Выберите полку

Читать онлайн
"Оставь себя в покое"

Автор: AndrewRawick
Глава 1

Масонов организовал концлагерь и чистит френд-лист. Не знаю что сейчас буду делать.

Раствориться. 36 — Drift Orbit (Version).

В феврале я познакомился с К. Sad Broadcast устроили внутри паблика конкурс, который назвали «радиоволна». Паблик держался группой админов, каждый из них делал посты со своим уникальным тегом. Раз в неделю публиковались посты, связанные с кино. Существовал еще один тег, с которым выходили посты с творчеством подписчиков. Я на тот момент успел опубликовать два трека, «истомин» и «together». И вот админы объявили конкурс. Довольно много людей участвовало, сейчас я не припомню всех нюансов. Скажу только как собственно проходили соревнования. Все авторы делились на пары. В определённое время создавался пост, где были прикреплены треки обоих участников, а также голосование, которое шло сутки. В голосовании участвовали подписчики сообщества. Кто больше набирал голосов, тот выигрывал. Выигрыш состоял в том, что твое творчество играли на интернет-радио, принадлежащее Sad Broadcast. Я проиграл.

Конец февраля, 2014.

Ехали с работы, машину занесло, ибо вся дорога превратилась в жижу. Доехали до асфальта, чуть проехали и заглохли. На коленях матери неудобно, еще и душно. Решили дойти домой пешком.

Ем шоколадные шарики с молоком.

Между кроватями табуретка, на ней два стакана с пивом, рыба. «Так, смотри» — сказала мама, — «Если завтра едем с утра, то едите вдвоем. Если с обеда, то все трое. И будем чередоваться». «Да, — сказал я, — а то вообще это невыносимо». «Ну да, дома ничего не делается, а так хорошо будет».

Celer — Lights Inside and Ahead на повторе, дневники Кафки.

Иду домой с музыкалки. Свет в окнах. 36 — Shadow Play.

Генератор, треки. Напичкал её своими образами и отдуваюсь. Jan Amit — My Heart Still beats for you.

Осень, 2013.

Дерьмово абсолютно все.

«Доброй ночи».

Шоколадные шарики, молоко. Я хотел что-то еще написать, но забыл что.

Тренировка, бегаем круги. Предзакатное небо. Насколько помню, шла разминка и Л. попросила достать ей из рюкзака телефон. Голубой слайдер.

2009—2010.

Пекло. Дома. Забрал в библиотеке Сартра и Рильке.

Прямоугольник из малоэтажек. Подъездов нет, попадаешь сразу в квартиры. В одной из них я лежу в кровати и не собираюсь в школу. В. звонил минуту назад, и вот одна из трех дочерей хозяйки квартиры, что спят в этой же комнате, говорит мне: «Андрей, ты разговариваешь во сне».

Я лежу лицом к стене и молчу. Part Timer — part one.

Осень, 2011.

Хочу стать эмбиент-волной.

Киоск. «Сигареты» — говорю продавщице. Какой-то тип проталкивает очередь, меня. Обращаюсь к очереди: кто вышвырнет это животное отсюда, получит сто евро. «Ты кто такой, мальчик?» — спрашивает субъект. Весь какой-то никчемный и отвратительный. «Высотка в центре города» — отвечаю. «Была б моя воля, снес к чертям бы все эти высотки» — кто-то подходит к ничтожеству и выкидывает его прочь.

Запомнил сон.

Замыкаю дом, прохожу метров 30, возвращаюсь убедиться, точно ли закрыл дом.

Я тот, кто на всю жизнь останется в комментах.

Зимой идешь в лес, наколишь два мешка дров. Позже мама приходит с тачкой, погрузим все это дело, везем. Сначала по асфальту, потом болотистая дорога, тележка орет как трактор. Ничерта не слышно треки, хотя телефон в нагрудном кармане.

Ночь. Мама лежит на ступеньках в коридоре, ей хреново. Принес подушку под голову. Она что-то говорит. Про лекарство, вколоть. Захожу в дом, открываю шкаф. Всё переворачиваю, нахожу шприц и какое-то жидкое лекарство. Не помню какое. Заряжаю шприц. Маме легче, говорит внятней. Говорит выбросить шприц и бумажки. Стало легче, легла на кровать.

Долго не мог заснуть. Anthesteria — Fourth Storm.

4 июля, 2013.

Я знаю, текст совершенно нечитабельный. Шучу, он почти охуенен как Глеб.

Вчера мой братец-истеричка расхуячил по пьяни планшет. Покупаю вместо запланированного диктофона какой-нибудь деградатфон на ведроиде. Дискография Целера необъятней твоей мамаши, есть чем заняться. Хуевые шутки, знаю. Но мне ведь правда плевать. В пизду всё и всех.

Вот, сука, ненавижу шум. Все эти камазы, грузовики, вертолеты, косилки на бензине. Просто, блять, терпеть не могу.

Купил ZTE Blade Gf3. Красивая девушка. Надеюсь, когда приду за флешкой, будет её смена.

«Доброй ночи. Обнимаю тебя».

Зачем-то зашёл в свои сохраненки. Катя.

Действующие лица

Андрей

Масонов

Акт первый

Явление первое

Двор, под виноградным навесом Андрей сидит за столом и ест шоколадные шарики с молоком. Вечер, гонят коров, многочисленные турецкие дети на велосипедах шумно проезжают неподалеку.

Появляется Масонов, Андрей поглощает очередную тарелку, играет Maastunnel.

Масонов. (оглядывая двор). Пиздец. Нахуй так жить вообще?

Андрей. (с набитым ртом). Действительно. Глубокой аналитики не будет?

Масонов. Нет.

Масонов исчезает.

Занавес

Мне так хуево, что даже сюда ничего не могу написать. Astral & Shit — Eater.

Не могу в длинные, цельные абзацы. Получалась всякая дрисня вроде рассказов в Большом Проигрывателе. Поэтому и выбрал форму дневника, но без датирования, чтоб читалось более или менее художественно.

«Приезжай».

Опять чертов большой палец на правой руке дергается. Заебал, вечно не на те буквы попадаю.

Теперь указательный.

Ставить на зарядку фонарь и батарею.

Купил флешку. Была не её смена.

Качаю «Hollow» 36. Слишком ничего. Darkroom Distortion.

Не хочу ничего говорить. Ritmo — you’ll forget me again.

Эти закрывающиеся двери.

Остаётся только наблюдать как Ян и другие стоящие люди идут вперед.

Вообще не представляю себе всю эту учебу, работу по специальности. Это такая хуйня бессмысленная.

Дарк Крусэйд, Анреал Турнамент, и я на хую вертел то, что есть возможность работать с треками. RD87 — Rain Washing Away Memories.

Давление, слабость, но три стаканчика мороженого вернули меня на место.

Всё-таки я тот ещё пиздабол.

Ничего не получается.

Да, шарики, молоко. Заебись. Мимо проехал какой-то грузовик. Ебаная хуйня.

Скачет давление. Походу из-за того, что никого не распаковываю.

Майка так засрана, но лень её стирать. Кампания некронов.

Ебал в рот я всё. Montren — Heavy dawn.

Мать смотрит на ютубе выпуски КВН, брат ебашит в total war, я лежу дохлый, качаю «Remembrance» Helios. Блять, какой же это кромешный.

Альбом Адиля хорош, так что Пакет идёт на хуй со своим петросянским видосом.

Заложенный нос, головная боль. Иду на карьер.

Mnogoznaal — Джефри.

Пойду поставлю чайник. Part Timer — sci-fi piano.

Да просто слушай треки, что здесь пишу и все.

Да и лежи себе в своей грязной кровати; реп этот, эмбиент, говно все это собачье слушай, засирай ленту людям в друзьях.

Неполный рабочий день — все, что мне нужно.

Ривал дилер три из трёх. Жареная картошка, Нури. Тащу в дом табуретку, уже играет In Snow Captivity Яна.

Я просто сельский бич, которому хуй знает что нужно. Ссу и смотрю на звезды. Жру, а потом ложусь и пишу это. Как же я типично жалок. Даже выйти не могу. Буду и дальше страдать хуйней. Блять, да как же я заебал себя.

В чем же заключается моё бессмертие, Масонов?

Ничего не делать.

Че тебе ответить. Че угодно. Главное, чтобы сообщения приходили.

Да блять, эта хуйня цельнее чем все ваши концептуальные альбомы ебаные.

Конечно, делаю где-то орфографические ошибки. Вообще похуй.

Сименс, нахуй так сиять.

Вот уже и дом престарелых прошёл, да все вокруг образы людей. А до этого выходил к магазину, где красная девятка везла на тренировку. Все как-то слишком ощущается. И треки в кармане, и взгляд чей-то. Прочитанная «Искра жизни», признание в любви, ноги В., когда ехали на конкурс. Пост в вк, фото совершенно чужих, Кейт Арт.

Эмбиент превратил меня в желе, нет никаких форм. Действовать бессмысленно, на последствия клал хуй, а жизнь живётся, и я пошёл спать. А Масонов пидорнул из друзей, долбоеб, как в тебе ещё и поверхностность такая уживается, но это интересно.

С карьера. На твоём теле.

Проза. сру видите ли не публикует произведения с нецензурной речью. И везде блять это законодательство. Ебучие пидоры, какое нахуй искусство?

Какая-то хуевейшая версия Масонова.

В чем отличие: с бомбежкой от треков я не мог совладать, а тут мне заебись.

Блять, какие же идиоты вокруг.

Следующая глава будет состоять из засэмплированных строчек из этой.

«Пойди тоже погуляй. Как-нибудь.» С этими долбоебами? Они ж совсем свиньи безмозглые. Я держусь от них подальше, они тоже стараются. Astral & Shit — Sourse seminis.

Вечерка, включил училке по английскому Snow Tale 3. На аве рукоблудфона Света, через год Катя, через год Лукерья.

Осень, 2013.

Но я ведь не случай.

Какая-то неведомая хуйня со всеми ними, весь день nfs carbon, внезапно на работу. На глазах Чейза и Формана кто-то задыхается, а меня выворачивает; ебал в рот я эту ночь и этот сон.

Девушка в окне. Бакром. Аксай. Домой.

Если ты думаешь, что твоя жизнь бессмысленная хуйня, то вспомни что есть военные.

Я ничего не могу вам дать.

Хочется написать что-то цепляющее, интересное, но я только засыпаю с открытым блокнотом.

Пальцы, ноги замерзают. Завтра на работу. Part Timer — The runner.

Как же вы заебали обсуждать кто виноват. Ты никогда не можешь знать наверняка.

Даже шарики не спасают.

Топлю печку, ебучий дождь. Не найду себя вокруг.

Думаешь вот придёт твоё время; и возможно так оно и есть, но сил дожидаться нет.

Ебучий долбоеб, сука, мразь безмозглая, свинья.

Зачем вот это все, из-за чего пишу.

Все это также серьёзно, насколько и бессмысленно. Jan Amit — Naguere.

Мюррэй охуенен.

Когда она произносит under, я слышу своё имя. Part Timer — Never Meant To Be (feat. Heidi Elva and Aaron Martin).

Все эти рекламные вывески, маркеты и прочее светящееся манит само по себе.

Что-то формируется, возможно, и скорость нахуй.

Заложенный нос. Чихаю как чёрт. Завтра на форт. Наверное, в ночь.

Себя я оставлю в покое когда Ника свой подбородок.

Я всегда тут оказывался. Эта хуйня уже не первый раз заебывает. Это была школа.

Привет, мудило.

Масонов обратно добавил в друзья.

Ты определённо знаешь что мне нужно. «Ночной Ловец Солнца», ночь, прогулка.

Лайвы DD весь день. Прошёл Метро.

Если это когда-нибудь опубликуют без треков, с цензурой, или ещё какими-либо изменениями, то всех без исключения, кто будет связан с публикацией, я шлю на хуй и ебу их рты.

Филя пиздец разжирел. Готов к зиме.

Ставь Нобелевскую премию, если тебя заебали рифмующиеся предложения.

Я смотрю не как ты.

Делаю хронику, мой дом мусорка.

Глеб, играющий в футбол с местным скамом, хуевастые дни, я все ещё жив. Интересные сны. Burial — Untrue.

Достаньте мне пистолет.

В лесу за дровами, и тут мне хоть немного не хуево. Mnogoznaal — Вальс Бультерьера.

Вы все для меня бесконечно родны, мои образы. Max Richter & Grace Davidson — Path 3 (7676).

Блять, какой же я бездарный еблан.

Потому что сомнения во всем, а вы по-прежнему тупые. Да и хуй с вами и со мной. Pharaoh — Новая эра.

Город вечером и много чего ещё. Burial — Stolen Dog.

Весь день мод на Чистое небо. Я как обычно. Burial — Prophecy.

На концерт Уильяма в Москве или Питере я пошёл бы пешком, оплатите билет только.

Ебаные коленки мерзнут, что за пиздец блять.

Делаю чай, маленькая ложка лежит рядом с расческой. Шлю на хуй макароны и закидываюсь бутерами.

Час ночи, вышел поссать. Дождь как у Уильяма в треках.

Приснилась какая-то баба, чёрт знает, что-то я у неё делал, потом обнял, потом приехал парень и почти дал пизды.

«Значит. Взяла. И забила хуй. И лежу».

Молоко, шарики. Пачка чипсов обоссаных.

Вышел во двор ссать, в кармане Kindred уснувшего или умершего. Чай и спать.

Три года я дрочился с треками, думая что выйдет. Послал все нахуй; секвенсоры, редакторы, плагины, свою бездарность. Но это не было абсолютно бессмысленно, и, может, что-то я сделаю интересное когда-нибудь.

Первое интервью Уильяма. Вечер.

Когда русский, в данном случае, не Иван качает всякие программы, что-то крутит там, записывает, называет это релизами и выпускает, то очевидно хуйня выходит. И толку нет от того, что он это осознает.

Куча говна и ангар, куда это надо. Кончите меня нахуй.

После просмотра ЛГИИ чувствую себя особенно свиньёй. Впрочем, так всегда, когда натыкаюсь на очень охуенное.

Отъебись. Raison d’Être — The Hidden Hollows.

Кто-то пиздит из ящика. Я уже зашкварился. Завтра копаться в говне. Тупой еблан ты, поверь. Не понять ничего. Не создать ничего.

Вспомнил вот писал рассказ полтора года назад, приезжает девочка ко мне, этакая пропатченная Кейт Арт, она успешно уничтожала мою лень и забитость, все было заебись, в конце сидели на берегу карьера. Part Timer — Part two.

Обычный человек, обычные родители. Батя бухал как надо, поэтому мать послала его нахуй. Детский сад там, вся хуйня. Потом мать познакомилась с мужиком и вскоре мы переехали к нему в ебеняево. Было заебись, ведь у мужика был комп. Школа, страдание хуйней в огороде, футбол, дюнка на сеге. Помимо, естественно, мортала три ультиматум был классный футбик, с навеса с центра поля легко можно забивать, рекорд 23 за матч.

Мужик с матерью разосрались и мы съебались в другой дом ебеняевки. Рядом клуб, животные там кучкуются, я тоже поначалу. Помогал тупой старой библиотекарше что-то заполнять взамен скачивать хуйню из инета. Брат съебался в армию.

Без электричества человек начал читать, и такой пиздец пришёл. Точнее процесс только запустился, отличить от остальных свиней было невозможно. Но книги это часть, музыка еще, и что-то ещё, короче глубокомысленно. После непродолжительного, к счастью, знакомства с одной семьёй, у которой пришлось зимовать, за это спасибо, мы — мать и человек оказались в родном бараке. Началось знакомство с интернетом.

Поначалу, конечно, лютый пиздец из классов и статусов из песен линкин парка, но процесс полным ходом уже стремился к фильтрации. Белоглазов, Ян Амит, Ритмо, Саша, Грехи отцов внезапно.

Копошась в говне, находя самый сок, я оказался тут, в блокноте, скачанном на спэйсисе. Возня во фрукте, два дясятка недоношенных вполне норм вещей. Много чего ещё, хотя немного, ещё криво, но заебало, может в другой раз. Отбрасываю. 36 — Sine Dust.

Три ночи. Вместо того, чтобы спать, редактирую этот текст ебанный, а завтра в лес и жить. 36 — Drift Orbit.

Из-за какой-то ебанутой кротовой норы вполне стоящий мозг оказался в уебищном теле, уебищной матке, бесконечно ублюдочном окружении, среди артефактов ничтожности. Поэтому и треки хуевые, и это не норм рассказ, роман, а говно собачье. Raison d’Être — The Slow Ascent.

.
Информация и главы
Обложка книги Оставь себя в покое

Оставь себя в покое

AndrewRawick
Глав: 8 - Статус: в процессе
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности