метру длиной каждый и толстое железное кольцо в носу. Встретишь такого монстра в безлюдной местности, лучше сразу убежать, убить такого в одиночку не получится. Место, где мы оставили нашего гоблина, нашли быстро, он плакал, крепко держа в руках веревку, которой связал уздечки наших коней.

- Что случилось? – я присел возле него и отвязал коней.

- Когда вы ушли, хлюп, - Чиква шмыгнул носом - ваши кони побежали в разные стороны, хлюп. Я их весь день ловил, хлюп – хлюп, этот меня копытом ударил, а ваш кусается. – Жаловался маленький гоблин.

- Ты молодец парень! – я похлопал его по плечу и поднял на ноги. – Тебе выпала большая честь, наш маленький друг, будешь сопровождать в походе короля гномов! – я кивнул в сторону Дора.

- Кто б говорил, посмотри Чиква на этого вот обманщика! Перед тобой ни кто иной, как король Атон, король Дамроса! – Дор ткнул пальцем в мою сторону. Чиква хлопал своими глазами, шевелил ушами и пытался понять, шутим мы или нет.

- Это теперь получается, что я сейчас, рядом с двумя королями? – до него дошло, что мы не шутим.

- Ага, и вот эта вот бородатая морда, меня сильно подставила – показал я на Дора.

- Я же хотел как лучше, помочь хотел - оправдывался он – а хочешь, я дам тебе вассальную клятву? – Дору показалось, что он нашёл выход из этой ситуации.

- Дор, ты спятил, да? Где это видано, чтобы один король, давал вассальную клятву другому королю? - я даже не ожидал от него такого.

- Не знаю где, но я дам! Клянусь – начал Дор, но я его остановил.

- Одумайся король Дориан, что ты делаешь!? – мне сейчас ещё такого вассала не хватало, до полного счастья. У самого ни кола, ни двора, а тут ещё и вассал нарисовался. - Я уже решил и не изменю это решение! – упёрся Дориан.

- Всё равно так нельзя, где наши подданные, которые подтвердят твои слова, надо ещё и на бумаге всё записать. Здесь нет никого, только наши кони, а они не разговаривают – я ещё раз попытался отговорить Дора от его затеи.

- Как это никого нет, а Чиква? – упёрся Дор, настаивая на своём решении. Гоблин стоял полностью обалдевший от всего что услышал.

- А Чиква не мой подданный и уж тем более не твой, поэтому он не в счёт.

- Ладно, потом как-нибудь всё решим, - махнул на меня рукой Дор и больше не настаивал.

Плотно пообедав, тем, что нам выделили в дорогу гномы, мы оседлали коней и отправились в баронство Нэкт. Туда в скором времени должны прибыть мастера подгорного королевства, в количестве двух сотен гномов.

- Какой дорогой поедем, через баронства, или может быть, через Дамрос? – съязвил Дор.

- А ты что, через Дамрос боишься? – спросил я у бородатой язвы?

- Я? Боюсь? Да не дождёшься! – он повернул своего коня в сторону мёртвых земель.

- Дор, а я вот чего не могу понять, почему камень правды после тебя сразу погас, а после меня продолжал светиться? – от нечего делать я вспоминал события, произошедшие в храме богов.

- Чего тут не понятного-то, тут