Выберите полку

Читать онлайн
"Статус: мёртв"

Автор: Александр Виланов
Глава 1. Жив или мёртв?

Лёгкий шелест листвы над головой и поскрипывание веток грели слух, но слипающиеся глаза уже не могли оценить безмятежной красоты весеннего леса. Последние вздохи, очищаемые свежим воздухом, становились всё слабее. Руки, раскинутые на траве, обжигала боль от свежих порезов, и в то же время согревала стекавшая по ним тёплая жидкость.

Он давно не выбирался так далеко на природу. Почти ни разу в жизни, если быть точнее. И это был хороший конец. Именно так он всегда хотел встретить свой последний час.

Здесь его никто не найдёт, никто не помешает распорядиться жизнью по своему усмотрению. Самостоятельно определить свой путь, ни с кем не советуясь и не считаясь — роскошь, о которой многие не могут и мечтать.

Звуки леса пропали. Пропали запахи, боль, тепло на липких от крови запястьях и прохлада слабого ветерка. Эта жизнь подходила к концу. Интересно, есть ли что-нибудь за ней?

Регистрация нового пользователя.

Загрузка мира.

Определение внешности и параметров.

Поиск подходящей точки для старта.

Новый пользователь подтверждён. Введите своё имя.

У сонного разума не было сил понять, что происходит, но он пока не успел позабыть привычный никнейм, чаще всего достававшийся игровым персонажам.

Выбранное имя: Караш.

Регистрация нового пользователя подтверждена.

Осуществляется вход в игру.

***

Караш проснулся. Едва он успел это осознать, как тут же накатила паника. Неужели кому-то удалось наткнуться на него в этой глуши? Нашли, откачали, и теперь ждут не дождутся его пробуждения, чтобы засыпать глупыми вопросами и зачитать мораль. Или он сам облажался и без толку изувечил себе руки?

Спину холодила влажная трава, рядом слышалось чьё-то размеренное дыхание, а открыв глаза, он увидел над собой пасмурное небо. Не потолок в дурке — и то хорошо, — но и не кроны деревьев, нависавшие над ним перед отключкой. Видимо, туристы перетащили из леса на открытое пространство, поближе к своему лагерю.

А вообще удивительно, что ему удалось открыть глаза: ведь ещё недавно последних капель утекающей жизни не хватало даже на то, чтобы поднять веки. Но теперь силы вернулись. Он видел, слышал и ощущал.

Послышалось чьё-то сопение — уже с другой стороны. В районе головы кто-то зашевелился и задел ботинком макушку.

Пришло время узнать, что за самоотверженные спасители вытащили его с того света и почему оставили лежать на земле? Если это группа отдыхающих, выбравшихся на природу, то у них наверняка должна была найтись палатка, лежак, или, на худой конец, хотя бы покрывало. Тем не менее, его вывалили прямо на траву, а сами, похоже, улеглись спать рядом.

Пора было выяснить, где он и что происходит. Караш сел и осмотрелся, отметив, что и к рукам вернулись силы. Он находился на просторном лугу, а вокруг лежали спящие люди. Вот только на сборище туристов они совсем не походили. Те выезжают на природу небольшими группами, а Караш насчитал на глаз почти полсотни. И все они, как и он сам, валялись прямо на траве.

Откуда тут могло взяться столько людей? Сходка по интересам? Концерт на природе? Санаторий? Детский лагерь? Нет, всё вышеперечисленное требовало наличия реквизита: палатки, автомобили, раскладные столики или, на худой конец, скатерти с разложенными яствами.

Но в данный момент стояли вопросы поважнее, чем странное загородное лежбище. Что с руками? Обработали, забинтовали? Хватало и того, что его не отпустили на тот свет. Не хотелось бы теперь остаток жизни провести безруким инвалидом, научившимся рисовать и чистить зубы при помощи ног.

Караш поднял руку перед лицом.

Хорошая новость заключалась в том, что на коже не виднелось следов от порезов. А плохая...

Если он опасался заражения крови и отмирания тканей, то его опасения полностью сбылись: правая кисть и предплечье не просто начали отмирать, а успели уже прилично подгнить, свисая с гладкой кости омерзительными лоскутами разлагающейся кожи. Вот только пальцы исправно двигались, а кисть сгибалась и разгибалась, послушно выполняя сигналы мозга.

«Чертовщина какая-то», — подумал он про себя, когда наконец заметил, что левая рука опирается на что-то тёплое и мягкое, и посмотрел вниз. Это была нога. Женская, в колготках и закрытой чёрной туфле с каблуком. Проследив взглядом выше, Караш увидел строгую чёрную юбку и пиджак, ещё выше — короткую причёску-каре и очки на лице, отмеченном первыми морщинками.

Все предыдущие версии происходящего сразу отпали. Какое бы мероприятие здесь ни проводилось, никто в здравом уме не пошёл бы в лес в таком виде. Незнакомая женщина выглядела так, будто её только что выдернули с какого-нибудь совещания директоров, увезли за город и выбросили в общую кучу, не забыв уколоть снотворным. Но как? Её что, похитили? И всех остальных тоже?

Снова оглядевшись вокруг, Караш подтвердил свои наблюдения. Его товарищи по несчастью были одеты кто во что горазд: джинсы и спортивные штаны, потёртые майки и ветровки, кофты и футболки, домашние тапочки и пижамы. Лишь пара человек могла похвастаться пригодным для загородных вылазок камуфляжем, остальных же будто собрали с разных концов света, оторвали от работы, вытащили из домов и поймали во время вечерних прогулок, после чего привезли сюда и раскидали по траве.

Вместо ответов всё происходящее порождало лишь новые вопросы. Допустим, этих людей похитили и увезли из города, предварительно чем-то усыпив. Но что они сделали с гнилым трупом, найденным в лесной чаще?

Зеркала, чтобы увидеть самое главное, под рукой не нашлось, и Караш решил осмотреть хотя бы остальные части тела. Синяя в клеточку рубаха с закатанными рукавами и старые джинсы порядком испачкались, будто пролежали на земле не одну неделю, и висели на похудевшем теле, как на вешалке.

«Как на скелете», — уточнил внутренний голос.

Для уверенности Караш ощупал через ткань свои ноги, оказавшиеся такими же тонкими, как и руки. Тело было мертво уже несколько недель, но оно двигалось — вопреки законам биологии и здравому смыслу. Хотя что сейчас вообще подчинялось законам логики?

И всё же хотелось во что бы то ни стало раздобыть зеркало. Караш повернулся к незнакомке в строгом костюме, высматривая, не лежит ли рядом сумочка — у кого искать зеркало, как не у женщины, — как вдруг слева донёсся приглушённый стон, и чья-то нога пнула его в бок. Незнакомый мужчина, лежавший с той стороны, ворочался и стонал, будто ему снился кошмар. Сбилось чьё-то дыхание справа, и ещё одно тело зашевелилось. Рослая мускулистая туша в нескольких метрах задёргалась, из-под неё донёсся сдавленный писк:

— Слезь... с меня!

Присмотревшись к здоровяку, Караш вписал третий пункт в перечень странностей этого дня: над головой незнакомца прямо в воздухе висело слово — Зиккан.

У остальных было то же самое. Геннадий, Тарек, Кимона, Келли, Валентина, Элиза… Над головой каждого человека висела голограмма из одного слова, составляя странную мешанину из русских и иностранных имён. Имея за плечами какой-никакой опыт пребывания в многопользовательских играх, Караш без труда догадался, что эти слова — не что иное, как имена присутствующих. Или никнеймы, если выражаться геймерским языком.

Караш…

Ведь это тоже был никнейм. При всех далеко не ласковых взаимоотношениях с родителями, двадцать лет назад у них хотя бы хватило ума дать своему чаду нормальное человеческое имя, а не назвать его каким-нибудь Акакием. Караш был не более чем псевдонимом в сети, в то время как в реальной жизни его звали…

Он не помнил. Память, казалось, была на месте и давала поверхностное представление о прожитой жизни, но при попытках вызвать любое конкретное воспоминание разум утыкался в невидимую стену. Будто злой системный администратор заблокировал доступ к папкам, чтобы нерадивый работник не лез в не положенные для него места.

Копошение нарастало, народ потихоньку выбирался из царства Морфея. Караш ещё не понимал до конца, что происходит, и не надеялся понять в ближайшее время, но одно было ясно безо всяких подсказок: едва ли эти люди обрадуются, проснувшись в компании гниющего мертвеца. Он и живым-то никому особо не был нужен, а мёртвым и подавно не следует попадаться посторонним на глаза. Какая бы чертовщина здесь ни происходила, лучше разобраться с ней отдельно от остальных. Все конечности свободно двигались, несмотря на отсутствие мышц, и Караш осторожно поднялся на ноги, прислушиваясь, не трещат ли под собственным весом гниющие кости.

Поляна, ставшая местом высадки, расположилась на пологом склоне.По бокам его окружал лиственный лес, а вдоль склона тянулась вниз заросшая, но пока ещё различимая тропа, заканчиваясь под посеревшими стенами неизвестного города, чьи очертания слабо проглядывались через пелену тумана.

Вдали в небе клубились тучи и мерцали еле видные отсюда раскаты молний.

Влажная трава под руками свидетельствовала о недавно прошедшем дожде. Дав себе несколько секунд на размышления, Караш двинулся вниз, к городу, аккуратно обходя и перешагивая через просыпающиеся тела.

Прятаться от пары дюжин человек в городе, где их могли быть тысячи, могло показаться странной идеей, но по мере приближения к каменным стенам Караш всё сильнее убеждался, что город давно заброшен. Учитывая средневековую архитектуру, вряд ли стоило ожидать гула транспорта или сверкания рекламных щитов; но и атрибутов прошлого времени, таких как дым над крышами домов, Караш нигде не увидел, сколько ни всматривался. Да и ведущей к городским воротам тропе полагалось быть утоптанной сотнями ног, а не зарасти травой.

По мере спуска Караш внимательнее изучил своё новое состояние. Тело было мертво, но каким-то образом сохранило чувствительность, хотя после способности видеть, слышать и двигаться это уже мало удивляло. Он явственно ощущал, как ступни вдавливаются в землю при каждом шаге, как костлявые пальцы рук трутся друг о друга и как лицо обдувает редкий прохладный ветерок.

Не хватало только запахов, и Караш быстро понял, в чём дело: он не дышал. Мёртвый организм не нуждался в кислороде, и столь привычный процесс дыхания попросту не функционировал, заставляя лёгкие простаивать без дела. Чтобы проверить наличие обоняния, пришлось целенаправленно заставить их сделать вдох. Втянув в себя порцию воздуха, Караш с облегчением ощутил в носу чистый запах травы, не тронутый пылью и выхлопными газами автомобилей. Выдохнуть также пришлось самостоятельно.

Для полноты эксперимента он прикусил губу и прислушался к ощущениям. Укус чувствовался, но боли как таковой не было — вместо неё пришло лишь холодное осознание, что организм получил повреждение. Ни болезненных вскриков, ни рефлекторных движений, призванных немедленно избавиться от вредоносного воздействия, как это происходило при жизни.

Например, когда лезвие бритвы вспарывало оголённые запястья.

Караш прогнал из головы посторонние мысли. Это было несложно: на фоне творящейся чертовщины события прошлых дней уже не играли большой роли и не имели значения. При своём флегматичном складе характера он привык сохранять спокойствие в любой ситуации и действовать, исходя из сложившихся обстоятельств. Именно поэтому сейчас Караш не паниковал, не кричал и не щипал себя, пытаясь проснуться, а уверенно шагал вниз, к руинам заброшенного города, пока ещё не зная, что собирается там найти.

Кроме превращения в нежить, обнаружилась и ещё одна странность нынешнего состояния — интерфейс. Индикаторы здоровья и усталости, мини-карта, панель умений с пока что пустыми квадратами — всё то, что Караш привык видеть в компьютерных играх, сейчас висело у него прямо перед глазами, будто так и надо. Теперь список версий происходящего можно было сократить ровно до одного пункта — он попал в виртуальную реальность.

Конечно, происходящее всё ещё имело шансы оказаться сном или галлюцинацией, но это не значило, что нужно сидеть на месте и ждать, пока всё решится само по себе. Если бы Караш имел привычку бездействовать, то сейчас был бы жив в самом полном понимании этого слова и спокойно сидел бы на лугу в ожидании, когда проснутся его товарищи по несчастью. Или просыпался бы вместе с ними: голову уже посетила догадка, что именно «неживое» состояние позволило ему прийти в сознание раньше остальных и подарило шанс сбежать, пока никто не заверещал, увидев перед собой скалящийся облезлый череп.

Мысленной командой вызвав интерфейс, Караш вывел перед собой панель персонажа. В окне «навыков» было пусто, а вот в разделе параметров персонажа числилось следующее:

Сила: 9.

Ловкость: 11.

Выносливость: 8.

Дух: 12.

Скорость: 10.

Что ж, вполне стандартный набор для компьютерной игры, разве что привычного интеллекта здесь не оказалось.

Спускаясь по пологому склону, ещё издалека он приметил деревянную рукоять, торчавшую из травы ниже по тропе. Когда Караш приблизился к ней, подтвердились самые пугающие опасения. Это был не черенок лопаты или тяпки, оброненной рассеянным фермером, а рукоять топора, воткнутая в чьё-то бездыханное тело.

Первым и главным, что отличало мертвеца от Караша, было полное отсутствие признаков жизни. Тело не двигалось и, судя по всему, умерло по-настоящему, окончательно и бесповоротно. Вторым, на что Караш обратил внимание, была одежда. Мертвец был одет в грубые тканевые штаны и рубаху, какими в нынешнее время побрезговали бы даже заключённые в тюрьмах. Сверху на эту простейшую одежду была напялена кожаная туника, а на голове красовался ржавый металлический шлем.

Последние сомнения отпали. Что бы это ни было — игра, виртуальная реальность или плод поехавшего рассудка, — антураж здесь использовался средневековый, а примерную судьбу мертвеца можно было описать двумя словами: павший воин.

Пока что происходящее больше всего напоминало компьютерную игру, а в играх — впрочем, как и в реальности — мёртвые тела и оружие не валялись на дороге просто так. Кто-то доставил сюда этот топор и помог ему разместиться в грудной клетке поверженного солдата. Здесь было небезопасно, и внутри городских стен путника могли поджидать не только мёртвые тела, оставшиеся после отгремевших сражений, но и вполне живые враги. А врагов следует встречать с чем-нибудь острым и увесистым в руках.

Недолго думая, Караш схватил рукоять, упёрся ногой и дёрнул на себя. Раздался гнилой треск, и рука выдернула из трупа отвалившееся топорище; лезвие осталось на месте. С сожалением посмотрев на отломленную деревяшку, он бросил бесполезный обломок в траву и продолжил спуск, надеясь, что найдёт другое оружие раньше, чем встретит неприятеля. Караш не боялся погибнуть — сегодня он уже повстречался со смертью, и это оказалось совсем не страшно, — но этот новый мир выглядел куда интереснее предыдущего, и было бы обидно покинуть его, не успев даже толком освоиться. Прежний мир держал его долгие годы, пусть теперь подержит и этот.

Наконец достигнув ворот, Караш осторожно заглянул внутрь. Высокие деревянные створки были выбиты, их гниющие обломки выглядывали из травы, и ничто не мешало незваному гостю войти в город.

Улица, насколько охватывал взгляд, была застроена однотипными каменными домами. Когда-то отштукатуренные в белый цвет, по прошествии лет все они посерели и облупились. Из-под мощёной дороги настойчиво пробивались травяные стебельки. Город определённо был заброшен, но, не будучи специалистом, Караш не мог даже примерно предположить, как давно отсюда ушла жизнь.

Перед тем, как окончательно скрыться в городских проулках, он в последний раз обернулся к месту своего пробуждения. Там царила суета. Люди, отсюда мелкие и почти неразличимые, в большинстве своём проснулись и сейчас, наверное, задавались одними и теми же вопросами. Одни сидели на месте или ходили из стороны в сторону, изучая обстановку, другие размахивали руками и о чём-то бурно дискутировали. Оставалось надеяться, что если кто-то из них и успел заметить Караша, то хотя бы не разглядел его лица и рук.

Сначала Караш намеревался пройтись по центральной улице, но быстро сообразил, что оставшиеся на склоне люди, как только придут в себя и успокоятся, наверняка последуют в том же направлении. Если он хотел с ними разминуться, то следовало избегать столь очевидных путей, и Караш свернул в левый переулок.

Город был пуст. Ни шагов, ни голосов, ни собачьего лая. В покинутых людьми узких проулках правила тишина, отдаваясь недовольным эхом на каждый шаг незваного гостя.

Поначалу Караш заглядывал в каждый дом, благо все они были не заперты, но внутри не обнаруживалось ничего, кроме запустения, мертвенной тишины и обычного домашнего скарба. Если он хотел обзавестись оружием, то вряд ли следовало искать его в домах мирных жителей. Забросив бесплодные обыски после третьего дома, Караш побрёл дальше вдоль пустой улицы, надеясь встретить на пути заброшенную казарму или оружейную лавку.

Но оружие само нашло его.

Поднимаясь по узкой улочке, петляющей меж плотно построенных домов, Караш уловил впереди чьи-то резкие шаги. Звук всё приближался, и вскоре из-за поворота показался человек.

Мёртвый человек, если быть точнее.

Кожа незнакомца усохла, щёки впали, а с макушки сиротливо свисало несколько ещё не успевших выпасть волосинок. Остальное тело скрывал кожаный доспех с металлическими пластинами, но ничем не закрытой головы было достаточно, чтобы всё понять. Он был таким же, как Караш — мёртвым, но в то же время продолжающим жить.

Или не таким же, успел подумать игрок, когда мертвец, издав угрожающий — и в то же время полный отчаяния — стон, бросился на него, занося меч для удара.

Лезвие просвистело перед самым лицом. Караш отклонился назад ударил кулаком в ответ, попав врагу прямо в нос. Мертвец отшатнулся, красная полоса здоровья над его головой чуть укоротилась

Вы нанесли 6 ед. урона.

«Бежать или сражаться?»

Караш был безоружен и находился в невыгодном положении. В реальном мире у него не было бы и шанса против вооружённого мечника, но игра могла работать совсем по иным правилам. Пропущенный удар не убьёт его, а лишь убавит показатель хитпоинтов, а значит, можно попытать удачу и разменяться с мертвяком хотя бы парой ударов, сравнив наносимый урон. В случае опасности никогда не поздно передумать и сбежать.

Мертвец восстановил равновесие и снова пошёл в атаку. Караш ещё раз ударил кулаком, но не сумел увернуться от контратаки, и вражеский клинок пронзил ему плечо.

Зомби-воин нанёс вам 0 ед. урона.

«Ноль?»

Караш повёл раненным плечом. Боли не было, рука нормально двигалась. Похоже, она и правда не получила повреждений, хотя меч не выглядел тупым, а если и так, то должен был нанести хотя бы дробящий урон.

Но сейчас было не до раздумий. Караш продолжил странную дуэль, избивая неуклюжего мертвеца кулаками и получая в ответ всё такой же нулевой урон. Вражеский запас хитпоинтов медленно, но верно шёл на убыль. Вскоре Караш окончательно осмелел и перестал обращать внимание на вражеские атаки, позволяя себя кромсать и безбашенно атакуя в ответ.

Последняя крупица здоровья вылетела из вражеского тела цифрой «5» в системном логе, голова воина с хрустом откинулась назад, и он рухнул на землю, выронив меч и перестав подавать признаки жизни.

Зомби-воин убит.

Получено 16 ед. опыта.

Опыт: 16/50.

Ваш навык ближнего боя повысился до 1.

Ваш навык рукопашного боя повысился до 1.

Последние сомнения исчезли. Караш попал в самую что ни на есть игру — с загадочными руинами, монстрами и классической боевой механикой, базирующейся на числах урона, защиты и здоровья.

Игрок задумчиво склонился над убитым врагом. Всё же они были разными. Оба были нежитью, и в то же время сильно отличались друг от друга. Караш был в сознании и здравом рассудке, встреченный же им мертвец не контролировал себя, свою ярость и свой голод.

Голод...

Караш прислушался к своим ощущениям, попытался представить в уме какую-нибудь еду, вспомнил любимые блюда. И ничего не почувствовал. Организм не испытывал ни голода, ни жажды, ни даже потребности в дыхании. Оставалось надеяться, что так будет и дальше; что он не примкнёт к рядам обезумевшей нежити и не начнёт с голодным воем кидаться на каждого встречного.

Была и ещё одна странность — получаемый урон. Или, если быть точнее, НЕполучаемый. На протяжении всего боя каждая вражеская атака неизменно сопровождалась вылетающими «нулями», в то время как Караш стабильно сбивал кулаками по пять-шесть единиц здоровья.

Игрок внимательно осмотрел и ощупал своё тело. Вражеский меч рассёк ткань рубахи в нескольких местах, но не оставил на гнилой плоти и костях ни шрамов, ни ран, ни зарубок. Если не считать изрезанной одежды, то ничто не напоминало о схватке.

Ещё на пути к городу, изучая видимый интерфейс, Караш заметил одну несостыковку. Там, где находился индикатор здоровья, значилось:

Здоровье: 0/80.

Статус: мёртв.

В тот момент это не вызвало вопросов — в конце концов, он и правда был мёртв. Вот только у забитого кулаками солдата-нежити здоровье было на месте. Оно убывало с каждым полученным ударом, а когда красный индикатор полностью опустел, нежить умерла во второй раз, уже окончательно.

Подобрав с земли ржавый зазубренный меч, выпавший из руки мертвеца, Караш собрался с духом и рубанул себя по левому предплечью. Лезвие без труда рассекло ткань рубахи, но не нанесло никаких повреждений самой плоти, выбив из руки всё тот же «ноль».

Раса нежити была частым гостем в фэнтезийных мирах, но их мёртвое состояние нередко оказывалось всего лишь косметическим эффектом. Зомби, упыри, призраки и вурдалаки — все представители неживого племени имели ограниченный запас «здоровья» и при его обнулении умирали точно так же, как люди, орки, эльфы и прочие живые существа.

Таким образом, понятие смерти в играх имело два разных значения. Персонаж мог умереть по-настоящему — окончательно и бесповоротно, — а мог превратиться в так называемую нежить и продолжить свою «жизнь», несмотря на разлагающиеся ткани.

Лежащий на брусчатке мертвец относился ко второму типу. Его сущность давно изменилась, но настоящую смерть он встретил только сейчас, проиграв схватку с неуязвимым противником.

Но Караш не подчинялся устоявшимся правилам, и уже начинал догадываться, почему.

Каждый полученный удар отбирает хитпоинты персонажа, пока их показатель не упадёт до нуля. Но если здоровье уже и так равно нулю, то отнимать нечего, а значит, система просто не засчитает урон и не обратит внимания на странную личность, зачем-то избивающую мёртвое тело. В этом и крылся секрет его неуязвимости.

Караш относился к первому типу мертвецов. Он не стал нежитью, а умер по-настоящему. По крайней мере, так думала игра. Но по какой-то причине — быть может, из-за ошибки в коде — система забыла его «выключить», и теперь «уничтоженный» объект, вместо того чтобы лежать на земле безжизненной грудой костей, ходил по городу и уничтожал ходячих мертвецов, которых со своей точки зрения вполне мог называть «живыми».

Можно было долго размышлять на эту тему, но сейчас мёртвого игрока ждали более насущные дела. Решив остановиться на том, что он неуязвим, Караш внимательно осмотрел доспех мертвеца.

Кожаная пластинчатая кираса.

Тип брони: средняя, тело.

Качество: обычное.

Защита: 8.

Прочность:6/30.

Кожаные перчатки.

Тип брони: лёгкая, руки.

Качество: обычное.

Защита: 2.

Прочность: 4/20.

Кожаные сапоги.

Тип брони: лёгкая, ступни.

Качество: обычное.

Защита: 2.

Прочность: 7/20.

Подсказка: прочность экипировки определяет, сколь высокий урон она способна выдержать. Данный показатель постепенно снижается по мере использования и с течением времени. Предметы с низкой прочностью могут сломаться от сильного удара, после чего полностью исчезнут из игры. Внимательно следите за состоянием своей экипировки и не забывайте о своевременном ремонте!

Грубая кожа с пластинчатыми вставками почти не гнулась и сохраняла изначальную форму, скрывая габариты изрядно похудевшего владельца. Если не смотреть на полусгнившую голову, то лежавший на камнях воин вполне походил на обычного мужчину, в то время как рубаха и тонкие джинсы висели на Караше, словно на вешалке, выдавая в нём ожившего мертвеца.

Проще говоря, полный комплект такой брони мог надёжно скрыть его внешний вид от других игроков, если вдруг доведётся с ними пересечься.

Склонившись над телом, Караш долго возился с бесчисленными ремешками и застёжками, такими неудобными после привычных пуговиц и молний современной одежды. Наконец одержав победу над последними креплениями, он стянул с мертвеца уже не нужный тому доспех, после чего провозился ещё несколько минут, прилаживая броню поверх своей рубахи.

Закончив, он пошевелил перед собой пальцами рук и удовлетворённо кивнул: ничто не выдавало тонких костей, спрятанных под перчатками из плотной кожи. Оставалось найти, чем закрыть голову и ноги — к кирасе прилагались кожаные перчатки и сапоги, шлема у мертвеца при себе не оказалось, а от простецких холщовых штанов проку было не больше, чем от изрезанных джинс.

Ещё немного порывшись в интерфейсе, игрок нашёл трёхмерную модель своего аватара. Как и ожидалось, разложению подверглись все без исключения части тела, и из висевшей перед лицом голографической панели на него смотрел двумя пустыми глазницами облезлый череп.

Не убирая меч в ножны, игрок продолжил поиски. В голову сами собой полезли мысли о людях, оставленных на лугу. Не то чтобы Караш жаждал компании — он и в прежней жизни почти ни с кем не общался, но те люди были простыми гражданскими — невооружёнными, не обученными сражаться и, самое главное, смертными. Если оставить их на произвол судьбы, то очень многие рискуют не прожить в этой реальности и одного дня.

В прежнем мире Караш не нашёл своего места, но здесь он ещё мог пригодиться. Вот только он не сможет показываться на глаза, пока не придумает, чем закрыть своё жуткое лицо.

.
Информация и главы
Обложка книги Статус: мёртв

Статус: мёртв

Александр Виланов
Глав: 26 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности