Выберите полку

Читать онлайн
"Хроники былого и грядущего"

Автор: allig_eri
Глава 1

Одна способность, лишь одна… В голове крутилось искромётное «ногибать», но что-то подсказывало — так не подойдет.

Но ведь доступна любая сила? Любая полностью?!

Сфера мигнула жёлтым, времени мало.

Мысленно я прокручивал разные силы и супергероев, которые могли всё. Но стоило лишь задуматься о Супермене, как сфера отчётливо загудела: резко, протяжно. От неожиданности вздрогнул, чувствуя, как покрываюсь холодным потом.

«Это обман! Это!.. — колоссальным усилием воли я заставил себя сосредоточиться на ином. — А если магия? Как в...»

Гудение и вибрация, сфера начала отливать оранжевым. Срочно ускоряться!

Где ещё были интересные силы?! Не такие мощные, как у непобедимых, но, может, было что-то, что будет не хуже? Почему я вообще задумался о чистой силе? Вот, например, недавно начал читать супергероику, где был персонаж, способный раздваивать реальность...

Зелёный свет на короткое мгновение ослепил, заставляя мысленно проклясть себя дюжину раз, но в этот же миг пропал.

Это?

Яркий белый свет залил всё вокруг, ослепляя.

Что же, выбор, так или иначе, сделан. Время закончилось. В этот момент сознание погасло.


* * *


Резко раскрыв глаза, я ничего не увидел. Меня окружала тьма. Рука непроизвольно вылетела вперёд, ничего не нащупав перед собой. Моргнул глазами, но не увидел разницы. Я слеп? Хотя нет, едва различимое белое пятно. Значит, вижу? Поднёс ладонь вплотную к своему лицу, силясь рассмотреть хоть что-то. А теперь влево-вправо, вверх-вниз... да, едва уловимое белое пятно. Я не слеп, тут просто очень темно.

Едва первая тревожная мысль ушла, как тут же прилетела вторая. И третья. И четвёртая...

Теперь обе руки были прижаты к вискам. Я вспомнил события, предшествующие текущему пробуждению. Голова будто бы тяжелела под наплывом осознания происходящего, словно я отходил после тяжёлого наркоза. Стало трудно дышать, силы пропали. Я, задыхаясь, пялился во тьму, не в силах издать ни малейшего звука, кроме едва уловимого хрипа.

Сколько так пролежал? Каждая секунда растягивалась, но я ещё был жив, не спеша отправляться в небытие.

Получилось переродиться, как и было обещано. А то, что происходило сейчас… это моя адаптация? Да, наверняка, ведь иначе я просто умирал. Опять.

От этих мыслей не стало лучше, но, собрав все имеющиеся силы, я смог совершить рывок в сторону, из-за чего заметно покачнулся, тут же, по инерции, отклонившись обратно. Бесполезно, это лишь ухудшало мою агонию.

Незаметно для себя провалился в короткий беспокойный сон, также внезапно вырываясь из его щупалец.

Да, моя смерть откладывалась. Я чувствовал себя лучше, а силы понемногу возвращались, как и возможность дышать. До чего же это приятно! Просто жить, не чувствуя мук. В уголках глаз отчётливо ощущалась влага. Ну и пусть.

Итак, прежняя жизнь закончена, и это прекрасно. Вряд ли я мог что-то ещё там сделать. Но вот теперь... такая возможность появилась. Во всяком случае, я мог начать заново, а начинать заново мне не привыкать. Тут меня не знали, и... сейчас у меня было преимущество. Моя сверхсила.

Что за сила? Не слишком полезная, не особо крутая и, наверное, откровенно неудачная, в этом-то месте, но... другой нет.

Мысленное усилие, и реальность… нет, не раздваивалась, как я этого ожидал, по аналогу с суперспособностью, о которой подумал перед перерождением. Просто… я будто бы совершил «сохранение» в точке своего местонахождения. Причём не просто совершил, но и потратил приличный кусок некой внутренней энергии. Ладно, назовём это «резервом» для простоты собственного понимания. Хорошо, действуем дальше.

Я встал на всё ещё дрожащие ноги. Пошатнулся, едва не упав, но смог выровняться. Голова кружилась, но болеть перестала. Пойдя вперёд, вслепую, буквально через два шага споткнулся о разбросанные вещи, но смог сдержать крик неожиданности. Зайдя ещё немного дальше, нащупал стену. Конец.

Теперь начал идти вдоль неё, всё дальше и дальше, пока не ощутил новый предмет интерьера. Лишь медленный шаг спас меня от громкого — в этом тихом помещении — звука удара. Так-так... это явно какой-то сундук. Или что-то похожее. Хорошо, продолжаем исследование.

Руки нащупали на стене «что-то». Защёлка?

«Это... ставни, — выдало моё подсознание, тут же наполняя разум дикой болью. — Что?.. Опять?!»

От неожиданности я интуитивно сделал «возврат» к «точке сохранения», вновь оказавшись в своей кровати. Вернулся в прошлое?!

Головная боль прошла, то есть… она ещё не наступила, но вот моё сознание успело уловить причину этой боли — «подгрузка памяти тела». А ещё… вернулся я не полностью: запас резерва не восстановился, и более того, он ещё больше уменьшился от переноса. Судя по ощущениям, я смогу сделать лишь ещё один возврат, и всё, сил не останется. Придётся ждать, пока восстановятся.

Но не считая моего мистического источника сил, всё остальное было успешно возвращено. Нужно проверить!

«Контрольная точка» осталась без изменений. К счастью, не было нужды ставить её заново, а то энергии и так кот наплакал. Сам же я вскочил и пошёл в сторону окна. Пальцы привычно нащупали защёлку и открыли створки. О памяти и её осмыслении я старался не думать, дабы не спровоцировать новый приступ.

Дайте мне ещё полминуты! Чисто проверить теорию.

Открыв окно, я вздохнул прохладный ночной воздух, после чего со всей своей силы стукнул себя в плечо.

«Больно! Ну, возврат…»

Открыл глаза в кровати, энергия на нуле, хоть и ощущалось, что она по крупицам, с едва заметной скоростью, но восстанавливается. А вот плечо не болело, и ставни снова закрыты. Значит, я был прав — это действительно возврат во времени, а не просто телепортация. Улыбка против воли растянула губы. Хорошо. Теперь я был готов к новым открытиям. Что там хотела показать мне моя память?

Получилось так, что во время первого, случайного возврата назад я успел почувствовать боль от резкого появления воспоминаний тела, но, откатившись во времени, «исцелил» свою голову, ведь «прошлый я» ещё не успел её почувствовать, а вот моё сознание смогло уловить всё, что память хотела продемонстрировать. В итоге я безболезненно осмыслил и осознал всю мою новую жизнь.

В своих первоначальных выводах я был прав. Сейчас ночь, и я лежал в кровати своей комнаты. Точнее — небольшой комнатушки, в которой лишь столь маленький и слабый «я» мог потеряться.

Родиться повезло — а я склонялся к тому, что реально повезло! — мне в семье мелкого рыцаря-землевладельца, по фамилии Моустас, на границах Западных земель аж самих Ланнистеров. У отца во владении четыре деревни, от десяти до пятнадцати домов в каждой. То есть совсем крошечные, даже по местным меркам. Но даже так это считалось крайне престижным. Натуральный землевладелец! Феодал!

Сам отец очень гордился, что двадцать лет назад смог оказать помощь лорду Лиддену, одному из сильнейших домов этих земель, который в благодарность и обеспечил его земельным наделом, превратив в оседлого рыцаря.

Сам Роланд Лидден уже, в свою очередь, подчинялся верховному лорду Западных земель — Титосу Ланнистеру. Правда, по слухам, самому грандлорду, ещё достаточно молодому мужчине, больше интересны собственные развлечения, чем наведение порядка на обширных и богатейших землях континента.

Ага, вот, значит, в какие времена я попал…

Самого меня звали Арвиндом. Не так давно мне исполнилось четыре года. Были и двое старших братьев, которым по семь и двенадцать лет. Семья полная, отец — Готал и мать — Арета. Даже обнаружилось несколько «гвардейцев» — по сути, деревенских мужиков, самых здоровых и сильных. Обычно они занимались своими делами, но два раза в неделю приходили «на службу» — помахать железом да почистить доспехи.

Зато лорду Лиддену отец всегда мог отчитаться, что «бойцы поддерживают форму», а также, что он регулярно занимается ополчением. По факту — всё так и было, а детали… кого они волновали?

Отцу нравилось «быть рыцарем», а если точнее — пользоваться властью. Это очень удобно и почти не создавало никаких проблем. Да, лишних денег не было, но всегда в наличии вдоволь еды и крыша над головой. Деревенские кузнецы, а их в наших деревнях аж двое, способны выковать плохонькие мечи и даже какие-то элементы брони, так что «гвардия» всегда вооружена и готова к бою.

Раз в год Готал собирал налог — в основном, в виде продуктов, которые и доставлял до владения Лиддена. А ещё, само собой, выполнял функции гражданской, судебной и исполнительной власти в одном лице.

Впрочем, крестьяне проблем не создавали, да и не придумывал отец чего-то нового и сумасбродного. А налоги и работа с утра до ночи — привычное деревенским жителям дело. Особой добротой отец не отличался, но и не жестил. Такой вполне себе стандартный феодал. Хотя нынешний я, с сознанием взрослого человека из современного мира, легко осознавал факт излишней его любвеобильности к молодым девушкам. А ещё припомнил, что у него есть другие дети в деревнях. «Бастарды», как их здесь называли. Но точное число и их возраст мне были неизвестны. Даже сам факт наличия незаконнорождённых детей я узнал случайно.

В последнюю пару лет отец стал брать с собой в поездки по территории моего самого старшего брата, Оллина, которого готовил как замену себе. Ох, предчувствую, чему он там его будет учить. Впрочем, приезжал Олли вполне довольным. Одно уже это знающим людям многое могло рассказать.

Мать на действия отца давно смотрела сквозь пальцы. Новых детей она не планировала, так что на любовниц мужа готова была закрывать глаза. Вот и остальные старательно делали вид, что всё в порядке.

А что же мой второй брат? Гейб — средний по возрасту — по словам родителей, мог стать хорошим подспорьем для старшего, чтобы управлять «дружиной» и следить за порядком во время его отсутствия.

Как по мне — просто отмазка, чтобы пристроить не блещущего умом мальчишку, но если самих ребят всё устраивало, то почему бы и нет?

А вот для младшего, то есть меня, работы никакой и не светило. То есть на наследство надеяться не стоило, а значит, и делать тут откровенно нечего. Мелкий этого ещё не осознавал, но «теперешний я» чётко понимал, что выбор будущего не так уж и велик: пойти в септоны, в мейстеры, оруженосцем к какому-нибудь рыцарю или просто отправиться в путешествие.

«М-м, перспективы радуют! Ладно, успею ещё их обдумать».

По сути, я был рождён как возможная замена, если кто-то из других законнорождённых детей семейства Моустас внезапно погибнет, на что шанс был всегда, особенно в такое время. И факт того, что войны, как я помнил, в ближайшее время не намечалось, ничего не значил. Не забываем про банальные случайности, болезни, нападения тех же разбойников… а их в последнее время стало ой как много!

Как я упомянул ранее, грандлорд Западных земель — Титос Ланнистер — не особо этими самыми землями занимался. Ему интереснее было проводить время в окружении юных любовниц, охоте, пирах, веселье и прогулках. Он бы стал отличным собутыльником Роберту Баратеону! Были бы как два сапога… или кровные братья, даром, что один брюнет, а второй — блондин. Вот только, в отличие от будущего короля Вестероса, Титос всё же немного больше следил за собой. Как говаривал отец, Ланнистер не был столь толст и бородат, хоть и регулярно злоупотреблял алкоголем. Хотя… сам он также узнавал это с чужих слов и лично на верховного лорда смотрел лишь пару раз.

Да уж… память тела достаточно быстро позволила мне понять, где я оказался и почему мне «запрещали» выбрать более могучую силу. «Супермен»! Да куда там...

Текущая способность для этой реальности более чем сильна. Причём я отчётливо чувствовал, что могу понемногу её прокачивать, тем самым увеличивая собственные возможности. Сейчас, если я верно интерпретировал свои ощущения и догадки, мог ставить лишь одну «точку сохранения», причём она не будет висеть вечно. Всего несколько часов, и «пшик» — развеется. А вот потом… количество «точек» можно будет увеличить, как и их время жизни. Это открывало неплохие, да что там, очень даже хорошие перспективы!

Тем более, смерть тоже не помеха, если есть настроенный «респаун».

Это давало великолепные шансы отлично устроиться на любом уровне жизни. Даже сейчас, основываясь на скудной, обрывочной памяти мальчишки и своих, не сильно более полных, знаний вселенной «Игры престолов», я уже видел способы пролезть выше головы. А что будет дальше? Всё в моих руках…

Под эти раздумья, составление планов и банальных мечтаний я не заметил, как уснул.


* * *


Проснувшись рано утром, чётко осознал, что все ночные приключения — это не воспалённый бред умирающего сознания, а настоящая реальность. Моя новая жизнь.

Свет едва пробивался сквозь плотно закрытые ставни, но всё равно давал обзор. Я легко заприметил ворох тряпья, о который споткнулся ночью, когда в первый раз использовал свою силу. Кстати, моя прежняя точка сохранения пропала, но энергия успела восстановиться за ночь. Стоило ли?..

Поставил. А так как я в любом случае планировал откатиться на эту позицию, то не было смысла прибирать разбросанные вещи. Значит, сразу пойдём на разведку!

В первую очередь подошёл к окну и распахнув его. Солнце проникло в серую комнатку и дало ей немного жизни. Ранее едва уловимые контуры предметов превратились в скудную и старую мебель. Продавленная «кровать» и тюфяк с соломой на ней. По нынешним меркам — роскошь, чуть ли не дотягивающая до уровня лордов. И я не шутил, ведь большинство «простых» людей спали на полу, в основном рядом со своим местом работы. Прачки — у корыт, повара — у печей. В семьях крестьян «кроватью» было сушёное сено, прикрытое ветошью. У меня же — какая-никакая, но своя комната и даже деревянный каркас в качестве места для сна.

Даже не знаю, откуда отец это приволок, но почти все предметы интерьера — это его заслуга. Купил, обменял, украл — маленькому Арвинду никто не докладывал. Хотя… я не исключал, что это всё стояло здесь ещё с тех времён, когда отец не был землевладельцем. Всё же, насколько я знал, эта усадьба досталась ему вместе с остальным имуществом. Значит, всему интерьеру минимум двадцать лет. Ха…

А может, нет? Хм, при случае и поинтересуюсь, если будет желание. В конце концов, это могла быть простая конструкция местных плотников.

Вытащив из кучи сваленных тряпок что-то напоминающее одежду, на что среагировала память мальца, я привычно облачился и сморщился. Пованивало. Ладно, значит, попробуем найти слуг… а они были! Пара женщин приходила каждый день, чтобы заняться нашим нехитрым бытом. Мать им тоже помогала и занималась домом, хоть отец и говорил поначалу, что это «не по-хозяйски». Но Арете было скучно, в чём я её отлично понимал.

Значит, передадим одежду на чистку и постараемся найти что-то получше. А в будущем не допускать подобного свинарника вовсе.

Взгляд ещё раз прошёлся по комнате. Нет, тут точно следует тщательно убраться! А потом не помешало бы привести вещи в порядок.

«Кровать».

Подошёл ближе, упираясь в спинку, и начал трясти — шатается. Тюфяк рваный на боку, «сухое» сено не слишком-то сухое... А это что быстро пробежало по полу? Таракан? Клоп? Вши? Средневековая романтика, мать твою!

Нет уж, чистоту я здесь наведу, так или иначе. Перетряхну одежду, заменю подстилку для сна. Подремонтирую, по мере сил, мебель... Может, заведу домашнего «питомца», который будет жрать мелких насекомых. Знать бы, кого... и водятся ли они у нас. Может, пауков найти? Они хотя бы будут сидеть в своём уголке и не отсвечивать… или жабу отыскать? Болото рядом наверняка найдётся, вот только для её комфортного у меня проживания нужна вода. Хм, подумаю как-нибудь потом.

И это я осознал, лишь пройдя взглядом по комнатке! М-да, у современного человека при виде средневековья точно происходит разрыв шаблона.

Покачав головой, наконец-таки покинул спальню.

Жил я на втором этаже, рядом были комнаты братьев. Но, кажется, Гейб уже встал, а Оллин уехал несколько дней назад, вместе с отцом, который пошёл «в обход» своих земель. Было бы что осматривать: три кола, два двора… Хотя знал я, что он пошёл там осматривать, ещё и брата к «сладенькому» приучать начвал. Или у них это нормально? Двенадцать лет как-никак...

— Арвинд, уже встал? — услышал я женский голос.

«Мать».

— Да, матушка! — изобразил я прежний энтузиазм.

Хотя его не было. Я предчувствовал будущие проблемы, ведь узнал мир, изучил память мальчишки, прикинул перспективы… если бы не мои сверхсилы, то хоть вешайся. Чего мог достичь пусть даже земельный рыцарь? Встать в строй и сдохнуть?

Ладно, у меня, наверное, будет конь. Тогда насадиться на чьё-нибудь копьё, поскакав в первой линии. Звучало уже получше, не так ли?

В будущих войнах, такие как мы — просто мясо. Тут даже великие лорды и короли гибли пачками, что говорить о «мелких людишках»? Впрочем, прорвёмся...

До канона ещё куча времени, но ведь не каноном единым? А ведь будет ещё восстание Баратеона. Это если из крупных, а что по мелким? А вот не знаю! Не был я истинным фанатом, что задротил бы вселенную до последней запятой. Не знал я очень и очень многого, хотя в своё время читал книгу и смотрел сериал.

Но даже если и так, до этих событий ещё долго. Правил Титос, значит, Тайвин ещё не лорд. Насколько я помнил, когда он войдёт в силу, то ещё будет своих вассалов прижимать.

Хм. Надеюсь, мы не попадём в эти жернова. Чёрт! Вот стоило только чуть-чуть расслабиться и понадеяться на спокойную жизнь, как сразу намечается жопа.

Эх, я в любом случае ещё слишком мелкий, так что не смог бы ни-че-го. А значит, будем надеяться, что до становления Тайвина лордом будет хотя бы десять лет.

— Можешь поиграть на улице, скоро завтрак будет готов, — мать на секунду выглянула с кухни, возвращая меня из размышлений в реальный мир.

Она уже была перемазана какой-то ерундой. Готовила женщина, конечно, вкусно, но не аккуратно. Впрочем, уборку давно взвалили на себя слуги.

Один взгляд подтвердил мою память и сразу дал понять, почему отец стал изменять. Рождение троих детей не в лучшую сторону отразилось на матери. Выглядела она, мягко говоря, не очень, хотя Арете было всего тридцать один год.

Обвисшая грудь, располневшая фигура, огрубевшие руки, тонкие, сероватые волосы, сейчас спрятанные под чепчиком... А ведь я только такой её и помнил. Жаль, нет фотографий, а на картину мы не заработали. Было бы интересно посмотреть на неё в молодости. Чем-то же приглянулась отцу? Я ведь знал, что они поженились ещё до того, как Готал стал земельным рыцарем.

— Хорошо, — и я повернулся на выход.

«Жизнь средневекового человека… какова она? Мне очень быстро предстоит узнать это на практике. А сейчас попробую найти брата».

Семилетний Гейб сосредоточенно смотрел в траву, куда я и подошёл, встав рядом.

— Жуки дерутся, — громким шёпотом произнёс он мне, — смотри!

Угу, муравьи облепили какого-то крупного бескрылого жука, с длинными усами-антеннами, пытаясь его повалить, но пока тот успешно справлялся, даже умудряясь их раскидывать. Вот только на помощь маленьким бойцам уже шло солидное подкрепление. Жуку недолго осталось.

Память быстро подкинула мне верную модель поведения, так что с братом получилось поговорить вполне нормально. С поправкой на возраст, само собой. Но ему со мной было всё же попроще, чем с Олли, которому двенадцать. Тот уже вовсю корчил из себя взрослого, чему отец потакал по мере сил.

А с мелким, который был старше меня почти в два раза, получилось быстро «подружиться ещё раз». Уже через десять минут мы начали новую игру, правила которой мгновенно всплыли в моей голове. А ведь это только начало...

И пусть Гейб был откровенно туповат, но до «особого» ребёнка он всё же не дотягивал. Скорее — пацан, на воспитание и развитие которого был забит здоровый такой болт. На меня, кстати говоря, тоже. Но этому нынешний я был даже рад.

Всё внимание родители тратили на Оллина. Отец и тренировал его, и учил, и знакомил с «гвардией». В общем, старался максимально облегчить будущее принятие земли. Как по мне, чересчур много у пацана этого самого внимания, но... пусть себе занимаются как хотят.

На завтраке еда, как я и ожидал, была вполне приличной. Съел и не поморщился.

И получилось так, что я ни словом, ни делом не совершил ошибок. Просто руководствовался логикой, здравым смыслом и памятью мальчика. Даже нужды особой в возврате не было. Но надо ведь проверить силу и попробовать сделать всё «ещё лучше»?

«Возврат».

Стоило лишь подумать об этом, сидя после завтрака на крыльце, как я мгновенно оказался в своей кровати. Снова был полон сил, не считая резерва. Даже моральную усталость, о которой так любят говорить, ни капли не ощущал. Я был обновлён… по сути, я будто бы получил всю память о будущих событиях! Ха-ха-ха!

Вот только… это не было игрой с памятью, не было «предсказыванием будущего» и прочей похожей силой. Это было… время.

Та сфера явно не смогла полностью меня понять либо верно интерпретировать простую мысль, даже не озвученную вслух. Я получил способность ограниченного управления временем, с возможностью постепенной раскачки.

«Ох ты же… ладно, признаю, это очень сильно, лишь бы умудриться не попасть в задницу. В конце концов, Супермену было бы всё равно, а вот меня, даже с такими способностями будет реально подловить, хоть и придётся постараться.

Нет, теперь я буду готов как к интригам, так и к сражениям. Я смогу выцарапать себе право жить, причём так, как захочу!»


* * *


Третий сын... хоть не седьмой, как в одной известной истории моего прошлого мира. Особо ничем выдающимся тот представитель похвастаться не мог.

Я, на данный момент, тоже. Сейчас 249 год от завоевания Эйгоном Таргариеном Семи Королевств. Мне пять лет. Можно сказать, с горшка только слез. Бегал по «замку», точнее — простой усадьбе, представляющей из себя простой большой дом, да по улице.

Хах, да, мне уже пять. Прошёл целый год с момента моего попадания! И он не прошёл без дела.

С помощью своей способности я отлично вписался в поведение прежнего «себя», понемногу начиная «зарабатывать репутацию» одарённого ребёнка. Я не плакал, хоть этим и многие в это время могли похвастаться, но тем не менее. Я был и оставался любознательным. Старался узнать новое, побольше общаться с людьми, выпытывая у них разные сведения, а также занимался тренировками.

Кто-то скажет: «Что? Какие тренировки в пять лет?»

Так какие… самые простенькие, можно сказать. Обычная лёгкая атлетика, замаскированная под бег и игры, а ещё растяжка. Я ведь тоже не дурак пытаться «тягать железо» или «качать мышцы» в этом возрасте. Но стандартные отжимания, подтягивания, пресс и бег — в обязательном порядке. Угу, Сайтама на минималках…

С радостью бы взялся за меч, вот только… отец уже давно не в форме, а деревенские увальни лучше работали дубиной, чем острозаточенным куском железа. Самостоятельно же тренироваться не я рисковал, чтобы не забивать неправильные рефлексы. Я ведь уже решил, что уйду с каким-нибудь межевым рыцарем, как только подрасту. Вот и взвалю на него эту обязанность, уж небось не откажет, если оруженосцем примет.

Поэтому старался быть максимально развитым для длительных путешествий, а также набираться знаний и сил. Этого никогда много не будет.

За этот год многое успело пройти и измениться. Но одновременно и ничего. Лучше жить не стали, это уж точно. А вот хуже… разбойный люд добрался даже до пограничных земель, где мы и проживали. На нашу крайнюю деревню было совершено нападение двух десятков человек. Бессмысленное и беспощадное, как русский бунт. Денег у крестьян не было, так что набрали разного хламу, сколько смогли, убили нескольких людей да подожгли пару хат. Даже девок снасильничать не успели, так как на шум, крики и пожар начали подтягиваться крестьяне с полей, вот разбойнички и свалили побыстрее, пока не подошли остальные.

Всё же бандиты — это не вражеская армия, закованная в сталь, с боевыми конями, штандартами и арбалетчиками. Это, по сути, такие же деревенские жители, зачастую чуть ли не с сельскохозяйственным инвентарём — топорами, вилами и дубинами. А против таких нашим крестьянам более чем хватает смелости выступать. О чём разбойникам, само собой, известно.

Отец тогда ездил в деревню, тряс кулаками, что «не спустит такого!», но в лес «по горячим следам» не пошёл. Рискованное это дело, так и самому головы лишиться можно или попасть под шальную стрелу. Бандиты любили пользоваться луками. В тот день он просто дал весточку лорду Лиддену, и на этом всё.

Но само по себе нападение — плохой знак. Титосу реально насрать на свои земли. По слухам, которые мне регулярно удавалось подслушать с помощью своей способности — не боясь попасться, я рисковал, а потом «откатывался», — лорды Простора плотоядно посматривали на наши границы, да и речники не против пощипать слабого соседа.

Саму территорию-то они вряд ли захватят, всё же это королевская прерогатива — даровать уже занятые наделы. А вот пограбить — это всегда «за». И не нужно тут думать, что все просторцы такие благородные рыцари. Не-е, когда пахнет наживой, они такие же как все, не хуже Грейджоев. От них, кстати, тоже вести шли время от времени. Кораблики-то пропадали.

В общем, в неудачное я время попал и в неудачное место. Лучше бы уж на Север. Хоть и холодно, да в большей безопасности. Там разве что одичалых опасаться, да только Ночной Дозор — ещё крепкая и достаточно престижная организация, куда иной раз шли даже сыновья лордов, причём на добровольной основе!

Но это не про меня, хе-хе. Я буду получать рыцарство, а там постараюсь пробиться к какому-нибудь лорду. С моими способностями и будущими — или уже текущими? — проблемами этого региона смогу подняться. Вопрос «Как?» пока оставался открытым, но задумывать планы на десятилетия вперёд я не мог как минимум потому, что не знал, что будет уже через месяц. Может, на нас выйдет та же банда, но уже разросшаяся до четырех-пяти десятков людей? А если они раздобудут нормальное оружие? Или тот же лорд Пайпер, наш ближайший сосед из Речных земель, решит нагрянуть во главе с отрядом в пару сотен голов? Что тогда делать? Нашу «гвардию» сомнут за пару минут, если они вообще не разбегутся. Вот тогда-то и будет настоящая веселуха… Теперь я ежедневно ставил метки в надежде быстрее свалить из этого, внезапно ставшего достаточно опасным, места.

И надежда моя была не напрасна. Сюда, на наши земли, время от времени действительно заезжали рыцари. Не часто, но попадались.

«К одному из таких я и присоединюсь. Хочется побыстрее, но понимаю, что вряд ли выйдет раньше семи-десяти лет. Эх, сам осознаю, что в настолько юном возрасте, как у меня сейчас, просто нет смысла даже пытаться, так как буду скорее помехой. Причём такой, достаточно изрядной. Да и захотят ли рыцари возиться с ребёнком? Даже в десять, по местным меркам, считается рано».

Тем не менее, я пытался тренироваться в езде верхом, но максимум из доступного мне — деревенские лошади без седла. Да и тогда каких-либо скачек не было, просто посидел сверху, а потом крестьянин поводил лошадь по нескольким кругам вокруг дома. Жалкое зрелище, но к сожалению, всё, что было. Я уже предчувствовал, как сотру зад до крови в попытках научиться этому искусству в будущем.

Зато сверхспособность, мой «чит» и козырь, удалось развить. Теперь метка держалась два полноценных дня, а энергии хватало на несколько возвратов подряд. Ощущалось, что вскоре смогу ставить две метки, свободно переходя между ними, как того пожелаю. А ведь метка не исчезала после того, как я делал к ней откат!

Это немного утешало меня и позволяло не скатываться в слишком сильный стресс, опасаясь, что меня порежут прямо ночью. Долбаные разбойники теперь надолго будут моим страхом, хоть в глубине души я и осознавал — это простые деревенские увальни, не опаснее наших крестьян.

Поэтому пока свои мистические силы больше использовал лишь в одном ключе: учёба. Это даже забавно, ведь все немногие книги, что у нас были, я прочитал почти сразу, как научился. Причём старался действовать максимально эффективно: ставил метку, занимался чтением и обучением, возвращался во времени и уже тратил его на прокачку тела. Таким образом, я не откатывал свои физические тренировки обратно, а сознание… оно всё запоминало.

Кроме книжек, которых было прискорбно мало, я пытался развести отца или мать на какие-то крупицы информации. Если удавалось, то тщательно фиксировал их в своей памяти. А знаний у них, на самом деле, набралось немало… Готал был обучен грамоте, которую пытался вбить в Оллина, и я смог выклянчить у него разрешение присутствовать. Получилось, правда, не с первого раза, но «возврат» позволил добить упрямца, начав учёбу чтению и письму.

Совершенно не удивился, узнав, что сам Оллин, в свои тринадцать лет даже не весь алфавит освоил, а читал с таким трудом и скрипом, что смеялись бы даже детсадовцы моего прошлого мира. Но чего ещё было ожидать?

Свой прогресс я старался не демонстрировать излишне сильно. Более того — максимально его скрыл. Не хватало мне ещё зависти со стороны старшего брата или подозрительных взглядов отца. Нет, мне хватило первого урока, в конце которого я смог прочитать целое предложение. Ух... сразу же откатился во времени обратно. Теперь я «образцовый» мальчик — старательно мычал и кряхтел, подражая брату, которому регулярно говорил «Олли, ну ты прям голова, как вообще в такой сложности разбираешься?!» О, ему было приятно. Да и вообще, не знаю, как там у лордов, но среди «простых» людей умение красиво говорить, чувствовать обстановку и правильно льстить позволяло буквально открывать все двери и зачастую договариваться до совершенно немыслимых вещей.

Чего я только не добивался обычными словами! И кузнец мне гвозди просто так смастерил, и на лошади катали, и травы местная знахарка давала пачками. Причём не только из-за того, что я сын местного «защитника земель», а именно после разговора и беседы.

Слишком простые люди, абсолютно бесхитростные, не имеющие представления ни о чём, кроме куска своей земли. Нет, конечно, они понимали откровенное враньё и владели так называемой «крестьянской смекалкой», но стоило лишь поиграть словами, как начинали плыть. Я же, со своей стороны, хоть и старался объясняться в местном стиле и максимально просто, но даже так...

Так что, освоив «грамоту», стал трясти отца словно липку. В целом, он не особо секретничал, но иногда что-то такое находило, из-за чего приходилось частенько откатываться в прошлое и начинать по новой.

Например, отец хорошо разбирался в геральдике — по долгу службы. В основном это, опять же, давалось моему старшему брату, но благодаря лести, способностям и «силе дружбы» тот был не против поведать эти знания мне. Он вообще много чего знал, так что с определённого момента стал моей целью наравне с отцом. Спасались они от меня только на своих разъездах, которые проводили каждые два-три месяца. Минимум на неделю.

С определённого момента, правда, это стало уже не развлечением, а вынужденной мерой, ведь разбойники никуда не пропали, продолжая бродить по окрестностям. Периодически пропадали люди, частенько случались кражи, и совсем недавно произошло ещё два разбойничьих налёта.

Лорд Лидден тогда ответил отцу, что раз он «хозяин» этих земель, то должен защищать их сам. Это было... ударом по моему трусоватому отцу, который тут же напился с горя. А потом пришлось собирать «гвардию» и переводить их на постоянную службу, даже увеличив количество до пятнадцати человек. Благо оружие нашлось для всех, хоть это были и не мечи, а топоры, копья и булавы. Но с этим деревенские обращались гораздо лучше, так что ладно.

Из-за отрыва людей от производства пришлось уменьшить налоги со своих деревень, а вот сюзерену нужно было отдавать прежнее количество. Из-за чего затянули пояса уже мы. Вот такие вот приключения... счастливая жизнь на солнечных Западных землях.

Но да что я всё про отца, да отца... Моя мать, Арета, тоже кое на что была способна. Она знала иностранные языки, хоть и на уровне простой речи. Но, как оказалось, в детстве она несколько лет жила в Эссосе, так что отлично владела диалектом Браавоса и Пентоса, который потом, по жизни, ещё не раз удалось попрактиковать.

Эти знания я тоже постарался получить. Иногда целый день говорил с ней только на том же браавосийском, прерываясь, конечно, на свои дела.

В эти моменты она словно молодела, радовалась и смеялась. Говорила, что уже сотню лет не общалась вот так. Это уже меня заставляло по-доброму улыбаться. Всё же, несмотря ни на что, жить с заботящимися о тебе людьми целый год и не проникнуться к ним было сложно.

Свой прогресс для одного года я счёл вполне приличным. В принципе, если задуматься, то я очень многое успел сделать! Но тут есть один нюанс, который крайне сильно меня мотивировал. И я не про будущие события, военные перевороты, драконов и белых ходоков. Нет, это другое. Больше всего меня меня мотивировал факт скуки. Тут реально заняться нечем! Пить, трахаться, сражаться — вот три кита нынешнего общества. Во всяком случае, на уровне простого рыцаря. У благородных-то явно побольше разных вариантов проведения досуга.

Под конец дня я привычно сел на крыльцо, зажевав травинку местного растения — «болотной мяты». Мало того, что травка имела довольно приятный вкус, так ещё его жевание хорошо очищало полость рта, зубов и дёсен.

Да, про чистку зубов здесь знали, но применяли не все и не всегда. У высоких лордов были свои порошки, приготавливаемые мейстерами, а мы, «простой народ», использовали дары природы. Лично мне эта мята очень даже по нраву.

А лордом я и сам стану, когда-нибудь. Возьму и залезу на вершину этой пирамиды.

Мысленно хмыкнул. За год я собрал мысли в кучу и немного пообтесался. Теперь у меня новая цель — собрать свой отряд, так как в одиночку здесь я мало что смогу, даже с учётом суперсил. А там уже получится не просто присоединиться к какому-то лорду, а сделать это уже на хороших условиях. А уж правильно «продать» свои услуги сумею. Как и грамотно вести отряд, отступая где надо и избегая потерь.

«Ладно, — тряхнул я головой, — достаточно уже прохлаждаюсь. Перед сном нужно пробежать ещё пару кругов вокруг этого поля. Во имя силы юности!»


* * *


Три года спустя, взгляд со стороны

— Мам, Арвинд опять тренируется! — Гейб подошёл к вышивающей матери и указал ей на окно. — Даже отсюда видно! Ну, если высунуться посильнее, чтобы вон та стена не мешала...

— Ты хочешь, чтобы я из окна выпала? — с возмущением ответила она ему, — раз тренируется, так останови. Мы же это уже обсуждали. Мейстер Дальтон ещё полгода назад запретил ему перенапрягаться — для столь юного возраста это плохо.

— Ты же знаешь этого упрямца, — отвёл взгляд одиннадцатилетний Гейб, не желая признавать, что получил от своего восьмилетнего брата хорошую тычку деревянным мечом, прямо под рёбра, — да и спорить с ним невозможно. Сам не знаю как, но постоянно получается, что он прав, а я нет. Дураком себя ощущаю, будто крестьянин босоногий! А он как умудрённый мейстер, тьфу!

За плевок тут же получил подзатыльник.

— Ай! — потёр он голову. — Сегодня уборка всё равно будет!

Ещё один удар.

— Ай! — отскочил он подальше от тяжёлой руки матери.

— Значит, не справляешься с братом?

Гейбу не понравился странный прищур матери, и он торопливо заспорил:

— Да сейчас же сюда его приведу! — и быстро покинул опочивальню, на что Арета лишь вздохнула.

— Он не слабый и не глупый, просто Арвинд слишком уж выдающийся, — пробормотала она себе, пытаясь отделаться от чувства, что средний и старший сыновья здорово проигрывают младшему, причём по всем направлениям сразу.

«И когда это только началось?» — ответ на этот вопрос она дать себе не смогла. Просто однажды будто что-то щёлкнуло, и непоседливый мальчишка начал радовать своей смекалкой, умом и какой-то внутренней стойкостью. Навёл порядок в своей комнате, стал тщательно следить за собой и своими вещами, регулярно мыться, чистить зубы, обрезать волосы и ногти.

Они с мужем тогда смеялись, что вместо сына растёт дочь, но... поведение Арвинда быстро доказало ошибочность их мнения. Когда Гейб подрался с деревенскими мальчишками, именно его младший брат, в отсутствии отца и Оллина, разобрался с главным обидчиком, отделав задиру на два года старше себя одними кулаками! Это показатель.

Да и остальные очень уважительно к нему относились. Что деревенские жители, что староста, кузнецы, плотники и лесорубы. Да что уж там, сама Арета регулярно возносила молитвы Семерым за то, что послали ей такого способного сына.

Её Арвинд также не забывал усиленно заниматься, читать книжки и будто к чему-то готовиться. Своими неуёмными вопросами он, наверное, все четыре деревни успел достать. Казалось, что ему интересно всё: как правильно ходить по лесу, читать следы, скрывать свои, стрелять из лука, пахать землю, ухаживать за скотиной и прочее-прочее.

Из-за этого они с Готалом никак не могли придумать, что же всё-таки с ним делать.

Слишком мало у них земли, чтобы дробить её ещё сильнее, да и лорд Лидден такого бы не допустил. А помощник у Оллина уже был… только в последнее время что она, что её муж, всё больше склонялись к тому, чтобы «отдать в оруженосцы» именно Гейба. Он был гораздо менее способным, а также плохо владел оружием. Бегал от грамоты, оставшись единственным их ребёнком, не умеющим читать, писать и считать. А всё свободное время проводил среди крестьянских детей, отрывая их от труда. В общем, скорее вредил, чем помогал.

И это не считая того, что как управляющий «на все руки мастер» Арвинд принесёт на порядок больше пользы, чем их средний сын. А Гейб... ну что поделать, такова жизнь. В крайнем случае, если ни в какую не будет соглашаться, всегда можно отправить в Ночной Дозор.

— Пожалуй, это будет лучше для всех, — вздохнула Арета, уже понимая, что их «слабое звено» и сейчас не справится.

Тем временем Гейб быстро спускался вниз, выйдя из усадьбы и опять оказываясь на тренировочной площадке. Кроме его младшего брата, здесь были несколько солдат отца, которые уже успели посмеяться, наблюдая, как Арвинд проходится по нему деревяшкой.

«Будь я готов, этого бы не случилось», — мысленно произнёс тот сам для себя, отгоняя думы, что тогда облажался бы только пуще.

«Гвардейцы», как с лёгкой руки Арвинда их стали называть, тоже не стояли без дела, отрабатывая удары холодным оружием. Его младший брат же, кажется только что закончил с тренировкой стрельбы, так как стрелы уже отсутствовали в колчане, а с лука была снята тетива. Сейчас он стоял с деревянным мечом, отрабатывая удары из какой-то стойки.

Деревянные мечи были выструганы деревенским плотником, опять же по просьбе Арвинда, который уже долгое время грезил обучаться владению оружием и, к его удаче, подходящий учитель нашёлся. Один из стражников-ветеранов лорда Лиддена получил сильную травму ноги, упав с лошади, и больше не мог выполнять своих обязанностей, поэтому хромой калека вернулся в родную деревню, где Арвинд уговорил отца взять его наставником для своей гвардии.

«Нашим людям пригодится получше научиться владеть оружием!» — говорил он тогда.

Гейб отчётливо помнил, что вся их семья обсуждала эту новую трату. Ведь Деррека нужно было содержать.

Да и ситуация с разбойным людом по-прежнему была под вопросом. Но всё же Готал тогда согласился, найдя мысли Арвинда разумными.

— Ополчению действительно не помешают тренировки, — задумчиво сказал отец, — хоть руки и ноги друг другу не поотрубают.

Это было непростое решение, в переговорах над ним они просидели полвечера. Арвинд и тогда отличился, ведь Гейб никогда не слышал такого красноречия и стольких положительных моментов от приёма на службу этого стражника.

А дальше малец как-то смог втереться в процесс обучения ополченцев, чуть ли не единолично занимая большую часть времени Деррека. А хромой ветеран был и не против. Когда же Арвинд подобрал для него хороший набор трав, снимающих боль с раненой ноги, так тот был готов обучать его и днём, и ночью, делясь всеми своими знаниями.

Гейб не хотел признавать, что завидовал брату. А ведь он старше! Это он должен был быть любим простыми людьми, это он должен получать похвалу родителей и Оллина! А также быть сильнее и умнее!

Мало того, видя отношение среднего брата, Арвинд и сам стал меньше проводить с ним времени. А Гейб всё больше отдалялся от семьи, пытаясь выпендриваться перед деревенскими мальчишками, подражая Оллину и отцу. За что в итоге и был бит. А потом за него ходил разбираться Арвинд... Позору тогда было...

Накрутив себя этими мыслями и зарядившись злостью, Гейб смело подошёл к площадке.

— Арвинд! Мать говорит, чтобы ты прекратил тренировки, — он поймал взгляд брата и добавил: — На сегодня, — смелость его стала медленно, но верно улетучиваться.

— Братец, — несмотря на то, что Арвинд был младше на три года, он умудрялся подавлять. Причём не только Гейба, но и Оллина, а тот был старше самого Гейба уже на четыре года! — то, что сказал тот скудоумный старик, которого почему-то называют «мейстером», — выделил он последнее слово так, что засмеялись отрабатывающие удары воины, — полная брехня. Я занимаюсь не силовыми нагрузками, что действительно могут привести к задержке роста или травмам мышц, а общеукрепляющими, которые, наоборот, будут полезны. Разумных пределов не превышаю, — он хмыкнул, — тебе бы тоже не помешало. Ладно ещё Олли, он будет управлять землями и может позволить себе надеяться на гвардию и стражу, — на это окружающие бойцы ехидно заулыбались, — а вот тебе мускулатуру надо бы нарастить, — младший брат, перебросив меч через плечо, подошёл ближе, — или считаешь иначе?

Разумное зерно в его словах, конечно, прослеживалось, ведь Арвинд даже внешне выглядел старше своего возраста и почти сравнялся ростом с Гейбом.

«Вот как он умудряется одной фразой загнать меня в угол, обосрать приезжего мейстера и одновременно получить признание отцовских стражников?!» — подумал Гейб и заскрежетал зубами.

— Я всё сказал, — постаравшись изобразить серьёзность, как делает отец, ответил он.

— Ты был услышан, — оставил Арвинд за собой последнее слово.


* * *


«И что это было? — я с ленцой смотрел в спину уходящего брата. — А, да какая разница?»

— Дальтон — старый ты ублюдок, — сплюнул на землю, — так поднасрать ещё надо было умудриться. До сих пор откликается. Ненавижу мейстеров.

— Та история всё не отпустит тебя? — посмеялся Деррек. — Забудь. Лично я считаю, что ты прав. Своих сыновей многие лорды начинают тренировать в это же время, — он задумался, — лет в семь-восемь…

«Я начал в четыре».

— …так что ты в своём праве. А сейчас, если есть силы болтать, иди в круг. Ещё сто ударов с финтом, начинай!

А жизнь налаживалась. Я достаточно крепок и наконец-то начал познавать искусство меча. Очень уж удачно попался мне наставник. Настоящий воин, хоть и не рыцарь. Но мне бы хоть основы, для начала! Именно их он в меня и закладывал. Возможно, что какой-нибудь прославленный боец учил бы лучше, но это уже что-то. А то я всерьёз думал уже начать тренироваться одному, хоть с каким-нибудь оружием. Думал о копье или булаве, ведь с ними в чём-то даже проще. Но нет, подвернулся Деррек, чью верность достаточно просто было получить. Ну в самом деле, всего с четвёртой попытки смог поставить разговор так, чтобы мало того что собралась вся семья, так ещё и приняли нужное мне решение. Задолбался возвращаться во времени! Но оно того стоило.

Потом была притирка к этому озлобленному ветерану. Конечно, на его месте я бы тоже злился. Почти тридцать лет прослужить лорду, а потом просто быть выставленным на мороз. Даже без какого бы то ни было пособия. Или их в это время никто и не назначал? Не знаю, но Титос Ланнистер явно не страдал подобным «транжирством». Вот если бы это были лиссенийские наложницы, то другое дело.

И Роланд Лидден, местный лорд, явно брал с него в этом пример. Так что ветераны уходили с тем, что смогли скопить. Вот и Деррек так и поступил. Правда изрядную часть потратил на лечение, которое так и не принесло особого толку, и на остаток лишь сумел прикупить скромный домик. Вряд ли бы он долго протянул без помощи, особенно в такое время, ведь Западные земли медленно погружались в хаос...

Так что наше предложение ветеран встретил с большой радостью. А уж когда я заморочился и с помощью местной знахарки Агафьи подобрал букет обезболивающих трав... тогда и стал его любимым учеником, кому старый солдат передавал свою мудрость. Причём не только по работе с оружием.

У приближённого к лорду бойца, который частенько стоял за спиной Лиддена на важных мероприятиях и общению с приближёнными, волей-неволей было много интересных сведений. И клятва сохранить эти тайны не стала большой преградой.

Что уж там говорить, у него даже характер улучшился! Вот что сделало обычное обезболивающее. А ведь это только по местным меркам Деррек — уже «старый ветеран». По факту ему всего тридцать девять лет. Так что, получив по сути новую жизнь, он начал подбивать клинья к одной молодой вдовушке, чьего мужа пару лет назад зарезали в лесу, подловив во время охоты. И, как мне казалось, у него хорошие шансы на взаимность.

Я же, в дополнение ко всему, начал узнавать о том, как живут важные лорды, как ведут свои дела, как общаются... они ведь даже слова зачастую произносили по-другому, чего я, к своему сожалению, понял лишь сейчас! Это как крестьяне, проглатывающие звуки при произнесении «милорд». Разумеется, откуда моему отцу это было знать?! Он занимал наиболее низший титул из всех возможных.

Но теперь я понемногу исправлял этот пробел. Надеюсь, что когда буду вести разговор с титулованной особой, то не буду создавать ощущение необразованной деревенщины.

А ещё за эти годы я окончательно привык к своей жизни и даже начал замечать в ней плюсы. Или это с возрастом так сложилось? Смог навести чистоту как в своей комнате, так и на самом себе. Теперь бегал на речку каждый день, благо, что лето тут длилось десятки лет, а даже когда наступала зима, до нас холода доходили слабо.

В здоровом теле — здоровый дух! Так что за чистотой я следил тщательно. Насекомых смог отогнать, поговорив с крестьянами и узнав об интересном растении, называемом «бес-травой», чей сок отпугивает мелких жучков. Теперь регулярно натирал им свою кровать, одежду и чуть ли не половину комнаты. Благо растение распространено и считалось чуть ли не сорным.

А почему считалось? Потому что насекомые, в местном обществе, почти не воспринимались как вредители. Вот такой вот каламбур. Те же крысы — считались, а жучки — мелочи! Мне иногда казалось, что некоторым даже нравилось, когда они попадаются в еде. Фу! К счастью, такие далеко не все.

Средство для гигиены рта я подобрал уже давно, благодаря чему, кстати, до сих пор не испытывал никаких проблем с зубами. Они уже успели у меня смениться. Началось в шесть лет, закончилось в семь. Тихо, спокойно и безболезненно.

Надеюсь, что у моей будущей избранницы тоже не будет с этим проблем, а то насмотрелся я на этих «чернозубых» девушек. Такому лишь в кошмарах сниться! А Оллин лишь посмеивался, говоря, что «ничего ты не понимаешь в женской красоте!». Бр-р, лучше уж монахом стать, чем с такой «красотой» дела иметь.

Впрочем, такое явление как «поцелуй» здесь не распространено. И знаете, я совсем не удивлён! С таким-то уровнем гигиены. В общем, немного пожив здесь, я понял, что «романтиком» становиться не хочу. Если и буду строить отношения, то лишь с девушкой, что будет за собой следить, а это — девяносто процентов — должна быть знатная особа. Лишь им вдалбливали такие правила с самого детства.

Но не только ради чистого дыхания я занимался зубами... Не хотелось даже думать о «современной» медицине! Вот что делали местные жители при болях в зубе? Вырывали? Нет, конечно! Во всяком случае, не сразу. Их лечили. Молитвами...

Матери, Деве, Старице и даже Кузнецу. Причём некоторым помогало! Неизвестно каким, мать его, чудом. Но да ладно, странных людей и в моём прежнем мире хватало. Некоторым и там «боги» помогали. Но что делать, если ты дружишь с головой? Как лечиться тогда? О, здесь тоже есть варианты!

Как вам такой: вбивать в больной зуб раскалённую иглу? Которая якобы убивает «зубного червя», вызывающего гниение? А что, метод даже рабочий, ведь сжигает нерв, убирая боль. Просто на пять с плюсом.

Или менее варварский — кора плюща, листья жимолости или остролиста, толченые корни ромашки и всё в таком ключе. Их скатывали в шарик и клали за щеку. Опять же, это способно помочь в некоторых случаях, но далеко не всех и не всегда.

Ну и на крайняк — вырывать. Занимались этим местные цирюльники, то есть брадобреи или парикмахеры, по нашему, современному. Но это если ты проживаешь в городе. А по сёлам да деревням бывало по-разному. Кто умел, тот и вырывал. У нас вот Фимка-охотник вполне ловко управлялся с этим процессом. Его даже заставили обучить нескольких новых людей, так как профессия у него и раньше была опасной, а уж в текущие неспокойные времена... наткнуться вместо зайца на отряд лихих людей — обычное дело.

Поэтому я старался держаться от местной медицины подальше. Только представлю, как буду лечить какое-то воспаление, заразу или банальный перелом, аж плохо становилось от перспектив. Так что болеть мне нельзя. Но тут спасала сила. С такой способностью можно, что называется, «подстелить соломки» заранее. А это, как по мне, натуральная «имба», что уже несколько раз меня спасала. Например, на тренировочных спаррингах, когда мне должны были сломать нос или выбить сустав. Нет-нет, спасибо, обойдусь, «возврат». Так и жил.

Если же вернуться к медицине, то на своём, средневековом уровне разбирались в ней лишь мейстеры — да и то не все, до сих пор корёжит от старого кретина Дальтона! — доступные только лордам. Причем ещё и не всем. А дело в том, что тут не было повального обучения и рассылки «учёных» по всем владениям, как я считал, исходя из сериала и книг. Наверное, потому, что там показывали, в основном, жизнь лишь наиболее знатных лордов и королей. У людей попроще дела обстояли иначе. Если тебе нужен мейстер, то пишешь письмо в Цитадель — местную академию, готовящую специалистов по всем направлениям и, на секундочку, единственную на всем континенте.

Если там решают, что ты достоин, то тебе выделяют человека, под полное обеспечение. То есть кормить и платить ему будешь ты, а также представлять жильё и какой-никакой досуг, дабы человеку было интересно. Но и за косяки, безусловно, можешь наказать, если за дело, само собой.

А «недостоин», так разбирайся с делами сам.

И тогда возникал вопрос, что делать всем остальным специалистам, закончившим обучение и получившим цепь? Так таких людей в год — не более десяти человек, что как раз-таки нарасхват по всем лордам королевства. Ведь мейстеры — тоже люди. Они умирали, их выгоняли, они косячили и так далее. То есть смена шла бодро. Вот и получалось, что свой мейстер, причём хороший и способный, был лишь у Верховных лордов и наиболее влиятельных их вассалов, как, скажем, у нашего сюзерена — Роланда Лиддена. А остальные обходились без них. Сами лечились, сами учились, сами разбирались с воронами и прочими «умными» делами.

Также и с болезнями. Тут всё просто — ты заболеваешь и, если организм силен, то выздоравливаешь. Если же нет — умираешь.

Всё остальное доступно лишь высшей знати. Только у них постоянный доступ к «Ордену мейстеров». А по сути — тех ещё шарлатанов, готовых лечить простуду перетёртыми крысиными фекалиями или головную боль трепанацией. Хотя попадались и светлые головы. Иногда.

Медицина — в лучших традициях средневековья! Наука на том же уровне! Чудо ещё, что они как-то умудрялись сосуществовать с церковью.

Я, наверное, прямо-таки достал отца и Деррека, пока пытался собрать порванный шаблон в своей голове. Но ничего, справился, а потом и привык.

Закончив с упражнениями, перешёл к привычному спаррингу. Сегодня против меня вышел Конрад — один из этих деревенских увальней, которых лишь сравнительно недавно начал натаскивать Деррек. Но вот силушки ему не занимать. Как и длины рук. И выносливость не чета моей... Одни минусы, короче говоря. А впрочем, почему нет?

Сохранение на текущую точку. Это моя вторая метка, ведь была ещё резервная, утренняя, на случай, если что-то пойдёт сильно не так. Бывало, что меня подобное выручало. Да и я всё ещё опасался слишком нестабильной обстановки вокруг. За эти годы количество преступности, кажется, выросло сразу на два порядка.

Конрад взял тренировочную деревяшку. Мечом он владел не очень, работая им больше как дубиной, но старался приучиться к новому оружию. В дополнение к мечу он озаботился щитом.

Я усмехнулся: «А ведь учится на своих ошибках... а мне, видимо, придётся туго, так как щит для меня банально слишком тяжёл и лишь затрудняет сражение».

— Начали! — выкрикнул наш «мастер над оружием», дав начало поединку.

И я пошёл в атаку. Впрочем, мой соперник легко отбил удар, делая резкий взмах щитом, от которого, с трудом, но удалось отскочить. На новую атаку не хватало времени, и я начал защищаться, пытаясь отводить удары деревянного меча, не рискуя принимать на жёсткий блок. Один, два, три... четвёртый удар не успел, отлетая в сторону.

«Возврат во времени».

Попробуем по-другому.

Сейчас я начал бой атакой сверху. Играл на скорость, буквально засыпая Конрада однообразными, но быстрыми ударами со всех сторон. Такие атаки сильно выматывали, но противник не рисковал пытаться контратаковать, ожидая, пока я выдохнусь. Следовало что-то придумать. Нырнул в ноги «гвардейца», пытаясь заставить его споткнуться, но вместо этого получил пинок прямо в лицо. Прямо вижу, как изо рта вылетели зубы...

«Возврат».

Начало боя. Я усмехнулся, поигрывая мечом. Ну давай ещё раз!

Начал с точечных ударов, пытаясь выцепить «бреши». Вот только я их ещё не особо видел, так что атаки шли редко, что быстро приводило меня в чистую защиту и, закономерно, проигрыш.

«Возврат».

Однозначно нужно работать с быстрыми атаками. Пока это наиболее подходящий для меня вариант ведения боя.

Начал я стандартно, но в этот раз немного хитрю. Я отлично помнил, как Конрад проводил свою защиту, поэтому сделал обманный взмах мечом, а потом, не дожидаясь его реакции, резко прервал атаку и перевёл её в горизонтальную плоскость, зная, как именно он повернёт своё оружие...

— У-у! — вскричал мой соперник, которому я попал прямо по пальцам на рукояти «меча».

К счастью, силы в моём теле крайне мало, так что перелома не было. Он даже не выпустил оружие, но его взгляд стал меня откровенно... беспокоить.

Сейчас наверняка будет контратака изо всех его сил. Нужно подготовиться. Главное — увернуться от первого удара.

Рывок Конрада был ожидаем, так что удалось отскочить, перекувырнувшись по земле, заодно набрав горсть песка.

Расставил руки в стороны, приглашая «гвардейца» нападать. Тот с радостной ухмылкой пошёл вперёд. Но теперь двигался медленно и более сосредоточенно.

«Решил аккуратничать? Нет, мне такое не нужно, так я точно не буду иметь шансов».

Двинулся в атаку сам, на остатках выносливости совершая резкий взмах мечом, который мужчина блокировал щитом. Но вот я специально притормозил следующую атаку, чем он тут же воспользовался, открываясь и делая свой замах.

Бросок песка прямо в лицо и молниеносный уворот. Фух, едва успел.

— Сука! — зарычал «гвардеец», протирая глаза, из которых потоком лились слёзы.

— Не засчитано, Арвинд, — качнул головой Деррек, — мы тут проверяем твои навыки владения оружием, а не выживания в бою один на один. Так что признаю тебя проигравшим.

«Вот тварь. В чём-то, конечно, прав, но... а, ладно, возврат.

Энергии на дне. Значит, пора побеждать. Причём честно. А ничего, что я восьмилетний пацан, а против меня стокилограммовая туша? Нет? Так и знал».

Я повторил свою атаку по пальцам, заставляя Конрада взвыть, но не отбегая от него, как в прошлый раз, а преследуя и совершая дополнительную серию атак по корпусу, большая часть из которых успешно прошла, заставив мужчину покачнуться. Но корпус — это не пальцы. Мало того, что болевой порог там пониже, так ещё и прикрыт простенькой тканевой «бронёй». Можно было, конечно, провести эти удары по болевым точкам типа колен, паха, кадыка, глаз и прочего, но... мне не нужен ещё один калека на службе. Даже по пальцам я старался в этот раз ударить послабее.

И вот мы стояли и смотрели друг на друга. Только мой соперник выглядел немного более злым, чем раньше. Хех, логично, я ведь «укусил» его не один раз, а сразу несколько. Вот только... чем мне его «добивать»?

С криком берсерка Конрад бросился вперёд, от чего я привычным образом уклонился перекатом. Поднимаясь на ноги, снова ощутил чувство усталости. Надо завершать бой, так или иначе.

И вновь боец знакомой, медленной и осторожной поступью направился ко мне.

«Что, ожидаешь рубилова? Или отступления и работы от обороны? А может, атаки из последних сил? А не сыграть ли мне Индиану Джонса?»

План был ничуть не хуже остальных, поэтому вместо рубки я подождал, пока он подойдёт поближе, и бросил деревянный клинок на близкой дистанции, умудряясь попасть по лицу и, кажется, даже ломая сопернику нос.

Тот взвыл скорее от неожиданности, чем боли, на пару секунд оказываясь дезориентированным. Тут же я подобрал деревяшку обратно, принимая стойку. И чего я этим добился? Эм-м, вывел его из себя ещё больше. Всё же попадание броском меча было неожиданным, в том числе и для меня самого. А может, это тренировки по бросанию топоров так помогли? Нужно попробовать потренироваться бросать меч. Оказывается, иногда это может быть полезным.

Честно сказать, я думал на этом завершить спарринг. То есть в моём представлении Конрад отбивал меч, после чего я сдавался, так как лишился оружия. Это бы вызвало возмущение Деррека, ведь — как так! — бросить оружие на поле боя! Но лучше это, чем получение травм, так как играть и откатываться во времени назад я уже не мог, кончились силы.

Теперь же... всё зависло в неопределённости.

Сплюнув кровь на плац, соперник вперил в меня мрачный взгляд. Хех, знаю я такой, точно будет попытка отомстить, как с тем ударом по пальцам. Благо попытка в меру сил и возможностей. Придётся постараться, чтобы не валяться на земле избитой куклой. Такие себе ощущения, которых я старался избегать.

Благодаря сверхсиле, кстати, я почти всегда заканчивал бои до того, как начинал получать сильные повреждения. Может, в этот раз стоило просто прервать бой? Да нет, по мне не прошло ни одного удара, поэтому такое скорее расценят как трусость, а не осторожность. Проклятые средневековые правила «чести» и поединка.

Ждал в обороне, выставив меч вперёд.

Конрад бросился на меня, начиная махать своим оружием, совершая не прицельные, но сильные удары. Какие варианты действий? Отходить назад или резко броситься вперёд. Вот только выносливости, что простой, что мистической, у меня на дне. Значит, отступать не выйдет, через полминуты я упаду на землю, так или иначе. Тогда остаётся только нападать.

Резко контратаковал, работая со всей возможной скоростью, тем самым сумев вновь удивить своего соперника, который не ожидал такой прыти. Он начал жёстко парировать, а потом принял удар на свой железный наруч. Вот он, наилучший момент!

Я немного ослабил хватку на рукояти тренировочного оружия, тем самым позволяя ему вылететь из руки.

Вот и всё. Оказавшись безоружным, я отошёл назад, упираясь руками в колени.

— Отлично поработали. Конрад, ты молодец, — хрипло выдавлил из себя, пытаясь прийти в норму. Сердце билось как бешеное. Давно я так не выматывался.

Благодаря мистической силе смог неплохо показать себя в бою, набраться опыта сразу нескольких схваток и дать телу хорошую, даже чересчур хорошую, тренировку.

Что же, зато избежал бессмысленных травм.

— Арвинд, то, что ты показываешь — это удивительный уровень! — высказался мой наставник, жестами указывая, чтобы остальные помогли Конраду вправить нос и остановить кровотечение. — Я в твоём возрасте не был на такое способен. Так что не думай жалеть о проигрыше!

«Даже и не думал, мастер, ха-ха-ха!»

Немного постояв и поболтав с людьми, хорошее отношение которых для меня было важно, ведь я не желал надеяться только на свой статус, отправился на реку — привести себя в порядок. Ополоснувшись холодной водой, бодрый и свежий вернулся в усадьбу.

— Что у нас есть перекусить, Гвен? — спросил я дородную женщину на кухне, что улыбалась мне своей беззубой улыбкой, к которой я уже успел привыкнуть и даже находить в себе силы улыбаться в ответ.

— Есть рыба и немного мяса от вчерашнего оленя. Ещё каша и яйца.

— Давай оленя и кашу, — присел я на стул, немного ёрзая, проверяя, не начал ли он вновь шататься.

Ещё пару лет назад, как только немного освоился, решил поправить перекосившуюся мебель у себя в спальне и немного увлёкся. Хорошо ещё, что часто бегал к кузнецу, за инструментами и гвоздями, так что отмазался тем, что мне рассказали и показали, как работать с мебелью. Но в любом случае мои «метки» тогда были наготове. Опасался я обвинений в колдовстве, что тут поделать.

«Да и до сих пор, бывает, опасаюсь».

После ремонта комнаты начал приводить и саму усадьбу в порядок. Как только отцу с матерью было нормально сидеть на шатающихся стульях за кривым столом?! Вроде бы взрослые люди, но иногда вели себя словно дети. Сомнительно, что в это время не умели исправлять такие мелочи, это же не дикие варвары, вполне умели работать с деревом, но нет.

Как я позже узнал, деревенские боялись испортить «дорогую хозяйскую мебель», заказанную, оказывается, отцом ещё к моменту переезда на эту землю. Он тогда шиканул, потратив целый дракон и обставив дом словно «королевский замок».

«Эх... ладно, хорошо ещё, что у меня руки из нужного места растут, а то бы как-нибудь Готал проломил этот сгнивший кусок дерева свой задницей».

— Арвинд, вот ты где, — услышал я голос матери, — а я тебя везде ищу. Опять поругался с братом?

— Ну что ты, матушка, — улыбнулся я ей, — как можно поругаться с Гейбом? Он же словно пришествие Старицы — мудр, отзывчив и умён. С его аргументами сможет поспорить лишь его же умелость в работе с оружием. Кажется, что сражаюсь против всей семёрки Белых Плащей...

— Хватит уже, — прикрыла она лицо, но я успел увидеть на нём улыбку, — не буду отвлекать, обедай. Сегодня должен вернуться отец, думаю, вечером он пригласит тебя на разговор. Так что будь дома и не убегай, как в тот раз.

— То есть тебе не понравилось то ведро рыбы, да ещё и с икрой, что я наловил на ночной рыбалке? — посмеиваясь, спросил я. — Ладно-ладно, — и склонился перед шутливо-строгим выражением лица матери, — сегодня вечером буду дома.

И так было чем заняться. Наконец-то выделю время, чтобы дочитать ту книгу по истории королевства, удачно обмененную у торговца за хороший кусок ярко-красной ткани, который, в свою очередь, обменял у другого на простенькое серебряное колечко, что однажды нашёл в реке, когда в очередной раз ополаскивался в конце дня.

А ведь этот скупердяй отказывался совершать обмен! Три раза пришлось откатываться во времени, чтобы подобрать верные слова, которые смогли пробить броню этого упрямца. Под конец уже все его аргументы по памяти знал. Но... получилось. А книга заняла своё место в моём сундуке. Там уже скопилось целых четыре книги, что являлось приличным таким богатством, по современным меркам.

Зачитавшись, чуть не пропустил возвращение отца, но радостные крики Гейба были слышны, наверно, во всей округе. Так что и я вышел поприветствовать главу семьи.

— Кажется, ты снова вырос, — потрепал отец мне волосы, — скоро совсем догонишь старика! Аха-ха!

— Я тоже вырос! — вылез мой средний брат. — Я на полголовы выше Арвинда! Посмотри, отец!

— И ты тоже, Гейб, конечно же, — уже с немного другим выражением посмотрел и сказал это Готал.

«Хм, давно уже заметил, что нас стали привечать по-разному. Интересно...»

Тут я заметил машущего рукой за спиной отца Олли.

— Отец, пойду переговорю со старшим братом, — улыбнулся я ему и направился в сторону радостного Олли.

— Арвинд! — пожал он мне руку. — Кажется, уже целую вечность не виделись!

— Скажешь тоже, всего месяц, — хмыкнул я.

А ведь действительно вытянулся. Уже почти до груди Оллина достал, а ему ведь уже шестнадцать. Выглядел он, правда, как нескладный подросток, но достаточно мускулистый. В это время другое телосложение представить было сложно. Физической работой занимались почти все. Кто-то, как крестьяне, работал в поле или с деревом, другие, как солдаты — тренировались с оружием. Даже знатные лорды не чурались воинских тренировок, ведь слабый — это неспособный себя защитить.

— Смотри, что мы привезли, — радостно озвучил Олли, подходя к последней телеге и открывая ткань, — вот!

— Вороны, — говорю я, и в голове начали крутиться шестерёнки.

«Вороны — это почта, ведь именно они занимаются доставкой писем. После соответствующего обучения, само собой. Значит, теперь мы можем общаться с другими землями, при желании. Хорошо ли это? Однозначно да. Полезно ли для нас? Не очень. С кем будет вестись переписка? С лордом Лидденом? Сомнительно.

Но с другой стороны, в случае, если произойдёт что-то исключительно важное, в духе нападения вражеской армии, быстрее и надёжнее будет отправить ворона, чем гонца.

Проблема ещё и в самих птицах. Кто бы что ни думал, а ворон — это не наши современные почтовые сервисы. Во-первых, всегда есть риск перехвата птицы, причём зачастую не другими людьми, а местными хищниками. Во-вторых и в самых главных, вороны могут ошибаться. Дело в том, что птица запоминает несколько адресов, между которыми и совершает перелёты. Это никак не весь континент. Обычно — ближайшие крепости соседей и сюзерен. Но даже так, случается, что сообщение отправленное одному, доходит до другого, что может привести к неприятным последствиям. Особенно если этот самый «другой» задумает какую интригу. Поэтому через птиц отправляют либо крайне срочные сообщения, либо разного рода приглашения, да «общую» информацию. Типа указов короля.

А ещё за воронами нужно уметь ухаживать, кормить, лечить, чистить место обитания... недаром эту обязанность сваливают на мейстеров. Простые слуги зачастую могут напортачить и загубить такую ценность. А стоят они гораздо больше жизни слуг или крестьян».

Эти мысли промелькнули в голове за секунду.

— Статусная вещь, — кивнул я Оллину, — они действительно нам нужны? Может, я чего-то не знаю?

— Конечно, нужны! — горячо заспорил мой старший брат. — Теперь мы сможем отвечать на важные сообщения, давать своё мнение по серьёзным вопросам, приглашать к себе знатных гостей...

— Хорошо, — я мысленно вздохнул, — не буду спорить, всё же решение принимал отец. Но как по мне, рановато нам звать к себе гостей, — и улыбнулся, — для этого усадьбе не помешает ремонт.

— Ха-ха! Что, твоих собственных сил уже не хватает? — стукнул он меня по плечу.

— В одиночку мне будет трудно перестелить крышу, — хмыкнул я на это, — да и древесина просела, надо поправить у северной стены. А для этого лучше бы пересобрать её с нуля. То есть — разбирать часть дома. А если уж разбирать, то заодно и по остальным стенам пройтись да фундамент посмотреть. Боюсь, что там может быть сырость. В общем... — и развёл руками.

— Это будет затратно, — задумался Оллин, — драконов пять, наверно...

— Если не больше — тоже об этом думал.

— Всё так плохо? — нахмурился брат.

— Нет, конечно, — пожал я плечами, — будь всё так плохо, я бы уже занялся этим сам. С привлечением местных, само собой. А так... простоит ещё лет пять, это точно. А там стеной однозначно нужно будет заняться, иначе она наверняка начнёт разваливаться...

— Вы купили воронов! — прервал меня Гейб, от которого смог отделаться отец. — Лучше бы, конечно, сокола, я слышал, с ними отлично охотятся! Но может, и этих можно будет приспособить?! Оллин, они же хищные, да?

— Гейб, — тот взял его в захват, сжимая шею, — вороны — это не игрушка. Ты понял меня? — с серьёзным видом смотрел он в глаза нашего среднего брата, отчего тот сразу отвернулся, теряясь.

— Конечно, Олли, я же это... шутил просто, ха-ха, — Гейб потёр затылок.

«Что же, посмотрим, к чему нас приведёт такая покупка. Всё же обслуживание у неё изрядное. И это не считая стоимости самих птиц. А, ладно. Всё равно не планирую здесь надолго задерживаться».

Вечером, как мать и предупреждала, меня позвали поговорить.

Это было в кабинете отца. Там сидели он сам, Арета и Оллин. В общем — все, кроме Гейба. Хм. Некоторые мысли стали подтверждаться... Хорошо ещё, что с момента тренировки накопил немного энергии и сделал «контрольную точку» перед разговором. Чувствуовал, может пригодиться. Возврат, правда, всего один, на большее сил не хватит.

Зайдя в помещение, где сидела почти вся семья, попивая вино и закусывая сушёным мясом, я присел за стол.

О чём мог быть этот таинственный разговор? О, я подозревал и не ошибся. О наследственности, важности рода, знаний, умений и личности... В общем, по ушам проехали хорошо, изо всех сил подливая вино, как, впрочем, и сами на него налегая. А закончилось это тем, что мне предложили стать «помощником» Оллина вместо Гейба.

Не скажу, что не думал о подобном. Думал. А также о том, чтобы в будущем заменить самого Оллина. Ведь люди смертны, а используя мою силу, я бы смог создать идеальный несчастный случай. А мог и не создать, всё же мой старший брат был разумнее, чем тот же Гейб, да и отношения у нас были получше. Но даже пойди я на это «устранение», не скажу, что испытывал бы глубокое чувство вины. Так, по мелочи... Вот только перспективы у подобного земельного образования я практически не видел. Слишком незначительна территория, крайне малый шанс что-то изменить. Разве что надеяться на Лиддена, что решится увеличить наш земельный надел. Ага, кусок своей подарит, «за хорошую службу»!

Либо пытаться проводить какие-то реформы... аха-ха! Точно! Что там было? «Земли — крестьянам, фабрики — рабочим»?

Или может, как некоторые «умные попаданцы», создать своё производство? А на что? Где деньги взять? Да и какое производство в таком захолустье? Промежуточный патрон? Порох? Лекарства? А чего сразу не мобильные телефоны?

Мало того, что я совершенно не знал, как всё это создать, так ещё и названия половины растений, минералов и остального тут были другие. Но и это не всё. Такое серьёзное дело тровало огромного финансового вложения. Тут нужны миллионы золотых драконов, чтобы начать получать хоть какой-то выхлоп. И это имея точные сведения о самом производстве и нужных для него ресурсах. Даже будь я на месте самого Лиддена, то не имел бы подобной возможности. Да что Лидден, такое не позволит себе и сам король Джейхейрис! Разве что совсем скромное дело, наподобие какой-нибудь мануфактуры, но на основе чисто ручного труда. В общем — мимо.

У меня же, встань я во главе этой земли, будет аж четыре деревни... Это не современный мир, где главное — люди, а дело найдётся. Нет, тут всё наоборот. Несмотря на то, что жителей на порядки меньше, чем в современном мире, но их всё равно слишком много для того, чтобы каждого занять каким-то делом. Даже в деревнях такое изредка случалось, хотя, казалось бы, работа должна найтись для любого, а что говорить про города?

Тут не на чем богатеть, к большому моему сожалению. Разве что попробовать пойти в торговлю... то есть «купечество». Например, стать купцом и организовать из своей территории базу. Вот только всё опять же упиралось в финансы... Нужно где-то и как-то купить продукцию, которую потом перевозить на организованном караване, не забыв нанять охрану. Нужны телеги, люди и знание кучи тонкостей и мелочей, ведь такие поездки будут длиться годами, даже на территории чисто наших, Западных земель.

Вот откуда я, например, узнаю, в каком городе или регионе избыток продукции? А в каком месте её нехватка? Нужна информация! И лишь на её основе реально получать какие-то деньги, а не просто кататься по стране с телегой разной дребедени.

Поэтому серьёзные купцы объединялись в гильдии либо работали под протекторатом лордов. Чтобы банально знать, где, как и чем торговать.

И можно было, по идее, воспользоваться силой, тем самым возвращаясь в прошлое с уже нужными сведениями, только... метка держалась всего три дня, что даже немного меньше пути от нашего поместья до земель того же Лиддена. Что говорить о чём-то большем?

Может быть, в перспективе... а пока не видел я себя на подобной роли. Да и не ценили в этом мире торгашей. Во всяком случае, сейчас. Этому миру нужны солдаты, бойцы, рыцари. И именно в эту сторону я и пойду, для этого тренируюсь и развиваюсь. А проблемы Западных земель — это та самая возможность, которая должна позволить мне возвыситься.

Так что отказался я от «чести» стать помощником Оллина. Хоть и с трудом, но смог подобрать слова таким образом, чтобы никого не обидеть. Всё же пришлось возвращаться в прошлое, но зато не испортил ни с кем отношения.

«Радуйся, Гейб, я спас твою жопу, о чём ты, наверное, никогда не узнаешь».

.
Информация и главы
Обложка книги Хроники былого и грядущего

Хроники былого и грядущего

allig_eri
Глав: 54 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности