Выберите полку

Читать онлайн
"Поезд из Варны"

Автор: Виктория Алефиренко (Витус)
Глава 1

ВИКТОРИЯ ВИТУС

Поезд из Варны

2015 г

Волгоград

Поезд из Варны отправлялся ближе к вечеру, и казалось – в запасе еще было время. Позагорав в гостях у сына на солнечном побережье два летних месяца, с утра встала к плите – ведь мужиков, вместе с гостившим здесь внуком Артемом, оставалось двое. Одновременно пыталась затолкать в один чемодан скопившиеся за лето покупки – кучу маечек, какие-то босоножки, новое постельное белье, бутылку настоящего оливкового масла. Задача была сложная – багажа получалось много.

В полдень, покормив ребятню обедом, поняла – порядок на кухне наводить уже некогда, ускорила темп, но это не помогло. Когда, наконец, собралась, времени оставалось всего ничего – посмотрев на часы, обомлела:

- Опаздываем!

Сын Роман бросился таскать мои вещички к машине, Артем помогал, собака тоже с восторгом участвовала во всеобщей суматохе, пока её не выставили на балкон. Наконец, запихнув все в багажник, погрузились в машину и сами.

Светофоры работали четко, но бестолковые пешеходы, казалось, еле тащились через переходы. Я уже предчувствовала грядущие неприятности, и они не заставили себя долго ждать.

Подъехали к вокзалу – внук помчался к поезду, сын начал вытаскивать багаж, но Артем уже бежал назад:

- Поезд только что отошел, а следующий – через неделю!

Все остальное происходило как в замедленной съемке: вот бежит назад Артем, вот Роман ставит сумки назад в багажник, а я почему-то перешла на непечатное изъяснение происходящего, понимая, что этот гадский поезд действительно ушел:

- Поезд ушел, блин! Поезд ушел и рельсы разобрали! Что же теперь делать?

Роман почесал в затылке и вынес единственно правильное решение:

- Будем догонять его на станции Руссе! – мы опять погрузились в машину и отправились через всю Болгарию вслед за ушедшим поездом.

Артем достал карту дорог и увлеченно тыкал в нее пальцем, указывая, куда надо рулить. Отшлифованное множеством автомобильных шин шоссе петляло меж зеленых холмов, небольших деревушек с черепичными крышами и первыми огоньками в окошках. Парни, включив в салоне музыку, уже посмеивались, вспоминая об укатившем поезде, да и я сама, казалось, переживала меньше.

Стало смеркаться, легкий туман стекал со склонов гор, на постепенно чернеющем небосводе засветили незнакомые звездочки, а тонкий месяц повис где-то сбоку, ну совершенно не там где у нас, на Волге. Потом за стеклами автомашины стало темным - темно, а вдали, на взгорье, блеснули огоньки того самого Руссе. Состав тащился до него долго, нам же, на огромном джипе, к которому сын относился как к священной корове – с бережным обожанием, хватило и часа.

Остановившись у вокзала, отправились коротать время в кафешку по-соседству, где в это позднее время посетителей оказалось совсем мало. Проворный улыбчивый официант появился моментально. Я тут же заказала, что пожелали и сын и внучек.

- Ну, мать, ты даешь! – бросил было реплику в мой адрес Артем, присаживаясь к столику, но тут же схлопотал от Ромки легкий подзатыльник:

- Не забывайся, дружок!

- Да ладно! Всю ночь из-за родной бабушки катаемся!

- А что, сэр, никак вам с утра на службу? – поинтересовался сын и добавил: - Это ты еще не знаешь про билет на чартерный рейс – однажды мамочка выбросила его вместе с ненужными бумажками.

- Выбросила билет? – опешил внук.

- Конечно! – принимая от официанта вазочку с мороженым, засмеялась я, - Раз прилетела в Варну, значит, он уже не нужен,

- Два дня искали, – добавил сын, - пока поняли: билета нет!

- Нормально! – восхитился Артем, уминая мороженное, - А что дедушка?

А дед, то бишь бывший муж, пообещал сообщить об этом приятелю-консулу. Он так и заявил:

- Задержись хотя бы на один лишний день – неприятности гарантирую! - сам же кому-то позвонил, видно посмеялся с дружком надо мной, бестолковой, и билет тут же восстановили.

…И было нам втроем в том полупустом маленьком кафе, в последние минуты перед расставанием, немного грустно, но тепло и уютно.

И стал этот миг тем откровением, какое бывает между близкими людьми перед разлукой – минуты бегут, и не хочется думать о ней, и говоришь, говоришь о чем-то незначительном, чтобы сгладить грусть прощания. А мои парни этого еще не понимали. Многого пока не понимали в жизни мои парни, ну да ладно, ведь у них было все впереди…

Наконец появился старенький, видавший виды паровозик, а за ним наш состав. Ребята потащили баулы, я спешила рядом, не переставая давать ценные указания, и наша небольшая, но шумная компания напоминала, как говорил сын, цыганскую семейку.

– Вот вас-то нам и не хватало! – с улыбкой появился в дверях вагона проводник. Видимо ему такой расклад с «догонялками» поезда был хорошо знаком.

Я прошла в четвертое в купе. Ребята затолкали багаж под полки, расцеловались и вышли на ночной перрон. А меня ждали новые события, незнакомые попутчики и их судьбы. Впереди – двое суток пути…

Соседка, дамочка со стильной, но слегка растрепанной прической, почему-то вздыхала и все смотрела в темное окно. Забегая вперед, скажу – вздыхала она о быстро пролетевшем отдыхе, бурном романе с молодым французом и было ей невыносимо тоскливо. Но об этом я узнала позже, а сейчас передо мной сидела грустная женщина – похоже, ровесница.

Наконец дернулись и глухо лязгнули вагоны, поезд тронулся, набирая ход, медленно поплыл назад вокзал. На перроне ребята махали мне вслед руками, посылая прощальные поцелуи, фонари скользнули гирляндой тусклых желтых шаров, за окном опять воцарилась ночь.

Проводник с хозяйским видом прошел по коридору, оглядывая пассажиров, потом принес чай. Попутчица, глубоко вздохнув, и как бы отодвигая в сторону свои мысли, произнесла:

- Давайте знакомиться? Светлана.

- Валерия, можно просто Лера, – ответила я, и мы начали чаевничать.

Чувствуя, что Светлану надо немного отвлечь от воспоминаний, рассказала о днях, проведенных в Болгарии, экскурсиях и покупках, не забыла и о том, как опоздала на поезд. Та слушала сначала невнимательно, потом улыбнулась и разговор завязался. Оказалось, отдыхала она на Золотых Песках, в гостинице «Пальмира» и не одна. Дальше распространяться не стала, заметила только – гостиница приличная, но на первой береговой линии бывает слишком шумно по вечерам.

Потом стали укладываться на ночь, а наутро попутчица выглядела совсем по-другому: светло-серые глаза смотрели веселей, короткие волосы были в полном порядке. Присев к столику у окна, за которым уже была Румыния с небольшими поселениями вдоль железной дороги, мы продолжили беседу.

Валерия

Помните фильм «Стой, или мама будет стрелять»? – вот и я, наподобие той мамаши, поведала почти всему самолету, что лечу на лето в Варну к сыну, который имеет отель на Золотых Песках, сам по себе красавец, и, кстати, не женат. Две девицы, сидевшие по-соседству, сразу навострили уши и с интересом стали ожидать конца полета. Наконец в салоне загорелось табло «Пристегните ремни» и через несколько минут самолет совершил посадку.

Стоя в очереди к таможенному окошку, старалась высмотреть сына в зале прилетов, но спины попутчиков не давали такой возможности. Наконец усатый дядька в синей форме шлепнул в паспорт штампик прибытия, и я ступила на болгарскую землю.

Весь аэропорт пропах ароматом петунии, растущей вдоль пешеходных дорожек в пузатых уличных горшках, а прозрачный воздух был таким вкусным и легким, каким бывает только на курортах.

Роман, высокий, загорелый, в тонком свитерочке, улыбался у входа держа в руках непременный букет бордовых роз:

– Мама приехала!

Я с гордостью любовалась сыном лишний раз убеждаясь, до чего хорош мой ребенок. После поцелуев и объятий пошли к машине, в окне которой торчала огромная морда пит-буля Лео, которого Роман всюду таскал с собой. А те две девицы из самолета как бы ненароком прошли мимо и тепло попрощались, явно желая обратить на себя внимание:

- До свидания, всего вам доброго!

Взрослые же тетки – видела краем глаза – тоже позавидовали тому, какой у меня сын, и этому букету в его руках – не каждый ребенок так встречает маму.

…Все! За эти несколько минут я сполна получила все, что выстрадала за те годы, пока растила сына одна, без мужа. Выстрадала, сидя бессонными ночами возле кроватки, когда мальчик болел, и за мою боль от его постоянно разбитых коленок. За тот выговор, который пришлось выслушать от школьного учителя, когда Роман сломал стул в кабинете химии, за кучи винтиков, вечно сыпавшихся из его карманов. За нервотрепку из-за прогулов лекций, когда сын стал студентом и учился в Высшей следственной школе, получая юридическое образование. И за многое, многое другое…

В этот миг я была на седьмом небе от счастья, мой материнский триумф был полный!

Поезд бойко продвигался к России и утром уже был на границе Румынии с Молдавией в городке Яссы. На перроне тут же появились черноглазые, похожие на цыган румынские таможенники. Не спеша поднялись в вагон, проверили паспорта, внимательно вглядываясь в лицо каждого пассажира. Потом так же не спеша вышли на перрон и один из них махнул нам вслед рукой.

Поезд двинулся дальше, и полоса железной дороги перерезала равнину надвое – справа оказались домики с садами, слева яркие поля – как будто разноцветные платочки – там желтый, тут зеленый. А вдали кусочек темной, уже вспаханной земли.

Подошло время обеда.

- Давай тарелку, помою огурчики с помидорами, - Светлана достала пакет с зеленью.

- У меня домашние котлеты и даже бутылочка «Монастырской избы», помнишь, пили в молодости?

Накрыли стол, плеснули знаменитого вина в бокалы, и тут в приоткрытые двери заглянула соседка Алина:

- Приятного аппетита!

- Присоединяйтесь! – пригласили и ее – та присела рядом, взяла бокал:

- Ну, за отличный отдых в Болгарии!

Потом спросила:

- Девчата, что-нибудь приличное домой везете?

Мы пожали плечами, а она принесла из своего купе темно-синий пакет:

- Не могу не похвастаться! Смотрите – прикупила в Варне, - и вытащила из него норковую шубку.

Вот это была шубка! Легкая, невесомая, она переливалась старой медью так и норовя соскользнуть с рук. Забыв все приличия, мы стали щупать ее пушистые бока, поглаживать ласковый мех и даже примерять. Сидела шубка и на мне и на Светлане превосходно! Мы стали крутиться перед небольшим зеркалом на двери, а я даже вышла в коридор. Продефилировала по узкому коридору, подражая манекенщицам – животом вперед, походка от бедра, нос в потолок:

- Как смотрюсь издали?

- Да, вот это покупка! – вздохнула Светлана, - Дорогая?

- А то! – отвечала Алина, - На ней все мои запасы и закончились. Но я и не жалею, – она сняла с меня шубку, стала укладывать ее в пакет.

- Ну вот, как говорится, поели – теперь можно и поспать! Увидимся, - с этими словами Нина отправилась к себе в купе.

Мы повздыхали по чужой обновке и разговор, как обычно бывает в дороге, стал более откровенным. Светлана прилегла на нижнюю полку, подоткнула под спину одеяло, устраиваясь поудобнее. Ее история неожиданно заставила меня совсем по-иному взглянуть и на свою судьбу.

Светлана

Светлана росла в большом городе с шумными проспектами. Широкая аллея Победы спускалась от главной площади к самой Волге, а центральная улица с монументальными домами, возведенными после войны, протянулась вдоль реки на добрую сотню километров.

Как все сверстницы, девочка училась в школе, бегала в спортивный зал и плавательный бассейн, бывала в кино и музыкальном театре. До поры до времени все складывалось удачно, но безмятежная жизнь закончилась, когда пришла пора выбирать свой дальнейший путь.

С малых лет Светлана мечтала стать врачом. Детская игра в «доктора», казалось, предопределила все ее будущее – после школы девушка подала документы в медицинский институт. Забыв о подружках, упорно готовилась к экзаменам. Сдав на отлично биологию, засела за химию, которую тоже знала неплохо.

Билет на экзамене попался трудный, но она отвечала на твердую четверку! А вот экзаменатор посчитал иначе, стал задавать каверзные вопросы, совсем запутал и, в конце концов, поставил «неуд»…

Обиженная на весь белый свет, Светлана медленно спускалась по институтской лестнице к выходу. Возле дверей стояли несколько таких же неудачников. От них девушка узнала о наборе молодых кадров на Сахалин и, не раздумывая ни секунды, поставила свою подпись под договором, который услужливо подсунул улыбчивый комсомольский агитатор, давно научившийся подчинять своей воле других.

Сахалин! У каждого, кто собрался туда были на то свои причины. Одного двигала жажда трудового подвига, другого звала романтика, третий ехал на заработки. Светлане, бежавшей от своих невзгод, было все равно – Сибирь или Дальний Восток, БАМ или сахалинский рыбзавод – лишь бы куда подальше. Планы на будущее рухнули? Тогда пусть будет еще хуже, и вы все будете знать как мне плохо. Вот уж поплачете!

… Мать на самом деле плакала всю неделю.

Когда жизнь в первый раз преподала Светлане жестокий урок, в ее душе что-то надломилось. Со всем своим юношеским упрямством сгоряча решив «чем хуже – тем лучше», она уже не отступилась. Подобный принцип, поверьте, довольно часто встречается в жизни.

Отец Светланы, дошедший от простого токаря до партийного деятеля средней руки, казня себя за то, что послушал дочку и не вмешался в ее судьбу, упрашивал неразумное чадушко:

- Доченька, не делай глупостей, в следующем году обязательно поступишь. Поговорю с нужными людьми, замолвлю, где надо словечко и все будет хорошо! – но свое решение она не изменила.

В те годы, годы комсомольских строек и целинных земель, Дальний Восток, куда подалась Светлана, тоже считался «комсомольско-молодежным». Многие из ее попутчиков уезжая, думали, что это ненадолго, только на время путины, в крайнем случае, на год, в самом крайнем – на два, но жизнь рассудила по-своему. Некоторые остались там навсегда.

Время в поезде под перестук колес и песен под гитару пролетело незаметно, а знакомства были интересными. За окнами вагона, как в детском калейдоскопе, большие города сменялись маленькими полустанками, проплывали поля и леса, потом пошла дремучая тайга – вся необъятная страна промелькнула перед Светланой за эту неделю.

Но на новом месте воодушевление и энтузиазм, подогретые посулами и сказочными обещаниями агитаторов, слегка поутихли. Ее попутчики, говоря по-правде, не имеющие никаких специальностей, были очень удивлены предстоящей работой и ее условиями – совсем не такое ожидали они увидеть на этом «комсомольско-молодежном» заводе.

- Это что за сарай? – растерянно оглядывала Светлана барак на берегу моря, в котором предстояло жить. А рядом, на каменистой пристани в устье реки возвышались два цеха – огромные несуразные сооружения, похожие на ангары. Сюда с кораблей сгружали улов, который тут же обрабатывали и фасовали.

На следующий день Светлане выдали резиновые сапоги, тяжелый нож и поставили у разделочного стола. Знания были не нужны: становись и пластай рыбу – физически труд был не слишком тяжёл, а вот морально... Всю смену стоишь, скребёшь или разделываешь на части эти рыбные туши!

В первый же день девушка пожалела о том, что не послушалась отца, – со всех сторон вода, под ногами рыбьи кишки, рядом такие же, как ты «зомби» скребут и режут, режут и скребут…

Сначала думала – от всего этого у нее «поедет крыша», ночью ревела в подушку в неуютном бараке, собираясь уехать завтра же. Но завтра пришлось идти в вечернюю смену, ведь сейнеры с уловом приходили в любое время дня и ночи.

Так потянулись нескончаемые дни, и в этом неуютном краю они были невыносимы, а барак-развалюха с двухэтажными кроватями, да огромные стаи чаек над головой остались в памяти навсегда.

Развлечения были довольно нехитрые, догадаться о них легко – ведь едут вовсе не паиньки и не маменькины детки. У многих моряков была мечта зайти сюда хоть разочек, пусть всего на сутки – байки о компанейских сахалинских девчатах гуляла по всему тихоокеанскому побережью. Конечно, эти россказни были сильно преувеличены, но даже городу невест Иваново было далеко до этих мест по концентрации любви и страсти.

Светлане приглянулся местный темноглазый весельчак – бригадир Володя. Коренастый, с широкими скулами и узкими глазами сын русского рыбака и красавицы-якутки не расставался с гитарой и был всеобщим любимцем. По вечерам, когда молодежь собиралась на посиделки в просторной столовой, рядом с ним не было свободного места – легкость к жизни и обаяние покоряли многих.

В первый месяц, после смены Светлана валилась на постель и лежала, не шевелясь – не двигались ни руки, ни ноги. Потом привыкла, чуть повеселела. Заметив участливые взгляды молодого бригадира, улыбнулась в ответ.

- Ничего, Светочка, привыкнешь, все привыкают! – успокоил он и пригласил прогуляться к морю:

- Ты должна увидеть наши красоты!

У моря было свежо. Стаи вездесущих чаек кружили над ними, а от горизонта к берегу бойко спешил рыбацкий сейнер. Они бродили у самой воды, потом устроились в небольшой ложбине между сопок.

- Я сделаю тебя счастливой, – шептал Владимир, обнимая Светлану. Она поверила – и долго потом верила. Верила, когда он ставил ее только в дневную смену, когда выписывал явно не заслуженную премию – ведь это тоже было счастьем там, на холодном сахалинском берегу. Вскоре они стали жить вместе.

Володина работа была довольно сложной, но он был толковым бригадиром – высчитывал ли трудодни, находил ли брак в работе – все получалось легко и споро:

– Не стоим, не стоим, смена началась! – то и дело слышался его басок.

Качество продукции выходящей из цеха было отменным, но главное – бригадир всегда верно подводил итог рабочего дня, записывая выработку каждого в потрепанный блокнот.

Своего «роста» Светлана здесь не видела – какая карьера может быть у приехавшей на сезон девчонки? Тогда пусть растет Володя, ведь каждый человек, добившись одной ступени должен стремиться к следующей. Но тот в большие начальники не рвался:

- Да брось ты, Светка, кроме тебя мне ничего не надо. Я не карьерист, на жизнь-то хватает!

В быту тоже был непритязателен – не придавал большого значения облупившейся краске на стене или треснувшему в окне стеклу. Светлана, поселившись в его квартирке, первое время не обращала на это внимания, потом долго пыталась объяснить, что жилье надо бы содержать в порядке.

Но натолкнувшись на его равнодушие, разочаровалась и опустила руки.

…Ну как объяснить слепому ощущение зеленого?

…Говорят, жизнь человеческая измеряется не годами, а тем, что за эти годы произошло. Иной и в семьдесят лет совершенно не разбирается в людях, другой в двадцать уже умудрен жизненным опытом.

Однажды, рано повзрослевшая Светлана, вдруг ужаснулась: «Неужели придется жить в этом краю всегда? И здесь будут расти мои дети? А как же родной город, где столько солнца и тепла?» – от этой мысли стало неуютно.

Володино обаяние притягивало, но присмотревшись, Светлана поняла – не такой муж, а тем более отец будущих детей ей нужен.

- Зачем было его перевоспитывать, ведь он этого совсем не хотел! – пожала она плечам. Потом рассказала такую историю.

- У подруги Любочки был ухажер – курсант военного училища, будущий летчик. Про них еще говорят: душа ищет вдохновения, а, извиняюсь, задница, находит приключения. Парень был довольно задиристый и однажды появился на ее пороге весь в крови – она капала из разбитой губы на воротник гимнастерки, пачкала руки. С кем и почему он подрался в тот раз – суть не в этом. Любочкина мама ахнула:

- Где это тебя так угораздило? – стала заливать йодом разбитую губу, потом отмывала кровь, а дочка отвернулась и произнесла:

- Зачем мне кавалер с вечными приключениями? Я собираюсь жить спокойно!

Светлане тоже хотелось иметь рядом надежного, образованного человека с умелыми руками и умной головой, дальновидного и предсказуемого, спокойного и верного. Володя, хотя и очень нравился, но таким не был – здесь в ее окружении, среди, уж простите, работяг-недоучек, подобных не было вообще. Значит надо искать человека в другом месте и с иным отношением к жизни. Любовь, конечно, была желательна, но вовсе не обязательна – решила она, теперь точно зная, какого мужа ищет.

…Моя мама всегда так и говорила: «Человек сам хозяин своей судьбы!» - эта женщина лепила судьбу собственными руками.

«Вот Светка молодец, умница-то какая! А я до семнадцати лет все в куколки играла, не думала – не искала, не присматривалась к окружающим кавалерам, не ведала простой истины о том, что выбирает женщина. Мама, ты мне не подсказала или я не услышала?»

Три года Светлана простояла у разделочного стола. Постоянно гудела спина, болели руки и ноги, рыбья чешуя затвердевала на куртке и даже в карманах. От однообразной работы приходило отупение. Не радовал даже приличный заработок. Тратить денежки было, собственно и негде – она копеечка к копеечке складывала их – на сберкнижке собиралась приличная сумма.

Контракт был подписан на год, но предложили более выгодные условия, и она осталась еще на два. Только через три года, ранней весной, Светлана вернулась в родной город.

…Рыбу с тех пор есть она не могла…

А я вспомнила совсем другие годы, когда моей фирме довелось торговать той сахалинской рыбкой. Получив очередной вагон с консервами, привезла домой несколько (чего уж там!) ящиков. Детки сначала накинулись на нее и, забыв про щи, уплетали, расхваливая на все лады. Через неделю аппетит поубавился, через две они перестали есть сайру вообще, и кормили ею кота, который с превеликим удовольствием обжирался до отвала.

Кота давно нет и в помине, упомянутая «консерва» дома тоже, наконец, закончилась, но до сих пор никто из нас не может даже видеть эту «сайру в масле»…

Домой Светлана вернулась не той наивной девчонкой, что несколько лет назад умчалась с вокзала, а повидавшей жизнь молодой женщиной с конкретными планами на будущее. Особой уверенности придавала солидная Сахалинская сберкнижка – такой, пожалуй, не было ни у кого из ровесников.

Родные края встретили весенним теплом – зеленели скверы, на клумбах пламенели первые тюльпаны, под окнами звенел Первомай:

- «Май течет рекой нарядной

По широкой мостовой» - влетал с улицы в открытые окна знакомый марш. Светлана со школьной подругой Любочкой наблюдали с балкона за нарядной демонстрацией: всюду транспаранты «Мир-Труд-Май», красные флаги, разноцветные детские шарики – замечательно!

«Как можно было променять этот город на холодный Сахалин?» - подумала Светлана, а Любочка предложила:

- Давай позовем ребят, отметим праздник?

- Конечно!

- Кстати, на днях вернулся из армии Юра. Помнишь, он ухаживал за тобой?

Да, Юра был приметным парнем, и Светлане захотелось увидеть, каков он теперь. Любочка принялась обзванивать школьных друзей – через час в квартире Светланы собралась небольшая компания. Ребята принесли пару бутылок вина, а она могла себе позволить накрыть хороший стол.

Пришел и Юрий. Увидев Светлану, заулыбался:

- А ну-ка иди, посмотрю на тебя! – дружески обнял и добавил: - Какая красавица стала – прямо девица на выданье! Надолго приехала?

- Навсегда, – и немного смутившись, спросила:

- А ты? Как поживаешь, чем занимаешься?

- Ищу смысл этой жизни, – Юрий улыбнулся, и закончил уже серьезно, - вообще-то подал документы в инженерно-строительный институт.

- Надо же! Любочка тоже туда собралась! – удивилась Светлана.

- А ты куда будешь поступать?

- Пока не решила, надо осмотреться, – об этом она действительно пока не задумывалась.

Из всей компании в институт поступили только Юра и Любочка.

Юра полностью оправдал ее ожидания – как и раньше, был обходителен, смотрел в глаза внимательно и пытливо. В нем удивительным образом сходилось все то, что хотела увидеть в будущем муже Светлана. Обнаружились и новые качества: он хорошо ладил с людьми, оказался сообразительным и хватким. Но главное – продолжал ухаживать и, наконец, сделал предложение.

- Понимаешь, в те годы меня постоянно преследовало чувство законченной неудачницы, - объяснила Светлана, - с появлением Юрия все ушло в прошлое. Однажды я уже сделала непростительную глупость, уехав на Сахалин, хватит!

Все складывалось как нельзя лучше – теперь она сделала хороший выбор. Был доволен и Юрий, получив вместе с молодой женой тестя с надежными связями.

Свадьбу справляли в ресторане «Интурист», куда обычному человеку попасть было сложно, но тесть расстарался.

Роскошь залов, звон хрустальных бокалов и тусклый блеск столового серебра впечатляли. Закусок, шампанского и напитков покрепче было вдоволь. Важные гости преподносили солидные подарки, а друзья-студенты вскладчину вручили чайный сервиз с пожеланиями счастья и криками «горько».

После свадьбы отец Светланы, решив, что дети должны жить самостоятельно, помог дочери купить на сахалинские накопления однокомнатную кооперативную квартирку. На этом сбережения Светланы закончились и ей, пока Юрий учился, пришлось опять трудиться.

- Светочка, подожди немного, - просил молодой муж, – вот стану на ноги, ты у меня совсем не будешь работать! – и эта замечательная мысль прочно засела в ее голове.

- Потом родилась Евочка, года через три Яна. Юрий окончил институт, а мне так и не пришлось учиться, - продолжила она свой рассказ.

- Почему?

- Да что ты! Сначала растила девочек, а потом уж поздно было.

«Ой, ли, так ли»? – не поверила я…

Валерия

Станция Николина. Молдавские таможенники, едва заглянув в наши паспорта, вышли из вагона. Остановка была долгой и радушные селяне, заполнившие узкий перрон, наперебой предлагали пассажирам румяные яблоки, спелые помидоры и виноград – ведрами.

Вагон пропах щедрыми дарами лета, мы с удовольствием щипали крупные виноградины, рассматривали чистенький вокзал и киоски со всякой всячиной. Наконец прицепили сменный тепловоз, и под громкий гудок перрон опять поплыл назад вместе с дородными молдаванками и их фруктами-ягодами.

- Давай уберем виноград, от него уже оскомина, - накрыла я тарелку салфеткой.

Потом долго смотрела в вагонное окно, вспоминала себя, балованную маменькину дочку, институт и первое замужество, работу в школе – не как у Светланы – в холодном рыбном цеху, а в теплом классе, который почему-то тоже невзлюбила. И опять поневоле сравнивала наши судьбы…

В небольшом южном городке, во дворе двухэтажного собственного дома весной буйствовала сирень, а деревца вишни и алычи занимали даже широкие газоны. Никогда не задумываясь о том, люблю ли свой город, я просто жила в нем, не имея представления ни о чем плохом, происходящем в этом мире. Отец в военные годы был морским летчиком-истребителем, все величие его подвига смогла оценить много позже, когда повзрослела. Но сейчас не об этом.

Мама работала главным инженером большой трикотажной фабрики «Восход». Интеллигентная и добрая, баловала, как могла – у меня всегда было все самое лучшее. Серый джерсовый костюмчик или нежно-голубое ажурное вязаное платье, только появившееся на городской базе, а нему туфли-лодочки на шпильке. К тому же она хорошо шила, постоянно радуя обновками – истрепанная «Бурда», единственный журнал мод тех лет, всегда лежал под рукой. Бабушка говорила: «У женщины должна быть хорошая обувь и ридикюль», – и все это у меня было. Но несмотря ни на что, я росла скромной и послушной девочкой.

После школы у нас со Светланой по-разному решился один из главных вопросов. Я поступила в институт, на физико-математический факультет, причем с помощью мамы, которая нанимала репетиторов, и, чего уж там греха таить, каким-то образом находила пути содействия на вступительных экзаменах.

Не берусь судить родителей Светланы, которые пустили этот важный вопрос на самотек, поверив самоуверенным заверениям дочери - отличницы. Поэтому ее фамилии не оказалось в «секретных записках» экзаменатора, и он спокойно влепил «неуд».

В тот день, когда мы обе с замиранием сердца стояли перед списками студентов, я себя в нем увидела, а Светлана – нет.

Ярко светило летнее солнце, весело суетились на ветке воробьи, спешили по делам прохожие, куда-то мчались авто – тогда все это было для меня. Для нее мир замер и окрасился в темный цвет.

…День клонился к вечеру, когда в открытую дверь купе заглянула Полина – черноглазая девчушка лет семнадцати, подсевшая в вагон в Кировограде.

- Еду учится в Луганск, в университет, - поделилась она своей радостью.

- Молодец какая! – похвалила я, а Светлана спросила:

- Трудно было поступать?

- Конечно! Конкурс на филологический факультет – семь человек на место, столько надо прочитать!

- А почему в Луганск? – удивилась Светлана, - поближе нет?

Полина немного смутилась:

- Там у меня тетя – преподает английскую литературу в «универе» – она и готовила к экзаменам.

- Тетя в «универе» – это то, что надо, - улыбнулась я, - сама так поступала.

Видимо желая произвести впечатление, Полина достала из сумки толстую книжку в потрепанном переплете. Было ясно – листали ее несколько лет подряд. На обложке просматривались тусклые золоченые буквы: «Джейн Эйр».

Читала этот роман и я – до сих пор помню бесконечные унижения, обиды и страдания главной героини. Словом, печальную историю о не очень веселых приключениях и несчастной любви.

- Полина, ты читаешь это?

- Читаю, – вздохнула девочка, поправляя темные косы, – бабушка велела для общего развития!

- Какая мрачная книжка! Что из нее можно почерпнуть для себя?

- Да, - обрадовалась та, с явным облегчением засовывая том в дорожную сумку, - достали эти беды и несчастья! «Что сказал покойник» Хмелевской намного интереснее!- и я согласилась.

Мы еще немного поболтали с Полиной, и девочка ушла к себе.

Когда-то в юности, начитавшись подобных книг, стала стремиться к совершенствованию своего характера и я. Подражала героиням романов, у которых покорность была одним из главных качеств, мечтала о верной любви и заботливом муже. В семнадцать лет огорчалась, думая, что засиделась «в девках», но через год влюбилась в парня из моей институтской группы, казалось обаятельного и заботливого. Влюбилась, даже не собираясь покопаться в его характере, а зря. Да посмотри ты повнимательней, посоветуйся с мамой – глядишь, все сложится иначе! Но по своей юношеской самоуверенности считала это глубоко личным делом, и в результате получила в мужья совсем не такого человека, о каком мечтала.

Его придирчивость и зловредность до поры до времени были спрятаны под приветливым обаянием. Он не оставлял меня ни на час, был настойчив и я уступила.

…Однажды в вечернем троллейбусе, полном пассажиров, вдруг подумалось: «А ведь каждый из них ночью занимается «этим»! Когда же такое таинство произойдет со мной?» И «таинство» произошло, но совсем не так, как хотелось. Хотелось – в красивой комнате, на душистом постельном белье – чтобы обязательно белое и все в кружевах – запах роз станет кружить голову и в свете ночника его лицо будет волшебным и родным.

На самом деле, в том небольшом домишке белых кружев не оказалось и в помине, голова не кружилась, только в незанавешенное окно светил луч наглой луны. Его неумелые руки под сползавшим одеялом, моя отчаянная покорность – в том неуклюжем действе ничего кроме бесконечной боли я, семнадцатилетняя девчонка, не ощутила. Но вот все свершилось – как-то очень быстро свершилось… Все? И это все? Слезы разочарования забились где-то у горла, не давая дышать, закапали из глаз редко и горячо.

Потом в соседнем дворе хлопнула дверь, лениво гавкнула собака. Застыв, я смотрела на любимого в ожидании ласковых слов, а он встал, презрительно смерил глазами мятую постель, насмешливо бросил:

- Все, больше мне от тебя ничего не надо! – и добавил: - Можешь взять наше приглашение в «Салон для новобрачных», купи там себе что-нибудь…

Тишина наступила такая, что было слышно, как колотится сердце. Обиды не было – смысл слов еще не дошел до моего сознания – он понял первым, что сотворил – упал на колени:

- Прости, сам не знаю, что говорю! Прости, люблю тебя! Беру свои слова обратно – прости-прости… – вздернув левую бровь я смотрела оценивающе, будто увидела его впервые, потом молча натянула юбку, взяла сумочку, пошла к двери…

…Шел 1969 год…

Первый любовный опыт принес разочарование и обиду. Я слушала его насмешливые слова и понимала что взрослею – именно сейчас по-настоящему взрослею. В тот вечер для меня обрушился весь мир, потухло солнце и сердце заледенело. Страшные слова «больше мне от тебя ничего не надо» звенели в ушах снова и снова. Видно мама была права, настойчиво предостерегая – мужчинам доверять нельзя. Теперь я узнала это на собственном опыте. Узнала и сгоряча решила никогда не выходить замуж, но мама в сердцах заявила:

- Согрешила? Теперь терпи от него все – свадьба должна состояться!

И я вышла замуж.

С первых же дней супружества, за полным, как могло показаться со стороны, благополучием, скрывались обиды и унижения. В нашем доме не было вранья и ехидства, оскорблений и скандалов. Семья, в которую я попала, жила иначе – с какими-то недомолвками, бесконечными тайнами и непонятными обидами. Муж изменился тут же – куда делись его обаяние, веселый смех, внимательный взгляд? Доброжелательности как не бывало: пытаясь на что-то пожаловаться, часто слышала в ответ: «Сама виновата!». Да еще и свекор, солидный полковник, убеждал, что живем мы богато, все у нас есть, а мое желание видеть мужа дома вовремя – причуды капризной барышни. Со временем пришлось столкнуться с предательством, ложью и жестокостью.

Наверное, если бы я, балованная «маменькина дочка» не попала в такую «мясорубку», то ничего путного из меня не вышло. Но, как говорится, через тернии – к звездам! Хотя тогда страдала неимоверно. Иногда ночами думалось – неужели это все, и ничего другого не будет? Ничего и никого? Вот такая пустая жизнь: дом – работа – дом? Тогда еще не знала, что и работу можно любить, и домой бежать в нетерпении. Приготовить обед и убрать в квартире можно быстро и легко, особенно если вечером ждешь любимого человека.

Прозрение наступило через много лет, когда стало понятно – не стоило примерять на себя сердечные драмы и душевные страдания книжных дамочек. Их бесконечное терпение и безропотное подчинение злу не всегда уместны. Короче, «не мечите бисер перед свиньями»…

…А ведь в школе учили: «Человек рожден для счастья как птица для полета» – учили, да видно не сумели довести до моего сознания …

Город, в который муж привез после окончания института, я сразу невзлюбила. С его пыльным, знойным, закованным в раскаленный асфальт летом, с улицами, почти без деревьев – просто какой-то пародией на наши зеленые бульвары и скверы! Не по душе пришлись студеные бесснежные зимы, и режущее слух местное словечко «ехай». Словом, все вгоняло в тоску.

Виноват, конечно, был не город, а скандалы, которые начались с самого первого дня семейной жизни. Оба были молодыми и заносчивыми, каждый со своими амбициям и обостренными чувствами, ещё без той мудрости, терпения и рассудительности, приходящими с годами.

Муж, начинающий комсомольский работник поглощенный своим делом, семью представлял продолжением жизни с заботливой мамой – этаким уютным сочетанием чистых рубашек, вкусных котлет и вечернего лежания перед телевизором. И хотя того же самого ждала и сама, все семейные дела свалились на меня одну – молодежный «вожак» никак не желал принимать участия в каждодневных заботах.

Мне же, двадцатилетней девчонке, было невыносимо сидеть дома с маленьким ребенком, хотелось тоже быть в гуще событий, участвовать в слетах-конференциях для городской молодежи. А потом «подводить итоги» в соседнем ресторанчике вместе с веселыми друзьями-соратниками. Но мои «массовые мероприятия» проходили на кухне у бутылочек с детским кефирчиком, а «итоги» подводились в тесной ванной с кучей грязных пеленок. Дочурка была чудесная – белокурый голубоглазый ангелочек, ее очень любила, но все же…

Через три года, когда Ирочка немного подросла, я пошла на работу в школу. И эту школу ненавидела тоже – идешь, а ноги не идут – ну не идут, и все тут! На таких негнущихся ногах входила в класс, где стоял неистребимых запах детского пота, пыли, и еще чего-то специфического – такого запаха нет больше нигде. От него непроизвольно кривились губы и портилось настроение.

Малолетние школяры мигом просекли неопытность новоиспеченной «училки» став совершенно неуправляемыми. Сорок пять минут были для меня как на фронте – чуть зазеваешься и урок сорван! Наплевав на россказни про квадратные уравнения с заумными иксами-игреками, пятиклашки в полном смысле этого слова «стояли на ушах». Умение управлять классом одним взглядом, заинтересовать теми же уравнениями, слышать только сопение да скрип перьев на контрольной работе пришло много позже. Тогда же в мой пятый «А» не хотелось входить…

Как вам понравятся парты, поставленные в углу класса друг на друга почти до потолка, и детишки внутри этой "баррикады"? Но это еще мелочи, описывать их подвиги можно бесконечно долго. Все это показано в знаменитом журнале «Ералаш». Когда победитель мотогонок снимает шлем, из-под него рассыпается волна светлых волос. На вопрос удивленного корреспондента:

- Страшно не было? – молодая девушка с улыбкой отвечает:

- Раньше я была школьной учительницей, теперь мне уже ничего не страшно!

Видно поэтому из среды учителей во времена перестройки получались хорошие предприниматели – школьная закалка помогала.

Муж беспричинно ревновал к каждому фонарному столбу и диктовал свои правила во всем, причем не ради общего блага, а только потому, что так сказал он. Мои желания встречались в штыки, я неимоверно уставала от споров и бесконечных скандалов на пустом месте. И уж точно знала – такого обращения не заслуживала!

Никогда не забуду, как он говорил:

- Хочешь, что бы всегда с тобой соглашался? А иначе что, как кошка пойдешь к тому, кто погладит? – и я застывала, недоумевая. Конечно, хотелось, чтобы гладил, не говорил гадостей, не устраивал скандалы! Любил и не боялся показать это, обожал и сдувал пылинки. И я ведь говорила об этом, но слышал ли он? К тому же, будучи заядлым картежником, он мог запросто исчезнуть на весь день расписывать «пульку», да что там на день – даже на ночь, а проигранные суммы, бывало, вычитались из семейного бюджета.

После очередного, рвущего душу скандала, хватала Ирочку и уезжала к маме, в южный городок, с твердым решением больше не возвращаться. Мама жила все в том же доме и уже была директором своей трикотажной фабрики.

Через неделю-другую боль обиды немного проходила, я прозревала и видела непролазную грязь на дорогах, бесконечную наивность, а вернее глупость соседей. Словом, беспросветную провинциальную скуку, которую не могло заменить ни мамино директорство – со всеми вытекающими отсюда благами, ни присутствие школьных подруг. Поневоле зрела мысль: здешние жители счастливы, не подозревая, в какой убогости пребывают. Я так жить не хочу и не буду! Значит, придется терпеть постоянные нервотрепки, и ради ребенка все выдержать. Тут приезжал муж, просил прощения, звал назад, говорил, что все изменится, и я возвращалась.

Возвращалась в надежде, что действительно станем жить по-другому, он станет хотя бы иногда ходить в магазин и гулять с дочкой. Но очень скоро все опять возвращалось на «круги своя».

…Мне бы приспособиться – так живут многие – а я все воспитывала требовательность к себе и всем вокруг меня. А может просто жила в придуманном мире, не хотела видеть и принимать истину?

Кто-то назовет меня расчетливой, кто-то пожалеет, но у меня была единственная цель – мои дети должны жить лучше.

…Из меня могла получиться замечательная жена – заботливая, любящая, верный друг и умный товарищ – почти ангел для мужа, но он этого не понял. Знаю, что любил, но как-то не так, не по-человечески – добрых слов не говорил, в красивые одежды не наряжал, не дарил колечки за рождение дочери и сына. Ревновал да скандалил, незаслуженно обижал да злился, видя мои обновки. Разве так можно сохранить любовь?

Брак длился тринадцать лет – обиды копились и копились, пока не стало ясно – так больше жить нельзя. Судьба не давала выбора – я подала на развод. Подала, когда пошел четвертый годик сыну.

Муж сначала не поверил:

- Да куда ты денешься с двумя-то детьми! Представляешь, какая нищета ждет вас впереди? – орал он в бешенстве, будучи уверенным в том, что говорил. И все кричал, и лицо его было так искажено злобой, что казалось – вот-вот случится «родимчик».

- Ошибаешься! У меня есть дети, больше мне, как ты сказал когда-то, от тебя «ни-че-го не на-до», - с расстановкой бросила ему в лицо ту страшную фразу, которая навсегда врезалась в память.

Он обиделся до глубины души, плюнул на все и свалил на свободу, то бишь на Север, оставив небольшую квартирку, к которой прилагалась пара кроватей, старый продавленный диван, черно-белый телевизор «Рекорд» и в придачу (что самое главное!) двое малолетних детей. А мне было глубоко плевать на его обиды – ведь надо ставить на ноги подрастающих ребятишек. Они были еще совсем неумелые крохи – впрочем, как и все дети. Ждать когда дочь почистит эту несчастную картошку к ужину или сын соберется в магазин за хлебом просто физически не могла. Набраться бы терпения или быть чуть поленивее, ан нет – бросалась делать сама. Прогоняла Иру с кухни, или, набросив плащик на домашний халат, неслась в булочную.

И с каждым днем становилась все уверенней в себе – такое бывает, когда рядом с женщиной нет надежного человека.

… Из мужа со временем получился успешный бизнесмен, но для семейной жизни он тогда, увы, не годился.

Как прекрасен мир я поняла на другой же день после развода. Ощутила непередаваемую легкость, как будто камень сняла с шеи и, несмотря на все мрачные посулы теперь уже бывшего мужа, представьте себе, выжила! Выжила и вырастила хороших детей, уже и внуки растут.

…Только иногда казалось – все опять повторится, я снова буду маленькой девочкой, обязательно запишусь в танцевальный кружок, а свои юношеские стихи стану печатать везде, где только возьмут. Учиться поеду в Москву – пусть в самый захудалый вуз, но только в Москву!

И никогда не выйду замуж очертя голову, а как Светка, буду искать того единственного, какой видится в мечтах.

Двух детей и написанной книги для подведения жизненных итогов будет маловато, и я сниму потрясающий фильм, где может быть, даже сыграю главную роль. Обо мне станут мечтать многие мужчины, а самый-самый лучший из них станет моим. И это будет в новой жизни, в которой буду жить уже набело. А пока пусть все идет, как идет – казалось мне – вот поживу немного, а потом, где-то там, в будущем встречу его, и выпадет мне счастье!

Эх, молодость-глупость! Ведь верила – еще чуть-чуть и настанет прекрасное завтра. Но прошли годы, и оказалось – какими бы они ни были в прошлом – это были твои лучшие годы.

…Только и поныне никак не живется мне днем сегодняшним – то ворохнется былое, то поманит, соблазняя, будущее…

Так думала я, глядя на низкие облака, тянувшиеся за поездом, много чего думала, да не все рассказывала .

Не поведала и о том, что после развода перестала верить мужчинам, боясь подпустить близко к своей душе кого бы то ни было. С годами обида на мужа прошла, мы оба достигли определенных успехов, а встречи стали куда спокойнее. Вот и сегодня он приехал из своего далекого северного города, и мы должны были увидеться.

На дворе стояла ранняя весна. Нет, скорее поздняя зима – с неба сеял мелкий дождь со снегом, под ногами текло и хлюпало.

- «Да где он до сих пор шастает, скажите мне?» – с такими мыслями бежала на работу в райком и со всего маху налетела на этого самого мужа. Он нес букет роз и вел за руку нашего маленького Ромку – приезжая раз в год, пару дней вплотную занимался детьми – врать не буду.

Ребенок улыбался, в его зеленых глазищах мелькали веселые искорки, и как всегда при виде сына мое настроение поднялось, мелкий дождь – то дождь, то снег – сразу засеребрился, зазвенел легко и радостно.

– А ты все хорошеешь, – окинул с ног до головы раздевающим взглядом бывший – я даже поежилась – толи от смущения, толи от удовольствия. Но он как-то быстро смирился, что с годами я становлюсь только лучше и мы вошли в здание, где было светло и тихо.

Здесь не стояли в коридорах искатели правды, не звонили беспрерывно телефоны – покой работников был гарантирован самим социалистическим строем. Жалобщики и прочие недовольные оседали в профкомах и парткомах заводов и фабрик. Секретари этих «ячеек», нахватавшись руководящих манер, с легкостью затыкали рты даже самым рьяным. Интеллигенции же – инженерам или врачам, жаловаться вообще было не к лицу.

В моем кабинете на первом этаже было уютно и тепло. За соседним столом сидела рыжая веселая Лидочка, генеральская жена – коллега и подруга. Увидев нашу компанию, сделала большие глаза, многозначительно поздоровалась. И была в этом и женская солидарность и понимание того, что дома у меня есть еще один муж – молодой и красивый. А букет уж больно хорош, ребенок боек, и ситуация эта ей очень-очень нравится. Знай наших – разошлись лет пять назад, а цветочки при встрече все еще присутствуют! И я, понимая, что до сих пор имею над «бывшим» власть, озорно улыбнулась ей в ответ.

Пристроив на вешалке пальто, села за стол. Ромка тут же принялся запускать подаренную отцом машинку, розы, источая аромат, лежали поверх каких-то бумаг, а мы вели неторопливый разговор:

- Ты как, все еще один? У вас там, наверное, очень холодно?– допытывалась я, а в ответ слышала:

- Каким смышленым мальчиком растет сынок! Куда собирается поступать после школы дочка? - словом, говорили ни о чем – и говорили обо всем. У нас было двое детей и семнадцатилетнее общее студенческо-комсомольское прошлое.

Муж просто не имел права не стать тем, кем стал, имея такую выучку и опыт комсомольской работы. Он был и в своем северном городе на высоте, прилично одет, а что смущен, так то совсем немного. Растерянность быстро прошла, и он опять смотрел слегка свысока, в меру нагло и давал это понять мне и Лидочке – мол, я-то председатель горисполкома, не то, что вы – мелкие инструкторишки – так и читалось в его синих надменных глазах. Впрочем, в них всегда таилась какая-нибудь каверза…

Мы с Лидочкой это хорошо понимали и только переглядывались. Я и не думала противиться, воспринимая его превосходство как должное, но кому-то свыше в этом «натюрморте» что-то не понравилось, и он решил подправить расстановку сил. В окне, в серой пелене дождя, возникли три красных тюльпана, а над ними радостная улыбка моего второго мужа – Сашки. Тот весело помахал рукой и исчез из виду с тем, чтобы тут же появиться в дверях. Мокрый с ног до головы, он был довольно хорош собой – высокий, светловолосый, а главное юный – лет на десять моложе меня, а значит и «первого», который при виде этой сцены слегка «прибалдел» и кажется, не понимал как вести себя дальше.

Не знал, как быть и Сашка – он продолжал улыбаться, обозревая пышный букет роз на моем столе, сравнивал его с тем, что был в его руках, и сравнение было явно не в его пользу. Пауза затягивалась…

Однако Сашке удалось «вынырнуть» из неё первым, «сохранив лицо»:

- Дорогая, жду тебя дома, – быстро проникшись ситуацией, слегка грассируя, промурлыкал он – он вообще к жизни относился легко – и вышел, закрыв за собой дверь.

…Да не был Сашка лучше, просто одной трудно было растить детей, от сумок с продуктами отрывались руки, а по вечерам накатывала такая тоска – хоть волком вой – эх, молодость, молодость! Он был настойчив, и когда я, наконец, уступила, восторженно сказал:

- Теперь мы поженимся, да-да, обязательно поженимся!..

Сашка мне нравился. Нет, я его не любила – любовь, это совсем другое – он просто был удобен рядом, о чем впрочем, хорошо знал.

Выскочив в коридор, мы с Лидочкой от души повеселились над этой пикантной ситуацией, потом быстро «сделали лицо» и вернулись в кабинет, где сын с отцом уже собирались уходить – в кино или в гости – у них сегодня было много дел. Непогода на улице развеялась, засветило солнышко, день заканчивался чудесно.

Мы с подружкой еще долго обсуждали произошедшее, хихикая и изображая всё в лицах, но так и не поняли, что же было круче – нагловатая зрелая самоуверенность, впрочем, имеющая под собой почву, или телячий восторг молодости?

А букеты были хороши оба…

Тем временем поезд остановился на станции Унгены.

Здесь задержимся на два часа – под составом меняют колеса. Светлана попыталась выйти из вагона – ей очень хотелось посмотреть, как это делается, но пьяненький сосед из первого купе предупредил:

- А виза ихняя есть? Хочешь платить штраф – иди! – и она попятилась обратно.

Состав уже расцепили на отдельные вагоны, и шумный подъемник стал по одному поднимать их вместе с пассажирами вверх. Затрещали - заскрипели стены, забренчали какие-то железки, по коридору пробежал рабочий. Другой пролез вниз, пару раз стукнул по колесной тяге молотком, по-русски помянул чью-то матерь, собрал выпавшие вагонные «шпильки». Вновь загромыхал подъемник, опуская вагон…

Ах да, про колеса-то и забыли! Подняли опять, повыше, потом за окном проехал огромный мостовой подъемный кран, заработала лебедка, задвигая другие пары колес. Делов-то! Поехали…

Мы отправились из тамбура в свое купе. В коридоре радушный сосед загородил дорогу:

- Заходите на огонек!

Но, увидев на его столике остатки пиршества и грязные стаканы, мы решили не искушать судьбу:

- Нет-нет, спасибо! Мы – спать!

Новые колеса несли вагон мягче, и казалось бережнее. Под их равномерный стук я и правда незаметно задремала и увидела сон.

…Вот мне тридцать лет, уже есть двое деток да муж – комсомольский вожак, от которого толку в доме никакого…

…А вот я уже одна – мама изредка приезжает в гости, помогает, да свекровь берет моих «школяров» к себе, но всего лишь на сутки – с субботы на воскресенье. Работа, дети, домашние заботы – все опять лежит на моих плечах…

Открыла глаза и долго не могла заснуть – все мучил вопрос, на который, вероятно, ответа нет вовсе – как же выжила, вырастила и воспитала таких замечательных ребятишек?

Но потихоньку мысли переключились на новые дела – ведь еду домой, в родной город…

Да, этот город давно стал родным, мне известно про него почти все.

Знаю, откуда тянет по утрам заводским дымком, куда спешат пешеходы, троллейбусы и такси. Знаю, каким он станет днем, и каким будет вечером. Как поздней осенью падает серыми клочьями туман и лежит над городом целую неделю, застилая улицы густым молоком: из окна не видно даже дом напротив. Непривычно тише ведут себя автомобили, речные трамвайчики стоят без дела, прислонившись к пирсу – туман!

А снежной зимой можно выйти вечером с внуком во двор и запустить петарду, приладив в сугробе под раскидистым кленом.

- Ш-ш-ших! – пойдет она ввысь и спящие на ветках вороны, не успев проснуться и расправить крылья, камнем падают вниз – вот умора! Белоснежный сугроб моментально становится весь в дырках – как бомбежкой подолбанный. Через секунду стая взмоет ввысь, разбрасывая во все стороны снег, и унесется – только ее и видели!

А весной зацветет белая акация, наполнив благоуханием весь двор. По утрам, предвкушая новый день, запах будет свежим и радостным, днем по-деловому уютным и теплым, а вечером одуряюще-душно опять позовет на сумеречную улицу.

Теперь тот город, в который приехала много лет назад – сырой и ветреный, чужой и враждебный испарился, как будто и не было его вовсе.

Сейчас знаю, как тяжело далась Победа, сколько солдат полегло в страшных боях, эхо которых аукается и сегодня. На полях былых сражений осталось немало снарядов, которые находят до сих пор – в оврагах и котлованах строящихся домов, в лесу и в степи. И детки иногда втихаря тащат их домой или, что еще хуже, в школу.

В восьмом классе шел урок геометрии. Теорему Пифагора теперь доказывали не так, как в моем детстве – намного проще и гениальней. Однако вчера пришлось потратить целый вечер, чтобы сначала понять самой эту «гениальность», а потом втолковать её детям. Кажется, получилось: ребята «схватили» тему почти сразу – всего лишь после пятого объяснения.

«Такие тупые дети пошли – объясняешь им, объясняешь – уже и сам давно все понял, а до них никак не доходит» – любимый анекдот учителей был бы как раз в тему.

- Так, а теперь решаем задачу! - и школяры послушно заскрипели перьями.

До звонка оставалось совсем немного, когда я перехватила записку. На клочке бумаги было нацарапано:

«У Толяна в парте граната!» – не приняв это всерьез, все же подошла к парте, за которой сидел Толик. Наклонившись, сунула руку в парту и действительно нащупала что-то похожее на гранату. Рука непроизвольно сжала холодную ребристую железку и тогда там что-то щелкнуло! Ноги подкосились сами собой – я застыла возле парты, присев на корточки. Почувствовала холодок в затылке, потом он пополз по руке, стал спускаться к животу и, наконец, ушел в пятки. Следом за ним уходила душа. И все это промелькнуло в какие-то секунды...

Как всегда в подобных случаях, мысли существовали отдельно от меня. Кивком головы послала Лизу, сидящую за первой партой:

- Военрука – бегом! – и та выскользнула из класса.

Класс замер, и в застывшей тишине было видно, как капает в углу из крана вода, скачет пичуга по ветке за окном, да белеет чертеж теоремы на доске – время растянулось до бесконечности…

Военрук – молодой парень, недавно прошедший Афган, вбежав в класс, увидел притихших ребят и меня – белую как стену. Уже зная про гранату, спросил у Толика:

- Где взял?

- В овраге, – пролепетал паренек.

Подойдя ко мне, военрук осторожно спросил:

- Ну и чего ты к ней прилипла? – а сам внимательно следил за выражением моих глаз, в которых застыл животный ужас – он видел такие – у солдат в Афгане.

- Там что-то щелкнуло…

Военрук мотнул головой, как бы отгоняя от себя навязчивое видение, и попытался забрать злосчастную находку:

- Дай сюда! – приказ был понятен, а рука не разжималась.

- Ладно, – быстро решил он, – выходим! - но мои ноги не слушались тоже.

Тогда он прижал меня вместе с гранатой к себе – так и пошли – сначала по коридору, потом по лестнице, а потом и по двору. Проверять на месте что там щелкнуло, мы не могли – рядом были дети.

Для меня наступила звенящая тишина, я не слышала ничего, кроме его слов. А он говорил на ухо:

- По лестнице потихоньку, смотри не споткнись, теперь подальше от школы – пошли, пошли…

Отойдя на приличное расстояние, остановились перед грудой строительного мусора. Теперь ему предстояло сделать самое трудное. Не стану утомлять рассказом о том, как разжимал военрук мои пальцы – один за другим, сжимая при этом гранату своей рукой. Как швырнул её вниз, толкнул меня и упал сверху. Но взрыва все не было, и мы забеспокоились – чего лежим-то?

- Мадам, можете, встать – угроза нападения миновала, – облегченно произнес военрук, поднял меня с земли и стал отряхивать юбку.

…Оказалось, что на дворе была весна – на деревьях чирикали птицы, цвела сирень, а за оградой звенели трамваи. На ступеньках школы испуганные дети, вмиг понявшие, к чему приводят такие игрушки, тесной стайкой жались друг к другу, а коллеги уже спешили к нам …

…Ревела я от души – прижавшись к груди «спасителя» захлебывалась слезами, размазывая тушь вперемежку с помадой по его светлой рубашке, зачем-то тянула за отвороты пиджака и сквозь слезы спрашивала:

- Ты знал, что она не взорвется?

- Конечно, – смеялся военрук, – просто давно хотелось пообниматься с тобой! – и целовал меня в рыжую макушку: - гранатометчица ты моя, недоделанная… - его обидные слова звучали почему-то ласково.

Однако долго обниматься нам не дали – набежал школьный народ и порушил наше «боевое братство»…

На станции под Кишиневом перрон заполонили торговцы керамической посудой. Мы толкались среди них, рассматривали расписные мисочки с кувшинчиками, но так ничего и не купили. А за это время в купе появились новые попутчики.

Двое парней в морских тельняшках устраивались на верхних полках. Черные тужурки, уже висевшие на плечиках, блестели значками, а за погоны с «лычкой» были заправлены черные береты – впечатляло! От них пахло казармой – то ли ботинки, то ли тельняшки, а может просто казалось – но морем не пахло вовсе. На столике стояла початая бутылка без этикетки, а вокруг распространялся такой знакомый запах…

- Водка? – шепотом спросила я, а Светлана насупилась:

- Ну все, теперь начнут куролесить! – но зря. Парни оказались компанейскими морскими пехотинцами, а употребленные сто грамм только развязали им языки.

Один – рыжий Богдан – был курнос и на вид простодушен. Второй – Остап – юркий проныра с цепкими, близко посажеными глазками, оказался болтуном несусветным. От него мы узнали, как хорошо было ребятам отдыхать дома – мамины блины, батькина горилка, дивчины и парубки – будет, что вспомнить в долгом походе! Ведь теперь они возвращаются из отпуска, в котором были впервые за три года, на свой «большой десантный корабль» в Севастополь:

- Год службы, потом «сверхсрочка», теперь на второй сверхсрочный срок пошли, - делился Остап, - только родителей жалко – трудно им приходится.

Разговор продолжил рассудительный Богдан:

- Батька добывает уголь, рискуя жизнью, а получает за это гроши, мать мечется – и в магазин, и постирать и сготовить. Да еще на работу ходит! А двум младшим братьям и невдомек, как она сводит концы с концами. Я хоть деньжат подбросил – то-то радости было!

- Нет, у нас на флоте по сравнению с «гражданкой» лафа – и робу постирают и обедом накормят, - добавил Остап и плеснул в пластиковые стаканчики по «пять капель» своей горилки. Парни закусили домашним салом – запахло на все купе.

- Угощайтесь, - предложили и нам.

- Нет-нет, спасибо, - поспешила отказаться Светлана, - лучше расскажите еще что-нибудь.

- За эти три года, - с готовностью начал Остап, - много повидали, узнали столько – другому за всю жизнь не доведется!

…Было это в жаркой стране, может в Новой Гвинее, а может в Мозамбике – не суть. Высадили нас, так сказать, «с дружественным визитом» на берег с пальмами.

- Прямо на берег? – удивилась я, - Почему не в порт?

- «Дружественные визиты» разные бывают, - туманно объяснил Остап, - Так вот, представьте – песочек, пальмы и тут мы – в камуфляже да с оружием – по этому желтому песочку. Солнышко светит, океан вдали серебрится – красотища! Богдан даже порывался слазить на пальму за кокосами, а я все думал – как станем общаться с местными жителями? Шли вглубь острова долго, и вот впереди показалась деревушка. Обычные мазанки, крытые, похоже, камышом, редкие частоколы, совсем как в наших деревнях, и местные жители – женщины в набедренных повязках и совершенно голые ребятишки. Это были папуасы – негры то есть…

– Настоящие негры? – почему-то шепотом спросила Светлана.

– Самые настоящие черные негры – негрее не бывает! Одни толкли что-то в деревянных корытцах, другие стирали, малышня крутилась вокруг, – произнес Богдан, а Остап продолжил:

- Дети бросились к нам клянчить подарки – мы стали доставать из карманов всякую мелочевку. Богдан подарил девчушке шариковую ручку, я –складной ножик мальцу. И получил в обмен вот такой талисман, - он вытащил из кармана тужурки тонкий шнурок, а на нем гладкий плоский камешек – серый, с черными прожилками и дырочкой посередине:

- «Куриный бог» называется – теперь всегда ношу его с собой!

- Как интересно! – воскликнула Светлана.

- В нашей службе не все так интересно, - возразил Богдан, - и тонуть приходилось в ледяном океане, и высаживаться в шторм на отвесный скалистый берег. Стрелять научили из любого оружия.

- Из того, что стреляет – на пятерку, а из того, что стрелять в принципе не может – на четверочку, - подхватил Остап.

- А вы говорите «лафа»…

- Мы – солдаты! – произнес Богдан, и была в его словах и гордость и сила и что-то еще, чего нам понять было не дано.

Тут в открытой двери «нарисовался» еще один «морпех»:

- Хлопцы, вот вы где! Айда ко мне – купе освободилось! - наши попутчики по-военному быстро собрались и отправились в пятое купе.

…Едем дальше …

…- Севастополь чудесный, - заметила я, - приходилось бывать. Там когда-то жила сестра с мужем-офицером – он служил в войсках ПВО.

- Да и у нас на Волге не хуже, - заступилась за свой город Светлана и спросила: - А на какой улице ты живешь?

- Недалеко от аллеи Победы.

- Наверное, даже Волгу видно?

- Лучше всего ее видно из окон Дома молодежи, - пошутила я.

Светлана

Действительно, на крутом берегу Волги, недалеко от центра нашего героического города, во времена процветающего социализма поднялось заметное издали многоэтажное здание Дома молодежи. На втором этаже размещалось туристическое бюро «Спутник», остальное заняла гостиница, куда селились туристы со всего света.

Здесь была вотчина комсомола. Два-три номера гостиницы занимали холостяки из глубинки, приглашенные на работу в обком – инструкторы или секретари. Вот уж где было весело – жизнь в их комнатах кипела с утра до вечера.

Этажом выше располагался большой конференц-зал – проводились заседания, слеты и конкурсы. Ресторан на первом этаже кормил сотню-другую проголодавшихся туристов, небольшой банкетный зал, скрытый от посторонних глаз – гостей рангом повыше. А поздно вечером парочки спускались вниз, в уютный бар и могли сидеть там хоть до утра.

В Доме молодежи всегда было многолюдно. Из окон, выходящих на Волгу, виднелась ширь водной глади, пологий берег реки, а за ним уходящие вдаль степи. Ранней весной Заволжье изумрудно зеленело, с приходом знойного лета пожухлая природа немного портила зрелище, но раздолье наших просторов впечатляло всегда.

После перестройки поток туристов в город воинской славы оскудел, гостиницу приватизировали, назвали «Деловым центром» и стали сдавать в аренду вновь испеченным предпринимателям. Теперь почти в каждом номере гостиницы находился офис какой-нибудь фирмы: там «торгаши», здесь строители, рядом артисты цирка или журналисты, создающие свою независимую газету. Жили дружно, помогали друг другу советом или нужной протекцией, а после напряженного дня случалось, накрывали общие столы, садились рядком и обсуждали такие проблемы, о которых в прежней жизни никто и не помышлял. Например, как получить разрешение санитарной службы на открытие швейного цеха или сколько часов может стоять бесплатно на станции твой вагон с товаром, то есть как быстро – ночь на дворе или белый день – его надо разгрузить, куда разгрузить и где взять этих самых грузчиков?

В начале девяностых Юрий в одночасье оказался безработным. В такой же ситуации оказался его коллега и друг Антон – сколько нас было таких!

Промучившись несколько месяцев случайными приработками, парни решили создать собственное предприятие. На сегодняшний день они уже прошли «семь кругов ада» регистрируя в исполкоме устав, и для начала работы был необходим – такое новое иностранное слово – «офис».

Услышав о создании фирмы, отец Светланы одобрил это дело, даже взялся помочь – сделал пару звонков и сказал зятю:

- Завтра к восьми пойдешь к Василию Степановичу – думаю, он даст вам комнатку, - старые связи тестя оказались и здесь кстати.

Утром Юрий был в Деловом центре.

- Доброе утро! – постучал он в двери директорского кабинета, не встретив в приемной секретаря.

- Проходи, о тебе звонили! – из-за массивного стола поднялся высокий светловолосый мужчина, протянул руку:

- Василий, – и предложил: – присаживайся, слушаю.

Юрий рассказал, как много лет трудился в институте «Горпроект», дошел до должности ведущего инженера, а потом его сократили – со всеми вытекающими... Сообщил и о будущей строительной фирме, профиль которой выбрал по своему образованию и опыту.

- На днях получаем документы, можно начинать работу, а расположиться негде, - Юрий с надеждой взглянул на собеседника и добавил, - да и денег пока нет.

- Понял тебя, думаю смогу помочь. Вселяйтесь в гостиничный номер на четвертом этаже, расплатитесь позже.

Василий, бывший комсомольский работник, стал здесь директором совсем недавно. Как всякого, однажды попавшего в святое номенклатурное русло, его переводили с одной руководящей должности на другую, пока не доверили этот центр. Просителей шло много, но пока трудно было понять, из кого выйдет толк. Постепенно круг полезных людей ширился – устаивая чужие дела, Василий никогда не забывал о себе.

Юрий понравился сразу – внешним видом, подкупающей откровенностью, умением «разложить все по полочкам». А строители нужны во все времена – как здесь было не помочь!

Этот гостиничный номер стал для Юрия одним из первых шагов в самостоятельной работе.

- Ключи от офиса! – радовался друг Антон, потрясая ключиком на маленьком колечке, - Давай обустраиваться!

- Да, - задумчиво произнес Юрий, - сегодня смысл моей жизни заключается именно этом ключике!

Они принесли из подвала несколько столов, выпросили дома шторы на окна, протянули параллельный телефон. Объявление о наборе рабочих дало свои результаты – потянулись безработные прорабы, каменщики и сантехники, вслед за ними обозначились и заказчики.

Строительство небольших павильонов, ремонт магазинов и квартир приносил сначала скромную прибыль. Но со временем фирма приобрела хороший авторитет, заметно выросла и даже заимела собственное здание. А Василий Степанович остался для ребят старшим другом, который иногда пользовался их услугами, причем по довольно низкой цене – ну, вы понимаете!

Так прошло пару лет. Семья жила все там же, но уже появилась вторая дочка, и однокомнатная квартирка стала тесной. Решили построить собственный дом.

Начались поиски хорошего участка, потом строительство – от рытья котлована до сооружения красивой черепичной крыши. Наконец «коттедж», как теперь на западный манер стали называть дом, к великой радости Светланы был возведен. Она с энтузиазмом занялась посадкой плодовых деревьев и кустарников, отыскала в магазине особый сорт клубники, даже выращивала на подоконниках цветочную рассаду, обустраивая свой садик.

Девочки потихоньку подрастали, а Юрий был надежным мужем, и все заботы о семье теперь лежала на его плечах. Моя попутчица быстро к этому привыкла, стала требовать то одно, то другое – пятые по счету сапоги или новую сумочку. Если раньше она радовалась коробке шоколадных конфет к празднику, то теперь хотела иметь длинную норковую шубку «в пол» и к ней бриллиантовые сережки. Юрий мог делать жене такие подарки, а ее запросы росли не по дням, а по часам…

Валерия

Мама учила: « Каждую работу делай на совесть!». Я крепко-накрепко это усвоила и старалась, чтобы тарелки сверкали чистотой, стопки белья складывала как на витрине магазина, а в доме было свободно и чисто – нигде ничего лишнего. Полагая, что весь мир устроен так же, как и моя трудолюбивая семья, никогда не позволяла себе бездельничать. И сейчас удивленно слушала, как Светлана за спиной Юрия с удовольствием стала жить в праздности. И почему-то показалось – все у нее лучше – и муж внимательный и дом – полная чаша. Я же вечно куда-то тянусь, пытаюсь равняться на других, вроде бы более умных и удачливых, да не всегда получается.

А у вас так бывало? Встречаешь нового человека, слушаешь его, и кажется – живет он намного «круче», чем ты сам. Но случается, половина этих россказней – настоящая выдумка. Люди фантазируют много и с большим удовольствием – как та попутчица из второго купе. В начале пути гостиница, которую они с мужем имели в Болгарии, была двухэтажной, потом в ней вдруг «стало» три этажа, а к концу поездки – все четыре. Причем сама она этого, кажется, не замечала.

… Выходит, вопрос кто живет лучше, всегда оказывается спорным…

- Надо же, Светлана, как тесен мир! - я опять вернулась к нашему разговору, - Ведь мой муж в свое время был председателем «Спутника» в том самом Доме молодежи! А Юрия твоего наверняка видела, ведь свои фирмы мы создавали одновременно, и «кучковались» в одном месте. Но в отличие от меня он точно знал, чем будет заниматься, имел нужное образование и, что немаловажно, верного друга – короче – команду.

Школьный учитель на моем месте мог открыть частную школу, и такая мысль, конечно, была, но тогда это было запрещено строго-настрого. Команды же, с которой можно вершить большие дела, не было, и я в одиночестве бросалась из угла в угол – от шитья постельного белья к торговле мебельными гарнитурами или луком. Спрос на постельное белье периодически падал, а лук, бывало, протухал на пути к прилавку. Оставалась без копейки тут же затевала новое дело: меня гнали в дверь – я лезла в окно…

Дети подрастали, требовалось все больше средств, чтобы их прилично одеть и вкусно накормить. Объяснять же дочке с сыном, как тяжело одной, без отца, растить их двоих я не хотела. Зачем развивать в ребятишках комплекс неполноценности?

Вспоминалось, как страшно было мне, бывшей школьной «училке», отважиться на самостоятельную работу, где нет постоянного оклада, а существует за-ра-бо-тан-ная плата, и сколько разных препонов возникает на этом ухабистом пути!

…Тогда еще не верилось в крах Коммунистической партии – такой, казалось бы, всемогущей и прочной системы. Тем не менее, все незыблемое рушилось, ценности, создаваемые десятилетиями, разворовывались.

Из-за нехватки руды останавливались сталелитейные производства, швейным фабрикам не из чего было шить, пустые полки продуктовых магазинов представляли собой печальное зрелище. Закрывались научные городки с массой никому не нужных конструкторов – некоторые теперь спивались или валялись без дела на диване, тогда как их жены, тоже, кстати, имеющие высшее образование, шли работать продавцами в киоски и тащили на себе всю семью. Сотни инженеров, сгорая от стыда, торговали на рынке собственной картошкой, с большим трудом выращенной на дачных участках.

Приходила в упадок армия. Неподвижно стояли на аэродромах незаправленные самолеты, чернели пустыми глазницами выбитых окон опустевшие дома в далеких гарнизонах атомных подводных лодок, теперь ненужных своей стране, офицерский оклад таял на глазах. Всюду царила, как однажды сказал наш митрополит, «безнравственность экономического порядка».

Возможно, нам не так объяснили происходящее, может, мы не так поняли, но все пошло наперекосяк. Потеряв работу, народ сначала растерялся, потом наиболее закаленные в житейских ситуациях стали создавать собственные фирмы. Райисполком, где я работала, тоже прекратил свое существование, но не идти же теперь, в самом деле, в продавцы! Значит надо открывать свою, частную фирму.

Сейчас всем понятно, что такое «частная фирма», тогда же никто ничего об этом не знал. Советоваться было не с кем, все делалось впервые, и было страшно начинать делать то, о чем не имела понятия. Приходилось действовать методом «научного тыка», набивая массу синяков и шишек. Однажды в своем гороскопе прочитала: «Никто в Вашем окружении не был способен показать верный путь следования» - и это очень похоже на правду.

Открыть именно швейный цех решила сразу. Во-первых, мама еще работала директором фабрики и могла оказать кое-какую помощь, во-вторых, сама с малых лет умела шить. Раскрой ткани, примерка и завершение готового изделия было для меня «открытой книгой».

Создание фирмы оказалось долгой историей, проще было начать работу под крышей уже существующей. Один из моих знакомых свел с нужными ребятами, офис которых находился в том же Деловом центре. В их «Глории» уже было несколько подразделений – строители, журналисты и концертные администраторы – взяли и меня. Тут же нашли под цех запущенный подвал в жилом доме и оплатили командировку в Гомель за промышленными швейными машинками. За это я пообещала «благодетелям» отстегивать процент от будущей прибыли.

Прежде чем открыть цех, подвал пришлось отремонтировать, а потом побегать по инстанциям, получая бесконечное количество разрешений, иногда совершенно абсурдных. Спорить было бессмысленно, и тратилось немало времени и нервов на получение этих бумажек. Выручали старые связи, классические кофетки-коньячки, наконец, все мытарства закончились – я набрала швей, в том числе надомниц, и работа пошла.

Через многие годы нас назвали «цеховиками», считая крутыми бизнесменами того времени, я же ничего подобного не ощущала – просто открывала собственную фирму с небольшим швейным цехом.

Название придумывали с дочкой долго. Перерыв весь словарь иностранных слов, нашли подходящее: «Ника».

Приятельница Нина Агеева, работала в исполкоме именно в том отделе, где нас, предпринимателей, утверждали. Тут я получила еще один урок – урок умения смотреть дальше своего носа. Пробежав «по диагонали» мой устав, она вернулась в его начало, в раздел «Учредители»:

- Стоп! Почему вас всего двое?

- Ну и что?

- Ты понимаешь, чем это тебе может обернуться? При разделе фирмы – судебной тяжбой – и это в лучшем случае! Времена-то дикие! – я ошарашено смотрела на Нину, начиная понимать суть ее речи, а та продолжала:

- Сколько лет твоей Иринке? Восемнадцать? Отлично, запишем ее третьим учредителем. В случае чего при голосовании у тебя, элементарно, будет большее количество голосов! – решила она. Мы так и сделали…

…Через несколько лет, когда пришлось, подчеркиваю, пришлось избавиться от нерадивой соучредительницы, я сто раз с благодарностью вспоминала Агееву.

…Раньше наша Мария прозябала в каком-то КБ, где никто никогда на самом деле не работал – только время проводил. «Где бы ни работать, лишь бы не работать» было девизом огромной армии рядовых проектировщиков. Она и не подозревала – сколько ни объясняй – что теперь у нее вовсе не оклад, а заработная плата, зависящая от качества работы.

Последней каплей была такая история.

Надомницы были большим подспорьем. Матери-одиночки, старенькие бабушки-швеи, многодетные мамаши – кого только не было среди них. Развозить крой и собирать готовые пижамы-фартуки приходилось целыми днями, чем и занималась наша Маша.

Однажды ко мне в кабинет вошла одна из надомниц:

- Я вчера сдала сорок детских пижамок! – утирала слезы невзрачная, забоданная тремя детьми Семенова.

- И что? – не поняла я.

- А мне записали тридцать две!

- Хорошо, выясню, - отправила я ее восвояси, а сама позвала Машку, к месту вспомнив Верочкин совет: «Сначала «озверинчику» выпей, потом разговаривай! А то ты такая добрая, даже смотреть противно!»

- Сколько пижам ты забрала вчера у Семеновой?

- Да я и не помню – двадцать, или тридцать…

- А может сорок? – ехидно поинтересовалась я.

- Может и сорок!

- Доставай со склада пачку ее изделий и считай заново!

Через полчаса Маша опять появилась в моем кабинете:

- А ведь правда, сорок! – весело улыбаясь, провозгласила она.

Тут-то терпение мое и лопнуло! Я не стала в сотый раз объяснять, как этой Семеновой нужны те тридцать рублей, которые мы ей не доплатим потому, что Маша неправильно посчитала отшитый товар. Что не от хорошей жизни взялась Семенова за шитье наших пижамок, а ее детки хотят кушать каждый день – да мало ли аргументов есть в такой ситуации!

- Пиши заявление по собственному желанию! – категорически потребовала я.

- Да ладно, - даже не поняла сразу Машка, - чего ты взбеленилась? Никакого заявления я писать не буду, добавим мы Семеновой эти пижамки!

Моя Иринка сидела за столом напротив, уткнувшись в какие-то бумаги и ей было не по себе – я это хорошо видела, но надо было что-то решать.

- Тебе известно – нас трое учредителей. Сейчас напишем протокол общего собрания и проголосуем за твое исключение. Как думаешь, сколько голосов будет «за»?

Потом мы долго оформляли документы, Машка напоследок выцыганила у меня трехстворчатый платьевой шкаф и бытовую швейную машинку, получила расчет и даже небольшую премию. А что? Многие хозяева фирм тогда откупались от нерадивых работников, лишь бы те убрались по добру по здорову.

…Но вернемся назад. Наконец нашу фирму зарегистрировали, утвердили устав и печать, разрешили открыть расчетный счет в банке. Забегая вперед, скажу – «Ника», открытая в 1990-м году кормила меня и детей около двадцати лет.

Мы искали свои «ниши» с завидным упорством. Переучивали бухгалтеров старой закалки – теперь надо делать то, что раньше было нельзя, пусть обходными путями через другие фирмы. А при появлении нового налога ломать головы, как бы от него уклониться. Даже ходила такая байка: русский человек размышляет над новым законом ровно три дня – на четвертый придумает, как его обойти – будь это введенный в девяностых НДС, или налог на имущество – то есть на столы, стулья и все остальное, приобретенное на мои собственные деньги! А ведь в Германии таковой отменили, как несоответствующий конституции.

Порой с трудом находили общий язык с банками. Например, моя банкирша никак не хотела принять: деньги на счету мои, и я могу распоряжаться ими как хочу. То есть средства были, но их как бы и не было вовсе. В очередной раз, отказываясь выдать «наличку», необходимую для закупки ткани, она так и сказала, злорадно глядя мне в глаза:

– Вас, частных предпринимателей, душила, душу и душить буду!

В ее кабинете слезы я сдержала, но…

…Жизнь в трудный момент нередко посылала мне нужного человека.

В начале самостоятельной деятельности был тот самый директор Дома молодежи – Василий Степанович, а для меня просто Василий, знакомый с комсомольских лет. Ведь именно по его просьбе ребята из «Глории» взяли меня, тогда еще совсем неискушенную, под свое крыло.

Потом другой «соратник» Геннадий Тарасов оказался новоиспеченным банкиром со всеми вытекающими – об этом немного позже.

С приятельницей Маргаритой встретились посередине городской аллеи, когда дела мои шли неважнецки. Та работала в довольно солидной фирме «Октан», и с видимым удовольствием позвала к себе. Передав «Нику» дочери, я тут же подалась к ним.

Один из учредителей «Октана», Федор, худощавый энергичный мужчина лет сорока, в свое время отсидел семь лет в лагерях по 88 статье УК СССР «за нарушение валютных операций», то есть за торговлю долларами, если кому не ясно. В морозы и холода валил лес на далеком севере, а на следующий день после того, как вышел на свободу, статью эту в нашей стране отменили. Нет слов, чтобы передать ту горечь, с которой он поведал свою историю!

Второй, лысоватый и представительный Семен, был обаятельным кандидатом экономических наук, и я со своими бесконечными «гениальными» идеями пришлась им ко двору.

Мы тут же принялись изготавливать шампунь с красивым названием «Ариэль» - в пустующих тогда цехах городской фармацевтической фабрики. Я придумывала дизайн этикетки, искала красивые пузырьки, а потом и рынки сбыта. Вскоре этим «Ариэлем» был наводнен весь город, но тут на прилавках стал появляться шампунь импортный и наш перестал пользоваться спросом. Вот где мы порадовались, что не вложились в создание своего производства – теперь просто расторгли договор с аптекарями и все!

Кроме того несколько собственных киосков бойко торговали в людных местах, принося Октану неплохую ежедневную денежку. Внимательно присмотревшись к их работе, подумала: «Моментальная выручка – это как раз для меня, надо бы приобрести такой киоск».

Еще мы «крышевали» районную «толкучку», пытаясь навести порядок в этой постоянной неразберихе, «гоняли» из Москвы фуры с только что появившейся колой и спиртом «Рояль» – все это расходилось моментально, принося весомую прибыль. Получали вагоны с мебелью из Ростова и приглашали столичных «звезд» для концертов в наш Дворец спорта – при моем непосредственном участии.

Через пару месяцев я уже умела элегантно вручать взятки и врать «на голубом глазу» официальным лицам, например, налоговому инспектору, который дотошно допытывался, почему до сих пор не сдан баланс фирмы за отчетный период:

- А наш бухгалтер…, - с языка уже почти сорвалось слово «умерла», но перед глазами предстала такая картина: тетка бухгалтер лежит, прости, Господи, в гробу вся обложенная листками несданного баланса, а форму «О прибылях и убытках» крепко прижимает к груди. Понимая, что этот вариант «не попрет», на секунду притормозила и тут же выдала другую версию:

- А наш бухгалтер сошла с ума, и кто теперь знает…, - развела я руками. Инспектор поперхнулся, посмотрел с удивлением, на секунду задумался, потом махнул рукой и отправил меня восвояси.

Все было хорошо организовано, дела шли как нельзя лучше, фирма росла и процветала – беда подкралась незаметно. Наш обаяшка Семен втихаря собрал манатки, и, сняв со счета приличную сумму денег, подался в свои Палестины, а конкретнее – в Израиль. Не знаю, какие страсти на другой день бушевали за закрытыми дверями в кабинете Федора – об этом можно только догадываться. Но оправиться после такой подлянки «Октан» уже не смог, вскоре народ разбрелся кто куда, я же вернулась в «Нику».

Как-то на банкете в день рождения комсомола, который отмечали каждый год, разговорилась с хозяином крупной коммерческой фирмы Дмитрием, которого все друзья звали попросту – Петрович.

Не скрою – от души хвасталась своей налаженной работой, ничего не имея ввиду, просто по женской природе.

- План работы, говоришь, и журнал учета сбыта? – с интересом поддерживал он разговор, - Посмотреть можно?

На следующий день я сидела в его кабинете со всеми бумажками. Петрович внимательно перелистал их, спросил:

- Сделаешь такое же для меня?

- Три дня работы! – самоуверенности было не занимать.

- Наташа! – позвал он секретаршу, - Пиши приказ! С сегодняшнего дня у нас новый генеральный директор, - и обратился ко мне:

- Твоя фамилия прежняя?

Так я стала генеральным директорам фирмы «Экстремаль».

Здесь было то же самое – торговали с лотков и оптом, покупали кафешки и яблоневые сады. Вагон женского трикотажа – симпатичных маек, платьев и костюмов долго не могли выгодно перепродать. Наконец шеф пристроил все на базу – он так и сказал:

- Поезжай к управляющей, Марии Ивановне, повези ей в подарок по парочке костюмов – станет отказываться – скажешь от меня. Возьмет и подарки, и наш вагон.

– Йезз! – вот это решение вопроса, вот это я понимаю!

Импортный видеомагнитофон фирмы «SUPRA», которые только стали появляться в нашем городе, тут же образовался у меня дома. Сотовых телефонов еще не было, но в них уже была необходимость, и в мою машину шеф поставил рацию, с которой можно было звонить на любой городской номер. Громоздкая и неуклюжая, тем не менее, она была настоящим спасением.

Рисковать и брать на себя ответственность за результат сделки приходилось постоянно. Сколько раз ходила по «краю пропасти», сколько раз говорила шефу:

- Да я уже сухари сушу!

– И правильно делаешь, подруга! – хлопая меня по плечу, смеялся Петрович.

Здесь научилась подчинять своей воле других и при необходимости разговаривать с людьми жестко. А записи в толстом ежедневнике – короткие и обрывистые – были похожи на записки сумасшедшего, понять их зачастую могла только я.

Шеф звал меня «железная леди», исполнял многие прихоти и поддерживал любую инициативу, которая могла принести прибыль, а так как связи у него были обширные, работать было одно удовольствие. Только и это длилось недолго – вскоре его забрали на госслужбу, фирму пришлось прикрыть, а у меня в память о тех замечательных годах осталась визитка, на которой написано: «Производственно-коммерческая фирма « Экстремаль». Генеральный директор фирмы» – дальше красивыми буквами мое имя и фамилия…

Каждый из этих людей круто менял мою жизнь к лучшему.

Но вернемся в тот день, когда я вышла из банка. Вышла, иду и слезы утираю. Вдруг навстречу старый знакомый, Геннадий Тарасов, который когда-то был секретарем комитета комсомола на железной дороге. Не знаю, что там ему пришлось не по душе, только в первый же удобный момент он бросил это, подозреваю хлебное место, и открыл свое дело. Съели мы с ним в былые времена, поднимая наши фирмы, целый пуд соли. Случалось, если не было денег – то есть совсем ни копейки, даже «таксовали» на его новеньком «Москвиче». Уберегаясь от неприятностей, я садилась сзади, мы брали пассажиров, и развозили по городу. Потом по-братски делили «выручку»:

- Это отложим на бензин, остальное делим поровну – половину тебе, половину мне.

…Так вот, и говорит мне друг Геннадий:

– Чего плачешь, краса девица?

– Как же мне не плакать, – реву пуще прежнего, – если злая банкирша не позволяет распоряжаться моими деньгами! – а этот замечательный парень улыбается в ответ:

– Да плюнь ты на нее! Я на днях открыл частный банк – переходи ко мне, все будет по-другому.

И я тут же – заполучи, фашист, гранату! – забрала денежки из государственного банка. Теперь Тарасов давал мне кредиты без поручителей и залогов, прощал неуплаченные вовремя проценты по этим кредитам – короче счастье было великое! Я даже начала копить на счету капиталы, стараясь выглядеть крутой «бизнес-вумэн», но тут мой финансист увидел эти изыски и устроил полный разнос:

- Ты что творишь? – гневался он, - Ведь банк у меня час-тны-й! Неужели непонятно – его в любой момент могут прикрыть. Прикрыть вместе со всеми твоими капиталами! – я сообразила мигом, и тут же сняла со счета почти все. С тех пор не очень доверяю подобным учреждениям…

А однажды, июльским утром девяносто третьего года, раздался звонок то Геннадия:

- На твоем счету какая-то путаница, быстро приезжай!

Удивилась, помчалась в банк. Но вместо того, чтобы отправить меня в отдел по работе с клиентами, он завел в свой кабинет и плотно прикрыл дверь:

- Слушай внимательно: завтра начнется деноминация! Собирай все деньги и рано утром ко мне. Больше сказать ничего не могу, сам не знаю.

Наутро власти действительно объявили деноминацию: строго по месту прописки человеку разрешалось обменять чуть больше тридцати тысяч старых рублей, при этом за тысячу старых давали один новый.

Началась такая паника – страшно сказать! У сберегательных касс выстроились очереди, в которых люди стояли сутками. Многие не успели в положенный срок обменять сбережения и деньги обесценились. Шутники даже обклеивал бесполезными цветными десятками стены в туалетах. Негодные купюры – видела сама – валялись по всему городу – ветер кружил их по тротуарам, бросал в подземные переходы – картины эти были плачевны и незабываемы…

Организациям дали обменный лимит побольше. Кое-кто из знакомых сразу вспомнил о моей фирме, и примчался со своими капиталами, а зря. Позволенная «Нике» сумма была собрана еще вчера – из кассовой выручки, накоплений сотрудников, близких друзей. И бухгалтера с сумкой денег водитель с утра отвез к дверям банка. Тем, кто появился в банке позже, пришлось сидеть весь день, а кому и ночь – доставали термосы и бутерброды, дремали на банкетках – ждали своей очереди...

…Суть того, что сотворили правители нашей страны с народом, содержится в одной фразе. «Хотели как лучше, а получилось как всегда» - знаменитое выражение нашего премьера о событиях того лета стало популярным. Мало кто вспомнит теперь о деноминации, а фраза – живет.

Банк же Геннадия через пару лет действительно прикрыли, однако сам он до сих пор жив, здоров и выглядит как настоящий буржуй. Но это так, к слову о банкирах 90-х годов – далеко не всех их отстреливали бандиты или отправляли в лагеря на нары.

За окном Тирасполь с мятежным Приднестровьем – виноградные подпорки перекрашены в полосатые пограничные столбы, многие хаты крыты камышом. Над нешироким руслом Днестра крепостной вал с башенками и колокольней. Вывески «милиция», «вокзал» – на русском языке. По громкой связи объявляют:

- В связи с опозданием поезда № 52, его стоянка будет сокращена, – это про нас.

Снова исчезает перрон, вдоль дороги тянутся бесконечные виноградники. Из-за косогора показалась речка – на берегу стадо коров, шаткий мостик над частоколом бетонных свай, чьи-то норы в отвесном обрыве.

Поезд шел дальше, а в коридоре, на откидном стульчике, с кроссвордом в руках пристроилась Нонна – полноватая брюнетка из второго купе. Историю этой женщины мы уже знали. В свое время она отхватила завидного жениха – болгарина. Вышла замуж, бросила институт и уехала в Пловдив – там и сыночек родился. Все бы хорошо, да только после девяти лет счастливого, как уверяла Нонна, брака, супруг – банальная история – ушел к другой – помоложе и пошустрей. Пришлось Нонне искать работу и начинать жить заново. А образования – то не было! И ухаживала она в Болгарии то за детками малыми, то за инвалидами. Тем временем сыночек подрос, выучился, потом женился. Когда появилась внучка, стало им в двухкомнатной квартирке тесновато. И тут одна приятельница уговорила Нонну поехать на заработки в Турцию.

- Сколько там пришлось хлебнуть – обо всем не расскажешь.

В Турции она усвоила чужой язык, нравы и даже «танец живота», чем и добывала средства к существованию в одном из кабаков Стамбула.

- Не смотрите, что немного полновата, они таких любят. В прозрачных шароварах да с голым животом я была очень соблазнительна. Жалко здесь станцевать негде, а то могу! – пошутила она.

- В прошлом году я встретила солидного обеспеченного турка, и он поселил меня в своем просторном доме. Тенистый сад, хороший виноградник. Турок все обещал жениться, но «вид на жительство» у меня закончился, а кавалер так ничего и не предпринял…

Теперь Нонна ехала к маме в однокомнатную квартирку на окраине нашего города, не представляя, как будет жить дальше. А может турок, все-таки вышлет приглашение?..

…Проводница протирала полы и ворчала: - Не ходите, не сорите! – и пассажиры сидели, не смея ступить на чистый пол – здесь вторые сутки ник-то ни-ку-да не спешит…

Светлана

Светлана долго слушала меня и теперь решила наверстать упущение. Но ее история была на совершенно иную тему.

Было это в те годы, когда она, счастливо замужняя женщина, рассказы о «нечаянных романах» слушала с иронией, полагая, что с ней такого произойти не может. Однажды, когда в начале марта Любочка поехала в командировку в Ереван, Светлана напросилась с ней:

- Возьми с собой, никогда не была на Кавказе!

…Утром в холле Ереванской гостиницы царила суета – люди входили и выходили, ожидали у лифта с миленькими букетиками незнакомых весенних цветов. Возле стойки администратора Светлана увидела рослого мужчину лет тридцати, заметно отличавшегося от остальных постояльцев. Ладно скроенный светлый костюм и уверенная неторопливость движений выдавали случайного гостя – такие не живут в дешевых гостиницах. Она показала подруге на него глазами, та со значением кивнула, но новый день стер незнакомца из памяти.

К вечеру, завершив Любочкины дела, подруги побродили по городу и уставшие вернулись в гостиницу. На ужин Светлана отправилась одна – шла по узкому коридору в толпе туристов и впереди заметила спину незнакомца. А тот вдруг – о, Господи! – развернулся и почти столкнулся с ней. Да так, что пришлось упереться в его грудь ладонями.

« Почему он так часто попадается на моем пути?» - с замиранием сердца подумала она, и предчувствие чего-то необычного повисло в воздухе.

« Совсем как в дешевых женских романах», – одернула себя Светлана, но мужчина, тем не менее, произвел впечатление.

…Любочка, выслушав рассказ о незнакомце, улыбнулась:

- Как романтично!- и тут же сменила тему: - А теперь собирайся, нас приглашают на Севан.

- Кто приглашает?

- Здесь живет мой друг журналист, он приехал с приятелем – заведующим кафедрой университета. Компания приличная, соглашайся.

«Завкафедрой, вероятно, окажется скучным дядечкой, но не сидеть же одной, – надевая красное платьице, решила Светлана, – заодно и Севан увижу – говорят, красотища!» – а мечта о незнакомце таяла безнадежно…

Накинув светлый пиджак, завершила наряд легкими босоножками и, выходя, мысленно произнесла волшебную фразу: «Ангел мой, пойдем со мной, ты вперед, я за тобой!»

…Мужчины ожидали в холле – вот сидит Любашкин журналист, а где же второй? Глаза ищут солидного пожилого мужчину, но в кожаном кресле …– тот самый незнакомец! Он действительно красив, темные глаза внимательны, а светлый костюм, на который Светлана обратила внимание еще утром, отлично гармонирует со смуглым лицом. Он даже лучше, чем показался в первый раз!

– Да это же тот самый незнакомец! – невольно ахнув, сжала она локоть подруги.

Мужчина, улыбаясь, встал навстречу – Светлана протянула руку, назвала свое имя. Так неожиданно они оказались в одной машине.

За окнами новеньких Жигулей, одного из лучших автомобилей того времени, мелькали дома из розового туфа, проспекты с поющими фонтанами, знаменитый Матедаран. Когда город остался позади, дорога запетляла между пологих холмов. Начинало смеркаться. С заднего сидения доносился Любочкин смех, тихо звучала музыка. Светлана и Або – так звали незнакомца, некоторое время молчали. Потом, наблюдая за бежавшей под колеса машины дорогой, он спросил:

- Откуда к нам?

- С берегов Волги.

- Расскажите о своем городе, - попросил Або, и она с удовольствием стала описывать, как красив ее город, сколько в нем зелени, скверов и аллей.

- Надолго приехали?

- Дня на три.

- Тогда я успею показать и наши красоты – особенно Севан!

…В этот миг Светлана очень нравилась себе – нравилось платье, прическа и босоножки, эти легкие разговоры ни о чем – есть люди, рядом с которыми так и чувствуешь себя – умной и красивой – настоящей королевой. Это был как раз тот случай – она не старалась, нет, все получалось само собой, и эти ощущения было новыми и восхитительными.

Дорога подошла к концу, впереди – Севан.

Рыбачьи лодки застыли на прозрачной воде, уткнувшись носами в деревянный, уходящий далеко в озеро, причал. В пансионате сияли огни, звучала музыка – впереди три праздничных дня. Вся компания поднялась на террасу отдельного коттеджа, прошли в просторный холл. Из окна были видны белеющие вдали горные вершины, а на комоде стояли те самые желтые цветы, которые понравились Светлане в Ереванской гостинице.

Мужчины стали накрывать стол на террасе.

- Прекрасные дамы могут пока отдохнуть, – отстранил подруг от всех хлопот Або, и Любочка, прикрыв за собой дверь, с восторгом закружилась по комнате: - Обожаю, когда вокруг меня хлопочут мужчины!

- А в моей жизни такого не бывало, – грустно сказала Светлана. Подруге стало немного стыдно за себя, но долго пребывать в этом состоянии ей не дали. Их пригласили к столу – пошли разговоры о смысле жизни, анекдоты и озорные частушки, грустные романсы под гитару. Светлана в наброшенном мужском пиджаке сидела рядом с Або, казалось – они знакомы давным-давно…

…И было его обволакивающее внимание и её откровенное женское кокетство, а потом и еще кое-что было – совсем не так, как с мужем. Этому украденному блаженству отводилось только несколько дней, потому было оно необычайно острым и сладким. Светлана давно забыла, что поцелуи бывают такими страстными, а места для них – самыми неожиданными. Но знала, что все это будет, знала уже в тот миг, когда посмотрела в его глаза. И металась от сладкой боли – выстрелом в висок – к полной опустошенности, от мгновенных слез – к изнеможению. Улетала и возвращалась опять, пока в окне не забрезжил робкий рассвет. В этом дурмане, как два случайных попутчика в купе поезда дальнего следования, они раскрывали самые затаенные тайники своей души, ощутив легкость и свободу, напоминавшие давно прошедшую юность…

…Волшебное утро заиграло на глади сонного озера, тронуло потолок розовыми лучами восходящего солнца. Рассвет окрасил в ярко-желтый цвет обои на стенах – днем они были другими. Что-то неуловимое, как «Лунная соната» или нет, скорее ноктюрн «Гарлем» – самое его начало – витало в воздухе. Вместе с рассветом пришла минутная неловкость, которая сгладилась простыми утренними словами:

- Я поставила чайник! – легкая, смущенная улыбка.

- Я голоден как волк! – внимательный взгляд темных глаз…

… - Три счастливых дня, – берущим за душу голосом пела известная певица,

- Было у меня, – Або встал из кресла в углу холла, прошел через всю комнату, протянул руку,

- Было у меня с тобой, – Светлана, не сводя с него глаз, поднялась навстречу,

- Я их не ждала, я их не звала, – они плыли в медленном танце, не видя ничего вокруг и любовь, слов которой никто не произносил, струились в легком прикосновении рук, во взгляде, казалось, в самом воздухе,

- Были мне они даны судьбой – звучало как подтверждение всего происходящего с ними, а слова:

- Может быть, когда-нибудь мы встретимся опять, - словно предрекали неизбежное расставание…

Три праздничных дня пронеслись мгновенно. Светлана уже почти влюбилась, но представить этого мужчину рядом с собой в своем городе не могла. Что было хорошо здесь, никак не вписывалось в ее жизнь там. Сейчас новизна опьяняла, но будет ли снова так, если повторится? – думала Светлана, понимая, что продолжения не будет…

…Наступило расставание, Або привез ее к гостинице. Чувствуя, что должна что-то сказать на прощание, Светлана не могла вымолвить ни слова – нужные слова не находились, а портить банальностями очарование прошедших дней не хотелось. Молчал и Або, а в его глазах виделась благодарность за восхитительно проведенное время, и что-то совсем уже далекое – то ли жена, то ли работа, а может и то и другое вместе. Светлана молча сжала его руку и быстро вышла из машины…

Как там у Кикабидзе?

«Вот и все что было,

Вот и все, что было

Ты как хочешь это назови…»

Много раз потом, в городской суете, Светлана вспоминала поездку на Севан, радостное возбуждение, чувство своего женского торжества и влюбленные глаза Або. Снова кружилась голова, легкий румянец ложился на щеки, блестели глаза. И она понимала, что смогла бы повторить такой нечаянный роман, пережить вновь это замирание сердца и ни с чем несравнимую ночь. А рассказы о «нечаянных романах» слушала теперь с пониманием…

Валерия.

Боже, как это все знакомо!

О моем «скелете в шкафу» выкладывать Светлане, конечно, не стала, но вспомнила – словно было только вчера…

Наивной юной девчонкой верила, что любовь случится только однажды, и будет именно такой, какой ее ожидаешь. Что себя надо держать в строгости, мужчин сторониться, не позволяя ничего лишнего, ну и так далее, как говорится, по списку. Да и мама учила блюсти свою честь, а принципами жизни иметь строгость и пуританство. Некоторое время я следовала этим советам. Но потом…

Прости, мамочка, не получилось у меня такой жизни! Потом мужчины – далеко не один – всегда были рядом, я видела восхищенные глаза и неподдельное внимание, а частенько и работала под их «чутким руководством». Не знаю как кого, а меня это держит в хорошем тонусе: маникюрчики, новые наряды, сумочки, туфельки – все это придает такую элегантность! Ведь если говорят:

- «Ты хорошо выглядишь», - то действительно надо выглядеть на все сто! И протянутая ручка должна быть безукоризненной – а вдруг ее поднесут к губам? Тебе может повезти, и кое с кем из мужчин отношения станут ну совсем не деловыми…

Если бы вы знали, насколько проще решаются вопросы, когда можешь без стука, небрежно помахивая сумочкой, войти в кабинет к большому начальнику, в те массивные двойные двери, куда другие, под пристальным взглядом секретарши, заходят с трепетом и почитанием.

Но ты с хозяином этого огромного кабинеты рассталась час назад, и он прибежал на работу после вашего торопливого свидания. Как горят сейчас его глаза, как ласков взгляд, а губы еще пахнут тобой. Совсем недавно он был счастлив, этого не забудет, и сейчас сделает все, о чем попросишь. Например – такая мелочь – поставить очередной киоск в самом центре города, на бойком месте, там, где никому нельзя, а тебе, оказывается, можно, и где ясное дело, всегда будет хорошая выручка.

Но кто об этом догадается?

Союз доживал последние дни, но еще проводились какие-то съезды и конференции. В штабе одного из таких пригласили поработать и меня – мероприятие обещало быть интересным, я согласилась, и не пожалела об этом.

Съезд писателей проходил в лучшей гостинице города. У работников штаба хлопот хватало: разместить гостей, заказать автобусы для экскурсий и проследить, что бы те вовремя прибыли. Обеспечить проведение заседаний, а также обедов и ужинов. Выудить утром из чужого номера молодую легкомысленную жену, и вернуть её, избегая скандала, под бок к престарелому заслуженному мужу пока тот спит безмятежным сном после вчерашних возлияний. И еще немало других неожиданных забот. Неделя пролетела как один день, впечатлениями, полученными там, жили потом, пожалуй, целый год.

Я была еще довольно молода, но уже знала, как скользят по ожидающему телу горячие губы, замирая в самом «том» месте, где и подумать-то нельзя было. Как помимо твоей воли вырывается стон и наступает миг наслаждения, а потом – потом неделю летаешь, как на крыльях, сохраняя в себе это неописуемое таинство…

Мужчинам нравилась моя притягательная улыбка и ясные выразительные глаза, в которых отражалась то радость то беда – чаще нетерпение, реже – покой. Обаяние и некий шарм тоже были при мне. Но определенный жизненный опыт уже отвергал категоричность суждений и решительность действий.

Походка стала размеренней, хотя остепениться до конца никак не получалось – в душе все еще таилась легкомысленная девчонка.

- Где ни повернешься – везде вокруг тебя золотые вербы распускаются – однажды заметила Верочка, слушая мою очередную историю…

…Мимолетная ночь, начало нового романа, как интересна жизнь!

Михаил, один из журналистов нашего города, руководил всей этой «петрушкой» под названием «съезд». Работать оказалось легко – его указания были по-деловому кратки, анекдоты остроумны, а сам он – веселым и добродушным. Михаил сразу понравился мне, и все получилось – даже коронный девичий номер – «глазки в угол – на нос – на предмет» не понадобился.

Впоследствии наши отношения был радостными и легкими, с нежными словами, короткими встречами в обед и звонками в разгар рабочего дня, когда вдруг позарез надо увидеться, чтобы промолвить самой или увидеть в его глазах всего три слова – эти вечно молодые три слова.

…Вы когда-нибудь бежали в нетерпении по лестнице, едва попадая ключом в дверь, дрожащими руками срывали одежды, забывая закрыть замок? А потом, после всего, собирали разбросанные по ходу действия вещички, снимая, извиняюсь, лифчик с люстры?

Или набрав номер телефона, замереть, поняв, что тебя узнал его сотрудник:

- Ваш голосок с такой приятной хрипотцой трудно спутать с другим!

…Боже, а я ведь считала нашу связь великой тайной!..

… Он баловал меня, как мог – от пайков из обкомовской столовой до босоножек и костюмчиков с французскими духами из поездки в Германию.

Но вернемся в то раннее утро, когда в гостиничном номере «люкс» было просторно и светло. Вокруг оставались следы вчерашней пирушки – здесь отмечали закрытие конференции, а потом почему-то не осталось никого, кроме нас двоих…

Проснувшись первым, Михаил долго смотрел на меня, трогал рукой светлую челку, которая лезла мне в глаза, потом задумчиво сказал:

- Как бы нам сохранить все это, не опошлить и не изранить! - и мы сохранили, сохранили и не опошлили…

Но пора было вставать и приводить номер в божеский вид. Михаил относил пустые бутылки в ванную, мыл стаканы.

Мой белый свитерок и узкая серая юбка были… слегка помяты, если можно так сказать. «Женщина должна быть немного растрепанной, беспомощной и робкой» – провозглашал один приятель – таковой я и была в тот момент. Приведя себя в порядок, стала убираться в комнате – застилала постели, «освежала» стол. Вероятно, мне должно быть стыдно за эту ночь и такое легкомысленное поведение, но было почему-то совсем наоборот – светло и радостно.

И тут как будто знак свыше – надо же так все испортить, мол, играй, девочка, да не заигрывайся – осторожный стук в дверь. Женщина в шляпке, с красными глазами – следами бессонной ночи – вошла в номер, робко произнесла:

- Мне нужен Михаил Иванович.

- «Похоже, жена» – догадалась я. Надо срочно отвечать, но язык отнялся, и я кивнула в сторону ванной – мол, он там. Женщина тоже несмело качнула головой, показывая на ту же дверь, и подняла брови, мол – там?

- «Да», – опять кивнула я.

Мы бы с ней еще долго мотали головами туда-сюда, изображая двух баранов, но тут из этой самой ванной, появился Михаил. Он был доволен, как мартовский кот, ему так и хотелось дать совет: – «Лимончик укуси, а то на твою довольную рожу смотреть больно»! В руках Михаил нес мокрые стаканы, держа их всеми десятью пальцами.

Этот «рояль в кустах», в виде внезапно возникшей жены, не произвел особого впечатления – он прошел к столу, на мгновение замер, потом спокойно поставил стаканы и повернулся ко мне:

- К сожалению, мне придется уйти, – и многозначительно добавил: - Сейчас уйти …

…На широком подоконнике, выходящем на шумную городскую площадь, лежала записочка с номером телефона – это означало, что все только начинается и продолжение нашего романа впереди…

…- Где ночевала эта дама? – приставала жена.

- Да откуда я знаю? Пришла утром убраться в номере, - и она, надо же, поверила! Может, не знала, кто убирает в номерах гостиниц…

Кучурган – первая украинская таможня. Они здесь не лютуют – рыться в вещах станут на выезде – вот уж где начнутся страсти!

Две молоденькие проводницы в коротких юбочках выскочили из соседнего вагона попробовать спелую вишню с деревца у самой платформы. А к нам поднялся парень из паспортного контроля, взял в руки мой документ:

- Валерия, снимите очки, смотрите прямо! Хорошо, - шестым чувством угадав на уродской фотографии именно меня, шлепнул штампик, пожелал счастливого пути.

Видимо очень спешил этот «паспортный контроль», ведь в поезде возвращалась с моря группа детей, да еще прицепили вагон шумных футбольных фанатов, размалеванных российским триколором – за несколько минут стоянки надлежало проверить всех.

Воспитатель усмирял детей:

- Ребята, ведите себя тихо! Поймите, рядом едут ни в чем не повинные люди! – но куда там – детки махали руками, высовываясь из окон, прыгали с полки на полку и вообще вели себя так, как и положено в их возрасте.

Футбольные же фанаты шумели еще громче деток. С пивом, воблой и неприличными словами обсуждали «всухую продутый» матч …

…Появился в купе и таможенный контролер – на удивление доброжелательный украинец. Расспросил, кто мы и откуда, посидел в купе, развлекая байками о разных городах мира – о Париже и Милане, а в чемоданы и не полез.

…Едем по Украине. За окнами проплыл цветной купол цирка шапито – надо же, они еще существуют! Почти позабытое чудо возвышалось посреди маленькой площади, на верхушке расписного шатра красовался петушок на палочке, с трепещущим на ветру хвостом – так трогательно!

Вскоре исчезли побеленные украинские хатки с грядками помидор-огурцов, из которых кое-где торчали острые перья зеленого лука.

Лук! Как же, помню, помню! Была однажды эпопея с луком!

Валерия

Среди многочисленных друзей был председатель «лукового» колхоза. И я, естественно, торговала этим овощем направо и налево, получая неплохую прибыль. Сегодня отправляла машину с луком на центральный почтамт, завтра – на швейную фабрику «имени 8-го марта» и так далее. А в мае вдруг позвонил из Выборга начальник военторга – родственник Валерий:

- Воинским частям весной позарез нужны витамины. Можешь лука достать? Присылай хоть десять тонн, реализую мигом! – я обрадовалась и принялась за дело. Но поездка не складывалось с самого начала. Во-первых, напился «в хлам» сопровождающий, а так как машина вместе с прицепом уже стояла загруженная под самую крышу, пришлось собираться и ехать самой. Потом оказалось – машина-то Зил, а прицеп от Камаза – чудеса, да и только. Но Женька, молодой лихой водитель, согласившийся на этот рейс, сказал:

- Ладно, поехали! – и мы отчалили.

Раньше мне никогда не приходилось выступать в роли дальнобойщика и смотреть на дорогу из кабины Зила, поэтому все вокруг удивляло и радовало глаз. Вот выехали за город – впереди поднимается оранжевое солнце, а лесополосы, зеленеющие первой майской листвой, уходят за горизонт. Вот дорогу перебежал заяц – серый и грязный – весна же!

По дороге нас не частенько тормозили гаишники – одни проверяли документы, другие намекали «отстегнуть» пару мешков лучка. Женька воздевал руки к небу:

– Ну, где вы видели хороший лук в середине мая? - и вполголоса добавлял: – Одно гнилье везем, отвечаю! - а лук-то был отменный.

На второй день, уже под Валдаем, на крутой дороге, идущей почти отвесно вниз, когда казалось – еще чуть-чуть и полетим туда вместе с машиной кувырком, пробило колесо у прицепа. Осторожно съехав с оживленной трассы на полянку, стояли, оглядывая случившееся безобразие. Женька пожал плечами:

- Да нет у меня такой запаски…

- Как это «нет»? – обалдела я, - Тогда делай что-нибудь! Делай же, не стой столбом! – и он отправился на дорогу тормозить Камаз.

Таковой появился быстро, и даже нашлось запасное колесо – о святое дорожное братство! Пожилой водитель вышел помочь, а Женька вручил мне новую шину и тоненькую резиновую трубочку:

- Надувай!

- А где насос? – не подозревая подвоха, сумничала я.

- Какой еще насос? Нет насоса, давай дуй ртом! - он повернулся ко мне спиной и пошел к прицепу снимать пробитую покрышку.

Прокричав вслед Женьке все, что думаю про запасное колесо и про насос, забытый дома, про жизнь вообще и про него в частности:

- Вот угораздило же меня, деловую женщину, связаться с такой бестолочью! – я вздохнула и стала дуть в эту хрень, став на колени возле лежавшего на земле колеса. Было это не очень удобно: кололась противная сухая трава, и хотя уже вовсю светило утреннее майское солнышко, но прохладный ветер нес от машины спертый луковый душок – короче, злости не было предела. А маленькая гадская трубочка все время выскальзывала из рук и слетала с ниппеля – так и хотелось растоптать её ногами. Я стойко продолжала свое нелепое занятие, бурча под нос нечто вовсе неприличное, пока не почувствовала – за спиной что-то происходит. Оглянувшись, увидела – эти два обормота, глядя на мои страдания, держались за животы! Надо было видеть их довольные рожи – радость так и перла из них. Умники, твою мать, ваша шутка удалась!

- Поймаю – прибью! – пригрозила Женьке, забрасывая в кусты злосчастную трубочку.

- Пардон, мадам! – ухмылялся он, уже не таясь, – Очень хотелось поднять вам настроение! Кстати, в машине есть компрессор, ферштейн?

Нет слов, говорю же – надо было прибить за такое …

…Было свежее весеннее утро, впереди была еще долгая дорога. Трасса М-10 или Е-105? – совсем уже не помню!

…Под самым Выборгом опять случилась поломка.

По сторонам ровной как стрела дороги, за серой пеленой дождя, неправдоподобно красивой картиной тянулись корабельные сосны. Их вид очень напоминал эстонский остров Эзель, где в лётном гарнизоне отца прошло мое детство – оторвать взгляд было невозможно.

Второй час глазела из окна, Женька копался в моторе, наконец, сказал:

- Ура! – отряхнул капли дождя с куртки, поднялся в кабину и сходу заявил:

- Снимай колготки! – в моем ответном взгляде было много чего, перечисляю по порядку: возмущение, удивление, смущение, потом даже немного кокетства – Женька-то парень вроде ничего. Но этот тип уточнил:

- А еще видел в твоей сумке бигуди – вытаскивай – фильтр буду делать!

Приколист, мать его…

Наконец «перестройка» победила, страсти немного улеглись, и новые фирмы, занимаясь всем подряд, стали становиться на ноги. Домашний телефон звонил почти круглые сутки – самые лучшие идеи почему-то приходили в голову именно по ночам, после дневной суеты. И начинали искать нужных людей, с которыми можно было обстряпать ту или иную сделку:

- Есть вагон линолеума. Ищем покупателей, можно «срубить» неплохой процент! - перепродажа вагона турецкого линолеума или фуры с апельсинами из Греции было обычным делом, и я подключалась. Пусть получалась одна сделка из десяти – это никого не останавливало. И тут моя на днях открытая фирма со своим счетом в банке, где оседали неплохие суммы «за посреднические услуги», оказалась большой удачей.

Теперь пора было распрощаться с шефом, чтобы не делиться с ним прибылью. Оставалось всего лишь сохранить цех – то есть забрать швейные машинки, за которые, кстати, давно расплатилась, и хорошенько их спрятать. Вот только шеф однажды, как бы невзначай, обронил, что у него «длинные руки» и если что, достанет везде. Что ж, задача усложняется, но тем интереснее – ведь если мне что в голову втемяшится…

Короче, взяли мы с закадычной подругой Верочкой бутылку вина, сели на кухне, и стали думать, куда мне теперь податься? Выкурив пачку сигарет и перебрав добрый десяток вариантов, не остановились ни на одном. Но выход есть всегда, просто иногда он настолько необычен, что веришь не сразу. Вот и в моей голове, наконец, забрезжило: из рассказов приятеля, опера уголовного розыска, слышала – бывает, что преступники прячутся от наказания …в тюрьме! Почувствовав в этом какое-то зерно, озвучила мысль. Верочке идея сначала показалась дикой, но после третьей рюмки мы стали крутить её так и эдак, и наутро я уже точно знала, где будет стоять мой цех.

К начальнику тюрьмы, с которым раньше и знакома-то не была, пошла, как ходила когда-то к директору нефтебазы за бензином для картинга – красивая и наглая (самоуверенная, если вам так больше нравится), помня заповедь: чтобы открывать любые двери надо очень хорошо выглядеть!

По внутреннему дворику под пристальным взглядом дежурного, шла, как учила мама – выпрямив спину и задрав нос. Подойдя к окошку, услышала, как тот сказал офицерам:

– Эта женщина, как говорится, «из толпы»! – протянул ладонь, взял мою руку и, сквозь прутья решетки, поднес к губам. Было очень приятно…

Прошла дальше мимо случайно открытой двери в небольшую пустую камеру. Серые каменные стены покрыты плесенью, в полу устроен сток для воды – откуда тут возьмется вода? Окон нет – только крошечный глазок в двери. Возле стены полка для сидения – что-то вроде лавки или нар – страшное место! Такое впечатление, что попала в суровый век инквизиции. При мысли, что здесь время от времени находятся люди, стало жутко…

Но вот кабинет начальника. Солидный полковник, внимательно выслушав мое предложение, задал единственный вопрос:

- Как будешь расплачиваться?

- Конечно наличкой!

Не берусь судить, что было решающим в тот момент – возможность занять делом заключенных или, получив «живые» денежки, выдать, наконец, зарплату сотрудникам. Но на следующий день мне дали грузовик с офицером и тремя грузчиками, а к вечеру швейные машинки стояли за колючей проволокой. Я получила пропуск в зону, а бывший шеф, что совсем удивительно, вовсе не обиделся, а пожелал удачи на самостоятельном пути.

От надомниц отказываться не стала – пусть себе ковыряются потихоньку…

Все прелести работы в зоне поняла позже. Сначала по простоте душевной полагала – обустраивая новый цех, придется опять получать разрешения, приглашая десятки проверяющих, «проставляясь» бутылками и «радуя» их конвертиками с деньгами. Поэтому, увидев, что мастера-заключенные проложили провода к розеткам для промышленных утюгов не так, как надо, помчалась к начальнику:

– Этого никогда не пропустят проверяющие! - и увидела в глазах полковника неподдельное удивление:

– Лерочка, дорогая, да кто же их сюда пустит, проверяющих-то твоих?

– Йезз! – обрадовалась я, увидев, как просто здесь решаются сложные вопросы.

Цех в тюрьме – немыслимые удобства для частного предпринимателя, могу даже опытом поделиться – здесь не нужна охрана, об оплате аренды помещения и электричества вообще нет и речи. Не существует никаких проблем с трудовой дисциплиной и поиском нужных рабочих:

– Борис Ионович, закройщик – заключенный Артур – завтра выходит на волю. А ведь как он умеет разложить крой на ткани – обрезков почти не остается! Где теперь найти такого?

– Это вся твоя беда? Пройдись по городу, подбери в любом ателье другого и покажи пальцем – мы быстро его «закроем»! – с чувством юмора у шефа было все в порядке.

На следующий день Артур вышел на свободу и его встречали кореша на черном авто, а мне из какой-то далекой зоны опера выудили другого закройщика – ничуть не хуже прежнего.

Цех, работающий в две смены, был замечательный – три десятка швейных машинок, закройный стол, пяток гладильных досок. На складе кладовщик и несколько подсобных рабочих раскладывают готовые изделия по полкам – даже в мечтах не могла пожелать подобного.

Но и в этом просторном помещении стоял неистребимый тюремный дух, зарешеченные окна и серая роба, надетая на новоиспеченных «портных» не давали ни на секунду забыть, где ты находишься.

Одна из основных проблем производства – проблема снабжения не стояла. Ведь в нашей области есть огромный хлопчатобумажный комбинат, где моя подруга работала директором отделочной фабрики. Ткань, произведенная здесь, расходилась по стране вагонами, но мне былое позволено пару раз в месяц получать всего машину ситца. На тюках был указан метраж, а сколько получится постельного белья, просчитают заключенные. Но и тут оказалось все не так просто – ведь смешно думать, что русский мужик оставит свои привычки! Сидящий за воровство и в тюрьме частенько продолжает делать то же самое.

Однажды один «закройщик» сказал другому:

- А что, если ткань намочить?

- Намочить и… потянуть! - добавил второй.

Глаза их загорелись и дело пошло. Они натягивали ситец на теннисном столе, брызгали его водой и опять тянули – получались излишки ткани. Не мудрствуя лукаво, шили «левое» постельное белье, сбывая его сотрудникам тюрьмы. Все были довольны – как говорится, и овцы целы и волки сыты, а что мои простынки после стирки сильно сядут, так это, как говорил Карлсон, пустяки, дело-то житейское!

А вот проблема сбыта стояла остро. Детские байковые распашонки и женские халаты продавались с трудом, заказов на белые кимоно дзюдоистов и зеленые хирургические «пижамы» было мало, постельное белье магазины тоже брали неохотно. Но объявления в газете выходили постоянно и в один прекрасный зимний день в офис вошли две прилично одетые дамы:

- Швейное производство «Ника» здесь? Мы от прикаспийских нефтяников, – расстегивая каракулевую шубку, присела к столу полная блондинка.

- Это ваше? – добавила ее спутница, протягивая газету с моим объявлением.

И они предложили большой заказ постельного белья, спецодежды и даже – не поверите – огромных брезентовых чехлов на механизмы нефтяных вышек. Вот где действительно счастье подвалило!

За неделю мы «утрясли» расценки, объем заказа и заключили договор. Белья и спецодежды требовалось много – теперь цех был полностью загружен работой. Таким образом, «швейка» стала приносить постоянный доход, и все были довольны.

Но через пару лет в стране перестали платить зарплату, а когда людям нечего есть, простынки становятся без надобности. Нефтяники тоже затянули пояса потуже, заказывать свои «робы» перестали и мы оставались без работы. Я видела – производство умирает и надо искать другое занятие. Презентовав оборудование цеха тюрьме, я распрощалась со своими «покровителями в погонах». Но некоторые моменты остались в памяти надолго.

Помню, как познакомилась с Сергеем – начальником оперчасти.

По территории зоны мне разрешалось ходить только в сопровождении дежурного, но ждать его иногда приходилось долго.

- «Чего там идти-то – всего десять метров – от ворот до «швейки»! - в одно прекрасное утро решила я и направилась к цеху, но, не пройдя и двух шагов, столкнулась с симпатичным незнакомым офицером:

- У нас в тюрьме сегодня, что, день открытых дверей? – удивился Сергей – а это был он – схватил меня за руку и повел к начальнику:

– Гражданочка ходит по зоне одна! – возмущенно доложил полковнику, а потом повел в свой кабинет.

– Глазом моргнуть не успеешь, как зеки уволокут, спрячут в подвалах – никогда не найдем! – долго втолковывал мне, неразумной. Я, конечно, в этом сомневалась, но по спине поползли мурашки и больше одна по зоне не ходила.

А вот другой случай.

В тот день настроение у дежурного на проходной было никудышнее: с утра шел осенний дождь и даже служебные собаки не желали высовывать носы из будок. Но колючая проволока и цепные псы отнюдь не определяли характеры сотрудников. Здесь тоже были свои шутники, одним из которых и слыл дежурный капитан Николай.

Сегодня он со скукой наблюдал за снующими мимо офицерами, пока в его поле зрения не попал завхоз Ефим, поступивший на службу недавно. Николай взглянул на него, потом на цепного пса в будке и сказал:

– Фима, а ты совсем мышей не ловишь! – завхоз остановился:

– Не понял, в чем дело-то?

- Собаки должны охранять территорию, а им в дождь из будок ничего не видно!

– Ну и что? – спросил Ефим, до сих пор не помышлявший о незавидной собачьей доле.

– Как что? Давай стекли будки!

В отличие от приколиста-капитана, который был здесь в своей стихии, Ефим сразу стал всеобщим объектом розыгрышей, хотя на них и не обижался. Он тут же взял складной метр и принялся прикидывать размеры окошек, чтобы псам был виден весь двор. Набросав «чертеж» на бумаге, показал капитану.

- Теперь иди к начальнику, пусть дает добро! – посоветовал тот, и Ефим пошел «по начальству».

У полковника в это утро настроение было хуже некуда, поэтому Ефима, державшего в руках листок, встретил хмуро:

– Тебе чего?

– Стекла надо – немного, всего пару квадратных метров, – и Ефим поведал о собаках, которым из-за дождя ничего не видно.

Начальник смотрел на него и, как говорят, никак не «врубался». Наконец, поняв суть дела, ухмыльнулся и погнал Ефима вместе с его бумаженцией вон. Повеселились и работники штаба, наблюдая за несостоявшимся «остеклением собачьих будок».

- Был такой этап в моей биографии! – закончила я свой рассказ о «швейке» в тюрьме.

- Да, интересная история, - отвечала Светлана, - как у тебя хватало сил на все?

- Куда деваться? Не забывай – я растила двоих детей! Ладно, чистим зубы и «на боковую»!

Наступила очередная ночь нашей дороги, Светлана уже спала, а я опять мучилась бессонницей.

…Моя бессонница имеет форму шара, нет, скорее ежика – из неё в разные стороны торчат мягкие пушистые иголки, даже ножек не видно – одни иголки. Ткнет в бок своим ежиным носом, прогонит сон, и мысли заворочаются, выстроятся в ряд, и бегут, бегут…

Бессонница может побеспокоить ранним утром – часа в четыре. А может заявиться с вечера, и тогда не уснешь до утра, станешь выключать и включать телевизор, щурясь на порнуху, предназначенную явно не тебе. Вот веки начинают слипаться, мысли путаются, расплываются, и кажется, засыпаешь, но стоит потушить свет – все начинается сначала!

А если кто позвонит после десяти вечера, то бессонная ночь обеспечена, и гоняешь думки – о сыне и дочке, непоседах внуках, завтрашнем обеде и квитках за квартиру – и весь день потом ходишь разбитая как старая телега.

Хорошо дремлется перед телевизором – он себе тихонечко бубнит, но тут кто-нибудь из домашних и подойдет и выключит – мол, спишь же, пусть не мешает! И все – сон как рукой сняло – блин, ну вот зачем надо было это делать?

Бессонница – это когда все передумала, а сна все нет, уже пришло верное решение, а его опять нет! Временами зловредная, злобная старуха с длинной клюкой, а иногда задорная и озорная, совсем не старуха, а самая что ни на есть молодайка, широко раскрыв свои глазищи, позовет:

– Чего спишь-то? Давай попробуем дописать твой рассказ, смотри, что я придумала!

Кажется – она толкается, щиплется и гремит холодильником – сколько открывает ночных тайн, сколько звуков! Вот где-то в доме хлопнула дверь, этажом выше процокали каблучки, а внизу скрипнуло окно и потянуло табачным дымком – значит, кто-то тоже не спит…

Утром постояли в очереди к умывальнику, перестелили свои лежанки и снова устроились у столика. По коридору прошел проводник, опустил шторки на окнах, в вагоне стало прохладнее.

Светлана, порывшись в сумке, достала фотографию – они с мужем посередине, рядом две девочки. Почему-то с грустью посмотрела на нее, потом протянула мне. Семья как семья, ничего особенного – фотографии лет десять. Сама Светлана, девчонки с косичками и пышными бантами, светловолосый мужчина лет за тридцать, пытливый взгляд широко открытых глаз – где его видела? Не там ли, в знаменитом Доме молодежи – в самом начале «перестройки»? Покрутив в руках, вернула Светлане.

Светлана

…Возвращаясь из Еревана «на воздусях», они с Любочкой вспоминали каждый час, каждый миг прошедшего отдыха. А дома – дома, как бы в отместку за этот грех, ждала ошеломляющая новость. Старшая дочка, Евочка, даже не окончив школу, нагуляла ребеночка – потеряла аппетит, ее частенько тошнило, и скоро стало ясно, в чем дело:

– Мама, я, кажется, беременна, - Светлана замерла с чашкой в руке, секунду смотрела на дочь, потом опустилась на стул: - Беременна?

- Ох уж эта Евка, намучились мы с ней! – продолжала Светлана, - Учиться не хотела – одни гулянки на уме, а в пятнадцать лет и вовсе сбежала из дома.

Поздним зимним вечером вдруг куда-то засобиралась – я, конечно, не пускала. Начался скандал, в конце концов, дочь накинула шубейку и выскочила за дверь, пригрозив, что больше не вернется. Юра вернулся в тот день поздно, узнав обо всем, сказал:

- Не бегай за ней! Ушла и до свидания!

- Юра, о чем ты говоришь? Заводи машину, поехали искать девочку!

- Куда ехать? У кого она может заночевать? С кем дружила последнее время?

- С Таисией Вороненко. Да только у них семья – семь человек, нищета гольная…

- Успокойся, там она не задержится! Поживет у чужих людей – без денег, без одежды – может, что и поймет.

Так и вышло, - продолжала Светлана, - время от времени я справлялась о ней у подружек, а недели через две раздался звонок в дверь – передо мной стояла дочь во всей красе: джинсы грязные, волосы немытые, сама какая-то зачуханая.

- Я пришла домой! – с вызовом, под которым пряталось некое подобие вины, произнесла она.

- Давно пора, - я была так рада, что не скрывала этого.

Потом отмывала дочку в пенной ванне – терла спинку и слушала ее рассказ:

- Мамочка, бедные Вороненки! Пятеро детей – свихнуться можно! Питаются плохо, дом запущенный – подоконник пальцем тронь – краска отвалится, обои в кухне ободранные. Совсем не то, что у нас!

И тут же нахально потребовала:

- Ма, принеси клубники с мороженым, у нас ведь есть? – а потом, лежа в ванне, обзванивала подруг собирая последние новости…

Месяц – другой дочка вела себя прилично, но потом... Видишь, чем все закончилось!

…Выходов из подобной ситуации бывает несколько, Ева выбрала самый плохой. Разругавшись с отцом будущего ребенка, обозвала его подонком и категорически отказалась выходить замуж. Никакие разговоры по душам, уговоры и воззвания к разуму не помогали, матери пришлось смириться с тем, что ее усилия напрасны – свадьбы не будет.

Дочь вела себя так агрессивно, что Светлана ее не узнавала, с удивлением понимая, что совсем не знает своих детей. Конечно, ведь воспитывала их нянька Альбина. Приятная женщина лет сорока давно присматривала за девочками – кормила, водила на прогулку, читала книжки, укладывала спать. Тратя свободное время на себя, любимую, Светлана не понимала, что отдаляется от детей. Дочки были рядом, но становились своенравными и резкими, не терпящими поучений и возражений – нянька не имела права им перечить и ее любимые девочки росли настоящими эгоистками.

- Зачем нужна была эта Альбина, почему я не занималась воспитанием детей сама? – понимала теперь Светлана, но было уже поздно...

Внучка родилась замечательная, но Ева впала в депрессию, сидела дома, кормила располневшей грудью ребенка, глядела в окно, и надо было что-то делать.

Тогда Светлана, по совету той же Любочки, «повесила» дочкину фотографию на сайтах международных знакомств. Уж искать жениха, так солидного иностранца!

Евочка была хороша в своей молодости, и желающих завязать знакомство оказалось достаточно. Просеяв кандидатуры, мать отбросила малообеспеченных субъектов, дедков старше пятидесяти, и выбрала двоих – итальянца и француза. Во всем этом Ева участия почти не принимала, но наступила пора отправляться в путь.

Дорога до Москвы, Домодедовский аэропорт промелькнули в один миг, и вот мама с дочкой в Италии. Приветливый курортный городок Римини утопал в зелени, море было теплым, погода солнечной. Но обстановка у первого кандидата в женихи совершенно не соответствовало ожиданиям. Крошечная квартирка на окраине упиралась окнами в глухую стену, а туалет размером в два квадратных метра быстро спустил невесту с небес на землю. Кстати, парень был совсем не так хорош, как выглядел на фото в интернете, да и работал всего лишь продавцом в лавочке на набережной.

- Первый блин комом, – проворчала Светлана, садясь в самолет из Римини в Москву.

Казалось бы, вояж не удался, но не тут-то было! Понимая, что девочка хороша, пока молода, и надо действовать быстро, Светлана тут же занялась вторым женихом, французом. Моментально оформила визы, и вот они опять в самолете. Во Франции придирчивой мамаше понравилось все: сам жених, его новенькая машина, коттедж за городом и даже мебель в комнатах. Проведя несколько дней в просторном доме под Парижем, они сделали свой выбор. Евочка с маленькой дочуркой остались во Франции, а Светлана вздохнула облегченно – одна дочь пристроена неплохо.

- Верно говорят: «Все, что случается, случается к лучшему!» – закончила она.

- Ты о чем? – не сразу поняла я.

- А что лучше – Париж или наш город?

Валерия

…В чашках на столике купе дымился незатейливый кофе из пакетика «три в одном», репродуктор радовал негромкой мелодией. Теперь Светлана слушала мой рассказ о местной мафии, зарождавшейся в 90-х и у нас.

Не стану вдаваться в подробности, как удалось мне, применив все связи и выдержав длительную «оккупацию» моей кухни гулянками с одним из профессоров только что открытого в нашем городе университета, «впихнуть» туда Ирочку. Но у меня получилось!

Кроме новых подружек моя дочь – первокурсница, обрела в его стенах и поклонников, среди которых был и Саша – студент юрфака. Парень был неординарный, с кучей нужных знакомств, приветливый и услужливый. Засыпал дочку дорогими подарками, приглашал на модные спектакли, катал по Волге на пароходике. А в один прекрасный день я с удивлением узнала, что эти «детки» крутят «новшество», дозволенное перестройкой – то есть «наперстки» у подземного перехода в центре города. И мое чадушко принимает в этом самое непосредственное участие, изображая вместе с подружками зевак. Я не устроила скандала, но, слегка пожурив дочку – мол, не пристало приличной девушке заниматься подобным, поняла, кто есть кто.

Когда через месяц на бойком торговом пятачке в ряду других появился и мой первый киоск, сосед – суетливый лохматый торгаш с огромными баулами, больше похожий на «челночника», ехидно поинтересовался, указав пальцем вверх:

- С «этими» вопросы порешала? Смотри, сожгут киосочек-то!

А на другой день «эти» заявились и сами:

- Пошли, потолкуем!

Развалясь за столиком летнего кафешки три желторотых юнца в спортивных адидасовских костюмах, втолковывали мне, непросвещенной:

- Догадываешься, кто мы такие? Так вот, станешь нам отстегивать…, - смысл их корявой речи с упоминанием о сумме «отстежки» был крайне неприятен.

- «С какой стати?» - возмутилась, было, я, но тут вспомнила про Сашку и его «наперстки»:

- Нет, ребятки, сначала мне надо посоветоваться с Карагодиным! – с лиц «рэкетиров» тут же сползли самоуверенные улыбки:

- Вы что, знакомы с Саньком?

- И очень даже хорошо!

- Пошли отсюда, Толян! – моментально сориентировался один из них. Толян и иже с ним быстро встали из-за стола и растворились вдали.

…На следующий день Иринкин приятель Санек стоял у моего киоска и объяснял двум своим «качкам»:

- Это тетя Лера. Это ее киоск, который трогать никому нельзя – уясните это сами и расскажите другим. Я сказал! – те послушно кивали, слушая Карагодина – эдакого «козу ностру» нашего района…

А однажды к хозяину большой фирмы, ряда недвижимости и вновь открытого банка, пришел киллер. Да, самый настоящий киллер. Дело было так.

Несколько друзей решили создать частный банк. Распределив акции соответственно вложенным средствам, выбрали управляющего – Ивана Григорьевича. Вошел в состав акционеров и его приятель Савелий – с трудом насобирав немного налички, он получил всего пять акций. А когда пошла первая прибыль, Савелий позавидовал: - «Почему управляющим стал не я?» Но «подвинуть» главу банка было невозможно – акционеры доверяли свои капиталы только Ивану. Не понимая этого, Савелий после недолгого раздумья решился на крайнюю меру – стал искать киллера.

- «Так как все остальные заняты более важными делами, - рассчитывал он, - должность управляющего будет у меня в руках!»

И киллер нашелся – в те годы это был «не вопрос». Но перед тем как взять деньги, после чего пути назад не бывает, он решил разведать положение дел. Каково же было его удивление, когда узнал в своем «объекте» отца друга! И пошел к нему – поговорить…

Пришлось Ивану втолковывать несостоявшемуся убийце, что в случае чего банк рассыплется сразу – учредители моментально заберут свои капиталы. Не знаю, о чем еще говорил финансист, только беседа их была долгой и серьезной. После чего убийство не состоялось – банкир благополучно остался в живых, а скандал в кулуарах банка, говорили, был приличный.

…Подобное иногда случалось рядом с нами – и это вовсе не выдумка, много чего бывало в той жизни…

…Осень запаздывала – во второй половине декабря еще стояла бесснежная теплая погода. Тем вечером мы с Костей Афанасьевым, бывшим ментом, а сегодня хозяином фирмы «Фауст», собирались подписать договор о поставке вагона кухонной мебели. В его полуподвал, превращенный в офис, мы с бухгалтером Вячеславом явились под вечер.

То, что сейчас у меня не было товара, а у Кости денег, никого не останавливало – я знала, где взять эту мебель, а он, уверена, к сроку раздобудет нужную сумму.

Вчера Костя получил фуру вина «Янтарь Ставрополья», почему-то разлитый в пол-литровые банки, об аренде складов никто вовремя не позаботился, и разгружать этот «Янтарь» пришлось прямо сюда. Завтра вино развезут-распихают в магазины под реализацию, а потом целый месяц будут «выколачивать» свои деньги – это будет длинная песня и совсем другая история. Сегодня же все комнаты были забиты ящиками, свободным оставался лишь кабинет «босса».

Костик, имевший связи во многих областях нашей деятельности, был галантен до невозможности и располагал к себе сразу:

- «Лишь вчера мы брали с ним с тоски по банке… - процитировал он строку из Высоцкого, выставляя на стол первую банку вина.

- Ни за что! – взбрыкнула было я, но Афанасьев грустно так сказал:

- Надо, Федя, надо… - и открыл поллитровку.

…Под этот «Янтарь» пункты стандартного договора согласовывались быстро и через час, уговорив при этом несколько банок замечательного винца, мы его подписали. Потом направились к выходу – и застыли перед закрытой дверью. Костя пошарил по карманам – ключей не было. Что же делать – на окнах решетки, дверь заперта – неужели до утра не выйти?

Афанасьев сдался быстро:

- Ночуем здесь! - и показал на диван.

- Вина хватит! – согласился Вячеслав и уселся на втором «спальном месте». Меня же такой расклад не устраивал. С тоской глядя за окно, где прогуливался народ, пыталась привлечь внимание прохожих, но горожане проходили мимо. Пришлось прибегнуть к экстренным мерам: открыла окно и, протянув сквозь решетку руку, схватила кого-то за ногу – то есть что достала, за то и схватила. Раздался короткий визг, а затем ко мне наклонилась испуганная девица:

- Чего хулиганите?

- Помогите выбраться! – взмолилась я. Та прониклась и стала звонить в отделение милиции.

Примчались два шустрых опера, быстро отыскав ключи, добыли нас из подвала и пригласили к себе в райотдел, а мы прихватили несколько банок винища – типа «простава». Чувство вновь обретенной свободы пьянило еще больше, но уже можно было подумать о завтрашнем дне, предстоящей поездке в Москву и новых делах.

Многое из того, что прежде каралось законом, стало общедоступным, а спекуляция превратилась в обычную торговлю. Сговориться о поставке мелкой партии товара можно было и дома, договоры на большие суммы заключались в столице.

…В тот раз мне предложили целую фуру женской одежды – зимних курток, осенних плащей и разноцветных «футлов» - наимоднейших женских штанишек, по-теперешнему «леггинсов». Для оплаты своих средств не хватало, это я поняла в номере гостиницы «Россия», где останавливалась не раз, хотя простому гражданину поселиться здесь было трудно.

Зима уже вступила в свои права – я смотрела в окно на заснеженную Красную площадь, мучительно перебирая всех, кого можно привлечь к этому делу и наконец, вспомнила. В родном городке однокурсник Виктор, в недавнем прошлом крайкомовский чиновник, стал успешным бизнесменом.

«Чем черт не шутит – возьму и его в долю» - подумала я, поднимая телефонную трубку.

Виктор обрадовался такому удачному случаю, сразу обговорил условия и пообещал отправить ко мне «гонца» с чековой книжкой. Откуда у него взялись такие капиталы, не представляю, но деньги теряли свою ценность и умные люди срочно вкладывались в товары длительного хранения. Одежда, обувь, столовые сервизы и даже тушенка – годилось многое.

Уже вечером в номере раздался телефонный звонок.

…Так бывает – вдруг из давней юности возникает забытый человечек:

- Разрешите представиться, – в трубке приятный мужской баритон, - майор Степан Фролов! Прибыл в командировку, заодно и вам от Виктора Сергеевича кое-что привез.

«Фролов? Вот это сюрприз!»

- Очень жду вас, Степан! Но еще больше мне хочется увидеть вашего брата, Петра – слышала, он теперь живет в Москве?

На той стороне трубки воцаряется тишина – мол, откуда эта незнакомая женщина может знать Петра? А я знала, хорошо знала братьев Фроловых. Со старшим, Петром, училась в одном классе, его брату Степке было тогда лет пять. Петр заведовал школьной радиорубкой – в закутке за сценой ребята пристроили магнитофон, принесли кассеты с записями и модные мелодии звучали на вечерах и переменах. Степана он иногда брал с собой, и если ребенок засыпал – прямо здесь, в рубке, то мы ходили на цыпочках, разговаривая шепотом. Теперь же – чудеса твои, Господи! – через двадцать пять лет, слышу голос этого «ребенка» в трубке!

…Мы встретились вечером в ресторане гостиницы – я и два брата Фроловых. У Петра на погонах поблескивали три полковничьи звезды, и служил он в Генштабе. Степан, рангом помладше, тоже продолжил офицерскую семейную династию. Сказать к слову, их старший брат Алексей давно уже был генералом.

Сюрприз получился отменный – Петька долго вглядывался в мое лицо, вспоминая, потом удовлетворенно крякнул:

- Какая встреча, я так рад! – и крепко обнял.

Мы долго сидели за столиком, вспоминая родную школу, друзей и даже любимую песню «Сиреневый туман». Степан слушал эти воспоминания с неподдельным интересом. Потом встал, подошел к оркестрантам, пошептался с ними, взял в руки гитару:

- Сиреневый туман над нами проплывает, - его голос был немного хрипловат, но точно – оттуда – из моего прошлого.

Петр тоже не смог усидеть на месте. Устроившись у рояля, пробежал пальцами по клавишам, сказал: - Для тебя! - и подхватил:

- Над тамбуром горит полночная звезда…

…Ресторан шумел разными голосами, танцевали люди, только мы смотрели друг другу в глаза и были далеко-далеко, в том небольшом южном городке, в нашей прекрасной юности.

Там, где на черном бездонном небе пасутся нескончаемые стада ярких звезд, где они падают вниз, выполняя загаданные желания.

Там, где в цветущих садах одуряющим ароматом пахнет весной черемуха, где зимы снежные, а сугробы – в рост человека.

Где мы совсем не ценили своей юности, не зная, что она никогда не вернется, но останется в каждом навсегда, станет вспоминаться временами, и тогда будет щемить сердце и щипать глаза…

Через день Степан уехал, да и мне хотелось попасть домой до Нового года.

Почти рысью пробежавшись по знаменитому треугольнику «Гум – Цум – Детский мир», накупила подарки детям и чуть живая добралась до вокзала. Приближение праздника чувствовалось и здесь – посредине зала сверкала нарядная елка с большими красными шарами, а колонны радовали глаз цветным серпантином.

В ожидании поезда перебирала в уме приобретения – ажурную кофточку дочери, кроссовки и альбом с марками сыну, прикидывала оставшиеся деньги и поняла – могу купить что-то еще. И тут вспомнила – Верочка просила:

- Привези электрический нагреватель для проточной воды – они там есть даже в киосках на вокзале, вдруг увидишь перед отъездом?

И действительно – вот киоски, а вот и обогреватели. Взяла сразу два – один Верочке, другой себе.

Домой явилась в преддверии праздника. Дети расхватали подарки, оценили деликатесы и отправились встречать Новый год к друзьям-подружкам. Запихнув остальные вкусности в холодильник, полезла под душ – пора и мне в гости. Но вместо горячей воды послышалось знакомое шипение – искупаться не суждено. И тут я вспомнила про нагреватели! Вышла из ванной, достала один и отправилась порадовать соседку:

- Верочка, новогодний презент! – протянула коробочку, понимая, что горячей воды нет и здесь.

- Какой царский подарок! – обрадовалась та, завершая ваять новогодний шедевр под названием «селедка в шубе».

…Знать бы, что ждет нас в ближайший час, и поумерить свой пыл, но я помчалась обратно принимать, как была уверена, горячий душ. Насадка с леечкой на конце надевалась на кран и включалась в розетку – делов-то! Даже незачем читать инструкцию: - «Что там может быть нового, сама все знаю!». Нацепив шланг с набалдашником на краник, размотала шнур и воткнула вилку в розетку – пошла горячая вода. Под ее струями намылилась, но тут свет погас, а вода быстро остыла. Отряхнув пену, натянула махровый халат и, натыкаясь на стены, выглянула в коридор – тоже темно. Пришлось нашарить телефонную трубку…

Аварийную команду ждали долго. Наконец на лестничной площадке раздались шаги, во мраке послышался голос:

- Электриков вызывали? – я обрадовалась и распахнула дверь. Вошли два не совсем трезвых (Новый год же!) парня, деловито спросили:

- Что включали?

- Причем тут «что включали»? Замечательный новый нагреватель, вот что!

- Замечательный, говоришь? – ухмыльнулся тот, что был постарше, а второй добавил:

- Теперь на полгода весь дом без света остался! – я обомлела…

Они понаслаждались произведенным эффектом, потом снизошли, поковырялись в распределительной коробке и, о чудо! – лампочки засияли, обрадовав меня и соседей, которые уже высовывались из квартир, чтобы выяснить причину такого безобразия.

Я сунула парням денежку, добавила бутылку шампанского и мы распрощались. Затем, нарядившись в привезенное из столицы платьице, помчалась в гости и сама.

…А в это время несведущая Верочка, запихав в духовку пирог, в отличие от своей излишне самонадеянной подруги, стала внимательно изучать инструкцию. Фраза относительно «мощности потребляемого тока» ей сразу не понравилась, но попробовать-то хотелось! Она подошла к крану и нацепила прибор …

Помните сказку по белого бычка – «во дворе мочало начинай сначала»? - наша история была такой же. Соседи уже вовсю возмущались на лестничных площадках, а на новый аварийный вызов приехали те же самые, но заметно «повеселевшие» электрики:

- Где дамы надыбали эти штучки? – издевались они, уже не стесняясь, и допытывались, сколько еще таких «замечательных приборчиков» есть в заначке. Напоследок пообещали отключить весь дом на фиг навсегда – «чтобы мороки меньше было».

И только я, забыв предупредить подругу о подлой сущности привезенного подарка, сидела в другом конце города за праздничным столом…

Наступал-таки Новый, 1996-й год!

…Годы шли, дети росли не хуже других, были одеты и накормлены,

ходили в разные кружки и секции, музыкальную школу и плавательный бассейн. Приносили домой пятерки и двойки – все как у людей. Будь у меня супруг, который трудился рядом с такой же отдачей, по-мужски предостерегая от неверных шагов, мы достигли бы большего. Но и теперь некоторые с завистью смотрят на мою просторную квартиру, автомобиль последней марки и, что уж там, дорогую фирменную одежду. Хотя мало кто знает, сколько трудностей пришлось пережить, создавая все это. Как работала с рассвета до поздней ночи, как отбивалась от назойливых проверяющих и выгоняла вороватых продавцов. Не спала ночами, не зная чем назавтра выплатить кредит, и где взять очередной. Просчитывала результаты удачной сделки и искала новую. А в голодные девяностые варила детям на обед постный борщ и пустую рисовую кашу. Как однажды за «упущенную выгоду» от несложившейся сделки партнеры грозились украсть моего десятилетнего сына – всего не рассказать!

Чтобы ребенок не озорничал от скуки, его надо отвести в какой-нибудь кружок – на танцы, рисование или футбол, после которых сил на «подвиги» не останется – в койку и спать! Дети давно прошли все это и вот уже «спортсменом» становится пятилетний внук.

Приближалось лето, занятия в секции дзюдо, куда теперь ходил Кирилл, заканчивались. Я ждала его на скамейке в сквере возле спортивного зала, и наконец, он вышел.

Мальчик шествовал, высоко подняв голову, и глаза искрились таким восторгом, словно ему подарили весь мир. На груди, на широкой красно-синей ленте, блестела медаль, точь-в-точь как золотая. Кирилл косился на неё, для верности придерживая ладошкой.

Я всплеснула руками:

- За что тебе дали эту медаль?

- Я был один из лучших в этом году!

– Надо же, вот уже и год прошел! – мы пошли по аллее, и я сказала:

- Ветерок с Волги холодный, курточку застегни! – изумленный взгляд был ответом:

- Ты что, ведь тогда никто не увидит мою медаль! – крыть было нечем – так и шли – ветер дул, медаль сияла, и радости в этот день не было конца…

Светлана

Наш поезд все шел, до родного города было еще далеко, Светлана продолжала свой рассказ, а я опять с интересом слушала.

Двухэтажный коттедж – наверху две спальни, гардеробная и детская комната, внизу столовая, кабинет Юрия, комната, как теперь говорили «для гостей»; во дворе газон, мощеные дорожки, добротный забор и кирпичная банька – все подчеркивало престижность хозяина.

В просторном холле, за накрытым к завтраку столом в легком пеньюаре сидела Светлана. Перед ней лежал листок плотной бумаги с надписью: «Свидетельство о дворянском происхождении рода Ковалевых».

Она еще раз взглянула на текст и довольно улыбнулась: - «Вот и мы дворяне!»

Солнечный свет из открытого окна сочился сквозь занавеску, падал на стол, резные стулья и пианино орехового дерева. По широким ступенькам спустился Юрий. Сегодня он был задумчив больше обычного.

- Смотри! – протянула Светлана документ.

Чем дольше он читал, тем удивленнее становилось выражение лица:

- Что за филькина грамота? - та стала объяснять, как долго искала и нашла, наконец, в интернете контору, которая сваяла это свидетельство:

- Теперь я, а значит и ты дворянского рода!

- Дворянского? Да вы все из Заволжской рабочей слободы!

- Ну, кто об этом узнает через много лет? Я так старалась раздобыть этот документ, а ты …

- Брось заниматься ерундой! Скажи, ну чего тебе в жизни не хватает, чем занимаешься целыми днями?

- Отстань, философ, – засмеялась Светлана, подавая ему кофе, - сколько тебя знаю, все ищешь смысл жизни, и что, до сих пор не нашел? – она пододвинула мужу блюдце: – Вот круассаны – еще теплые. А у меня после обеда аэробика – очень модное сейчас занятие.

Юрий присел к столу, пригубил чашку, с сожалением подумал: - «Аэробика? Скромные потребности, прости Господи!»

Наскоро позавтракав, вышел, запечатлев на челе жены дежурный поцелуй: – Пока-пока!

Неторопливо прошел вдоль терассы, хозяйским глазом окинул зеленеющий газон, украдкой оглянувшись на дом, неожиданно улыбнулся каким-то своим мыслям, открыл дверцу машины, поставил на переднее сидение портфель. Потом подошел к воротам, щелкнул задвижкой и потянул створку – она пошла легко, без скрипа. Этот процесс повторялся ежедневно и был однообразен до мелочей. Но так приятно услышать хруст гравия под колесами тяжелой машины, затем зашуршит теплый асфальт, а затем… Короче, любил Юрий эти неторопливые утренние минуты перед суматошным рабочим днем, любил и дорожил ими. Но не все было у него так лучезарно, как могло показаться с первого взгляда.

Светлана осталась одна и невольно в голову полезли разные мысли.

«Вот и пришла обеспеченная старость. Господи, какая старость, в сорок девять лет-то! – поправила она себя. – Две взрослые дочери неплохо пристроены и, кажется, счастливы. Евочка замужем за обеспеченным французом, Яночке недавно купили просторную квартиру».

Она перенесла чашки в посудомоечную машину, подошла к окну, продолжая про себя подводить жизненные итоги.

Сама давно не работает, живет в достатке, в отличном доме. Управляться с ним, конечно, трудновато, но домработница приходит два раза в неделю, избавляя от многих хлопот.

Муж не возражает против разных капризов: парикмахерские – аэробики – шопинги оплачивает безропотно. Прожили душа в душу более двадцати лет, а чувства, кажется, не охладели, хотя приобрели более степенный вид, без всяких сюрпризов. Наверное, видно даже со стороны – они счастливая пара, живущая размерено и неторопливо. И сегодняшний день, похоже, будет самым обычным, чем бы таким заняться?

- Вот какая у тебя получилась спокойная жизнь, - рассудительно произнесла я, но Светлана грустно улыбнулась:

- В тот момент я еще не подозревала, что судьба уготовила мне на многие годы вперед совсем другие занятия.

Валерия

- У меня же покоя не было никогда, - я не придала значения ее фразе, так не терпелось продолжить рассказ о себе.

Страна выползала из очередного кризиса, и моя фирма тоже потихоньку росла – теперь в ней, как когда-то в Глории, появлялись новые отделы.

Мастерицы-надомницы по-прежнему трудились над заказами. Помню, однажды строчили рабочие комбинезоны для мебельной фабрики, и не успевали в срок отшить очередную партию. Пришлось дома вечером сесть за швейную машинку и самой – к утру получилось еще с десяток комплектов спецодежды.

Уже стоял на бойком месте первый киоск, принося свою копейку, а в «Нику» пришли строители и связисты со своими клиентами. С новыми сотрудниками появились и новые хлопоты. В напряжении тех дней повторять «ЦУ» по два раза было некогда, утренние «летучки» начинала словами:

- Слушайте внимательно, спрашивайте сразу – потом меня не сыщите – час моего времени стоит очень дорого!

Но вот задачи дня разжеваны и разложены по полочкам, ребята отправились по делам. Один в аэропорт – встречать гостей из Тбилиси, прилетевших для заключения сделки, другой на товарную станцию получать вагон сайры. Анатолий – в Москву, отгружать фуры с колой, а Стас …– впрочем, какая разница куда – тоже в дело. Автомобили, которых, кстати, было уже несколько, мотались по городу сутками.

В моем молодом и веселом коллективе те, кто «дотягивался», был в первых рядах, кому не хватало ума или сноровки, быстро выбывали. У меня же закалка была комсомольская и под лозунгом: «Мы не сдаемся нигде и никогда!», порой глотая слезы, шла вперед не оглядываясь.

Далеко не все было так лучезарно, как видится теперь. Случались и безвыходные положения, когда хотелось выйти на балкон восьмого этажа, закрыть глаза, перекинуть ногу через перила и… Сразу все проблемы отлетят! Держали только дети. То, что вырастут без меня, не сомневалась – две бабушки не дадут пропасть. Но как потом дочке и сыну жить с такой тяжестью на душе? Собрав силы, искала выход опять и опять – и он, представьте, находился. Когда блестящий – когда плохонький, но ведь находился!

Встречались и «юридические лица», изрядно смахивающие на «бандитские морды» и хотевшие урвать с любой сделки как можно больше. С такими тут же прекращала всякие дела.

- Ты становишься настоящей «бизнес-леди» - кто тебя обидит, трех дней не проживет! - смеялась Верочка.

- Учителя находятся хорошие!

Дочка, которой уже исполнилось двадцать лет, тоже стала пробовать свои силы в бизнесе – открыла салон проката свадебной одежды. Привезла из Москвы десяток белоснежных платьев, несколько мужских костюмов и остальные прибамбасы – брошки и бусы, перчатки, ленты. Ирочкин салон был одним из первых в городе, спросом пользовалось все, от красивого платья до последней брошки.

А мой старшеклассник - сын, глядя на маму с сестрой, дал в газету объявление: «Опытный психолог решит ваши проблемы». И некоторые дамочки, не подозревая, что пишут ребенку, стали просить совета, жалуясь на мужей или подружек. Роман читал эти послания и отвечал всем. Отвечал, раскладывая «по полчкам» психологическую сторону дела (разумеется, со своей точки зрения), а потом в нашем офисе печатал их на машинке и отсылал. Мы с Ирочкой, да простит нас Роман, улыбались, читая эти письма, но, как вы понимаете, втайне от ребенка.

День только начинается, а поезд все идет – продвигается к нашему городу.

Зашла соседка из третьего купе, важно поздоровалась, чинно присела у столика. «Непроста, ох непроста» - подумала я, и верно – та, представившись профессорской женой, спросила:

- Может, найдется что-нибудь почитать? – а сама глядела свысока, даже слегка надменно. Черты лица ее казалось, были обработаны природой топорно, да и мосластые руки, лежащие на коленях, свежий маникюр украсить не смог. «Такими бы ведра с водой таскать» – и, как потом оказалось, я не ошиблась.

Предложила свою книжку – это была первая «проба пера», и хотелось услышать мнение этой, как показалось, солидной дамы.

- Вообще-то подобной ерунды не читаю, – глядя мимо меня, сказала она, - но впереди еще сутки пути. Так и быть, давайте!

- До чего неприятная, некрасивая тетка! – проворчала ей вслед Светлана,- наверное, такие люди несчастны?

- Почему? – удивилась я, - Ведь они также радуются улыбке любимого человека, детям, солнечному свету? Вкусен простой хлеб и мороженное, красиво новое платье, а достигнув каких-либо успехов в работе, испытывают, как говорится, «глубокое удовлетворение». Сады весной расцветают, радуя глаз каждого, и песни, хватающие за душу, поются для всех. Ведь не зря говорится: «Солнце всем на планете одинаково светит». Думаю, внешность, по большому счету, не имеет никакого значения. Гораздо важнее светлая голова и образованность, умение поддержать разговор на разные темы и некий таинственный шарм. Да еще своеобразный взгляд на мир, оригинальность суждений…

… Вечером профессорша появилась снова. Удивительные перемены произошли с этой дамой: в глазах появился заметный интерес, а надменность испарилась вовсе. Она присела на сидение:

- Пишете, выросли в семье морского летчика и с детства считали себя принцессой? Вам крупно повезло. А я жила без отца, в глухой деревне, принцессой стать не помышляла, и быть бы мне дояркой всю жизнь, если не случай.

Однажды в наш колхоз на уборку урожая приехали студенты сельскохозяйственного института. Мы быстро подружились, посиделки у костра продолжались до рассвета. Их руководитель Герман был не очень симпатичен и популярностью у девчат не пользовался. Прознав, что он уже имеет ученую степень, я поняла – это мой шанс.

Подсела поближе к нему у костра, потом прогулялись вдвоем под луной, а там и заночевали в стогу сена – как понимаете, не зря. И вскоре оказались «перед фактом». Кандидат наук оказался порядочным парнем, мы сыграли комсомольскую свадьбу и сыночек родился в браке.

…Опущу ее рассказ о том, как молодая семья становилась на ноги, растила сына, строила дачу – поразил конец истории. Кандидат таки выбился в профессора, но с годами потерял интерес не только к науке – к жизни вообще и стал настоящим выпивохой. После о рабочего дня Герман Васильевич с удовольствием прикладывался к бутылке, заранее припасенной в холодильнике – больше ему ничего не надо было. Супруга долго терпела, а потом поселилась на профессорской даче – так теперь и живут.

- Какая вы, право! – воскликнула Светлана, – Сели бы рядом, выпили по рюмочке, поговорили по душам! – профессорша лишь усмехнулась:

- Поверьте, сидела и пила, пока не поняла – больше не могу ни пить, ни слушать пьяные бредни.

- Зачем тогда с ним живете? – не выдержала я.

- Как это зачем? – великодушно снизошла она, – Без него я – обыкновенная доярка, с ним – профессорша – есть разница?

- Обыкновенная доярка? Вы что, так больше нигде и не учились?- удивилась я.

- Оно мне надо? – не вдаваясь в подробности, отрезала профессорша, вышла в коридор и двери за ней закрылись.

«Истинно: нет преграды равной преграде невежества!»- мелькнуло у меня в голове, но спросила о другом:

- Почему же о любви не было сказано ни слова?- Светлана равнодушно пожала плечами…

Профессорша удалилась, а мы снова вернулись к прошлому.

…Взявшись за дела посерьезней, я иногда думала – какой ерундой занималась во Дворце пионеров («И еще была любовь…»), кого боялась – безобидного инженера по технике безопасности и пожарника! Тогда не знала – существуют вещи гораздо страшней – абсолютная пустота в кошельке и налоговая инспекция. А начальница отдела торговли районного исполкома однажды даже огласила свое рабочее кредо:

- На то и щука в реке, чтобы карась не дремал! – изрекла Людмила Семеновна, выписывая мне очередной штраф.

Нормально? А ведь так и работали – проверяющие особенно «трясли» киоски – и протоколы писали, и штрафы платить приходилось. Нарушения находились всегда (не ошибается только тот, кто не работает), а «вознаграждение» контролеру было меньше штрафа раз в десять.

Я быстро поняла, что от меня требуется: эдак прижмешься, к примеру, его ментовскому плечику, головку склонишь на погончик, и, подпустив в голос чарующей хрипотцы, спросишь:

- Может, договоримся? – точно зная, что ведь договоримся!

И повадились они ходить за «подношениями» как по расписанию – второго числа каждого месяца инспекторы одной проверяющей организации, седьмого числа – другой, двадцатого – третьей и так далее. И даже ставили подпись в журнале проверок, мол, «проверено, все в порядке».

А Мишка Суворов, хозяин соседнего киоска, занялся еще и магнитофонными кассетами. Записал популярные ритмы, расставил на каждом углу продавцов с лотками и стал жить припеваючи – только тиражируй новые, да выручку собирай – «приподнялся», короче. Снял офис прямо у Центрального рынка, завел секретаршу и персонального водителя, прикупил малиновый пиджак – все как положено. Я как-то заскочила к нему поутру – на приставном столике среди прочих колбас-сыров наблюдалась банка черной икры – чай на Волге живем(!), вместо компота – бутылка испанской «Сангрии». Обычный завтрак тех лет. А если взять шампанское, да капнуть туда немного ликерчика – «Амаретто» или же двуцветного «Шериданс» - так это вообще класс! Вот так «освежившись» с утра и отправлялись на работу.

И тут вдруг – надо же! – организовался «Комитет интеллектуальной собственности» и весь Мишкин «бизнес» накрылся медным тазом! Он в срочном порядке сгреб свои лотки, завалив непроданными кассетами весь офис, а вскоре ни офиса, ни водителя не стало…

…Множество разных людей пришлось увидеть – веселых и грустных, умных и наивных – кого только не брала на работу.

Татьяна, полногрудая разведенка лет тридцати, просто зашла с улицы с вопросом: - Бухгалтер не требуется? – а мне как раз требовался!

Финансист божьей милостью, баланс сводила за три дня, а еще один ее, извините за выражение, «талант» раскрылся позже. Веселая деревенская деваха – невысокого роста, с тонкой талией и широкими бедрами была, как говорят, «слаба на передок».

…Очередная неприятность свалилась с той стороны, откуда и не ждали: в районном отделе пожарной инспекции появился новый сотрудник. Обходя свои владения, майор увидел ряд наших киосков:

- Что творят? Все инструкции нарушают! – возмутился он и исчез, оставив грозные предписания.

Изучив эти директивы, мы с соседкой-киоскершей Ленкой, загрузив в сумки коньяки – конфетки, тут же ринулись в управление «пожарки».

- Майор Егоров? – удивился дежурный прапорщик, - Что-то не знаю такого, может из новых?

Я сунула ему под нос предписание и через пять минут нас таки пропустили на второй этаж.

В конце длинного коридора невысокий мужчинка лет под пятьдесят пришпандоривал на дверь новую табличку: «Инспектор пожарной безопасности майор Егоров В.Г.».

- Ну и везет же нам, – заныла Ленка, - опять наводить мосты, опять оказывать «материальную помощь»!

Майор тем временем слез со стула, отряхнул ладони:

- Ко мне? Проходите, – и шмякнул на стол в своем кабинете толстенное «Руководство по противопожарной защите…» - и что-то там дальше мелким шрифтом. Добавив сверху еще пару таких же «руководств», ткнул пальцем в раскрытую страницу:

- Читайте! Сами увидите, как у вас все запущено!

Мы дружно закивали головами – неужто станем спорить в его-то кабинете?

Потом Егоров оставил Ленку для «разбора полетов» а меня, уточнив адрес моей конторы, отпустил:

- Иди, завтра буду в ваших краях, ждите!

…- Тань, так все достало - хоть застрелись! – пожаловалась я, вернувшись к себе. Швырнула на стол сумку, села, стала рассказывать про пожарника. Та, оторвавшись от своих дебетов-кредитов, делано вздохнула:

- Эх, всему-то вас учить надо! Значит, завтра ждем гостя? Не журись хозяйка, прорвемся!

…Назавтра на столе в моем офисе стояла бутылочка коньяка «Белый аист», а Татьяна хлопотала вокруг – нарезала на тарелочку сыр, раскладывала лимончик. В пестрой блузке с большим вырезом на крепкой груди бухгалтерша была довольно соблазнительна. Вскоре подъехал пожарник…

- Вы куда-то собирались? Так водитель давно ждет, - стала подталкивать меня к порогу Татьяна.

- Таня, но как можно? Да ты хоть посмотри на него – весь как «молью побитый»! – зашептала ей на ухо, догадываясь кое о чем...

- Будь спок, барыня, - засмеялась та, - меня волнует сам процесс! Все будет о кей!

Что там происходило дальше, не знаю, но через часок-другой довольный дядечка-пожарник отбыл, забрав свое предписание. А Татьяна, поправляя растрепавшиеся кудряшки и короткую юбку с разрезом на боку, с довольной улыбкой осведомилась:

- Кто следующий?

Однажды, ближе к обеду, из бухгалтерии послышался громкий смех. Вышла из кабинета поучаствовать в общем веселии, а может и наоборот, разогнать бездельников, и что увидела?

Два моих незаменимых помощника – заместитель Пашка и водитель Толик похвалялись сегодняшним «подвигом». Полученный с завода новый киоск, вместо того, чтобы на время отвезти на пустырь, водрузили прямо на городской аллее!

- Мать, понимаешь, до пустыря вона куда пиликать, - оправдывался Пашка, - мы его подъемным краном сразу в центре и шлепнули – стоит как там и был! Теперь иди за разрешением.

Вообще-то я не люблю кричать на людей, но тут не сдержалась, и, не особо выбирая выражений, выдала Пашке с Толяном все, что о них думаю. Но бежать в районную Администрацию выпрашивать «рыбное» место все же пришлось.

Утверждал подобные дела приятель, зампред Борис Тимофеев. С ним и столкнулась у входа.

- Что привело вас, мадам, в наши «коридоры власти»?- обрадовался тот.

- Небольшая проблемка образовалась, - уклонилась от ответа, соблюдая правила «подковерной игры», не позволяющие озвучивать просьбу сразу.

- Могу помочь?

- Только ты и сможешь!

И мы пошли в его кабинет – решать мою «проблемку».

Среднего роста, черноглазый и черноволосый, смотрел ласково, держал за руку и долго и крепко – млела под его откровенным взглядом и я, кое о чем вспоминая. Но рассказывать, о чем именно не стану – поверьте, было о чем!

Идилию разрушил районный архитектор, появившийся в дверях:

- Сегодня на центральной аллее какой-то наглец поставил новый киоск! - Борис даже развеселился:

- Кто посмел? Найти и наказать!

Глядя на архитектора, изумилась и я:

- Да что вы говорите? Киоск? На аллее?

- Зеленого цвета, и без нашего разрешения! – подтвердил тот, не замечая шкодливое выражение моих глаз. Боречка же, которому я еще не успела выложить свою просьбу, вдруг внимательно посмотрел на мой симпатичный зелененький костюмчик:

- Да? Кажется, я даже знаю, кто его поставил! Ты что, киоски покупаешь под цвет платья? – осведомился он у меня, потом немного подумал и «снизошел»:

- Ладно, уговорила! Бери разрешение, пусть ларек там и остается.

- «Есс! Я сделала это!» – обрадовалась я и, подхватив архитектора под ручку, пошла из кабинета. Нескромная дамочка на моем месте сказала бы:

- А корона, появившаяся моей на голове, поверьте, ничуть не жала …

В начале девяностых налоговую службу открыли как самостоятельную единицу. Они ютились на первом этаже задрипанной пятиэтажки на окраине района, и было там всего пяток кабинетиков. Но лютовали налоговики в первые годы своей деятельности от души.

…Новый киоск встал на самом краю, у облезлого газончика. Спокойно смотреть на эту чахлость было невмоготу – пришлось прихватить на рынке пару пачек семян – подсеять. На другое утро, слегка пройдясь по сирой земле грабельками, позаимствованными у местного дворника, стала разбрасывать семена, а стая голубей тут же пыталась их склевать.

- Кыш, нахальные птицы! – замахала я руками, но прохожий паренек весело возразил:

- Цыпа-цыпа-цыпа!

- Я вот тебе покажу «Цыпа-цыпа!», - смеясь, рыкнула на него, - Катись отседова!

Начинался понедельник со своей извечной суетой. Продавец Аркашка – худощавый парнишка лет двадцати пяти вышел сегодня с утра – в дневную смену, и первым делом врубил на всю улицу музон. Старенький магнитофон жизнерадостно хрипел: «И мой нахальный смех всегда имел успех…», а он весело переставлял товар на витрине «по фен-шую» – последняя «фишка» моих продавцов. И в этой утренней суете, напрочь забыв про кассовый аппарат, отпустил малолетнему юнцу бутылку водки, да еще без чека, что всегда каралось строго.

Тут, откуда ни возьмись (!), налетели налоговики и составили акт – светил ощутимый штраф и, возможно, даже закрытие «предприятия».

Но я не зря столько лет работала в райкоме – нужные связи остались. Стала искать, кто бы заступился, и один приятель, в прошлом комсомольский секретарь, обрадовал:

- Помнишь, у меня в обкоме был инструктор – Леха Федулов? Теперь он там большой начальник, дуй к нему!

… В налоговой инспекции толпилась тьма «провинившегося» народа, но я пошла прямо в кабинет к Федулову.

- А ты, Лерочка, совсем не изменилась, и годы тебя не берут! – узнав меня, оживляется он, - Ну давай, выкладывай, с чем пришла.

Я стала бойко рассказывать, как осталась без мужа и теперь ставлю на ноги двоих ребятишек, как карабкалась в перестройку, создавая фирму, а теперь твои, извини, «волки» «вставляют палки в колеса». Не преминула «помахать» именами властьимущих друзей – мол, и они заступятся, если что! Но Алексей остановил:

- Охолонь, дорогая! К завтрашнему дню – нет, к среде наведу справки.

Но уже во вторник стало известно, что налоговый инспектор «имел предписание проверить соседний киоск», а ко мне зашел «по ошибке». Поэтому акт проверки вовсе недействителен! Ну как после этого было не зайти к благодетелю с традиционной бутылкой?

В полном восторге достала из сумки коньяк: - Спасибо-спасибо!

Алексей возмутился:

- Убери немедленно! Если уж мы не будем помогать друг другу, как тогда жить? Обещаю – пока я здесь, вопросов к тебе не будет…

…Какое унизительное дело – быть хозяйкой киоска!

Привезли товар, и несешь, к примеру, коробочку с шоколадками из машины к прилавку – а навстречу бывшая коллега из исполкома. И натыкаешься на ее ехидный взгляд:

- Твой бизнес, смотрю, процветает! - стыдухи – мешок!

…Какое доходное дело – быть хозяйкой киосков. И хотя здесь требуется, как говорится, «тотальный контроль и постоянное присутствие», ни одна налоговая инспекция даже не представляет размер получаемой быстрой прибыли. Завезла с утра товар, вечером собрала выручку – раздала зарплату продавцам и водителю, отложила на завтрашний завоз – подсчитала остаток. Чистых три тысячи рублей, а это очень даже неплохая сумма! Смею вас уверить, что учительская зарплата была близка к моему доходу за пару дней. Как в том анекдоте: «самое лучше упражнение для рук – пересчитывание денег – снимает головную боль, нормализует давление, улучшает внешний вид, жилищные условия и так далее». Средств хватало и моей семье и дочкиной – все постоянно «ныряли» в киоски – то за деньгами, то за соком-пивом-сигаретами. Глядя на такое мотовство, иногда орала на детей:

- Имейте совесть! Я не успеваю столько зарабатывать, сколько вы тратите! – детки на день-другой «поджимали хвосты», но как только буря стихала, все опять шло по-старому. Ведь рядом с учебным заведением студента-сына поставила еще один киоск, где ребенок мог в любое время взять сосиску в тесте, прихватить деньжат или, что уж там, бутылочку спиртного – порадовать преподавателей.

Все, чем занималась, со временем ушло в небытие – вагоны с мебелью, фуры с колой и многое другое. Исчезли небольшие завязанные на личных отношениях фирмы-однодневки, работавшие по принципу «купи-продай» - этот шаткий фактор верен, пока на нужном месте находится нужный человек. Постепенно всех мелких поставщиков той же колы, например, поглотили крупные фирмы. А киоски до сих пор стоят…

Мой заместитель Павел – парень лет тридцати, среднего роста был немного полноватым, но необычайно шустрым. Такой «чисто конкретный пацан», как сказали бы в девяностые. Взглянуть на обитателей офиса, куда привез меня на деловую встречу – а вдруг там бандюганы, подбросить товар в киоски – все делал с видимым удовольствием. И совершенно не употреблял спиртного, что было довольно удивительно.

- Ты что, никогда не выпиваешь?

- Анашой балуюсь, - ухмыльнулся тот, включая в машине свой любимый рэп, - может, попробуешь?

- «Плиз-стенд-ап, плиз-стенд-ап» - заблажил на всю округу популярный молодежный репер, а я обиделась, решив, что мой «зам» так «понтуется»:

- Дурак ты, Пашка и шутки твои дурацкие!

Молчать он не мог категорически – пожалуй, только когда попадал у меня «под раздачу». В остальное время его рот не закрывался.

… Билетов в Питер, конечно, не было, лететь же надо было позарез – разыскивать пропавший вагон с сахаром. Вагон, за который две недели назад отдали большие деньги, а «навар» при отсутствии в городе сахара, обещал быть еще круче, подозрительно долго задерживался в пути.

«Продавец» успокаивал:

- Вагон идет в Питер морем, на пароме «Адриатика - 2», ждите! – но этот факт решено было проверить.

- Мать, у меня в том порту работает приятель Никита! – осенило Пашку, и он тут же помчался в «депутатскую» кассу. Там поулыбался девице в окошке, подозреваю, даже пообещал жениться – и мы полетели.

В самый разгар поисков нагрянули два выходных. Скучать в дождливом Питере не хотелось, мы сели в электричку и отправились в Выборг, к Валерке, которому когда-то возила лук – помните? Весь субботний день бродили среди невысоких готических домов тихого прибалтийского городка, любовались ажурными решетками набережной, а в кабачке у Финского залива Валера угощал нас, кроме всего прочего, новой европейской диковинкой – простой водой. Эта финская «аква», разлитая в маленькие жестяные баночки, на вкус ничем не отличалась от той, что шла у нас из крана, но спрос имела необычайный.

- Скоро все станут пить такую чистую фильтрованную воду, - авторитетно заявил родственник, но мы ему тогда, в девяносто седьмом году не очень поверили.

На следующий день выбрались за город. Выборгские леса – просто сказка! Ходили по осеннему сосновому бору и не могли наглядеться на эту красоту – высоченные деревья казалось, подпирали небосвод, прозрачный воздух звенел, запах хвои завораживал. Я почему-то не увидела ни одного гриба, хотя идущий за мной Пашка набрал целый кузовок.

- Мать, ты под ноги смотри, – поучал меня, – вот же он, грибочек, а рядом и другой!

Какое там «под ноги» - вокруг была такая красотища! Потом разожгли костер, Пашка достал гитару:

- Очарована, околдована, с ветром в поле когда-то повенчана, – звенел лес и Пашкина гитара. Стихи Заболоцкого точно повторяли мой романтический настрой – в душе расцветали весенние цветы, и пела тонкая струна. «Поляна» была накрыта – шашлык почти готов, вино налито в стаканы …

…Вагон с сахаром мы так и не нашли. Пашкин Никита, компьютерный гений Питерского пароходства, к вечеру понедельника огорчил:

- Столько времени на вас зря потратил! Не существует грузового парома с таким названием, вообще не существует!

Пришлось возвращаться ни с чем, а потом посылать «бригаду» к «продавцу», в далекий северный город и «выколачивать» наши денежки назад.

…Дела шли неплохо, киоски каждый день приносили неплохую копейку, но в девяносто восьмом году в нашей стране приключилась очередная финансовая «катаклизма», на этот раз не зависящая от правительства. И слово-то для нее применили совершенно уродливое – дефолт. Это вам была совсем не деноминация, когда деньги всего лишь меняли курсом ниже, а еще страшнее. Но все по порядку.

…Первый муж в девяностые годы поселился в солнечной Болгарии, соблазнившись хорошим климатом, низкими ценами, а так же общей приятной атмосферой этой страны. Так поступали тогда многие «новые русские», но мало кто сумел удержаться там. А он сумел – четыре года учебы на физмате, большой опыт комсомольской работы, честолюбие и упорство, врожденное умение видеть помыслы и намерения собеседника насквозь – это вам не хвост собачий! Он имел на Золотых песках собственный отель, а в круг его приятелей и деловых партнеров входили довольно известные персоны.

«Бывший» пристально следил за моей судьбой и всегда старался познакомиться с моим следующим мужем. В том августе он превзошел самого себя и пригласил меня с супругом посетить Болгарию.

- Приезжайте отдохнуть! Закрывай свои киоски – подопри двери на швабру, и приезжайте. Все расходы беру на себя, - снизошел наш «олигарх».

Не берусь судить, как решился на эту поездку мой второй муж. Наверное, желание впервые попасть за границу, да еще «на халяву» превысило и гордость, и самолюбие – речь не об этом.

Отдых на Золотых песках был чудесным – ведь всем известно – даже плохой отдых лучше самой хорошей работы. Приветливые болгары, бесконечные ресторанчики и разноцветные балаганчики сувенирных лавок на многолюдном приморском бульваре, а самое главное – теплое море, чудесное полусухое вино с пикантным названием «Молоко ослицы» полностью соответствовали ожиданиям.

Но на третий день, семнадцатого августа девяносто восьмого года в нашей стране начался дефолт. Что это такое мы не знали и ощутить весь его ужас на благополучной чужбине не могли. Мы не наблюдали, как взлетал доллар и обесценивался рубль. Как купленный утром, например, литр сока к вечеру стоил в несколько раз дороже, а если говорить о моем «бизнесе» - о киосках – то на другой день на вчерашнюю выручку можно было купить лишь несколько шоколадок, вместо нужного ассортимента товаров. Не видели и огромных очередей, в которых толпились наши соотечественники, сметая с прилавков все подряд – нужное и ненужное – сахар и муку, спички и соль, вентиляторы и утюги.

А русские ребята, жившие в номере рядом и имевшие на руках наши дензнаки, бегали по «обменникам» в панике – рубль обесценивался ежедневно, на обратные билеты денег уже не хватало.

Сознание того, что весь этот кошмар меня не касается, пришло в первый же день – ведь товар из нескольких киосков был упакован в коробки и лежал дома. И если до дефолта бутылка пива стоила, к примеру, десять рублей, то теперь ее цена в сорок рублей меня нисколько не пугала, ведь эта бутылка, равно как и все остальное, вплоть до последней жвачки было в наличии!

Дней через десять, к нашему возвращению страсти улеглись, а появившийся в магазинах сахар и зубная паста были, естественно, уже по новой цене. Но многие предприниматели оправиться так и не смогли. Особенно пострадали те, кто накануне взял валютный кредит или подписал, но не успел оплатить крупную сделку в «зеленых». Ведь перед дефолтом доллар стоил 6,5 рублей, через пару безумных недель доскакал до 20, а через несколько месяцев и до 25 рублей.

…Вот я и думаю – неужели случайно вытащил меня первый муж на свой курорт именно тогда, в том августе?

…В половине восьмого в вагонное окно заглянуло утреннее солнышко.

- Лера,- пробормотала Светлана, отворачиваясь к стене, - шторы закрыть забыли! - но сна уже как не бывало. Неторопливо поднялись, сходили за кипятком – пошел второй день пути.

А в Днепропетровске проводница привела к нам хрупкую рыженькую дамочку. Та вошла с недовольной миной, представилась:

- Олеся. Я потесню вас до Ростова, - и уже немного приветливей спросила: - издалека едете?

- Из Варны, - отвечала Светлана, - а вы?

- А я - из Африки.

«Она тоже станет рассказывать про жаркие страны!» – переглянулись мы и не ошиблись.

…Вы когда-нибудь видели настоящую африканскую саванну? Так это почти та же заволжская степь, только еще жарче и суше. Не видели? Я тоже. Но Олеся, рассовав чемоданы и бросив легкий пиджачок на верхнюю полку, поведала, что вместе с мужем по имени Френки, состоятельным англичанином, собиралась жить в такой саванне.

…На первый взгляд выглядела эта Олеся, с накрученной на голове старомодной «бабеттой», совершенно немыслимо. И скандал, который затеяла с проводницей желая получить отдельное купе, оставил о ней не лучшее мнение. Было не совсем понятно, чем же она так пленила английского богача? Но вот страсти улеглись, Олеся успокоилась, поставила на стол бутылку коньяка, стала выкладывать бутерброды, и откровения. И оказалась настолько интересной рассказчицей, что мы поняли: не зря англичанин увез ее к себе в имение, где предавался безделью и игре в крокет с соседями-буржуинами!

Помнится, говорила она про Занзибар, но после пары рюмок коньяка мы выдали песенку про Уругвай:

«Я иду по Уругваю,

Ночь – хоть выколи глаза.

Слышны крики попугаев

И гориллы голоса…»

И «ночь хоть выколи глаза» и все остальные страшилки в той саванне тоже присутствовали, хотя о них веснушчатая дамочка особенно не распространялась.

В поместье Френка, у озера с зеленоватой водой, Олеся целыми днями сидела на веранде, наблюдая, как вдоль другого берега проходят на водопой жирафы. Утром – туда: топ-топ-топ – показывала она наманикюренными пальчиками по столу справа налево, а вечером – обратно: чап-чап-чап – другой рукой слева направо.

На той террасе, на массивной тумбе черного дерева стояла огромная клетка из толстых прутьев, а в ней жил самый настоящий тукан. Неуклюжий, с большим клювом ядовито-зеленого цвета он был доверчив и сообразителен. Лёлик – так Олеся назвала птицу – любил, когда с ним разговаривали – склонял голову, косился круглым глазом в оранжево-красном ободке, словно слушая собеседника.

Сначала все это было так романтично: и тукан в клетке, и усадьба на берегу озера, и прогулки вдоль берега. Но дни шли и были похожи один на другой. В двухэтажном доме, если не считать двух чернокожих служанок, совершенно не понимающих русского языка, они с мужем дичали в ежедневной скуке и бездельи. Вскоре Олеся не могла видеть эти баобабы с их толстенными стволами и акации с широкими, похожими на зонты кронами. Даже пятнистые красавцы жирафы, вместе с полосатыми зебрами и прочими антилопами, не вызывали интереса.

- Достала меня ваша саванна! – через полгода жаловалась она тукану – тоска зеленая! - и птица, кажется, поняла ее.

Через год такого существования Олеся уговорила мужа отпустить ее в гости к маме в Ростов и теперь никак не могла решить, возвращаться ли назад. Даже солидный капитал Френка, игравший при сватовстве немаловажную роль, теперь не имел для нее большого значения.

- Нет-нет, нашему человеку трудно жить в бездельи и без всяких приключений!- подмигнула она напоследок, сходя на перрон и принимая от меня свои чемоданы…

Светлана

Приключения Олеси действительно были интересны, мы долго их обсуждали, но потом снова вернулись на нашу грешную землю, в тот утренний коттедж.

…Проводив Юрия, Светлана по-хозяйски окинула комнату придирчивым взглядом – все ли в порядке? Солнечный день стремился к полудню, в открытое окно врывался запах сирени. Она мысленно перебирала мелкие дела, многие из которых можно было отложить на завтра, когда раздался резкий телефонный звонок.

- Алло, – теперь Светлана отвечала томно, певуче. На другом конце провода несколько секунд висела напряженная тишина, затем молодой девичий голос произнес:

– Здравствуйте, Светлана. Нам с вами надо серьезно поговорить, – и, не давая опомнится, собеседница добавила: – я сейчас к вам приеду!

Впоследствии Светлана много раз вспоминала тот день. Ну, зачем скажите, пришли ей в голову размышления о собственном благополучии, хорошем муже, устоявшейся жизни? Подумать бы об этом вскользь – так нет, она долго нянчила в мыслях и любимый коттедж, и неконфликтного мужа и многое, многое другое. А надо было перекинуть думки на что другое – хотя бы на предстоящий поход на аэробику, так нет же! Ведь проверено множеством разбитых судеб – подобные мысли могут накликать самую настоящую беду.

Ожил звонок у двери – Светлана взглянула в монитор домофона – перед калиткой молодая девушка. Стройная юношеская фигурка, пышные светлые волосы, стянутые обручем с розовым цветочком. Трикотажная маечка и короткая джинсовая юбка делали ее похожей на сотни других, которые ходят по городу с мыслями «кого бы закадрить»?

- Наверное, к моим девочкам, – подумала Светлана, - но ведь никто из них давно не живет с нами! – а та уже на дорожке к дому. Стоя на ступеньках крыльца, она смотрела на гостью, в походке которой чувствовалась решительность. Пропустив девушку в холл, пододвинула кресло.

- Нет, нет, - отказалась та, – потом из него не поднимешься! Обе изучающе смотрели друг на друга несколько мгновений. Гостья прервала молчание первой:

- Меня зовут Юля, я работаю у Юрия Андреевича.

В девушке действительно было что-то знакомое:

- Ах да, видела вас, - отвечала Светлана, вспоминая: «Это Юрина секретарша – смазливая…»

- Нет, Светлана Павловна, я не о том говорю, – высокий голосок дрожал и прерывался, девушка глубоко вздохнула, как бы набираясь сил, и выдала видимо заранее приготовленную фразу:

– У нас с Юрой серьезные отношения. Давно, больше года, – сжав тонкие губы, немного помолчала и выпалила: - Мы любим друг друга и ждем ребенка.

…С этого мгновения жизнь Светланы разделилась на «до» и «после»…

Где-то хлопнуло окно, тюлевая занавеска, поднятая сквозняком, легко, как крыло неведомой птицы скользнула вверх, потом упала, и что-то очень грозное образовалось в комнате.

Первым чувством Светланы было удивление – не боль, не злость, только невысказанное, переполнявшее удивление: «Господи, что она говорит? У этой размалеванной фифы с пустыми глазами «отношения» с моим мужем? И будет ребенок, Юрин ребенок?»

Светлана, слушая взволнованную речь гостьи, не могла понять – это все происходит с ней? Эта девица, почти ровесница их старшей дочери, действительно Юрина… ? А та с необычайным напором в прозрачных серых глазах, продолжила:

- Вы с Юрой пожили? Неплохо пожили! Теперь моя очередь! – и, теребя ремешок своей маленькой сумочки, нервно постукивала по светлому паркету носком туфельки, ожидая ответа.

Светлана смотрела на эту девицу: множество бус и цепочек на тонкой шейке, ножки тоже тоненькие – вовсе и не от ушей – обыкновенные такие ножки, и этот дебильный цветочек в волосах! Вобщем, как говорится «ни кожи, ни рожи».

«Боже, ну что он в ней нашел? И как смеет это юное создание так запросто являться в мой дом?»

Юное же создание не унималось, решив довести дело до победного конца:

- Юра с вами несчастлив, неужели не видите, - слова были беспощадны, - вы живете по привычке, а у нас настоящая любовь! – и, не дожидаясь ответа, дружелюбно закончила: - Теперь мы с Юрой будем жить вместе. И ссориться нам не надо, вам же будет лучше.

- Тебя не спросили, кто с кем будет жить! – заражаясь ее нахальством, одернула Светлана и в отчаянии прикрыла глаза: «Господи, дай мне силы пережить эту нелепость!»

Когда она их открыла, звонкие каблучки несносной девицы больно – ножом по сердцу – отдавались уже где-то у калитки, затем стихли, в пустой комнате настала тишина в которой, казалось, еще звучали страшные слова:

- Мы с Юрой будем жить вместе…

- Жить вместе…

- Вместе…

…Про аэробику Светлана даже и не вспомнила…

«Ничего себе, - подумала я,- вот это поворотик событий! Неужели правду говорят, что жизнь все тебе вернет – и нелюбовь и расчет?»

…Никогда нельзя молчать, если хочешь сохранить семью. Надо говорить и говорить, находить нужные доводы, убеждая мужчину сделать так, как хочешь ты. Здесь хорошо все: от банальной неприкрытой грубой лести, на которую очень хорошо ведутся мужики, до рыданий и заламываний рук. Обязательно вспомните о вашем первом поцелуе, заклинайте детьми, в ближайшем будущем сиротами, и даже его матерью – годится все! Бросьте свою гордость и высокомерие, втопчите в грязь самообладание и независимость – они сейчас не нужны. Просите мужа не совершать скоропалительных поступков и не подавать на развод. Наберитесь терпения, переживите это – он, в конце концов, одумается – пройдут годы, все утрясется и забудется. Возможно…

Но как часто мы оцениваем происходящее со «своей колокольни». Придумаем совершенные глупости и их отстаиваем, забывая, что слова не имеют никакого значения – истинны только дела и события. Они случаются иной раз помимо нашей воли и разворачивают жизнь совсем в другую сторону…

Светлана, умеющая подчинить свои чувства необходимости, сегодня не собиралась отказываться от благополучия и комфорта, которые обеспечивал Юрий. Считала, что этот, как ей казалось, скоротечный загул можно и нужно пережить, ведь семья превыше всего! Была готова даже к тому, чтобы муж какое-то время пожил на две семьи, только бы сохранить свой уютный дом.

– Светлана, а я, узнав, что муж изменяет, сразу подала на развод. Пошел к другой, значит, разлюбил, зачем тогда быть рядом?

– Какая ты скорая на расправу! – усмехнулась она, – Думаешь, у меня такой мысли не было? Только поняла – если хочу сохранить семью, надо прикинуться дурехой, которая все прощает. За годы совместной жизни я хорошо изучила Юрия – порядочный и заботливый он и со мной, теперь нелюбимой, останется таким.

- Порядочный? Это, смотря с какой стороны посмотреть. Думаю, человек не может быть порядочным для всех. У меня было три мужа, и каждый поступил некрасиво с другой женщиной, стараясь быть порядочным со мной.

- Не поняла, это как?

- Первый еще в студенческие годы оставил молодую девушку, с которой тогда жил – выходит подлец?

- Выходит…

- Второй, чтобы стать моим мужем, распрощался с женой и ребенком.

- Вот скотина! А третий?

- А третий так и объявил женщине, которая уже видела себя его супругой:

- Женюсь на другой, и ты у меня на дороге не становись, все равно ничего не добьешься!

- Как это называть?

- Да, нет слов...

– К тому же первый муж как раз заботливым не был, изводил родных и близких, в том числе и меня, а в последнее время его присутствие в доме, который, кстати, тогда был совсем неуютным, вообще не ощущалось.

Светлане – я видела – было больно заново переживать все это, но она продолжала бередить свои раны:

- Юрий жить на две семьи не стал. День близился к вечеру, когда он появился дома:

- Ты уже все знаешь? Ну что же, так даже лучше! – раскрыл портфель, зачем-то вытащил желтую папку, покрутил, рассеяно сунул обратно. Вероятно, никак не мог начать нелегкий разговор.

Светлана подошла ближе, коснулась рукой его щеки. В голове был хаос, который надо скорее разложить по полочкам, уладить возникшее, как ей казалось, недоразумение. В этом она, как прежде, ждала помощи от мужа – у самой ничего не получалось:

- Что лучше Юра? – но лицо его застыло, он отвел ее руку, ушел к окну, глубоко вздохнул:

- Света, прости, прости и пойми меня. У нас такая любовь, какой с тобой никогда не было, и быть не могло! Ничего не могу поделать – смотрю на тебя, а думаю о ней, понимаешь?

- Понять, что ты живешь с девицей, которая годится тебе в дочки?

- И что здесь ужасного? Юля взрослый человек, мы оба имеем на это право! – черный портфель сиротливо лежал на столе, среди чашек и тарелочек, приготовленных для ужина, - Мы с тобой давно чужие, нам даже не о чем говорить! Смысл твоей жизни, оказывается, всего лишь в походах «за красотой», да по магазинам. Уму непостижимо! – он стал нервно ходить от двери к окну. Светлана попыталась хоть немного погасить ссору:

- Может, у тебя «переходный» возраст, так это пройдет!

- Пройдет? Проходит жизнь – день за днем, час за часом, а рядом …

- А рядом – я, а не она? – от такой откровенной, неслыханной дерзости Светлана задохнулась. Поняла – разговор поворачивает совсем не в ту сторону – провинившийся муж должен просить прощения, опуская глаза – Юрий смотрел прямо, прощения не просил:

- Сама все понимаешь. Я ухожу! Надо что-то в жизни изменить, решиться и изменить.

- Мне менять нечего, у меня до сих пор все было нормально! – Светлана стояла у стола, опираясь на него сжатыми кулаками, – Был дом, муж, дети. Кстати, о них ты подумал?

- Дети хотя и выросли, но так и остаются моими!

- А мне теперь что делать, как жить дальше? Столько лет вместе, и за эти годы никогда, слышишь, никогда не приходило в голову, что ты так подло поступишь!

- Я не хотел…- начал, было, он, но Светлана продолжала:

- У меня был муж – был, да, оказывается, сплыл. Был дом – его не стало. И что теперь? Начнем делить вещи?

Скандал набирала обороты: она, уже не владея собой, кричала, прижимая к груди перламутровую сахарницу:

- Это мой сервиз! И стол не отдам! – Юрий был ошарашен, оказывается, он совсем не знал своей жены – вместо доброй Светланы перед ним была жадная тетка.

За прошедшие годы Юрий многому научился, появилась деловая хватка. Теперь он умел говорить резкое «нет» людям в глаза, а лодырей или склочников выгонял не раздумывая. Благо, у него не было никаких профкомов, встававших на защиту бездельников. Пережив муки становления, он и теперь не расслаблялся ни на минуту – целый отдел фирмы занимался рекламой предоставляемых услуг, поиском заказчиков. Сейчас он легко смог бы поставить на место и Светлану, но спорить не стал:

- Да забирай ты это барахло, забирай вместе с домом! – с досадой схватил со стола портфель, опрокинув чашку:

- Все! Понимаешь, все – мы прожили нашу жизнь. Любовь прошла, и что теперь – сытая спокойная старость?

«Сытая спокойная старость?» Боже, ведь он будто читает мои мысли, - подумала Светлана, - но как его фраза не похожа на мою! Та была уютной и мирной, эта несет неудобства и войну».

- Так ты все-таки стала с ними воевать? – не удержалась я.

- Нет, нет! Конечно, хотелось кинуться и придушить, бить посуду, крушить мебель! Но потом взяла себя в руки, понимая – его фифа была совершенно права – мне выгоднее жить с ними мирно. Впрочем, об этом уже было сказано…

«Странно, - мелькнуло у меня в голове, - почему же я не могу себе даже представить, что стану дружить с новой женой моего бывшего»?

…Юрий, наконец, понял всю ненужность разговора, пожал плечами, взглянул на Светлану, будто увидел ее в первый раз. В его голове билась только одна мысль: «Вот все и решилось!» – некая досада на Юлю, конечно, была, его вполне устраивала жена под боком, и Юля рядышком, да что уж теперь…

Он торопливо вышел из дома.

…Хлопнула входная дверь, быстрые шаги уходящего мужа – теперь уже бывшего – отозвались болью в сердце. Светлана сидела, уставившись в одну точку, еще не до конца понимая произошедшее, но чувствуя – перемены не за горами…

…Адвокат, к которому через несколько дней пошел Юрий настаивал:

- Вам надо немедленно вернуться домой и быть там до самого раздела имущества – жена может многое спрятать и доказать потом будет сложно.

- Я не смогу вернуться туда ни на час, – махнул рукой Юрий, - пусть забирает все!

…Так рассказывала Светлана, украдкой утирая слезы.

Однажды пришло откровение – значит, она давно жила не так, благополучие только казалось – и вот все рухнуло в одночасье.

Где упустила тот момент, когда Юрий перестал смотреть с теплотой? Ей рядом с ним всегда было хорошо, а что стало не по душе ему? Почему был недоволен их совместной жизнью, недоволен всем – от запеканки на завтрак до ее нового платьишка? Сказал бы – да так, чтобы дошло – тряханул за плечи, стукнул кулаком по столу!

Но долго копаться в себе Светлана не любила и бесплодным раздумьям предаваться не стала.

- Представляешь, каково мне тогда было? – подняла она глаза, полные боли: – Не хотелось выходить на улицу, ведь соседи были в курсе дела! Их расспросы, сочувствующие, а порой злорадные взгляды приносили страдание, но я держала марку – красила глаза, пудрила нос, и высоко задрав голову, выходила из дома.

Помолчав, она облегченно вздохнула:

- Вот рассказала, и как будто легче стало!

- Известное средство! – вздохнула и я.

То, что поведала Светлана, было, как сказали бы мои дети, круто. Раньше я считала свою жизнь нескладной, полной неожиданных поворотов и приключений различного толка. Но теперь слушала затаив дыхание, искренне сочувствуя, понимая, что перед ее жизненной драмой меркнут все мои передряги.

Для мужа карты, биллиард и другие развлечения были важнее жены и маленькой дочери. Он изменял, но никогда не сознавался в этом, и уж конечно, уходить из семьи не собирался. Или я просто опередила события, подав на развод?

Муж оказался прирожденным лидером, подобной была и я. Нам было тесно вместе, и он мучился, ощущая рядом со мной, как ему казалось, свою незначительность. Незначительность, придуманную и взращенную им самим. Наверное, думал, что рядом с неказистой и недалекой будет красавцем и умником. Но я тогда этого не понимала, только увидев однажды мельком соперницу, ошеломленно недоумевала: «Ты променял меня на эту страхолюдину? Ты – меня? На это недоразумение? Как же ты смог…» - совсем забыв, что на развод подала сама, а она стала его женой гораздо позже.

Через несколько лет, вероятно следуя принципу «чем хуже, тем лучше», он все-таки женился на ней, женился и теперь упивается своим явным превосходством.

А может они были предназначены друг другу изначально?

Вечером колеса застучали тревожно и недоброжелательно – мы приближались ко второй Украинской границе, впереди станция с мрачным названием «Красная могила». Среди пассажиров поползли разного рода страшилки о зловредностях местных таможенников – одна хлеще другой. Путешественники стали прятать в сумки с продуктами дубленки и другие крупные обновки, купленные в Болгарии – ведь через Украину можно было провезти покупок только на двести долларов. А соседка, заглянувшая за сахаром, присела рядом и поведала историю из прошлой поездки.

В одном купе с ней впервые ехала в Болгарию аптекарша Элеонора. Настроение попутчиц было приподнятым, чему способствовала употребленная на двоих бутылочка коньячка. Возможно, поэтому Элеонора не заметила подвоха в вопросе украинского таможенника:

- Оружие, наркотики, валюта е? - и в шутку, ответила, подражая украинской мове:

- Е! Но совсем малэнько, тильки для сэбэ! – лучше бы она в этот момент оглохла – оглохла, а потом онемела!

Ее соседку тут же выдворили в коридор, двери в купе закрыли и пригласили женщину - таможенницу. Дородная тетка в форменной тужурке зашла в купе и предложила Элеоноре:

- Раздевайся!

Потом прощупала блузку с юбкой, небрежно бросила их в кучу на полку. И уж потешилась над аптекаршей вволю. Вопросы проверяющей сыпались один за другим, а руки споро делали свое дело. Наконец, обыскав «туристку» по всем правилам тюремного шмона, заглянув во все дырки обнаженного женского тела и обшарив чемоданы, таможенница, вышла, а Элеонора стала одеваться. И еще долго утирала слезы, навсегда потеряв способность шутить с любыми досмотрщиками.

Однако у нас в купе украинцы не задержались. Поезд тронулся дальше, наше дорожное повествование продолжалось.

Светлана

Мне не терпелось услышать продолжение истории, и я спросила:

- Где же Юрий отыскал эту фифу?

- Она у него работала. А имечко-то какое противное – «Юля» – будто от слова «юла» - мне оно никогда не нравилось!

… Рано утром позвонил Антон:

- Юра, тут девчонку на работу устроить бы нужно, - и подробно рассказал о своей племяннице, которая окончила школу, не поступила в институт, и на сегодняшний день осталась так сказать, «за бортом». Так или иначе, картина была до боли знакомой, ведь подобное случилось когда-то и со Светланой. А девочку было жаль, тем более приятель просил принять участие в её судьбе. Если бы Юрий мог знать тогда, до какой степени примет это участие, куда оно заведет и чем обернется для всей его семьи, вероятно, послал друга куда подальше. Но, как говорится, «пути Господни неисповедимы…» И девочка стала секретаршей в приемной Юрия.

Первое время она смущалась, вспыхивая премиленьким румянцем каждый раз, когда входил «босс», но быстро освоилась и вошла в коллектив. А так как теперешние дети с пеленок знакомы с компьютером, печатать умеют не хуже любой машинистки и разбираются в офисной технике с легкостью, то здесь никаких казусов не было.

Худенькая, с мелкими чертами лица и немного нескладной фигуркой, она умела содержать уютным свое жизненное пространство. Нацепила над монитором компьютера желтый бантик, в стаканчике для карандашей появился рыжий тигренок – талисман текущего года.

Любовь пришла не сразу. Вначале он смотрел на Юлю, как на свою дочь – она и впрямь годилась в дочки. Потом как на сотрудницу, которая быстро росла в его глазах. Поручил подготовить небольшой вопрос для совещания – она, представьте себе, справилась! С тех пор доверял более серьезные вопросы, и та с интересом вникала в дела. Через год Юля все-таки поступила на экономический факультет и стала работать в бухгалтерии.

Однажды, когда девочка заболела, Юрий остро почувствовал её отсутствие – на рабочем месте и в своей душе, понимая, что не может жить без этих летящих волос и лукавой улыбки.

А Юля, однажды поймав на себе пристальный взгляд шефа, стала кокетничать и применять женские уловки «на всю катушку». Попадалась на его пути как бы случайно; робко улыбнувшись, опускала в пол накрашенные глазки; резко повернув голову, картинно взмахивала длинными волосами; «нечаянно» касалась рукой его руки – в ход было пущено многое. Неизвестно, откуда она узнала эти хитрые приемчики, но девочка была не так проста, как могло показаться с первого взгляда. Так или иначе, у нее все получилось.

Теперь Юрию было невыносимо стыдно перед Светланой и дочками, но выхода из создавшегося положения он не видел. А Юля уже ждала ребенка – его ребенка. Она требовала сделать выбор, и этот выбор должен быть, конечно, в ее пользу. Говорила, что ради будущего сына ему надо расстаться со Светланой, и жениться на ней – тогда ребенок родится в браке, а не байстрюком-безотцовщиной. Говорила, что Светлана дурно на него влияет, давит морально, не дает раскрыться. Вобщем весь букет гадостей, которые плетут счастливые соперницы, присутствовал налицо. Но Юрий был ослеплен любовью к этому юному созданию и ничего не видел. А «юное создание» уже требовало:

- Если ты не можешь решиться, пойду к ней сама, – и ведь пошла…

…Не верьте безоглядно ничему – любое суждение, мнение или объяснение того или иного события – субъективны. Одному кажется – смысл происходящего выглядит так, другому – иначе, а для тебя вообще приемлем третий вариант. Ведь это не какой-нибудь предмет, например камень, что лежит у дороги – твердый для всех. Каждый видит по-своему – со всеми вытекающими отсюда последствиями – суть заключается вовсе не в том, что произошло, а в том, как ты прореагировал.

Не верьте безоглядно тому, кто утверждает, что «все они одинаковые» - все они совершенно разные!

Один будет орать с утра до вечера, врать напропалую – по делу или просто так, даже понимая, что вранье вылезет буквально через час. Но это у него в крови, он к этому привык и по-другому не может. Будет требовать умерить твои желания и довольствоваться тем, что есть – отказаться от новой шубки, ради которой надо взять еще одну подработку, и пятый год носить старое пальто.

Ревнуя к каждому фонарному столбу, будет испытывать «чувство глубокого удовлетворения», доводя тебя до слез. Заставлять сделать что-то, совсем не существенное, именно так, как считает нужным он, хотя ты хочешь сделать по-другому. И со временем выясняется – вам совсем не по пути…

История развода у каждого своя, но как ни странно, все они до банальности похожи друг на друга. В основе почти всегда лежит предательство: в любви или деньгах, в работе или дружбе – бывает, и то и другое сразу.

Ушел любимый человек – вот так однажды в его душе произошло нечто, и ты, без которой раньше его жизнь была немыслима, стала не нужна.

Одна, переживая разрыв, будет без конца вспоминать прожитые годы, приписывать «бывшему» чувства, которые, возможно тот никогда не испытывал, потом возненавидит все мужское сословие, наклеит ярлыки и останется с этим навсегда.

Другая же подумает: «Ах, он сказал, что не может всю жизнь прожить со мной одной? Что в мире так много других, не обязательно красивых, женщин»? Устроит грандиозный скандал, расколотит посуду, напьется с верной подругой, немного попереживает и станет жить дальше. Со временем боль пройдет, вернутся все мелкие и крупные радости, жизнь войдет в другое русло и понемногу наладится.

Именно второй вариант пришлось выбрать Светлане, выбрать, как всегда, умом, а не сердцем.

…Сегодня вечером в ее опустевший дом вошла Любочка:

- Привет, подруга, все тоскуешь? – и протянула Светлане яркий пакет с продуктами, - Здесь закуска с выпивкой, положи в холодильник.

Она стала снимать мокрый плащ, Светлана с пакетом в руках медленно направилась на кухню, потом обернулась:

- Любочка, мне так одиноко! По ночам слышу, как громко тикают часы, - она показала на будильник, который раньше стоял у кровати, а теперь на окне кухни, смахнула навернувшуюся слезу, - Они отсчитывают мою жизнь – теперь мне предстоит проводить ее в одиночестве…

- Сейчас заплачу! – подруга не собиралась поддаваться на эту удочку: - Отдала дань прошлому? Теперь будем жить настоящим – открывай бутылку!

- А не сопьемся?

- О чем ты, сегодня же пятница, имеем полное право!

Молодая картошка, сваренная на скорую руку и посыпанная зеленым укропчиком, издавала знакомый аромат, шпроты в плоской коробочке были толстенькие, коричнево-золотистые, лежали плотно. За бутылкой вина стали обсуждать животрепещущую тему – как Светлане жить дальше? Через некоторое время тиканье часов уже не было слышно, а настроение подруг заметно поднялось.

…- Света, а вот я всегда одинокий человек – эдакое одиночество души, понимаешь? – зачем-то пооткровенничала я. Но она посмотрела пусто, пожала плечами:

- Да ладно! У тебя дети, куча внуков рядом, а ты про какое-то одиночество!

Валерия

Известно, чтобы весело провести время надо отправиться в кино или в цирк. А можно вечером в пятницу собрать друзей и устроить вечеринку. По мере опустения бутылки, шутки станут сыпаться как из рога изобилия, и будут они смешными, высказывания умными, а приключения найдутся сами – хорошие или плохие – это уж как получится.

Пятница, вожделенная пятница! Спросите, какой день люблю больше всего, и я, не колеблясь, отвечу: - Конечно, пятницу!

В пятницу уже с утра приподнятое настроение, и ждешь, когда закончится эта тягомотина под названием «рабочая неделя». А вечер в этот день вообще неприкасаем! Все завтра: и стирка, и уборка и поход в магазин, и приготовление обеда – все завтра.

- Дети, не приставайте к матери, дайте хоть раз в неделю отдохнуть по-человечески!

В тот зимний день на моей кухне, из окна которой было видно полгорода – и Дворец пионеров, где тогда работала, и Мамаев курган вдали, и ЗАГС с множеством машин, цветами и юными невестами в открытых платьях, которым почему-то завидовала неимоверно – собралась разношерстная компания. Будто провидению было угодно скучковать всех моих подруг одновременно. А так как живу я в центре города, на перекрестке всех дорог, то вышло это запросто – куда бы кто ни шел, все считали своим долгом заглянуть на огонек.

Первой появилась Катерина, руководитель кружка художественной вышивки. Скинув пальтецо, осталась в узкой черной юбке и кофточке ярко-красного цвета, с трудом застегнутой на пышной груди. Ее простодушное лицо Мухинской «колхозницы» было обманчивым – невысокого роста, с короткой стрижкой, Катерина обладала неуемной энергией с элементами авантюризма. Рядом с ней всегда что-нибудь приключалось. Если летела в самолете – тот обязательно задерживался, прибывал в наш город глубокой ночью, и она тащила пассажиров переночевать к себе домой. Призыв «Поем все!» был ее коронным номером – когда в ночном трамвае подвыпившей компанией мы ехали с очередной гулянки, уставшие за день пассажиры, представляете? – действительно начинали улыбаться и подпевать!

Однажды Катерину, выросшую в детском доме, провидение занесло к нам во Дворец пионеров, где она и прижилась. Здесь из ее лексикона исчез трехэтажный мат, она стала по-другому одеваться и приобрела вид вполне интеллигентный. Однако, как говорит мой сын, девушку из деревни забрать можно, а вот деревню из девушки – никогда.

В тот вечер приключений не предвиделось – ну какие приключения могут быть на кухне? – и мы размышляли, как бы плодотворно провести вечер. Вдруг ожил дверной звонок, и на пороге нарисовалась Алка – статная черноглазая татарка, учительница по образованию и образу жизни – вечно бы всех поучала! Стряхивая снежинки с пушистой вязаной шапочки, Алка держала под локоток незнакомого веселого мужчинку, в руках у которого была «авоська», полная апельсинов и чекушек с водкой. Маленькие бутылочки торчали во все стороны, просовывая сквозь авоську головки со светлыми «бескозырками» - картина была замечательная, а настроение у них очень даже приподнятое. Кавалер галантно пропустил Алевтину вперед, придержал рукой открытую дверь и вошел следом.

- Разрешите представиться – Георгий, простой российский аспирант! – поднес он руку к козырьку кепки.

Мы с Катькой обрадовались такому развитию событий, бросились накрывать на стол, и уже не терпелось выпить. Сразу налили по первой – ну, вздрогнули! И пошла, хорошо пошла родимая! Вот теперь можно с толком, с чувством, с расстановкой продолжить.

…Только немногие знали, что дома у Аллы лежит парализованный муж, она уже много лет выносит из-под него горшки и кормит с ложки. Видно не зря во времена былые Алка не умела делать ничего: ни ввернуть лампочку, ни передвинуть стол на кухне – муж «сдувал с неё пылинки» - сам стирал белье, готовил обеды, выполняя любую прихоть. Теперь жизнь поменяла ударения, и все стало иначе. Но зачем о грустном?

Заглянула на огонек Верочка. Синеглазая и озорная, она почему-то не любила Катьку с Алевтиной, но, тем не менее, приняла участие в наших посиделках. Имея троих детей и отменное чувство юмора, Верочка не раз подставляла свое плечо в жизненных неурядицах, давала дельные советы и деньги – взаймы. Мы делились сокровенными тайнами и обсуждали педагогические принципы воспитания детей, склоняясь к методике великого Макаренко, который, в отличие от Песталоцци, позволял иногда, конечно, за дело, прикладываться ремнем к непослушным попкам.

Последним появился Вартан – руководитель кружка начального детского творчества – и молчком пристроился рядом с Катериной. Этот армянин после «педа» оттрубил несколько лет в деревне и недавно пришел работать в отдел. Сегодня он появился не по своей воле, а по Катькиному повелению, то есть в принудительном порядке, хотя вопрос, конечно, был спорный.

Георгий, которого Алка подцепила на очередной научной конференции, в которых любила выступать с докладами, оказался замечательным рассказчиком. Анекдоты типа «Если лошадь сдохла – слезь с нее!» так и сыпались из него. Заполночь мы до колик в животе отсмеялись над разными байками, обсудили массу мировых проблем и нахлестались до состояния полной гармонии с текущей жизнью. Однако веселье только пошло, а выпивка уже закончилась. И во времена горбачевского сухого закона найти ее среди ночи было сложно.

– Тоска, Василий, – заныла Катька, повторяя фразу из Геркиного анекдота, и вперила свой взор в темное окно и падающий за ним февральский снег с такой надеждой, как будто оттуда мог появиться добрый джин с вожделенной бутылкой. Джина все не было, и тогда Верочка, посмотрев на стенающую Катьку, сказала:

- А я знаю, где можно раздобыть самогонку! - эта идея всех воодушевила, мы полезли за кошельками, сложились кто, сколько смог, и взгляды обратились к Верочке. Но охоты переться по морозу у той не наблюдалось. Охоты-то не наблюдалось, но она совсем не учла желание Катьки, которая уже «наступила на пробку», и ее было бесполезно останавливать.

- Брателло, – заныла она, - ну пошли, людя́м ведь, вишь, не хватает! – и показывала рукой на пустые чекушки под столом. Подруга немного покочевряжилась, потом они оделись, взяли болоньевую сумку и скрылись за дверью.

Спасительный напиток «производили», по масштабам нашего города, близко – всего две остановки на трамвае. Девчата сели в подошедший вагон и тут Верочка обнаружила на ногах у подруги черные мужские ботинки:

- Катя, ты видела, что надевала? – широко раскрыв глаза, наивно спросила она.

– Так это Вартана, теперь он без меня никуда не уйдет! – разобъяснила ситуацию Катерина, с гордостью рассматривая огромную обувку на своих ногах.

…Очередная стрела Катькиного купидона все никак не могла сразить непокорного армянина. Но это уже совсем другая история – с поездками к ворожеям за приворотным зельем и посыпанием золой полуночных перекрестков – история ну совсем, совсем другая.

На остановке девчата покинули дребезжащий морозный вагон. Вот остались позади трамвайные пути, а за небольшим пустырем в ночной темноте замаячили пятиэтажные «хрущебы». Снегопад закончился, и подруги двигались по узкой, протоптанной в снегу тропинке.

Катька, в пылу стремления дóбычи драгоценного дефицита, в мужских ботинках сорок второго размера, перла как танк, волоча за собой Верочку. Подбежав к нужному подъезду, дернула за створку двери – дверь слетела с петель и шваркнула Верочку по башке.

- Полегче на поворотах! – вякнула было та, но из глаз посыпались искры, и она осела в сугроб…

… «Боже, куда я качусь»? – оглядывала я утром разгром на столе в кухне, придерживая мокрое полотенце на чугунной голове. Вчера нам еще крупно повезло – никто не «выпал в осадок» под стол и не прикорнул на коврике у двери, молчащий телефон тоже был хорошим знаком – значит, все добрались домой без приключений. Тут проснулись муки совести и волчьей стаей набросились на меня – как хорошо вчера начинали – «за здравие», а закончили как всегда. Желание «отдохнуть по-человечески» опять свелось к примитивной пьянке и огромному фингалу под Веркиным глазом – вот до чего докатились! А на первый взгляд все казались такими приличными: Герка – аспирант кафедры органической химии – ой-ой-ой!, я – заведующая отделом науки и техники – тьфу ты, пропасть!

«Лучше бы помыла полы на кухне, или проверила уроки у детей, в конце концов, испекла наполеон, который они так обожают» – думала я, складывая в вазу нетронутые апельсины. Но тут в приоткрытую дверь кухни просунулась любопытная рожица сына:

– Завтрак скоро будет? – деловито осведомился он, как бы подсказывая, чем мне теперь надо заняться – этот ребенок всегда был в хорошем настроении, и любимая дочкина пословица «утро добрым не бывает» к нему совсем не подходила.

А про моих друзей я поняла: в следующую пятницу надо обсудить назревшую проблему – может, по весне пойдем кодироваться? Причем все!

…Благими, как говорится, намерениями ...

На станцию Тацинскую прибыли рано утром – видно задержались в пути. Громадный элеватор, на путях – вагоны с зерном – на каждом номер и адрес собственника. Надо же – купи вагон и сдавай в аренду, пусть колесит по стране.

Серые домики – форточка в окне держится на одной петле, кособокий летний душ с круглой бочкой на крыше. Возле домов копны прошлогоднего сена – серые, лежалые. А вот и степная речушка с заросшими камышом берегами и редкими рыбаками...

…Дама из соседнего купе, почему-то одетая в теплую кофту, прошла по коридору, заглянула и к нам, произнесла веско:

- Цэмэнтный завод видели? Бедные жители, в какой грязи живут, чем дышат!

Эта немолодая особа всю дорогу производила странное впечатление. В самом начале пути все приставала к попутчикам:

- Хотите узнать, кем вы были в прошлой жизни? – доставала какие-то таблицы, задавала странные вопросы и что-то там чертила. Многие, в том числе и мы со Светланой, поддались на эту «удочку». Оказалось, я была мужчиной – механиком на острове Борнео, а Светлана продавала пиццу на улицах Милана – ха-ха!

Слова дама произносила со значением, и так же смотрела на всех, неся при этом ахинею редкостную, то на тему шаманства, то о каких-то «бадах». Ее взгляды были устоявшиеся, многое осуждавшие и возражений не терпящие. Но если выискивать во всем только плохое, то ведь вскоре перестанешь замечать и хорошее…

Светлана

Шел второй месяц с тех пор, как Юрий ушел, захлопнув дверь. Настроение, как Светлана себя ни уговаривала, лучше не становилось.

Раньше она с беспечным нетерпением ждала каждый новый день, зная – он обязательно принесет что-то незнакомое – маленькое или большое, но всегда радостное. С наступлением утра открывался целый ворох сюрпризов, удивительных новостей, подарков больших и подарочков маленьких. Новое, дорогущее платье, ЕЁ платье, совершенно случайно обнаруженное в магазине, в который зашла переждать весенний дождик. Или маленький сторублевый горшочек для цветка – купила, прибежала домой, посадила темно-синюю фиалку, поставила на окно – радует!

Но того, что преподнесла жизнь теперь, Светлана никак ожидала.

Дом опустел, и она неприкаянно бродила по комнатам. В магазин теперь приходилось добираться, не поверите, на общественном транспорте – в прежние времена такая поездка воспринималась как скверный аттракцион:

– Меня мотало, как дуру, по всему троллейбусу! – выговаривала она мужу, когда тот не смог свозить ее на рынок.

Но это было раньше, теперь и орать-то было не на кого, на новой машине каталась эта «кукла», а в голову лезла настойчивая мысль – не пора ли подыскивать работу?

Тут Светлана обмолвилась – Юрий, собирая чемодан с рубашками – брюками, предложил:

- Давай не будем разводиться, подождем немного – годик – два, возможно, у меня это пройдет.

Но, представив его – с развеселой молодухой, а себя – сидящую «в платочке у окошка» и непонятно чего ожидающую, она подумала: «Видит Бог, я долго пыталась все уладить, но надежды рухнули!» и возмутилась:

– Какая наглость! Ты, Юрочка, значит, будешь жить в свое удовольствие, а мне сидеть и ждать? А если у тебя это не пройдет? Молчишь? Ведь и такое может случиться, ты мне два года врал!

- Не врал, просто – тебе – не говорил! – обижено произнес Юрий, глядя Светлане в глаза.

У каждого из них в этот момент была своя правда.

Девочки восприняли эту новость по-разному. Евочка, не раздумывая, стала на сторону матери, даже собиралась приехать утешать, но Светлана запретила – это ничего не изменит. Старшая Яна колебалась и становилась то на сторону отца, то на сторону матери. Нет, она, конечно, сочувствовала ей, но и отца было жалко!

В одиночестве Светлана прожила почти месяц, иногда застывая у порога, вспоминая, как звонок играл свои «Подмосковные вечера», открывалась тяжелая дверь, и муж заходил в дом. Еще вчера они были рядом – сегодня одна пугающая пустота смотрела в окна, день тянулся нудно, серо, а произошедшее никак не доходило до ее сознания.

Она впадала в тоску, которая совпала с мартовскими непогодами, и Светлана оправдывала себя – на улице сыро и холодно, нет солнца, резкий ветер, и выходить за двери совсем не хочется.

Валерия

Мне об исчезающих мужьях печалиться было некогда, хватало забот с детьми – с их вечными проблемами и болезнями.

…Врач так и сказал:

- В одежде – нельзя! – я стащила шубу с себя и с больной дочки и бросила в угол – вешалки в обозримом пространстве не было.

Они так и лежали – в ободранном больничном коридоре, в самом углу, небрежно брошенные в кучу две шикарные шубы. Одна женская – каракулевая, легкая, почти невесомая, другая детская – мутоновая и были здесь совсем не на месте, как будто подтверждая, что беда не обходит стороной ни молодых, ни старых, ни бедных, ни богатых.

…Зима в том году выдалась морозная. Сугробы лежали на дорогах и тротуарах, снежные заносы росли каждое утро. Моя тринадцатилетняя Ирочка, следуя нелепой молодежной моде, едва выйдя за двери, снимала теплый шарфик и совала его в карман. В результате слегла с простудой, к которой вчера добавился и кашель. Домашние средства типа чая с малиной вкупе с аспирином оказались бессильны. Кашель как будто вообще не прекращался, да еще поднялась температура. Участковый доктор послушал дочку, покивал головой и направил на рентген.

Знакомый нашей бабушки, пожилой рентгенолог областной клиники, сделал снимок и сказал, как припечатал:

- Воспаление легких! Надо срочно госпитализировать, ищите больницу.

- То есть как это – «ищите больницу»? – опешила я, - Ведь детское отделение вот оно, рядом!

- Ничем не могу помочь – вы «городские»! – открестился от нас дядечка и отвернулся к окну. А я представила, как повезу мою девочку на трамвае в районную поликлинику, мы будем сидеть в длинной очереди, потом получим направление в больницу, которая запросто может оказаться на другом краю этого огромного города. Да она просто не доживет, ее задушит этот неимоверный кашель! Поэтому сползла на пол перед столом доктора и, глотая слезы, прошептала:

- Умоляю, Игорь Петрович, помогите! Мне больше не к кому идти, а вы можете, знаю! – тот опешил, крякнул и взялся за трубку телефона.

Через несколько минут мы уже торопились к детскому корпусу. Минуя приемный покой, сразу поднялись в детское отделение. Дежурный доктор послушал дочку и тут же определил во вторую палату, где уже лежали три такие же легкомысленные фифы. Прибежала медсестра, сделала укол и повела Ирочку на какие-то процедуры. Мне ничего не оставалось, как отправиться восвояси. Расстроенная вернулась домой, и в подъезде наткнулась на соседку.

- Что случилось? – Верочкино сочувствие было искренним, а «флакончик» коньяка, который она быстро водрузила на мой стол, оказался прямо-таки кстати.

Выздоровление дочери было долгим, я каждый день ездила в больницу со свежим бульоном, вареной курочкой, душистыми мандаринками и краснобокими яблоками. Но картинка с шубами, брошенными на затертый больничный пол, до сих пор стоит у меня перед глазами.

Теперь дети живут отдельно, и это порой удручает – вот и вчера такая тоска накатила! Позвонила дочери:

- Приходи, проведай мать.

Пришла моя красавица. Ладная стройная фигурка есть результат хорошего наследства и регулярных занятий йогой, которой Ирочка увлекается несколько лет. Но самое большое ее достижение – два замечательных сына.

…Вошла, бросила на тумбочку в прихожей сумку, больше похожую на холщевый мешок с длинными ручками (мода, ничего не попишешь!) и ключи от машины. Малюсенький черненький пиджачок примостила на спинке стула в кухне, поцеловала, смотрела ласково – на сердце сразу полегчало.

- Кушать будешь?

- Нет, – замахала она руками, - только чай!

Я согрела чай, из холодильника достала ее любимое пирожное, поставила на стол, смотрю молча.

- Кирюшку утром отвезла в школу, Артем тоже на занятия пошел. Лепота! – порадовалась дочь, а я и не возражала:

- Все-таки школа – это гениальное изобретение человечества!

Виновато взглянув, Ира осторожно, двумя пальчиками отщипнула крохотный кусочек пирожного, положила в рот. Надо было видеть выражение ее лица – полное блаженство! Такими же кусочками незаметно доела все, запивая зеленым чаем:

- Ну, вот поели, теперь можно и поспать! – вспомнила она сказку про Дюймовочку, заваливаясь в постель – прямо в брюках в мою свежую, приятно пахнувшую постель. Укрылась одеялом с головой, высунув только нос, как мышка, и тут же заснула. Я стояла рядом и любовалась…

Через пол часа вскочила, сладко потянулась, чмокнула меня в щеку и понеслась по своим делам дальше.

За эти полчаса мы успели много чего обсудить: от удачной формы бровей, наведенных на днях, до предстоящей погоды, и даже подивились, что любимой травки руколы вчера почему-то не было на базаре.

…Даже в неприятностях Ира выглядит королевой – эта черта явно досталась ей от моей мамы. И хочется, чтобы у дочери, не всегда понятной для меня девочки, с ее невероятным и неприемлемым, опять же – для меня, восприятием мира, всепрощением любых деяний, и ее догмой, что в этом мире «никто никому ничего не должен», было все хорошо!

Ирочка ушла, я осталась дома, но настроение было уже совсем-совсем другим, ну вы понимаете.

Мое счастье всегда было в детях. Мужья же…

…Новый шарфик, сшитый из полосочек светлой норки, с очаровательными бубенчиками на концах, такой мягонький и пушистый, был чудо как хорош! Я присмотрела эту вещицу еще летом, но дошла до магазина только к зиме.

С удовольствием купила, навертела на шею, покрутилась перед зеркалом, сбрызнулась французскими духами и пошла, ощущая мягкую пушистость и воображая во всю ивановскую. Подбородок вверх, плечи расправлены, ножку не ставишь, а небрежно эдак бросаешь – не идешь, а пишешь – все мужики твои! Настроение замечательное – солнышко светит, птички чирикают, ни о чем худом не думается и, кажется, всё плохое давно исчезло с нашей планеты. В этот миг хотелось, что бы я и мой шарфик нравились всем – и, правда, нравились – вот как было чудесно. Выделываясь, как только можно, впорхнула в подъезд «вся из себя», а там…

Вы замечали, что жизнь иногда вытворяет невероятные фокусы – берет и моментально бросает в другое измерение и действо – настроение тут же меняется и мысли разворачиваются совсем в другом направлении? Так и меня она спустила с небес на землю, будто вернула в недавнее прошлое. Я опять почувствовала себя «тягловой лошадью»: у лифта торчала тоскливая личность второго, тоже бывшего, мужа. Он, видно направлялся в гости к моему соседу – забулдыге.

Но что это? Куда подевался блеск в глазах, присущий ему при мне? Где чисто выбритый подбородок, отутюженные брюки, новый коричневый портфель? В затрапезной куртке, с бутылкой пива, видневшейся в пакете, какой-то тусклый и постаревший он был безразличен ко всему внешнему миру. Но я влетела в этот круг и бывший меня узрел. Несколько мгновений его лицо не меняло выражения, затем, удивленно подняв брови, он осмотрел меня с головы до ног так, как будто видел впервые: довольную рожицу и новый шарфик, лайковые перчатки и замшевые сапожки на высоком каблуке. Непроизвольно повел носом, учуяв легкий запах духов:

- Мамзель?– повернувшись ко мне, пробормотало это существо…

…Боже, как ждала я подобного момента – и вот он наступил! Промелькнула прошлая жизнь, вспомнилось всё гадкое и подлючное – все, что вытворял этот тип. Его мужская несостоятельность – то ли пропитая, то ли растраченная по чужим койкам, горечь за зря потраченные годы и обида за то, что любила такое создание! Господи, за что держалась, таскала по наркологам – зачем? И это я – та, которая боялась впустить в душу кого бы то ни было, чтобы вновь не ощутить боль, испытанную однажды. Почему в стремлении создать семью мы, женщины, часто выдаем желаемое за действительное, не видя очевидного? К сожалению, глаза становятся зрячими только тогда, когда закрывается сердце. Любила? Любила…

Так вот же тебе за издевательства и подлянки, за мои слезы и бессонные ночи. За то, что я любила, а ты пользовался, за то, что зарабатывала, а ты сидел на моей шее, наглел с каждым днем, да еще и подворовывал деньги.

За ту ночь, когда разбудила сына, мы искали тебя по всему городу и нашли вдребодан пьяного на какой-то окраине, спящего прямо за рулем нашей машины.

За тот день, когда обещал забрать меня из парикмахерской, и я позвонила, освободившись. Позвонила и ждала на морозе, а ты лежал дома на диване и ухмылялся, машина же преспокойно стояла у порога.

За тот вечер, когда лезла тебе в душу, задавая вопрос:

- Есть ли на свете человек, который примчится, бросив все, если позовешь? – ожидая, что назовешь меня, а ты думал, как бы вытащить из моего кошелька еще пару тысяч рублей.

За нарочно стертый в компьютере мой любимый тетрис – да мало ли за что ещё – всего сразу и не припомнишь!

Как же мешает мне дурацкая интеллигентность! Ну почему не могу сказать хаму, что он хам, или назвать альфонса и захребетника своим именем? Нет, терплю долго, надеясь, что это однажды пройдет, но ничего не проходит, а только усугубляется …

Девочки, никогда не позволяйте садиться себе на шею, чем раньше расстанетесь, тем лучше. Но чтобы принять такое решение, надо сделать трудный выбор – это как в омут с головой – раз – и тут же в твоей жизни все изменится.

…Бывший стоял такой убогонький – а мне давно хотелось увидеть подобную картину, и я знала – это случится. Как в той восточной мудрости – не надо ничего делать, только подожди на берегу реки, когда ее воды понесут мимо поверженного врага. Я дождалась – не прошло и года! Вот он, триумф – как легко сразу стало дышать, и как сладостно было это злое чувство возмездия! Одним словом, наступило торжество – теперь можно перешагнуть и идти дальше!

…«Актриса носком туфельки столкнула ключ в водосточную канаву, торжествующе усмехнулась и пошла своим путём…», – примерно так писал Сомерсет Моэм - «Театр» - кто читал…

…Однако, как прелестно пахнет духами новенький шарфик…

Светлана

- «Театр» Моэма – знаменитый роман, его обязательно должна прочитать каждая женщина – есть чему поучиться! - улыбнулась Светлана и опять вернулась к разговору о себе:

- Наконец я поняла – возврата к прежней жизни не будет. Очередной бессонной ночью пришла ясная мысль – дом надо срочно оформлять на себя – вдруг Юрий передумает? Это он такой добренький пока не терпится расстаться со мной, но пожив на съемной квартире поймет, что потерял и разделит пополам, как говорят юристы, «все нажитое в браке».

Она рассказывала, как наняв хорошего адвоката, переоформляла дом на себя. Как зрела идея о том, что его надо продать, ведь жить там, где из каждого угла лезут воспоминания, было невыносимо.

«У этого окна мы часто стояли, обнявшись. За этим столом все вместе праздновали дни рождения, встречали Новый год» - и день рождения, и Новый год – все померкло. Оказалось, просто идти рядом, улыбаться мужу и было счастьем, а смысл жизни, видимо, был в стуке открывающейся двери, легком пожатии руки. Юрия не стало – не стало и смысла существования.

- Ереванская история была мимолетным увлечением, касалась только меня, и никакого вреда семье не нанесла! – возмущалась Светлана, - Все осталось на своих местах – не ушла от девочек мать, ритм жизни не изменился. То, как жил последнее время Юрий, не лезло ни в какие ворота! Его существование на два дома, обман и лицемерие безответственны и подлы! Я ведь отказалась от продолжения романа там, на берегу Севана, почему же Юрий не может сделать так же?

…По шоссе, наперегонки с поездом, мчалась легковая машина, вагон немного накренился вправо, замедлил бег, поворачивая, и опять пошел ровно и легко. Похожие пейзажи утомляли, я уткнулась в журнал и за окно уже не смотрела. Но читать не смогла – Светлана вдруг вспомнила:

- А ведь мы собирался купить вторую машину – для меня, – она прикрыла занавеску, чтобы солнце не било в глаза.

- Я сразу пошла на курсы водителей – там такие непонятные названия, и надо все их знать, представляешь?

- Как не представляю, тоже училась!

- Так и ты все это проходила?

- Мы присмотрели белый Фольксваген-гольф, но, пока я не окончила курсы водителей покупать не стали, - начала Светлана.

…Автошкола приютилась в подвале жилого дома. Стены класса были завешаны плакатами с внутренностями автомобиля, и чертежами перекрестков – просто жуть как интересно!

Недели две им объясняли что почем, то есть, рассказывали про устройство автомобиля, который, оказывается, называется «транспортным средством» и является объектом повышенной опасности. Втолковывали о разных ситуациях на дорогах, а потом старались выудить крохи хотя бы каких-то случайно зацепившихся в головах знаний. Иногда Светлану вызывали к доске, и она торчала там в роли нерадивой ученицы: - «Господи, это в мои-то годы»! И слушая со стороны свою околесицу относительно двигателя внутреннего сгорания, думала « Боже, что я несу?» - а у препода округлялись глаза.

Затем учеников стали сажать за руль. Светлана не сомневалась, что просто посидит на месте водителя или, по крайней мере, прокатится по двору. Фигушки – ее, по наущению инструктора, понесло прямо на дорогу, полную машин и, что самое страшное – людей! Как доехала до поворота совершенно не помнила. А при въезде на перекресток пешеходы исчезли из поля зрения вообще. Конечно, они никуда не делись, просто Светлана перестала их видеть. «Водитель в первую очередь должен уступить дорогу пешеходу» – заповедь, постоянно вбиваемая в головы, сразу забылась, и этот самый пешеход перестал для нее существовать. Педали под ногами – а их должно быть целых три, тоже куда-то подевались. Светлана бросила руль, приподняла длинную юбку, стала рассматривать полик в кабине – ага, вот они, все на месте! Так, теперь надо вспомнить, какую из них нажать.

Машина по инерции катилась дальше, авто, проезжающие мимо, уворачивались и сигналили, инструктор орал, уже не стесняясь, но она пропускала его мат мимо ушей – надо было еще держать в поле зрения светофор! Ну, ни фига себе – до чего же обширное должно быть это «поле зрения»!

Когда закончилась недельная (всего-то!) пытка под названием «вождение», курсантам предложили сдать первый тур экзаменов.

Теорию про радиатор Светлана рассказала сносно – ведь это почти та же батарея под окном квартиры – (а вы нам так объясняли!) - только служит для охлаждения двигателя. Вероятно, она применяла не те термины, или что ещё – но комиссия весело ухмылялась – умники, мать иху! Потом был практический вопрос «парковка задом» – а её особенно-то и не проходили – всего лишь пару раз «парканулись» на набережной.

Заезжать предстояло в гараж, вокруг которого зеленели ухоженные клумбы, шли пешеходы и… кто его знает, откуда там взялись куры!

Итоги были неутешительны. Помятый задний бампер – раз; искореженная створка ворот гаража – два; распаханные клумбы – три и орущие куры, летящие из под задних колес – четыре.

- Вылазь, из машины! Похоже, вождение – это не для тебя! – возмущался наставник, и Светлана была полностью согласна.

- Не стреляйте в пианиста – он играет, как умеет, – оправдывалась она, но перспектива получения водительского удостоверения таяла на глазах.

- Может, как-то решим вопрос? – намек на вознаграждение инструктор понял, почесал затылок и снизошел:

- Только пообещай никогда не садиться за руль! – так она добралась до второго и последнего тура.

В компьютерном классе областной автоинспекции проверяли теорию. Как бы случайно подошел суровый майор и нажал нужные кнопки – первый тур, оценка «отлично»! Потянулось ожидание следующего этапа. Водить она так и не научилась – перед глазами опять замаячили те куры и безрадостная перспектива пересдачи экзамена до посинения…

Наконец группу позвали на вождение, поплелась и Светлана. У дверей ее догнал тот самый майор: - Ты куда?

- Как это «куда»? – вздохнула она – сдавать вождение, естественно!

- Сядь, ты уже – все – сдала! – махнул он рукой.

…Вручая Светлане вожделенные права, офицер подмигнул и сказал:

- Ты хорошо запомнила? – ни-ни! – и она действительно никогда так и не села за руль .

Теперь, когда семья распалась, о машине уже не было и речи, а Светлану мучил другой вопрос – как научиться выдержать превратности судьбы, правильно понимать ее знаки? Мимо кого зря прошла, не оглянувшись, не заметив. Эта способность души объяснять все на свой лад не давала покоя. И она впадала в другую крайность – казалось и у дочек все идет не так уж хорошо. Сызнова осмысливая судьбу своих девочек, вдруг понимала – а ведь она никогда не любила и Юрия – так, чтобы всей душой, до донышка, до замирания сердца! Ее советы и действия всегда были, как бы это объяснить – прагматичны, что ли? Короче, чтобы в доме «все було», как сказала бы моя бабушка-украинка.

Вот Евку сдыхала с рук этому лягушатнику, в деревню под Парижем, откуда девочка добирается до работы по два часа. Младшая, Яна – с мужем и маленькой дочкой – живут в квартире без ремонта, в квартире, которая все еще в том состоянии, в каком ее приобрели. Живут в неустроенности, а она и не вникает в их быт. Так ли должна поступать любящая мать, которая по-настоящему хочет счастья своим детям?

Валерия

Хорошие родители стараются дать детям не котлету и не три рубля на кино, а нечто большее – ну, вы понимаете – не «рыбку», но «удочку». Научить прилежанию, настойчивости в достижении цели, а главное – дать нужное образование. Только не каждый ребенок способен взять все это, поэтому у одного «босса» дочь – успешный банкир, у другого – лоботряска и бездельница, сидящая и в сорок лет на родительской шее.

«Удочку» мой сыночек, вроде взял – и учится хорошо, и речи разумные воспринимает, только счастье порой от этого не зависит…

Однажды на сцене театра эстрады популярный и обаятельный актер пел под гитару песни не менее популярного барда. Пел, сверкая белозубой улыбкой, трогая за душу переборами струн и обезоруживая тихим шепотом проникновенных фраз. Закончив выступление, поклонился залу и как-то легко сказал зрителям:

- Желаю всем вам большого счастья!

«Вот ещё – всем! – опешила я – зачем всем-то? У него что, так много этого счастья, что ли»? - и стала внимательно оглядывать публику, как бы уже получившую это самое счастье.

Вот невысокая женщина среднего возраста с мелкими крашеными кудряшками и тусклым лицом, явно попавшая в этот зал совершенно случайно. Она немного клонится вбок, пытаясь скрыть небольшой горб, который все равно виден. Ну, зачем такой большое счастье – ей бы спинку прямую – и хватило бы…

Рядом с ней подруга с синей пластиковой сумкой в огрубевших руках – видно, забоданная судьбой и детьми. Для неё счастьем может быть еще один выходной день, да сотни две лишних монет.

…А моему сыночку очень нужно настоящего, большого счастья, да побольше…

Две девчонки, совсем молоденькие, смешливые, шепчутся о чем-то. Глаза горят, на душе легко, кажется, тронь – полетит! Вот уж точно, кому пока не надо!

… А моему сыночку – надо, надо!..

Обаятельная старушечка – при красивых темно-красных сережках, со старинным веером и в легких перчатках. Вся такая уютненькая, чистенькая – так и веет приветливостью и добром. И ей, похоже, не надо – у неё – сразу видно – счастье было и есть. Было большое и светлое, есть спокойное и заботливое.

…И тот кусочек, который пожелал ей артист, отдадим моему сыночку!

Семейная пара, муж с женой. Она слегка свысока, со значением смотрит на всех, подбородок вверх, взгляд внимательный – ну чудо, как хороша. Он уже с небольшими залысинами (место для рогов освобождается – наверное, шутит жена), смешливый и умный, готовый в любой момент подхватить шутку, но вместе с тем солидный – определенно большой начальник. Этим-то вовсе не надо – у них его с избытком.

…А моему сыночку не помешает!..

А сама-то, у меня что? Есть оно, счастье, или нет его – сразу и не поймешь. Любовь, такая, чтоб до озноба – была, была да давно прошла, хотя и помнится; детки выросли хорошими и умными. Внуки – деловые маленькие человечки, со своими вечными заботами – школа, спорт, компьютер – растут. Есть дом и достаток – наверное, и счастье тоже есть. Правда иногда посмотришь фильм, где великолепно играла, например, Алиса Фрейндлих, и подумаешь – а может и я так смогла бы, может жизнь прошла зря? Но это редко…

Если раньше понравившегося мужчинку хотелось иметь рядом, чтобы брал за руку, шептал нежные слова целовал (и все такое-прочее – что уж там греха таить), то теперь вполне достаточно просто смотреть. Страсти давно улеглись, нет, еще не страдаю маразмом, не впала в детство, но уже достаточно только видеть… Молодые не поймут, пожилые усмехнутся, читая.

Теперь даже довольна, что живу одна – честное слово – довольна! Нет лишней стирки-уборки, не надо готовить обед из трех блюд и к нему строгать салат из помидоров-огурцов, а под вечер можно часов в семь завалиться в постель с книжкой, шоколадкой и краснобоким яблоком. Ведь, как советовала мама, «Яблоко на ночь – врача из дома вон!». Никто и слова не скажет, не посмотрит с укоризной – одна!

…Выходит, и мне большего счастья не надо.

…И свою долю тоже уступлю сыночку…

Поезд притормозил на очередной станции, наш разговор прервался. А в одно из соседних купе прошел мужик с окладистой бородой, необъятным рюкзаком и большой плетеной корзиной в руках. «Там запасов дня на три», - заметив корзинку, переглянулись мы, но ошиблись. Когда поезд тронулся, увидели – по коридору разгуливал щенок – толстенький, с белесыми подпалинами на темных боках и очень любопытный. Обнюхав коридор, сунулся к нам, напустил прямо посередине лужу и улегся под столиком. Следом появился бородач:

- Ну и безобразник! – укорил он щенка, поднимая его на руки.

- Так вот кто был в корзинке, – улыбнулась я, а бородач спросил:

- Я присяду? – и по-хозяйски устроился на моей полке:

- Далеко едете?

- Почти до конца, - отвечала Светлана, - А вы?

- Еще дальше – на самый Север, на Ямал.

- Так вы – нефтянник?

- Нефтянник, на вахту еду. Вот и дружка себе везу, чтобы о доме напоминал, - потрепал он по рыжей щенячьей спинке.

- И как там, на Ямале? Северное сияние видели?

- Некогда нам его разглядывать, работать надо! – и стал просвещать о сложностях бурения скважин и радости получения первой нефти, а также о приличном размере окладов. Охотно описал новый «справный» дом в станице, сад с огородом и подворье – все благодаря этой денежной работе.

- Конечно, нелегко! – согласился с нами,- Морозы трескучие, вахта сложная, да и добираться далековато, но ведь оно того стоит. Когда приезжаешь с полными карманами денег – солидным человеком себя чувствуешь! – и, приобняв меня, как бы невзначай предложил:

- Поехали со мной? Хоть поварихами – щи варить наверняка умеете? А что? Парни у нас славные, обижать не станут – того и гляди кто-нибудь даже замуж позовет! – он выразительно взглянул на наши руки без обручальных колец.

Мы удивленно переглянулись – еще чего! А вслух пообещали:

- Обязательно подумаем над этим заманчивым предложением!

Бородач прижал спящего щенка к груди и откланялся.

Светлана

Светлана прикрыла за ним дверь:

- Ну что, пойдешь в поварихи, или будешь слушать дальше?

- Рассказывай! – улыбнулась я.

- В те дни что-то главное ускользало из жизни, сочилось как песок сквозь пальцы. И я подумала – может, настоящее было вовсе не здесь, а там, на Сахалине? Володя знал свой «потолок» и поэтому, достигнув очередной ступеньки, никуда больше не стремился? И мне, черт возьми, временами очень хотелось вернуться назад, вернуться и все изменить. Но это было невозможно – все прошло, выросли дети, рядом много лет был другой, казалось надежный и верный. Теперь стало ясно, что казалось.

…Только Любочка не отступала:

- Надо начинать жить заново!

- Как это?

- Ты осталась одна – Юрия, уж извини, нет, девочки замужем – подумай теперь о своей жизни.

- А что мне надо от этой «своей жизни»? – удрученно спрашивала Светлана у подруги...

…Она стала рассказывать, как продавала дом – рассказывала с горечью, и чувствовалась там еще какая-то обида, да я расспрашивать не стала, слушала молча.

Приступив к продаже дорогого ее сердцу коттеджа, Светлана решила – это важное дело нельзя доверять первому встречному, и стала искать опытного риэлтора. Опросив множество знакомых и приятелей, наконец, нашла нужного.

Женщина средних лет, в тесных джинсах и с короткой мальчишеской стрижкой по имени Регина, явилась осмотреть жилье. Прошлась по светлым комнатам, потрогала итальянские обои, отодвинув тюлевую штору, выглянула в окно второго этажа. Потом спустилась на первый, через открытую террасу вышла во двор. Гараж и баня повторяли стиль дома – такие же углы из красного каленого кирпича на фоне светлых стен. Стриженый газон и дорожки из серого камня, клумбы с фиолетовыми ирисами и кусты сирени у самых ворот довершали приятную картину.

- Постараюсь продать быстро, – Регина села за плетеный стол на открытой террасе, закурила тонкую сигаретку, взяла из рук хозяйки стакан апельсинового сока: - О точной цене поговорим позже, надо навести кое-какие справки.

Через неделю Регина привела первого покупателя – солидного лысого дядьку в льняных брюках и папкой ноутбука в руках. Тот придирчиво оглядел комнаты, кивнул на желтое пятно, невесть откуда взявшееся на потолке в детской:

- А потолок-то течет! - уточнив площадь земельного участка, ушел, пообещав подумать, и больше его не видели.

Беспокойный процесс продажи длился долго. Регина приводила покупателей рано утром и поздно вечером, в будние дни и в воскресенье, на покупку так никто и не решался – одного не устраивала цена, другому был не по душе район, третий просто уходил молча. Светлана теряла надежду продать дом выгодно…

Последний покупатель был молод, стремителен и на первый взгляд невнимателен. Пробежался по всему жилищу, не придавая значения мелочам вроде злополучного пятна на потолке, прошелся по террасе, заглянул в баню:

- Мне все нравится, беру!

Потом были переговоры о снижении цены, о мебели, оставшейся в коттедже, сроках оплаты. Наконец сделка состоялась. Светлана получила приличную сумму и приобрела небольшую квартирку на набережной с видом на Волгу.

- Еще одна страница моей жизни была закрыта, – закончила она.

Теперь, когда в родном городе, казалось, ничего не держит, Светлана решала, где поселиться. И тут не обошлось без Регины.

- Лучше всего поселиться в Болгарии, – подсказала та, - В этой стране нашим пенсионерам живется хорошо – там чудный климат, низкий прожиточный уровень, легко получить вид на жительство.

Светлана долго советовалась с Любочкой, потом по интернету изучила другие страны. Ее интересовала возможность получения «вида на жительство», климат, цены на жилье и продукты. Светлана не сомневалась – жить теперь надо подальше от этого города, и виной всему был, конечно, Юрий, которому она была предана, а он так опустошил душу.

Вспоминая все заново, вновь искала главную ошибку, искала и не находила. Казалось, ошибки и не было, просто так повернулась судьба.

Валерия

- Вы с Любочкой хорошие подруги, - заметила я, - была и у меня такая.

Порой наглая и горластая, Катерина дружила без оглядки – подлости не сделает и плечо подставит в случае чего – например, если дежурю до вечера, домой ко мне заскочит котлет детворе нажарить – да мало ли! Но больше всего, каюсь, меня радовало, что жила она похуже, чем я.

В мужья отхватила себе доцента – вот так запросто взяла и увела из семьи с двумя детьми настоящего советского доцента. Нет, сначала Катька, конечно, положила глаз на его бездетного приятеля Анатолия Степановича – уж очень хотелось замуж. Но тот разводиться с женой не собирался. Тогда она взялась за доцента, добилась своего, а потом мучилась с ним всю жизнь. Доцент был щупленький, невысокого росточка и с рыжими волосенками. Характер имел зловредный, командовать любил везде и всюду, а меня терпеть не мог, говорил – слишком заносчива. А я и вправду была с ним почему-то заносчива.

Еще он играл на гитаре и пел бардовские песни. Сначала ей это нравилось, она даже хвасталась перед нами, со значением опуская подведенные глаза:

- Ночью, после всего – ну вы понимаете – он часто поет мне душевную песню про лес и весну: «Ты у меня одна, словно с лесу весна» - я балдею …

А однажды под настроение мы с ним выдали «Венеру»:

- Венера купалася в море, – начал он, свысока взглянув на меня – мол, вона, что знаю, не только «лыжи у печки»!

- Боги падали прямо с неба, – тут же подхватила я. Он удивленно продолжил:

- Подплывали к Венере по-щучьему,

И звенели в море пощечины...

Как заправская актриса я выразительно прочла следующий куплет:

- И придумали кару богине -

Отломали ей руки нагие,

Красотой своей чтоб не гордилась,

И для прихотей пригодилась...

А потом по очереди до конца и последние строчки вместе, под ту же гитару:

- Где ты ходишь одна, Венера,

Мы – не боги... Прости людей!

И это у нас так складно получилось, сразу получилось, и звучало в дачном сумраке ну очень романтично.

- Ты-то откуда знаешь? – поразилась притихшая публика в лице Катьки.

- Книжки разные читаю! – она очень удивилась, потом и сама стала открывать сборники стихов, а мой, без того высокий в ее глазах авторитет поднялся еще выше. Но сейчас не об этом.

Со временем она «балдеть» перестала, потому как этими песнями он так задолбал, что век бы их не слышать. К тому же доцент оказался выпивохой, да во хмелю еще и буйным. Порой гонял по-пьянке не только саму Катьку, но и ее подруг, попадавшихся под руку, по всему дачному переулку – бегал за ними в темно-синих семейных трусах с лопатой наперевес и кричал:

- Ах вы, мать вашу! Шалавы неумытые! – и загонял в колючие кусты. Девчата делали вид что боятся, сидели там и нагло хихикали. Доцент еще больше злился, потом падал где стоял и моментально засыпал.

Финита! Занавес! Можно идти домой.

Когда у меня в жизни что-то шло не так, или казалось, что идет не так, я приходила к ней в гости. Мы ставили на стол бутылку, нарезали помидоры, какой-нибудь сыр, и говорили без умолку – одновременно и обо всем сразу. Перемывали «кости» подругам и обсуждали фасон новой шляпки, жаловались друг другу на «этих идиотов» мужей и делились новыми кулинарными рецептами – тем хватало.

Через некоторое время я замечала паутину в углу кухни:

- Вот прямо все ей надо! Да хрен бы с ней, с этой паутиной! Мне и так хорошо, – ворчала она, подрезая колбасу неухоженными руками, и мои беды сразу как-то съеживались до микроскопических. Я возвращалась домой и, хотя все шло по-прежнему, была несказанно рада, что на руках всегда свежий маникюр, а паутины в доме отродясь не бывало.

А недавно в моей жизни случилось горе, большое непоправимое горе. Давняя подруга смогла бы понять всю его величину – мы поплакали бы с ней, обнявшись, ведь сердце у нее было доброе и душа открытая. Поехала бы к ней завтра, да только нет уже на свете моей подруги, и не скажет мне Верочка:

- Сходи-ка к Катьке в гости, а то что-то зажралась ты у меня!..

…А доцент вернулся к первой, когда-то оставленной жене, и, что характерно, даже пить бросил! Он несказанно рад, что простили и приняли назад, а вот хамство его куда-то испарилось вовсе…

…Наверное, бывают такие женщины, рядом с которыми из мужика лезет все самое худшее, которое в нем есть. И первая из них, вероятно, я…

Да еще каждый раз ждала, что мужчина будет мне предан, и страдала, когда это не оправдывалось.

А сама была когда-нибудь предана мужчине? Положа руку на сердце – нет! Запах расставания чуяла за версту и всегда уходила первой.

Может у меня в самом начале тоже был сделан не тот выбор, и в тридцать лет осталась одна? Одна с двумя детьми и жизнь пошла совсем не так, как мечталось в юности.

Двое деток замечательны, поклонников хватало, но наступил день, когда дети выросли и ушли в свою жизнь, а кавалеры растворились в тумане – одни как неподходящие по своим, так сказать, «техническим характеристикам», другие как крепко связанные семейными узами.

…Однажды тот, который очень-очень нравился, но был женат, мой вопрос:

- Интересно, чем закончится наш роман? - понял совершенно правильно, крепко взял за плечо и, глядя прямо в глаза, тихо произнес:

- Мы никогда не будем вместе!

«Господи! Ну, ушел бы от ответа, перевел разговор на другую тему – так нет же...», - я застыла, сраженная такой неприкрытой, откровенной правдой и с тех пор подобных вопросов не задавала. Сколько лет прошло, а как вспомню – все еще больно.

В моей жизни не было того единственного, с которым дышишь единым вздохом, смотришь в одну сторону. Иногда с горечью наблюдала: вот, например, дамочка – идет с мужем под ручку, улыбается. Ну чем, скажите, чем она лучше меня – умнее или красивее, покладистее или нежнее? Почему все это не мне? Ведь самый большой подарок, который может сделать человеку жизнь – любимый человек рядом.

Как горько и легко, поссорившись с очередным кавалером, рыдала в те годы, заодно выплакивая все, что накопилось – непослушание детей и немытые вторую неделю полы в доме, несостоявшуюся сделку или несданный вовремя баланс.

И вот пришли зрелые годы со всеми своими прелестями – постепенно сужается круг интересных тебе людей, исчезают приятели, становятся ненужными посиделки в компании за бутылкой приличного винца. Вдруг с удивлением понимаешь, что не умеешь вести пустых разговоров, с каждым годом все больше свободного времени, а внук задает извечный вопрос:

– Почему бы тебе не найти интересную работу? – и что ответишь?

Но речь сейчас не обо мне…

Светлана

В новую, пока необустроенную квартирку Светланы пришла Любочка. Подруги сели за кухонный стол, достали чашки свадебного сервиза.

- Былая роскошь! Помнишь, на свадьбу дарили? – горько напомнила Светлана, смахивая слезы, которые теперь все чаще показывались на глазах.

- Опять раскисла! – подруга достала из шкафчика небольшой аптекарский пузырек, накапала в рюмку несколько капель: - Выпей!

Светлана, кривясь, проглотила лекарство:

- Может, сходить к хорошему психологу?

- Сходи, – прыснула Любочка – адрес дать? На днях моя домработница получила такой диплом, появился эдакий новый экстрасенс – помнишь, в нашем цирке всей толпе воду заряжал?

- Помню – целые трехлитровые банки – я тоже была на одном сеансе, билеты-то стоили прилично!

- Услуги новоиспеченной «психологини» думаю, будут не так дороги, только в их качестве сильно сомневаюсь! Открывай интернет, жениха будем искать! - они включили компьютер и склонились над монитором.

Приветливый экран предложил множество сайтов знакомств – кого здесь только не было – женихи российские, итальянские, французские желали познакомиться с русскими женщинами.

Подруги выбрали французский сайт, поместили анкету с фотографией Светланы – сидя в плетеном кресле на фоне открытого окна она держала на ладони оранжевый апельсин.

Первый желающий появился на следующий же день, был необычайно юным и, как заметила Любочка, легкомысленным. И вопросы задавал не совсем приличные, что-то о французской любви. Потом появились другие собеседники – инженер и строитель, преподаватель и ученый, был даже один музыкант. Но никто из них Светлане не понравился, и она уже стала терять интерес к этой затее, как вдруг получила еще одно письмецо.

Довольно молодой мужчина выглядел модно, ухоженные волосы спадали до самого воротника светлой рубашки, только челка выбивалась непослушным вихром. Большие глаза, обрамленные темными ресницами, завораживали прозрачной голубизной. Светлану сначала смутил его возраст, потом подумала:

- А почему, собственно, нет? - и переписка завязалась.

Пьер, так звали француза, работал переводчиком, знал несколько языков и даже немного говорил по-русски. Светлана отослала новые фотографии – вот она в строгом сером костюме на набережной Волги, вот на зеленом лугу в открытом сарафане и гороховой косыночке, и даже на пляже – в открытом купальнике, улыбаясь, придерживает рукой летнюю шляпу. Опытный фотограф сделал ее гораздо моложе, а волосы засияли модным рыжеватым отливом.

Приближалось лето, их беседы постепенно становились все откровеннее и, наконец, француз предложил встретиться. Местом встречи выбрали популярный курорт Золотые пески и в отеле «Пальмира» Пьер заказал номер на двоих.

Светлана появилась в Болгарии первой, решив заодно осмотреть рынок жилья на побережье. Остановившись в скромном отеле Варны, пришла к риэлторам, которых порекомендовала Регина. Молодые ребята, вполне сносно говорившие по-русски, показали много разных вариантов.

Посоветоваться сегодня было не с кем и вечерами Светлана, сидя в кафе гостиницы, просматривала фотографии предлагаемых квартир, или как они здесь назывались, «апартаментов» и «студий» на экранчике своего фотоаппарата.

Апартаменты – просторные, в несколько комнат, стоили прилично. Студии, состоявшие из маленькой кухни и комнатки, между которыми даже не было перегородки, были дешевле. Она выбрала студию в поселке «Святой Влас»

- Почему не поселилась в хороших апартаментах в Варне или Бургасе, а выбрала «студию», да еще в поселке? - удивилась я, считая, что в средствах у нее недостатка не было.

- Зачем мне одной апартаменты?- как-то уклончиво и не совсем внятно объяснила та.

Наконец Светлана оформила покупку, и довольная своим приобретением отправилась на встречу с Пьером.

Современный отель встретил гостей приветливо. В просторном холле в отблесках солнечных лучей сияли три огромные, немного старомодные, но удачно размещенные хрустальные люстры. На светлые кожаные диваны хотелось тут же присесть, а сиреневые орхидеи на стойке рецепции очень походили на настоящие.

Светлана тут же стала изображать утонченную даму:

- Пьер, думаю, нам не подойдет номер с желтыми стенами! – он, применив все свое обаяние, получил другой, с розовыми обоями. И в этом «розовом» номере Светлана поняла – раньше она часто выполняла желания других – дочкам подавала теплое молоко на ночь, мужу по утрам – кофе с лимоном – что любила она никого особо не интересовало. Теперь же исполнялась ее прихоти, и это было так приятно!

- Пьер, тебе не кажется, что малина попахивает клопами? – отодвигала она вазочку со спелыми ягодами, сидя в кафешке на берегу моря.

- Клёпа´ми? – с легким прононсом удивлялся Пьер, уморительно нюхал малину, и приносил крупную красную смородину.

- Мы должны хоть немного заниматься зарядкой, – поучала она, поднимаясь на третий этаж гостиницы пешком, и он, шагал следом через ступеньку, обещал немедленно устроить зарядку, правда в ином стиле…

Пьер, молодой и улыбчивый, оказался невероятным щеголем – даже простая белая рубашка с закатанными по локоть рукавами, выглядела на нем шикарно. Синие джинсы, шейный шарфик, умело завязанный в расстегнутом вороте, ароматный парфюм и легкий прононс завершали картину – элегантный француз оправдывал ожидания.

«Мне тоже надо быть на высоте», - собираясь на море, думала Светлана и завязывала на плече особым узлом яркую пляжную накидку «парэо».

Ее кавалер красиво ухаживал, дарил цветы, пододвигал стул в кафе, но самое главное …

- Мы ходили в кабаре с настоящим стриптизом, а потом – потом я повторяла все это в номере при свете луны – представляешь? – восторгалась она, мечтательно закатывая глаза: - Ах, какой он был в постели! Раньше и представить не могла, что так бывает!

Они гуляли вдоль пляжа, где воздух пропитан праздностью и ленью, где маленький паровозик резво катит разноцветные вагончики с отдыхающими, а набережная забита лавочками с купальниками, шляпами, пестрыми полотенцами и прочими сувенирами. Спрятаться от посторонних глаз было негде, и Пьер целовал ее прилюдно, так проводя своими изящными пальцами по спине – от шеи до самого бедра – что от желания сводило скулы…

Из чувства природного любопытства я спросила:

- А ты бы поменяла теперешнюю жизнь на ту, спокойную, с Юрой?

- Нет-нет, что ты – у меня впереди прекрасное будущее – столько молодых мужчин будут искать встреч! - ее слова звучали убежденно, не допуская иного развития событий.

…Как говорится, если хочешь насмешить судьбу, расскажи о своих планах...

За окнами вагона – южный район Волгоградской области, станция Котельниково. Состав осадили продавцы, наперебой предлагая дары Цимлянского рукотворного моря – рыбу свежую, жареную и вяленую, котлеты, щучью икру. Распластанные рыбины - сомы, белорыбицы – так и светятся янтарем. Тут же краснеют горки вареных раков – вот где раздолье!

Светлана вышла на перрон, спросила у бабульки в белой косыночке:

- Рыбка свежая?

- Конечно, деточка! – перекрестилась та, - Когда же ей испортиться-то? Поезда идут один за другим – только успевай ловить!

Моя попутчица вернулась в купе, держа в руках небольшого сомика, положила его на стол:

- Пробуем – видишь, все уже принялись за дело! – по вагону и правда распространялся запах речных деликатесов. Я достала складной дорожный ножик, стала примеряться к рыбине, но Светлана отняла его:

- Дай сюда, вижу – не умеешь! – и стала аккуратно срезать янтарную мякоть с тонкой кожицы. Ломтики сложила на тарелку:

- Прошу! – мы смаковали кусочки рыбки, жмурясь от удовольствия, причмокивая, облизывали жирные пальцы. Оставалось часа три пути.

Наконец путешествие закончилось – мы припудрили носы, подкрасили губки, обменялись номерами телефонов и потащили по узкому вагонному коридору чемоданы и дорожные сумки.

Проходило лето, спала немыслимая жара, не покидавшая город даже ночью. Светлана позвонила утром, предложила встретиться.

В японском кафе на набережной было прохладно и тихо, сели у окна, выходящего на Волгу, заказали суши. Доставая из сумки телефон, я выронила на стол брошюру Ленина, которую сегодня отыскала в городской библиотеке для старшего внука.

- Это тебе еще зачем? – изумилась Светлана.

- Для Артема. Понимаешь, какое дело – моя любимая математика ему совершенно не дается, зато парень все лето читает труды вождей мирового пролетариата – и Ленина и Маркса. Может, пойдет в политику? А недавно порадовал, сказав:

- Представляешь, телевизор, «комп» с интернетом, да и сотовый телефон не «изобрели», а «открыли»!

- Как это «открыли»? – не сразу поняла я.

- Да ведь они всегда существовали на свете, - раскинул руки внук, как бы пытаясь охватить весь мир, - просто надо было догадаться, как они устроены!

- И то верно, не зря говорят: «Попов ОТКРЫЛ радиоволны»!

- А сколько еще на свете есть того, чего мы пока не «открыли»! – авторитетно заявил Артем.

- Интересный парень, - согласилась Светлана, и перевела разговор: - как прошел остаток лета, чем занималась?

- Побывала в Кисловодске – проведала тетушку.

Валерия

…В город, где не была много лет, поезд пришел вечером. На вокзале ждала внучка Леночка – хрупкая миловидная девчушка девятнадцати лет. Мы взяли такси и поехали домой – в старинный особняк напротив рынка, которому было лет за сто. Когда-то здесь жила моя бабушка.

Дом выглядел плохо, и скрыть этого не мог: старинного кованого забора с резными загогулинами, уже не было и в помине, а на месте бабушкиных клумб с ярко-рыжей настурцией высились постройки неизвестного назначения. Кирпичи дома кое-где рушились, а старые рамы были заклеены намертво. Еще плачевней было внутри – коридор коммуналки пропах запахом кошек и кислой капусты, дверь в общий туалет с трудом закрывалась, а вдоль стен стояла пришедшая в негодность мебель. Украдкой вздохнув, я прошла в комнаты.

Тетушка Валентина, в синем платье с кружевным воротником надетом по случаю моего приезда, долго обнимала, смахивая слезы. Племянница Маринка пришла со службы позже. Поставила на стол коробочку с тортом, сняла с головы пилотку, китель с майорской звездой на погонах повесила на спинку стула. На ее колени тут же прыгнул черный кот. Маринка налила большую чашку чая, устало обратилась ко мне:

- Ну, рассказывай! - и я стала рассказывать о дороге, о детях и внуках. Маринка слушала, улыбаясь, понемногу приходя в себя после трудного «ментовского» дня. Тетушка и Леночка сидели рядом, подливая чай и подкладывая на тарелки кусочки торта.

Квартира, старая бабушкина квартира, явно оставляла желать лучшего. Глядя на окошки с ветхими ставнями, новый кусок линолеума, неумело уложенный женскими руками на пол кухни, захотелось утешить родных, и я сказала:

- У вас необычный дом, да еще в самом центре города. Поверьте, кто-нибудь приберет его к рукам! А вас переселят в другие квартиры.

- Твои бы слова… - вздохнула тетушка и поправила седые букли.

Мы долго вспоминали маму, отца, дедушкину пасеку на речушке Подкумок, бабушкины украинские песни и всю нашу прошлую жизнь. Утром спали часов до девяти, потом валялись в постелях, продолжая вчерашний разговор. Было уютно, и так душевно, что хотелось заплакать. Наконец стали потихоньку подниматься. Щебетунья Леночка, заколов пышные рыжие волосы двумя шпильками, шустро накрывала на стол.

- Какая умница, – похвалила я.

- Это она тебе пыль в глаза пускает! – засмеялась тетушка Валентина, но атмосфера в этом доме, как всегда, была теплой и дружелюбной.

Внезапно в коридоре послышались голоса. Выглянув, мы увидели представительного мужчину:

- Товарищи жильцы! – говорил он, - Меня зовут Эдуард, и я хочу купить ваш дом.

Тетушка пошире приоткрыла двери, но ушлая соседка, армянка Аракся, уже схватила дядьку за рукав и затащила в свою комнатушку. Тетушка вернулась в нашу «залу», села на стул:

- Там какой-то покупатель…

…Наконец Эдуард зашел и к нам. Рослый полноватый мужчина был улыбчив, в модном сером костюме, с маленькой серебряной сережкой в ухе и волосиками, собранными в мышиный хвостик. И хотя впечатление производил не очень серьезное, своими посулами обаял всех.

«Благодетель» поведал, что он, банкир из Сочи, хочет иметь приличный дом в Кисловодске, и его выбор пал на эту «усадьбу». Поэтому предлагает жильцам подыскать другие квартиры – все будет оплачено – и новое жилье и переезд.

Потом стал расспрашивать, кто и где работает, интересовался семейным положением. Узнав, что Маринка офицер полиции, Эдуард слегка запнулся, а известие о том, что я из другого города, его несколько удивило. Он так и сказал:

- С деньгами у меня полный порядок, жены только нет, - и многозначительно посмотрел в мою сторону: - Пойдешь за меня? Буду хорошим мужем, а спать станем в разных спальнях! – промолвил он, как бы рассмотрев, что именно претит мне в предполагаемой семейной жизни. Я обалдела от такого нахальства, а он бесцеремонно подытожил:

- Ладно, вернемся к этому разговору позже.

Когда за ним закрылись двери, мы некоторое время сидели в полной прострации. Так бывает, когда сбывается заветная мечта – вот она, почти в руках, но все еще не верится.

- Это ты вчера нам его предсказала! – первой выпала из ступора тетка. И я, возомнив из себя ведунью, важно посмотрела на всех свысока. Маринка тут же полезла в интернет искать подходящий вариант нового жилья, а я помчалась в киоск за газетой.

Выбирая квартиру, девчата почти перессорились. Сначала ребенок громко убеждал:

- Нам хотя бы однушку!

- Дядька нам чужой, денег у него куры не клюют, – возразили мы с Маринкой, - давай возьмем еще и двушку.

Леночка обрадовалась:

- Здорово! Тогда мама поселится с бабушкой, а я беру однушку и сразу замуж!

Маринке, ее незамужней матери, этот вариант не понравился:

- Мала еще, с бабушкой поживешь. Мне тоже пора, наконец, сложить свою судьбу!

- А что, без отдельной квартиры не складывается? – с невинным видом спросила Леночка и в глазах матери появились слезы. Я встала на сторону Маринки:

- Леночка, матери уже скоро сороковник, а она все одна! – но увидев слезы и в светлых девочкиных глазах, замолчала.

…«Пыль в глаза» куда-то исчезла, передо мной были три одинокие женщины, давно мечтающие выбраться из этой коммуналки …

А потом пришла Ольга, Маринкина мама и моя сестра:

- Зовите вашего Эдуарда опять, хочу выяснить все подробно!

Будущий владелец пришел вновь и выглядел вполне импозантно – похоже, успел побывать в бане. Хвостик стал более приглядным, а сережка и вовсе куда-то подевалась. Уточнив сумму или метраж, на которые можно рассчитывать, сроки обмена, форму оплаты и другие немаловажные моменты, Ольга подытожила: - Займусь этим делом сама.

Эдуард ушел, ушла и Ольга. Мне тоже пора было отправляться на вокзал. Тетушка утирала слезы, просила погостить еще, но такси уже стояло у ворот…

Финал этой истории банален до обидного. В следующую субботу, прогуливаясь с мужем по городскому бульвару, Ольга увидела будущего «домовладельца» – тот шел навстречу.

- Здравствуйте, Эдуард! – обратилась к нему Ольга, и уже собралась начать разговор о предстоящем переезде, но тот, кивнув, быстро зашагал мимо. Муж изумился:

– Ты знакома с этим городским сумасшедшим?

- «Сумасшедшим»? – опешила Ольга…

…- Ну и дела! Так это у Эдуарда такие развлечения? – догадалась Светлана, бросая салфетку на темное блюдо, где недавно были суши.

- Правильным было первое впечатление, за такие развлечения ноги бы повыдергивать идиоту! – обозлилась я, – Ладно, отпробовали японской еды, пошли дальше. Надо завтра съездить на дачу, газон полить, а то совсем зачахнет.

- Во сколько выезжаем? – деловито уточнила она и, вынув яркий кошелек, приобретенный на болгарском курорте, расплатилась с «японским» официантом.

…Назавтра мы долго тряслись в душном автобусе по самой длинной улице города, проехали через плотину Волжской ГЭС и свернули в прохладную благодать летних садов.

С террасы второго этажа небольшой кирпичной дачки была видна широкая река, зеленеющие сады, а в них огородники, копающиеся в грядках. Вокруг буйствовало лето – щелкал в ветвях серогрудый скворец, со стуком падали поспевшие яблоки, воздух струился ленивой жарой, всякие пчелки-бабочки прилежно порхали с цветка на цветок.

Набрав две сумки «антоновки», мы приложились к бутылочке с коньком и почти доели тортик, прихваченный из кулинарии, как вдруг в нашу сонную идиллию с дребезжанием въехал старый грузовик и притормозил возле соседских ворот. Из кабины вышли два мужика: тот, что повыше и помощней, был Андрюха – хозяин дачи, подводник Северного флота в прошлом и настоящий забулдыга в настоящем. Прослужив более десятка лет, имея за плечами несколько «автономок», так и остался капитаном, хотя мог быть, по меньшей мере, капитаном второго ранга – подполковником по-нашему, по сухопутному. Не берусь судить обо всех тонкостях его службы, послушайте лишь про одну.

Представьте – мужик в полном расцвете сил в дальнем походе должен сутками лежать в койке, соблюдая «режим тишины», ведь подводная лодка крадется в чужих водах, где быть ее совсем не должно. Отстоишь четыре часа на вахте, к обеду выдадут стакан положенного винца – и лежи себе! Это так вошло у Андрюхи в привычку, что теперь он мог круглосуточно валяться в кровати:

- У меня режим тишины! – частенько объявлял он с утра домочадцам, - Задраить отсеки! – и на весь день закрывал дверь в свою комнату.

Да простит меня братство подводников за столь нелестные отзывы об одном из них, только куда мне до Покровского с его книгой «Расстрелять»! Сколько там нелепых случаев из истории славного Северного флота – впрочем, как и любого другого – сколько подобных образов нерадивых мореманов! Можно ли хлестче обхаять? Почитайте сами – обхохочетесь!

Конечно, есть и другие подводники – сейчас не о них. Здесь лень преобладала над всеми чувствами, а понятия о житейских ценностях были совершенно искаженны.

…Так вот – у самых ворот этот Андрюха обнаружил – ключей от дачи нет.

- Жорка, что будем делать? – обратился он к дружку. Тот не раздумывал ни секунды:

- Что делать, что делать – прыгать! – и, перекинув через забор объемистые сумки, полез следом.

Мы с интересом следили за ними сквозь ветви винограда, оплетавшего террасу. Вот приятели оказались на Андрюхином участке, где громоздилась груда кирпича, покрытого прошлогодней листвой, и торчали стены недостроенного домика. Присесть можно было только в беседке, рядом с которой стоял огромный бак с водой, сваренный из толстого железа. Приятели устроились у столика, вытащив из сумки свои запасы.

- Все пропьем, но флот не опозорим! – взмахнув бутылкой, провозгласил Андрюха коронный тост моряков, и тут же принялся что-то раскладывать на столе беседки. Светка присмотрелась и ахнула:

- Похоже на акваланги!

Сосед тем временем продул какие-то трубки, протер огромные очки, постучал пальцем по черной коробочке неизвестного предназначения и скомандовал:

- Порядок, заплываем! - Жорка влез в черный резиновый комбинезон и, нахлобучив тугую резиновую шапочку со специальными очками, стал осторожно погружаться в емкость. Андрей не оставался в стороне – совал руки в воду проверить, как сидит загубник, отмахивался от Жоркиных рук и ног, торчащих наружу:

- Убери ногу! Да не хватайся ты, бл… за борта, погружайся! – и топил торчащую из воды голову, а его матерки, цепляясь за ветки деревьев, долетали и до нас.

Наконец первый «испытатель» освоился в баке. Напялив на себя такую же амуницию, со стола беседки с шиком прыгнул и второй. Учитывая небольшой объем емкости и вес двух здоровых идиотов, понятно, что тесновато им там было, и головы в черных резиновых шапочках и страшных очках, то и дело появлялись над водой.

Увлеченные этой картиной, мы все же заметили на соседнем огороде тетку Наташу. Услышав громкие голоса, она сунулась к забору. Сначала ей показалось, что там никого нет. Но вдруг из емкости появилась черная голова со стеклянными глазами – Наталья замерла. А оттуда уже лезла вторая – она потирала черными трехпалыми руками макушку, и что-то громко мычала.

- Нечистая сила! – взвизгнула соседка, рванула вперед и упала в клубничную грядку.

- Класс! – прокомментировала Светка, взмахнув сжатым кулаком.

… Потом нам пришлось отпаивать соседку чаем, и даже плеснуть туда немножко коньячку. Вскоре Наташа улыбалась, а Андрюха явился на «разбор полетов»:

- Здесь происходит наказание невиновных и награждение неучаствующих? – блеснул он армейским юмором.

- Вы где надыбали эту хрень, «боевые пловцы»? – Светлана имела в виду акваланги.

- Правда, где ты их взял? – встряла и я.

- Стоп-дуть! – остановил он нас не совсем понятным словечком из сленга подводников, - Где взял, где взял? Купил! – и нагло ухмыльнулся. Светлана, ничего не знавшая о его героическом прошлом, удивилась:

- Где такое продается? – но меня уже осенило:

- Да он же служил на подводной лодке! Видели-видели, сколько барахла оттуда приволок! Акваланги тоже?

- А это так важно? Зато теперь мы сможем погружаться в Волгу! – Андрюха бесцеремонно бухнулся в кресло и потянулся к нашей бутылке:

– Не возражаете?

– Любой каприз! – милостиво снизошла Светка, а я ехидно добавила:

– За ваши деньги!

Андрюха пропустил мои слова мимо ушей, плеснул в рюмку коньячка:

– Но сначала надо было провести испытания – все это вы видели сами.

Да уж…

Вдали серебрилась Волга, ветерок покачивал листья винограда на террасе, «испытатели», несмотря на употребленное пиво и наш коньячок уже отбыли, Наташа вернулась к своим грядкам, а у нас впереди был свободный день. Негромкая музыка лилась из приемника, не отвлекая, и Светлана вновь вернулась к воспоминаниям.

Светлана

Уходили последние дни знойного лета. Светлана распахнула окно, выходящее на набережную. Речные катера сновали по Волге, перевозя нетерпеливых горожан – на левом песчаном берегу полно отдыхающих. Но после моря на речной пляж не хотелось даже смотреть. Она опустила плотные шторы, отгородившись от солнечного света, включила компьютер – Пьера в сети не было…

Светлана «перелистала» несколько писем от незнакомцев, остановилась на одном из них. Симпатичный парень по имени Влад назначал встречу.

- День такой хороший, чего сидеть дома? - подумала она и согласилась. Собираясь на свидание, вдруг вспомнила лазурное море, желтый песок, теплые руки Пьера:

- Ты пахнешь морем, – шептал тогда француз…

- Нет – нет, все! Клин клином вышибают, - одернула она себя.

Встретившись с Владом в летнем кафе, Светлана по привычке попыталась покапризничать:

- Что-то уже не хочется шоколадного мороженого.

- Света, ты же сама только что его заказала! – удивился тот.

Разговор не клеился, свидание вяло подходило к концу, на продолжении знакомства никто не настаивал…

- Ладно, - подумала она на следующий день, - пойдем дальше! – и опять заглянула в интернет.

Черноволосый Олег бросился в глаза сразу. Работник уголовного розыска был довольно приятен.

- Привет! – написала она. Тот откликнулся, пригласил на свидание, но перед самой встречей вдруг огорчил:

- Светлана, извините, поставили дежурить! Может, зайдете ко мне в отдел?

Она удивилась, потом подумала и пошла – вот райотдел, вот пятая комната – вот за столом молоденький опер:

- Вы к Олегу? Проходите, сейчас будет.

Немного робея, присела у стола. Вскоре распахнулась дверь, высокий парень вбежал в кабинет, достал из сейфа пистолет и опять исчез. Светлану определенно смутил испытывающий взгляд темных глаз, мимоходом брошенный на нее – куплет песни «И сердце замирает когда он вынимает из кобуры свой табельный ТТ» - пришелся бы кстати.

«Вот бы мне такого!» – подумалось ей.

…Никогда не говорите и даже не думайте ничего зря – ведь ваши мысли могут материализоваться очень быстро!

Олег в ту пору ушел от жены, третий день спал в кабинете на стульях, понимая – долго так существовать невозможно. Светлана появилась вовремя и через несколько дней он уже жил у нее.

Мент по призванию, Олег всегда находился в гуще событий. Жизнь с ним была веселой и непредсказуемой, а в квартире постоянно толпились приятели-сослуживцы – серьезно обсуждали будущие дела или весело комментировались прошедшие – теперь-то можно посмеяться! Слушать было интересно.

Например, как брали преступника на чердаке старого дома. Загнав «сучару» наверх, не ожидали, что у того окажется оружие. В ответ стали стрелять сами – пули свистели по всему чердаку. Олег присел прикрыв голову руками – как будто это могло спасти.

- Не стреляй – рикошетит! – орал вошедшему в раж напарнику, а пули летели от стены к стене. Зато как приятно после этого слышать звук клацнувших наручников на руках преступника!

Или как брали притон наркоманов: перед совместной операцией начальники спорили – милицейский говорил ОМОНовскому:

- Скажи своим, пусть думают, что делают! - на что получал категорический ответ:

- Мои думать не умеют, они сначала бьют морду, потом разбираются! Пусть думают твои опера – это они у тебя «мыслители» великие.

- Тогда идите первыми! Идите-идите, а мы вам, как в нашем анекдоте, поставим хороший памятник!

И сколько было подобных случаев, знают только сами стражи порядка и их жены.

В силу своей службы дома Олег бывал редко – его рабочий день порой заканчивался под утро. А разбуженный ночным звонком вставал и бежал туда, где был необходим. Желание помочь людям, поучаствовать в их судьбе, было огромным.

- Я будто попала в другой мир, - делилась Светлана, - где люди проще, порой грубее, и живут в постоянном напряжении.

Но скоро бесконечные ночные вызовы, после которых домой заваливали опера с выпивкой, стали утомлять. Их россказни о «следственных мероприятиях», о преступниках и потерпевших – на языке оперов – «злодеях» и «терпилах», о погонях и мордобое уже не вызывали интереса, а шутки типа «был бы человек, а статья всегда найдется» или «если друг попал в беду – друга мелом обведу» раздражали.

- Была еще одна сторона дела. С Юрием недостатка в средствах не было, - говорила она, - я даже на цены не смотрела. Просто покупала в магазинах, все что надо и платила, не считая, - теперь безденежье рядового опера нравилось все меньше. И Светлана решила порвать отношения с Олегом.

…Рассталась они довольно мирно. Привыкший к невзгодам ментовской жизни Олег хорошо знал – их выдержит редкая женщина.

Легкомысленный Пьер однажды утром напомнил о себе – появился в сети, сообщил:

- Улетаю на работу в Японию! - нарисовал кучу поцелуйчиков, и опять исчез. А у Светланы близился срок окончательного выкупа «студии», надо было срочно вносить оставшуюся сумму. Продать однокомнатную квартирку оказалось делом не сложным. Уже нашелся покупатель, и сошлись в цене. Получив деньги, она купила билет на поезд Саратов-Варна.

Рядом с курортом Солнечный Берег, у подножья горного хребта, кое-где вплотную подступающего к Черному морю, приютился поселок Святой Влас. Чистый воздух, песчаные пляжи, теплое море с удобными для купания бухточками устраивали даже самых капризных.

Здесь находилось новое жилье Светланы, которое она приобрела в спешке, почти не глядя.

Лето было жаркое, море теплое и чистое – одно удовольствие. Но публика надежд не оправдывала – одинокие мужчины, которых она так ожидала, почему-то не появлялись – пляж заполонили семейные пары. К концу курортного сезона стало ясно – предвкушение интересных соседей и веселых компаний были напрасны.

С наступлением осени отдыхающие разъехались, в опустевшем комплексе остались одни престарелые хозяйки. Теперь за продуктами приходилось ездить в ближайший городок на автобусе, который отправлялся всего два раза в день. Все остальное тоже пришлось делать самой, хотя раньше Светлана и слышать не хотела, например, о квартирных счетах:

- Юра, меня бесит один вид этих бумажек, разбирайся, сам! – капризно говорила она мужу.

А когда ему пришла в голову мысль сделать жену бухгалтером в своей фирме, возмутилась:

- Теперь мне что, идти учиться? Даже и не думай об этом!

Юрий, не сумев растолковать, что тогда у него будет надежный тыл, что можно будет решать многие дела даже дома, отстал, и Светлана с удовольствием продолжала бездельничать.

– Скажи Лера, что в этом плохого? - задала она вопрос, впрочем, не требуя на него ответа.

…Однажды Светлана прочитала – человек добивается успехов в жизни, только пройдя через многие испытания.

- Испытания – вот они, - горестно вздохнула она, - успехов не видно.

А ведь как хорошо много лет назад у меня было все продумано! Что же не сработало? Почему?

…Слушая ее исповеди, я опять невольно сравнивала наши поступки и деяния.

Когда Светлана начинала устраивать свою жизнь, подыскивая подходящего мужа, у меня уже была семья и маленькая дочка, задумываться об «устройстве жизни» было незачем, да и некогда.

Позже она, за спиной мужа, могла позволить себе безделье – а я уже барахталась в этой жизни сама – растила двух детей и порой трудилась на трех работах.

Случались и любовные страсти – как у меня, так и у нее. Мои отбушевали в молодости – у Светланы немного запоздали.

В конце концов, Светлана осталась одна – впрочем, одна теперь и я …

Так в чем же, в итоге, смысл жизни – Юрия, Светланы, мой, ваш?..

А может, все просто – когда и сын и дочь рядом, здоровы. И каждый день, что бы ни было за окошком – солнышко или дождинки на стекле – сама жизнь и есть ее смысл?

Валерия

С момента той поездки в поезде из Варны прошло два года. Светлана прочно обосновалась в Болгарии, вот только увидеться нам никак не удавалось.

Мой сын женился, по его квартире уже бегал маленький внучек, а я частенько приезжала в гости. Посетив Варну прошлым летом, выбрала свободную минутку и позвонила подруге.

- Привет с берегов Волги! - та обрадовалась, и тут же стала выдавать подробности своей жизни, но я перебила:

- Давай встретимся, все и расскажешь! Приезжай ко мне, - Светлана от встречи ускользнула – мол, «приболела, да и ехать далековато».

- Тогда зови в гости – посмотрю, как ты устроилась, - ее настойчивый отказ меня несколько удивил. Мы еще немного поболтали о том, о сем, договорились «встретиться в сети» и разговор иссяк. Увидеться так и не пришлось.

…В этом сезоне, впрочем, как и во всех других, кафе «Ля-мур» в центре города считалось одним из самых популярных. В разгар сезона столики для посетителей даже вынесли на улицу, огородив летней оградкой. В солнечный день раскидистые липы создавали здесь уют и спасительную тень. Посетителей в этот утренний час было мало – в углу сидел пожилой мужчина с дамой в сиреневом платье, а за соседним столиком два парня просматривали какие-то бумаги. Я заняла столик у входа.

Вчера мы со Светланой общались в интернете. Узнав, что я опять собираюсь в Болгарию она попросила захватить небольшую посылочку.

- Конечно, возьму, ведь поездом поеду.

- Тогда Юра принесет, - обрадовалась Светлана. Вечером позвонил ее бывший муж, представился, и мы назначили свидание в этом кафе.

Юрий подъехал вовремя, вышел из своей машины, огляделся. Помахав рукой, я поднялась из-за столика. Подойдя ближе, он удивился:

- Лера? А меня узнаешь?

- Знала-знала что это ты! – улыбнулась в ответ, - Помнишь наш Деловой центр? А трудные девяностые?

- Да, это забыть невозможно,- заметил он, присаживаясь рядом, - мы были тогда совсем неискушенными, но такими самонадеянными! А какие умные речи толкали на сборищах предпринимателей – помню, ты даже замахивалась на госзаказ для своего швейного цеха.

- «Все вокруг казалось дивным

Триста лет тому назад» - напомнила я известную песенку черепахи Тортилы.

- Как быстро летит время! Все давно разлетелись кто куда…

- Кто подался в депутаты, кто в другую сторону. Теперь даже валютную «ночную бабочку» из гостиницы «Интурист» можно встретить в кабинетах власти, - поддержала я его.

- А ты, вижу, вполне успешная дама.

- Да и ты не пропал! - в светлой рубашке, немного располневший, Юрий производил благополучное впечатление. Раскрыв портфель, достал пакет с бумагами, вложил туда пару сотен евро:

- Передай Светлане, пусть лечится и не болеет.

- Болеет?

- Вероятно, наш развод не прошел для нее бесследно, - он помолчал, потом добавил: - знаю, сильно обидел Светлану. А она, как всегда, погорячилась – схватила в Болгарии комнатушку у моря, а жить в ней может только зимой.

- Почему только зимой?

- Летом пускает курортников, а сама перебирается в деревушку в горы, где жилье копеечное.

«В горы? Поэтому мы прошлым летом не увиделись!»– поняла я, а Юрий продолжал:

- Языка болгарского толком не знает, знакомых ни души, на какие средства существует?

- Как на какие средства? Ведь Светлана представлялась мне вполне состоятельной женщиной.

- И ты поверила? – удивился он, - Да напридумывала она с три короба!

- Подожди, ведь ты тогда все оставил ей, даже дом?

- Собирался, а потом разделил на четверых.

- Разделил?

- Всем поровну – и нам и дочкам. Цивилизованного развода не получилось – Светлана даже стала требовать, чтобы я платил ей пенсию, представляешь? И тогда я разозлился…

- Так у нее получилось совсем немного?

Он кивнул…

…Я молчала, сраженная такой неприглядной правдой. Сразу вспомнилось, как уклонялась Светлана прошлым летом от встречи в Варне, утверждая, что жизнь ее течет нормально, даже хорошо. Теперь понятно – слова «все хорошо» были ширмой, прикрывающей от посторонних глаз очередные житейские невзгоды.

… Печальная мысль против моей воли мелькнула в голове: «Вот и закончился поход Светланы «во дворянство»...

А Юрий продолжал:

- Понимаешь, тогда все так быстро закрутилось, понеслось! Теперь понимаю – поспешил с разводом, решив, что Юля и есть смысл моей жизни, - он безнадежно махнул рукой, - ради этой неумехи оставил семью – все, что наживал годами, пошло прахом. Но «заманиха» прошла, и оказалось – новая жена ни хороший обед приготовить не может, ни в комнатах прибраться, как следует… - и с затаенной горечью вспомнил: - А Светка все-таки хорошо готовила. Только ко мне без конца цеплялась – то ее цветы не полил, то пиджак бросил на спинку стула вместо того, чтобы повесить в шкаф. А Юльке мой пиджак никогда не мешал...

- Недостатки есть у каждой, – возразила я, но он не слышал:

- Тогда мне надо было все решить иначе! Именно тогда – теперь слишком поздно. Я пытался сказать Светлане об этом, но она не захотела слушать.

Это прозвучало так откровенно, что стало его жаль:

- Что уж теперь, Юра, – я осторожно подбирала нужные слова, - говорят, мы только думаем, что сами творим свою судьбу, а все давно решено там, на небесах, – он молчал, опустив глаза.

- Значит, вы со Светланой прожили отпущенный вам срок.

- Наверное. К тому же она с каждым годом становилась все капризнее, все невыносимее, но сейчас, когда ей плохо, я могу только сожалеть.

- Но ты же вот помогаешь! – тронула я конверт с деньгами.

- Такие мелочи! - махнул он рукой.

Не желая продолжать этот разговор, спросила:

- А Юля, слышала, теперь бухгалтер в твоей фирме?

- Бери выше – главный бухгалтер!

- Вот видишь, какой умницей оказалась! Говоришь, в быту неумеха? Научится, какие ее годы!

- Ты и вправду так думаешь? – повелся он на откровенную, но такую нужную ему в этот момент лесть.

- Конечно – сама в ее годы была такой же кулемой!

Юрий поднял глаза – безнадега уже не плескалась в них, и кто знает, где был сейчас этот, такой неуловимый смысл его жизни…

Он долго меня не отпускал, даже пошел провожать. Шли по скверу, Юрий предавался воспоминаниям – ведь я была оттуда, из его прошлого – мне можно было рассказать все, да только слушать о судьбе Светланы было невмоготу. Наконец подошел мой троллейбус.

… Женщина, сидевшая у окна троллейбуса, просматривала газету. В сумке виднелось несколько книг и среди них учебник истории для восьмого класса. На остановке появилась новая пассажирка.

- Олечка, это ты! – обрадовалась женщина, складывая газету.

- Тамарочка, вот так встреча!

Троллейбус тем временем притормозил перед мостом и водитель, приложив к уху мобильник, тут же забыл о своих пассажирах. Загорелся зеленый свет – мы не трогались с места. Зеленый огонек светофора загорелся во второй раз и Тамарочка громко спросила:

- Почему стоим?

Водитель бросил телефон, взялся за руль и троллейбус тронулся с места. Олечка присела рядом с приятельницей:

- Летом летали в Турцию – море сказочное, «все включено» – мечта! Вы бывали?

- Какая Турция, – Тамара развела руками, - у нас дача! А дочка на днях вернулась из Испании – понравилось!

А Олечка уже переключилась на другую тему:

- Помнишь Феофановых? Их сын – тот высокий блондин, с ним еще твоя дочка встречалась – взял крупный кредит, а фирма-то его и накрылась!

Тамара закивала:

- Слышала! Говорят, банк у него даже квартиру оттяпал! Мы дочке запрещаем залазить в кредиты.

В глазах подруги мелькнули любопытные огоньки:

- Да? А я на днях видела ее в банке – она была в коротком голубом плаще и, кажется, платила очередной взнос!

- Не может быть, ты обозналась.

Олечка, недоверчиво пожав плечами, спросила:

- Ты все деток учишь? – и, опять не дослушав ответ, поведала, как недавно встретила бывшего кавалера:

- Сердце так и зашлось! Потом рассмотрела поближе – растолстел, небритый, в каких-то мятых брюках! – она выпрямилась, и свысока взглянула на располневшую Тамарочку:

- А я только от маникюрши, в новой кофточке, – и ее манеры, и модная сумочка подтверждали – не пара он ей теперь, совсем не пара…

… Наблюдая болтовню этих дамочек, водителя, в телефонном разговоре позабывшего обо всем на свете, я невольно подумала – а мы со Светланой, оказавшись вдвоем в купе поезда из Варны, вели себя не так же? Делились проблемами, перескакивали с одного на другое порой без всякой связи, говорили по очереди и даже одновременно.

А может, мы так и лечимся? В поездах, в очередях, за бутылкой вина на кухне у подруги, да мало ли где – нужно только найти внимательного слушателя.

Так вот, оказывается, в чем дело! Вот оно – чудесное и к тому же бесплатное лекарство! Поведаешь собеседнику о горестях и печалях, выплеснешь все, что лежит грузом на сердце – сразу становится легче.

И живем дальше…

.
Информация и главы
Обложка книги Поезд из Варны

Поезд из Варны

Виктория Алефиренко (Витус)
Глав: 1 - Статус: закончена
Оглавление
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности