Выберите полку

Читать онлайн
"Закон Войны. Путь"

Автор: Теил Вида
Глава 1

Лишь шаг вперед и два назад,

И путь ведет из ада в ад,

И глупо вновь судьбу винить,

За то, что жизнь не изменить.

Глава 1

Генерал Энтони Грон внимательно изучал лежащий перед ним совместный рапорт майора Эрика Майло́ва и капитана Олин Таил, и рапорт их штатного снайпера. Генерал вздохнул и отодвинул от себя документы. В дверь постучали.

- Входите! - пригласил Энтони.

- Генерал, - в кабинет вошли Олин и Эрик и, отдав честь, приложив правую руку к груди и резко опустив ее вниз, остановились напротив его стола. - Вызывали?

Майор догадывался, о чем хочет поговорить Энтони.

- Да. Эрик, когда все это закончится? – генерал устало посмотрел на офицеров. - За последние полгода, в твоей группе сменилось три снайпера и вы опять чем-то не довольны.

- А чем здесь можно остаться довольным? Я дал ему приказ: обезвредить вражеского капитана, но при этом оставить его в живых, а он засадил ему пулю в голову! Он либо не видит, либо не слышит.

- Капитан, а ты что думаешь? - обратился Энтони к Олин.

- Что тут думать? В последний раз, мы из-за него чуть задание не завалили: пока Стиг целился, часовые успели нас засечь и поднять тревогу. Ромсу всегда хватало нескольких секунд, чтобы снять троих, а этот - натуральный тормоз.

- Вот в этом и заключается вся ваша проблема - вы всех сравниваете с Ромсом, - Энтони окинул взглядом офицеров. - Конечно, он был прирожденным снайпером, но что ж тут поделать…

- Прислать нам кого-нибудь с головой, а ни вакуумным насосом вместо нее, - предложила Олин.

- Его направил Те́лиан, - напомнил Энтони.

- Вот пусть он с ним и ходит на задания.

- Вы не выносимы! - генерал вздохнул. - Кстати, рядовой Стиг, тоже подал рапорт: он просит о переводе, потому, что не может служить в вашей группе, из-за постоянных придирок и личной неприязни офицеров. Что вы на это скажите?

- Ну, так переведите его, и пусть катится... - Эрик передернул плечами.

- Если я отправлю еще один запрос на снайпера, для вашей группы, у Центрального Штаба могут возникнуть вопросы. А что капитан Стрелин? Его подписи нет под рапортом.

- Его высказывания нельзя заносить в рапорт, - пояснил Эрик. - Алик сказал, что, если потребуется, он выскажет свое мнение лично.

- Все с вами ясно. Что ж, я переведу Стига, но это - в последний раз. С тем, кого пришлют ему на замену, вам придется как-то срабатываться, и меня не волнует, как вам это удастся. Хватит уже – любому терпению приходит конец. Можете идти.

Офицеры отсалютовали и вышли. Энтони тяжело вздохнул. С того момента, как группа 4-Х потеряла снайпера и большую часть своей команды, прошло уже полгода по стандартному времени, а Эрик и Олин все не могут с этим смириться, впрочем, как и остальные выжившие. Капитан Алик Стрелин при обороне Амерона лишился всей своей команды: в здание, где они укрылись, попал разряд плазмы, и, в силу обстоятельств, его решили направить в группу Эрика Майлова. Он довольно легко смирился с тем, что ему не дали собственную команду, к тому же, направление в группу 4-Х, никак нельзя считать понижением. Энтони знал, что могут возникнуть трудности, но не думал, что все так затянется. Они хорошо приняли пополнение, вот только со снайпером как-то не ладилось.

После событий на Э́вруме, своенравный характер офицеров его спецгруппы проявился во всей красе: они стали еще упрямей, еще придирчивей, еще агрессивней к врагу, в общении с командованием стали чаще проскакивать хамские нотки, особенно сильно это проявлялось в отношении к генералу Разведуправления Но́тэлу Телиану. Естественно, те события не могли не оставить след в душе, даже Энтони, помнящий гибель Корэллы, не мог спокойно вспоминать эту оборону, что уже говорить про Эрика и всех остальных. Им пришлось долго добираться до центральной планеты, и Энтони полагал, что, скорее всего, события, которые предшествовали нападению на Эврум, отразились на них гораздо сильнее, чем сама битва. Но всему есть придел, и, по мнению генерала, он уже наступил.

Эрик резко проснулся среди ночи и сел на кровати. Рядом, спокойно спала Олин. Ее темно-каштановые волосы разметались по подушке, одеяло сползло в сторону и открыло ее стройную фигуру. Он протер лицо руками. Вот уже несколько ночей подряд, ему не давал покоя один и тот же сон: зловещий, тревожный, будоражащий кровь, но исчезающий из памяти сразу после пробуждения и оставляющий ноющее ощущение чего-то давно забытого и неприятного. Эрик лег на спину и закрыл глаза. Все попытки вспомнить что ему снится, заканчивались головной болью. В памяти оставались неясные образы и места, которые он раньше не видел. Майор полагал, что этот сон как-то связан с его прошлым, с тем, что было до того, как он очнулся в медотсеке одной из орбитальных станций, с памятью, чистой, как атмосфера на незаселенной планете. Врачи утверждали, что ему повезло, раз вообще остался жив.

Исходя из документов, Эрик тогда проходил подготовку, вместе с Аликом Стрелиным и они оказались в самой гуще заварушки на Пите́рии. Как им удалось выжить – никто не понимал, да и узнать не предоставлялось возможности: памяти лишились оба.

Эрик не рассказывал Олин о своих снах, не желая ее тревожить. Сейчас их жизнь вошла в привычное русло, но почему-то майору казалось, что это ненадолго, что скоро все закрутится с новой силой. Он попытался вновь уснуть. Предстоял нелегкий день: его вызывали на Эврум, а это сулило новым заданием, причем – не самым приятным. Сон не приходил и майор беспокойно ворочался на кровати.

- Эрик, может, хватит уже! - проворчала Олин, отбрасывая одеяло совсем и садясь. - Что с тобой происходит? Ты не спишь уже третью ночь.

- Ничего, - он встал с кровати и начал одеваться. За окном уже светало. - Ты же в курсе всех дел.

- Я не о делах, я о тебе. Ты третью ночь не даешь мне спать своим дерганьем.

- Ну, так ночуй у себя, кто тебе не дает! - Эрик застегнул китель и сел на край кровати.

- Нечего на меня скалиться! - Олин потянулась за формой. - Я не виновата, что тебя бессонница задолбала.

- Не виновата, - согласился Эрик. - Не злись. Давай поговорим после. Мне через час вылетать. Алик взял на сегодня выходной, после обеда должен прибыть новый снайпер, оформишь его. Дила я, на всякий случай, возьму с собой, вдруг это опять насчет информации.

- Думаешь, у них там своих спецов не хватает?

- Хрен его знает.

Олин радовалась, что сегодня ей не нужно вместе с Эриком тащиться на Эврум. Она не любила визиты в Разведуправление и Центральный Штаб. Тем более, им поспешили направить нового снайпера на замену Стигу с которым, к слову сказать, не сработались не только она с Эриком, но и вся команда, а это могло означать, что следует ожидать новое задание.

До обеда, капитан занималась бумажной работой: проверяла наличие снаряжения, просматривала рапорты с последнего задания. В одном из них, сержант Дил О́ун совсем не лестно отозвался об их бывшем снайпере, и капитан подумала, что нужно надавать ему по мозгам: официальный документ, в конце концов, а он такое себе позволяет, совсем распоясался. После, она убедилась, что А́лергу Хо́рмину заменили “скелет”, который он повредил из-за оплошности Стига и вернулась в штаб. У двери кабинета ее ждала девушка с сопроводительными документами в форме десантных сил МВК. Олин окинула визитёра беглым взглядом и ей показалось, что они уже где-то встречались: короткие светлые волосы, зеленовато-серые глаза с застывшей легкой усмешкой - все это казалось капитану знакомым, но она никак не могла вспомнить, где виделась раньше с этой девушкой.

- Очевидно, ты наш новый снайпер, - произнесла Олин, открывая дверь.

- Так точно, капитан! - девушка отдала честь.

- Пошли, - пригласила Олин, входя в кабинет. - Документы, - она села за стол.

Девушка протянула ей бумаги. Капитан, быстро просмотрела их и не смогла скрыть удивления. Теперь ей стало понятно, почему лицо нового снайпера показалось знакомым.

- Садись, - Сели́на Ло́урен придвинула стул и воспользовалась разрешением. - Почему перевели с прежнего места?

- Там написано, - Селина кивнула на документы.

- То, что написано здесь, не всегда является истинной причиной. Так почему?

- Приказ из Центрального Штаба.

- Ты знаешь, чем именно занимается наша группа?

- В общих чертах.

- Ладно, получишь снаряжение, расположишься, потом я введу тебя в курс дела, - Олин набрала на коммуникаторе номер старшины А́ири Ри́гласа. - Аири, зайди ко мне, - попросила она. - Сейчас подойдет старшина, он тебя проводит.

- Капитан, - Селина поднялась. - Могу я у вас кое-что спросить?

- Спрашивай, - Олин догадывалась, что за вопросы мучают Селину.

- Чуть больше полугода назад, здесь погиб мой брат Атикс Лоурен. Я хотела бы узнать, как это произошло. Отец утверждает, что это случилось по вашей вине, но я ему не верю.

- Зря. На этот раз он прав - Атикс действительно погиб из-за меня.

- Но как? - в глазах девушки читалось недоверие. - Я много слышала о вашей группе - вы не могли допустить ошибки…

- Все ошибаются, - Олин, нервно переложила бумаги с места на место. - Атикс заметил снайпера и успел закрыть того, кто был его целью...

- Это вы? - Олин ничего не ответила. - Поэтому, вы вините себя в его смерти? Но ведь никто не заставлял его это делать, он сам…

- Капитан, вызывали? - в кабинет вошел Аири и отсалютовал.

- Да. Вот документы, проводишь нашего нового снайпера и выдашь снаряжение. Селина, подожди пару минут за дверью, - обратилась Олин к снайперу.

Она отдала честь и вышла.

- Что-то случилось? - поинтересовался старшина, заметив мрачное выражение на лице капитана.

- Аири, проследи, чтобы никто ничего не выкинул, типа того, что вы любите проделывать с новичками, - медленно проговорила Олин.

- Ты о чем? - старшина присел на стул.

- Не прикидывайся. Ты же знаешь, я всегда прикрывала глаза на ваши шуточки, да и Эрик с Аликом тоже, но в этот раз – не стоит.

- Почему?

- Во-первых – Грон нас укокошит, если мы не сможем с ней сработаться, он вчера прямо об этом сказал. А во-вторых – Селина сестра Атикса.

- Ладно, - Аири поднялся. - Я постараюсь проследить, но, сама понимаешь, я же не могу усмотреть за каждым.

- Предупреди Дила, когда вернется, иначе он точно что-нибудь отколет. Да и не нравится мне все это, тем более, если соединить вызов Эрика на Эврум и появление здесь Селины. Что-то намечается.

- Я все понял. Мне можно идти?

- Подожди. Аири, мы так давно не общались нормально, устроишь Селину, подходи в бар, посидим, - предложила капитан.

- Олин, я бы с радостью, но нужно навигационные карты на челноке обновить, - отказался старшина. - Давай потом.

- Ну ладно, можешь идти.

Аири вышел. С капитаном он познакомился еще в подготовительном центре. Он поступил в центр примерно на полгода позже Олин и встречался с ее соседкой по комнате и подругой Тилой Хайс, Атикс Лоурен тоже проходил подготовку вместе с ними. После они служили в команде капитана Нилиона Харистита, который изначально был куратором в группе Олин и Атикса. Все вместе они прослужили год, а потом все перевернулось: ловушка на Альвриме, где погибли Тила и Нилион, расформирование, его с Олин направили в группу 4-Х, Атикса на Марс. В тот злополучный день он оказался на Гристоне по случайности, из-за своего отца, а вернее – его темных делишек. Аири не хотелось вспоминать о тех событиях. Слишком глубокий след они оставили в душе, слишком многие из-за них погибли, и еще не улеглась щемящая тоска от потери друзей.

Старшина выдал Селине “скелет”, оружие и проводил в расположение. Он уже собирался уходить, когда девушка обратилась к нему:

- Старшина, я слышала, что снайперы не задерживаются в вашей команде долго и за последние полгода я – уже четвертый.

- Это Стиг тебя проинформировал? Если бы он винтовкой владел так же, как языком... Располагайся, капитан тебя вызовет, когда понадобится. Как расположишься, можешь на челнок подняться, ознакомиться.

Аири оставил Селину одну и направился к челноку.

Эрик вернулся на базу уже в сумерках, но не смотря на это застал Олин в кабинете.

- Снайпер прибыл? - поинтересовался он, войдя.

- Прибыл, - Олин оторвалась от изучения личного дела Селины.

- И как он?

- Она, - уточнила капитан. - Селина Лоурен – сестра Атикса.

- Шутишь?

- Какие шутки. Интересно, что Телиан хотел сказать таким назначением.

- В каком смысле? - Эрик подозрительно посмотрел на Олин.

- В смысле ее отца. Мне до сих пор не дает покоя мысль, зачем торианам сдался какой-то промышленник.

- Думаешь, ему что-то известно? Ты на него поднимала досье?

- Нет, но стоило бы. Кстати, зачем тебя вызывали в штаб? - Олин перевела разговор на другую тему.

- Все за тем же, - Эрику показалось, что капитан чего-то недоговаривает. - У них возникли кое-какие проблемы и похоже, наши “скелеты” еще долго останутся единственными в своем роде. В сплав входит компонент, которого нет ни на одной доступной планете. Телиан предполагает, что его можно найти на планете Темга́тов.

- И что, они хотят, что бы мы гонялись за Темгатами? Да их лет двести никто не видел, может и от планеты уже ничего не осталось.

- Пока, ни за кем гоняться не придется, но как только управление соберет все сведения в одну кучу, тогда уж, не отвертеться.

- Они хоть представляют, какая защита может стоять у планеты, даже если их самих давно нет?

- Представляют, поэтому мы и должны готовиться. Телиан уверен, что мы сможем пройти.

- На каком основании? У нас нет никакой информации, никаких кодов...

- Он считает по другому, и переубедить генерала мне не удалось. Телиан завернул что-то о каких-то проектах, над которыми работали твои родители, в частности, мать, что, якобы, благодаря этому мы сможем найти Темгатов.

- Бред какой-то. Причем здесь моя мать? – капитан закинула ногу на ногу.

- А ты много о ней знаешь?

Капитан ничего не ответила. О своей матери она знала еще меньше, чем об отце. Все сведения сводились к тому, что она погибла при нападении на Корэллу, хотя, и о Ко́инте Таиле известно не многим больше. В обществе, где военные стали своеобразной элитой, капитану МВК не составляет труда найти сведения о своих предках - все они должны иметь непосредственное отношение к армии, но, неожиданно для себя, Олин столкнулась с трудностями. Вся доступная информация сводилась к ее отцу и то ее было ничтожно мало: когда поступил на службу, присвоенные звания и награды, перечень особо значимых операций и дата смерти - это единственное, что она смогла найти. Не было даже даты и места рождения, никаких сведений о родственниках, складывалось впечатление, что он появился из ниоткуда.

Эрик о своей семье не знал вообще ничего. Память у него так и не восстановилась, и никакой информации о себе он не смог обнаружить. Ему это объяснили тем, что вся она оказалась уничтожена в результате того злополучного нападения на Питерию, но майору верилось в это с трудом. А еще, его настораживало то, что в своей команде не он один страдал полной амнезией – те же проблемы у Алика Стрелина, Дила Оуна, а как оказалось после и Алерга Хормина - контрабандиста, попавшего к ним волей случая и оставшегося в команде.

- Что за проект, он не объяснил? - нарушила Олин повисшую тишину.

- Да, А́крик его знает. Все те же поиски технологий и потомков Темгатов. Телиан сказал, что они ближе чем, кажется, стоит только немного подумать. Ты не знаешь, о чем он? - Олин отрицательно покачала головой. - С этим разберемся после. Сейчас есть дела поважнее: через три дня к нам прибывает главнокомандующий.

- Ему-то чего не сидится на месте!

- Понятия не имею. Нам выпала честь встретить его в космопорту, а потом, в числе личной охраны, сопровождать на ключевые объекты.

- А у него что, напряг с кадрами? - Олин убрала документы в сейф. - Мы то, с какого переполоха должны этим заниматься?

- Мне откуда знать? Завтра, с Эврума придет приказ. Нужно провести инструктаж со снайпером, и посмотреть что она может не мешало бы, а то выйдет как в прошлый раз, - Эрик встал.- Долго ты еще собираешься тут сидеть? Нужно на челнок сходить, а то Дил отправился системы проверять, вместе с Алергом. Когда я его в прошлый раз оставил без присмотра, он флотский эфир засорил. Через коммуникатор Барнона.

- Ну, пошли. Заодно в офицерской документацию проверим, - Олин закрыла сейф, и они вышли из кабинета.

На Гри́стоне стояла ранняя весна. Воздух был уже довольно теплый, с океана дул влажный ветер. Сейчас Эрику хотелось рвануть куда-нибудь на побережье, и хоть на пару дней забыть о Темгатах с их технологиями, торианах жаждущих добраться до них и Разведуправлении, проевшем все мозги. Он уже не помнил, когда они с Олин в последний раз нормально отдыхали. Обычно, все их попытки выбраться куда-нибудь, заканчивались “ необходимостью срочно прибыть на базу, в связи с возникновением нестандартной ситуацией”. Похоже, в ближайшее время, им такое удовольствие, как полноценный отдых, не светит.

Дил действительно занимался проверкой компьютерной системы челнока, Аири обновлял навигационную систему. Алерг стоял, облокотившись о кресло пилота, и рассказывал очередную историю из жизни контрабандистов. Офицеры не стали нарушать идиллию и прошли в офицерскую.

Майор только успел раскрыть бортовой журнал, как из общей каюты раздался визг, казалось сотрясший переборки. Эрик с Олин переглянулись и выскочили из офицерской. Зайдя в общую, они обнаружили Селину, взобравшуюся на сиденье с ногами и вжавшуюся в переборку. Аири пытался уговорить ее слезть, но девушка лишь упрямо трясла головой. Дил и Алерг давились смехом.

- Какого Акрика тут происходит? – Эрик окинул всех требовательным взглядом.

- Там… - Селина указала в угол снайперской винтовкой. - Зверь какой-то…

- Вы что, не предупредили? – майор подошел к углу, в который указывала снайпер.

- Извините, командир, - Дил хихикнул. - Забыли.

- Риглас, ладно эти, ну а ты куда смотрел? – набросилась Олин на старшину. - Тем более, я тебя просила!

- Капитан, я тоже не могу за всем уследить, - Аири нервно сжал пальцы. - Я навигацию проверял, когда шум услышал…

- Все с вами ясно, - Олин махнула рукой и повернулась к Селине. - Ты хоть пальнуть не успела?

- Нет, - снайпер закинула винтовку за плечо, и бросила осторожный взгляд на Эрика, извлекшего из угла лилового зверька. - А этот зверь, он ваш?

- Наш, - подтвердил майор. - Его Наром зовут. Давай, слазь уже, он ручной.

Селина несмело спустилась с сиденья.

- Можешь погладить, Нар не кусается, - разрешила Олин.

- Спасибо, капитан, но я воздержусь, - девушка с подозрением смотрела на зверька.

- Как хочешь, - Олин забрала Нара у Эрика. - Только привыкнуть к нему все равно придется. И больше не визжи, а то еще кто из командования услышит, проблем не оберемся. Пойду, в офицерскую его отнесу.

Капитан вышла, Эрик одарил солдат неодобрительным взглядом и направился за ней. Чувствует его нутро, подготовка к визиту главнокомандующего будет веселой.

Глава 2

Рано утром, Эрик построил свою команду на плацу для проверки снаряжения перед предстоящим спецзаданием. Энтони уже успел предупредить майора: если что-то пойдет не так, как надо, то он не посмотрит на все их заслуги и отправит выкуривать банды отщепенцев с астероидов.

- А вы не боитесь, что тогда не останется ни отщепенцев, ни астероидов? - попытался пошутить Эрик.

- Ты, майор, зубы не суши, - Энтони пребывал не в самом лучшем настроении. - Я не знаю, какая нелегкая вынесла нашего главнокомандующего из его “Цистерны”, но, время подышать воздухом, он выбрал не совсем подходящее. Думаю, ты понимаешь, о чем идет речь.

Эрик понимал. Ториане притаились, а это не предвещает ничего хорошего, да к тому же, “сливщика”, до сих пор, так и не вычислили, а в том, что он есть, сомневаться не приходится.

И теперь, майор стоял перед строем и придирчиво осматривал своих солдат. По обеим сторонам от него, стояли Олин и Алик. Алик вернулся на базу уже глубокой ночью, если ни сказать под утро, и теперь упорно старался подавить зевки.

- Так, - произнес Эрик, - Дил, проверишь компьютерную систему на всех “скелетах”, Алерг, займись оружием. Все должно быть в идеальном состоянии – не приведи Космические Силы, что-то заклинит в неподходящий момент. Всем заняться чисткой снаряжения. Чтоб блестело...

- Как лысина полковника О́рсена! - донесся из строя чей-то смешок.

- Я смотрю, тебе весело, - Эрик остановился взглядом на рядовом У́рене Лорме, не обращая внимания на давящихся смехом солдат. С Алика мигом сорвало весь сон, и он ели сдерживался. - Все скинете этому весельчаку холодное оружие, и он будет его чистить, пока оно ни заблестит, как лысина полковника Орсена, - распорядился Эрик. Сзади кто-то тактично откашлялся, и он обернулся.

- Зайдите ко мне в кабинет, когда закончите здесь, майор, - попросил полковник Лейг Орсен и, развернувшись, спокойно пошел к штабу.

- Всем выполнять приказ, - Эрик одарил Лорма недобрым взглядом. - Рядовой Лоурен, пройди с капитаном Таил для инструктажа.

Майор отправился вслед за полковником, а Алик, не в силах больше сдерживаться, взорвался смехом. Олин тоже не выдержала, а вслед за ней, рассмеялись и все остальные, но к счастью, Эрик этого уже не слышал. Когда все успокоились, Олин обратилась к Селине:

- Сдашь снаряжение на проверку, и подходи ко мне в кабинет. Алик, проследишь?

Капитан утвердительно кивнул. Он никак не мог успокоиться и на глазах уже блестели слезы.

Майор сидел в кресле и следил за тем, как Лорм драит мечи для всей команды. Он заставил его заниматься этим в своем кабинете, чтобы ни у кого не возникло желания помочь. По вине Лорма, Эрику пришлось выдержать довольно неприятную процедуру полоскания мозгов, хотя, для кого она оказалась более неприятной; для него самого, или Орсена – вопрос спорный.

Майор слышал, что полковник отличается умением толкать долгие, занудные речи, но выслушивать их раньше, ему не приходилось: приказы он получал непосредственно от Энтони, перед ним же и отчитывался, а с Орсеном сталкивался, в основном, на официальных совещаниях. Когда Эрик зашел в кабинет, полковник уже успел усесться в кресло и поставить перед собой кружку с ирлесом, приготовившись к долгому нравоучению.

- Майор, я, конечно, понимаю, что вы не находитесь в моем непосредственном подчинении и имеете неоспоримые заслуги и привилегии, которые никто не собирается ставить под сомнение, но вам ни кажется, что непозволительно высказываться подобным образом о старшем по званию, тем более, в присутствии рядового состава? - произнес он, когда Эрик закрыл за собой дверь. - Какая дисциплина может быть в вашей группе, когда вы – командир, офицер, позволяете себе такие вольности?

- Полковник, я ни в коем случае не хотел высмеять вас. Просто, глядя на вашу голову, подобное сравнение возникает само собой, - отчеканил в ответ Эрик.

- Что?! - от такого объяснения, у Орсена ирлес стал поперек горла. - Вы, майор, наверное, перетрудились и перестали различать, кто перед вами находится. Я старше по званию, по боевому опыту, а вы разговариваете со мной, как Акрик знает с кем! Вас ни коем образом не касается моя голова!

- Совершенно верно, - согласился Эрик. - Ваша голова меня не касается, и то, что на ней творится – тоже.

Орсен, некоторое время, ошалело смотрел на Эрика. Казалось, до него никак не может дойти: то ли этот майор издевается, то ли действительно не соображает, что несет. Но если последнее совершенно не вязалось с тем, что говорили о нем и его группе, то первое – вполне соответствовало личному делу и словам генерала Телиана.

- Я вижу, с вами бесполезно разговаривать, - наконец выдавил из себя полковник. - Идите, и я надеюсь, что подобное больше не повторится.

Эрик отдал честь и вышел. Он не сомневался, что Орсен доложит генералу об этом инциденте. Но не мог же майор сказать, что просто повторил слова своего солдата – вышло бы только хуже. Эрик усмехнулся. Полковник получил удовольствия от этой беседы еще меньше, чем он. Видно, раньше, он имел дело, в основном, со штабными и до него никак не могло дойти, что здесь нужна совершенно другая тактика – десантники понимают только тот язык, на котором говорят сами, а его попытки донести что-то в нравоучительной манере, вызывают не меньше насмешек, чем лысая голова. Призывно запищал коммуникатор.

- Майор Майлов на связи, - ответил Эрик.

- Майор, зайди ко мне, - услышал он голос Энтони, по которому невозможно понять, злится он или нет.

- Продолжай, я скоро вернусь, - бросил Эрик Лорму, поднимаясь. - И только посмей схалтурить.

Он вышел. Олин проверяла на полигоне снайперские навыки Селины, Алик контролировал подготовку снаряжения. Эрик не понимал, что сегодня произошло с его командой, но настрой солдат, никак нельзя назвать серьезным, и он успел от них заразиться. Очевидно, сказывалось нервное напряжение и щемящее предчувствие чего-то нехорошего, которое хотелось сбросить всеми доступными способами. Майлов постучал в дверь генерала, и, не дожидаясь разрешения, вошел. Энтони стоял у окна, спиной к двери.

- Что-то случилось, генерал?

- А сам-то как думаешь? - Энтони не обернулся. - Сегодняшний инцидент больше присущ курсанту первогодке, чем офицеру спецгруппы. У вас что, вашу мать, мозги поплавились?! - он резко повернулся и в упор посмотрел на Эрика. - Или ты не мог помолчать, для разнообразия, кто тебя вечно за язык дергает?

- Да я, возможно бы, и промолчал, но полковник, вместо того, что б выразить свое недовольство так, как это делают все, завел нравоучения о том, как подобает вести себя офицеру.

Энтони вздохнул. Он считал, что полковник Лейг Орсен слишком правильный, а на некоторые вещи, иногда, нужно закрывать глаза, или, по крайней мере, смотреть сквозь пальцы. Орсен делать этого не умел. Либо, отвык. Особое недовольство у солдат, вызывала его поучительная манера общения. Да и то, что он пришел жаловаться на майора, выставило его не в лучшем свете. Другой бы на его месте промолчал, не желая выставлять напоказ то, что он не смог справиться с младшим по званию, а этот...

Когда полковник рассказывал о случившемся, Энтони ели сдерживался, что бы ни рассмеяться ему в лицо, и с начала, у него мелькнула мысль попросту проигнорировать это происшествие. Что он мог сделать: требовать от Эрика извинений за высказывание, которое ходит по базе уже полгода – глупо и бесполезно. Не станет боевой офицер извиняться перед штабным. Сам Энтони не стал бы, а о Эрике и говорить нечего. Не смог полковник поставить его на место и теперь, ничего с этим поделать уже нельзя.

С другой стороны, Орсена прислал Телиан, и с ним нужно быть аккуратней. Конечно, в Центральном Штабе не станут поднимать шум из-за такой ерунды, да и портить отношения с майором, для управления выйдет себе дороже, но проблем не хотелось. И Эрику лишний раз напомнить об осторожности не помешает.

- Ну, завел он их, и что теперь? - генерал медленно подошел к своему креслу, но не сел. - Выслушал и ушел, убыло бы с тебя? Да и далась вам всем его лысая черепушка!

- Сто лет бы она мне не снилась, - вздохнул майор. - И откуда он там только нарисовался в такую рань...

- А ты словами бросайся поаккуратней. Забыл, с чем дело имеешь? Чем любая оплошность обернуться может?

- Забудешь тут…

- Вот и не надо, и своим передай: пусть от Орсена держатся подальше. Отдали честь и прошли мимо. Одним космическим демонам известно, что в его лысой башке творится. Все понял?

- Так точно.

- Что с подготовкой к встречи?

- Идет потихоньку. Чистим оружие, проверяем броню, готовим снайпера. Кстати, генерал, почему именно Селина Лоурен?

- А я откуда знаю? Сами напросились – все вам что-то не так было. А может и нет в её назначении никакого особого смысла. Просто совпало. Ладно, можешь идти.

Эрик отдал честь и вышел. В штабе царила необыкновенная тишина. Энтони оставил на базе группы необходимые для охраны, а остальных отправил на учения: ”Чтобы ни теряли навыка, во время передышки”. Он и сам с удовольствием разогнал бы кровь по венам, но визит главнокомандующего, нарушил его планы. Теперь нужно следить за подготовкой.

С группой 4-Х, в последнее время, творилось что-то не то. Возможно, ребята просто засиделись: нормальных заданий нет уже около месяца, а те, что поступали – одна таскотня. Последнее же, из-за ошибки снайпера, взвинтило нервы до предела и поставило точку на его службе в спецгруппе Майлова. Было у Энтони и еще одно объяснение возросшей непредсказуемости Эрика, Олин и некоторых других членов их команды, но генерал не хотел, чтобы оно подтвердилось.

Энтони тяжело вздохнул. Ему нет еще и пятидесяти, но он уже почти полностью поседел. В его светло-карих глазах навсегда затаилась какая-то озабоченность и скрытая печаль, будто на его плечах лежит тяжкий груз, который генерал совсем не хочет нести, но выбора у него не осталось. Энтони до сих пор мог в любой момент надеть боевой «скелет» и отправится на задание с какой-нибудь из групп. Все нарекания Центрального Штаба, никак на него не действовали. Казалось, что в тайне, генерал надеется однажды не вернуться. Но он возвращается. Каждый раз. Смерть с завидным упрямством обходит его стороной.

Селина отстреляла три мишени из винтовки ” Тайвер - С1”, причем, сделала это весьма неплохо, если учесть небольшой опыт и то, что раньше с подобным оружием ей приходилось сталкиваться только на тренировках в подготовительном центре. Времени для пристреливания имелось маловато, но могло случиться так, что его не оказалось бы совсем. Олин критично осмотрела мишень. На стрельбище находились только они.

- Сойдет, - капитан убрала бинокль. - Все равно послезавтра тебе вряд ли придется применять свои навыки, хотя, лучше подстраховаться.

- Винтовка отличная, - Селина закинула оружие за плечо. - С такой легче попасть, чем промахнуться.

Снайперская винтовка «Тайвер-С-1», действительно, считалась одной из лучших. Дальность выстрела составляла 2,27 километра, бронебойные безгильзовые патроны калибра 8,45 миллиметров, пробивали броню "скелета", при массе всего 5,5 килограмм и длине 75 сантиметров, винтовка имела титановый корпус и оснащалась новейшим снайперским прицелом HH-SV.

- Не факт, - капитан посмотрела в небо, которое начали затягивать тучи. - Твой предшественник умудрился, причем, два раза. Чуть к звезде нас ни отправил – притырок космоса.

- А его предшественник?

- Винтовку на базе забыл. Прилетели на место, высадились, откуда-то нарисовался торианский сержант, его бы снять по-быстрому, а как оказывается – не из чего. Благо, нашли где затаиться и переждать пока он скроется. Шум поднимать никак нельзя было. А тот, что до него, сам ушел – не понравилась ему наша специфика.

- Не везло вам в последнее время.

- Это точно. Вот Ромс, был реальным снайпером, но, как говорит наш генерал, что ж поделать... Ладно, пошли. Сейчас дождь начнется, а нам еще до броневика топать.

Олин направилась через полигон, напрямую к дороге. “Скелеты” они оставили для проверки. Мокнуть совсем не хотелось и поэтому, нужно побыстрее добраться до машины, оставленной на краю полигона. Селина больше не спрашивала о своем брате, и капитана это радовало. Олин не хотелось вспоминать о тех событиях, а особенно об отце Атикса, с которым у нее состоялся довольно неприятный разговор после гибели старшины. С тех пор она ничего не слышала про Аргина Лоурена, да, честно говоря, и слышать не хотела.

Они дошли до броневика когда уже начал моросить мелкий, не по-весеннему холодный дождь. Олин села на водительское место, но заводить машину не спешила. Дождь постепенно перерос в ливень. Капли глухо стучали по кузову и это напомнило капитану Сторлан, и то, как они сидели в тесной офицерской каюте, готовясь штурмовать торианскую базу, даже не надеясь на удачу. Если бы они тогда знали, что самое худшее их ждет не на вражеской территории, а на своей центральной планете…

Воспоминания тяжким грузом легли на плечи. Больше всего, душу бередили нелепые смерти Майкола Пирсона и Лоя Ромса. Без вездесущего механика и неуклюжего снайпера, который, кроме мастерского владения винтовкой, умел влипать в истории, опустела не только их команда, но казалось и вся база. Конечно, Олин не сказала Селине, что к уходу двух первых снайперов причастен Дил Оун. Ромс был его другом, и он никак не хотел мириться с тем, что его место кто-то займет. Доказать это не возможно, да никому и не нужно...

- Капитан, с вами все в порядке? - окликнула Лоурен Олин.

- Да, - Олин завела двигатель. - Нужно возвращаться.

Селина бросила на капитана осторожный взгляд. Она слышала, что такое иногда бывает с бывалыми воинами, прошедшими через тяжелые битвы: какая-нибудь, с виду ничего не значащая мелочь, может вытолкнуть то, что старательно загонялось в самые дальние уголки памяти и вогнать в ступор. Олин старше Селины всего на пару лет, но это небольшое различие в возрасте, в военное время, значит очень много. В черных глазах молодого капитана застыло что-то такое, что Селине, пока, не понять.

Снайпер старалась не смотреть ей в глаза. Взгляд капитана проникал в самую душу и казалось, от него не скрыться. Говорили, что она очень похожа на своего отца. Не только внешне, но и характером. Но те немногие, кто знал ее мать, были уверенны, что это не так, и характер Олин достался именно от нее. Упрямая, не умеющая отступать, добивающаяся своего любой ценой. Коинт же предпочитал действовать скрыто. Но больше всего, поражало, как точно Олин переняла манеры и чутье своего отца, хотя, им даже увидеться не довелось.

Сейчас Олин нутром чуяла – что-то не так. Казалось, сам воздух пропитан напряженностью. В команде ощущалась настороженность, которую все старались скрыть за глупыми шутками и нелепыми выходками, а в глазах стояла тревога. У всех. Начиная с Эрика и заканчивая невосприимчивым Лормом. Корэанцы стали нервными и раздражительными, небариане – угрюмыми и молчаливыми. Спецгруппа стала похожа на зверя, принюхивающегося к воздуху, в ожидании грозы. Исходя из собственных ощущений, Олин могла сказать с уверенностью – скоро эта гроза грянет.

Космопорт взяли в оцепление с самого утра. Эрик, со своей группой, прибыл туда вместе с генералом. Не смотря на тщательные приготовления и бдительный присмотр офицеров, без казусов не обошлось. Олин проводила построение, чтобы еще раз проверить внешний вид солдат. Все уже облачились в “скелеты”, но шлем не закрывали и перчатки не надевали. Олин прошлась перед строем. С виду, все казалось в порядке.

- Закрыть шлемы, надеть перчатки, - приказала капитан.

Солдаты исполнили приказ. Капитан придирчиво осмотрела десантников. Наметанный глаз сразу же заметил, что Селина как-то странно подергивает левой рукой.

- Какие-то проблемы, Лоурен? – Олин остановилась перед снайпером.

- Никак нет, капитан! – отрапортовала Селина.

- Убрать шлемы, снять перчатки.

Селине ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться. Ее левая рука чуть припухла и покрылась красной сыпью.

- Что с рукой?

- Не знаю, капитан.

- До того, как ты надела перчатки, этого не было. Или я ошибаюсь? - Селина молчала.- Джи́лис, осмотри и обработай, - отдала распоряжение Олин, их штатному врачу. - Только быстро.

- Не стоит, капитан, - попыталась возразить Селина. - Само пройдет.

- Или ты пойдешь с Джилисом, или я на неделю закрою тебя в лечебке. Шевелитесь! - капитан дождалась, пока они покинули строй. - Риглас, отправляйся с остальными получать оружие. Хормин, Оун, задержитесь. У вас что, мозги повысыхали до основания? - набросилась Олин на Дила и Алерга, когда кроме них на плацу никого не осталось. - Или вас, двух придурков контузило, да вы решили об этом промолчать! Что вы сделали?

- Да ничего мы не делали... - попытался оправдаться Дил, но капитан не дала ему такой возможности.

- Тогда кто? Капитан Стрелин? Сомневаюсь!

- Это семена торсо́ла, - тихо произнес Алерг, понимая, что отпираться бесполезно. - Вызывают раздражение, они не опасны, часа через три, четыре, все само пройдет.

- Нам через полтора часа нужно быть в космопорту, ей позицию занимать! Вы, дебилы, совсем не соображаете?!

- Мы думали, что Селина наденет снаряжение еще вчера...

- Думали? Каким хреном вы думали?! Я вижу, вам нечем это делать! Аири вас предупредил?

- Так точно, - отозвался Дил.

- Тогда какого вам неймется? Вот уберется наш главнокомандующий – я вам устрою. Пошли вон отсюда, что б я вас не видела!

- Извините, капитан... - пробормотал Дил, не глядя на нее.

- Пошел вон, - сквозь зубы повторила Олин.

Алерг хотел что-то сказать, но Дил толкнул его локтем в бок и покачал головой, давая понять, что им действительно лучше уйти. Потом капитан успокоится, и, возможно, даже забудет о своем обещании, но сейчас нарываться не стоит - можно нарваться и на кулак.

- Как будто это ей самой семян насыпали... - вздохнул Алерг.

- Насыпали, причем еще до твоего появления, - программист смотрел себе под ноги, словно пытаясь разглядеть там что-то важное. - Да так, что до сих пор чешется, я думал – забылось. Долг у капитана перед Селиной, по крайней мере, она так считает. Брат Лоурен ей жизнь спас, закрыв собой от пули. Сам погиб...

- Такое не забудется, - Алерг нахмурился. - Почему сразу не сказал, если все знал?

- Не знаю. Переклинило. Нервы ни к черту, сплю плохо. Хотел пошутить, расслабиться.

- Вот-те и расслабился... Нужно было вчера вытащить, ступили. А вообще, знаешь, Дил, пора завязывать – мы с тобой так дошутимся, что оба вылетим, а у меня еще испытательный срок не вышел. Если меня из десанта выпрут, мне идти некуда, а обратно в контрабандисты как-то не хочется...

Дил хотел что-то ответить, но вздохнул и промолчал. Он понимал – Алерг прав, до добра все эти выходки не доведут, но остановиться не мог. Вот уже полгода, его глодало изнутри, не давало покоя, и программист понимал - нужно поговорить с капитаном Таил, но он никак не мог решиться. А этот поступок - полная глупость. Им вполне конкретно объяснили, чего делать не стоит, а они попросту проигнорировали. Олин не оставит это просто так, если, конечно ни случится что-то, что заставит ее забыть о такой мелочи, как глупая шутка.

Олин осталась стоять на плацу одна. От оружейного склада к ней шел Алик, просматривая на ходу какие-то бумаги и улыбаясь чему-то своему.

- Ты что, кисленького захотел? - обратилась к нему Олин, когда он подошел.

- С чего ты взяла? - не понял Алик.

- Рожа слишком довольная!

- Что это ты с самого утра не в настроении?

- Твоими стараниями.

- В каком смысле? Что я уже успел не так сделать?

- Алик, я тебя попросила присмотреть за проверкой снаряжения, но ты, который день веселишься по одной тебе понятной причине, и смотрел ты явно не туда, куда надо – мы твоими стараниями опять без снайпера останемся!

- Да что случилось, можешь толком сказать?

- Эти два весельчака, Селине в перчатку каких-то семян насыпали, - пояснила Олин. - Рука опухла. Грон нас на куски порвет!

- А я-то тебе причем?

- Ты должен был следить за Дилом и Алергом, чем ты занимался?

- Они что, маленькие дети? Почем мне знать, что они не доиграли! - Алик засунул руки в карманы кителя.

- Все мы не доиграли...

- От меня-то ты чего хочешь? Да и к чему раздувать скандал на пустом месте: ну, пошутили ребята, не вовремя конечно, но что теперь? Часа через три у нее все само пройдет.

- Да вы что сегодня, все спятили? Какие могут быть шутки! А если что-то случится, что тогда?

- Да чего ты всполошилась? Сюда половину сил МВК перекинут, какой полудурок решит сунуться?

- Ты сейчас меня успокаиваешь, или сам себя? - уточнила Олин.

Алик хмыкнул и ничего не ответил. Сегодня, он выглядел несколько взъерошено, не смотря на уложенные волосы и внешний вид, полностью соответствующий уставу. Даже не стал спорить и ворчать, что его опять выставляют крайним, что на него не похоже. Алик вообще любил поворчать, особенно в бою. Вероятно, это у него нервное, но выяснять причину, никто не собирался. У каждого есть что-то свое. Многие, слушали музыку, закачав ее в программу «скелета». По уставу, делать этого нельзя, но на такое нарушение прикрывали глаза. Лучше уж так, чем нервный срыв и, как следствие, списание из-за психологической неустойчивости.

Горд Джилис обработал Селине руку, и опухоль спала за полчаса, осталась только сыпь. После взбучки, полученной Дилом и Алергом, приутихли все, понимая, что офицеры больше не намеренны, терпеть выходки своих солдат, следствием чего они бы ни являлись.

Энтони глухо ругался, бросал взгляд на часы, время от времени, выходя на связь с командиром внешнего периметра. После этого, он снова начинал ругаться и посматривать в пустое небо. Главнокомандующий задерживался. Генерал нервничал, и его нервозность, сначала, передалась офицерам, а затем солдатам.

Наконец, показался правительственный челнок. Энтони отдал распоряжение о готовности номер один. Корабль мягко сел на посадочную площадку и опустил трап. Через несколько секунд на верхней ступени появилась подтянутая фигура мужчины лет за пятьдесят, в военной форме без знаков различия и в окружении охраны. Он медленно спустился вниз. Десантники опустились на правое колено, упершись левой рукой в бетон, приветствуя главнокомандующего. Фе́лит Че́лион приложил правую руку к груди и резко опустил ее вниз, отвечая на приветствие, то же самое сделала и его охрана. Обычно, в подобных случаях, полагалось надевать парадную форму, но, в связи с обстановкой, встречающая группа, была в “скелетах”, правда с убранными шлемами. Десантники поднялись и взяли главнокомандующего и генерала в плотное кольцо.

Охрана Челиона, осталась не слишком довольна таким раскладом: их нагло оттеснили в сторону. Они с завистью смотрели на уникальную броню офицеров группы 4-Х. Таких “скелетов” нет даже у них – элитной группы сопровождения.

Слухи о команде майора Эрика Майлова, давно уже вышли за пределы Гристона, не смотря на все меры секретности. Конечно, об их заданиях никто ничего конкретного не знал даже в стенах родной базы, но, как говориться, чем больше секретность, тем больше слухов она рождает вокруг себя. Из-за брони Темгатов, группе приписывали, чуть ли ни мистическую неуязвимость и какие-то необыкновенные способности. К половине этих слухов имел непосредственное отношение Дил Оун. После гибели Лоя, его напарника по шуткам и розыгрышам, он на некоторое время замкнулся в себе, а потом его понесло, и Дил никак не мог остановиться. Складывалось впечатление, что теперь он хочет отшутиться не только за себя, но и за своего погибшего друга.

Сопровождение высокопоставленных чинов - дело весьма нудное. Долгие переезды с одного объекта на другой, многочасовые наблюдения за периметром, когда нельзя допустить ошибку, или что-то просмотреть – это может стоить не только жизни объекта, но и собственной карьеры.

Уже перевалило за полдень, когда они прибыли к зданию комендатуры. Главнокомандующий вышел из броневика лишь после того, как Селина заняла позицию, а Дил провел полное сканирование. Казалось, что вся эта возня, нервирует Челиона не меньше чем десантников, привыкших к активным действиям, а не нудному стоянию в оцеплении. Рядом с главнокомандующим шел Энтони, по обеим сторонам от них находились Дил и Аири, Эрик с Олин шли впереди, Алик с Алергом – сзади, остальные, в том числе и охрана главнокомандующего, расположились плотным кольцом.

- Генерал, вы ничего не слышите? - неожиданно обратился Аири к Энтони, соблюдая субординацию.

Энтони поднял руку, и вся процессия остановилась.

- Просканировать еще раз, - приказал генерал.

Дил закрыл шлем и принялся за работу. Потянулись долгие секунды ожидания.

- Чисто, генерал, - доложил программист. - Но я тоже что-то слышу, как будто...

- Ложись! - раздалась команда Эрика, не давшая сержанту договорить.

Аири, находившийся возле главнокомандующего, резко опрокинул его на дорогу и сам упал сверху, прикрывая собой и одновременно задраивая шлем. Прогремел оглушительный взрыв, разнесший комендатуру на мелкие осколки. Над головой пронесся огненный смерч, разметавший припаркованные броневики. Топливные баки машин сдетонировали, но, по сравнению с первым взрывом, эти показались глухими хлопками.

Перевернутые машины горели. Эрик осторожно приподнял голову, но тут же вновь уткнулся в бетонное покрытие дороги: по периметру, который держали в оцеплении, тоже послышались взрывы. Откуда-то летели куски железобетона и арматуры. Вокруг все застилало густое облако пыли и дыма. Слышался звон разбитого стекла и отдаленные крики. Завыла пожарная сирена, заунывным голосом ей отозвалась сирена общей тревоги.

Десантники осторожно начали подниматься. Аири помог встать главнокомандующему. Его лицо украшали несколько ссадин на лбу и, по всей видимости, вскоре под правым глазом проступит фингал. Старшина не слишком заботился о целостности физиономии Челиона, когда швырял его на дорогу. Но того, похоже, мало заботило разбитое лицо. По крайней мере, в данный момент. Он машинально одернул китель и стряхнул осевшую пыль.

Челион обернулся туда, где пару минут назад находилось здание комендатуры. Теперь на его месте осталась воронка и груда догорающих обломков. Челион переводил взгляд с майора на старшину, который спас ему жизнь, закрыв собой: без “скелета”, его шансы выжить равнялись нулю, и он остался бы лежать здесь в виде обугленного трупа, а то и трупа бы не осталось – так, горстка пепла. Двоих солдат из его охраны, не спасла даже броня. Они находились ближе всего к комендатуре и не успели среагировать на команду “ложись”.

- Как же так? - выдавил из себя Челион. - Вы же два раза проводили сканирование!

В голосе главнокомандующего слышалась растерянность, не смотря на то, что он пытался придать ему грозность.

- Да вот так! - Эрик не спешил открывать шлем. - До одного места это сканирование, и всем об этом известно. Те, кто устраивает подобные фейерверки, отлично знают, что проведут тщательную проверку.

Челион как-то странно посмотрел на Эрика. Не понятно, то ли его поразило нахальство майора, то ли он все еще не отошел от случившегося. Честно говоря, Эрика сейчас это волновало в последнюю очередь. После взрыва, чувство тревоги не ушло и ему казалось, что на этом все не закончится. Им крупно повезло, что мощные плазменные заряды перед активацией издают легкий гул, на грани восприятия. Именно его и услышал Аири. Если бы они не остановились для проведения повторного сканирования, то всем пришел бы конец. По крайней мере, главнокомандующему, генералу и всем тем, на ком не было элтрумовых “скелетов” – точно, а их собственная карьера повисла бы на волоске.

Олин связалась с Селиной, занявшей позицию в высотном здании неподалеку, с которого хорошо просматривалась добрая половина города.

- Лоурен, что у тебя?

- Нормально, капитан, - ответила Селина. - Меня не достало, но по зданию шарахнуло так, что все стекла повылетали, - она не стала уточнять, что именно произошло – догадаться нетрудно.

- Что видно с твоей позиции?

- Нас блокировали. Выехать нельзя – улицы завалены. Капитан, в вашем направлении движутся пять броневиков, пытаются взять вас в кольцо.

- Сможешь остановить?

- Все не успею, но два попробую.

- Действуй, а потом – по обстоятельствам.

- Есть, капитан!

Олин отключила рацию. Пояснять никому ничего не пришлось, все и так слышали ее разговор со снайпером, и теперь нужно организовывать оборону и укрыть Челиона. Любое здание таит в себе опасность: в него может попасть нейтронная, или плазменная граната, или оно может оказаться захваченным неизвестно откуда взявшимся неприятелем. Но оставлять главнокомандующего на линии обороны – несомненная глупость.

В конце концов, Энтони выбрал самое неприглядное здание с цокольным этажом и отправил туда Челиона с частью личной охраны и велел им спуститься на нижний ярус, оборудованный под убежище и не высовываться. Туда же, поместили гражданских, находившиеся поблизости.

Паника не поднималась. Гристон неоднократно подвергался нападениям, и все прекрасно знали, что нужно делать в подобной ситуации. Самое первое – не путаться под ногами у военных. Если не попадешь под перекрестный огонь, то после, обязательно схлопочешь от какого-нибудь бравого сержанта. Конечно, сержанту потом тоже достанется от командования, но легче от этого не станет никому. В зданиях, которые находились в непосредственной близости от комендатуры, оказались пострадавшие. Джилис осмотрел их и дал инструкции. Им помогли спуститься в убежище.

Оставшихся телохранителей, генерал расположил в здании напротив, поместив их таким образом, чтобы они немного просматривались из разбитых окон. Раздались два приглушенных взрыва, с промежутком секунды в две. Стало ясно, что это Селина разобралась с броневиками, прострелив им топливные баки, что повлекло за собой неизбежную детонацию.

Ждать, что кто-то из-за периметра придет к ним на помощь - бесполезно. С внешней зоны оцепления слышались автоматные очереди и взрывы. Ториане всерьез вознамерились добраться до бесценной фигуры Фелита Челиона. Если с целью противника, его средствами и тактикой, все ясно, то, как торианам удалось перебросить свои силы и организовать это нападение прямо под носом у разведки и войск МВК, оставалось непонятным. Но, в данный момент – этот вопрос не основной. Десантникам предстояло организовать оборону на небольшой площади, около административных зданий.

Исходя из расчета, что противник движется на трех броневиках, можно сказать, что их не больше тридцати. Один десантный транспортер, мог нести на себе до десяти солдат, не считая водителя и стрелка у лазерной установки, но даже это, означало превосходство почти в два раза. Энтони вызвал штурмовики, но до их прихода, рассчитывать можно только на поддержку из здания, где находилась часть охраны Челиона. Если бы их броневики остались целы, то они могли бы воспользоваться лазерными установками, а так, машины годились только в качестве баррикад, что и было сделано. Через шлем, отчетливо слышалось, как сопит Алик Стрелин. В ожидании врага, время тянулось неимоверно долго – секунды казались часами.

- Ну, что, Алик, ты спрашивал, какой полудурок сода сунется, - Олин сняла с предохранителя плазменную винтовку. - Сейчас ты его увидишь, - ей показалось, что она слышит гул двигателей, но это продлилось всего несколько секунд.

- Радуешься, что оказалась права? - глухо отозвался Алик.

- Чему радоваться, тому, что мы опять в заднице?

- Таил, Стрелин, заткнитесь оба! - раздался в динамиках голос Энтони. - Или, по крайней мере, выключите общую частоту!

Энтони остался вместе со своей спецгруппой. Уговаривать его уйти - бесполезная трата времени. Он внимательно следил за периметром из своего укрытия. Десантники попытались занять позицию таким образом, что бы врагу казалось, будто они усиленно защищают здание, в котором находится часть охраны главнокомандующего.

Эрик считал, что им не следует ждать особой помощи от группы сопровождения. Будет хорошо, если не натворят дел, не желая ударить в грязь лицом. Они больше привыкли к долгим стояниям в оцеплении и напряженному ожиданию, которое ничем не заканчивается, чем к реальным боевым действиям. И дело здесь вовсе ни в плохой подготовке, а скорее в психологическом восприятии: на главнокомандующего и раньше совершались покушения, но обычно, такие попытки предпринимали психи-одиночки, которых пристреливали раньше, чем они успевали достать оружие. О том, что случится сегодня, никто и подумать не мог. Или мог? Поэтому и прикомандировали их к группе сопровождения...

На размышление о подобных деталях, времени не осталось. Сканеры показали приближение пехоты, и квалифицировали ее, как вражескую. Очевидно, после того, как Селина разделалась с двумя броневиками, ториане решили, что дальнейший путь безопаснее проделать пешком. С одной стороны – это играло на руку: можно не опасаться стационарных установок, которые несли на себе броневики, с другой – это лишило десантников возможности попробовать уничтожить врага, не дав ему выйти из машин, выстрелив по ним из подствольника. Всех убрать таким способом, конечно, не удалось бы, но избавиться хотя бы от одной группы - вполне реально.

Как и предполагалось, к ним подошло около тридцати ториан. Они рассредоточились по периметру и попытались зайти с флангов, но их отрезали автоматными очередями. Один нерасторопный торианен попал под шквальный огонь. Он несколько раз дернулся в конвульсиях и упал, разбрызгивая кровь из простреленной брони. Остальные поспешили отойти и, по извечному закону подлости, отошли как раз к тому зданию, где укрылся Фелит Челион, засев за невысоким забором.

Эрик глухо выругался. Ториане воспользовались забором как подставкой для оружия. Они уперли автоматы и открыли огонь по врагу, спрятавшемуся за перевернутыми броневиками. Патроны оставляли глубокие вмятины на днище машин, и не стоило надеяться, что броня выдержит долго. Теперь матерился не только майор, но и добрая половина команды. Только Энтони молчал. Он отодвинулся от ослабленного днища и ждал, пока стрельба прекратится хоть ненадолго.

Едва ториане прекратили стрельбу, чтобы перезарядить оружие, десантники поспешили открыть ответный огонь из лазерных автоматов, но ториане успели скрыться за забором. Разряды оставляли глубокие выжженные следы в камне, но пока, он выдерживал. Над забором, на долю секунды, показался шлем, очевидно, враг хотел проверить обстановку, но жестоко поплатился за эту попытку: этого времени Алику хватило, чтобы снести торианену пол черепа. Больше смельчаков среди неприятелей не нашлось. Ослаблять огонь было нельзя. Броневики, поврежденные взрывом и бронебойными патронами, могли не выдержать еще одной атаки, а если врагу придет в голову швырнуть гранату, или открыть огонь из плазменных винтовок, то о последствиях и думать не хотелось.

- Не прекращать огонь! - приказал генерал. - Чтобы они там и носа высунуть не смогли!

- А может, гранатку им? - предложила Олин.

- Ты что, спятила? Там же в здании главнокомандующий!

- Да что с ним станется, он же внизу...

- С такими защитниками, и врагов не надо. Вам что, взрывом все мозги повышибало?! Нам минут двадцать продержаться, пока придут штурмовики и накроют этих выродков с воздуха. Никаких гранат!

Послышался тяжелый вздох Алика. Ему эта идея пришлась по душе, но против приказа не пойдёшь. Эрик сменил лазерный автомат на плазменную винтовку и выставил разряд на максимальную мощность. Если вести огонь в таком режиме, то энергоресурса хватит всего на несколько выстрелов, но зато таким разрядом вполне возможно снести ни то что какой-то забор, пусть и очень надежный, но и пробить брешь в бронированной стене. Правда, с выкуриванием ториан из их укрытия, существовала одна проблема – они могли успеть сменить позицию и зайти в здание, и тогда, придется проводить зачистку и пробираться под шквальным огнем противника.

- Генерал, свяжитесь с ребятами из группы сопровождения, которые играют роль приманки, - попросил майор Энтони, выбирая наиболее ослабленное место в заборе.

- Что ты задумал, майор? - подозрительно осведомился Энтони. Голова у этих ребят варила что надо, но они привыкли работать, не задумываясь о целостности окружающего.

- Я сделаю в заборе пару дырочек, а они пусть отрежут этим тварям путь к отступлению.

- А не проще, если они будут стрелять по ним?

- Возможно и проще, но тогда, эти уроды забьются в здание и что тогда? Нейрушку не кинешь.

- Можете же соображать, когда хотите, - Энтони отдал соответствующие приказы и когда получил подтверждение о готовности, Эрик произвел выстрел.

Плазменная винтовка L- 3, в просторечье – «горелка», разработана специально для десантных подразделений и пробивала «скелет» с одного выстрела на расстоянии пятидесяти метров. Предельная дальность составляла двести метров. Единственный минус, заключался в ограниченном энергоресурсе, а перезарядить такое оружие в боевых условиях, просто не возможно. Конечно, при желании, можно пристроить к «горелке» энергоблок с торианского образца, но такие манипуляции занимали довольно много времени, да и брал десант вражеское вооружение только при крайней необходимости, когда другого выхода просто не имелось. Было у десантников что-то сродни брезгливости по отношению к вражескому оружию.

Мощный заряд плазмы взорвался при попадании в забор, полетели куски каменного крошева. Из-за спины раздалась автоматные очереди, отрезавшие врагу путь к отступлению. Майор произвел второй выстрел. Еще одна секция забора легла, подняв столб пыли. Остальные берегли заряды до того момента, когда противник выйдет на линию огня. Долго ждать не пришлось. Ториане лишились своего укрытия. Пятеро из них, остались лежать на каменном крошеве.

Когда пыль улеглась, Эрик попытался выстрелить по врагу в третий раз, но электроника показывала нехватку энергии. Эрик выругался и сменил плазменную винтовку на лазерный автомат. Его команда уже вовсю вела огонь по открывшемуся врагу. Ториане падали прямо на дорогу и стреляли из положения лежа. Теперь они использовали лазерные винтовки.

Потрепанная броня транспортеров, все-таки не выдержала, и по «скелету» Олин скользнул лазерный разряд, оставив едва заметный след на боку. От такого укрытия, теперь, больше неудобств, чем пользы. Что-то глухо стукнулось о днище перевернутого броневика и упало на покрытие.

- Граната! - выдохнул Алик.

После того, как у его ног взорвалась нейрушка, он уже ни с чем не мог спутать этот звук. Все поспешили покинуть зону поражения. Прогремевший взрыв, окончательно разворотил то, что осталось от десантных транспортеров, и швырнул рядового Ри́зена Верса и Э́ргу Ко́рнит на дорогу.

- Живые? - к ним подбежал Джилис, пригибаясь от лазерных разрядов и автоматных очередей.

- Вроде, - Ризен поднялся.

Вслед за ним встала Эрга. Она сразу же опустилась на одно колено и открыла огонь по приближающемуся противнику. Ризен сделал тоже самое. Они сосредоточили огонь на самом шустром, который шел напролом. И вскоре, он уже лежал с развороченной броней на груди, и оттуда хлестала кровь. Еще один торианский сержант неожиданно застыл на месте и как подкошенный упал. Стало ясно, что враг попал в зону обстрела Селины, и теперь снайпер принялась за дело, что значительно облегчало задачу. Вслед за сержантом, упали еще двое рядовых, и ториане вновь попытались отойти к зданию, но их опять отрезали автоматными очередями. Двое ториан повалились замертво.

- Штурмовики заходят на позицию, - сообщил Энтони. - Отходим!

Они начали осторожно отступать к административному зданию за спиной. Неприятель истолковал это по-своему и усилил натиск. Эрик, Олин, Дил, Алик и Аири, прикрывали отход, так как пробить их броню намного сложнее, а имеющимся у ториан оружием – практически невозможно.

Майор заходил последним. Уже на пороге слегка приоткрытой двери он услышал знакомый звук. Эрик машинально повернулся в ту сторону, с которой он раздался. Электроника выдала предупреждение о вероятности взрыва, но квалифицировать гранату, лежащую метрах в пятнадцати – не смогла. Послышался глухой хлопок. Перед глазами вспыхнул яркий свет, и мозг пронзила острая боль. Майор почувствовал, как кто-то затаскивает его вовнутрь здания, а затем все померкло.

Когда Эрик смог открыть глаза, он обнаружил, что лежит в коридоре, по обеим сторонам которого находились закрытые двери. Рядом с ним, на коленях стояли Олин и Джилис, остальная часть команды, вместе с Энтони и группой сопровождения, расположилась вдоль стены. Майор попытался повернуть голову, в висках тут же застучала кровь, а лоб и затылок, будто сжали в тиски. Он сжал зубы и, не обращая внимания на боль, сел.

- Ну и напугал же ты нас, майор! - произнес Энтони, подходя к Эрику.

- Что случилось? - Эрик прислонился к стене.

- Это у тебя надо спросить. Какого Акрика ты там торчал, гранату, не заметил?

- На нее и засмотрелся, - Эрик вздохнул. Головная боль не утихала.

- Совсем спятил! Чего на нее смотреть? Как будто никогда не видел...

- Таких – нет. Электроника ее не распознала. Выдала опасность взрыва и все.

- А тебе этого мало? Ты бы еще подошел ее потрогать, вдруг глюк! Тебя и так Олин с Аликом ели успели втащить до взрыва.

- Какого взрыва?

- Обыкновенного, плазменного. Зайди в любой кабинет, посмотри. - Энтони махнул рукой в сторону ближайшей двери. - А ты не помнишь?

- Нет. Был хлопок, потом вспышка, а потом меня вырубило.

- Меня тоже, как будто по затылку шарахнуло, когда мы тебя затаскивали, - признался Алик. - Но я с гранатой не связал. А ты? - обратился он к Олин.

- Не знаю, не разобрала. В висках стучит... - капитан старалась не показывать свои эмоции и только в глазах застыла тревога.

- Значит так: штурмовик добивает ториан, и вы отправляетесь на полное обследование, - генерал одарил офицеров взглядом, исключающим всякие возражения.- Риглас, Оун, вас это тоже касается. У кого-нибудь еще есть подобные симптомы? - солдаты молчали. - Появятся – сразу в лечебку.

Эрик ничего не говорил. Он чувствовал себя как-то неловко. Как же можно так замешкаться? Почему-то ему казалось, что упади граната на пару метров ближе, и он не отделался бы головной болью, если бы вообще очухался.

Фелит Челион вышел из убежища, в которое запихнул его Энтони и осмотрел представшую перед ним картину. Площадь представляла из себя жалкое зрелище: покрытие выворочено плазменными зарядами и бронебойными патронами, воронки, оставшиеся от взрывов гранат и сгоревшие броневики, создавали впечатление воздушной атаки, остатки комендатуры, продолжали тлеть, пуская в небо черный дым, в большинстве зданий не осталось ни одного целого окна, кое-где их вынесло вместе с рамами, стена здания, в которое отошли десантники, чтобы не попасть под обстрел своих же штурмовиков, завалилась внутрь. Картину последствий короткого боя, завершали торианские трупы, валявшиеся по всей площади.

- Потери? - обратился он к генералу.

- Кроме тех двоих охранников – никого, по крайней мере, у нас, - доложил Энтони. - С периметра доклады не поступали. Есть ранения. Легкая контузия у майора Майлова, капитан Таил и Стрелин, старшина Риглас и сержант Оун, нуждаются в обследовании.

- Все? - Челион удивленно вскинул брови.

- Все.

- Как же так, генерал? - Челион окинул взглядом офицеров спецгруппы. По лицу Эрика, было заметно, что ему действительно не по себе, хоть он и старается не показывать этого. - У меня есть данные, что эти “скелеты” способны защитить практически от всего.

- Одно слово “практически” чего стоит. Я не думаю, что здесь подходящее место, для подобных разговоров, может, лучше продолжить на базе?

- Пожалуй, лучше, - согласился Челион.

Глава 3

Главнокомандующий хмуро смотрел в окно в кабинете начальника базы. Всю эту инспекцию по военным базам системы Цэа-Квал, он затеял только с одной целью – встретиться с группой 4-Х. Конечно, можно просто вызвать их в Центральный Штаб, но Челиону не нужен официальный разговор в кабинете, он хотел другого. Его любопытство удовлетворилось в полном объеме, он увидел даже больше, чем ожидал. В целом, главнокомандующий остался доволен, но некоторые мелочи портили общее впечатление.

- Что же это за раздолбайство творится? - он перевел взгляд на Энтони, стоящего у стола. - Как можно не заметить подготовку такой операции?

- Этим занимается Разведуправление, - генерал потянулся за ручкой, но, на полпути, опустил руку. - Моя группа выполняет задания, исходя из предоставленных данных. Нам никто не сообщал о возможности покушения. Скажите спасибо, что все обошлось. Благо, ребята всегда наготове.

- Да уж, спасибо! - главнокомандующий усмехнулся. - Особенно хороша была идея капитана Таил, насчет гранатки. О разговорах между собой, я вообще молчу... А музыка? Раньше, хоть как-то скрывать пытались, а сейчас, совсем оборзели! Да и музыкой это назвать можно только в отдельных случаях – мозгодробилка какая-то!

- Вы прослушивали? - Энтони удивленно посмотрел на Челиона.

- Хотел знать, что твориться снаружи, - он одернул порядком помятый китель. - Заодно и с методами работы группы майора Майлова ознакомился, так сказать, наглядно. Если бы все так действовали, то от ториан давно бы ничего не осталось, да и от половины освоенного космоса, наверное, тоже.

- Вы не одобряете?

- Почему же. Иногда, по-другому нельзя.

- А по-другому – не их специализация. Я повторюсь: они получают задания и выполняют их. Выполняют всегда. Пока, от управления не поступало никаких претензий. Как достигаются поставленные задачи – мало кого волнует.

- Я смотрю, ты так и не избавился от привычки хамить командованию и это стало обычным делом на твоей базе.

- Работа накладывает отпечаток, а сегодня, с нервами и вовсе нелады. Да и стояние в оцеплении не способствует успокоению. Не привыкли ребята к такому, если бы пар не выпустили, могли бы и с вашей группой сопровождения подраться. Вы, конечно, можете сказать, что мне нужно лучше следить за дисциплиной, но с дисциплиной у них все в полном порядке, и в непредвиденной ситуации они могут быстро сориентироваться, работать сплоченно. Сами видели. А показушное хождение строем, вам все равно ни к чему – не затем вы сюда прилетели.

- Не затем, - согласился Челион. - Да, честно говоря, я и не ожидал другого, а если бы увидел “показушное хождение строем”, то сильно бы разочаровался. Старшину следует отметить. Чуткий слух у парня. Если бы ни он, все б там остались. А ты, генерал, что думаешь обо всем этом?

- Пока не знаю. С нападением, в принципе, все ясно: нужно искать того, кто протащил торианские войска на планету, сами они не смогли бы пройти, но больше всего, меня волнует эта граната. Если она оказывает такое воздействие через “скелет” Темгатов, то, что будет, если подобное оружие начнут применять массово...

- Эту проблему будет решать управление. Я еще проведу с ними разъяснительную беседу. Чем они там только занимаются, куда смотрят! А группа Майлова, пусть не расслабляется, им скоро предстоит работа, - Челион посмотрел на часы. - Все планы к Акриковой матери полетели. Когда твои офицеры вернутся?

- Скоро.

- В госпиталь их не упрячут?

- Не должны. В любом случае, из-за головной боли – не лягут.

- А если какие-то последствия?

- И что, их привяжут? Да кому оно надо, лишние крики и угрозы выслушивать. Дадут заключение и отправят на все четыре стороны, а дальше, наши врачи с ними будут воевать, у них опыта больше.

- Да уж! - Челион вздохнул. - Я уже успел забыть, что такое жизнь на военной базе. Спасибо, что напомнили, - он осторожно дотронулся до проступившего синяка.

В дверь негромко постучали.

- Войдите! - пригласил Энтони.

В кабинет зашли офицеры группы 4-Х. Они уже успели сменить “скелеты” на повседневную форму. Офицеры отдали честь. Главнокомандующий окинул их оценивающим взглядом.

- Генерал, оставьте нас, - попросил он. Энтони молча, вышел.- Как вы себя чувствуете, майор? - обратился Челион к Майлову.

- Нормально. Хотя, бывало и лучше.

- А вы, капитан Таил? - он перевел взгляд на Олин.

- Конечности на месте, значит, все в порядке.

- У вас тоже все нормально, капитан Стрелин?

- Цел и невредим.

- Ну, что ж, - Челион заложил руки за спину и прошелся по кабинету, - ваш генерал уже озвучил свое мнение, по поводу сегодняшнего происшествия, но я хотел бы услышать, что думаете вы. В большей степени, меня интересует то оружие, которое применили ториане.

- Вряд ли мы сможем чем-то помочь, - проговорил Эрик. - Мы не ученые, мы разбираемся в том, как использовать оружие и защищаться от него, а не в том, как оно устроено. Но лично у меня, сложилось впечатление, что эти гранаты двойного действия: сначала вырубает, воздействуя напрямую на мозг, а потом уже идет плазменный взрыв. Так гораздо эффективней – находясь без сознания, ноги не унесешь.

- Нейро-плазменные гранаты, - пояснил Челион сделанный для себя вывод. - Крейды разрабатывали их для нас. После предательства, наши ученые продолжили этот проект сами, но нас все же опередили. Будь на вашем месте кто-то в обычном “скелете”, он бы не выжил. Как видно, на поток они их еще не поставили и это радует.

- И что теперь?

- Будем выяснять, где их производят, причем сделать это нужно как можно быстрее, а потом, сами понимаете, для вас будет работенка. Больше такое дело поручить некому. И еще, как вам уже известно, создать броню, идентичную вашей, пока не удается из-за отсутствия граммия. Но, тем не менее, наши ученые смогли найти замену и создать несколько образцов. Первые тесты уже проведены. Конечно, им далеко до ваших, но они намного превосходят то, что сейчас стоит на вооружении. Теперь необходимо провести испытания в реальной боевой обстановке. В самое ближайшее время, вы получите их для своей команды.

- С чего столько чести? - не удержалась Олин от вопроса, сквозящего хамством. - Мы же не единственные, кому по роду деятельности требуется новое снаряжение.

- Не единственные, - Челион взглянул на нее так же, как на Эрика, после взрыва комендатуры. - Но, по-своему уникальные.

- Надо же! - усмехнулся Алик, который до этого предпочитал помалкивать. - Интересно узнать в чем.

- В своем мышлении, например. Не стоит себя недооценивать, капитан Стрелин. Вы не раз доказывали неординарные способности. Яркий пример тому – Сторлан.

- Там мы просто пытались выжить.

- Странный способ для выживания вы выбрали: сначала снести шлюз в стыковочном отсеке вражеского крейсера неизвестной модификации, а потом атаковать их разведбазу, даже не зная, как она охраняется, и что самое главное – он сработал. Хотя, если подумать, у вас были и другие варианты. Самым простым было достать средство связи и сообщить о случившемся.

- Возможно, - Эрик глубоко вдохнул. В висках все еще пульсировало. - Но тогда, мы бы получили приказ обеспечить подход к Сторлану, и ничего бы не изменилось, только время потеряли и Акрик знает, чем все бы обернулось...

- Вы умеете находить ответ на любой вопрос, майор, - в глазах Челиона играла какая-то странная искорка. Казалось, ему доставляет удовольствие этот небольшой спор и сама манера, в которой он проходит. - Вы всегда так разговариваете с командованием?

- Это одна из наших уникальных черт. А вы ждали чего-то другого?

- От вас – нет. Как сказал ваш генерал, работа накладывает отпечаток. Но вот ваши методы охраны, капитан Таил, вызывают некоторые нарекания.

- Мы – не телохранители, - Олин в упор посмотрела на главнокомандующего, и он слегка передернулся. - Обычно, мы занимаемся совершенно противоположным, и грубые действия, иногда, оказываются единственно-верными. По-моему, мы и так слишком мягко поступаем с этими выродками.

- Этого мнения придерживаетесь не только вы. К сожалению, сейчас нет времени, иначе, я с удовольствием пообщался бы с вами на эту тему. У вас есть какие-то пожелания?

- Никак нет! - ответил за всех Эрик. - Если бы были, мы бы обязательно их озвучили... А вообще, есть одно.

- Ну, я вас внимательно слушаю, - главнокомандующий с любопытством смотрел на майора.

Вряд ли он станет просить что-то для себя, да и со снаряжением у группы 4-Х проблем нет, Челион лично следит за этим.

- Главнокомандующий, разрешите оставить страхомудрию, в качестве символа группы.

- Чего? - любопытство на лице Челиона сменилось открытым удивлением. - Это что еще за зверь такой?

- Это не зверь, а охранный демон Фе́йроса. Он у нас еще на «Тишке» был нарисован, Дейв Са́мерс с Риной Го́рдон рисовали...

- А теперь вы решили изобразить его на «Шестнадцатом», так сказать, официально, - догадался Челион. - И в чем проблема? Как спецподразделение, имеете право.

- Генерал Телиан не разрешает, страхомудрией обзывается. А нам одни проблемы, прятать каждый раз.

- Значит, вы его уже изобразили, а официальное разрешение – облегчение собственной жизни, - Челион вновь окинул взглядом офицеров. - Ладно, я лично дам разрешение.

- Главнокомандующий, а ни могли бы вы сейчас, - Эрик поправил китель. - А то у вас дел куча, забудется потом.

Челион бросил на Эрика взгляд и ничего не говоря, взял лист бумаги, ручку и быстро оформил разрешение.

- Мой челнок перегнали сюда, поднимешься, адъютант поставит печать, - он протянул Эрику документ. - Это все пожелания?

- Так точно.

- Тогда, вы свободны.

Офицеры отдали честь и вышли. Почти сразу же, Энтони поспешил вернуться в свой кабинет.

- Хамы! - добродушно заключил Челион, глядя на генерала. - И это у них от тебя. Но, хамы знающие свое дело. Побольше бы таких. Жаль, нет времени, я б задержался здесь. Давно не общался с боевыми офицерами. Знаешь, что они у меня попросили?

- И что же? – Энтони не ожидал, что офицеры группы 4-Х вообще станут что-то просить.

- Признать страхомудрию символикой.

- Что, так и попросили? Хотя, чему удивляться...

- То есть, ты в курсе. Стоило догадаться, ты всегда хорошо справлялся с обязанностями, - главнокомандующий вздохнул и после некоторого молчания произнес: - Знаешь, когда Коинту предложили должность начальника базы, и он отказался, я почувствовал облегчение. Я был рад этому.

- Почему? - Энтони с нескрываемым удивлением посмотрел на Челиона.

- Я не знал чего от него ждать. Стыдно признаваться, но я побаивался Коинта.

- С чего вы решили рассказать об этом? - генерал позволил себе присесть напротив главнокомандующего.

С Челионом он был знаком еще в то время, когда главнокомандующий служил в Десантных Силах и возглавлял группу 4-Х. Собственно, он ее и создал. Энтони, как и Но́тэл Телиан, входил в ее состав. Они искали планету Темгатов. Поиски привели в систему Элатро́н. Но вместо планеты, там обнаружили лишь разбитую орбитальную станцию, и активные креокамеры на ней. В креокамерах находился Коинт Таил и его жена. Коинт сообщил, что вся его группа погибла, прикрывая гиперпространственную переброску планеты, чтобы избежать ее уничтожения. Вернуться к своим, он не может. Честно говоря, Челион не верил в это и подозревал, что у Коинта имеется связь с Темгатами, просто он не хочет ей пользоваться.

Коинт предоставил коалиции часть технологий, оставшихся на орбитальной станции и поступил на службу в звании капитана, его жена занялась проектом генетического восстановления. Они не могли смириться с гибелью друзей, спасших их жизнь, ценой своей... С тех пор прошло много лет. Проект удалось удачно завершить, правда, уже после гибели Стенги. Челион передал командование Коинту, а сам перешел в Центральный штаб, где сделал блестящую карьеру, но практически потерял связь с боевыми друзьями. Теперь, они редко встречались и, чаще всего, повод для этих встреч, был не самым приятным.

- Капитан Таил сильно похожа на своего отца. А Майлов, о нем вообще отдельны разговор... - в интонации главнокомандующего слышалась настороженная задумчивость. - Вот ты знаешь, что ожидать от офицеров группы 4-Х?

- Знаю. Ничего такого, что пойдет вразрез с их честью.

- А тебе не приходило в голову, что их понятия о чести могут отличаться от наших? - Челион пристально посмотрел на начальника базы. - Коинт ушел от своих потому что его не устроили их действия, что если и твоих офицеров что-то не устроит?

- Если наших офицеров начнет что-то не устраивать, то придется задуматься о правильности своих действий, - Энтони не отводил взгляд. - А они не давали повода для сомнений. С чего вы начали им не доверять?

- Я скоро самому себе доверять перестану, - главнокомандующий бросил взгляд в окно.

Вокруг протекала обычная жизнь десантной базы: возле плаца, что-то весело обсуждала группа офицеров, на тренировочной площадке, солдаты оттачивали мастерство рукопашного боя, патрульные мерили шагами территорию. Все как всегда. А произошедшее покушение и бой – всего лишь эпизод в привычной жизни, практически не нарушивший ее течения.

- Ты не представляешь, что сейчас творится в Центральном Штабе и Разведуправлении, - Челион отвернулся от окна и перевел взгляд на Энтони.- Там все друг другу в глотку вцепиться готовы. Никто никому не доверяет, а тут еще это покушение... Так что, не давай эмоциям взять верх.

- Главнокомандующий, не следует искать продажного мудилу на моей базе – он находится где-то рядом с вами, - Энтони все же не удержался от своей привычки и принялся выстукивать ручкой о столешницу.

- Я вижу, ты так и не избавился от своих привычек, - Челион встал. - Пожалуй, это и хорошо. Мне пора, а твои ребята пусть готовятся к заданию, Майлов уже в курсе. Бывай, Энтони, - Челион обошел стол и протянул генералу руку.

- Бывай, Фелит, - генерал встал, пожал ее по десантному обычаю и главнокомандующий ушел.

Фелит Челион покинул Гристон уже на закате. О том, какое впечатление произвела на него группа 4-Х, оставалось только догадываться. Он еще около часа о чем-то разговаривал с Энтони. После этого разговора генерал остался задумчивым и даже несколько растерянным. Зато теперь, Эрик знал, что им нужно усиленно готовиться к новому заданию. Как только управление получит всю необходимую информацию, им придется штурмовать торианскую лабораторию, если ни целый завод. Перспективка, конечно, мало привлекательная, но с главнокомандующим не поспоришь и приказа на вылет, следовало ждать в самое ближайшее время. А еще, Эрик жалел, что не увидит, как Челион будет наводить шорох в Разведуправлении – за такое зрелище, он готов отдать половину своих наград.

Олин уже собиралась идти к себе в комнату, когда в кабинет вошел майор с таким лицом, словно не знал, то ли ему смеяться, то ли в ярости крушить все вокруг. Олин отказалась ужинать, и майор пошел в столовую один, а вернулся с видом, будто его накормили остатками ториан, уложенных сегодня у комендатуры.

- Что-то случилось? - поинтересовалась Олин.

- Поговори с Дилом, - Эрик устало опустился в кресло. - У меня на него уже сил не хватает. Не пойму, что с ним происходит. Он всегда любил пошутить, но, по-моему – это у него уже нервное.

- Что он еще выкинул?

- В столовой дымовую шашку взорвал, - Эрик невольно заулыбался, вспомнив о выходке сержанта, - он ее для Алерга приготовил, а туда Алик свою жопу притулил, ну, всю столовую так заволокло, что собственного носа не видно. Это представление видеть нужно было, так что, зря ты не пошла. В принципе, все не так плохо – посмеялись, проветрили и все дела, если бы там в это время Грон ни появился, - майор вздохнул. - Так что, я сейчас к нему, а Дил заглянет к тебе минут через пять. Я не знаю, что с ним делать. Штрафные меры – не помогают, ругань тоже, я ему уже пару подзатыльников отвешивал – все бесполезно, - Эрик встал. - Жаль парня, загубит себе карьеру по дурости. Что-то с ним не то, нужно разобраться. Пойду я, ты здесь будешь?

- А у меня есть выбор?

Майор кивнул и вышел. Олин тяжело вздохнула и села обратно в свое кресло. Она и сама видела, что с Дилом что-то происходит, но сначала списала это на последствия событий полугодовой давности, но слишком уж все затянулось. Пару раз капитан пыталась с ним поговорить, но сержант бубнил что-то невнятное, говорил, что никаких проблем нет и пытался побыстрее уйти. В дверь едва слышно постучали.

- Войди, - пригласила Олин.

- Капитан,- Дил отдал честь, - майор сказал, зайти к вам.

- Я в курсе. Может, присядешь?

Сержант несмело воспользовался предложением. Он понимал, что Эрик отправил его к капитану за очередной взбучкой только потому, что его вызвал генерал для тех же целей, иначе, разъяснительную беседу, майор провел бы сам. Хотя, для Дила не велика разница от кого получать по мозгам. Алик свой вклад в это дело уже успел внести. Сержант ожидал, что капитан оторвется прямо с порога, тем более, учитывая то, что произошло утром, а ее спокойный тон привел его в замешательство.

- Дил, ты что, совсем спятил? - Олин пристально смотрела в глаза растерявшемуся сержанту. - Ты понимаешь, чем все это закончится? Тебя же разжалуют и отправят в приграничную зону, и будешь там шутить, сколько влезет, и не поможем тебе ни мы с Эриком, ни все то, во что ты оказался впутан. До тебя доходит?

- Доходит, - со вздохом произнес программист.

- Тогда в чем дело? - Дил понуро молчал. - Ты же только сегодня утром получил взбучку, тебе, на один день мало было?

- Я не трогал Селину. Я хотел приколоться над Алергом. Капитан Стрелин сел случайно. Я хотел его остановить, но не успел, и то, что там будет генерал, я тоже не знал, - попытался оправдаться Дил.

- Да какая разница, кто сел! Суть ведь не в этом. Никто не хотел выносить все это за пределы команды, но сегодня, ты перестарался. Теперь, решать, что с тобой делать, ни мне, ни Эрику и ни Стрелину, а генерал и так на многое закрывает глаза и, в конце концов, ему это надоест. А сегодня все немного перегнули, и он не в самом хорошем настроении, - Олин немного помолчала. - Ты все еще переживаешь из-за случившегося полгода назад? - ответа не последовало. - Дил, я знаю, что Лой был твоим другом, все, кто не вернулись, были нашими друзьями, я понимаю что ты чувствуешь, и это не уйдет никогда, но пора уже успокоиться. Хватит. Ты выбрал неверный способ, чтобы отвлечься. Не губи сам себя. Если не можешь принять случившееся, то направь свои эмоции в нужную сторону. Думаю, ты понимаешь, о чем я.

- Да, капитан.

- Можешь идти. Понадобится, я тебя вызову.

Сержант встал, и, отдав честь, направился к выходу. Он уже взялся за ручку двери, но потом замешкался и обернулся.

- Капитан, мне нужно сказать... - Дил смутился и, опустив голову, едва слышно, проговорил: - Извините... Лучше потом... - и спешно вышел.

Олин вздохнула. Теперь она абсолютно ничего не понимала. Что такого хотел сказать программист, что никак не мог решиться и не это ли является причиной его поведения? Интересно, что еще скажет Энтони по этому поводу. Олин надеялась, что он не знает о прежних выходках сержанта, хотя, сильно рассчитывать на неосведомленность генерала не приходилось.

Эрик вернулся серьезным и расстроенным. Энтони не упустил случая, вдобавок ко всему, припомнить еще и хамское поведение у комендатуры, и то, что майор пытался скрыть, что в команде у него не все гладко, да еще со специалистом, которого не так просто заменить, а если говорить честно, то им всем не помешало бы проверить нервы... А еще, Энтони настоятельно просил уладить возникшую проблему, иначе, ему придется поставить вопрос о психологической неустойчивости Оуна, а это может закончиться списанием. И теперь необходимо в срочном порядке что-то решать. В кабинете Олин собрался весь офицерский состав и Аири с Алергом. Алерга позвали потому, что за последнее время, Дил успел с ним сдружиться, и он мог что-то знать.

- Он тебе ничего не говорил? - обратился к нему Эрик. - Может, есть что-то личное?

- Нет, ничего, - немного подумав, ответил Алерг. - Правда, перед тем как ехать в космопорт, он как будто хотел что-то сказать, но потом передумал.

- Может, проверить его аптечку, - предложил Алик, - мало ли...

- Думаете, Дил подсел? - Аири нервно поерзал на месте. - Не может этого быть.

- И не такое бывает, нервы не выдерживают, хочется все забыть, - Алик вздохнул. - Можно, устроить осмотр снаряжения.

- Позавчера все проверяли, - напомнила Олин. - И сегодня с утра тоже. Дил неглупый, поймет к чему все это, а капать на нервы тому, у кого и так с ними нелады – только все усугублять. Алерг, придется тебе как-нибудь посмотреть, по-тихому.

- Капитан, но ведь получится, что я роюсь в его вещах и сдаю, - такая идея пришлась Алергу не по душе.

- Это для его же блага. Аири, а ты не спускай с него глаз. Любую попытку что-то выкинуть, тут же пресекай.

- Можешь даже по морде съездить, если понадобиться, - разрешил Эрик.

- Надеюсь, до этого не дойдет, - Аири поднялся и прошелся по кабинету. - А если недоглядим, что же, Дила действительно выпрут? - старшина обеспокоенно посмотрел на офицеров. - Не могу же я караулить его и днем и ночью, да и нельзя вот так сразу.

- Не сразу, Аири, - Олин тоже встала. - Это длится уже не один месяц, а мы наивно полагали, что генерал ни о чем не догадывается, а теперь, его терпение иссякло. Да и наше, честно говоря, тоже. Разговаривать по-хорошему – он не желает, что еще остается делать? Никто не хочет, что бы Дила выперли, иначе, не сидели бы мы тут, после всех сегодняшних событий...

- Алерг, с аптечкой не тяни. Проверишь, сразу доложишь, - приказал Эрик. - Сейчас все свободны.

Выйдя из штаба, Аири тут же набрал код программиста.

- Дил, тут такое дело, - проговорил он, когда программист принял вызов, - наши офицеры подозревают, что ты на анестетики подсел, Алергу приказали проверить твою аптечку.

- А с какой радости у них возникла такая идея? - программист явно не ожидал подобного.

- Они другого объяснения твоим выходкам не нашли.

- Ну, тогда верни то, что брал.

- Дил, я сейчас не могу... у меня нет...

- Акрик побери, Аири, ты понимаешь, что подставляешь меня! Что мне теперь делать?

- Слушай, ну придумай что-нибудь, у тебя же полбазы в должниках, а я потом все отдам.

- Да пошел ты, со своим потом! - Дил отключил связь.

Одалживая Аири анестетики, он понимал, что скорее всего, старшина их не вернет. Но у него и в мыслях не было, что все обернется так. Что ж, сам виноват. Нужно соображать, что подобные «одолжения» до добра не доведут. Причем, обе стороны. Хорошо хоть, что действительно полбазы в должниках ходит. Услуги программиста-взломщика всегда востребованы. Дил спешно надел китель и направился к двери, но открыв ее, увидел на пороге Алерга. Программист выругался про себя. Надо же, как он спешит выполнить поручение.

- Дил, я к тебе, - Алерг нервно подергал за застежку кителя.

- Я заметил, - программист вышел и закрыл дверь. - Алерг, извини, но мне сейчас некогда. Стис просил его портативник посмотреть.

- Да я долго тебя не задержу, - продолжал настаивать Алерг, не оставляя в покое застежку. - Ты ведь один?

- Один. Ладно, заходи, - программист понимал, что так просто ему не отделаться.

Он открыл дверь и вернулся в комнату, на ходу соображая, что теперь делать. Алерг заметно нервничал, видимо, он слабо представлял, как начать разговор.

- Алерг, можешь не придумывать на ходу несуществующие поводы, я знаю, зачем ты пришел, - Дил закрыл дверь. - Офицеры приказали тебе проверить мою аптечку. Ведь так?

- Откуда ты знаешь?

- Догадался, по предшествующим событиям. Алерг, я не подсел! Это глупо, у меня устойчивая психика, ты меня не первый день знаешь, ты мой друг.

- Ты тоже мой друг, - Алерг присел на кровать Дила. - Знаешь, до того, как я попал к вам, у меня не было друзей и теперь, я не хочу их терять. Тем более так.

- Акрик побери, как тебя убедить? - Дил нервно прошелся по комнате.

- Покажи свою аптечку, и дело с концом.

- Ладно, - немного помешкавшись выдохнул Дил и достал аптечку. - На, смотри. Видишь, не хватает двух инъекторов, что теперь будешь делать? Побежишь докладывать?

- Дил, но ты ведь сказал...

- Я помню, что сказал, - программист присел рядом с Алергом. - И я не врал.

- Но куда они делись? У них ног нет, уйти не могли. Или ты им какой чип придумал, и они все же утопали?

- Не смешно. Я их это... потерял. Видимо, плохо закрепил и они выпали, когда на покрытие грохались, возле комендатуры.

- Дил, ты точно их не использовал?

- Да чтоб мне на боевые не летать, если вру!

- Я тебе поверю, и скажу, что все инъекторы на месте, - Алерг встал. - Только, если у тебя проблемы, лучше поговори с кем-нибудь, а к этому не надо.

- Я и сам знаю.

Алерг ушел. Дил задумчиво смотрел на закрывшуюся дверь. Легко сказать «поговори»...

Подозрения Алика не оправдались, и трудно сказать, к радости или огорчению. Тогда, по крайней мере, все стало бы по местам, а так, остается только ломать голову. В последующие четыре дня, в команде царила довольно спокойная обстановка. Дил старался вести себя неприметно и, большую часть времени, проводил копаясь в электронике челнока и «скелетов».

Аири старался контролировать программиста, и это поручение откровенно раздражало старшину.

На пятый день, с Тело́рна доставили образцы экспериментальных “скелетов”. Получив новое снаряжение, команда отправилась на полигон для тестирования, на базе остались только Олин, Дил и Аири. Программист с самого утра проверял навигационную систему челнока.

- Чем занят? - в рубку управления вошел Аири.

- Проверяю навигацию, - отозвался Дил не оборачиваясь. - Капитан Таил считает, что нам скоро на задание.

- Ясно, - Аири нервно сжал пальцы и облокотился о спинку кресла.

- Слушай, Риглас, кончай таскаться за мной, - Дил оторвался от работы и посмотрел на старшину. - Мне не нужен надсмотрщик.

- Я не понимаю о чем ты, - попытался притвориться старшина.

- Все ты понимаешь. Пятый день ходишь, словно привязанный.

- Знаешь, лично мне, это не доставляет никакого удовольствия, - Аири выпрямился. - Завязывал бы ты со своими выходками.

- Ну, мои выходки ни в какое сравнение с твоими не идут, - Дил встал. - И завязывать нужно тебе.

- Это тебя не касается! Ты не понимаешь, каково это, потерять любимую девушку, как мне плохо!

- Куда уж мне! Но ты ошибаешься, мы служим вместе, и потому, меня это касается. Ты уже меня подставил, а что будет дальше? Ты не думал о последствиях?

- Я могу себя контролировать!

- Это пока. Из-за тебя, кто-нибудь может пострадать. Если тебя в бою переклинит, ты начнешь действовать неадекватно, как думаешь, кто первым полезет тебя вытаскивать?

- Этого не случится. Да и клинит сейчас не меня, и не мои выходки обсуждают офицеры. Если ты не угомонишься, тебя спишут к Акриковой матери!

- А тебя это так сильно беспокоит? Боишься, что тогда не у кого будет брать анестетики? - усмехнулся Дил.

Ответом на эти слова, стал резкий удар в лицо. Не долго думая, программист нанес ответный удар, который пришелся в скулу. Аири отшатнулся.

- Придурок! - старшина взглянул на свой кулак. - Ты не понимаешь, что тебя действительно спишут, Грон собирается ставить вопрос о твоей психологической устойчивости! И да, меня это беспокоит, потому, что мы служим вместе, ты мою спину прикрывал, мне не все равно!

- Знаешь, Аири, ты тоже прикрывал мою спину, и мне тоже не все равно на тебя, потому, если ты не завяжешь сам, я буду вынужден сообщить капитану Таил. И еще, на мое прикрытие, по этому поводу, можешь больше не рассчитывать – это для твоего же блага! Я не буду помогать тебе гробить свою жизнь.

Дил буквально выскочил из рубки. Аири дотронулся до разбитой скулы. Неужели, программист считает его окончательно подсевшим? Нет, он может обойтись и без инъекций. Просто, когда становится совсем тоскливо, они помогают забыться и не чувствовать ноющую боль в душе, оставшуюся после гибели Тилы.

Ближе к обеду, Олин вызвал генерал и сообщил, что с Эврума пришел приказ, по которому группе 4-Х надлежит уничтожить торианский военный завод, но перед этим, забрать оттуда информацию о производимых там нейро-плазменных гранатах и, хотя бы, один готовый образец. Это весьма дорогостоящее оружие, но очень эффективное. К приказу прилагался план патрулирования, некоторые коды и план самого завода, что сильно облегчало задачу. Так же, подобные операции упрощались тем, что их челнок переоборудован по разработкам, которые взяли на Сто́рлане. Благодаря системе экранирования, не все сторожевые спутники их видели и шанс проскочить незаметно, сильно возрастал.

Кроме информации, с Голтра необходимо доставить корэанца, уличенного в связи с торианами. По данным разведки, он находился на заводе и помогал в каких-то разработках. Так же имелось подозрение, что это именно он помог организовать покушение на главнокомандующего. Этим корэанцем был Аргин Лоурен. Теперь предстояла непростая задача - сообщить Селине о том, чем занимается ее отец. Услышав об этом, Олин не без основания предположила, что после смерти сына, у Аргина окончательно съехала крыша.

Олин вернулась к себе в кабинет и просматривала полученные документы. Вылет назначили ранним утром, перед рассветом, тогда, по расчетам, к моменту высадки, на заводе наступит поздняя ночь и это даст дополнительные преимущества. Дверь в кабинет резко распахнулась, и на пороге появился Дил. Его внешний вид совершенно не соответствовал уставному. Губа разбита и из нее сочится кровь, но он казалось, этого не замечал.

- Это правда? - произнес он, опуская формальные приветствия и забыв о званиях.

- Что именно? - Олин внимательно изучала его лицо.

Он выглядел взъерошено, в руках теребил какой-то конверт. Русые волосы растрепаны, в карих глазах появилась решимость. Так смотрит тот, кто долго собирается сделать что-то, но все никак не может набраться смелости, и вот, наступает момент, когда тянуть больше нельзя.

- Что именно, Дил? – повторила капитан.

- То, что меня могут выгнать из Десантных Сил, списать из-за психологической неустойчивости?

- Правда, - Олин не видела смысла скрывать от сержанта то, что и так стало ему известно. - А чего ты ждал, что тебе спасибо скажут? Я предупреждала, что теперь решать будет Грон, а, как оказалось, он знал о прошлых твоих выходках.

- И вы приказали Алергу проверить мою аптечку, и приставили Ригласа, следить, чтобы я ничего не выкинул.

- А что нам оставалось, запереть тебя в камере? Хотя, я вижу, что это принесло бы больше толку. Ты не захотел слушать его словесные доводы, судя по твоему лицу, ему пришлось убеждать тебя другим способом.

- Пришлось... - программист оттер кровь. - Только, хреновый из него присматриватель. Лучше б вы за ним самим присмотрели. Да и на инъекторы вы не того шмонали, что под носом твориться не видите... и вообще, можно же было просто поговорить.

- Я пыталась. Это ни к чему не привело, - в кабинет влетел Аири. - Вам здесь что, проходная! - Олин заметила на скуле у старшины свежий кровоподтек. - Подожди за дверью, я тебя вызову, - Старшина кинул на сержанта косой взгляд и вышел. - А ты присаживайся. Нам на рассвете на вылет и если у тебя есть что сказать, то говори сейчас – дел невпроворот.

- Есть, - Дил присел на стул. - Я уже давно хотел кое-что рассказать, но никак не мог решиться, четыре дня назад, почти собрался с духом, но опять не смог. От части, капитан, ты права – это действительно из-за событий полугодовой давности, но немного других. Когда мы вернулись с Эврума, я, вместе с майором складывал вещи Майкола, чтобы передать родственникам и случайно наткнулся на одно письмо. Конечно, читать чужие письма – нехорошо, но нужно было узнать, кому его вернуть, а то, что в нем... Не знаю даже как это объяснить, как в это поверить... В общем, оно от капитана Ни́лиона Ха́ристита и предназначалось тебе. Но, я не виню Майкола за то, что он его не передал. Я тоже не хотел, даже мелькала мысль уничтожить, сжечь к Акриковой матери, и дело с концом, а потом подумал, что не мне оно предназначалось и подобные вещи, тоже не мне решать. Только никак не мог набраться смелости, чтобы отдать. Вот нервы и сдавали. А сегодня, после разговора с Аири понял, если не сниму этот груз с себя – кранты моей карьере.

- Ну, так давай. Это ведь оно?

Дил нерешительно протянул письмо. Он видел, как меняется лицо капитана, по мере чтения. Олин осторожно свернула листки. Казалось, теперь она не знает, что с этим всем делать. Дил сидел, потупив голову, и молчал.

- Ты кому-нибудь говорил?

Он отрицательно покачал головой.

- Я же понимаю, что о таком не трепятся, не дебил.

- Последние твои выходки, заставляют задуматься.

- Что теперь делать будешь, капитан?

- А что теперь можно сделать? Ничего уже не сделаешь. И не следует об этом никому говорить.

- А майор?

- Я сама. Теперь, это моя забота.

- А мне-то как? – Дил смотрел на капитана взглядом растерянного ребенка.

- Как? - Олин вздохнула. - Так же, как и раньше. Так же, как и мне, и всем остальным. Что это меняет? Ничего. Иди, лучше побудь у себя и не попадайся генералу на глаза с разбитой физиономией. Эрику придется о драке рассказать. До вылета, эти символы воинской доблести не пройдут, а на задании ты нам нужен. Что хоть произошло?

- Аири расскажет.

- Ладно, иди, и позови его, пусть зайдет.

Дил вышел и кивнул Аири в сторону двери, давая понять, что его ждут. Он, молча, прошел в кабинет. Старшина никак не мог подумать, что Дил сам придет к капитану и сильно удивился, увидев его в кабинете Олин.

Войдя, Аири сразу заметил, что Олин чем-то сильно озабочена. Она сидела, погрузившись в свои мысли и не обращала на него внимания. Ему показалось, что сейчас капитана волнует совсем не драка между солдатами.

- Капитан, я... - начал было Аири, но Олин не дала ему договорить.

- Раздевайся, - коротко приказала она, поднимая на него взгляд.

- Что? - недоуменно переспросил Аири.

- У тебя со слухом нелады? Я сказала - раздевайся.

- Олин, если ты опять поругалась с Эриком и решила заставить его поревновать, так я не самая подходящая кандидатура, - попытался пошутить старшина.

- Я что, твою мать, в игры тут играю! - капитан, с размаху ударила кулаком по столу, отчего Аири невольно вздрогнул. В ее глазах царила настоящая тьма. - Живо разделся!

- Ладно! - старшина начал нервно снимать одежду. - Трусы тоже снимать?

- Можешь оставить. Пока.

- Ну, и что дальше? - старшина кинул брюки на спинку стула.

Ничего не говоря, Олин подошла к нему и внимательно осмотрела на наличие следов от инъекторов. Ничего не обнаружив, она села обратно в кресло. Правда, отсутствие видимых доказательств не давало никаких гарантий. Следы исчезают через пару часов, да и вкалывать стимуляторы совсем не обязательно.

- Я могу одеться, или ты еще не все рассмотрела? - поинтересовался Аири.

- Одевайся, - разрешила Олин.

- Что дальше, - Аири надел брюки, - ко мне тоже кого-нибудь приставишь?

- Не вижу смысла. Будет нужно, возьму под личный контроль. Ты мне тут обиженного не строй, сам виноват.

- Это в чем же? - Аири застегнул рубашку и взял китель.

- Ты меня избегаешь, уходишь от разговора, что можно подумать? Сначала, вы не хотите разговаривать нормально, а потом сделанные выводы вам не нравятся... Ладно, давай, рассказывай, а то еще делами нужно заниматься.

- Да, что рассказывать, - Аири присел напротив Олин. - Надолго Дила не хватило, да и меня, честно говоря, тоже. А результат на лицо.

- Вернее, на лице, - уточнила капитан. - Что ты хотел сказать, когда ворвался?

- Хотел попросить, что бы ты освободила меня от этого неблагодарного занятия.

- В нем теперь нет необходимости. Дил должен успокоиться – его не привлекает перспектива с треском вылететь из Десантных Сил. Жаль, не подумали раньше пригрозить. Но, сейчас не об этом. Управление подкинуло задание с подковыркой: нам нужно уничтожить военный завод на Голтре, но перед этим прихватить оттуда разработки и Аргина Лоурена.

- Его что, опять в плен взяли? Зачем он им дался?

- Никто его не брал – сам пришел.

- Что? Как это?

- А то ты не знаешь. Он винит в смерти сына не ториан, а все МВК в целом и лично меня, в частности, вот и решил мстить по мере возможности. Нужно еще с Селиной поговорить, предупредить, а то пустит ему пулю в лоб, спрашивай потом... Ты пока пойди, получи оружие, - Олин протянула ему документы, - только побитой рожей свети поменьше.

Аири ушел. Олин некоторое время сидела, задумавшись, потом, вновь перечитала послание Нилиона и, схватив со стола кружку, с размаха запустила в противоположную стену. Осколки со звоном посыпались на пол. Капитана душила бессильная злость. Теперь, все стало по своим местам: и интерес ториан к Эрику, и что его связывало с ее отцом. Она очень жалела, что Нилион погиб, и ей не удастся поговорить с ним по душам теперь, когда ей столько известно.

Вот только как жить дальше со всем этим? Легко было сказать Дилу: «ничего не меняется», ведь это не он собрался замуж за офицера, восстановленного по образцам ДНК, и не его командир застрелил отца. Конечно, ее отношение к Эрику не менялось. Олин его любит, и ей в принципе все равно, каким образом он появился на свет, только как рассказать ему обо всем, да и стоит ли?

Эрик вернулся на базу вполне довольный новым снаряжением. Кроме “скелетов”, они получили автоматы “Рущак”, созданные на базе винтовки “Тайвер”. Он оснащен подствольным гранатометом RV-320R –RW, вмещавшем в себя восемь гранат и оптическим прицелом Х-90 с тридцатикратным зумом. Спаренные стволы, были разнокалиберными: первый – 3,2 мм, второй – 5,5мм. Это обусловлено разнообразием возникавших боевых ситуаций и теперь солдатам не нужно менять оружие, если приходилось выбивать врага из укрытия, второй ствол с легкостью мог пробить стену средней толщины. На данный момент, “Рущак” являлся самым современным штурмовым оружием и вскоре должен получить заслуженную популярность в самых различных родах войск. А пока, его получали лишь некоторые спецподразделения, в число которых вошла и группа 4-Х.

Энтони Грон уже сообщил майору о предстоящем задании и то, что передал документы Олин. Теперь предстояло обсудить некоторые детали, и можно спокойно отдыхать перед вылетом. Эрик застал Олин за уборкой осколков того, что совсем недавно представляло собой кружку.

- Чья голова пострадала?

- Зараза! - капитан вздрогнула. - Ты можешь не подкрадываться?

- Я и не подкрадывался, просто, ты на своей волне. Что случилось?

- А тебе генерал не сообщил о нашем задании?

- Сообщил, но я не вижу в этом особых проблем.

- Кто поговорит с Селиной? - Олин выбросила осколки в корзину для мусора. - На меня можешь даже не смотреть. Хватит с меня на сегодня разговоров.

- Может, ты все же расскажешь, что тут произошло?

- Аири воспользовался твоим разрешением...

Олин, коротко рассказала о стычке Аири с Дилом, при этом умолчав о письме. Сначала, у Эрика возникла мысль не брать Дила на задание, но на заводе без него делать нечего, да и отстранение от вылетов, может сказаться не самым лучшим образом. Теперь, осталось решить, что делать с Селиной. В итоге, Эрик счел самым оптимальным предоставить ей право выбора. Если она не захочет участвовать в этой операции, то никто не станет заставлять. Провести неприятную беседу, он поручил Алику.

Алик не любил подобные объяснения, но, как ему сказал майор, когда-то нужно начинать. Когда Селина пришла по его вызову и отрапортовала по всем правилам, он усадил ее в кресло, а сам принялся нервно расхаживать по кабинету, не зная с чего лучше начать. Наконец, он остановился и произнес:

- Селина, ты знаешь, где сейчас находится твой отец?

- Понятия не имею, капитан, - ее сильно удивил такой вопрос. - Мы мало общались с тех самых пор, как я поступила в центр, а после гибели Атикса, мне даже код коммуникатора пришлось сменить, чтобы он ни доставал своими требованиями уйти из армии. С ним что-то случилось?

- Да как сказать... - Алик вновь принялся мерить шагами кабинет. - Твой отец сейчас находится на торианском военном заводе, и в наше новое задание, входит забрать его оттуда.

- Он снова попал в плен? - по лицу снайпера пробежала тревога. - Но, что им могло понадобиться от него?

- Селина, он не в плену.

- На что вы намекаете, капитан? - в душу к девушке закралось нехорошее подозрение.

- Он работает на ториан – это уже доказано.

- Да как же... - Селина подскочила с кресла. - Не может быть... После всего... Как он мог? Я не хочу в это верить!

- Я понимаю, - Алик заглянул ей в глаза. В них читалось полное недоумение. - Все понимают. Поэтому, если ты не хочешь, то можешь не участвовать в этом задании.

Селина молчала, пытаясь справиться с захлестнувшими ее эмоциями. Где-то в глубине души, еще шевелилась надежда, что это – всего лишь недоразумение. Она не могла понять, чем именно мог Аргин помогать врагу, что такого он знал. Хотя, для нее это не столь важно, главный факт в том, что ее отец – предатель, презренный ренегат, которому грозит смертная казнь и как он дошел до такого, у нее в голове не укладывалось. Селина видела только одну возможность смыть с себя позор – это лично притащить его на базу, а еще лучше - пристрелить.

- Я пойду, - тихо произнесла она. - У меня нет другого варианта.

- Хорошо. Только это, без фанатизма. Не перегни... Он нужен живым, - посчитал необходимым предупредить Алик. - Можешь идти.

Селина отдала честь и вышла. Алик заметил, как она изменилась за время их разговора. Оно и неудивительно. Капитан вздохнул и сел в свое кресло. По его мнению, лучше быть круглым сиротой, чем вот так. Может оно и к лучшему, что он так и не смог ничего найти о своей семье – такого можно нарыть, что и сам не рад останешься...

Полночи Олин мучила бессонница, а когда ей все же удавалось уснуть, приходил тревожный сон, от которого она резко просыпалась с чувством какой-то пустоты и чего-то безвозвратно утерянного. Олин встала с кровати, надела майку и бросила взгляд на спящего Эрика. В этот раз они проводили ночь у нее. Сейчас, вся эта ситуация, показалась капитану до крайности глупой и смешной. Вот уже семь месяцев в столе у майора лежало разрешение на свадьбу, а с тех пор так ничего и не изменилось. Энтони, конечно прав и они попросту хотят сохранить иллюзию свободы. Они давно могли пожениться и получить совместную комнату, или даже приобрести жилье в городе. Некоторые офицеры так и делали, но тогда, в случае тревоги, им приходилось лететь на базу сломя голову и поэтому, такое практиковалось редко. Но Олин и Эрик постоянно находили причину, чтобы все отложить. Почему-то, капитан только сейчас подумала насколько все это нелепо. Она вздохнула и села на кровать.

- Ты почему не спишь? - к ней повернулся Эрик и потянулся, что бы обнять.

- Не знаю, а ты? - Олин обернулась к нему, но не легла.

В его серых глазах застыла задумчивость. Эрик был красив. Но не смазливой красотой холеного мальчика, капитан никогда бы не обратила на такого внимание, а настоящей мужской. Его черные волосы, стоило им немного отрасти, тут же норовили стать дыбом и не поддавались никаким средствам укладки, поэтому, Эрик их коротко стриг. Кое-где, в них уже начала просматриваться седина, хотя он еще очень молод. Ему нет и тридцати по стандартному. Спортивное тело не бугрилось мышцами – их ровно столько, сколько нужно хорошему воину, что бы не выглядеть при этом тупым качком.

- Ты же знаешь, меня бессонница задолбала, - лениво ответил Эрик.

- Знаю, но причину ты так и не объяснил.

- Как я могу объяснить то, чего сам не понимаю, - он сел на кровати. - Я тут подумал, пора нам все это заканчивать и жениться, а то разрешение скоро рассыплется от старости и придется выбивать у Грона новое.

Олин, ничего не ответила. Ее иногда поражала их способность думать об одном и том же, в одно и то же время.

- Что молчишь?

- А что говорить? Мы каждый раз обсуждаем одно и тоже, а потом появляется что-то, что заставляет об этом забыть и снова все отложить.

- В этот раз, все будет по-другому. Хватит играть в детский сад. Что-то не то творится вокруг...

- Это нервы. Нужно просто отдохнуть.

- Скорее, похоже на массовый психоз, - майор на некоторое время задумался. - Та информация, что мы взяли на Сторлане, ты о ней больше не спрашивала.

- С чего ты решил заговорить об этом?

- Это важно. Поэтому Ве́рнер и не забрал ее. Он знал, что я не передам кристалл в Разведуправление, знал, что на нем находится. Все слишком сложно, и я сам толком ничего понять не могу. Но одно могу сказать точно – Телиан не так далек от истины и мы действительно имеем отношение к Темгатам.

- Тебя, судя по всему, шарахнуло сильнее, чем предполагалось, - в голосе Олин не чувствовалось уверенности. - А Телиан давно помешан на всей этой ерунде, вот и видит в каждом то, чего на самом деле нет.

- Да послушай же ты: там, на Сторлане, в компьютерах была информация о проекте под кодовым названием “4Х”, там упоминаются имена твоих родителей, что-то говорится о работе над восстановлением, но что это значит, не расшифровывается. А еще, там были имена и генетические карты. Моя, твоя, Алика, Дила и даже Алерга. Торианам тогда не нужен был меч, или кристалл с информацией, им нужны были мы, причем живыми.

- Конечно, мертвые мы не смогли бы помочь добраться до технологий, а пытаться сделать это без нас – дохлый номер, - Олин понимала, что ей выпал удачный момент, чтоб рассказать Эрику обо всем, но никак не могла решиться.

- Да какая же ты твердолобая! Вернер очень боялся, что информация попадет не только к торианам, но и к своим. Это не просто так.

- Это из-за утечки.

- Ты на все можешь найти объяснение, тогда объясни, почему четверо из нашей команды страдают полной амнезией?

- Да может вас специально в одну кучу сгребли, чтоб легче контролировать, - Олин встала и собрала волосы в тугой узел на затылке.

У нее были темно-каштановые волосы ниже плеч, но она никогда их не распускала, разве что только ночью, а как только вставала, сразу же спешила убрать. Эрику всегда нравилось наблюдать за тем, как Олин пытается собрать непослушные волосы, которые вечно норовили выбиться. А еще, ему нравилось, когда они спадали на ее грудь…

- Да и с чего ты завел этот разговор именно сейчас? - она справилась с волосами и повернулась к майору.

- А ты и сейчас молчишь, что нашла в тайнике твоего отца, два кристалла, а ни один, как думает управление.

- Откуда ты узнал?

- Какая разница. Что на нем?

- Я не знаю. На корабле Вернера, я не смогла его открыть. Поэтому и решила пока не отдавать, кто его знает, что там и чем оно обернется. А потом негде было его смотреть. Жаль, не захватили считыватель с BF-ки, да и куда его тогда...

- Такие считыватели стоят у Грона и Орсена.

- И что ты предлагаешь, прийти к генералу и сказать: “Вы знаете, мы тут кое-какую информацию сныкали от управления, вы не освободите кабинет, пока мы с ней разберемся, а то у нас подходящего считывателя нет”. Да он и так злой, как демон из черной дыры – он нас самих в этот считыватель запихает, если узнает, что мы крутим дела за его спиной.

- Остается Орсен, а ему тем более ничего не объяснишь, - Эрик взглянул на часы. - Сейчас уже нет времени решать подобные проблемы. Нужно готовиться к вылету.

Майор опасался, что Селина может что-то выкинуть. Самое вероятное, что она попытается пристрелить Аргина и ничего поделать будет уже нельзя – у нее есть все основания для этого.

Глава 4

Территорию военного завода заливал свет прожекторов. Благодаря полученным данным, группа 4-Х смогла десантироваться сразу в периметр и опустилась на крышу одного из зданий, отмеченного на плане как лаборатория. Теперь предстояло проникнуть вовнутрь, и сделать это нужно тихо и осторожно; поднять шум раньше времени, означает провалить задание. Эрик не сомневался, что внутри полно датчиков и режим маскировки им не сильно поможет. Но основная проблема даже не в том, чтобы попасть внутрь и забрать информацию с хорошо охраняемого объекта, а в Аргине Лоурене, который просто так не сдастся, да и само его место нахождения точно не известно. Бегать же по территории вражеского завода в поисках какого-то недоделанного ублюдка, рискуя завалить хорошо спланированную операцию, никого не привлекало. Поэтому, Эрик решил, что если возникнут реальные проблемы, он плюнет на Аргина и уберется отсюда, прихватив только информацию. А этому Акрикову плевку тогда суждено остаться на заводе...

Самое разумное, в такой ситуации - отключить энергообеспечение, но это может повлечь взрыв в производственных цехах, тогда, ни о какой информации и образцах не может идти и речи. Да и сильно такой ход помочь им не может – здесь, несомненно, есть резервный источник питания, а добраться до цели за те несколько минут, что у них будут до его включения, просто невозможно.

Дил провел детальное сканирование. В общей сложности, внутри находится двадцать охранников, но они рассредоточены по четырем уровням и не представляют сильной угрозы. Сколько всего солдат на территории завода, так же неизвестно и поэтому, нужно успеть управиться до того, как они подтянутся к лаборатории. О проникновении станет известно почти сразу, необходимо действовать быстро и четко, а когда нужная информация окажется у них в руках, церемониться не останется причин.

Алерг осторожно спустился по стене к окнам какого-то пустого кабинета, который охранялся хуже остальных. Он проделал лазерным резаком отверстие в стекле и, просунув в него руку, немного поковырялся с замком, после чего окно открылось. Алерг проник внутрь. Его “скелет” находился в режиме маскировки, а судя по данным сканирования, здесь установлено только видеонаблюдение, даже инфракрасных датчиков нет, хотя, они тоже не засекли бы группу. Новые образцы «скелетов», находясь в режиме маскировки, поглощают выделяемое телом тепло и поэтому, абсолютно невидимы противнику. А вот обычный датчик массы, мог бы выдать их в тот же момент, но по счастью, его здесь не оказалось.

Следующим в здание проник Эрик. За ним последовали Олин и Алик, а потом остальные. Майор осторожно стал на пол и прислушался. Вроде бы, все тихо. Алерг возился с дверью, пытаясь вскрыть ее. Сканер показывал, что коридор чист и нужно торопиться, пока кто-нибудь ни появился. Наконец, блокировка замка поддалась. Майор вышел первым. Он не сомневался, что их сразу же засекут, поэтому главное - скорость. В конце коридора виднелся лифт. Возле него, спиной к десантникам, стоял солдат в боевом “скелете”, но без шлема. Эрик намеревался «вежливо попросить» его проводить их к лаборатории.

Торианский лейтенант ждал, когда откроется дверь лифта. Ему нужно доставить ученым последние данные из производственных цехов. Стояла глубокая ночь, и он жутко устал, а до конца смены оставалось еще несколько часов. Вдруг, лейтенант почувствовал, как на лицо легла чья-то тяжелая рука в боевой перчатке, закрыв рот и нос. Дверь лифта открылась, и его втолкнули внутрь. Когда лифт закрылся, хватка ослабла и торианен смог вдохнуть. Под подбородок уперлось дуло автомата и надежда, что это глупая шутка кого-то из сослуживцев, улетучилась. Лейтенант осознал всю мерзость ситуации: он оказался в закрытом помещении с пятнадцатью десантниками МВК, о намерениях которых нетрудно догадаться. В коридоре послышался топот, и стало ясно, что присутствие посторонних обнаружено. Олин нажала кнопку “Вниз”.

- Только дернись, сволочь, и твои мозги будут отскребать от потолка, - услышал торианен злобный шепот на межгалактическом диалекте в самом ухе.

- Что вам нужно? - лейтенант стоял, боясь пошевелиться.

Он понимал, в живых его все равно не оставят, но инстинкты оказались сильнее.

- Основная лаборатория и Аргин Лоурен, - Эрик припер торианена к стене. - Быстро!

- Я не знаю... - прохрипел лейтенант. - У меня нет доступа...

- А с этим, ты по нужде собрался? - майор выхватил у него документы и ткнул в лицо. - Проводишь, ни куда не денешься. Сержант, возьми, пригодится, - он отдал Дилу бумаги.

Лифт остановился. Эрик подвинул заложника к двери, и когда она открылась, вытолкнул наружу, прикрываясь как щитом. К его удивлению, коридор все еще оставался пуст. Десантники держали оружие наготове и настороженно озирались по сторонам, стараясь контролировать все пространство. Слева послышался звук, тяжелых шагов по металлической лестнице.

- Куда? - теперь Эрик упирал автомат в затылок пленному.

- Направо.

- Капитан, бери пятерых и прикрывай нас, - приказал майор.

- Кто именно? - уточнил Алик.

- Оба. И постарайтесь узнать, где Аргин Лоурен, но без лишнего геройства... Пошел! - Эрик подтолкнул торианена.

Оставшаяся группа прикрытия перегородила коридор. Укрыться было негде, да и смысла это не имело. Их главная задача - задержать ториан, пока майор проникнет в лабораторию, а потом необходимо искать Аргина.

Появившиеся из-за угла ториане находились в полной боевой готовности. Первым шел капитан. Увидев неприятеля, он вскинул лазерный автомат, но Олин успела открыть огонь первой. Автоматная очередь скосила двоих солдат, остальные, по примеру своего командира, успели упасть на пол. Они получили четкие указания: уничтожить непрошеных гостей раньше, чем те доберутся до компьютеров с информацией, а в том, что именно это и есть их цель – никто не сомневался.

- Нужно взять капитана живым, - произнесла Олин, переключив рацию на стратегическую частоту. - Он должен знать, где Аргин.

- Попробуем оставить одного, - Алик прицелился в торианского сержанта из лазерного автомата.

Он пытался обойти их с боку, что само по себе не имело никакого смысла. Алик выстрелил и предприимчивый торианен застыл у стены. Четверо неприятелей уже лежали без движений, но то, что все они мертвы утверждать нельзя. Оставалось еще восемь боеспособных противников. Вести бой в узком коридоре - дело непростое и это скорее походило на испытание прочности брони.

Применять плазменные винтовки - невозможно, слишком велик риск задеть своих, поэтому, огонь велся преимущественно из лазерных автоматов, класса “Легионер” и автоматов “Рущак”. Заметив, что броня десантников МВК, заметно выигрывает в этом споре, ториане стали потихоньку отступать обратно к лестнице, надеясь занять более выгодную позицию. Но тактика не принесла ожидаемого результата.

Более легкие «скелеты» противника, позволяли двигаться быстрее, но тем не менее, к удивлению врага, не пробивались. Еще двое рядовых ториан скатились по лестнице мертвыми. Положение становилось безнадежным. Численное превосходство плюс усовершенствованная броня неприятеля не оставляли торианам никаких шансов. Олин вытащила меч, давая понять, что пришло время рукопашной. Никто не знал какие сюрпризы их могут здесь еще поджидать и поэтому, неплохо поэкономить боеприпасы.

- Капитан мой, - Олин осторожно приближалась к врагу.

- С чего это вдруг? - возразил Алик.

- Настроение хреновое, хочу отыграться. Могу, конечно, потом на тебе...

- Нет уж, лучше на нем! Только не перестарайся.

- Попробую, - пообещала капитан, нанося удар, бросившемуся на нее рядовому.

Солдат принял удар на руку, пологая, что ее защитит усиленная броня, но к его удивлению, этого не произошло. Меч прорубил руку до кости, неприятель отшатнулся назад. Из раны фонтаном брызнула кровь. Олин, воспользовалась замешательством противника и нанесла второй удар, в грудь. Торианен оказался расторопнее, чем могло показаться, и успел отразить его своим мечом. После этого он попытался перейти в атаку. Олин отступила на шаг назад. Неприятель сделал выпад, причем, довольно неудачный. Он наступил в лужу собственной крови, поскользнулся и грохнулся на спину, во весь рост. Капитан прикончила его одним ударом в грудь.

Вражеский офицер продвинулся вперед и остановился напротив Олин, как бы давая понять, что он согласен на поединок. Несколько секунд они топтались на месте, выискивая слабые места друг у друга. Торианен атаковал первым. Олин отразила удар и, уйдя в бок, попыталась нанести ответный удар по ноге капитана, но он успел подставить свой меч и хотел резким движением вверх выбить оружие у своего противника. Капитан отвела меч в сторону и резко толкнула неприятеля плечом. Он пошатнулся, сделал несколько шагов назад, но остался стоять на ногах.

Олин перешла в атаку и нанесла размашистый удар в правое плечо, вложив в него всю силу и надеясь повредить противнику руку. Торианен попытался уйти из-под удара, но не успел. Меч, со скрежетом, прорезал броню, повреждённая рука непроизвольно разжалась, и оружие со звоном упало на пол. Олин заехала врагу с разворота ногой в грудь. Он отлетел в сторону, ударился о стену и медленно сполз по ней.

- Он хоть ни окочурился? - Алик подошел к торианену. С остальными врагами уже покончили.

- Не должен. Эти твари живучие, - Олин поискала, обо что вытереть меч, но ничего подходящего не обнаружила.

- Живучие, когда не надо, а когда надо, сразу дух выпускают.

Алик снял с него шлем. Торианен был жив, но без сознания. Теперь, нужно привести его в чувства. Неожиданно, датчики “скелета” засекли движение возле лифта, но объект квалифицировался как нейтральный – это означало, что он безоружен и на нем нет брони. Олин обернулась. Она сразу же узнала того, кто хотел незаметно выбраться из здания.

- Взять его! - приказала капитан.

Селина и Алерг бросились к мужчине, но он успел заскочить в лифт и дверь закрылась.

- По лестнице, - распорядилась Олин. - Офицера добить.

- С собой брать разве не будем? - уточнил Верс.

- А может еще весь завод с собой притащить? - огрызнулась Олин. - На радость командованию.

Верс выстрелил торианену в грудь из автомата, калибром 5,5, и бросился догонять остальных. Наверху их встретили четверо ториан. Одного Олин уложила сразу же, ударом меча в грудь, еще двоих Алерг прикончил из “Рущака”, последнего добил Лорм выстрелом из лазерного автомата. Теперь дорога была чиста. Сориентировавшись в лабиринте коридоров, десантники выбрались на улицу, но Аргин Лоурен словно растворился. Внимание Алика привлек какой-то шорох на крыше. Сверху маячила темная фигура, сомневаться в том, кому она принадлежит, не приходилось.

- С другой стороны лестница, - Алик не спускал глаз с беглеца. - Он попытается уйти.

- Лорм, Корнит, Верс, остаетесь здесь, - Олин убрала меч и сняла с плеча плазменную винтовку.- Попытается пройти – задержите, окажет сопротивление – стреляйте на поражение.

Когда они подбежали к лестнице, Аргин успел спуститься до половины, но увидев, что его уже ждут, поспешил вернуться обратно. Убедившись, что все пути отрезаны, он застыл на краю, раздумывая, что делать.

- Слышь, ты, пародия на мыслящее существо, спускайся по-хорошему, - предложила Олин. - Все равно ведь достанем.

Алик внимательно следил за обстановкой. Вокруг стояла подозрительная тишина.

- А ты забирайся сюда, капитан, поговорим! - Аргин подошел к самому краю. - Только не вздумай включать антиграв, топай по лестнице, а то спрыгну!

- А ты не попутал? Не в твоем положении диктовать условия. Пристрелим, как последнюю тварь!

- Не пристрелите, - самоуверенно заявил Аргин. - У вас приказ, взять меня живым, иначе, прикончили бы сразу. Так что, поднимайся!

- Вот же тварина! Слазаешь к нему? - обратилась Олин к Алику.

- А сама что, высоты боишься? - усмехнулся Алик. - Ну и парадокс – десантник, который боится высоты.

- Да пошел ты! Пристрелить я его боюсь, ненароком!

- Ладно, схожу. А то, что ты боишься высоты, останется между нами...

Алик подошел к лестнице, но его остановил оклик Аргина:

- Стоять! Пусть поднимается она, иначе привезете то, что удастся отскрести. И убери шлем, капитан Таил.

- А напитки тебе ни подать? – язвительно произнесла Олин, с неохотой взбираясь по ступенькам.

- Я спрыгну!

- Сделай милость. Мне хоть лезть дальше не придется, - Олин поднялась на крышу трехэтажного здания и остановилась напротив Аргина.

- Убери шлем, - снова потребовал он, делая несколько шагов назад.

- А ни пойти бы тебе знаешь куда... У меня с мозгами пока все в порядке, - капитан не выключала рацию, что бы те, кто остался внизу, слышали ход переговоров.

- Убери, я хочу посмотреть тебе в глаза.

- Уже смотрел, не хватило? - Олин осторожно шагнула вперед.

- Нет. Я хочу посмотреть сейчас, когда ты видишь, до чего меня довело все ваше гребаное МВК, и ты лично.

- Ты сам себя довел до такого. Нечего искать крайних.

- Если бы ни ты, Атикс был бы жив!

- Атикс был бы жив, если бы ты, долбанный кретин, ни связался с торианами, - Олин подошла к Аргину еще на пару шагов.

- Не подходи! - он вытянул вперед руку, в которой зажимал гранату. - Я кину ее вниз, а ты будешь с этим жить!

- Не кинешь.

- Ты уверена? Мне нечего терять.

- Есть. Каждому есть, что терять. Посмотри вниз, видишь рядового со снайперской винтовкой?- Аргин осторожно взглянул туда куда, указала капитан и кивнул. - Ты на прицеле, и я не знаю, что ее удерживает от того, чтобы уложить тебя с первого выстрела. Но главное, другое – это Селина, твоя дочь. Все еще хочешь кинуть гранату?

- Мразь! - процедил Аргин сквозь зубы, но гранату не убрал. - Ненавижу тебя, ненавижу все МВК - вы мне всю жизнь переломали своей войной - твари!

- На себя посмотри. Отдай гранату, - Олин снова шагнула вперед. - Вниз ты ее не бросишь, и нас двоих взорвать не успеешь, я все равно уйду, так какой смысл?

- А вот и проверим, какая ты шустрая...

Капитан не стала ждать, пока Аргин активирует гранату и резко кинулась вперед, сбив его с ног. Аргин упал на спину. Она придавила его коленом и забрала гранату. В динамиках рации стоял отборный мат Алика, который клял ее, на чем свет стоит и грозился рассказать обо всем не только Эрику, но и Энтони, и самому Челиону. Капитан не спешила поднимать Аргина. Она убрала шлем, не обращая внимания на брань в рации.

- Хотел посмотреть мне в глаза? Ну, так смотри, ублюдок! Нравится то, что видишь? - Аргин злобно сопел и ничего не отвечал. - Не нравиться, знаю, - Олин закрыла шлем и убрала ногу с его груди. Он медленно поднялся и тут же получил удар кулаком в челюсть. Из десен потекла кровь. - Это тебе за мразь, - пояснила Олин и ударила во второй раз, в живот. Аргин согнулся пополам. - А это за тварей и гребаное МВК, - она резко заломила ему руки за спину, отчего он упал на колени и надела наручники. - А я тебе говорила – спускайся сам. Хотя бы целостность физиономии сохранил, если все достоинство растерял. Капитан, поднимайся сюда, - проговорила Олин в рацию, обращаясь к Алику. - Я тебе тоже пару ласковых скажу.

По лестнице послышались тяжелые шаги, и вскоре рядом с ней остановился Алик.

- Ты чего маты гнешь, капитан? - набросилась на него Олин. - Я тебя за такие слова отделаю, ни один врач не исправит!

- А что за представление ты тут устроила? - Алик покосился на Аргина. - Майор же сказал, без геройства!

- Давно ты так приказов придерживаешься? У меня все было под контролем.

- Знаю я твой контроль...

- Капитан, не занудствуй, не подходящее место, - Олин включила рацию на частоту Эрика. - Майор, мы взяли Аргина Лоурена, - доложила она.

- Проблемы не возникли? - поинтересовался Эрик.

- Не особо. Что у тебя?

- Если честно - труба. В лабораторию нас впустили, а вот выпускать не собираются, так что, оставляйте кого-нибудь охранять Лоурена и расчищайте нам дорогу. Маршрут сбрасываю.

- Уже идем, - капитан отключила рацию. - Возвращаемся к лаборатории, - сообщила она Алику.

- А этот? - он кивнул в сторону Аргина, который даже не попытался встать с колен.

- Ни с собой же его тащить. Эрга – поднимай его на челнок. Селина, Алерг, останетесь здесь, будете удерживать путь отхода. Все, времени нет, там майора зажали. Пошли!

Теперь стало понятно, почему на территории никого не было: вся охрана подтянулась к лаборатории.

Пробраться к информации, в действительности, оказалось не так трудно. Пленный лейтенант, оказался на редкость сговорчивым, либо просто понимал: так или иначе, но его заставят сделать то, что нужно и не хотел мучиться зря. Когда Эрик автоматной очередью уложил часовых у двери, торианен вздрогнул и злобно скривился, но так и не попытался ничего предпринять. Он открыл дверь, и майор втолкнул его в помещение.

Аири выпустил в потолок автоматную очередь, давая ученым понять, что власть изменилась. Ученые попадали на пол, закрыв голову руками, и только один выхватил пистолет и открыл огонь по непрошеным гостям. Старшина прервал эту бесполезную попытку обороны, двумя выстрелами. Непокорный ученый, который оказался крейдом, повалился замертво. Падая, он зацепил какие-то колбы и пробирки на столе, они со звоном посыпались на пол, их содержимое рассыпалось и растеклось. Дил опасливо покосился на получившуюся смесь, которая могла оказаться взрывоопасной или токсичной.

- Чего ждешь, сержант, принимайся за дело, - поторопил его Эрик. - Для начала, перепрограммируй систему безопасности, нам сюрпризы не нужны и противовоздушную отключи. Этих в одну кучу, что бы легче контролировать.

Дил уселся за один из компьютеров, который, по его мнению, был головным. Ученых согнали в угол, и Джилис держал их под прицелом плазменной винтовки. Система безопасности долго не поддавалась, и сержанту пришлось приложить немало усилий, чтобы взломать ее.

- Может, пусть кто-нибудь из этих снимет код, - предложил Эрик, указывая автоматом на ученых.

- Не стоит рисковать, - отказался Дил. - Кто знает, чего они могут наворотить. Замкнут на самоликвидацию, и с кого потом спрашивать? А самое главное – кому?

- И то верно. - Согласился Эрик.

- Готово, - наконец сообщил программист. - Дверь переблокирована, внешний периметр и система ПВО, тоже. Сейчас перекину информацию и можно убираться отсюда...

Резкий грохот в коридоре, заставил всех обернуться к двери. Затем, в кармане у мертвого ученого запищал коммуникатор. Эрик вытащил его и, вырвав из сбившихся в кучу ученых одного, протянул ему средство связи.

- Ответь, - приказал он. - И смотри, без глупостей – хоть одно слово не понравится, пристрелю.

- Слушаю, - произнес ученый, который тоже был крейдом, не спуская глаз с майора.

- Я знаю, что эти самонадеянные придурки из МВК, меня слышат, - произнес мужской голос на ломаном межгалактическом диалекте. - Так вот, пусть они сдадутся сами: нам не хочется рисковать оборудованием, а уйти с информацией, им никто не позволит.

- Язык выучи, урод косорылый! - Эрик вырвал из рук крейда коммуникатор. - Потом требования выдвигай.

- Последний раз предлагаю сдаться! - прохрипел голос из рации, так и не представившись.

- Засунь себе в задницу свое предложение и запихни поглубже! - Эрик выключил коммуникатор. - Сержант, долго еще?

- Минут десять.

- Поторопись.

- Рад бы, но не могу. Да и что толку, если нас уже ждут.

- Здесь есть еще один выход? - обратился майор к ученому. Тот угрюмо молчал. - Слушай меня внимательно, умник, если начнется перестрелка, никто не станет следить за тем, что бы твои драгоценные мозги ни размазали по стенке. Будешь сотрудничать – заберем с собой, глядишь, на что и сгодишься командованию.

- Есть, - выдавил ученый. - Через подсобное помещение, но его должны перекрыть в первую очередь. Таково предписание.

Эрик выругался. В этот момент у него сработала рация. Новости, полученные от Олин, немного утешали. Теперь они могли рассчитывать на поддержку, но проблема заключалась в том, что майор не знал численности врага. Снаружи раздался взрыв. С полок посыпались какие-то документы и коробки, награждая пленных синяками и шишками.

- Сколько выдержит дверь?

- Не знаю, - честно признался крейд. - Смотря как по ней лупить, - раздался новый взрыв. - Если так, то недолго.

- В боевую позицию, - приказал Эрик солдатам. - Будем готовить теплую встречу. Сержант, по моему приказу, разблокируешь дверь, но не раньше. Старшина, убери этих, чтобы не путались под ногами.

Приказы выполнялись незамедлительно. Эрик связался с Олин и посвятил ее в созревший план прорыва. Он был довольно бесхитростным и именно поэтому должен сработать без особых осложнений. Через несколько минут майор получил от Олин подтверждение о готовности.

- Сержант, тебе еще долго? - осведомился он.

- Минуты две.

- Придется заканчивать под обстрелом.

- Не впервой. Только прикрывать не забывайте, - попросил Дил.

- Постараемся, - пообещал майор. - Открывай дверь. Капитан, - произнес он в рацию, - начинаем!

В тот самый момент, когда Дил разблокировал дверь, раздался взрыв, за ним последовали выстрелы. Эрик резко открыл дверь и встретил ториан автоматной очередью. Трое упали замертво. Всего их было около двадцати, пятеро, не считая тех, которых уложил Эрик, уже мертвы. Аири и Джилис остались в лаборатории прикрывать Дила, на случай, если кому-то из врагов все же удастся проскочить.

Ториане, неожиданно для себя, оказались зажаты в кольцо. О том, что в тыл им зашла вторая группа, они узнали только тогда, когда взорвалась плазменная граната. Отступать теперь некуда, укрыться тоже негде, оставалось только занять круговую оборону и продержаться до прихода основных сил. Рассчитывать на численное превосходство не приходилось – это преимущество ни так уж велико и весьма условно.

В зажавших их десантниках, ториане без труда узнали спецгруппу МВК, которая успела завоевать довольно специфическую славу, прослыть неуязвимой и внушить противнику чуть ли ни мистический страх. Обычно, за собой они оставляли только трупы. Те, кто стоял на охране этого завода, не верили в бредовые слухи, основанные на страхе, и прекрасно знали, чем обусловлена неуязвимость противника, знали даже, как можно их достать, но легче от этого не становилось. Использовать гранаты, которые производились здесь же, они не могли. Тогда под воздействие попадут все: наглый неприятель, они сами, ученые.

- Старшина, что у вас? - майор не отрывался от схватки. В живых оставалось всего пять ториан, в том числе и их командир.

- Заканчиваем, - доложил Аири.

- Забирайте лейтенанта и крейда, нужно отходить, пока сюда остальные ни приперлись.

Торианский майор, видя, что неприятель собрался отходить, все же решился на последний отчаянный шаг. У него имелась одна экспериментальная граната. Если взорвать ее здесь, то полягут все, кто их так умело зажал, а эксперт, оставшийся в лаборатории, уйдет вместе с информацией. Главная цель офицера - не допустить, чтобы враг получил данные разработок. Он упал на пол и одним незаметным движением запустил гранату в открытую дверь лаборатории. И это последнее, что он успел сделать в своей жизни – майор услышал отвратительный скрежет металла и почувствовал, как под левую лопатку входит что-то холодное и острое.

Аири и Джилис, схватили пленных и выволокли в коридор. Перестрелка закончилась, и нужно торопиться. Последнего оставшегося торианена, Олин добила мечом. Сейчас все ждали, пока Дил извлечет кристалл с информацией. Когда программист уже вставал, его ослепила вспышка света. Внутренний монитор шлема почернел, и по нему побежали какие-то цифры. Сержант пытался осмыслить, что это такое, но мысли путались. Он почувствовал, как его схватили под руки. Дилу ничего не оставалось, как пойти с теми, кто его ведет и надеяться, что это свои. В голове стоял шум, на приказ убрать шлем, электроника не отвечала. Только после того, как мысли немного упорядочились, шлем все-таки сложился, и Дил смог осмотреться. Под руки его вели Аири и Олин. Они поднимались по какой-то лестнице, очевидно, ведущей на крышу. Впереди Эрик и Алик вели пленных.

- Все в порядке, - проговорил Дил. - Я могу идти сам, просто систему заглючило.

- Держись в центре и береги голову, - предупредила его Олин, отпуская. - Антиграв работает?

- Не знаю, не проверял.

- Проверишь, когда поднимемся, скоро здесь будут BF-ки.

- А образец?

- Образец есть, - успокоила капитан сержанта.

- Шевелитесь! - кинул им Эрик через плечо. - Сейчас сюда подтянется вся резервная охрана, шум мы подняли не детский, нужно убраться раньше.

Резервная охрана подтянулась довольно быстро и уже успела окружить здание. Дил закрыл шлем. Экран по-прежнему не работал, и ему пришлась убрать его. Радовало, что хоть антигравитатор исправен. По крайней мере, он сможет подняться на челнок самостоятельно. Связываться со своими преследователями, не имело смысла, но ториане явно не собирались, отпускать неприятеля с нагло отобранными данными. Майор отдал приказ уходить. Враг открыл огонь из автоматов, в последней отчаянной попытке остановить наглых лазутчиков, но и она не принесла результата: применив маскировку, десантники благополучно скрылись в темном ночном небе, где их уже ждал челнок.

Когда Эрик со своей командой уже поднялся на корабль, над заводом вырисовался силуэт бомбардировщика BF-200ST, в сопровождении звена истребителей SPK-4. Он сбросил три фото-нейтронно-ковровые бомбы, сокращенно - Ф.Н.К.. Соприкасаясь с твердой поверхностью, они активизировались и воспламеняли находящиеся в атмосфере газы в радиусе 380 метров, превращая все вокруг в полыхающий ад. Равномерно разложенные по территории завода, они поглотили его огненным смерчем, а бомбардировщик благополучно скрылся. Эрик не стал долго любоваться тем, как в пламени гибнет надежда ториан на новое вооружение и отдал приказ уходить с планеты, пока еще не подтянулся флот.

Глава 5.

Подполковник Се́ил Ренг не сводил глаз с капитана, нервно перебирающего в руках, какие-то бумаги. Сейчас, Ренг занимал место полковника Мара Ка́рона, сгинувшего вместе с секретной базой на Сторлане. Он не понимал почему после провала на Эвруме его не только не разжаловали, но и назначили на более ответственную должность, поручив возглавить один из секретных проектов. Возможно, командование понимало, что в том поражении нет лично его вины: он четко выполнял приказы и сделал все, что мог. А виной всему стала не совсем верная информация, из-за которой пошел просчет во времени и всего какой-то час решил исход битвы. Но известно об этом стало уже после.

Теперь, подполковнику о тех событиях напоминал лишь шрам на животе, оставленный корэанским майором. Ренг не видел его лица, но, тем не менее, мог поспорить на что угодно - это Эрик Майлов. Слишком часто ему приходилось слышать о нем и его группе.

К Эрику у Ренга имелись личные счеты, и та встреча была уже не первой, правда, Ренг сомневался, что майор знает об этом, да это и не важно. Главное, что он знает. И помнит. Помнит, как на малоразвитой планете, Эрик перебил его группу, а самого Ренга избил и оставил убирать трупы, помнит, как вырвал у него из рук портативник с важной информацией, благо, туда успели занести вирус, и как превратил в руины базу на Сторлане, где несколько лет прослужил Ренг.

Конечно, в последнем есть вина полковника Карона: Ренг предупреждал его, к чему может привести попытка шантажировать майора – он не послушал. Но, тем не менее, факт остается фактом...

- Подполковник, плохие новости, - произнес капитан, роясь в документах. - Уничтожен военный завод.

- Какой именно?

- Тот, что на Голтре.

- Что?! - Ренга будто выбросило из кресла и офицеру показалось, что он кинется на него. - Ты спятил? Тот самый завод, где велась разработка нейро-плазменных гранат, и налаживалось их производство?

- Так точно, - капитан протянул подполковнику полученные документы.

- Да вы что, охренели?! Откуда у МВК информация, как они вообще смогли пробиться!

- Не могу знать, подполковник. Предпринимаются меры по поиску того, кто мог передать информацию.

- Что-нибудь удалось спасти?

- Нет. Завод разбомбили с воздуха. Все, кто там находился, погибли.

- А как же система ПВО, орбитальный патруль? - капитан лишь пожал плечами на такой вопрос.

- Правда, патруль все же сумел засечь их при отходе и сбить один истребитель из звена прикрытия.

- И ты считаешь – это их оправдывает? Один истребитель, в обмен на военный завод! Да срать я хотел на этот истребитель: уничтожь они даже все звено – это их не оправдало бы! Сбивать нужно до, а не после!

- Это еще не все, подполковник, - капитан боялся сообщать последнюю информацию, представляя реакцию Ренга, не отличавшегося особой выдержкой. - Там был замечен десантный челнок, который успел скрыться в гиперпространстве, он отходил от планеты...

- Ты хочешь сказать, что прежде чем уничтожить завод, МВК умудрилось забрать оттуда разработки? - глаза Ренга полыхали яростью.

- Этого нельзя утверждать.

- Тогда, зачем они туда прилетали, на экскурсию, твою мать! - подполковник грохнул кулаком по столу. - Кодовый номер челнока известен?

- Он не читаем, поэтому, можно предположить, что действовала та самая группа...

- Передашь документы, куда следует. Командира патруля и старших офицеров – под трибунал. Свободен!

Капитан поспешил удалиться. Подполковник нервно втянул носом воздух и постарался унять подёргивающуюся щёку. Внутри всё клокотало от ярости. Он не сомневался в том, что группа действовала “та самая”. Больше никто не способен на такую откровенную наглость: пройти под носом у патруля, мимо боевых спутников, забрать информацию с охраняемой территории, открыть подход флоту и так же спокойно уйти. Ренг не хотел повторять ошибки своего предшественника, а для этого ему необходимо избавиться от этой проклятой спецгруппы, но не все так просто как казалось. Ренг досконально изучил стоящую перед ним задачу и понял, что решить ее нелегко, во-первых по тому, что ее пункты противоречат друг другу, а чем закончилась попытка захватить объекты живыми, всем хорошо известно.

Когда Эрик, со своей группой вернулся, на базе время приближалось к полудню. Он передал пленных конвоирам и отправился к себе, чтобы отдохнуть. Всю обратную дорогу приходилось охранять Аргина от его собственной дочери. Селина просто рвалась поговорить с отцом, но Эрик не мог ей этого позволить, опасаясь, что последствием такого разговора, станет смерть арестованного. Селина проводила взглядом конвоиров, которые увели Аргина и, спросив у майора разрешение, ушла в расположение.

Энтони остался очень доволен результатом операции.

- Можете же работать, когда захотите, - похвалил он офицеров. - То у вас одни трупы, то перевыполняете поставленную задачу. Что с вами случилось – это на вас не похоже.

- Решили стать образцово-показательной группой, генерал, - отшутился Эрик.

Энтони лишь усмехнулся в ответ.

После задания, Олин хотелось побыть одной и хорошенько все обдумать. Из головы не выходило послание оставленное капитаном Нилионом Хариститом, ее первым командиром. Она быстро переоделась у себя в комнате и отправилась в зону отдыха – небольшой сквер на территории базы. Капитан пыталась все осмыслить и оценить, но мысли путались и сбивались в кучу. Слишком простыми и невероятными одновременно оказались разгадки на некоторые вопросы.

- Олин,- ее размышления прервал Алик, - тебя генерал ищет.

- Почему просто ни вызвал?

- Не знаю. Я встретил его у штаба и, по-моему, он опять чем-то не доволен.

- А ты случайно, ничего ему не сболтнул?

- За кого ты меня держишь?

- Ладно, сейчас схожу...

- Олин, у тебя что-то случилось? - поинтересовался Алик, заметив, что она чем-то расстроена.

- С чего ты взял? Все нормально.

Алик не стал приставать с расспросами, зная, что его попросту пошлют. Самое вероятное, что Олин снова поругалась с Эриком.

Когда капитан зашла в кабинет к генералу, он сидел за столом и постукивал ручкой - первый признак нервозности и плохого настроения.

- Расскажи-ка, мне, капитан, как ты задержала Аргина Лоурена, – попросил Энтони.

- Да что тут рассказывать, - Олин насторожилась, прекрасно понимая, что генерал ничего не спрашивает просто так. - Я взяла его на крыше, когда он пытался уйти.

- Одна?

- Да. А это так важно?

- Ты знала, что у него граната? - Энтони проигнорировал ее вопрос.

- Когда поднималась – нет.

- А какого хрена ты вообще к нему поперлась, что это за выпендреж!

- Я выполняла приказ: взять Аргина Лоурена живым. Он грозился спрыгнуть, если я к нему не поднимусь.

- А кидаться на того, кто держит в руках гранату с неизвестным принципом действия - это тоже выполнение приказа? Что-то не припомню, что бы я приказывал нечто подобное, или может это Эрик? Я могу у него спросить.

- Спрашивайте, если хотите. Только эти действия - мое собственное решение, я ни с кем ничего не согласовывала. Аргин Лоурен был взят живым, а в противном случае, его пришлось бы застрелить.

- Ну и пристрелили бы к Акриковой матери! Раньше, ни тебя, ни Эрика не волновали такие мелочи, как жизнь долбанного предателя – не стоит она того, что бы рисковать из-за нее своей! Совсем обалдели!

- Генерал, разрешите узнать, а кто рассказал вам все эти подробности? Никто из нас, еще не сдавал рапорт, а Эрик вообще не в курсе, - Олин подумала, что если Энтони откажется назвать имя стукача, то тогда у нее состоится очень неприятный разговор с Аликом.

- Сам Аргин и рассказал. Поспешил сходу выложить обо всех твоих подвигах.

- Вот же образина скотская! - не сдержала Олин эмоции. Энтони одарил ее неодобрительным взглядом. - Извините, вырвалось.

- Вечно у вас вырывается... - Энтони вздохнул. - Но, не смотря на всю неприязнь к тебе, Аргин требует, чтобы именно ты проводила его допрос. Так что придется тебе им заняться.

- Да это же, ни в один шлюз не пролезает! - возмутилась капитан. - Если каждая продажная шкура начнет выдвигать свои условия и выбирать того, кто проведет допрос, что же тогда начнется! Генерал, можете считать прямым неподчинением, но я отказываюсь это делать. Я уже достаточно с ним пообщалась.

- И что ты прикажешь мне делать с ним? Он ведь не заговорит.

- Передайте его “мусорщикам”, у них точно найдутся убедительные доводы.

- В этом никто не сомневается, только Телиан поручил это дело вашей группе, вы его взяли, значит и предварительный допрос проводить вам. Майлов и Стрелин, займутся двумя другими пленными. Отвертеться не выйдет, так, что подумай до завтра, чем можно на него надавить.

- Ботинком на горло, - процедила сквозь зубы Олин.

- Что? - не расслышал Энтони.

- Я говорю, мне можно идти?

- Иди, капитан. И без выходок.

Олин отдала честь и вышла. Энтони вздохнул. Он понимал, что слишком сильно привязался к группе 4-Х. Каждое их задание, становилось для него испытанием нервов, но ничего не мог с собой поделать. И этот разговор с Олин больше походил на отчитывание взволнованного отца, чем на генеральскую взбучку. Да и нужен ли он был? Все ведь сделано правильно, согласно приказу. Конечно, существовал риск, но что бы его избежать полностью, придется отстранить команду от вылетов... У Энтони мелькнула мысль, что он начинает стареть.

Олин, некоторое время, бесцельно слонялась по территории базы и размышляла над тем, как бы им вскрыть кристалл, взятый из тайника. Пытаться проникнуть в кабинет генерала, бесполезно, а вот с Орсеном можно попробовать кое-что провернуть, но для этого, ей требовалась помощь Алика. Она нашла его в баре.

- Алик, ты мне друг? - произнесла Олин, присаживаясь к нему за столик.

- В какую еще авантюру ты хочешь меня впутать? - капитан подозрительно посмотрел на нее.

- Почему же сразу в авантюру? Просто, нужна твоя помощь. Хочу кое-что проверить так, что бы об этом не знали посторонние.

- Эрик в курсе?

- Конечно.

- А генерал? - Олин, отрицательно покачала головой. - Значит авантюра, и притом – не сулящая ничего хорошего. Что хоть делать то нужно?

Олин ввела Алика в курс дела. Он внимательно слушал и хмурился, прекрасно понимая, что ничем хорошим это не закончится. Сам факт, что они скрывают информацию от управления, сулил крупными неприятностями, но Олин заверяла, что если держать язык за зубами, то никто ничего не узнает, а если на кристалле окажется действительно что-то важное, то они непременно передадут его генералу. А отдавать то, о чем не имеешь никакого представления, может оказаться неимоверной глупостью и им же придется все это расхлебывать большой ложкой.

- Слушай, а если тебе в этом не участвовать, - предложил Алик. - Пусть кто-нибудь из ребят...

- Последствия, для тебя могут оказаться хуже, а так, ограничимся выговором.

- А если закроют на пару стандартных?

- Тогда, по крайней мере, не придется допрашивать Аргина. Так ты согласен?

- Что с вами будешь делать, - Алик вздохнул. - Ведь пожалею же потом...

- Это потом, - Олин встала. - Пойду к Эрику, отдам ему кристалл. Встретимся, как договорились.

Алик кивнул, и Олин ушла. Он не понимал, как ей с Эриком удается каждый раз уговорить его на какую-нибудь глупость, которая не заканчивается ни чем хорошим. И каждый раз, он говорит себе, что больше этого не повторится, но все повторялось снова и снова.

Эрику идея Олин тоже пришлась не по душе, но ничего другого он предложить не мог. Конечно, можно рассказать все генералу, все равно он не станет докладывать в управление. Но тогда придется выслушать очередную порцию высказываний о контузиях и о том, к чему приведут все эти игры, а этого никому не хотелось, по крайней мере, не зная, что на кристалле. Вдруг оно того и не стоит. В итоге, Эрик согласился, прекрасно понимая, что после такого представления достанется всем троим.

Орсен работал с документами, когда его внимание привлек какой-то шум на улице. Он посмотрел в окно, и его взгляду предстала довольно красочная разборка между двумя офицерами, в которых он сразу же узнал капитанов Алика Стрелина и Олин Таил. Орсен пулей вылетел из кабинета, даже забыв заблокировать дверь. Полковник подбежал к дерущимся офицерам и с трудом растащил их в разные стороны. Не смотря на внешне хрупкое телосложение капитана Таил, справиться с ней оказалось не так просто. Алик отошел в сторону и угрюмо молчал, а вот Олин не оставляла попыток вернуться к прерванной разборке.

- Да угомонись же ты, в самом деле! - не выдержал Орсен. - Что у вас произошло?

- Это наше личное дело, - сквозь зубы процедил Алик.

- Тогда, решайте его за пределами базы, а не под моими окнами, Акрик бы вас побрал! - офицеры переглянулись, они в первый раз услышали, как полковник ругается.

- Где пришлось, там и решаем, - нагло заявила Олин.

- Где ваш майор?

- Не знаю, он отдыхал после вылета.

- А вы, судя по всему, в отдыхе не нуждаетесь и энергии у вас через край...

Орсен набрал код коммуникатора Эрика, но он оказался отключен. Полковник выругался.

- И что мне с вами делать? - он переводил взгляд с одного офицера на другого. - Арестовать на сутки-другие за драку?

- Вы не можете – мы подчиняемся непосредственно генералу, - напомнила Орсену Олин.

- Ах, так! - выдавил полковник, ошарашенный такой дерзостью. - Вот и отправляйтесь к нему, оба, - он не сводил глаз с Олин. - А лучше, я сам вас провожу!

Энтони просматривал документацию, привезенную с Голтра. В основном - это технические параметры, результаты исследований, схемы, чертежи и формулы. В дверь постучали.

- Войдите! - пригласил Энтони, убирая документы.

В кабинет вошли Алик и Олин, а за ними полковник Орсен. На его лице читалось негодование, вены вздулись.

- Вот, генерал,- произнес полковник, - разбирайтесь с ними сами.

- Что еще произошло? - Энтони бросил взгляд на офицеров, которые выглядели вполне спокойно.

- Драка.

- И кто подрался?

- Они, - полковник кивнул в сторону Олин и Алика.

- С кем? - до Энтони никак не доходила суть происходящего.

- Друг с другом.

- Как это? - на лице генерала отразилось недоумение. - Какого Акрика вы не поделили? - оба капитана молчали. - Не хотите говорить? Ну, хорошо, подождите пару минут за дверью, пока я пообщаюсь с полковником, а потом займусь вами.

Офицеры отдали честь и, переглянувшись, вышли. Энтони молча смотрел на Орсена. Он нутром чуял - в этой истории что-то не так, но что именно, понять не мог.

- Объясни мне, полковник, что произошло? - наконец проговорил он.

- Не знаю. Я услышал шум, выглянул в окно и увидел драку. Я посчитал необходимым пресечь подобное безобразие, а они, вместо того, чтобы объяснить что случилось, начали огрызаться и хамить. Ваша спецгруппа совсем оборзела.

- А ты что, ждал от них письменных извинений? По моему, полковник, ты до сих пор не осознаешь, что здесь тебе не Центральный Штаб. Ты, наверное, забыл, что в десантных войсках есть особая специфика и свои тонкости. Естественно, я не оправдываю поведение офицеров, затеявших потасовку под окнами штаба, но требовать от них объяснений – глупо и бессмысленно. Если у них возник конфликт или разногласия, то лучше дать им возможность решить их сразу, потом это может закончиться еще хуже и простой дракой не обойдется. В бою мелкие неурядицы могут обернуться крупными неприятностями.

- Так по-вашему, я должен был проигнорировать эту драку?

- Не проигнорировать, а дать возможность исчерпать конфликт. Как бы это получше объяснить...- Энтони задумался. - Здесь важно выбрать нужный момент, а ты вмешался рановато.

- Я вас не понимаю, генерал, - Орсен выглядел растеряно.

- В этом все и дело. Ты не понимаешь не только меня, но и тех, кем тебе приходится командовать. Чего ты от них ждешь, что они проявят верх вежливости и тактичности? Они каждый день рискуют жизнью, в то время как мы сидим здесь и указываем что делать. Ты должен научиться разговаривать на их языке. Иначе, так и будешь бегать ко мне по каждой ерунде. Можешь быть свободен, а эти двое пусть войдут.

Орсен вышел от генерала задумчивым. Он молча указал капитанам на дверь и направился в свой кабинет. Олин надеялась, что Эрику хватило этого времени, чтобы открыть кристалл и сделать распечатку, иначе взбучка, которую она с Аликом сейчас получит, окажется напрасной. Энтони долго изучал их лица, затем встал, прошелся по кабинету и только после этого заговорил:

- Расскажите, дорогие мои офицеры, что же все-таки случилось?

- Драка, - Алик скроил виноватое лицо.

- Правда? А по вам этого не скажешь.

- Полковник Орсен успел разнять.

- Надо же, как быстро он бегает! Для того, что бы добраться до места происшествия, требуется время и его вполне бы хватило, чтобы вы разукрасили друг другу физиономии. Или он напрямую, через окно? И, Алик, не нужно говорить, что ты не стал бить женщину, сам понимаешь, насколько глупо это прозвучит. А у тебя, Олин, и такой отговорки нет. Так что, говорите по-хорошему.

- Мы подрались, - продолжала настаивать Олин.

- Тогда назовите причину. Должен же я знать из-за чего два офицера, которые столько времени нормально работали вместе, набросились друг на друга. Должна же быть причина, - ответа не последовало. - Решили отмалчиваться? Ладно, сейчас вызовем Майлова, может, своему непосредственному командиру вы все объясните, - генерал связался с Эриком. - Майор, зайди ко мне,- коротко потребовал он. Минут через пять, в кабинете появился Эрик. - Полюбуйся, твои красавчики устроили драку прямо под окнами полковника Орсена, а я тебя предупреждал на его счет.

- Кто? - Эрик изобразил непонимание.

- Вот эти двое! Мне они не хотят говорить, что стало причиной, может тебе удастся, это выяснить. Ты ведь их непосредственный командир и в твои обязанности входит следить за психологическим состоянием личного состава, но ты об этом забыл! Сначала Оун, теперь они, что у вас творится, Эрик? Или ты не заметил, что твои офицеры конфликтуют? У них ведь уже была перепалка, еще возле комендатуры, и она, судя по всему, являлась продолжением какой-то другой, начатой раньше...

- Обычно, все заканчивалось словесными перепалками, - объяснил Эрик. - Я не думал, что все зайдет так далеко.

- А, по-моему, вы все перестали думать! Вот закрою вас на сутки, будет время поразмышлять и уладить конфликты... - вдруг, у Энтони мелькнула догадка. Он перевел взгляд на Олин. - Или ты этого и добиваешься? Так вот: ни хрена у тебя не прокатит такой номер – завтра в десять, Аргина Лоурена приведут к тебе на допрос, и ты хоть головой об стол его шарахай, но информацию из него выбей! Ты должна быть первой, кому он расскажет, что от него хотели ториане. Свободны.

Офицеры уже хотели отдать честь и выйти, но тут, в дверь влетел запыхавшийся Аири и, уже в который раз, чуть ни сбил Олин с ног.

- Старшина, ты совсем оборзел?!- набросился на него генерал. - Вот об этом я и говорю, вы совершенно забыли, что такое дисциплина и субординация!

- Там с Дилом плохо! - выпалил Аири, перебивая генерала.

- Что с ним?

- Не знаю. Мы, вместе с техниками и Алергом, пытались разобраться что с его броней, и он потерял сознание. Алерг вызвал медслужбу, а я бросился искать вас. Полковник Орсен сказал, что все здесь, извините, генерал, что я так ворвался, - Энтони кивнул, давая понять, что извинения старшины приняты.

- Он что, так и не пошел к врачу? - поинтересовался Эрик. - Я же ему ясно сказал.

- Дил хотел сначала проверить снаряжение, говорил, что чувствует себя нормально.

- Генерал, разрешите пойти разобраться!

- Идите, - отпустил их Энтони. - Олин, не забывай о своем задании, не вздумай еще что-нибудь отколоть.

- Есть, генерал! - Олин отсалютовала и они с облегчением покинули кабинет.

По словам врачей, обморок оказался запоздалой реакцией на взрыв нейро-плазменной гранаты, которую солдаты Эрика успели прозвать “рубильник”, за ее свойство лишать сознания не смотря на броню. Таких последствий можно было избежать, если б он сразу обратился к врачу. Теперь же у Дила наблюдалась еще и частичная амнезия, последним, что он помнил – это то, как они ворвались в лабораторию, остальное стерлось напрочь. Симптомы Дила не совпадали с симптомами Эрика, когда он попал под воздействие “рубильника” и это оставалось непонятным. Программист не потерял сознание сразу, а только через несколько часов, да и “скелет” Эрика не пострадал, и получалось, что эта граната не совсем, такая как та, что использовалась торианами во время покушения.

Долго задерживать Дила в госпитале никто не собирался. Общие показатели быстро приходили в норму, но все же, майору порекомендовали, по возможности, оградить его от боевых вылетов хотя бы на неделю.

Убедившись, что с Дилом все в порядке, Эрик вернулся к прерванным делам. За то время пока Орсен отсутствовал в кабинете, он успел вскрыть кристалл и скопировать его содержимое на обычный носитель. Майор подозревал, что там могут остаться скрытие файлы, но копаться не было времени, и поэтому пришлось довольствоваться тем, что удалось извлечь. Теперь предстояло разобраться, что же к ним попало. Эрик вместе с Олин и Аликом заперся в своем кабинете и вставил кристалл в считыватель. Появилось изображение какой-то звездной системы и навигационные данные.

- Только не говорите, что нам придется туда тащиться, - Алик не сводил глаз с карты. - Это похоже, на какую-то систему за периметром. Но никак не могу понять, где это конкретно.

- Да как же ты поймешь, если изучением внешнего периметра, уже лет двести, никто не занимался, - усмехнулся Эрик. - Тут с внутренним разобраться никак не могут. Но это скорее где-то на границе.

- Жаль, нет координат на поверхности, - вздохнула Олин.

- Узнать бы поточнее, где эта поверхность находится. Выйдет Дил из лечебки, пусть поищет скрытые файлы. А координаты на поверхности возможно и не нужны.

- Думаешь это она и есть? – Предположила Олин, на что Эрик пожал плечами. - Может, позвать Аири, он увлекался исследованием внешнего периметра, глядишь, что разъяснит, - предложила капитан.

- Можно и позвать, - согласился майор. - Все равно, без него не обойдется.

- А может, вы сначала меня посвятите в подробности, - попросил Алик. - А то как-то странно, получается: сначала отхватил по ребрам, потом нагоняй, а знаю меньше всех.

- Надо было в глаз, для достоверности, а то Грона сомнения замучили, - Олин достала коммуникатор и набрала код старшины. - Аири, зайди в кабинет к Эрику, дело есть, - она выключила коммуникатор. - Сейчас Риглас подойдет, тогда все и узнаешь.

Минут через пять, подошел старшина. Майор коротко изложил суть дела. Аири долго рассматривал систему и изучал данные и пришел к выводу, что планета находится не за пределом периметра, а на его окраине. Ему вспомнились старые навигационные карты и какие-то смутные слухи, что где-то в том районе находился испытательный полигон, но потом что-то пошло не так и полигон законсервировали, войска вывели, а планету забросили. Аири даже вспомнил как она называлась – Эскрио́л. Но та ли это планета, он не мог утверждать точно.

- Вы думаете, нам придется туда лететь? - поинтересовался Аири. - Ведь, насколько я понял, об этой карте никто не знает.

- Правильно, - подтвердил Эрик. - И пусть пока так и остается. Но Телиан уже намекал, что нам придется искать планету Темгатов, где может находиться недостающий металл. Так хоть будем знать с чего начинать.

- Не слишком привлекательное место, для поисков. Я слышал, что именно на границе периметра испытывали “Хамелий”.

- Зато самое привлекательное, чтобы спрятать что-нибудь от посторонних глаз, - Олин встала. - Мне сейчас нужно идти, вы пока поломайте голову без меня.

- А ты куда? - осведомился Эрик.

- Хотела кое-что уточнить у Селины, насчет Аргина, нужно же как-то развязать ему язык. А то и правда придется шарахать головой об стол.

- Ладно, - Эрик открыл предусмотрительно запертую дверь. - Если еще что нароем, я тебе расскажу.

Капитан связалась с Селиной по коммуникатору, чтобы не бегать по всей базе. После возвращения, она не видела снайпера. Сейчас девушка находилась у артскладов. Сначала Олин хотела вызвать ее к себе в кабинет, но потом передумала. После покушения и гибели Атикса, она старалась избегать этого места и если возникала необходимость уладить какие-то вопросы с вооружением, Аири всегда соглашался решить их вместо капитана, прекрасно понимая, что ей не очень хочется туда ходить. Этот разговор, хороший способ преодолеть себя.

Селина сидела как раз там, где застрелили Атикса. Вероятно, кто-то показал ей это место, и она пришла сюда, почтить память брата. Олин подошла к ней и присела рядом, прямо на покрытие. Воспоминания, которые она столько времени гнала прочь, прорвались наружу.

- Это произошло здесь? - снайпер повернулась к капитану, и она молча кивнула.

- Не поверишь, но после того дня, я впервые пришла сюда. Мы часто теряем друзей, но редко имеем возможность посетить место их гибели и, наверное, так даже лучше, так проще...

- Атикс был вашим другом? - в голосе Селины слышалось удивление.

- Да. А что тебя удивляет?

- Просто он был замкнутым, никого к себе не подпускал, наверное боялся потерять. Он стал таким после смерти матери.

- Это нельзя назвать дружбой в привычном смысле слова, - Олин смотрела куда-то вдаль, и в ее глазах читалась печаль о том, что безвозвратно утеряно и никогда не вернется. - В центре мы не ладили, он постоянно задевал меня, а я не люблю оставаться в долгу. Потом, я стала его непосредственным командиром. Наши стычки перешли в короткие обмены язвительными замечаниями. После была ловушка на Альври́ме, гибель нашего командира, расформировании, а закончилось все здесь – глупо и несправедливо... Тогда на Альвриме, меня ранили, и Атикс стал донором для переливания крови, я не ожидала от него такого. Три года он пытался меня достать и все-таки, у него это получилось, - в первый раз после гибели Тилы, Олин разговаривала с кем-то так откровенно, кроме Аири и Эрика, с которым она никогда не поднимала эту тему, а старшина всегда тактично молчал. - Мне не хватает его колкостей, может это и глупо, но Атикс всегда придавал мне уверенности в себе. Жаль, что все так вышло, он был хорошим другом и солдатом...

- А снайпера взяли? - поинтересовалась Селина, после небольшой паузы.

- Взяли. Его Лой сразу вычислил. Он на холмах засел, за базой. Хорошее место выбрал, паскуда – оттуда вся территория, как на ладони.

Селина не стала спрашивать о судьбе снайпера, догадаться что с ним сделали не сложно.

- Я вообще-то хотела поговорить о твоем отце, - перешла Олин к интересующей ее теме.

- У меня больше нет отца.

- Пусть так, - согласилась капитан. - Но мне нужно узнать его слабые места, на что можно надавить, чтобы он заговорил.

- Он ненавидит все, что связано с военной структурой, думаю, вы и так это знаете. А еще, он очень любил мою мать, но она погибла. С этого все и началось. Они вместе служили в Космическом Флоте, и однажды мама не вернулась с вылета, а он вернулся. После этого отец подал в отставку, отказался от звания и привилегий и вложил все сбережения в металлургию. Из боевого офицера, он превратился в промышленника, нужно признать, довольно успешного. Дела шли хорошо, и вскоре у него было уже несколько заводов по добыче и переработки ценных металлов. Он никогда не рассказывал, что произошло на том вылете, а незадолго до поступления Атикса в центр, они поругались. Сильно. Я кое-что услышала случайно. Брат упрекал отца в трусости, в том, что это он виноват в гибели матери, что у него не хватило смелости спасти ее, хотя он мог. После этого Атикс окончательно замкнулся в себе, а через месяц просто исчез. Три дня его искали – никто и подумать не мог, что он прошел отбор в Десантные Силы, слишком далек был его образ жизни от армии. А потом Атикс позвонил из центра и поставил отца перед свершившимся фактом. А я ушла из дома, когда он был в своей очередной инспекции, оставив на его столе копию уведомления о зачислении.

- Могу представить, что творилось, когда Аргин вернулся, - усмехнулась Олин.

- Да уж! А после гибели Атикса, он вообще чокнулся. Требовал, чтобы я ушла из Десантных Сил, мне даже код коммуникатора пришлось сменить, так достал. А сразу после церемонии, спрашивал про кулон, который мать оставила Атиксу, но в вещах его не оказалось, а после ее гибели, он с ним не расставался. Мне тогда это показалось странным: Атикс погиб, а он про какую-то безделушку спрашивает... Правда, брат как-то упоминал, что скоро он расстанется с последней памятью о матери. Вы не знаете, что он имел в виду, ведь не мог же он его продать?

- Нет, не мог. Наверное, подарил кому-нибудь, - Олин встала. - Спасибо за помощь, но мне нужно идти, да и тебе нечего здесь сидеть. Все равно ничего уже не исправить.

- Наверное, вы правы, - Селина тоже поднялась. - А кулон, не знаю зачем он так понадобился отцу. Может на нем информация о том злополучном вылете, хотелось бы узнать.

- А ты действительно этого хочешь? - Олин посмотрела Селине в глаза. - Просто иногда лучше, если тайны остаются неразгаданными. Ответы на некоторые вопросы не всегда приносят нам то, что мы ожидаем. Ну, узнаешь ты, что тогда случилось, а потом? Сможешь ли ты это принять? Ты ведь и так сделала выводы из услышанного, может этого достаточно? Подумай хорошенько, действительно ли ты хочешь знать точно, а еще лучше послушай мой совет и оставь все как есть. Память героев должна оставаться нерушимой – не следует тревожить тех, кто спит у звезды.

Олин развернулась и ушла. Селина долго смотрела ей вслед. До нее доходили слухи о генерале Коинте Таиле, еще когда она проходила подготовку: в них было много загадочного и невероятного. Селина знала, что ее брат служит под командованием его дочери, но он никогда не говорил о ней, а на вопросы сестры, отвечал, что все это ерунда и не следует верить всему, что говорят, а тем более – лезть не в свое дело. Из слов капитана можно понять, что она смогла разобраться в некоторых тайнах и ответы ее сильно расстроили.

Как и обещал Энтони, в десять утра, в кабинет к Олин привели Аргина Лоурена для допроса. Перед этим, капитан провела кропотливую работу, проверив всю подноготную Аргина. Особенно ее интересовало его военное прошлое и тот вылет, ставший последним как для его жены, так и для самого Аргина и кое-что ей удалось найти. Капитан проверила и кулон, но никакой информации на нем не оказалось. Видимо, он был дорог Атиксу просто как память.

Самым трудным, оказалось выбить у генерала разрешение вести допрос с отключенным таймером на диктофоне, что не соответствовало установленным нормам. Энтони долго сомневался, стоит ли идти на подобные нарушения, прекрасно понимая, для чего именно капитан об этом просит, но так же он понимал, что Аргин не заговорит без принуждения.

- Поаккуратнее с ним, - предупредил Энтони, давая свое негласное одобрение. - Нажалуется же, зараза. И не перестарайся.

- Не в этот раз, - успокоила его Олин.

- Знаю я вас! Окажется потом, что у него слабое сердце, и случился приступ из-за попадания пули в грудь, случайно...

- Да ничего с ним не случиться. Не собираюсь я об него мараться.

- Ладно, поверю на слово. А с таймер пусть Дил потом поработает.

Несмотря на свое положение, Аргин держался гордо и непреклонно. Все-таки, что-то в нем еще осталось от пилота элитного звена прикрытия. Он смерил капитана оценивающим взглядом, как будто это ему предстоит вести допрос, а ни наоборот и, не дожидаясь разрешения, сел. Конвоиры хотели его поднять, но Олин их остановила и попросила удалиться. Они молча покинули кабинет и стали за дверью, готовые по первому требованию утихомирить непокорного арестанта. Правда офицеры, проводящие допрос, редко пользовались их помощью, предпочитая разбираться самостоятельно - это дело чести.

- Ты хотел посмотреть мне в глаза, - Олин отодвинула в сторону документы, - вот сегодня насмотришься на всю жизнь.

- Радуешься?

- Чему? Тому, что вижу еще одного скурвившегося офицера? Нечему тут радоваться, отстреливать вас пора.

- Ну, так начни с меня. Или смелости не хватает?

- Захлопни пасть, гниль болотная! Забыл где находишься и в каком положении? Ты больше не являешься преуспевающим промышленником и даже бывшим офицером не являешься. Ты – тварь, продавшая свою честь и совесть, продавшая память своего сына и жены. Будь она жива, придушила бы тебя своими руками.

- Не смей трогать мою жену! - прохрипел Аргин. На его лице стали проступать вены, выдавая эмоции. - Что ты можешь знать о ней, о ее гибели – это все ваше МВК, ваша никчемная война. Ваши технологии!

- А вот с этого места поподробнее, - Олин, незаметно взглянула на работающий диктофон. Его прикрывали документы, и Аргин не мог видеть, что по монитору не бегут цифры, отсчитывающие секунды. - Что за технологии?

- Ты знаешь, капитан Таил. Ты все знаешь не хуже меня. А я узнал слишком поздно, когда ничего изменить уже нельзя.

- Торианам нужны были эти сведения, поэтому они тогда напали на завод?

- Да. Но тогда у меня не было нужной информации, да и сейчас ее нет. В тот раз, я отказался сотрудничать.

- А после гибели Атикса согласился. Но на этот раз от тебя требовалось не только это - твои челноки имеющие льготы. Так?

- Если знаешь, зачем спрашивать?

- Отвечай на вопрос!

- Так. Я хотел отомстить.

- Кому? Ты мстил не тем, кто действительно виновен, а простым солдатам. Таким, какими были твоя жена и сын. Ты никогда не думал, что сам виноват в их гибели? Конечно же, не думал. И что ты сделал, что бы искупить свою вину, продался со всеми потрохами?

- Да что ты знаешь о той схватке! - Аргин подскочил со стула.

- Сидеть! - прикрикнула на него Олин. Аргин медленно опустился обратно. - Еще раз дернешься, и я пристрелю тебя при попытке к бегству, ясно? - он, молча, кивнул. - Я знаю больше, чем кажется. Найти информацию, оказалось не так трудно, главное знать, где искать. Ты струсил в том бою. Отошел, а должен был прикрывать, поэтому она погибла. Ты подставил свою жену. И что сделал потом? Обвинил командование и ушел из флота, нашел крайних: кого угодно, только не себя. А Атикс узнал об этом. Потому и пошел в десант, хотел доказать, что он не такой как ты и доказал...

- Это Селина рассказала?

- Нет, она не знает таких подробностей, и ни к чему ей они, - капитан смотрела Аргину в глаза, и он начинал не выдерживать ее взгляда. - Кто вышел с тобой на связь после гибели Атикса? Я знаю, что это произошло тогда.

- Я сам связался с торианами, - Аргин все-таки отвел взгляд.

- Через кого, Барнона тогда уже не было на базе, - ответа не последовало. - Ты искал в вещах Атикса одну вещь, похоже, она интересовала тебя больше, чем смерть сына. Ты знаешь зачем она нужна торианам?

- Я не понимаю о чем речь.

- Вот об этом, - Олин вытащила кулон, который Атикс оставил ей перед гибелью. - Видимо, ториане считали, что там может находиться информация, только они ошибались, там ничего нет.

- Где ты его взяла! - в глазах арестованного мелькнула ярость. - Он не мог оставить его тебе добровольно!

- Ты на что намекаешь, мразь! - капитан встала и, подойдя к Аргину, взяла его за горло. - Я знаю все, знаю, что без тебя не обошлось в последнем покушении на главнокомандующего. За два дня до нападения приходили челноки. Твои челноки, и они прошли к планете по спецпропуску, без досмотра. В твоих интересах рассказать все сейчас или через два часа здесь будут “мусорщики”, а они очень дружили с ребятами из взорванной комендатуры.

- Лучше говорить с ними, чем с тобой, - просипел Аргин. - Мне тоже есть что рассказали о тебе, я знаю кто ты на самом деле...

- Лучше забудь! - посоветовала капитан, не разжимая пальцы. - Ты сам хотел, чтобы допрос проводила я. Чего ты ждал от меня: понимания, сочувствия, жалости? Ты их не заслужил, - Олин отпустила его и вернулась на свое место. - Так что, говори по-хорошему.

Аргин несколько минут молчал, пытаясь восстановить дыхание. Хватка капитана оказалась на удивление крепкой, не смотря на кажущуюся хрупкость руки, и, в какой-то момент, Аргину показалось, что больше ему не придется отвечать ни на какие вопросы. Он окинул Олин взглядом. Зря он выпендривался и требовал, чтобы его допрос проводила капитан Таил. Таких, как она, нельзя взять на жалость – у них ее давно не осталось, а если и возникают какие-то эмоции, то они никогда этого не покажут. Теперь у него не осталось желания ломать комедию и играть на чувствах – все это оказалось бесполезно. Олин хорошо подготовилась к допросу.

И Аргин рассказал все: после церемонии прощания, к нему подошел какой-то крейд и спросил, не передумал ли он. Крейд был в гражданском. О предательстве еще никто не знал. Он не представился, сказал, что его имя – ничего не значит, но зато рассказал много интересного, о том, чем занималась группа 4-Х, в которой служила Кеил Лоурен. Они искали технологии Темгатов, которые все-таки были найдены. Где – никто не знает, куда они потом делись – тоже. Еще, крейд рассказал, что именно они защищали на последнем вылете: на той орбитальной станции велись секретные разработки, которые ториане очень хотели заполучить, но отдавать их врагу, никто не собирался. Уж очень много на них затрачено и слишком большие надежды возлагались, якобы, эти разработки принадлежали Темгатам и доставил их никто иной, как Коинт Таил. Но, что это конкретно, крейд не сказал. Зато сообщил, что его жена могла хранить у себя данные по проводимым исследованиям. Ториане готовы хорошо заплатить за этот кристалл.

Деньги не интересовали Аргина, но его переполняла злость, и он принял предложение. Кристалл он так и не нашел, в вещах Атикса его не оказалось, хотя, он с ним не расставался, но ториан заинтересовали грузовые челноки компании Лоурена, которые имели некоторые привилегии и могли проходить без досмотра.

Когда о предательстве крейдов стало известно, на связь с Аргином стал выходить какой-то корэанец. Его имени он тоже не знал, да, честно говоря, и не видел ни разу – они общались только по коммуникатору. А недавно ториан заинтересовал металл, добываемый на Альвриме. Аргин знал, что они пытаются создать “скелеты” нового образца, но пока у них ничего не получается. Из этого можно сделать вывод, что им уже “слили” чертежи. О гранатах Аргин ничего не знает – не его специализация.

- Значит, ты приложил руку и к нападению на Эврум? – Олин закинула ногу на ногу.

- Ну, уж нет! - Аргин встрепенулся. - Не нужно лепить мне все подряд. К этому я отношения не имею – ищите среди военных.

- И еще одна деталь, - капитан, уже успел порядком утомить этот допрос. - Кто принимал челноки здесь, они не могли не знать о том, что на них.

- Почему же не могли? Очень даже могли. Хотя, кое-кто все же знал: тот, в чью смену происходила выгрузка.

- И кто это?

- Соня Грегори – старший диспетчер, - Аргин заметил, как Олин ухмыльнулась, услышав это имя. - Она тебе знакома?

- Не твое дело. А на других планетах кто?

- Других подобных операций не было, по крайней мере, меня раньше о таких услугах не просили. Я брал на борт одного-двух агентов и все.

- Думаю, на этом можно закончить, - Олин отключила диктофон и поднялась, чтобы позвать конвоиров.

- Что мне теперь делать? - неожиданно спросил Аргин.

- Как бывшему офицеру, могу дать только один совет – пристрелиться.

Сначала, Аргин подумал, что это очередная издевка, но потом, по глазам понял – капитан говорит на полном серьезе. Его увели. Теперь оставалось только подкорректировать запись допроса, и можно спокойно рапортовать генералу.

Информация о том, что Соня Грегори тоже стала работать на ториан, не сильно удивила Таил. Этого следовало ожидать с ее характером. После того, как Соню Грегори выперли с базы, где она работала секретарем полковника Барнона, уличенного в измене, Олин о ней ничего не слышала и слышать не хотела. Грегори играла не последнюю роль в делишках полковника, поймать же ее смогли только на попытке оклеветать боевого офицера, но этого стало достаточно, чтобы снять с должности и перевести Грегори на гражданскую деятельность. Офицером, которого Грегори и Барнон хотели подставить была Олин, дело не выгорело в основном благодаря стараниями Майкола Пирсона. Капитан невесело усмехнулась. Еще один “мститель” теперь получит то, что ему давно причитается. В том, что Грегори, как и Аргин, руководствовалась жаждой мести, она не сомневалась.

У Эрика дела обстояли не так хорошо. Ему досталось допрашивать крейда, разговорчивость которого закончилась в тот момент, кода его спустили с челнока. Каждое слово приходилось, в прямом смысле, выбивать. Этот ученый оказался вторым специалистом, его звали Хоэл Тенс и, судя по всему, ему очень близка идеология ториан. Главным, как и предполагал Эрик, являлся тот, который открыл огонь. Тенс знал не мало, но вот делиться информацией упорно не желал. Разумнее всего, передать его разведке, в “ласковые” руки дознавателей. По сравнению с их методами, тычки и затрещины майора показались бы несговорчивому пленному дружескими похлопываниями. Но Энтони хотел первым получит всю возможную информацию, и в чем-то Эрик с ним соглашался. Правда, получить удалось не так уж много. Тенс рассказал лишь то, что и так известно: металл для новых экспериментов поставлял Аргин Лоурен, а того, кто передавал чертежи и все к ним прилагающееся – он ни разу не видел. Приказы получал его покойный начальник, а поступали они от подполковника Сеила Ренга. Но естественно, что сам он не доставал информацию из Разведуправления МВК. Итогом этого допроса стало разукрашенное лицо крейда и официальное согласие сотрудничать.

Пленный лейтенант, оказался самым сговорчивым. Он хотел рассказать намного больше, чем знал. Очевидно, до того как попасть в охрану военного завода, этому торианену довелось принимать участие в схватках с силами МВК, и они оставили неизгладимое впечатление. А может лейтенант просто понимал, что в отличие от ученого, он ни к чему вражеской разведке и хотел продлить свою жизнь, показав, что у него тоже есть информация. И действительно, кое-что полезное он смог сообщить: однажды лейтенант сопровождал ученых на Торину в штаб, и там он услышал о поисках какой-то полумифической планеты Темгатов, на которой могут находиться принципиально новые технологии. Точных данных о местонахождении этой планеты нет, но командование знает у кого они есть и прилагает все усилия, что бы их раздобыть. Исходя из того, что вся группа 4-Х находится на базе, Алик мог с полной уверенностью сказать, что информации у ториан до сих пор нет, и никогда не будет. Никто из них не попадет в руки к врагу живым.

Энтони внимательно просмотрел информацию, полученную при допросе. В принципе, его все устраивало. Он сразу же сообщил в СД, о том, кто принимал участие в готовящемся нападении и не сомневался, что Соню Грегори же арестуют незамедлительно. К записи допроса Аргина Лоурена не придраться. Олин с Дилом убрали с нее все лишнее, и программист весьма грамотно наложил на запись таймер. Не устраивало генерала только то, что за пленными и информацией прибудет майор Грейд До́лан.

У Телиана возникли какие-то срочные дела, заставившие его отложить все текущие, и это очень не нравилось Энтони. Обычно он предпочитал сам забирать подобную информацию, а Долана вообще старался не отправлять на Гристон, зная о его натянутых отношениях с офицерами группы 4-Х, а в частности с Эриком.

Когда-то Долан выполнял вместе с Эриком поручение Коинта Таила. По задумке управления, они не должны были встречаться, но обстоятельства сложились иначе. После разведчика отстранили от задания, и он винил в этом Эрика. Честно говоря, Эрик и сам понимал, что идея закапать в лесу на малоразвитой планете трупы торианских агентов – не самая гениальная, но они пришли к ней сообща, а так как официально его там не было, все шишки посыпались на Долана. А еще по возвращению состоялся неприятный разговор с Коинтом, который напрочь отбил разведчику желание общаться с боевыми офицерами.

Только Эрик не собирался считаться с желаниями Долана и неоднократно привлекал его к поискам информации о своем прошлом. Итогом их общения стало то, что Долан попал в плен к торианской разведке. Майор честно помогал его найти и после освобождения пообещал больше не беспокоить и прекратить общение. Но все же, иногда им приходилось встречаться. Например, как сегодня.

Долан критично осматривал пленных и бессмысленно перекидывал из руки в руку папку с документами. Лучше всех, выглядел торианский лейтенант. Сразу видно - он охотно сотрудничал, и его лица не коснулся крепкий кулак десантника. Разведчик не слишком приветствовал подобные методы, о чем незамедлительно сообщил Эрику, который контролировал передачу арестованных.

- Майор, ты же знаешь правила – нельзя избивать пленных после задержания.

- А это еще до, - с легкой ухмылкой ответил Эрик.

- У Аргина Лоурена, может и “до”, а вот у этого крейда, явно после. Кто его допрашивал?

- Ну, я. Имеются претензии или забыл как они с тобой? Их мало беспокоили такие мелочи.

- Прекрасно помню, - Долан перестал перебрасывать папку и принялся нервно крутить ее в руках. - Но мы не они.

Эрику показалось, что ему не слишком приятно находиться здесь, и он хочет побыстрее убраться. А может, Долан недоволен тем, что первичный допрос уже проведен и ему осталось только убедиться, что никому не пришло в голову соврать.

- Такие методы несколько примитивны. Я предпочитаю действовать по-другому, да и по предписанию не положено...

- Ну, да, - улыбка на лице Эрика, стала откровенно издевательской. - Я помню. Куда проще напичкать пленных всякой дрянью или прополоскать мозги до полной потери памяти. У нас нет таких средств, а вот верный кулак – всегда с собой. Управление же предпочитает не мараться.

- Ты тоже работаешь на управление, - напомнил Долан.

- Ошибаешься. Я работаю с управлением, а вот ты, майор, работаешь на управление. Чуешь разницу?

- Я буду вынужден доложить о нарушении, - Долан бросил на Эрика косой взгляд.

Майор безразлично пожал плечами. Ему все равно, что скажет Телиан по поводу таких методов дознания. Это же не ему приходится носиться как оглашенному за всякими отморозками, да и не напрашивался он проводить этот допрос. Эрик уже порядком устал от всей этой канители с информацией и пленными и ему хотелось обычной потасовки. Хорошей заварушки, когда не надо думать о том, чтобы случайно ни пристрелить того, кто нужен живым и ни уничтожить то, что уничтожать нельзя.

Глава 6.

Энтони медленно прохаживался по территории базы. Из головы не выходило вчерашнее представление под окнами полковника Орсена. В том, что это именно представление – генерал не сомневался. Вот только почему его разыграли перед Орсеном, он понять не мог. В голове крутилась какая-то мысль, но она все время ускользала, и генерал никак не мог за нее ухватиться. А ведь причина, как всегда, окажется самой простой, лежащей на поверхности, но увидеть ее удастся поздно, тоже как всегда. На тренировочной площадке генерал заметил Олин.

- Ты занята, капитан? - поинтересовался он подойдя.

- Не слишком.

- Пошли, проверим посты, - предложил Энтони.

- Риглас, продолжай тренировку, - бросила она Аири и отправилась за Энтони. - Что-то случилось, генерал?

- Ну, почему обязательно должно что-то случиться? - Энтони заглянул капитану в глаза.

В них читалась какая-то озабоченность. Он заметил ее, когда давал последние указания перед вылетом на Голтр. А вот когда Олин получала задание – все было нормально. Значит, что-то произошло за те несколько часов до отлета.

- Просто хотел поговорить. У меня ведь тоже есть чувства или по крайней мере их остатки.

Олин никак не могла понять, что нашло на генерала. В то, что ему действительно просто захотелось почесать язык, верилось с трудом. Конечно, Энтони не из тех, кто вечно орет и брызжет слюной на своих подчиненных по поводу и без, но и тяги к таким вот задушевным беседам, за ним раньше тоже не наблюдалось. Значит, он хочет что-то узнать. Хотя, может и правда: напала хандра, захотелось с кем-то поговорить, а она просто попалась на глаза.

- С Дилом проблему решили?

- Так точно. Там личное… нервы и шалили, но теперь все в порядке, - заверила Олин.

- А Риглас? Мне кажется он так и не пришел в себя после гибели своей девушки. Ты б с ним поговорила.

- Я уже пробовала, но он уходит от разговора, - Олин тоже беспокоило состояние Аири.

В последнее время он стал каким-то нервным, чего раньше не замечалось. Иногда в его глазах мелькало что-то странное, почти неуловимое, и это очень не нравилось капитану.

- Попробуй поговорить еще. Ему тяжело, а ты его друг. Он сильно к тебе привязан, должен послушать. Ему нужна поддержка, не оставляй его одного. Я знаю, что он испытывает… - Энтони вздохнул, будто вспомнил что-то, что вспоминать очень тяжело. - А как у тебя с Эриком дела?

- Нормально, - Олин пожала плечами. - А что у нас может быть не так?

- Дату так и не назначили? - капитан, отрицательно покачала головой.

Как она и предполагала, их ночной разговор забылся сразу же после возвращения на базу.

- Когда вы уже соберетесь с духом... Зачем тогда разрешение брали, если вас и так все устраивает? Может вы его потеряли и боитесь в этом признаться? Давайте определяйтесь уже.

- Генерал, раз у нас такой разговор, разрешите спросить, а вам-то какое дело?

- Хамло! - беззлобно произнес Энтони. - С вами нормально, а вы...

- Просто интересно, с чего вас так волнуют наши отношения?

- Ты же знаешь, что твой отец служил здесь. Вот я ему и пообещал перед тем вылетом, что он может на меня рассчитывать, - генерал говорил с какой-то неохотой. Казалось, что у него просто нет сил дальше молчать, но и говорить, у него тоже нет особого желания. - Странная штука получается: вот к примеру твой отец - он так мечтал с тобой встретиться, а не дожил всего каких-то несколько недель. А я семьей таки не обзавелся. Вся моя жизнь - одни высадки, стычки, планы атак и оборон и ничего другого я не знаю, - Энтони тяжело вздохнул. - А как-то так получилось, что мне пришлось взять на себя его обязанности. Нужно было тогда идти вместо него. Несправедливо это. Но я дал слово, что буду вам помогать и не нарушу его, только вы не даете мне такой возможности, молчите, пока ни припечет, вот только когда припечет – поздно станет.

- Я не понимаю о чем вы, генерал, - Олин, действительно не до конца понимала, куда клонит Энтони.

- Все ты понимаешь. Вот скажи, какого Акрика ты с Аликом устроила эту показуху под окнами у Орсена? И не надо пытаться доказать, что вы действительно подрались, делить-то вам нечего.

- Ладно, не буду. Но мы действительно подрались - накипело. Мелкие разногласия переросли в крупную ссору.

- Вот, что с тобой делать? Упрямая, вся в отца. Но ты пойми – его это до добра не довело. Все пытался подстраховаться, а в итоге так подстраховался, что до сих пор не разберешь, что к чему, и сам сгинул. Говорил я ему: вызови Эрика, он тебе здесь нужен, нет – не послушал, а ведь все могло сложиться иначе. Распихал информацию, запаролил... - неожиданно, Энтони осекся и застыл на месте, как вкопанный, - вы когда десантировались, головой на камни опустились?! Или, вас всех в той лаборатории по мазголям шарахнуло! Что вы там еще взяли и решили оставить для себя?

- Всю информацию с Голтра, мы передали в управление, - заверила Олин генерала, у которого резко поменялось настроение.

- Точно?

- Слово офицера. Мы отдали все до последней запятой. Все, что нам удалось извлечь из компьютеров на том заводе, передано Долану.

- Ладно, допустим. А с Алосе́ра, или Сторлона? Дай слово офицера, что вы так же отдали все, - капитан молчала. - Не можешь? Вот и я о том же. Я не собираюсь орать и пытаться доказать, что все это не приведет ни к чему хорошему – это уже было не раз, и никак не действует. - Энтони зашагал мимо ангаров, только краем глаза взглянув на посты. - Просто, я хочу, чтобы вы наконец поняли - все слишком серьезно и вам нужно надежное прикрытие. Вы о многом не знаете, а я дал слово и теперь в ответе за вас. Я не нарушу его, даже ценой собственной жизни.

- Генерал, а вы знали родителей Эрика? Почему он так и не смог найти о них никакой информации?

- Родителей? - Энтони несколько секунд помолчал, будто подбирая правильные слова. - Можно и так сказать. В какой-то степени - знал. А информация – искать ее бесполезно, ее нет, и никогда не было. Все это слишком секретно и тех, кто в курсе, практически не осталось. Сложись все немного по-другому, и самого Эрика могло бы ни быть. Но я не должен об этом говорить, да и какая теперь уже разница.

- А проект 4Х, о нем вам что-нибудь известно?

- Откуда ты о нем знаешь? - Энтони с нескрываемым удивлением посмотрел на Олин.

Он считал, что вся документация по проекту, который начинала мать Олин, давно уничтожена окончательно и бесповоротно. То, что капитан что-то раскопала, стало для него полным сюрпризом. Проект по генетическому восстановлению начинала мать Олин, а закрыл ее отец, не сумев справиться с моральными терзаниями. Челион согласился с его доводами. Под этот проект попали всего четверо и когда он успешно завершился, его закрыли.

- Да так, случайно, - Олин потрогала лежавший в кармане конверт.

- Не вешай мне эту чушь, насчет случайностей. Ты спрашивала о нем у Телиана при вашем первом разговоре, значит, уже тогда у тебя была какая-то информация. А такие вещи «случайно» ни к кому не попадают. Да и не лезла бы ты во все эти дебри. Над проектом больше не работают – это единственное, что я могу тебе сказать. Сейчас есть заботы поважнее. Что-то происходит. Я пока не знаю, что именно, но Телиан очень встревожен, поэтому он и не прилетел сегодня за информацией сам. Он намекал, что скорее всего вам нужно готовиться к очередному заданию. Ты, случайно, не в курсе, что это может быть?

- Может, это касается потерянной планеты Темгатов? Как-то упоминалось, что там может находиться недостающий металл.

- Этого только не хватало. С чего тогда такая спешка по его поискам? - Энтони вздохнул.

Он бросил взгляд на плац, где какой-то офицер гонял своих солдат. Олин удивило, что генерал даже не спросил о характере информации, которую они утаили. Получается - знал. Этим разговором он дал понять, что осведомлен намного больше, чем кажется.

Но в одном генерал прав: ей действительно нужно поговорить с Аири. Либо окончательно убедиться, что он подсел и принять соответствующие меры, либо понять, что это не так и с облегчением упрекать себя за глупые мысли. Ведь капитан и без Дила подозревала нечто подобное – слишком часто у старшины в последнее время менялось настроение, да и то, что он поднял руку на сослуживца, совершенно не в его духе.

Вернувшись на тренировочную площадку, Олин не обнаружила Аири среди солдат.

- Дил, где Риглас? - поинтересовалась капитан у программиста.

- Не знаю, - Дил опустил меч. - Сказал, что ему срочно нужно отлучиться, приказал мне присмотреть.

- Да что ж с ним такое!.. - Олин развернулась и отправилась на поиски старшины.

Связываться с ним по коммуникатору, она не хотела. Тогда Аири опять сможет отвертеться и уйти от прямого разговора. Ни в баре, ни в штабе, старшина не появлялся. На всякий случай Олин заглянула в медблок, но и там его никто не видел. Оставалось проверить жилой блок.

Капитан начинала нервничать. Раньше Аири никогда не спихивал на других свои обязанности и не сбегал с тренировок.

Аири набрал в инъектор смесь из анестетиков и закатал рукав рубашки. Когда Олин позвал генерал, старшина остался следить за тренировкой. Вспомнился подготовительный центр. Тогда, все представлялось проще. Он считал, что легенда о Темгатах – всего лишь легенда, а слухи о их технологиях и секретных проектах – всего лишь слухи. Тогда Тила была жива...

А теперь, Аири сам жив лишь благодаря «скелету» потерянной расы, но вот только никто не спросил - нужна ли ему эта жизнь. На душе защемило до такой степени, что захотелось закончить все быстро и просто. Такая мысль все чаще и чаще мелькала в голове. Лишь анестетики могли на время прогнать ее и унять ноющую боль в душе. Аири приказал Дилу продолжать тренировку и отправился к себе в комнату. Там еще оставалась одна доза.

Звук открывшейся двери заставил старшину вздрогнуть, и он чуть ни выронил инъектор. Свободно войти в комнату младшего командного состава мог только кто-то из офицеров, и почему-то, Аири был уверен, что это Олин. Он бегло осмотрелся в поисках места, куда можно спрятать инъектор. Конечно, вполне реально успеть его использовать – дверь в душ закрыта изнутри, вот только уверенности, что капитан опять ни решит осмотреть его на наличие следов, нет. Потом никаким образом не выкрутишься. Оставался только один вариант. Аири быстро снял с инъектора наконечник с иглой, впрыснул его содержимое себе в рот и с трудом проглотил омерзительную на вкус жидкость.

- Риглас, ты здесь? - раздался из комнаты голос Олин.

- Да, - отозвался Аири, зашвыривая инъектор за тумбочку и открывая в кране воду.

- Нарисуйся передо мной, поговорить надо.

- Сейчас иду, - старшина быстро умылся, прополоскал рот, опустил рукав рубашки и вышел к Олин. - Ты что-то хотела?

- Хотела. Например, узнать, почему ты покинул тренировку, я ведь оставила тебя за старшего.

- Так я на минуточку... - Аири нервно сжал пальцы.

- Меня не интересует насколько, меня интересует почему, - капитан посмотрела старшине в глаза.

Скорее по привычке. Аири являлся пожалуй единственным, кроме Эрика, на кого не действовал ее взгляд.

- Мне стало не по себе.

- Тогда, нужно идти в «лечебку», а ни запираться в душе.

- Мне теперь нужно спрашивать разрешение, чтоб привести себя в порядок? Или ты пришла за очередным стриптизом? Так скажи прямо...

- Аири, хватит уже! Не напрашивайся, чтоб я отправляла тебя на экспертизу. Тут и так назревает Акрик знает что: Грон лезет с задушевными беседами, Телиан сам не прилетел за информацией – ничем хорошим такое не светит. Я должна быть уверенна, что могу рассчитывать на тебя.

- Олин, ты ведь знаешь – я за тобой хоть к Акрику в черную дыру, - Аири улыбнулся, но в его улыбки будто чего-то не хватало.

- Верно. Только вот я не уверенна - полезешь ты туда за мной, или для того, чтоб обратно не вылезти.

- Не понимаю о чем ты.

- Все ты понимаешь.

- Ты зря переживаешь. Давай лучше вернемся на тренировочную площадку, а то оставили Дила командовать...

- Я оставляла тебя, а не его, - напомнила Олин, направляясь к двери.

На тренировочную площадку и правда нужно возвращаться. Но капитан понимала, что для Аири – это всего лишь повод вновь уйти от разговора. Появилась мысль в самом деле отправить его на экспертизу, но тогда о ее подозрениях станет известно всем. Нет, лучше понаблюдать еще пару дней, и если странности не исчезнут, тогда она предпримет меры.

Генерал Разведуправления Нотэл Телиан сидел перед ворохом документов, сложив руки на столе и опустив на них голову. Ему необходимо разобраться в происшествии на дальнем рубеже, он даже отправил вместо себя на Гристон майора Долана, хотя знал, что у него может возникнуть конфликт с Эриком Майловым, слишком разные у них взгляды. И группа подобралась под стать командиру. Телиан лично формировал состав и иногда ему казалось – перестарался. Но дело свое они знали, работали четко и слаженно, за полгода ни одного проваленного задания, правда, бывало могли перегнуть... Нужно было все-таки лететь на Гристон самому, и документы с собой взять, показать Энтони, может он сумел бы разобраться. Да и мнение Эрика не мешало бы узнать.

А на дальнем рубеже произошло нечто действительно непонятное. Сначала появился торианский флот, завязался бой, подтянулся резерв, и перевес уже пошел в сторону сил МВК, а ториане спешно перестраивались для отхода, но тут из гипера вышли черные корабли без опознавательных знаков. Их численность превышала численность двух эскадр, методично уничтожавших друг друга, они не выходя на связь, взяли сражавшихся в кольцо и открыли огонь. Причем произошло это настолько быстро, что никто даже опомниться не успел. Стреляли без разбора, во всех кто попадался в прицел, или что там у них вместо него. Никому и в голову не пришло объединить силы против незваных гостей, а потом уже разобраться между собой и вместо этого, обе стороны вели бой на два фронта. Итог: не осталось ни тех, ни других. А “черные” ушли туда, откуда явились, как будто и не было. Даже к планете интереса не проявили. “Черные” ушли, два разгромленных флота остались, и остались вопросы: кто это и что им нужно.

Ничего толкового Телиану в голову не приходило. Из всех известных ему рас, никто не обладал достаточной мощью, чтобы ввязаться в такую разборку, а те, кто обладал, уже давно определились с выбором стороны и ни к чему им устраивать подобное. Перед генералом лежали три рапорта, от чудом уцелевших пилотов, остальные выжившие сейчас не в состоянии писать отчеты, но они не проясняли ситуацию, точно так же, как и данные с кораблей, от которых хоть что-то осталось. В дверь постучали.

- Войдите! - Телиан поднял голову.

- Генерал, - в кабинет вошла лейтенант Стила Дейлит, - еще одно, - она протянула ему документы.

- Что еще одно? - Телиан машинально принял папку.

- Вмешательство,- пояснила небарианка. - На этот раз – планетарное.

- Где? - он просмотрел документы. От таких данных, впору хвататься за голову.

- Прейт. Имеются видеоданные. Качество, конечно, никудышнее, но хоть что-то.

На Прейте произошло практически, то же самое, что и на дальнем рубеже. В самый разгар схватки появился чей-то десант в черных ”скелетах”. Кораблей нигде замечено не было, и он будто бы материализовался из воздуха. Он окружил сражавшихся и, грубо говоря, навешал обоим, а потом исчез так же внезапно, как и появился. Телиан несколько раз просмотрел запись, пытаясь разглядеть хоть что-то, что могло бы указать на расовую принадлежность, но все казалось бесполезно. Оружие они использовали неизвестного образца и намного мощнее, чем то, которое имелось у МВК или ториан. Что-то в их броне показалось знакомым, но что именно генерал понять не мог.

- И еще, - отвлекла его Стила, - один наш штурмовик успел нырнуть в дыру за их кораблем.

- И что? - Телиан остановил запись.

- Пока ничего. Связи с ним нет, но мы не теряем надежду.

- Если что-то станет известно - докладывай немедленно. Я сейчас сделаю себе копию с этой записи, а оригинал отнеси специалистам, пусть поработают, может сумеют что разобрать.

Лейтенант подождала пока генерал сделает копию и, забрав оригинал, вышла. Телиан вновь запустил запись. Пришли, накостыляли и ушли. Будто и не было никого. Только трупы – вот они и никуда от них не деться, и объяснить все это как-то надо. Хотя бы, для себя, для очистки совести. “Словно тени”, - подумал генерал и сам обалдел от своей мысли. Как же он сразу не заметил! И “скелеты” – выкрасить их в цвета МВК и точно как те, что нашли в тайнике, у Коинта Таила! Идея на грани безумия, но другой у него все равно нет. Он связался со Стилой:

- Пусть подготовят мне корабль, - распорядился Телиан. - Если что-то выяснится, сообщай немедленно.

Он собрал документы и вышел. Действовать нужно быстро. Война на два фронта, да еще с таким противником, станет для них серьезным испытанием. С торианами, по крайней мере, все ясно: за время многолетней войны, они знали их тактику не хуже своей, а что ждать от этих – никому не известно. Генерал грустно усмехнулся. Искали Темгатов, вот они, сами пришли. Только от этого как-то нерадостно...

Уже на полпути к Гристону Телиану сообщили, что обнаружен пилот, тот самый, который вел преследование неизвестных агрессоров. Возвращаться на Эврум, не имело смысла, и генерал приказал доставить его на десантную базу №5148, решив разбираться во всем вместе с Энтони и офицерами его спецгруппы, которые многое могли объяснить – в этом он не сомневался.

Пилота штурмовика, сразу после общения с Телианом, пришлось отправить в госпиталь. Его трусило, он не мог внятно объяснить, как вернулся на территорию, контролируемую МВК, и покидал ли ее вообще. Зато он подробно изложил свое общение с Темгатами и их требования. Они не довольны, что зона военных действий все время расширяется, и требуют объяснений, почему используются их технологии, причем объяснения им должны дать вполне конкретные лица. Где их найти, они должны знать и у них есть десять стандартных суток, чтобы прибыть на переговоры, в противном случае – это расценят как отказ от попытки урегулировать вопрос мирным путем.

Оба генерала прекрасно понимали, кого хотят видеть Темгаты, только легче от этого не становилось, тем более, что Коинта Таила давно уже нет в живых. Но, тем не менее, что-то нужно решать.

- Необходимо связаться с командованием, - предложил Энтони. - Мы не можем решать сами в подобной ситуации. Да и что делать, если того, с кем хотят вести переговоры, уже нет в живых. Как ты это объяснишь, станет ли кто-нибудь слушать?

- Коинт не единственный, кто мог провести эти переговоры и ты об этом знаешь, не хуже меня. Дело в том, что кроме него никто не знал, где их искать.

- Я бы не заявлял с такой уверенностью.

- Ты все-таки убедился, что они тогда отдали не всю информацию? - Телиан слегка усмехнулся.

- Почти, - нехотя признал Энтони. - Конечно, это глупо звучит, но поди, поговори с ними, у них один ответ: ”Никак нет, генерал, мы все отдали!”, не стану же я им мозги чистить. Время придет, сами все расскажут. В чем-то они правы – следует ограничивать круг посвященных в такую информацию, и мы с тобой, здесь не исключение.

- Ну, считай, что время пришло. Вызывай их.

- Кого именно?

- Майлова и Таил, для начала, а там посмотрим.

- И что ты хочешь у них узнать? Вот так они тебе все и выложат. Они мне голову морочат как хотят. Такие представления устраивают – загляденье. Запереть за такое на пару суток, чтоб подумали.

- Почему не запер?

- А допрос я бы проводил? Ты же приказал.

Телиан вздохнул. Он еще не сказал Энтони, что по дороге сюда уже связывался с командованием и обсудил кое-какой план действий, но этот план придется не по душе Энтони, хотя его правильность и подтвердилась словами пилота штурмовика. Энтони внимательно выслушал Телиана, а потом категорично заявил:

- Я не пойду на это! Это очередная подстава, а мне надоело играть по вашим правилам.

- Ты же понимаешь, что другого выхода нет. Энтони, ты всегда ценил жизни солдат, подумай, сколько их стоит на кону.

- Нечего давит на эмоции! Если хочешь, связывайся с верхушкой, но я своего согласия не дам – это мое последнее слово.

- Да связывался я уже, и они тоже не видят другого выхода. Но если ты такой упрямый, то пусть последнее слово останется за ними, - предложил Телиан. - Пусть сами решают.

- С чего это ты такой добрый? - Энтони встал со своего места и, подойдя к окну, бросил на своего собеседника подозрительный взгляд. - Ни потому ли, что знаешь их ответ? Уверен, что они согласятся. Отправить их неизвестно куда, даже без официального приказа, без группы прикрытия – как ты себе это представляешь, Нотэл? Я не хочу решать проблемы подобным образом.

- Энтони, я чего-то не пойму: тебя не устраивает этот план действий в принципе, или ты не хочешь отправлять Майлова и Таил?

Генерал наградил Телиана недобрым взглядом. Ему пришлось не по душе, как точно он определил, что им руководит.

- Ладно, - выдохнул Энтони. - Я поговорю с ними сам, а ты все же попробуй добиться официального приказа.

Телиан кивнул и вышел. Он не слишком рассчитывал, что ему удастся добиться нужного результата, но решил не спорить. Едва Энтони остался один, он тут же набрал дежурного связиста и дал ему короткое распоряжение и только после этого вызвал к себе Эрика и Олин.

Энтони сидел на своем месте и не сводил глаз с офицеров. Они уже знали, что на базу прибыл Телиан, и, судя по тому, как генерал терзал свою ручку, пытаясь пробить ей дырку в столе, он не сообщил ничего хорошего.

- Ну, что, офицеры, дождались? - наконец выдавил Энтони. - Вот и припекло нам под известное место. Доигрались, довыпендривались!

- Вы о чем, генерал? - счел необходимым уточнить Эрик, которого капитан успела предупредить, что Энтони известно об утаенной информации и теперь, он ожидал взбучку.

- Вот, смотри, - он положил перед майором сводки, привезенные Телианом. - Весело, нечего сказать.

- Оборжаться! - без особой радости подметил Эрик, передавая документы Олин.

- Чего они хотят, и кто такие? - Олин просмотрела бумаги и отодвинула их в сторону.

- Нотэл считает, что это Темгаты, - сообщил Энтони.

- Но, они же миф, исчезнувшая раса, - возразил Эрик.

- Ну да! - усмехнулся генерал. - И ваши “скелеты” – миф и погибшие ребята – тоже миф, тогда и все наше существование – миф, одно большое недоразумение. Вы же знаете лучше других, что Темгаты вполне реальны и у вас есть к тому все доказательства. Ничто не может исчезнуть бесследно, просто раствориться в космосе, а тем более – целая раса.

- Но, что им надо? - Эрик поправил китель. - Сидели, сидели, а потом вылезли, и давай громить всех подряд. От скуки что ли? Глупо как-то.

- Почему от скуки, они объяснили причину своего вмешательства. Один наш штурмовик прыгнул за ними в дыру, и они передали через его пилота свои мотивации: им не нравиться, что мы расширяем зону боевых действий и используем их технологии. Они готовы вести переговоры и у нас есть десять суток, что бы отправить уполномоченных лиц. Телиан считает, что лететь должны вы, но я против.

- А какая альтернатива?

- Только одна – вести войну на два фронта.

- Не очень перспективка... - вздохнула Олин. - Можно хоть узнать, чем генерал Телиан обосновал свой выбор?

- Хватит ломать комедию, капитан. Вы знаете достаточно, чтобы понять, чем вызвано такое высокое доверие. Наш сегодняшний разговор тому подтверждение.

- Куда хоть лететь? - Эрик подвинул к себе документы и вновь принялся их изучать. - Здесь ничего нет.

- Вы что, намерены согласиться? - Энтони не был удивлен, но решение майора он не одобрял.

- А у нас есть выбор? - Олин посмотрела Энтони в глаза. - Генерал, ведь вы, на нашем месте, поступили бы точно так же.

- Вы спятили, оба! - Энтони переводил взгляд с одного офицера на другого. - Я не могу сказать, чем все это закончиться. Вы можете отказаться – официального приказа нет, и я полагаю - не будет. Вы не обязаны распутывать то, что запутал кто-то другой!

- Мы должны. Вот. - Эрик положил на стол кристалл. - Это информация со Сторлана. Там много интересного, но думаю, что вы и так все это знаете.

- Знаю, - признался Энтони.

- Так куда лететь?

- Это я хотел спросить у вас.

Генерал понял, что отговаривать их бесполезно. Это что-то вроде зова крови. Отсюда и нервное состояние, и резкая смена настроения, и отчаянные неадекватные поступки. Они чувствовали – что-то назревает и не ошиблись.

Олин отдала генералу кристалл с Алосера. Энтони долго изучал карту. Он знал, что на указанной планете не может находиться база Темгатов, но там могло быть что-то, что укажет где она. Так же теперь Энтони точно знал, зачем они разыграли весь этот спектакль с дракой; им нужен был считыватель, и они до него добрались. Олин и Эрик попросили только об одном – до вылета оформить свои отношения.

В кабинет без стука вошел Телиан. Выглядел он не слишком довольным. В глазах, необычного цвета морской волны, как у большинства уроженцев холодного О́руса, застыла тревога и усталость. В отличии от Энтони, у него до сих пор не появилось ни одного седого волоса, зато на лбу пролегла глубокая морщина, как у того, кто вынужден постоянно думать за других и решать массу вопросов от которых зависят чужие жизни. Казалось, ему и самому уже стали надоедать методы управления. Выбить официальный приказ так и не удалось. Необходимо действовать под прикрытием. Для всех, Олин и Эрик, получили отпуск. Так же решили, что с ними полетит Дил, его навыки могут пригодиться.

- Чуть не забыл! - спохватился Телиан, когда все дела уже урегулировали. - Тут просили передать документы на присвоение старшине Аири Ригласу, звания лейтенанта с сегодняшнего дня. За что ему, если не секрет, а то приказ пришел от самого главнокомандующего, а за какие заслуги не уточнили.

- Он его мордой на покрытие уронил, - пояснил Энтони. - Удачно так, с фингалом, а главное – вовремя. На пару секунд позже, и никаких приказов он уже бы не подписывал.

- Здорово! И душу отвел, и звание за это получил. Что я в свое время так не догадался, - усмехнулся Телиан. - Ну, если мы со всем разобрались, то послезавтра вылетаете. Хороший транспорт я вам обеспечу. Введите еще кого-нибудь в курс дела, для подстраховки, а остальным знать незачем. Можете идти.

Офицеры отдали честь и вышли. Эрик вызвал к себе Дила. Выглядел он не очень, и майор чуть было не передумал брать его с собой, но специалист мог им пригодиться. Телиан намекнул, что неплохо бы разузнать о металле.

Глава 7

Свадебная церемония прошла скромно. На ней присутствовала только команда. Все необходимые документы заверил Грон в своем кабинете, а потом, команда отправилась в город, чтобы отметить это знаменательное событие, а заодно и повышение Аири. Эрик и Олин приложили немало усилий, чтоб уговорить генерала присоединиться к ним, но в итоге, он все же сдался.

Они сидели в баре на окраине города, неподалеку от базы. Чаще всего, здесь собирались военные; не только десант, но и флотские, чье расположение тоже находилось рядом, но в этот раз, там были только гражданские и это радовало. В противном случае, возникала огромная вероятность драки. Флот и десант не могли находиться в одном помещении дольше пяти минут и не затеять потасовку.

Энтони, посидев с ребятами около часа, ушел. Он не хотел стеснять их своим присутствием, прекрасно понимая, что им есть о чем поговорить. Как бы ни настаивал Телиан на секретности, команда будет знать о том, куда отправились их офицеры, а если не знать, то догадываться – точно. Если бы в баре находились пилоты, генерал не рискнул бы оставить десантников без присмотра, а так он уходил спокойно – с гражданскими драки не будет.

Аири, весь вечер сидел задумчивым. Казалось, его мысли витают где-то далеко, и он пришел сюда лишь для того, чтобы не обидеть Олин. Праздновать свое повышение, ему совсем не хотелось. Не отпускало чувство тревоги, казалось, что-то должно произойти.

- Аири, спой, - попросила Олин.

- Не сейчас, - отказался новоиспеченный лейтенант.

- Риглас, не ломайся! - продолжала уговаривать его капитан. - Чего ты, в самом деле, вот Дил тебе подыграет. Правда, Дил?

- Не вопрос, - программист взял танру, захваченную им с базы.

- Никакие отговорки не принимаются, - поддержал Алик. - Так что, давай.

- Ну, ладно, - с неохотой согласился Аири.

Дил закончил настройку и осторожно тронул струны. В баре мгновенно наступила тишина. Аири запел. Слова песни были стары, как мир. Их автор давно затерялся среди всполохов войны, очевидно, уйдя к звезде, которая принимает всех, не зависимо от званий, возраста и таланта. Но они проникали в самую душу, задевали за больное и тревожили старые раны:

Когда мы выбрали свой путь,

Мы представляли жизнь иной:

Одна война, одна дорога

И рядом верный друг с тобой.

Мы не прошли и полпути,

А жизнь ввела под кожу яд,

Что тяжело друзей терять,

Никто не стал предупреждать.

Вчера – отвязные ребята,

Потом – оружие в руках,

Дорога из огня и пепла,

Надежды превратились в прах.

И что осталось позади:

Кровь на душе и боль потерь,

Глубокий рваный шрам на сердце,

Дорога из могил друзей...

Неожиданно, Аири оборвал песню на полуслове и резко поднялся.

- Пойду, воздухом подышу, - он снял со спинки стула китель и, спешно одевшись, вышел.

- Я поговорю с ним, - Олин встала. - Все равно нужно.

Эрик не стал возражать. С Аири творилось что-то неладное и если сейчас оставить все как есть, то потом может стать еще хуже. Олин нашла его возле входа. Он стоял, прислонившись к стене, и смотрел в небо.

- Аири! - окликнула его капитан.

Он медленно повернулся к ней, но ничего не сказал.

- Зря я настаивала, чтобы ты пел, - она стала напротив него. - Извини.

- Это ты извини, что я порчу вам праздник.

- Ничего ты не портишь.

- Олин, не обижайся, но я хочу побыть один, - взгляд лейтенанта устремился куда-то вдаль.

- Аири, мне нужно с тобой поговорить.

- Давай потом.

- Потом не выйдет. Мы завтра улетаем.

- Ну, тогда поговорим, когда вернетесь.

- Я не знаю, когда мы вернемся.

- Как это? – Аири встрепенулся.

- Обыкновенно. Отпуск, всего лишь прикрытие. Мы на задание, но об этом никто не должен знать.

- Тогда понятно, к чему такая спешка со свадьбой...

- А ты, что подумать уже успел?

- Не важно, - Аири вздохнул. - Какая теперь разница. Просто решил... Глупость.

- Решил, что я беременна?

- Было бы здорово, - лейтенант смущенно улыбнулся. - У вас будут хорошие дети – настоящие воины.

- Аири, сейчас речь идет не об этом. Мы берем с собой только Дила, тебе придется остаться, как и всем остальным.

- Вы будете искать Эскриол?

- Да, что его искать, у нас же есть карта.

- Почему вы летите втроем, да еще так спешно, что случилось?

- Я не могу рассказать тебе сейчас. Все необходимые документы у меня на столе в кабинете, код ты знаешь. Вот, возьми, - она протянула Аири нож, который он же ей и подарил.

- Что это значит, ты прощаешься? - лейтенант знал, как Олин дорожить этим ножом, с ним она впервые пошла в рукопашную и тревога, терзавшая его душу, усилилась.

- Я же говорю, что не знаю, когда вернусь.

- Или, вернешься ли вообще! Я не возьму его, - он отодвинул ее руку. - Это плохая примета. Мы друзья, я понимаю, что не могу полететь с вами, слишком подозрительно это будет выглядеть, и уговаривать тебя поменять решение – бесполезно, кто-то должен подстраховывать вас здесь, но забрать нож я тоже не могу – слишком это похоже на прощание.

- Как знаешь, - Олин убрала оружие. - Я рада, что ты все правильно понял и...

Со стороны входа послышался шум. Капитан, не договорив, обернулась посмотреть, в чем дело, но тут же получила удар в лицо. Не растрачивая время на то, чтобы разглядеть нападавшего, Олин нанесла ответный удар в челюсть. Обидчик, не ожидавший такой быстрой реакции, упал на какие-то коробки, сложенные в стороне. Только теперь капитан рассмотрела, что это флотский офицер. Он быстро поднялся и вновь кинулся в драку. Офицер, тоже в звании капитана, замахнулся для удара, но Олин перехватила его руку и до хруста вывернула за спину. Он согнулся и глухо застонал, а Олин нанесла удар коленом в грудь и лишь после этого отпустила руку. Капитан упал. Олин обернулась в сторону драки, к которой Аири уже успел присоединиться.

Эрик, как всегда, попал в самый центр событий. Возле виска у него красовался кровоподтек, губа разбита. Один из флотских накинулся на него сзади, но он успел обернуться. Нос пилота встретился с майорским кулаком. Кто-то ринулся на помощь товарищу и, получив от Эрика удар ногой в живот, отлетел на пару метров и шлепнулся в клумбу. Десантники явно выигрывали в физической подготовке, и пилотам пришлось бы совсем тяжко, если бы ни подоспевший патруль.

В возглавлявших его офицерах, Олин узнала Ди́ала Я́лина и Э́вера Ста́лгина, лейтенантов СД, с которыми ей уже приходилось сталкиваться. Солдаты подняли тех флотских, кто был не в состоянии сделать это самостоятельно. Капитан, кинувшийся на Олин, оттолкнул руку Эвера и встал сам, при этом он не сводил глаз с Олин.

Командиры патруля пристально осмотрели затеявших потасовку. Их несколько смутил тот факт, что среди них офицеры и самый старший – майор. Задержать их, они не имеют права, попытка разобраться на месте, тоже ни к чему не привела и чуть не закончилась новой дракой. Десантники, как всегда, отмалчивались – оправдываться за то, что они защищали свою честь, ниже их достоинства. Флотские, требовали вызвать командование, тоже, как всегда.

Эверу ничего не оставалось, кроме как связаться с командованием и тех и других. Энтони Грона на месте не оказалось, и поэтому, для разбирательства должен прибыть Орсен. Полковник не заставил себя долго ждать, а вслед за ним появился и непосредственный командир в край охамевших пилотов.

- Что здесь происходит? - поспешил он наброситься на Орсена. - Как это понимать?

- А это у твоих пилотов надо спросить! - Орсен был зол как демон из черной дыры, из-за того, что ему пришлось ночью тащиться в город. - У этих двух офицеров, между прочим, сегодня свадьба, - он указал на Олин и Эрика. - Хорошо же твои охламоны поздравили невесту! - на скуле у Олин уже начал проступать синяк. - За жениха я вообще молчу!

- Почему ты так уверен, что драку начали мои? Всем хорошо известно - десант любит помахать кулаками. Скорее всего - это твои решили отыграться за все неудачи...

- Да мне до задницы, твое мнение!

Десантники удивленно переглянулись. Такого от Орсена никто не ожидал. Но больше всех поразился патруль. Дело поворачивалось совсем не так, как они ожидали и чем оно закончиться, сказать трудно.

Ялина и Сталгина направили в патруль из-за нехватки кадров после взрыва комендатуры. Опыта в разведении десанта и флота по разным углам у них имелось маловато. Самое разумное, в сложившейся ситуации, попытаться связаться с генералом Энтони Гроном по его личному коммуникатору, что Ялин и сделал. К большому удивлению, Энтони пользовался уважением у флотских и ему не составит труда все уладить.

- Захлопни шлюзовую переборку! - флотский полковник явно не собирался уступать и решил до конца отстаивать правоту своих подчиненных. - Считаете, вы одни воюете? Между прочим – это мы прикрываем ваши задницы!

- Да лучше с открытыми ходить, чем с таким прикрытием! Мы надеемся, что нас прикрывают, а вы только тем и занимаетесь, что увеличиваете численность МВК!..

- Вот так же и у нас все началось, - вздохнул Дил.

Из бара вышли все посетители и обслуживающий персонал. Драки между десантниками и пилотами - не редкость, но в них редко принимают участие офицеры, выше капитана, а сегодня сцепились два полковника. Гражданские подозревали, что на фронтах снова не спокойно, вот нервы у всех и шалят, и отыгрываются два рода войск друг на друге.

- Сволочи планетарные! - процедил сквозь зубы флотский.

- Орбитальные присосы! - парировал Орсен. Сейчас у него появился шанс заработать авторитет, или потерять его окончательно. - Забирай своих дегенератов и проваливай на корыто, с которого спустился!

- Хочешь проверить, кто из нас дегенерат?

- А брюхо не помешает? - Орсен снял китель и протянул Эрику, который стоял ближе всего к нему. - И как ты с ним за штурвал помещаешься? - полковник не спеша подкатил рукава рубашки. - Когда рожаем?

Флотский рассвирепел окончательно и бросился на Орсена, но он приготовился к этому и ушел в сторону. Пилот вновь попытался атаковать десантника, метя кулаком ему в лицо. Орсен пригнулся, казалось, он просто играет со своим противником и специально злит его. Десантник сделал подсечку ногой. Флотский начал падать, но при этом он умудрился вцепиться в Орсена и потянуть его за собой. Оба полковника грохнулись на покрытие, но Орсен успел подскочить первым и свалил начавшего вставать флотского ударом ноги, а затем, придавив его коленом, угрожающе проговорил:

- Еще раз кто-то из твоих пилотов затеет драку с моими ребятами, я буду считать зубы лично тебе. Пусть даже близко с десантом не появляются!

Он отпустил противника и только тогда заметил, что за всем происходящим удивленно наблюдает Энтони. Когда он подъехал к бару, его глазам предстала удивительная картина: потрепанная спецгруппа, которую он оставил меньше часа назад в достаточно мирном настроении, пилоты, ели стоящие на ногах и явно нуждающиеся в медпомощи, и два полковника начищающие друг другу рожи. Вернее – это Орсен начищал рожу, а флотский получал по ней. И за всем этим вынужден беспомощно наблюдать патруль.

- Встать! - гаркнул Энтони. - Смирно! Гражданским разойтись!

Собравшаяся толпа спешно покинула место происшествия. Недавние ее участники выстроились в две шеренги, по разные стороны от генерала. Когда ему сообщили о драке, он уже подъезжал к базе. Из сбивчивого рассказа Ялина, Энтони смог понять лишь то, что в ней принимали участие офицеры, и он не имеет права их задержать. Генерал сразу понял, что речь идет о Эрике, но присутствие Орсена, да еще и его непосредственное участие, стало полной неожиданностью. Очевидно, полковнику сообщили первому, и он добрался до города напрямую, поэтому они и не встретились по дороге.

- Ты, - генерал ткнул пальцем в грудь флотскому полковнику, - забирай своих оболтусов, и чтобы духу вашего здесь не было. С вами разберутся позже.

Тот отдал честь и поспешил удалиться вместе со своими подчиненными. Сегодня им явно не везет и не стоит зарабатывать себе дополнительные неприятности.

- Патруль, тоже свободен.

Комендантские отсалютовали и тоже ушли. Им не очень хотелось лезть в извечную разборку между десантом и флотом: в ней никогда не находится ни правых, ни виноватых, и заканчивается все тем, что высшее командование разводит их по разным углам. Но комендатура, по роду службы, всегда оказывается посередине. Лейтенанты знали, что Энтони не оставит это происшествие просто так, и пилоты с патрульного крейсера, еще получат свое, не смотря на то, что им и так неплохо досталось. Но перед этим, генерал отыграется на своих подчиненных.

- А вы, на базу и строиться на плацу, - бросил генерал десантникам. - Там поговорим.

Энтони прохаживался перед строем. Десантная группа в помятой парадной форме и побитыми рожами, смотрелась несколько нелепо. Честно говоря, Энтони не знал, как ему отреагировать на все это. Особенно, на поступок Орсена. Злиться он не мог и едва сдерживал улыбку. Но генерал напустил на себя строгий вид и обратился к полковнику, стоявшему рядом с ним:

- Чего жмешься, как родной? Стать в строй! - полковник стал рядом с Эриком. - Красавчики, нечего сказать! А я только успел обрадоваться, что вы взялись за ум. Орсен, а ты-то, какого Акрика там делал?

- Генерал, меня вызвали разобраться в происшествии, - отчитался полковник.

- Разобрался? Молодец, что еще добавить, - Энтони окинул его взглядом. Правый глаз у него припух, видимо, флотский зацепил, когда они падали. - В драку тебя влезть, какая нелегкая подтолкнула?

- Вы же сами советовали, научиться разговаривать с подчиненными, на их языке...

- Значит, тяга к знаниям проснулась? Ты понимаешь разницу: с ними, а не с этими...- Энтони попытался подобрать слово достаточно емкое, и не слишком грубое, но на ум ничего приличного не приходило.

- Да эти присосы в край охамели, давно им десант забрала ни чистил! - не сдержал возмущения Орсен. - Что я должен был, этому присосу орбитальному молчать, когда он начал на нас все валить?

- Все с тобой ясно, - Энтони все же не смог сдержать улыбку. О том, что Орсен владеет жаргоном, даже догадывались не все. - Майлов, Таил, выйти из строя, - они сделали два шага вперед. - Что, офицеры, поженились? Отметили? И как же вас так угораздило?

- А то вы не знаете, как такое происходит, генерал, - со вздохом ответил Эрик.

Пилоты завалились в бар сразу, после того, как Олин вышла поговорить с Аири. Видимо, в этот день что-то у них не заладилось, и они прибывали в паршивом настроении. Заметив десантников, они сразу же начали цепляться и отпускать язвительные замечания по поводу того, что десант рассиживается здесь при полном параде, в то время как флот ложит жизни, защищая их задницы, увешанные медалями, полученными непонятно за какие заслуги.

Молчать в ответ никто не собирался, и Эрик поспешил припомнить не единичный случай, когда флот должен прикрывать, а вместо этого, напутав что-то из-за отсутствия мозгов, не уводит неприятеля, а затевает схватку прямо над головой, щедро осыпая десант случайными залпами и обломками. А еще, не редко они щелкали хавалами и попросту не замечали вражеские корабли, которые проходили к планете и высаживали войска, и тогда разбираться приходилось им – десанту.

Все это высказывалось в грубейшей форме и среди гражданских посетителей обязательно находились те, кто поддерживал ту или иную сторону одобрительными выкриками. Первыми словесные доводы закончились у флотских, и они поспешили пустить в ход кулаки, не подумав, чем это обернется для их здоровья.

Обо всех этих события не составляло труда догадаться. Когда-то, десант и флот базировались совместно, как изъяснялось командование: “Для усиления плодотворности и упрощения корректировки совместных действий”. Но никакой плодотворности, а тем более упрощения – не получилось. Два рода войск никак не хотели уживаться вместе. Они не дрались только во время боевых заданий. Зато потом, сыпались взаимные упреки, которые всегда заканчивались потасовкой. Их объективность трудно оценить. Обе стороны в чем-то правы, а в чем-то – нет. Никакие штрафные и дисциплинарные меры не помогали, и в итоге, приняли решение о раздельной дислокации, правда, в непосредственной близости.

Чтобы сократить до минимума общение пилотов и десантников, в подготовительных центрах ввели курс пилотирования, а базы оснастили кораблями. Таким образом, командование избавилось от ненужной проблемы, рассчитывая, что со временем эта вражда забудется, но не тут-то было. Оградить десант и флот от встреч за пределами баз, к сожалению, никто не мог и почти всегда, они заканчивались одинаково.

- Я-то, по наивности полагал, что сегодня вы должны заниматься совершенно иными вещами... - Энтони окинул их взглядом. - Вот что мне с вами делать? Лишить бы отпуска, и весь разговор.

На какой-то момент, у генерала мелькнула мысль так и сделать. Все основания для этого у него имеются, и Телиан ничего не сможет предъявить. Если вылет не отменится совсем, то, по крайней мере, отложится на несколько дней, а дальше видно будет, может, хоть приказ официальный дадут. Энтони отогнал от себя эту мысль. Что это он, в самом деле? Из-за личной привязанности готов поставить под угрозу сотни жизней. Как он до такого докатился? Тем более – это их решение и никто никого не принуждал.

- Ладно, все свободны, - объявил генерал. - Хорошо хоть не опозорились и навешали, как следует...

Энтони развернулся и первым покинул плац.

Еще не рассвело. Взлетно-посадочная площадка призывно светилась огнями. Аири, пришедший вместе с Аликом проводить Олин и Эрика, постоянно ежился, хотя на улице было достаточно тепло. Офицеры, вылетали первыми, Дил через два часа после них. Встретиться они должны на Телорне, где их ждал какой-то экспериментальный корабль.

- А Заместитель Папы не придет? - поинтересовался Алик, имея в виду Энтони.

Такое прозвище закрепилось за ним после событий на Эвруме. Энтони, естественно, знал о нем и в душе гордился. Это прозвище подразумевало, что солдаты уважают его и знают – он не отправит их на безрассудную гибель, а если придется, то пойдет вместе со своими подчиненными.

- А как же! - отозвался Эрик, - куда мы без его напутствий. Вам все понятно?

- Что тут непонятного, - пробурчал Алик, косясь на Аири. Глядя на лейтенанта, у него тоже побежал мороз по коже. - Яснее не бывает, но мне это не нравиться.

- Алик, тебе все не нравится. Мы обсуждали это – вы оба должны остаться. Мы надеемся на вас.

- Мы не подведем, командир, - пообещал Аири. - Можете не беспокоиться. Только будьте осторожны.

- Ты же знаешь, мы не рискуем напрасно, только по крайней необходимости, - попыталась пошутить Олин.

- В том-то и дело, - вздохнул Аири.

- За Нара ты отвечаешь, его мы тоже взять не можем.

Аири мрачно кивнул. Вскоре подошел Энтони.

- В курсе? - он кивнул в сторону Аири и Алика.

- Так точно, - отрапортовал Эрик.

- Хорошо, - Энтони критично осмотрел внешний вид Олин и Эрика. - Тоже мне, послы мира! - недовольно пробурчал он. - С такими украшениями, я бы вас с базы не выпустил! – начальник базы заметил мрачные выражения на лицах Аири и Алика и понял, что им тоже эта затея не нравиться. - Отдавайте последние распоряжения и вперед.

- Да мы уже все распоряжения отдали, - Олин поправила китель.

- Ну, тогда грузитесь.

Генерал смотрел, как они пожали руки Аири и Алику. Лейтенант старался улыбаться, но Энтони видел, с каким трудом ему это дается. Генерал много раз провожал команды на опасные вылеты – других попросту не бывает, но никогда он не испытывал такого щемящего чувства.

- Давайте! - он похлопал Эрика по спине. - Олин, помни, что я тебе говорил, - Энтони посмотрел ей в глаза и положил руку на плечо. - Возвращайтесь поскорее, и удачи вам.

- Спасибо, генерал, мы постараемся все сделать как надо, - пообещал майор.

Энтони, вместе с Аири и Аликом, стояли, пока корабль ни скрылся из вида. На светлеющем небе стали гаснуть звезды. Энтони медленно зашагал к штабу. Аири показалось, что он как-то поник, будто на его плечах лежит тяжкий груз.

- Генерал! – Алик догнал Энтони. - Вы думаете, это правильно? - он никак не хотел мириться с тем, что ему пришлось остаться на базе.

- Нет, капитан, неправильно, - ответил Энтони, замедляя шаг, но не останавливаясь. - Совсем неправильно.

- Но, если вы понимаете это, зачем же отправлять их вот так – с голым задом в неизвестность?

- Это не мое решение, и мне оно нравится так же, как активированная нейрушка за воротником. Им предоставили право последнего слова, что они сказали, нетрудно догадаться.

- Но зачем соглашаться на такую авантюру?

- А что бы ты ответил, Алик?

- Наверное, то же самое, - с неохотой признался капитан.

- Вот и не надо задавать глупые вопросы.

Энтони ускорил шаг, давая понять, что разговор окончен. Капитан остановился, что бы подождать Аири. Он надеялся, что лейтенант сможет дать какие-нибудь разъяснения, потому, что Эрик толком ничего не сказал, но Аири знал не больше его. Оставалось надеяться, что в документах, которые им оставила Олин, есть данные насчет происходящего.

Глава 8.

Эрик, вместе с Олин сидел в баре на территории стратегического космопорта и забивал себе голову мрачными размышлениями. Здесь проводилась последняя оснастка и проверка корабля, который выделил им Телиан. Когда они прибыли на Телорн, оказалось, что он еще не готов. На него не успели установить дополнительное вооружение. Работа должна занять еще около трех часов. Эрик долго матерился, перебирая все возможные занятия, которые могли выполнять механики, вместо того, что бы работать, Олин вспомнила недобрым словом их ближайших родственников, но ждать все равно приходилось.

Вынужденное бездействие подталкивало к размышлениям, и чем больше майор думал, тем сильнее ему не нравилось их положение. Не давало покоя то, почему им не выдали официальный приказ. К чему такая перестраховка? Не обернулась бы она против них. Или командование просто не хочет, что бы стало известно о том, что ведутся переговоры с вероятным противником? Правда, слово “вероятный” здесь уже неуместно. Да и какая огласка, кто узнает? Официально, все можно было бы сделать точно так же, а приказ остался бы приказом, с ним все же спокойней...

- Сидим здесь, как два придурка, - прервала Олин его размышления. - И Дил куда-то провалился.

- А ты хочешь, что бы мы сидели здесь, как три придурка? - Эрик взглянул на часы. - Рано еще, он минут через двадцать должен прилететь.

Их внешний вид действительно не вписывался в обстановку. Хоть они и не надевали «скелеты», десантная форма сильно выделялась среди техников, диспетчеров и флотских. Кроме них, здесь встречались планетарные войска, стоящие на охране космопорта и офицеры часто ловили на себе любопытные взгляды. Так же, они буквально затылком ощущали, как пилоты пилят их взглядом, но то ли у местных больше выдержки, то ли просто не хотели связываться с залетными офицерами, справедливо полагая, что они возьмут то, зачем притащились и уберутся, и флотские ограничивались только косыми взглядами. Но Олин и Эрик все равно чувствовали себя не уютно.

Вскоре прибыл Дил, но им пришлось еще час ждать, пока техники закончат с кораблем. Телиан выделил им штурмовик SPK-4, модифицированный по тем чертежам, которые они взяли на Сторлане. Он имел полное компьютерное обеспечение и экранирующую противорадарную защиту, делающую его недоступным для самонаводящихся ракет. Так же он оснащен четырьмя ионно-вакуумными двигателями, что увеличивало его маневренность. SPK-4-“Дайлер”, предназначался для дальних перелетов, из вооружения на нем имелись только лазерные установки, но Нотэл распорядился монтировать дополнительно ракеты ближнего действия. Именно с ними и возились механики.

Эрик пошел в очередной раз поторопить техников, а Олин с Дилом остались сидеть в баре. Программист окинул помещение взглядом и остановился на девушке в форме диспетчера у барной стойки. Заметив внимание десантника, девушка мило улыбнулась ему.

- Капитан, я это, отойду на минуточку? - Дил начал вставать.

- Куда навострился? - Олин схватила его за плечо и усадила обратно.

- Попить заказать, я пить хочу.

- А я писать, не дадим друг другу помереть? На неприятности решил нарваться? Думаешь, я ничего не заметила?

- Вот так и помрешь неженатым... - вздохнул Дил.

- Смотри, а то местные пилоты тебе женилку оторвут, - усмехнулась Олин. - Да и вообще, сейчас лучше не влезать в потасовки.

- Вчера, вы считали по-другому, - заметил программист.

- Вчера – это вчера, а сегодня нам башку открутят, если мы все сорвем. К тому же, мне здесь лучше не высовываться, - Олин бросила осторожный взгляд на сидящих у барной стойки пилотов.

- Что, старые знакомые? - Дил проследил за ее взглядом.

- Есть такое дело.

- Когда обзавестись успели?

- Дурное дело – не хитрое… Чуть больше полугода назад, когда нас сюда в поддержку перекидывали, еще с Нилионом.

- Думаешь, они тебя помнят?

- Не знаю, но рисковать не стоит. Мы их тогда при планетарниках помяли, так что, сам понимаешь. Если ты сейчас высунешься, мы вляпаемся, а я не хочу выслушивать от Грона лекции о контузиях и десантировании головой на камни.

- А по-моему, наш генерал был бы рад любому поводу отменить эти поиски, - Дил понизил голос до шепота. - С чего бы?

- Понятия не имею, с чего ему все это так не нравится. Но очень уж хреново все может обернуться. Так что, никаких выкрутасов. Ясно?

Олин бросила еще один взгляд на пилотов. В другое время, она и сама не прочь бы попробовать поставить флотских на место, но сейчас слишком много стоит на кону.

- Капитан, а у тебя же здесь вроде одногрупник служит, он что, поддержку не окажет?

- Он не здесь, а на охране цехов сборки тяжелой техники. Отсюда часа четыре, - огорчила Олин программиста. - А тебе что, спокойно не живется? Так подожди, впереди еще столько веселья, - у капитана сработал коммуникатор, и она ответила на вызов.

- Олин, корабль готов, подтягивайтесь на взлетно-посадочную, - сообщил Эрик.

- Уже идем, - капитан встала. - Пошли, сержант, пора убираться отсюда.

Дил еще раз вздохнул и направился за Олин.

Эрик в последний раз все проверял перед вылетом. На космопорт опускались сумерки. Олин явно не терпелось покинуть Телорн.

- Эй, десант! - услышал Эрик оклик и обернулся.

- Чего тебе, автограф дать? - не очень приветливо отозвался он, увидев старшего механика.

- Вам распоряжение пришло, - механик протянул распечатку.

- На кой хрен, он нам сдался?! - вспылил майор, просмотрев документы. - Мы привыкли сами.

- Я не знаю, - механик пожал плечами. - Мое дело передать, - он развернулся и ушел, оставив Эрика бубнить проклятья.

- Что там? - поинтересовалась Олин.

Майор молча, протянул ей бумаги. Она быстро просмотрела и глухо выругалась. Дил ждал распоряжений. Судя по реакции офицеров, командование снова подкинуло им, какой-то малоприятный сюрприз. Эрика же, сейчас интересовал вопрос: что за присос успел доложиться Телиану об их умении обращаться с кораблями...

Вдалеке показалась фигура в пилотском образце ”скелета”. Когда он подошел ближе, Олин заметила у него на лице синяк и без труда узнала побитого пилота. Пилот, судя по выражению лица, тоже сразу признал тех, с кем дрался только вчера.

- Ну, и на кой хрен ты нам сдался? - с ходу заявил ему Эрик.

- Я тоже рад вас видеть! - в тон ему ответил капитан Артел Лейнов.

- Эрик, что это за хрень? - обратилась Олин к майору, игнорируя Лейнова. - Свяжись с Телианом, пусть потрудиться объяснить – мы так не договаривались. А ты чего пялишься? - переключилась она на пилота. - Мало получил? Так это легко исправить.

Лейнов потер подбородок и промолчал. Им предстоял неблизкий путь и дружной команды у них явно не получится. Он не прибывал в восторге от этого задания, но ничего поделать не мог. Майор все же связался с Телианом из диспетчерской, но менять своего решения, генерал не собирался. Опытный пилот им необходим – он не хочет рисковать экспериментальным кораблем и точка.

В рубке царило угрюмое молчание. Никто не хотел нарушать тишину первым, хотя все понимали, что молчать всю дорогу, все равно не выйдет. Дила назначили “дежурным по кухне”, Олин сидела за пультом управления ракетами, Эрик примостился на пассажирском кресле.

- Как тебя угораздило врюхаться? - хмуро поинтересовался Эрик.

- Любопытство, - так же хмуро ответил Лейнов. - Вам говорили о пилоте, который на штурмовике погнался за Темгатами?

- Скорее, упоминали.

- Так вот, он перед вами.

- А легенда?

- В госпитале я. Руку повредил, - Лейнов покосился на Олин, - в стычке с вражеским флотом.

- Вот, значит, как теперь у вас называется нарваться и получить по мозгам, - с ухмылкой заметила капитан. - Знала б, что нам с тобой лететь, руку бы не трогала.

- Рука в норме. Да я и с одной справлюсь так, как вы двумя не можете.

- Десант может все.

- А вы пробовали на “Фелетринах” завалить торианский крейсер?

- Ты его что, один завалил? - Лейнов отрицательно покачал головой. - Вот и нечего тут... Ты бы лучше попробовал с “Алироса” смотаться после магнитного захвата. Или может тебе приходилось штурмовать торианские базы, или держать оборону под артобстрелом с одним автоматом, ну, а может быть ты “Рохнаса” пробовал уложить из ракетницы?

- Нет, не пробовал, - хмуро ответил пилот.

- Вот и помалкивай в забрало.

После этих слов, Лейнов начал понимать, за какие заслуги этим десантникам не доверили самим управлять экспериментальным штурмовиком. Так же он начал догадываться, что этот корабль создан благодаря им. Ходили слухи, что какой-то десантной группе удалось проникнуть на секретную торианскую базу и достать оттуда информацию, попутно, превратив базу в руины. Говорили, что командир этой группы смог уйти с “Алироса”, затащившего их в стыковочный отсек, снеся переборку из плазменной пушки.

Лейнов тогда много думал, прикидывал по всякому, и пришел к выводу – такое невозможно. Хвастает десант, преувеличивает. Во-первых: при магнитном захвате, вырубается вся энергосистема, отвечающая за вооружение и навигацию, с чего же они стреляли? А если и нашелся такой гений, который сумел перебросить энергию со вспомогательных двигателей на плазменную пушку, то они одним выстрелом израсходовали все, а потом остались без оружия и маневров. Как же ушли? Ведь не отпустили бы их просто так. Какой псих решился бы на такое? Слишком безрассудный ход. А теперь, он видел перед собой тех, кто решился.

Конечно, между флотом и десантом - пропасть. У них разная логика, разное мышление. Десант думает лишь о том, что бы дотянуть до планеты, высадиться, а до корабля им дело есть, только когда приходит время уносить ноги, но и тогда они находят альтернативные пути, если улететь не удается. Эти вот, решили захватить вражескую базу. Наверное, именно поэтому их так боятся ториане, и точно поэтому его прикомандировали к ним, для выполнения этого задания.

- Эй, Флот, чего надулся? - вновь обратился к нему Эрик. - В баре ты был разговорчивее и храбрее.

- Правда, не долго, - подметила Олин.

- Хватит уже издеваться, - невесело отозвался Лейнов. - Не годится так себя вести с тем, кто сидит у штурвала.

- Да мы и сами неплохо можем справиться, - Олин убрала выбившиеся волосы.

- Кто б сомневался! Это ведь вы?

- Что именно? - уточнил Эрик.

- Снесли переборку в шлюзовом отсеке, и ушли от ториан?

Майор лишь усмехнулся в ответ: вот и вся секретность.

- Но как вам удалось обойти блокировку?

- Спроси у Дила, как ему это удалось. Да и вообще, тебя, когда-нибудь пытались взять в плен?

- Нет, если не считать Темгатов. Разнести в космическую пыль, тысячу раз, а захватить, как то не пытались. Видно, моя персона для ториан ценности не представляет.

- Вот как попытаются, и не такое сумеешь.

- Но, ведь после этого, все системы вырубит окончательно. Как вам удалось посадить челнок?

- Посадить – это громко сказано. Правда, мы его не до конца разбили, он до сих пор летает, после ремонта.

- Если вы сумели такое, зачем тогда вам я?

- Спроси у Телиана. Но я полагаю, что это из-за BF-ки. Мы тогда с высотой не рассчитали, нас ударной волной зацепило, а корабль был приписан к Разведуправлению. Вот он и считает, что нам ничего путного доверить нельзя.

- Да пошел бы он к Акрику, вместе со своей разведкой! - высказал свое мнение Лейнов.

- Хоть в чем-то наши взгляды совпадают, - усмехнулся Эрик.

Негативное отношение к Разведуправлению и Службе Дознаний, пожалуй, единственное, что объединяло все рода войск, но связавшись с ними однажды, выпутаться, не так просто, и Лейнов опасался, что теперь ему, как и этим десантникам, грозит служить под крышей у управления.

Эрик установил трехчасовую вахту у штурвала и ушел отдыхать, следующим должен заступать он. Олин осталась в рубке изучать навигационные карты.

- А вы как впутались? - задал Лейнов вопрос, который долго не давал ему покоя.

- Если скажу, то тебя придется пристрелить, - на лице Олин играла ядовитая ухмылка. - Конечно, не самая великая потеря, но объясняйся потом.

- То же, мне! - процедил сквозь зубы пилот.

Лейнов предполагал, что основные проблемы у него возникнут с майором. Ошибся. Капитан поставила перед собой цель: сделать для него этот полет невыносимым и отступать от нее не собиралась. Хотя, чему тут удивляться после вчерашних событий.

После осмотра в госпитале Асторга, Лейнова направили на ближайшую флотскую базу, до дальнейших указаний. Там он быстро нашел общий язык с пилотами, и они предложили ему снять напряжение прогулкой по городу, а чем она закончилась – хорошо известно.

Такой прикол жизни, Лейнову и в бреду не мог явиться: вчера он с ними дрался, а сегодня у них одно задание. Хорошо хоть секретное, а то байка о пилоте, попавшем под командование десанта, ходила бы до дня свертывания вселенной. И слово “попавшем”, как нельзя лучше подходит к ситуации.

- Эй, Флот, глаза разуй! - он почувствовал несильный толчок в затылок. - Не видишь, за нами “трассер”.

- Какой “трассер”? Нас не видят.

- Это ты, похоже, совсем ослеп. Посмотри на радар, для разнообразия – он прется за нами с того момента, как мы вошли в гипер.

- Чего молчала, если сразу заметила? - недовольно отозвался Лейнов.

Он непростительно расслабился и положился на маскировку, а вот Олин не допустила такой глупости, потому и не ушла из рубки. Преследователь держался на расстоянии, и компьютерная система не могла его идентифицировать. На обычном SPK, его вообще не удалось бы засечь. Олин терпеливо ожидала, пока Лейнов сам его заметит, но он, похоже, думал совершенно о другом.

- А ты, за каким здесь сидишь? В таком случае, проще оставить тебя в ближайшем космопорту и лететь дальше самим. Я бы так и сделала.

- К счастью, решения принимаешь не ты.

- Не я, - согласилась Олин. - Но, не задавайся – ты, Флот, оказался в меньшинстве, и с ходу в морду – не выйдет.

- Капитан, мое терпение может закончиться, - Лейнов начинал выходить из себя. - У меня есть имя и звание, можно обращаться по нормальному.

- Мне до твоего имени, как до звезды: по сути, недалеко, но на фиг оно не надо. Ты лучше думай, что с нашим сопровождением делать – это твоя работа.

- А когда же ваша начнется? - пилот лихорадочно соображал, как ему избавиться от “трассера”.

- Когда наша начнется, тебе лучше будет не высовываться. Надейся, чтобы до нее дело не дошло.

- Позови майора, - попросил Лейнов. - Нужно кое-что обсудить.

- А я тебе что, в адъютанты нанялась? Нужно, так иди и зови.

- Я за штурвалом, или ты ослепла?

- Здесь только один слепой, и это явно не я.

- Капитан, может вас сменить, пока вы поедите? - в рубку заглянул Дил.

- Слышь, сержант, - обратился к нему Лейнов, - позови майора, тут кое-какая проблема возникла.

Программист хотел идти выполнять приказ, как-никак, флотский имеет офицерское звание, но Олин его остановила:

- Стоять! Никуда идти не надо! - она повернулась к пилоту. - Ты с какой радости приказываешь моим солдатам, кто тебе дал такое право? Своими выскочками будешь командовать! Дил, посмотри, можно ли как-то установить, кто за нами тащится, - она уступила сержанту свое место. - А для особо одаренных сообщаю: что бы кого-то вызвать в рубку, существует внутренняя связь.

Лейнов недовольно засопел и связался с Эриком. Дил усердно пытался сосредоточить всю мощь сканера на одном объекте, но для получения результата, пришлось резко сбросить скорость. Преследователь, не ожидавший такого, на несколько секунд попал в полную зону действия радара и сканера и по монитору поползли общие характеристики корабля.

- Что еще за проблемы? - Эрик пытался окончательно проснуться.

До его вахты оставалось еще сорок минут, и он был не доволен, что его разбудили.

- Наша проблема сидит в кресле пилота, - не упустила случая съязвить Олин. - За нами уже больше двух часов кто-то прется, а он не заметил.

- А если без издевательств, - пробурчал Лейнов.

- А если мордой о панель?

- В обратную получить не боишься?

- Ты уже пробовал, - напомнила капитан. - Хочешь рискнуть последними зубами?

- Прекратите оба! - остановил их грызню майор. - Достали уже. После будете зубы считать, у нас сейчас есть проблемы поважнее. Нужно как можно скорее разобраться с этим заданием, и тогда все мы вернемся к привычной жизни.

- Если вернемся, - подал голос Дил, который, казалось, не замечал перепалки офицеров. - У нас крейдовский штурмовик класса “Ялус”, модификацию установить не удается.

- Майор, я предлагаю выйти из гипера и посмотреть, что предпримет он, - высказал свою идею Лейнов. - Если не последует за нами, так и пусть катится своей дорогой. Насколько я понимаю, нам ни к чему лишни неприятности. А если продолжит преследование – собьем к Акриковой матери.

- А если он нас? - Эрик определил свое местоположения. - А еще говорят - это десант сначала открывает огонь, а потом оценивает шансы...

Майор понимал, что выйти из гиперпространства все равно придется – не тащить же “Ялус” за собой до самого Эскриола. Но выйти нужно с умом, что бы ни подставиться. Если сделать это сейчас, то они окажутся в так называемой “нулевой зоне”. До планеты достаточно далеко и по близости нет ни метеоритного пояса, ни астероидов. Хорошее место, для открытой схватки, маневрировать, можно спокойно, без опасения не рассчитать и налететь на какую-нибудь каменюгу. Именно поэтому Лейнов предлагал выйти из гипера сейчас и в этом плане, Эрик с ним согласен, но слишком подозрительно такой выход будет выглядеть, и враг встретит их во все оружия, если вообще пойдет за ними. А еще, майору хотелось узнать поподробнее, какой информацией обладают их преследователи и какие указания они получили.

Если пройти заданным курсом еще минут пятнадцать, то они окажутся у какой-то захудалой планеты: каменистой и непригодной для заселения из-за рассеивающейся атмосферы. Стратегической ценности она тоже не представляет, но Эрику это не важно. Главное – планета. Они вышли из гиперпространства, штурмовик, как и предполагалось, последовал за ними. У атмосферы он немного замешкался, но все же, продолжил преследование.

Перед тем, как войти в атмосферу, Лейнов провел полное сканирование местности, где им предстояло вести бой – сначала воздушный, а затем рукопашный. Поверхность представляла собой нагромождение скал, кое-где изрытое глубокими рваными разломами, бывшими результатом сейсмической активности. Пройдя плотные слои и приблизившись к скалам, Лейнов резко развернул корабль, согласно приказу майора, и пошел на сближение с врагом, который очень удивился такому маневру. Очевидно, он пребывал в уверенности, что его не видят. Пилот “Ялуса” быстро справился с растерянностью и открыл огонь по врагу, понимая, что теперь схватки не избежать.

Он стрелял энергетическими пучками. При грамотном использовании, такое оружие могло вывести электронику вражеского корабля из строя, при этом, не уничтожив ни его, ни экипаж, даже большая часть информации в бортовом компьютере сохранялась. Но для этого необходимо точно рассчитать мощность заряда, на что способен только очень опытный пилот. Почему-то Эрику казалось, что неприятель хочет сделать именно это.

Майор отправил Олин готовиться к десантированию, а сам сел за управление ракетами. Лейнов открыл огонь из лазерных установок. Ему нужно подбить “Ялус”, но не уничтожать его полностью. При прямой атаке, сделать это не так просто, как казалось. Гораздо легче раздолбить его самонаводящимися ракетами, или, как их называли пилоты – “липучками”, но Эрик настаивал на том, что нужно взять их командира живым – уж очень ему хочется знать, откуда враг получил информацию, о которой не знает даже большая часть его команды. Перед врагом, судя по всему, стояла схожая задача.

Лейнов старался оттянуть неприятеля к скалам, где у него будет явное преимущество. Штурмовики и истребители класса SPK, отличаются превосходной маневренностью, а с усовершенствованным двигателем, ему просто нет равных. Разляпистый “Ялус” не идет с ним ни в какое сравнение. Он предназначен для космических перелетов на дальние расстояния и ведение боя в условиях невесомости. Это сыграло немаловажную роль в решении заманить неприятеля на первую попавшуюся планету с твердой поверхностью и более ли менее плотной атмосферой.

Экипаж “Ялуса” потерял терпение первым и в ход пошли заряды, рассчитанные на полное уничтожение. Лейнов скрипнул зубами и резко взял вправо, прижимаясь к крутому склону горного хребта. Здесь главное правильно рассчитать угол маневра и не зацепиться. Лейнов, судя по всему, и, правда отличный пилот и прошел в нескольких метрах от скалы, при этом продолжая вести, огонь и даже умудрился пару раз зацепить врага. Пилот крейдовского штурмовика, увлеченный схваткой, похоже, забыл об особенностях своего корабля и попытался повторить маневр, проведенный Лейновым, чтобы уйти из-под обстрела. Маневр не удался: он зацепился крылом за выступ на скале. “Ялус” закрутило, еще пару раз ударило о скалы, а затем он взорвался. Но перед этим от него отделились несколько точек, и ушли в сторону. Эрик одарил Лейнова неодобрительным взглядом.

- И где теперь их искать?

- Я же не виноват, что у этих придурков все мозги повылетали через систему вентиляции! - попытался оправдаться пилот. - Вот куда их понесло с такой маневренностью?

- Ну, не все же такие гении, как ты. Давай разворачивайся, будем искать тех, кто успел спрыгнуть.

Они медленно летели над скалами, сканируя местность, в поисках выживших. Эрику не давала покоя мысль, почему враг выбрал для себя такую незавидную участь: остаться на мертвой планете без запасов еды и воды и с ограниченным ресурсом жизнеобеспечения. По его мнению, уж лучше взорваться вместе с кораблем, чем сидеть в ожидании медленной смерти. Майору достаточно отдать приказ о возвращении на курс, и тогда, тех, кто их преследовал, не ждет ничего хорошего. Если, конечно, где-то поблизости нет еще одного корабля, который предпочитает не высовываться, и работает на подстраховке. Это предположение пришлось Эрику не по душе.

- Чего они сиганули... - пробурчал Лейнов, которого, судя по всему, мучили те же вопросы. - Больные что ли, как они намерены выбираться?

Эрик покосился на пилота, но ничего не ответил. Сканер показал наличие шести объектов, примерно в трех километрах к западу.

- Зависни, - приказал Эрик, надевая перчатки. - Мы сейчас отправимся узнать, чего этим выродкам не сиделось на их базе, а ты уходи в безопасное место и жди дальнейших указаний.

- У них же численное превосходство в два раза.

- Я заметил. Но, это легко исправить, - майор закрыл шлем. - Олин, вы готовы к высадке? - произнес он в рацию.

- Давно, - отозвалась капитан

- Отлично. А ты смотри, без выпендрежа, - предупредил он пилота. - Понятно?

- Так точно! - отрапортовал Лейнов.

Десантники высадились под маскировкой. Пилот включил режим экранирования и повел корабль за горную гряду. Он отошел на расстояние, достаточное, чтобы его ни засекли, а он мог наблюдать за ходом схватки и быстро оказать поддержку с воздуха.

Неприятель расположился за нагромождением валунов с максимальным удобством, в сложившейся обстановке, и приготовился обороняться. Они сидели спина к спине, имея, таким образом, круговой обзор. Метрах в трех от поверхности, Эрик отдал приказ открыть огонь. Он планировал оставить в живых одного лейтенанта – этого вполне достаточно, чтобы получить необходимую информацию.

Группа состояла из четырех ториан и двух крейдов, которые отвечали за технические стороны. Но операция провалилась, и им пришлось взять в руки оружие. Когда на них посыпался дождь из бронебойных патрон, первыми среагировали ториане, бросившись в рассыпную, и укрываясь за валунами. Один из крейдов растерялся, и остался лежать на камнях, истекая кровью. Другой, все же успел уйти с линии огня и даже ответил автоматной очередью в воздух, но стрелять в противника, которого не видишь – это полностью полагаться на удачу, а она сегодня не на их стороне.

Натренированный взгляд опытного бойца, все же мог вычислить неприятеля, находившегося в режиме маскировки по некоторым признакам: как бы он ни маскировался, но пропускать через себя свет, все же не мог и поэтому отбрасывал тень, но этот признак работал только на открытой местности и в ясную погоду. А еще, в том месте, где находился замаскированный объект, цвета, либо блекли, либо наоборот – становились слишком яркими, в зависимости от модификации брони. Сходу, конечно, все это не различить, но вот если где-нибудь засесть и как следует присмотреться, то вполне возможно вести прицельный огонь, что и пытались сделать ториане. Но, никто не собирался давать им такую возможность.

Олин сменила “Керташ” на “горелку” и с первого выстрела уложила торианена, который примостил автомат на камне и, судя по всему, вычислил Дила. Сержант, вместе с Эриком, зажал оставшегося крейда, бестолково палившего вокруг себя, попусту растрачивая патроны. Но именно поэтому, к нему трудно подойти. Конечно, с одного попадания, он не сможет пробить их “скелеты”, но маскировку нарушит. В конце концов, Эрик смог подойти к нему сбоку, пока сержант отвлекал его на себя огнем из автомата. Крейд пытался найти невидимого противника и в это время, майор уложил его двумя выстрелами из лазерного автомата. Теперь, оставались трое ториан. И тут сканер показал приближение противопехотной ракеты.

- В укрытие! - скомандовал Эрик, скорее по привычке, чем по необходимости.

Все и так бросились в разные стороны, стараясь как можно скорее уйти из зоны поражения. Ракета легла точно туда, где засели двое ториан. Раздавшийся взрыв разбросал камни и остатки брони неудачливых противников. Скалы ответили на подобные действием недовольным рокотом и обильным камнепадом. Когда все немного стихло, майор осторожно поднял голову и увидел торчащую дуло-трубу «вышибалы» - переносной ракетной установки, предназначенной для уничтожения авиации. Оно было нацелено туда, откуда послали ракету. Майор спешно достал нейтронную гранату и, активизировав ее, кинул за образовавшуюся в результате обвала насыпь, за которой скрылся последний уцелевший торианен. Взрыв "нейрушки" вызвал новое недовольство в горах, которое обернулось еще одним обвалом.

Теперь, искать выживших бесполезно. Вернувшись на корабль, Эрик намеревался побеседовать с Лейновым.

Пилот стоял перед Эриком, неловко переминаясь с ноги на ногу. Как только десантники поднялись на борт корабля, в рубку влетела Олин.

- Ты покойник! - сходу выпалила она.

Следом вошел майор. Он был очень зол и на ходу срывал с рук боевые перчатки.

- Олин, за штурвал, а ты, живо в офицерскую! - бросил Эрик пилоту и вышел.

Сейчас ему хотелось раскроить Лейнову физиономию, больше чем когда-либо. Несколько минут он усиленно боролся с этим желанием, а пилот чувствовал себя крайне неуютно.

- Ты за каким сунулся, присос? - злобно процедил Эрик.

- Майор, у вас нет права на оскорбления, а вы с капитаном, только этим и занимаетесь с того момента, как мы вылетели.

- Ну, так пойди, пожалуйся! Официально, никого из нас здесь нет и всем до задницы, что у нас происходит, и как мы решаем наши проблемы! Я тебе что сказал?

- Уйти и ждать, - нехотя произнес Лейнов.

- Так какого хрена ты высунулся!

- Хотел помочь.

- А кто тебя просил? Что-то не помню, что бы я отдавал такой приказ.

- Я заметил, что они хотят воспользоваться гранатами...

- Да срать я хотел на их гранаты! Без тебя неплохо справлялись, а если бы я планировал разобраться таким образом, то мы могли бы сделать это сразу. Как ты теперь предлагаешь узнать, кто слил информацию: отшкребсти от скал ошметки и спросить у них? Из-за тебя, пришлось уничтожить последнего!

- Я бы ушел.

- К звезде! А мы следом за тобой. Все-таки права Олин – нужно было тебя мордой о панель, причем еще до вылета, для профилактики. Или может запереть тебя в камере до конца полета?

- Ваше право.

- Я с тобой поговорю после того, как мы вернемся, - пообещал Эрик. - Привлечь за неподчинение, я тебя не могу, а вот научить выполнять приказы – запросто.

- Всегда рад, майор, - в интонации Лейнова проскользнуло нахальство.

- Свободен. Твоя вахта через шесть часов. И не вздумай еще раз влезть не в свое дело – башку снесу.

Лейнов сидел в небольшой каюте, оборудованной под кухню. Напротив него сидели Дил и Олин, которую Эрик сменил у штурвала. Пилот уткнулся в свою тарелку, но чувствовал, как капитан пилит его взглядом.

С одной стороны, она могла понять, почему он вмешался в схватку; оказался во враждебной обстановке, захотел доказать, что тоже что-то может. С этим все понятно. Вот только необходимость хоть немного думать, никто не отменял.

- Ну, чего смотришь? - Лейнов отодвинул тарелку и посмотрел на Олин в упор. - Скажи уже что-нибудь.

- Да о чем с тобой разговаривать? Мы после возвращения поговорим.

- В очередь становись. Майор первый.

- Ничего, он мне уступит.

- Слушай, капитан, что вы ко мне прицепились? Что ни сделаю, все не так.

- А ты ничего не делай, - посоветовала Олин. - Сиди за штурвалом, да помалкивай в забрало. Запомни на всю жизнь, второй раз я повторять не буду: десант не любит, когда лезут в его разборку, за это схлопотать можно.

- Будто вы никогда не просили поддержки у флота.

- Да пока вас дождешься – здохнуть можно! Сколько ребят полегло из-за вашей нерасторопности.

- А сколько наших полегло, расчищая вам подход к планете и прикрывая высадки, ты не считала? А что у Эврума творилось, видела?

- Помалкивай про Эврум! Там всем досталось. А тебя не могло там быть во время первого прорыва, иначе, мы бы не разговаривали сейчас.

- Видели? - примирительно произнес Лейнов. Олин молча, кивнула. - А вы-то, как туда попали?

- Комета на хвосте подбросила между двумя высадками ториан. А ты?

- Я тогда на “Симбирии” служил. Там ей кранты и пришли. А с ней и капитану – он на таран пошел...

- Как же, слышала, “Алирос” за собой утащил.

- Тогда многие прославились. Жаль, что большинство – посмертно. А я слышал, что кому-то удалось связаться со своей базой на подлете, поэтому ториане и не смогли захватить Эврум. Это была ваша группа?

- В том-то все и дело, что была, - Олин вздохнула.

- Тяжело там пришлось?

- Чего ты ко мне пристал? Иди в задницу! - Олин не хотелось разговаривать на эту тему.

- А дорогу не покажешь? - Лейнов никак не хотел умолкать.

- Чего ее показывать? Мы все там. Флот, десант, артиллерия, планетарные войска – с самого рождения и до смерти. И основное в том, что мы сами в эту задницу залезли, и вылезать не спешим, хотя – никто не держит, - Олин встала и вышла.

Лейнов вздохнул. Вот так кратко и непринужденно она изложила основную суть их жизни, не зависимо от рода войск. Он взглянул на Дила. Тот делал вид, что разговор двух капитанов ему не интересен, но на губах играла ухмылка. Программист давно научился не влезать в разборки офицеров, по крайней мере, пока дело не дошло до мордобоя. Да и манера Олин оставлять за собой последнее слово, ставя противника в тупик своей логикой, для него не нова. Успел привыкнуть. А вот флотский этого не знал, но времени, для уяснения, ему представится достаточно.

Глава 9.

Сеил Ренг нервно расхаживал по своему кабинету. Он понимал, что если так пойдет и дальше, то ему попросту скрутят голову. И всегда одно и тоже – Эрик Майлов. Это имя начинало приводить его в бешенство. Ренг знал, что Майлов принесет много хлопот, но не думал, что столько. А он, вдобавок ко всему, не один, и от этого только хуже. Хоть самому иди и разбирайся с ними и такое желание возникало у подполковника все чаще и чаще.

Сейчас, Ренгу выпал отличный шанс рассчитаться за все и обезглавить группу, которая доставила ему столько неприятностей, но снова неудача. Пусть и неполная, но все же – неприятно. Первая группа преследования уничтожена. Они вышли на связь со второй группой у планеты под кодовым названием Н.П.-17, что обозначало просто – непригодная планета и номер открытия. Никто не растрачивался придумывать названия планетам, которые не собираются заселять. Они сообщили, что цель входит в атмосферу и наблюдение продолжается, а потом подали сигнал бедствия. Это могло обозначать лишь то, что их обнаружили. Группа поддержки подошла быстро. Но она обнаружила лишь обломки корабля, следы боя, тела и их части. О том, как разворачивались события, догадаться не трудно. Неожиданно, у Ренга сработал коммуникатор, заставив его вздрогнуть.

- Подполковник, у меня есть сведения, которые могут вас заинтересовать, - услышал он хорошо знакомый голос.

- Что вы хотите за них на этот раз?

- Ничего. Я и так получу все, что мне нужно, если вы правильно распорядитесь информацией.

- Послушайте, я хочу знать, с кем имею дело. Это уже просто неприлично.

- О каких приличиях вы говорите, подполковник? Вам самому не смешно?

- Не очень.

- Я что-то не пойму, вам нужна информация или нет? Она может помочь решить вашу проблему.

- У меня нет проблем.

- Правда? А как же группа 4-Х, с которой вы никак не можете разобраться? От вас потребуется совсем не много, вы расчистите мне поле деятельности, остальное я сделаю сам. Вам больше не придется ни за кем гоняться – они исчезнут навсегда.

- Но мне сейчас не нужно, что бы они исчезали. Сначала я хочу получить от них информацию.

- Получите, - заверил неизвестный собеседник. - Они приведут вас куда надо, а потом исчезнут. Думайте быстрее, я не первый год с вами сотрудничаю, и ваша сторона всегда оставалась довольна.

- Я знаю об этом. Что мне нужно делать?

- Вот это уже совсем другой разговор...

Подполковнику сильно не нравилось, что он до сих пор не знает, с кем имеет дело, хотя, кое-какие догадки у него имелись. Неизвестный осведомитель никогда не просил деньги взамен своих услуг, и это настораживало, хотя, может он действовал из личных мотиваций, как Аргин Лоурен. Ренг решил сообщить о полученной информации генералу Линсу Варлу, и пусть он сам решает, как поступить, а подполковник не хотел остаться крайним если что-то пойдет не так. Ему и без того приходится слишком часто действовать на свой страх и риск.

С самого утра Энтони Грона не оставляли сомненья. Он прохаживался по базе, желая прогнать невеселые мысли. Прошло всего часов двенадцать с тех пор, как парламентеры покинули базу. Никаких известий он от них не получал, да и не мог получить – слишком рано. Генерал мог сам связаться с ними по кодовому каналу, но показывать свою обеспокоенность не хотелось. Вдруг, у него сработал коммуникатор.

- Слушаю, - ответил Энтони.

- Генерал, - раздался встревоженный голос Орсена, - со мной только что выходили на связь из Разведуправления, плохие новости – генерал Нотэл Телиан погиб.

- Как погиб? - Энтони не поверил собственным ушам. - Что там у них случилось? - он почувствовал, как коммуникатор в руке дрожит и попытался унять эмоции.

- Я не знаю, мне толком не объяснили. Но это еще не все... - на несколько секунд в трубке повисла тишина. - Думаю об этом, лучше поговорить в моем кабинете.

- Я сейчас подойду, - Энтони отключил связь и поспешил в штаб.

Верить в гибель Телиана просто не хотелось. Не смотря на то, что он перешел в Разведуправление много лет назад, у них оставалось много общего. Они вместе начинали служить, потеряли близких в одном бою – Энтони любимую, а Телиан сестру, вместе пытались найти «сливщика», хоть и разными способами. А теперь, его нет. Как нет Коинта Таила и многих других… Энтони постарался отогнать эти мысли и вошел в штаб…

Генерал мерил шагами кабинет Орсена, пытаясь осмыслить суть происходящего. Он подозревал, что не стоит ждать ничего хорошего, но это переходило все границы.

- Это похоже на какой-то психоз! - он остановился и в упор посмотрел на Орсена. - Они там все окончательно спятили, да как до такого можно додуматься! Ты хоть понимаешь, что все это чушь?

- Понимаю, - полковник вздохнул. - Но что я могу?

- Почему сообщили тебе, а не мне напрямую? - Орсен пожал плечами. - Акрик знает что! Что тебе известно о группе Майлова?

- Только поверхностная информация. Телиан сразу предупредил, чтобы я не вмешивался в их дела, отчитывались они непосредственно вам, что я могу знать?

- Не прикидывайся, полковник, сейчас не время. Или ты считаешь, что это может быть правдой?

- Не считаю. Полгода вполне достаточно, чтобы понять, кто есть кто. Но я действительно мало что знаю. К этой информации я не имел доступ. Часа через полтора, здесь будет майор Грейд Долан – это дело поручено ему. Генерал, вы ведь знаете где они?

- Знаю, и что с того?

- Потребуйте проведения сканирования.

- Такой умный? Не станет его никто проводить, а если я начну требовать, то со мной случиться тоже самое, что с Нотэлом.

- Генерал, не сочтите за наглость, но может, вы расскажите что происходит.

- Не сейчас, - Энтони еще не решил насколько он может доверять Орсену. - Поговорю с Доланом, а там будет видно. Как только он прибудет, сразу проводишь его в мой кабинет. Ни на какие вопросы не отвечай, говори, что ничего не знаешь, а все остальное выбрось из головы. Понял?

- Так точно, генерал.

- Вот и хорошо. Я к себе, нужно все обдумать.

Теперь Энтони жалел, что не остановил всю эту глупость, когда ему представился хороший повод. Подумаешь, война на два фронта! Сначала, бы пришлось тяжело, а через пару лет втянулись, еще и технологий умыкнуть умудрились бы... Поздно об этом теперь рассуждать, нужно думать, как выпутываться. У кабинета стоял Алик с какими-то документами.

- Что у тебя? - генерал открыл дверь.

- Мой рапорт с Голтра, я тогда так и не сдал, только сейчас вспомнил.

- Давай, - Энтони взял документы.

- Генерал, я хотел попросить, может, вы нам какое-нибудь задание дадите, а то мы так спятим.

- Задание? - Энтони задумчиво посмотрел на Алика. - Думаю, скоро вам будет не до того. Где Риглас?

- Занимался документами.

- Найди его, нужно поговорить.

Капитану не понравился тон генерала, в голову тут же полезли дурные предположения, но он без лишних слов отправился исполнять распоряжение.

Аири сидел в кабинете Олин и просматривал документы, которые она ему оставила. На бумагах, лейтенант обнаружил тот самый нож, который капитан пыталась отдать ему у бара. Все-таки поступила по-своему. Как всегда. Спорить не стала, но и слушать доводы, насчет плохой приметы тоже не захотела. Забирать оружие Аири не стал, придерживаясь собственного мнения, и убрал его в ящик стола. Так же, он не стал садиться в кресло капитана и примостился на диван. Он несколько раз просмотрел документы, затем отложил их в сторону и откинулся на спинку. Теперь понятно, к чему такая спешка. В кабинет вошел Алик.

- Плохие новости? - поинтересовался он, присаживаясь рядом.

- Хорошими не назовешь, - Аири протянул ему распечатки.

- Ничего себе! Почему они сразу не сказали, что дела обстоят так?

- Нужно поблагодарить, что вообще оставили документы. Могли бы и этого не сделать, ради нашего же блага.

Алик кинул документы на стол. Теперь все происходящее не нравилось ему еще больше, чем в самом начале. А еще, его беспокоило то, что генерал придерживается такого же мнения, и даже не скрывает этого. Капитан посмотрел на Аири, сидящего с мрачным лицом.

- В конце концов, им же не в первый раз лезть в подобные авантюры, - произнес он, желая приободрить Аири, да и самого себя.

- Олин оставила нож, с которым первый раз пошла в рукопашную. Она хотела отдать его мне у бара, но я не взял, так она положила на документы. А я все равно не возьму – пусть лежит до ее возвращения.

Алик вздохнул. Раньше он не замечал за лейтенантом склонности к вере в приметы, но когда верить и надеяться не на что, начинаешь цепляться за все подряд. Алик не сказал, что Эрик тоже отдавал ему один из своих наградных ножей, он отказался, а майор вот так же оставил его на столе у капитана. Как только код двери узнал...

- Генерал вызывает нас к себе, - сообщил капитан то, зачем пришел. - Наверное, из-за этого, - он указал на документы.

- Скорее всего, - согласился Аири. - Пошли?

Алик кивнул и поднялся. Забивать голову мрачными подозрениями, бессмысленно. А показывать команде, что что-то не так, и вовсе нельзя: начнут мучить сомнения, поползут слухи, упадет моральный дух, а это совсем ни к чему. Эрик на них надеется, и они не могут его подвести.

Идя на разговор к генералу, оба офицера догадывались, что ничего хорошего им не скажут, но они надеялись на какую-нибудь заварушку, которая поможет отвлечься от дурных мыслей, то, что все обернется таким образом, никто из них и предположить не мог.

- Как же так, генерал? - к Алику первому вернулась речь, после услышанного. - Использовали, как хотели, затыкали ими каждую дырку, а теперь значит торговцы честью, дезертиры! У них там что, тормозные генераторы отказали?

- Не кипятись, - Энтони старался сохранять спокойствие. - Сейчас не время давать волю эмоциям. Нужно придумать, что делать дальше.

- Вы же можете с ними связаться, пусть они возвращаются и тогда все станет на свои места, - предложил Аири.

- Ты хочешь, что бы их пристрелили, при оказании сопротивления? А так оно и будет, поверь мне. Тому, кто это все затеял, живыми они не нужны, и он отдаст приказ на ликвидацию при первом удобном случае. Это мы знаем, что они не виноваты, Орсен знает, вся база знает, а “мусорщики”, им все равно – сказали предатели, значит, так оно и есть.

- Но ведь им приказали, - не унимался Аири.

- В том-то все и дело – никто им не приказывал. Телиан был единственным, чье слово что-то значило в этом всем.

- И что теперь делать?

- Нужно их найти и сообщить, как обстоят дела. У вас осталась копия карты, и не пытайтесь доказать мне обратное. Пользоваться кодовым передатчиком, я опасаюсь. Только, вы должны понимать, что покинув базу, окажитесь в таком же положении, как и они.

- Мы понимаем, генерал, - Алик вздохнул. - И мы полетим.

- Хорошо. Команду поставьте в известность, если кто-то изъявит желание присоединиться к вам, пусть так и будет, остальным объясните, как следует вести себя с Доланом. И перед отлетом проверьте документы Майлова и Таил. Мало ли что там может оказаться. Вам следует поторопиться, к тому моменту, как Долан явиться, вас здесь не должно быть. Идите.

- Есть! - отрапортовали оба офицера и, отдав честь, вышли.

Они могли предположить все что угодно, но только не такое. Алик понятия не имел, как объяснить все это команде, но немного поразмыслив, решил выложить прямо. Капитан построил группу на плацу и не знал, с чего начать. С такими объявлениями, ему еще не приходилось выступать.

- Значит так, - наконец проговорил он. - У нас тут такое паскудное дельце нарисовалось, что один Акрик разберет, чем оно может закончиться. Для начала, необходимо посвятить вас в суть некоторых деталей. Наверняка, каждый из вас слышал, о Темгатах и их технологиях.

- Так точно, - Лорм сделал шаг вперед. - Вы их «скелеты» таскаете.

- Верно, только горланить об этом не стоит. Так вот, недавно, в наши стычки с торианами, стала вмешиваться третья сторона, и командование решило, что это Темгаты. Майлов, Таил и Оун были отправлены к ним в качестве парламентеров...

- Капитан, разрешите вопрос? - вновь подал голос Лорм. - А почему именно они, и откуда командование узнало, куда лететь?

- Командование не знает, куда лететь. Потому, отправлены были именно они. Но суть не в этом. Официального приказа не поступило, и какому-то мудиле пришло в голову выставить их дезертирами. Теперь, если они вернутся, их арестуют. В лучшем случае. Но генерал Грон не верит в этот «лучший случай». Потому, необходимо их найти и предупредить. Как вы понимаете, у нас тоже не будет приказа, более того, по всем предписаниям, никто из нас не имеет права покидать базу. Если кто-то хочет отказаться лететь, то пусть делает это сразу.

- Капитан, а где мы будем их искать, если даже командование не знает? - поинтересовался Алерг.

Потому, что больше никто не произнес ни слова, Алик понял, что «отказников» не будет.

- Есть некоторые предпосылки, - уклончиво ответил капитан. - Только нужно торопиться, пока сюда не притащился дознаватель из управления. - Так что, похватали личное снаряжение и на челнок. Все, разошлись!

Солдаты спешно покинули плац.

Долан прибыл примерно через полчаса, после того, как группа 4-Х покинула базу. В голове у разведчика не укладывалась суть обвинения, не верилось ему в подобное и все. Он давно знал Эрика. Знал, в какие дела впутан десантник, потому и не верил в выдвинутые обвинения. Но так же, Долан понимал, что случается и не такое. Потому, следует тщательно все проверить. Работа предстоит не из легких. Тем более что рассчитывать на особое содействие, не приходится.

Первым делом, Долан направился к начальнику базы. Постучав в дверь и дождавшись разрешения, он вошел в кабинет, отдал честь и отрапортовал:

- Майор Разведуправления Грейд Долан прибыл для...

- Знаю я, для чего ты прибыл, - перебил его Энтони. - Майор, неужели ты считаешь, что это может быть правдой?

- Генерал, мое личное мнение сейчас не имеет значения. У меня есть приказ, и я должен его выполнить, нравится мне это или нет. Поверьте, я очень хочу во всем разобраться.

- Ну, еще бы! - Энтони слегка усмехнулся и принялся ручкой выстукивать дробь. - Давай говорить начистоту: препятствовать тебе, я не имею права, но и особой помощи не жди, никто здесь не станет с тобой откровенничать.

- А если вы попросите? Вас уважают и прислушаются.

- А с какой радости мне это делать? Я же сказал – не жди от меня помощи.

- И что же мне делать? - от монотонного стука, у Долана уже начало сводить зубы.

- То, что у тебя получается лучше всего. Думай, анализируй. Для этого, у тебя и так достаточно информации.

- Генерал, для начала, мне необходимо поговорить с командой подозреваемых.

- Это невозможно – они на задании. На каком, можешь даже не спрашивать, у тебя нет доступа.

- И когда вернуться?

- Знаешь, майор, в таких делах нужно надеяться, чтоб просто вернулись, не говоря о времени. Но тебе этого не понять.

- Генерал, я не понимаю, чем вызвано такое негативное отношение ко мне? Я просто выполняю поставленную задачу.

- Лучше подумай, кто именно тебе эту задачу поставил, - Энтони положил ручку. - Все, можешь идти, я отдам распоряжение, чтоб тебя разместили.

- Есть, - Долан отдал честь и вышел.

Похоже, ему придется проторчать на Гристоне дольше, чем он рассчитывал. По мнению разведчика, все было бы проще, если б ему выдали санкцию на сканирование памяти, но командование посчитало, что сейчас это излишне. Честно говоря, Долана это приводило в некоторое замешательство.

Прошло трое стандартных суток с тех пор, как Эрик, со своей небольшой группой, отправился на поиски Темгатов. Больше их никто не преследовал, по крайней мере, они никого не засекли. Олин продолжала шпынять Лейнова, он огрызался, но дальше этого не заходило. Эрик тоже вступал с ним в перепалки, но тогда пилот предпочитал отмалчиваться, понимая, что Эрик старше по званию, а они на задании, хоть и без официального приказа. Но в целом, они стали притираться друг к другу. Стычки становились менее злобными, упреки не такими обидными, и даже находились некоторые вопросы, в которых они приходили к согласию.

Эрик понимал, что вступая в споры с Лейновым, Олин просто снимает нервное напряжение. Раньше, она всегда отыгрывалась на Атиксе Лоурене, после его гибели, переключилась на Алика. Правда, стычки с ним носили скорее идеологический характер, чем направленно-агрессивный. Они могли часами спорить по поводу тактики, или стратегического положения давно забытой заварушки и правильности принятого решения командирами, вписавшими свои имена в историю много веков назад. Обычно, точку в этом приходилось ставить Эрику, иначе, эти споры могли затянуться и кончиться неизвестно чем.

Но, несмотря на это, Олин не видела в Алике соперника. За эти полгода у них сложились дружеские отношения, в чем-то похожие на отношения брата и сестры. Сначала, Эрик даже начал ревновать, но потом это быстро прошло и теперь майору становилось неловко, когда Олин напоминала об этом.

Сейчас все мысли Эрика занимала его команда. Пользоваться кодовым каналом только для того, чтобы проверить все ли в порядке не хотелось, и он мучился от неизвестности. Эрик не сомневался в способности Алика руководить группой – он не раз успел зарекомендовать себя, как опытный командир, но майор не привык перекладывать свои обязанности на других. Утешало лишь то, что если бы что-то произошло, с ними бы связались, а кодовый передатчик к счастью молчал.

- Часа через два будем у Эскриола, - сообщил Лейнов, который сидел у штурвала. - Что дальше то делать?

- А я знаю? - хмуро отозвался Эрик.

- Зачем мы хоть туда летим?

- Ты будто не в курсе! Это ведь через тебя Темгаты передали свои требования.

- Я не помню, - слегка смутившись, признался Лейнов. - Я полностью пришел в себя уже в госпитале. О том, что ничего не помню, после того, как прыгнул в дыру за Темгатами, решил промолчать, а потом меня к вам направили.

- Тогда пойди, пообщайся с Дилом, - предложил Эрик. - У него тоже провалы в памяти имеются, вам будет, что обсудить, а я за штурвал сяду.

Эрик предполагал, что раз их хотели видеть, значит, должны встречать, если конечно, это та самая планета, в чем майор сильно сомневался.

У Эскриола их никто не ждал. Они вошли в атмосферу, но никакой активности на поверхности планеты тоже не проявлялось. Эрик посадил корабль на какой-то площадке возле заброшенных ангаров. Еще когда они подыскивали место для посадки, в глаза бросилось запустенье, царившее вокруг. Если здесь и обитала загадочная раса, то они ушли отсюда давным-давно. Но почему-то, майор больше склонялся к версии насчет законсервированного полигона. В ее пользу говорили и полуразрушенные здания, возле места посадки. Уж очень сильно они напоминали сборочные цеха тяжелой техники.

- Нужно осмотреться, - Эрик спустился с корабля. - Не могли оставить эту карту просто так.

- А вы не хотите связаться с командованием? - Лейнов тоже сошел по трапу.

- Успеем. Я и так знаю, что нам скажут.

Эрик не сомневался, что узнав о неудаче, генерал прикажет им немедленно возвращаться.

- Хорошо бы корабль спрятать, пока мы будем здесь лазить, - предложила Олин.

- Это верно, - Эрик осмотрелся. - Но куда его деть? Под "скелет", что ли засунуть? Нужно посмотреть, что в этих ангарах, вдруг что-то дельное. Дил, займись.

Ангары оказались заблокированы намертво. Пробовать открыть их привычным способом, с помощью бластера, не зная, что находится внутри - опасно и поэтому программист извергал проклятья, пытаясь взломать код. Но чем дольше он ковырялся в системе блокировки, тем сильнее убеждался, что это дохлый номер. Сейчас им сильно бы пригодился Алерг, который смыслить во взломах гораздо больше. Дил раньше никогда не сталкивался с такой системой блокировки, да и занимался подобными вещами он не часто.

Эрик наблюдал за тщетными попытками сержанта открыть ангар и его убежденность в том, что он не пустой крепла. Незачем вот так наглухо запирать помещение, в котором ничего нет.

- Ну, долго еще? - нетерпеливо поинтересовался он.

- Не знаю, я раньше не работал с такими системами. А если честно, то вижу подобное впервые.

- Поторопись...

- Руки поднимите! - неожиданно раздался позади голос с сильным торианским акцентом.

Эрик слегка повернул голову и обнаружил, что они окружены. Ториане подошли к ним в режиме маскировки и поэтому оставались незамеченными до последнего момента, и теперь, на десантников смотрели восемь ”горелок”.

- Отойди от ангара, - приказал один из ториан Дилу.

Их “скелеты” не имели знаков различия и о том, что говоривший командир, стало ясно лишь по тому, что все остальные молчали. Дил осторожно посмотрел на Эрика и, получив от него едва заметный утвердительный кивок, отошел от двери и стал рядом с Лейновым.

- Руки поднять так, что бы я их видел! - повторил свое требование торианен, заметив, что корэанцы не торопятся его выполнять.- И без ваших обычных фокусов!

Майор усмехнулся про себя. Боятся твари. Это хорошо. Никто из них даже не думал применять самоликвидацию – ситуация не настолько безнадежная и очень легко решаемая. Они могут запросто разделаться с торианами. Плазменная винтовка не пробьет их броню даже с такого расстояния – это проверено не раз, а вот жизни Лейнова угрожает реальная опасность.

Пилотский образец “скелета” намного уязвимее даже обычного десантного. Он не рассчитывался на то, что его обладатель вступит в ближний бой, или рукопашную и поэтому, одного выстрела вполне достаточно, что бы отправить его обладателя прямиком к звезде. Эрик, как и все десантники, хоть и недолюбливал флотских, не мог вот так рисковать его жизнью; все же, он солдат и сейчас находится под его командованием, а майор не привык рисковать жизнью своих подчиненных напрасно. Прежде чем действовать, нужно убрать пилота с линии огня.

- Чего ждете, пошевеливайтесь! - вновь поторопил торианен.

- Письменного уведомления о твоих полномочиях! - бросил майор, медленно поднимая руки.

Он незаметно махнул рукой в сторону Лейнова. Поняв его жест, Олин оттеснила пилота таким образом, что он оказался между ней и Дилом. Внимание врага сосредоточилось на руках корэанцев, воспользовавшись этим, Эрик нанес резкий удар ногой в колено говорившему. Он явно не ожидал такого хода, нога подогнулась, и он упал на колено. В этот же момент, Олин развернулась и заехала ближайшему к ней торианену кулаком в шлем. Он отлетел в сторону, сбив с ног еще одного солдата. Дил, воспользовавшись замешательством, успел сдернуть с плеча плазменную винтовку. Лейнов, с быстротой, которой от него никто не ожидал, отстегнул лазерный автомат и открыл огонь по торианам.

Их не очень устраивала перестрелка в упор, и они поспешили отступить к какому-то зданию, от которого осталось не больше метра стены, но скрыться за ней они не успели. Из ангара, который пытался вскрыть Дил, раздался непонятный скрежет и лязганье металла. Программист, как и все остальные успевший закрыть шлем, провел быстрое сканирование и не поверил своим глазам и данным, которые выдала ему компьютерная система “скелета”.

- “Хамелия”! - выдавил он.

- Всем в укрытие! - скомандовал майор.

Повторять приказ дважды, не пришлось. Все бросились за ангар, чтобы ни попасться роботу на глаза сразу, как только он выйдет. Не смотря на то, что “Хамелий” сняли с производства и вооружения еще до гибели Корэллы, все прекрасно помнили неудачную попытку создать беспилотного робота и тем самым сократить свои потери.

Изначально, все шло хорошо. “Хамелия” прошла положенные тестирования и в итоге, была поставлена на вооружение, но благодать длилась недолго. То ли разработчики что-то не учли, то ли ториане нашли способ изменять программу робота дистанционно, и так же где-то просчитались, но электронные мозги тридцати тонной махины увешанной крупнокалиберными скорострельными пулеметами, плазменными и энергетическими пушками, стали перекипать, и “Хамелия” начинала палить по всему, что движется.

Создавали робота на совесть, и подойти к спятившей машине, являлось задачей непростой, а если быть точным до конца – почти не возможной. В итоге: “Хамелий” сняли с производства и с тех пор, попытка создать беспилотного робота, больше не предпринималась – слишком дорого обошелся для МВК этот неудачный опыт.

Все же Аири оказался прав, и эта планета оказалась заброшенным полигоном, но это не объясняло, что здесь делает “Хамелия” в полной боевой готовности, если все они должны быть уничтожить. Дверь ангара, с которой тщетно воевал Дил, медленно открылась, и робот вышел наружу. Выглядел он впечатляюще: трехметровый гигант, выкрашенный в серебристый цвет МВК, медленно водил своими пушками выискивая цель, и ему было абсолютно все равно, кто это будет – ториане, силы коалиции, или кто-то еще.

Долго искать “Хамелии” не пришлось. Ее сканеры засекли ториан, которые все же успели скрыться за развалинами, не придумав ничего лучшего. Робот навел плазменную пушку и выстрелил. Пятеро ториан успели уйти на антигравах, остальным не повезло. “Хамелия” вновь принялся сканировать местность.

- Вот же сволочужина! - процедил Эрик сквозь зубы. - Нам только сбрендившего робота не хватало, будто ториан мало. Нужно избавиться от него.

- Еще бы знать как, - Олин отшатнулась от угла ангара и прижалась к стене.

“Хамелия” отыскала одного из ториан и открыла по нему огонь из пулемета.

- А если попробовать, как с “Рохнасами”? - предложил Дил.

- Не выйдет, - сразу же отверг его идею майор. - Это пилота можно отвлечь, понадеяться, что не заметит, а с этими такой номер не пройдет – ее сканерам любой позавидует,

- А если все же попытаться что-то сделать. Я мог бы попробовать подойти к ней, - Лейнов прислушался к звукам стрельбы из крупнокалиберного пулемета.

- Куда ты собрался в своей скорлупе, к звезде торопишься? - осадила его Олин. - Сиди, да помалкивай в забрало.

- А если я прикрою? - Дил тоже никак не мог успокоиться.

- Сидите вы оба! - прикрикнул на них Эрик. - Тоже мне, герои выискались. Здесь нужно головой подумать.

Пока робот занимался торианами, у них есть немного времени. Но четверо оставшихся врагов, все же сумели найти надежное укрытие и “Хамелия” никак не могла их обнаружить, хотя в памяти оставались данные об уцелевших. Эрик опасался, что вместо ториан, она отыщет их. Самым разумным в данной ситуации - унести отсюда ноги и оставить ториан самих разбираться с возникшей проблемой, но нужно как-то добраться до корабля.

- Я брошу гранату в сторону от корабля. Это должно отвлечь робота, а мы в это время попробуем проскочить, - озвучил Эрик возникший у него план. - Артел, ты первый, за тобой Олин и Дил, я замыкаю. Действуем быстро, не задерживаемся, а то этот умник вычислит, откуда бросали, и тогда – трандец.

Эрик выбрал своей целью здание, оставшиеся относительно целым. Он надеялся наделать побольше шума и таким образом отвлечь одуревшую машину. Как только прогремел взрыв, Лейнов бросился к кораблю. “Хамелия” отреагировала моментально, но не так, как рассчитывал майор. Вместо того, чтобы повернуться в сторону взрыва, она направилась туда, откуда, по ее предположениям, кидали гранату. Заметив движущуюся цель, робот поспешил открыть огонь из пулемета. К счастью, десантники оказались быстрее, да и маскировка в который раз сослужила добрую службу.

Поднявшись на корабль, пилот сразу же бросился в рубку управления, готовиться к взлету. Когда Эрик бежал, он успел заметить, что двери других ангаров тоже начали открываться и у него в душе зашевелились нехорошие подозрения. Уже у трапа, у майора сработала рация. Эрик заскочил на корабль, и пилот поспешил убрать трап. Рация никак не успокаивалась.

- Майор Майлов слушает, - ответил Эрик, не понимая, кто может проявлять такую настойчивость.

- Говорит капитан Алик Стрелин, - раздался знакомый голос. - Майор, где вы, я не смог связаться с кораблем.

- Алик, какого Акрика ты здесь делаешь?

- Эрик, обозначь свои координаты, и мы поговорим, - продолжал настаивать Алик.

- Какие координаты? - корабль начал подниматься. - У нас тут такая веселая компания, что ноги бы унести!

- Хорошо, не надо, мы и так вас видим. Идем к вам. Конец связи.

Майор не понимал, что должно случиться, что бы генерал отправил Алика за ними. Но сейчас у них есть проблемы, требующие немедленного решения, а все остальное прояснит капитан. Сканер показывал наличие техники в количестве восьми единиц, и Олин подумала, что они вовремя успели смыться. Но радость продлилась недолго. Неожиданно, радар выдал предупреждение о ракетной атаке.

Стало ясно, что некоторые “Хамелии” оснащены противовоздушными установками. Им повезло, что ракета оказалась не самонаводящейся, и Лейнов без особого труда ушел от нее. Ракета прошла в стороне, мигающая точка пропала с радара, а через пару секунд, поступило новое предупреждение об атаке.

- Ну, чего пристыл? - Олин протиснулась за огневой пульт. - Когда не надо, ты быстро сориентировался.

- Я не могу маневрировать и вести прицельный огонь одновременно.

Олин захватила в прицел “Хамелию”, которая вела по ним огонь, и выпустила ракету. Она легла точно под ноги робота. Поступило еще одно предупреждение. Капитан вновь прицелилась, но выпустить вторую ракету, не успела. Корабль тряхнуло, Лейнов грубо выругался, приборная панель замигала индикаторами, показатели подачи энергии поползли вниз.

- Куда ты только смотришь! - набросилась на него Олин. - Это, по-твоему, маневры?

- Что вы здесь вытворяете? - в рубку влетел Эрик. - Я же сказал уходить, сейчас не до развлечений. Стрелин здесь, поговорить хочет. Ищи место для посадки.

- Садиться по любому придется, - проворчал Лейнов.

Эрик покосился на приборы. Ясно, что долго корабль не протянет. Они уже ушли из зоны обстрела, преследовать их, без воздушного транспорта, не имеет смысла, а “Хамелии”, к счастью, не летают.

На несколько километров тянулась пересеченная местность, изрытая взрывами и тяжелой техникой. С поиском подходящего места для посадки, приходилось торопиться. Их задело энергетическим пучком и если бы попадание оказалось прямым, то от корабля ничего бы не осталось.

Глава 10

Лейнову все же удалось посадить покалеченный корабль. Над ними прошел десантный челнок, который в просторечье называли “шестнадцатый”, и направился к тому месту, где роботы продолжали искать противника. Алик поспешил открыть по ним огонь из плазменной пушки. Уничтожив "Хамелий оснащенных противовоздушными установками, он стал чувствовать себя в относительной безопасности и спокойно разобрался с остальными. А потом очередь дошла и до выживших ториан, которые укрылись, в каком-то здании без крыши.

Пока Алик разбирался с врагом, Эрик попробовал связаться с Энтони и узнать у него, зачем послан капитан, но кодовый канал не отвечал. Этот факт сильно не понравился Эрику – ничего хорошего он не означал. Лейнов с Дилом сразу же принялись копаться в электронике штурмовика, но восстановить подачу энергии им не удавалось.

- Акрик побери, надо же было так вляпаться! - пилот снял перчатки.

- А кто тебе виноват? - Олин посмотрела на кучу проводов, торчащую из приборной панели.- Или, кто-то просил гоняться за Темгатами? Сидели бы каждый на своей базе и горя не знали. Нет, дернуло тебя сунуть нос не в свое дело!

- Правильно, вали все на меня, на кого же еще! - Лейнов повернулся к Олин. - Только позволь спросить: почему отправили именно вас?

- Я тебе уже говорила – скажу, придется пристрелить. Мы сами так решили, и обратного пути у нас уже нет, и никогда не было.

- Интересно, где такое написано, чтобы не было обратного пути?

- Кровью на осколках судеб, - Олин вышла.

Лейнов со вздохом вернулся к работе. Через несколько минут, рядом с SPK, сел челнок. Эрик надеялся, что Алик объяснит им суть происходящего, хоть и понимал – хорошие новости они не услышат, их можно сообщить и по рации. Они встречали капитана возле трапа.

- Не знаю, как вы здесь оказались, но, честно говоря, чертовски рад вас видеть, - Майор протянул Алику руку.

- Я бы предпочитал не встречаться при таких обстоятельствах, - признался Алик.

Команда спустилась с челнока. Все смотрели на Эрика, Олин и Дила с каким-то ожиданием. Лейнов держался в стороне от десантников.

- А это кто? - Алик кивнул в его сторону.

- Пилота к нам приписали, что бы мы экспериментальный корабль не разбили, - пояснила Олин.

- Насколько я вижу, у вас это не очень получилось, - капитан никак не мог решиться перейти к делу. - Рожа у него знакомая, где-то я его уже видел.

- У бара, во время драки. Алик, хватит сотрясать воздух ненужной болтовней, - не выдержал Эрик. - Выкладывай уже, что случилось. Я не смог связаться с Гроном, да и вас послали не для того, что бы привет передать.

- Не для того, - капитан окинул взглядом угрюмые лица солдат. - Тут такое дело... В общем, Телиан мертв, а вас объявили в розыск из-за того, что вы покинули периметр без приказа и не обозначили место своего нахождения. Вот, - он протянул майору документы.

Эрик просмотрел их и передал Олин.

- Эй, Флот! - окликнула она Лейнова, перелистывая копию приказа. - Подойди, посмотри на свои подвиги. Ты оказался прав – мы вляпались.

Олин следила за тем, как пилот меняется в лице по мере чтения приказа.

- Но как же так? - на лице Лейнова застыло недоумение. - Нам же приказали!

- Да никто ничего нам не приказывал, - Эрик забрал у него документы. - Нам предложили, а мы идиоты, согласились, и ничем подтвердить это не можем.

- У нас же есть документы на штурмовик, они подтверждают, что это Телиан приказал взять его.

Лейнов цеплялся за любую возможность, доказать свою невиновность. Ему приписывали похищение экспериментального корабля, а это посерьезнее выхода за периметр без приказа.

- А где там обозначена наша конечная цель? Тот, кто все это затеял, скажет, что штурмовик нужно было перегнать с Телорна, а ты, вместо этого, рванул, хрен знает куда, да еще и разбил его, - оборвал Эрик его последнюю надежду. - Как думаешь, что тебе за это будет?

Лейнов, с мрачным выражением лица, присел на нижнюю ступеньку трапа десантного челнока. Эрик пытался собраться с мыслями и решить, что им теперь делать.

- Давайте все на челнок, - медленно произнес он. - Нечего здесь торчать, мало ли кто еще выползет.

Солдаты безоговорочно подчинились. Никто не хотел признавать приказ, полученный из Центрального Штаба. Все это казалось какой-то подставой. Они сидели в офицерской каюте. Ситуация до боли знакомая, но в этот раз все намного сложнее. Они могли улететь в любой момент – корабль вот он и выход свободный, никто не задерживает, но что потом? Все нужно, как следует обдумать.

Глупая смерть генерала Нотэла Телиана, перевернула все с ног на голову. Челнок, на котором летел Телиан, попал в засаду. Их ждали на выходе из гиперпространства. Корабль уничтожили, даже не дав ему до конца выйти из дыры. Никто не сомневался, что это дело рук “сливщика” – мало кто имел доступ к информации о перемещении генерала Разведуправления. Дела генерала принял его заместитель – полковник Шейн Сторк. Могло показаться, что он и есть тот самый торговец честью, которого никак не могли вычислить, но смущал один факт – приказ подписан самим главнокомандующим. Складывалось впечатление, что кто-то старательно подсовывал ему дезинформацию, либо, он сам решил убрать офицеров...

- Может, мы вернемся и скажем, что не нашли вас, - предложил Аири. - А вы пока отсидитесь. Грон все равно докопается до правды и добьется, чтобы этот приказ отменили.

- А почему бы сразу не представить нас мертвыми? - с явной иронией произнесла Олин. - Да кто вам поверит, подумай сам! Ребята, я не хочу никого обидеть, но давайте рассуждать здраво: ты, Аири, - мы знакомы с центра, с тех пор служим вместе, наша дружба ни для кого не секрет, кто будет тебя слушать? Никто. Ты, Горд, прослужил с Эриком без малого пять лет, то же самое касается Эргу – вам тоже не поверят, про Алика я вообще молчу. Алерг, ты не раз доказал свою преданность, но твое прошлое всем хорошо известно, и то, что майор за тебя поручился избавив от тюрьмы тоже, так что, твое слово, в данной ситуации, мало чего стоит. Урен, тебя Дил вытащил из-под обстрела, затарабанил на себе на челнок... Мы все в долгу друг перед другом, так что, никому из вас не поверят. Да и вообще, у вас-то приказ есть? - на ее вопрос ответа не последовало. - Тогда о чем идет речь?

- Олин права, - поддержал ее майор. - Вам теперь, как и нам, нельзя возвращаться. Да сдается мне, вы знали об этом с самого начала. И мне кажется, что Грон попросту услал вас с базы, опасаясь за вашу безопасность.

Солдаты сидели, потупив головы, понимая правдивость слов офицеров.

- И какого Акрика вам не сиделось! - выпалила Олин, глядя при этом на Аири. - Вечно нужно сунуться, куда не просят! Неужели не понятно, чем это все обернется, какого дьявола вы сюда приперлись?

- Да такого! - Аири резко встал. - Мы друзья, одна команда, семья. У меня больше никого нет, и у многих тоже. Все что ты сказала – правда, именно поэтому мы здесь.

На некоторое время, в каюте повисла тишина. Аири не сказал ничего нового, все это заложено в головах солдат, в их крови, но сказанное вслух, оно приобретало весомость и значимость.

- А может, ну его все в черную дыру, - нарушил тишину Лейнов. - Не возвращаться никуда и мочить ториан, не зависимо от МВК...

- Тоже мне, благородный пират выискался, - беззлобно усмехнулась Олин. - Не можешь ничего умного предложить, так...

- Да знаю я – помалкивать в забрало, - закончил Лейнов за нее. - Если бы, хоть корабль починить...

- Чего ты вцепился в эту железяку! - вспылила Олин. - Ты лучше о себе подумай.

- Алерг, пойди с капитаном Лейновым, посмотри, что можно сделать, - распорядился Эрик, лишь бы успокоить пилота.

- Ну, рассказывайте, что тут у вас творится, - произнес Алик, когда Лейнов и Алерг вышли.

- А ты будто не видел, в какой компании мы оказались, - Эрик вытянул ноги под столом.

- Видел. Я вот только одного не понимаю: мы видели “Хамелий”, ториан, а вот Темгатов не заметили.

- Знаешь, Алик, ты будешь удивлен, но я тоже их не заметил.

- А как же карта?

- Хрен его знает, я ее не составлял. Прав во всем этом оказался Аири, здесь действительно когда-то был полигон. Меня сейчас больше интересует, что нам делать дальше. Что тебе сказал Грон?

- Сказал, чтобы мы постарались найти Темгатов, а он постарается разобраться, откуда ноги растут, а до этого времени, возвращаться не стоит.

- Легко сказать. Знаешь, Олин права – не следовало вам лететь за нами.

- Я сейчас не посмотрю, что ты моим командиром стал, и съездию тебе по роже, за такие слова.

- Попробуй, если получится. А чего хотят добиться этим всем?

- Понятия не имею. Но все это такая чушь, что в нее даже Орсен не верит. На базу выслали Долана, и генерал отправил нас подальше, пока он не успел туда притащиться. Он там, наверное, уже всю базу перевернул в поисках информации о вас, только это бесполезно, Грон изъял все ненужное и хорошенько спрятал. Здесь нужно сказать спасибо полковнику – это он предупредил генерала, а то ему намеревались сделать сюрприз. Так что будем делать?

- Искать Темгатов, что еще остается. Утром все здесь обшарим, проведем детальное сканирование с челнока. Не могли же оставить эту карту просто так. А шататься по ночи – меня не прельщает. Сейчас выставим патруль, кто-то должен дежурить у радара...

Не смотря на всю скверность ситуации, на душе у майора разлилось какое-то тепло. По крайней мере, сейчас они все вместе, и он может не переживать за свою команду. Солдаты тоже не теряли присутствия духа – они искренне верили, что все это недоразумение, и скоро оно разрешится. Только Аири сидел с угрюмым лицом, что само по себе ему не свойственно. Посты были расставлены, дежурный у радара назначен, свободные солдаты отправились спать. Дил присоединился к ремонту подбитого штурмовика, и только лейтенант остался, задумчиво сидеть в офицерской каюте, размышляя о чем-то своем.

- Ты чего не идешь спать? - напротив него присела Олин, ее очень тревожило состояние лейтенанта.

- Не хочу. Забери, я же говорил, что не возьму, - он протянул ей нож. - А где майор?

- Пошел посмотреть, как дела со штурмовиком, - Олин погладила забравшегося к ней на колени Нара, который тут же распластался меховым ковриком и довольно заурчал.

- Как вас угораздило разбить его? Вам же пилота дали.

- А он от нас за эти дни нахватался, - усмехнулась Олин. – Дурь заразительна.

- Это же тот, которого ты возле бара заломала, если я не ошибаюсь.

- Не ошибаешься, - Олин закинула ногу на ногу.

- И как вы с ним ладите?

- А нам-то, что? Это ему приходится с нами ладить... Аири, ты то, чего ходишь вокруг, да около. Я тебя насквозь вижу. Есть что сказать – говори прямо, а то заимели привычку!

- Не здесь, давай выйдем.

Капитан хотела согнать зверька, но он не пожелал расставаться с хозяйкой и забрался под «скелет». Они спустились с челнока, и присели на нижней ступеньке трапа. Аири молчал, задумчиво глядя на незнакомые созвездия. По небу плыли два спутника, готовые встретиться друг с другом часа через полтора. На востоке, из-за линии горизонта, медленно выползал третий.

- Ну, так что у тебя? - поторопила его Олин. - Нас списали, разжаловали, заочно приговорили к расстрелу? Выкладывай уже.

- Да ну тебя! Грон сам бы тогда приговорил их к расстрелу, причем незамедлительно. На – это твое, - лейтенант отдал ей уже знакомый конверт.

- Где ты его нашел? - Олин с неохотой взяла письмо.

- У тебя в сейфе. Генерал попросил, на всякий случай, проверить все документы и убрать ненужные, а мне кажется – это там совсем ни к чему.

- Хотела же уничтожить... Читал? Хотя, что за глупость, конечно читал.

- Извини, пришлось. Получается, ты давно уже обо всем знаешь?

- Нет. Нилион оставил его Майколу, а он так и не решился отдать, зачем хранил только. Письмо нашел Дил, когда готовил его вещи, для передачи родственникам, но тоже долго не мог собраться с духом, отдал только после вашей драки. Какое-то заколдованное письмо – все хотят его уничтожить и никто не может. Ты не хотел?

- Хотел, - честно признался Аири. - Но потом передумал. У меня нет такого права. Что ты будешь делать?

- А что можно сделать, спрашивать все равно не с кого. И было бы, что тогда? В СД, я по любому не пошла бы, а сейчас это и вовсе не имеет значения. Глупо это все. Глупо и бессмысленно. Лучше бы Майкол уничтожил его – это стало бы самым правильным решением. Только в одном все оказались правы – Эрик нужен был здесь, тогда все действительно могло сложиться по-другому.

- Он об этом знает?

- Про письмо я ему не говорила, но, кое о чем, и так догадывается.

- Скажешь?

- Конечно скажу. Я хотела после возвращения с Голтра, но не успела.

- Ты только полгода не тяни.

- Да уж постараюсь, - Олин усмехнулась.

Аири некоторое время нерешительно молчал, будто хотел спросить что-то, но стеснялся.

- В день похорон Тилы, Атикс говорил, что знает о тебе что-то, он это имел ввиду? - наконец произнес лейтенант.

- Наверное. Его мать служила в первоначальном составе группы 4-Х, в качестве пилота. Потом, входила в звено прикрытия орбитальной станции у Гристона. Видимо, до Атикса доходили слухи. Я это все раскопала, когда информацию на Аргина искала, чтоб при допросе надавить…

С SPK спустился Лейнов. Полностью восстановить энергоснабжение, так и не удалось, но кое-что они сделать смогли: заработали радар, один вспомогательный двигатель и лазерная установка.

- Ну, что суперпилот? - Олин бросила на него насмешливый взгляд. - Угнал корабль и раздолбал его к Акриковой бабушке – за что ты так не любишь наше родное МВК?

- Не вижу ничего смешного, - Лейнов остановился напротив них.

- Ты, Флот, просто не привык. Смотри, ты теперь слишком много знаешь, оставят тебя с нами постоянно.

- Мечтай, мечтай! Вот разберемся с этим всем, свалю от вас подальше и забуду, как страшный сон.

- Это ты мечтай. Кто к нам попадает, с нами и остается. Алик тоже считал, что свалит, а уже полгода в одной связке, даже привыкнуть успел. И ты теперь привыкай.

- А сама на охрану флотской базы не хочешь?

- Как только, так сразу. Таких как я, на охрану не переводят – потом охранять будет нечего, - Олин встала. - Ты бы винтовку при себе носил, в случае чего, своими “брехалками” только местную живность разгонишь, а сам без башки останешься. Пойду, гляну, как там дела.

Олин направилась к штурмовику, а Лейнов присел рядом с Аири. Он не разделял уверенного спокойствия десантников, и этот лейтенант, видимо тоже. Но может, все они не так оптимистично настроены, как хотят показать, кто их разберет. Десант и флот – это две противоположности, созданные войной, а все остальное лежит где-то между ними. Они соперничают, но очень часто зависят друг от друга, правда, никогда этого не признают в силу природного упрямства.

- Вот же взъелась, - вздохнул Лейнов. - И за что спрашивается...

Почему-то этот лейтенант вызывал доверие, и рядом с ним тянуло на откровенные разговоры. Может, дело в открытом взгляде, в котором, не смотря ни на что, осталась какая-то детская наивность, но она смешана с болью и печалью, от которой никуда не деться. С первого взгляда можно подумать, что он оказался среди десантников случайно, и ему здесь совсем не место.

- Если бы Олин действительно взъелась, ты бы уже ощутил это физически, - опроверг его слова Аири. - Просто, ты напоминаешь ей одного старого друга, но что дружба бывает такой, она поняла слишком поздно.

- И чем же я на него так похож?

- Глазами. У него был такой же взгляд – надменный, а за ним скрывались боль и одиночество, нужно признать, он хорошо умел маскировать свои чувства.

- А ты знаток душ! - усмехнулся Лейнов.

- Нет, просто Олин поступает так же. Она боится к кому-то привязаться, чтобы вновь не потерять, но без этого все равно не обходится. Да, что говорить, все мы так поступаем.

- Ты хорошо знаешь капитана, давно вместе служите?

- Всегда. Еще подготовку вместе проходили, да и потом пришлось потаскаться.

- Если бы я встретил ее где-нибудь в городе, не в форме, никогда бы не поверил, что она десантник, - признался пилот. - Жаль, что наша первая встреча произошла при таких обстоятельствах.

- Ты, капитан, слюни-то подбери, - посоветовал ему Аири. - И губу не раскатывай, а то майор ее тебе быстро закатает. Насчет обстоятельств знакомства – сам виноват, нечего в морду без разбора всем подряд метить, не в том мире живем – никогда не знаешь с кем завтра спина к спине будешь стоять... А кто на кого похож, и вовсе разговор особый.

- О чем у вас тут особый разговор? - к ним спустился Алик.

- О превратностях судьбы, - Аири повернулся к нему. - Никогда не знаешь, с кем ты окажешься в одной связке.

- Это точно, - согласился Алик. - А чего вы здесь сидите, а не в офицерской?

- Воздухом хочется подышать, - Аири заметил, что с SPK спустились Эрик и Олин. - Вот, теперь наш офицерский состав в полном сборе.

- Я снял посты, - Эрик присел на жухлую траву. - Пусть ребята отдыхают, раз нас мучает бессонница, сами и покараулим.

- И то верно, - Алик пропустил на челнок солдат, которые были в карауле. - Эрик, я все хотел спросить, когда тебя на площади шарахнуло, о чем ты подумал? Ну, перед тем, как вырубиться.

- Не знаю, глупость какая-то в голову полезла. Вспомнил, как мы ториан с приграничной зоны вышибали, еще с генералом Таилом, тогда на Орусе, когда я ловушки полез активировать, и меня зацепило, а Майкол с Нилом вытащили. Ясно так все представилось: и Майкол, и Нил... Когда очнулся, даже не сразу понял, где нахожусь, вместо Грона, Таил померещился, - Эрик вздохнул. - А ты о чем думал, когда под нейрушку попал?

- Да, ерунда, теперь даже смешно. Представляете, “скелет” было жалко. Подумал, что после такого, его не восстановят. Олин, а тебе какой бред в голову полез, когда по тебе на Альвриме из автомата влупили?

- Да какие там мысли, я ведь даже не видела кто и из чего. Когда перед глазами все поплыло, обрадовалась, что пулеметчика все же убрать успела. А еще, хотелось Атиксу объяснить, что значит прикрывать. А ты, Флот, у тебя что-нибудь было?

- Было, - Лейнов уже начал привыкать к своему прозвищу. - Мы тогда Фейрос удерживали, меня “липучка” достала, шарахнула – мама не горюй! Так вот, вспомнилось, как нас с Манэра эвакуировали. Мне тогда лет пять было. Суета, толкотня, и я потерял игрушечный истребитель, который мне отец подарил, и так мне его жалко стало, будто жалеть больше не о чем, хотя, отца я тоже тогда потерял... Бред, по-другому не скажешь.

- Получается, что действительно не о чем. Аири, теперь твоя очередь, - Алик выжидающе посмотрел на лейтенанта. - Что было у тебя?

- Не помню, - хмуро отозвался лейтенант.

- Да ладно, все помнят, а ты – нет.

- Представь себе. Да и вообще, к чему вся эта глупость? Мало ли кому, что привидится, какое это имеет значение!

- Не помнишь, и не надо, - успокоила его Олин, видя, что Аири не хочет об этом говорить. - Действительно – глупый разговор получился. О чем можно подумать, когда считаешь, что тебе конец. Говорят, вся жизнь перед глазами пролетает - ни черта подобного, не успевает она пролететь, мысли другим заняты и нет в них места для какого-то сожаленья.

- Может потому, что не о чем нам жалеть, и мы все правильно сделали, - предположил Эрик.

- Пойду, загляну к Дилу, - произнес Аири вставая.

Возражать никто не стал. После этого разговора, он помрачнел еще больше.

- Неплохо бы обойти окрестности, - предложила Олин. Она решила рассказать Эрику о письме сейчас, пока есть возможность.- Эрик, пошли?

- Ну, давай, - майор встал.

- Может, возьмете с собой Алерга, на всякий случай, - предложил Алик, до которого сразу не дошло, что Олин хочет побыть с Эриком вдвоем.

- Да он дрыхнет в штурмовике. Сами справимся.

- Как знаешь.

Они медленно шли по пустынной местности. Вокруг все просматривалось на несколько километров. Хоть испытания здесь не проводили уже давно, сквозь выжженную и поврежденную взрывами почву, только сейчас начала пробиваться кое-какая чахлая растительность. Возможно, вдобавок ко всему, климат был неблагоприятный, вот и не могли низкорослые, корявые деревья, без намека на листья, нормально расти. Место для скрытного нахождения, они выбрали не самое подходящее. Но здесь Эрик рассчитывал провести всего одну ночь, а после, нужно искать дальнейшие указания, или тайники. Но где их искать, если на карте обозначена только планета - непонятно. Здесь можно проторчать Акрик знает сколько и ничего не найти.

- Вернемся на челнок, пусть Дил посмотрит кристалл, может что нароет, - Эрик остановился. Они уже довольно далеко отошли от лагеря.

- Может, нароет, а может, и нет. За это время, я успела понять, что мой отец очень любил перестраховываться, но, как говорит Грон, до добра его это не довело.

- Когда он тебе такое сказал?

- Перед последним визитом Телиана. А еще он сказал, что уговаривал отца отозвать тебя, что ты нужен был на базе...

- Нилион тоже так считал. К чему ты об этом заговорила?

- Они были правы. Тогда действительно все могло обернуться по-другому.

- Куда ты клонишь, ты что-то узнала? - Эрик много раз пытался выяснить, что произошло на последнем десантировании генерала Таила, но так и не смог ничего узнать.

- Да, уж, узнала. Я столько лет пыталась найти хоть какой-то намек на то, что тогда произошло, но так ничего и не добилась. Когда стало известно о предательстве Барнона, я считала, что это он убил моего отца, но он действительно не принимал участие в том десантировании. Конечно, это мог сделать и Томин, но тогда он и так уже получил свое, и я оставила все эти бесполезные попытки. В конце концов – эти слухи могли оказаться пустым сотрясанием воздуха, нежеланием признавать, что опытный генерал просто допустил ошибку... Но основание у этого всего, все же имелось и довольно веское, но самое главное в том, что искать никого не нужно было. Тот, кто сделал последний выстрел, все время находился рядом со мной, правда, ничего предъявить я ему уже не смогу.

- Постой, ты что думаешь, что это мог сделать Нилион? - Эрик не мог поверить, что Олин может всерьез подозревать своего первого командира в подобном. - Откуда у тебя такая информация?

- От него самого. Так сказать, привет с того света, - Олин протянула ему письмо.

- Я не умею читать в темноте. И давно оно у тебя?

- Нет. Нилион оставил его Майколу перед последним вылетом, он сразу решил, что не вернется с него. Выбор у него был не велик, сам знаешь. А Майкол так и не решился передать письмо. Его Дил нашел после гибели Майкола.

- А отдал тогда, когда ты кружками швырялась, - догадался Эрик. - Почему Нилион не передал его мне?

- Откуда же я знаю? Наверное, побоялся, что если он все же вернется, то ты сам его пристрелишь.

- Но почему, как он мог? - у майора все это не укладывалось в голове.

- Точно так же, как я оставила его, зная, что он собирается применить самоликвидацию. Выбора у него не оставалось. Генерала ранили, он был без сознания. Меч отец отдал ему еще до высадки, поменялся, но никто об этом не знал. Всю группу оттеснили, его хотели взять живым, торианам нужна была информация, а он дал Нилиону довольно четкие указания, что делать в подобном случае. Капитана самого ранили. Он застрелил генерала, а потом хотел сделать то, что требовала честь, но получил еще одно ранение и потерял сознание. Враг посчитал его мертвым и не стал добивать.

- Вот почему он не хотел со мной общаться после тех событий.

Эрик не знал, как ему реагировать на все это. Коинт Таил много для него сделал, но осуждать Нилиона, он не мог. Майор прекрасно понимал, что роль палача могла достаться ему, и он не смог бы не выполнить приказ и не знал, как бы жил с этим. Как Нилион жил. На протяжении трех лет он смотрел Олин в глаза, после того, как убил ее отца, пусть даже выполняя его приказ.

- Что теперь будешь делать? – наконец произнес Эрик после долгого молчания.

- Ничего. Я не собираюсь предавать это огласки. К чему? Кому от этого станет легче? Тебе? Мне? Я уже смирилась с тем, что никогда не узнаю правду, лучше бы мне действительно ее не знать. Капитан Харистит был хорошим воином и погиб как герой, пусть так и остается. Тогда он сделал то, что должен был. То же самое сделала и я, когда оставила его. Так чем мы отличаемся? Ничем. И ты бы сделал то же самое... Эрик, это еще не все.

- А что еще может быть? По-моему и этого слишком много.

- Телиан полностью прав, насчет нас, в общем, возьми и прочти сам, я не знаю, как это объяснять.

Эрик включил фонарик и принялся читать неразборчивый почерк капитана Нилиона Харистита. Дочитав, он только ухмыльнулся.

- Чего тогда комедию ломала перед вылетом на Голтр? - он вернул Олин письмо. - Ты же тогда уже обо всем знала.

- Хотела все обдумать, прежде чем тебе говорить.

- Кто еще об этом знает?

- Только Дил, потому нервы у него и шалили.

- Алику нужно будет рассказать, он все-таки имеет право знать.

- Вот ты и расскажешь.

На душе у Эрика стало как-то холодно и неуютно. Он понимал, что Олин права, но гораздо проще не знать таких подробностей о гибели генерала и считать, что Коинта Таила убил тот, кто продал свою честь. Такая правда действительно никому не нужна. Но видно, Нилион не хотел уходить к звезде с таким грузом, потому и оставил это послание. Он не решился рассказать всей правды при жизни, слишком сложной она была.

А еще, по спине ползли холодные капли пота. Расшифровка термина «генетическое восстановление», ему совершенно не нравилась. Конечно, Эрик предполагал нечто подобное, но одно дело предполагать, а другое – узнать точно.

- Эрик, - Олин взяла его за руку и заглянула в глаза, - мне все равно. Главное, что ты есть, и ты со мной. Я люблю тебя.

- И я люблю тебя, - майор обнял Олин и уткнулся лицом ей в шею. Постояв так с минуту, он поднял голову. - Пошли, нужно возвращаться.

Олин кивнула, и они не спеша направились обратно к челноку. Эрик постарался отогнать невеселые мысли. Сейчас не до того, нужно решать текущие проблемы. Да и вообще, стоит ли на этом зацикливаться...

Подойдя к штурмовику, Аири бросил осторожный взгляд по сторонам и отошел за корабль. Этот разговор, разбередил старые раны, на душе стало нестерпимо погано. Тогда, на Эвруме, он надеялся не очнуться, но его выдернули обратно... Лейтенант отстегнул аптечку. Остался один инъектор. Последний тратить нельзя, мало ли что еще может произойти и сколько им таскаться. Лейтенант убрал аптечку и поднялся на корабль. Возле рубки управления, он немного замешкался, но все же вошел.

Дил все еще не оставлял попыток восстановить полное энергоснабжение. Алерг ему помогал.

- Ну, как успехи? - поинтересовался Аири.

- Да никак, - проворчал Дил. - Пока.

- Дил, да плюнь ты на него! - Алерг отодвинулся от приборной панели. - Дохлый номер, ничего не выйдет. Тут нужно радоваться, что вы вообще сели.

- Ага, щас. И не с таким справлялись, - программист уперся и никак не хотел отступать. - Мне б только кое-какие детали...

- Да где ж их взять? - Аири окинул взглядом распотрошенную панель. - Нас генерал буквально выпер с базы, похватали, что под рукой имелось. А вы тут что-нибудь нашли?

- У нас на поиски времени не оказалось. Сам видел, какие тут обитатели... Да чтоб их всех Акрик затянул! - Дил отшвырнул провода и повернулся к лейтенанту. - Какие там планы у командира?

- Искать. Правда что и где, никто толком не знает, - Аири положил руку на спинку кресла, но заметив пристальный взгляд Алерга на своих подрагивающих пальцах, поспешил убрать ее. - В такую задницу мы еще не попадали.

- Это точно. Случалось, что мы не знали, как вернуться, зато, нам всегда было куда возвращаться. Ничего, выкарабкаемся.

- Будем надеяться, - лейтенант нервно сжал пальцы. - Вы еще долго будете здесь ковыряться?

- Я - пока ни починю.

- Ты что, жить тут собрался? - усмехнулся Алерг.

- Не засиживайтесь, - посоветовал Аири, - одним вселенским демонам известно, что дальше будет, - он оттер выступившие на лбу капли пота и, поймав на себе очередной взгляд Алерга, поспешил уйти из рубки.

- Вот значит в чей карман выпали твои инъекторы, - тихо произнес Алерг, когда остался вдвоем с Дилом.

- С чего ты взял? - программист вернулся к работе и старался не смотреть на Алерга.

- Я когда с контрабандистами таскался, был у нас один такой.

- И что с ним стало?

- Не знаю, - Алерг пожал плечами. - Он пропал. Мы в гипере шли, а когда вышли, его нет и одной спасательной капсулы. Акрик его разберет, может, что померещилось, вот и рванул.

- Невеселая история.

- Дил, ты понимаешь, что не помогаешь Аири, а только хуже делаешь?

- Понимаю, - программист не сводил глаз с приборной панели. - Просто, мне было его жаль, ему действительно плохо.

- А так, станет только хуже. Нужно сказать кому-нибудь из офицеров.

- Я намекал капитану Таил. Она должна была понять. Да и Аири я сказал, что больше ничего не дам.

Алерг ничего не ответил, но решил сам приглядывать за лейтенантом.

Выйдя из рубки, Аири прислонился спиной к обшивке. Руки предательски дрожали, прошибал пот, во рту стояла противная сухость. Лейтенант судорожно отхлебнул из фляжки, но это не помогло. В голове возникло страшное слово - ломка. Нет, этого не может быть, он контролирует себя. Просто, навалились неприятности, он переволновался, вот и все. Нужно успокоиться, взять себя в руки. В медотсеке должны быть стимуляторы.

Аири быстро прошел к медотсеку, но возле двери остановился. Да что ж это такое? До чего он докатился? Ведь от этих стимуляторов может зависеть чья-то жизнь. И не просто «чья-то», а кого-то из его друзей. Лейтенант глубоко вдохнул. Но, с другой стороны, в таком состоянии, боец из него не очень, а сейчас нужно быть в форме. Да и возьмет он всего один, последний. Аири осторожно открыл дверь и вошел в медотсек.

Предрассветную тишину прорезал вой тревоги, от которого, казалось, задрожала даже обшивка челнока. Все мгновенно повскакивали. Эрик кинулся в рубку, где в это время дежурил Алерг. Показания приборов говорили красноречивее слов: к ним шли два торианских штурмовика класса “Стриал”.

- Да этим Акриковым плевкам что, заняться больше нечем! - процедил майор сквозь зубы. - Где Лейнов?

- Я здесь! - в рубку влетел пилот.

- Готовь челнок к старту, - распорядился майор.

- А как же SPK? Мы что, его бросим?

- Тебе что дороже – собственная жизнь, или раскуроченный корабль? К тому же, уходить с планеты мы не будем, у нас еще есть здесь дела.

Лейнов уселся за штурвал. Убедившись, что вся команда на борту, Эрик отдал приказ стартовать.

- Какой курс? - осведомился пилот.

- На юго-восток. Я там заметил какой-то комплекс, нужно проверить, и в случае чего, там можно держать оборону.

Лейнов лег на указанный курс, штурмовики последовали за ним. Складывалось впечатление, что торианам действительно больше нечем заняться, кроме как гоняться за десантной группой, на чью голову сыпались все мыслимые и немыслимые неприятности.

Энтони ждал, пока его соединят с полковником Шейном Сторком. Он намеревался высказать все, что думает по поводу происходящего. За сутки, майор Долан успел заколебать абсолютно всех. Он перерыл кабинеты Эрика и Олин, но естественно, ничего там не нашел. Энтони не собирался пускать это дело на самотек – слишком серьезными могли оказаться последствия. Да и ситуация складывалась чересчур знакомой. Во всем этом четко просматривалась манера действия «сливщика». Так же пытались подставить и Нилиона Харистита, и Коинта Таила. Оба офицера переиграли предателя ценой собственной жизни. Генерал не мог допустить повторения подобного.

- Полковник Сторк на связи, - раздался спокойный уравновешенный голос. - Какие-то проблемы, генерал?

- Ты моя проблема, Акрик бы тебя побрал! - выпалил Энтони не в силах больше сдерживаться.– Шейн, кем ты себя возомнил, что бы отдавать подобные приказы? Не успел Нотэл сгинуть, а ты уже занимаешься самоуправством! Отменяй на хрен этот дебилизм!

- Подождите, генерал, - Сторк сохранял спокойствие. - Насколько я понимаю, речь идет о ваших подчиненных, которые покинули периметр, верно?

- Абсолютно. Я не понимаю, на чем основаны обвинения, и если ты будешь на них настаивать, все может обернуться паскудно.

- А я на них и не настаиваю, но и отменить не могу. Я уважаю вас, уважаю ваших офицеров и их группу, лично у меня, к ним никогда не возникало претензий, но что-то сделать, не в моих силах – приказ пришел от самого.

- Как это понимать? - Энтони не ожидал такого поворота событий. - Генерал-майор Верм в курсе...

- Как хотите, так и понимайте. Приказ пришел вместе с известием о смерти Телиана, мне никто ничего не объяснял. Если Верм в курсе каких-то дел, с ним и нужно разговаривать.

- Вот значит как... Объясни тогда мне такую вещь: на кой ты прислал сюда Долана? В управлении ни для кого не секрет, что у него с Эриком не самые лучшие отношения – этого не положено делать. Расследование должен проводить тот, кто не имел контактов с подозреваемым.

- А кого я должен прислать? Ваш Эрик имел контакт почти со всем управлением, причем многие, после него, оставались с побитыми рожами, сами ведь знаете. А постороннего направить я тоже не мог. Долан - не самый худший вариант. Он умеет отметать личное, когда это нужно.

- Все ясно. Но учти, если у кого-то из моих офицеров не хватит на него терпения, тогда он тоже вернется с побитой рожей.

- Учту.

- Я еще свяжусь с тобой, если появятся новые обстоятельства, обязательно сообщи, - Энтони отключил коммуникатор.

Он твердо решил лететь на Эврум. С базы, подобную проблему не решить. Сейчас нужно найти Орсена и кое-что ему объяснить. Генерал не видел другого выхода, кроме как довериться полковнику. Орсен на плацу давал разгон проштрафившейся группе.

- Орсен, пошли, потом закончишь, - избавил генерал солдатские уши от очередного нравоучения.

- Пока свободны, - распустил полковник десантников, и они поспешили удалиться. - В штаб?

- Нет, лучше здесь. Раз закрутилось такое дело, и к тому же оно набирает обороты, будем говорить откровенно. Что тебе известно о группе Майлова?

- Вы уже спрашивали.

- Я помню, но твой ответ меня не устраивает.

- Но мне действительно известно очень мало. Раньше эту группу возглавлял Коинт Таил, после его гибели, командиром стал Эрик Майлов. Они занимаются особыми заданиями, в которые лично меня никто не посвящал – слишком секретно. Я знаю только что это связано как-то с расой Темгатов и их технологиями. Вокруг этого всего ходит столько слухов, но если всем им верить...

- Всем, действительно не стоит, а к некоторым можно прислушаться. Дело в том, что «скелеты» – это только малая часть, есть еще образцы, но что это и где находится – никто не знает, есть только догадки. Да и сами Темгаты никуда не исчезли. Ознакомься, - Энтони протянул Орсену сводки с дальних рубежей. - Это произошло перед отлетом Майлова, Таил и Оуна.

- Они что, отправились на переговоры? Но, почему они?

- Причин несколько, но объяснять все сейчас, нет времени. Мне нужно лететь на Эврум, ты будешь вместо меня. Я оставил некоторые документы на твоем столе, они кое-что прояснят.

- Но, дверь в мой кабинет заперта...

- Не будь наивным, Лейг. Если Эрик смог открыть ее, то для меня, это и вовсе не проблема.

- Когда? - на лице Орсена отразилось удивление.

- Тогда, когда они разыграли представление у тебя под окнами. Да не переживай, он просто воспользовался твоим считывателем. Конечно, я не одобряю таких действий, но понять их можно – никому не нравится, когда его используют в слепую, вот они и пытаются быть на шаг впереди. Кстати, если бы Олин тогда “подралась” с кем-нибудь другим, я бы даже не подумал искать подвох.

- Майлов тогда не вскрывал мою дверь, - хмуро проговорил полковник. - Я ее не запер, забыл.

- Растяпа! Пусть это послужит тебе уроком. Так у тебя любую информацию умыкнуть можно. Меня разводить им и в голову не пришло, знали, что не прокатит. Теперь это все не важно. Мне нужно вылетать. С документами ознакомься обязательно. С Доланом будь поаккуратней. Он, в принципе, парень толковый, только любит жить строго по предписанию. Все понял?

- Так точно.

Энтони кивнул и отправился на взлетно-посадочную площадку, где его уже ждал корабль. Орсен пошел в штаб, напрочь забыв о штрафниках, чему они несказанно обрадуются.

Орсен задумчиво просматривал документы. Перед ним лежали генетические карты Эрика Майлова, Олин Таил, Алика Стрелина, Дила Оуна и Алерга Хормина. У опытного генетика, от увиденного, могли бы глаза на лоб повылазить, но и Орсен, со своими поверхностными знаниями, понимал, почему они обозначены знаком “секретно”. Мало того, что “ген войны” зашкаливал за все мыслимые пределы, их генкод вообще не совпадал с генкодом обычного корэанца. Вывод из этого всего напрашивался сам собой, и не нужно отличаться особой сообразительностью, чтобы понять, почему на поиски Темгатов отправили именно их, и в чем причина такого беспокойства генерала. Резкий стук в дверь, заставил полковника вздрогнуть. Он быстро убрал документы в сейф и положил перед собой первую попавшуюся папку.

- Войдите! - пригласил Орсен, разложив бумаги на столе таким образом, чтобы создавалось впечатление, будто он с ними работал.

- Полковник, вы заняты? - в кабинет вошел Долан.

- Как видишь. У нас, все-таки, война идет, если ты не заметил. Нам здесь некогда заниматься всякими глупостями.

- Я просто хотел узнать у вас, где генерал? У меня возникло несколько вопросов, но я не смог найти его и никто ничего не знает, либо, просто не хочет говорить, - Долан был явно недоволен. Он ожидал, что столкнется с определенными трудностями, но никак не мог предположить, что упрется в глухую стену из молчания.

- Генерала нет на базе, - сухо ответил Орсен. - Когда он вернется – я не знаю. Если есть какие-то вопросы, задавай их мне – пока Грон отсутствует, его обязанности исполняю я.

- У меня появилась кое-какая информация: я узнал, что перед тем, как покинуть базу, Майлов и Таил принимали участие в драке с пилотами, так же в ней был замешан и Оун, но никто из них не подвергся дисциплинарному взысканию. Почему?

- Хорошо работаешь, майор, но ты ищешь не там, где надо. Если ты не в курсе, в ней была замешана вся группа 4-Х, а также капитан Космического Флота Артел Лейнов, который тоже фигурирует по этому делу. Да и вообще, если наказывать десантников за каждую драку, то на задание лететь придется штабным... И кстати – тебе рассказали не все о той драке, тот, кто изложил все эти факты, забыл упомянуть, что я тоже принимал в ней самое непосредственное участие. Что же, генерал и меня должен был закрыть? Веселая получилась бы картинка!

- Ничего веселого, я здесь не вижу. Я могу согласиться, что это происшествие не имеет никакого отношения к делу, но тогда скажите, где группа 4-Х? Мне бы очень хотелось с ними поговорить. Тем более, в связи с обстоятельствами, их должны были отстранить от вылетов.

- Я не знаю. Они не имеют ко мне никакого отношения, и ты в курсе этого. Они получают приказы от генерала Грона, или непосредственно из Разведуправления, а у меня нет доступа к их заданиям. И знаешь, майор, я не пойму, о каком “деле” идет речь? Это больше похоже на какой-то фарс, хорошо спланированную подставу. Откуда появилась информация, что кто-то покинул периметр? - Долан не ответил. - Не хочешь говорить? Или не знаешь? Тебя не посвятили в такие подробности, верно?

- Какое это имеет значение?

- А ты подумай, пораскинь мозгами – это ведь твоя специализация. И не забывай при этом, чем занималась группа 4-Х, тебе об их заданиях известно гораздо больше, чем мне. И учти – мы все равно выясним, из чьей задницы растут эти ноги.

- Полковник, если вам что-то известно, то в ваших интересах все рассказать.

- Майор, о своих интересах следует забывать в тот момент, когда переступаешь порог подготовительного центра. Поверь, ты здесь ни от кого не добьешься добровольного сотрудничества, но думаю, ты и так об этом уже догадался. Еще вопросы имеются?

- Никак нет!

- Тогда, свободен.

Долан отдал честь и вышел. Он не представлял, что столкнется с такими сложностями. Это легко объяснялось тем, что никто на этой базе не хочет верить в правдивость выдвинутых обвинений. Долан не любил систему Цэа-Квал – это царство флота и десанта. Даже у Эврума нет такого сосредоточения войск. Здесь находятся основные продовольственные миры, подготовительные центры и научные станции, а в Центральный Штаб и Разведуправление, стекается готовая информация. Там она обрабатывается, и отправлялась дальше в виде приказов и планов действий. Самая ценная, в последнее время, приходила именно отсюда - с десантной базы 5148 на планете Гристон и добывала ее группа майора Эрика Майлова.

Долан не испытывал пристрастия к образу жизни, не располагающему к размышлениям о завтрашнем дне, по той простой причине, что он может не наступить. Майор понимал, сокращать численность сил нельзя – тогда их раздавят, но сам не являлся приверженцем грубой силы, таких хватало и без него. Редко находился тот, кто предпочитал заниматься бумажной работой и анализом поступающих данных, но ведь и эта работа необходима, без нее тоже не обойтись.

Долан не трус, он в любой момент мог взять оружие в руки, если в том возникнет необходимость, просто он не понимал всей этой военной романтики, видно, не та генетика. Он долго изучал историю и видел в том, что сейчас происходит всего лишь нелепую ошибку предков, которые втянулись в бессмысленную войну, построили на ней цивилизацию и обрекли своих потомков гореть в ее огне и не видеть для себя другой жизни.

Как и все корэанцы, Долан не привык отступать. Он знал, что ему предстоит торчать на Гристоне до тех пор, пока он что-нибудь ни нароет, в чем майор начал сильно сомневаться, либо, пока командование ни отменит свой приказ. Долан и сам считал его полной глупостью: зачем им нужно куда-то бежать? У всех четверых удачная карьера, хорошая репутация, а надоело воевать – пиши рапорт и будь свободен. Но такие, как они, рапорты не пишут и уходят только одной дорогой – прямиком к звезде. Неожиданно у Долана возникла мысль, не намекал ли Орсен, да и Грон на то, что кто-то решил ускорить этот процесс, уж слишком много они знали...

Глава 11.

- Да что же это за гадство такое! - Лейнов пнул безжизненный челнок. - За всю мою карьеру, я сменил только один корабль, зато за последние сутки, уже второй угробил!

- Как говорят, с кем поведешься... - подметил Эрик. - Будем надеяться, что кроме “Хамелий”, здесь остались еще и корабли.

Дотянуть до комплекса им не удалось. Торианские “Стриалы” увязались за ними как приклеенные, но некоторое время огонь не открывали. Чтобы добраться до намеченной цели, необходимо миновать те самые ангары, где они столкнулись с роботами, которые официально уже много лет числились уничтоженными. Эрик все больше убеждался, что их хотят взять живыми, но, видимо, опасаются, помнят к каким последствиям, это может привести. Ториане открыли огонь из лазерных установок малой мощностью. Ракеты они не использовали, боясь полностью уничтожить вражеский корабль. “Стриал” не оснащен энергетическим оружием, иначе, задача сильно бы упростилась.

Лейнов поспешил дать по врагу ответный залп из плазменной пушки. К его удивлению, стандартный десантный челнок, оказался довольно неплохо оборудован: кроме бортовых лазеров, предусмотренных модификацией, на него дополнительно монтированы ракетные установки и плазменная пушка. Так же, он обладал неплохой маневренностью, управлять им оказалось легко и приятно. Но “Стриалы”, все же более маневренные и пока, им удавалось уходить от атак врага. До сих пор, их выручало то, что одновременно с огнем из плазменной пушки, Олин вела обстрел ракетами, и это не давало торианам возможность вести прицельный огонь. После нескольких неудачных попыток, Олин удалось зацепить вражеский штурмовик. Его броня выдержала удар, но лазерные установки отказали из-за сбоя в подаче энергии. В кораблях подобного класса - это самое слабое место.

Чем бы закончилась эта схватка, сказать трудно, но в нее вмешалась “Хамелия”, чудом уцелевшая после воздушной атаки. Немного пораскинув своими электронными мозгами, она решила уничтожить тех, кто затеял потасовку над ее головой, как потенциальных противников. Сканеры “шестнадцатого” выдали предупреждение об энергетическом залпе. Лейнов резко взял влево, где находился поврежденный “Стриал”. Залп угодил во второй штурмовик, который до этого момента находился под прикрытием корэанского челнока и чувствовал себя довольно уверенно, но, в результате грамотного маневра Лейнова, оказался под прямым ударом. Энергетический пучок разнес “Стриал” в клочья, и все бы замечательно, если бы взрыв, которым сопровождалась гибель штурмовика, ни оказался таким мощным.

“Шестнадцатый” накрыла ударная волна. Лейнов попытался выровнять челнок, но избежать столкновения со штурмовиком, все же не удалось. То ли его пилот не успел вовремя среагировать, то ли он потерял маневренность, после попадания ракеты, но уйти не смог. “Шестнадцатый” ударился боком о “Стриал”, его повело, но Лейнов неимоверными усилиями, сумел выпрямить челнок хоть немного и не зарыться носом в почву. Штурмовик, после столкновения, вошел в штопор и рухнул как раз на ту “Хамелию”, которая произвела выстрел, приведший к таким последствиям. Не смотря на то, что Лейнов выпрямил челнок, высоту ему набрать не удавалось, и они продолжали снижаться. Он тянул, сколько мог, но потом, корабль пришлось сажать, причем посадка оказалась довольно жесткой, и теперь пилот не знал, сможет ли вновь поднять его.

До комплекса оставалось недалеко, всего около часа ходьбы. С корабля решили забрать только самое необходимое, в основном - оружие.

- Что ж, - Алик бросил взгляд на “шестнадцатый”, - видно, такая у него судьба – поваляться на каждой заброшенной планете. Жаль, замаскировать нечем – ни растительность, а одно название.

- Не до того, - Эрик поправил “горелку”, которая все время норовила сползти с плеча. - Ну, потопали!

Десантники привычно зашагали за своим командиром. Хуже всего, в этой ситуации, приходилось Лейнову. На поверхности планеты, он чувствовал себя точно так же, как десант на борту челнока: беспомощно и неуютно. Пилот все время беспокойно оглядывался по сторонам и нервно сжимал “Керташ”.

- Слышишь, Алик, - Олин повернулась к Стрелину, - если так пойдет дальше, ты потеряешь звание главного ворчуна – оно достанется Флоту.

- Тоже мне великая потеря, - отозвался Алик.

- Что, Флот, не привык ногами почву топтать?

- Какого Акрика ты ко мне прицепилась? - не выдержал Лейнов. - Заняться больше нечем?

- А чем тут займешься? Вот дотащимся до комплекса, глядишь, там у нас занятие и найдется.

- Олин, ты бы помалкивала, - посоветовал Эрик. - А то хрен его знает, кто оттуда вылезет – сами не рады будем.

- Командир, а что будет, если мы не найдем Темгатов? - задал Алерг вопрос, который крутился на языке у всех. - Как мы тогда вернемся?

- Я не знаю, как мы вернемся, даже если найдем их, - честно признался Эрик, не желая вводить команду в заблуждение. - Какие доказательства мы должны предоставить – их главнокомандующего на поводке? Я не представляю, как будут проходить переговоры. Да и станут ли нас потом слушать – пристрелят при сопротивлении и все дела. Ведь ясно, для чего это все устроено.

- Найти бы того гада, который вас подставил и пустить пулю в лоб! - процедила сквозь зубы Селина.

- Не советую. Удовольствия получишь гораздо меньше, чем рассчитываешь, - Олин пнула камень, попавшийся под ноги. - Пусть лучше с ними управление разбирается. Или "мусорщики".

- Это верно, - согласился Аири. - Тут поймаешь такого и то противно, а если еще поближе пообщаться – одна мерзость на душе остается.

- Пришли, - Эрик остановился перед массивной стеной из незнакомого серо-желтого камня.

Раздвижные ворота комплекса, были слегка приоткрыты, но идти на территорию никто не торопился. Вблизи, он напоминал военную базу: противопехотные установки смотрели на непрошеных гостей хищным оскалом и майор подозревал, что где-то должны скрываться “дробилки” – стационарные установки, рассчитанные сбивать десант в воздухе, пока он не достиг зоны боевых действий. Попасть под такую - дело малоприятное, даже в элтрумовом «скелете». Для полноты ощущений, не хватало только постовых на вышках и у ворот. В надежности оборонной систему МВК, сомневаться не приходилось, а устаревшая система безопасности, могла принять новейшие образцы “скелетов”, за вражеские и поступить соответствующим образом.

- И долго мы будем на них любоваться? - нарушил тишину Алик. - Нужно двигаться, или есть другие варианты?

- Нет. Закрыть шлемы! - приказал майор. - Алик, мы с тобой первые, Олин, Аири, прикрываете тыл, Артел, держись в середине.

- От кого прикрывать-то? - недовольно проговорил Аири.

- Ото всех. Давай, живее, нечего торчать на открытом пространстве, - поторопил Эрик.

Группа осторожно двинулась вперед, ожидая, что в любой момент установки могут ожить и встретить их шквальным огнем. Конечно, броня выдержит несколько первых залпов, но это сильно усложнит задачу, а майору, почему-то, очень хотелось посмотреть, что скрыто за этим забором. К всеобщей радости, установки никак не отреагировали на их появление.

- Алерг, поднимись на вышку, ворота должны контролироваться оттуда, нужно их закрыть, - распорядился Эрик. - Дил, пойди с ним, может, удастся активировать охранную систему.

- Не думаю, что она контролируется отсюда.

- Думать будешь, когда поднимешься. Шевелись.

Программист вздохнул и направился за Алергом.

- Майор, энергоснабжение отключено, пока его ни восстановим, ничего сделать не удастся, - доложил сержант минут через пять. - Нужно искать контрольный пункт, а ворота придется закрывать вручную.

- Зараза! - Эрик осмотрелся по сторонам. - Хорошо, спускайтесь. Давайте попробуем закрыть...

Пятнадцать десантников и один пилот с трудом сдвинули с места откатную воротину, которая за долгие годы приросла к месту. Будь они без «скелетов», это бы у них вряд ли получилось. Воротина с жутким скрипом стала на место. Тому, кто захочет ее открыть, придется сильно постараться.

- Действуем, как обычно? - поинтересовалась Олин.

- Нет, разделяться не будем. Лучше держаться всем вместе. Обыщем каждый закоулок, может, что и найдем. Времени у нас достаточно.

На пустой базе, все чувствовали себя неуютно. Тревоги не было, но и особого спокойствия, тоже. Вид заброшенности угнетал. База не подвергалась нападению – это видно сразу. Все здания остались целыми, не выбито ни одного окна, никаких следов боя, а это могло означать, что ее попросту законсервировали. Вероятно, это произошло после того, как ”Хамелий” сняли с производства, и надобность в испытательном полигоне отпала, а значит, и в его охране тоже.

Вскоре, обнаружили командный пункт, но проникнуть на него оказалось не так просто. Коды, которые использовали не меньше двадцати лет назад, никто не знал, а система блокировки, хоть и устаревшая, своей надежности от этого не потеряла.

- Кто б знал, что мне придется взламывать собственные системы, - проворчал Дил.

- Ну-ка, дай гляну, - попросил Алерг. - Это все-таки больше по моей части.

Он внимательно осмотрел электронный замок и, сняв верхнюю панель, замкнул какие-то провода. Внутри что-то коротко щелкнуло.

- Вот и все. А пытаться открыть через компьютерную систему, не зная кодов, дохлый номер. Мне приходилось сталкиваться с таким.

Дил вздохнул. Алерг никогда не искал сложных путей и часто – это играло ему на руку. Он привык действовать быстро, и не задумываясь, что являлось следствием его контрабандного прошлого. Тогда, на размышления времени не давалось, впрочем, как и сейчас.

Внутри командного пункта стояла темнота, все заволокло пылью. Чтобы включить освещение, нужно отыскать основной центр управления, а пока, приходилось полагаться на ночное видение. Эрик быстро сориентировался в лабиринте коридоров и нашел лестницу на цокольный этаж. За прошедшие десятилетия, мало что изменилось в планировки подобных помещений. На нижнем ярусе располагались кабинеты командования. Все их заперли чисто символически и вскрыть ничего не стоило – кому нужно охранять помещения, из которых перед уходом забрали все, до последней бумажки. Кабинеты обставлялись со вкусом, можно даже сказать, с изяществом.

- Да, те, кто здесь обитал, умели устраиваться с комфортом, - заметил Алик.

- Тогда, на это еще было время, - Эрик осматривал очередной кабинет. - “Хамелии” еще не спятили, а ториане в край не охамели. Время несбывшихся надежд о скором окончании войны. Сейчас приходится думать не о том, на что посадить задницу, а о том, что бы сохранить голову на плечах.

- Сейчас – это не тогда... - вздохнул Алик .

- И здесь тебе ни там, - усмехнулась Олин. - Пошлите дальше, все равно здесь ничего нет.

Непосредственно сам командный пункт, они обнаружили в самом конце коридора. Он оказался заперт гораздо надежнее, чем все остальное. Алерг начал терять терпение, пытаясь вскрыть его, в дело пошли ругательства.

- А разве нельзя, как на входе? - Дил пытался заглянуть ему через плечо.

- Не выйдет, - Алерг сосредоточенно пытался что-то подковырнуть. - Тут совершенно иная система, не похожая ни на что, с чем мне приходилось сталкиваться, а повидал я немало, поверь. Похоже, это что-то новое.

- То есть как новое? - Эрик внимательно осмотрел панель. - Откуда ей здесь взяться?

- А я-то, почем знаю? - Алерг не отрывался от работы. - Значит, мы не первые посетители на этой базе, после того, как ее законсервировали. Кто-то здесь был до нас и запер эту бодягу понадежнее. Причем, этот кто-то обладал нехилыми технологиями.

- Почему же тогда ни подключил всю систему безопасности? - Эрик нахмурился.

- Если бы он ее подключил, то, как бы мы сюда попали? - Олин одарила Эрика многозначительным взглядом. - А защита здесь и без этого имеется.

- Думаешь?

- Больше некому.

- Вы что, знаете, кто здесь был? Твою мать! - Алерг отшатнулся от панели, из которой повалил густой дым. - Пустышка, для отвода глаз. А я то, все понять не мог... Как же ее тогда открыть? - он задумчиво изучал запертую наглухо дверь.

- А если, попробовать как тогда? - предложил Алик.

- А если, действительно получится как тогда, куда ты свою тушу прятать будешь? - поинтересовался майор.

Лейнову, как и большей части команды, не нравился этот разговор намеками и недомолвками, а больше всего настораживало последнее замечание майора, но уточнять, что именно произошло “тогда”, никто не решился. И так ясно, что ничего хорошего.

- Ну, здесь-то вариантов быть не может, - поддержал Алика Дил.

- Варианты есть всегда, - Эрик не сводил глаз с перегоревшей панели. - Чего ты там намудрил?

- Говорю же – пустышка, - Алерг не хотел мириться с собственной неудачей и пытался придумать, как вскрыть дверь. - А может ее взорвать?

- Не говори ерунды! Не взорвешь ты ее, тот, кто закрывал, продумал этот вариант.

Алерг потрогал почерневшие провода и снял перчатки, которые только мешали. Он тщательно перебрал каждый проводок и убедился в своем выводе, что они ни к чему не подсоединены и играют роль дымовой шашки, активизирующейся от вмешательства в цепь. Алерг вздохнул и уперся ладонью в дверь. В нутрии что-то щелкнуло, дверь открылась, и он ввалился вовнутрь. Олин и Эрик удивленно переглянулись. Такого поворота событий они не ожидали.

Панель управления и компьютеры покрывал слой пыли. Немного приведя все в порядок, Дил принялся за работу. Первым делом, он наладил энергоснабжение и перенастроил систему безопасности на современные коды, затем принялся копаться в поисках информации.

- Алерг, почему она открылась? - обратилась Олин к механику с вопросом, который сейчас ее очень интересовал.

- Не знаю, - он сосредоточенно смахивал пыль с одного из пультов.

- Кто твои родители? - капитан никак не хотела оставлять его в покое.

- Тоже не знаю. Зачем спрашивать, вы же и так в курсе моего прошлого и личное дело читали.

- Там не сказано, какое отношение ты имеешь ко всему этому.

- Капитан, я не знал вашего отца, и не мог знать. Вам известно, каким образом я попал в Десантные Силы.

- Ты же ничего не помнишь до того момента, как очнулся у контрабандистов, поэтому, не можешь утверждать со стопроцентной уверенностью, что ты не имеешь к этому всему никакого отношения. Странное дело получается: ты в нашей команде четвертый, кто страдает амнезией и на твой генкод оказывается, закрыт командный пункт на заброшенной базе, где по нашим предположениям может храниться ценная информация – таких случайностей не бывает…

- Командир, я нашел схему базы, - доложил Дил.- Здесь имеются ангары, они контролируются отсюда, открыть?

- Ну конечно открыть! – Эрик спешно встал. - Алерг, Артел, Корнит, Лорм, со мной, остальные здесь. Олин, ты пойдешь?

- Пусть лучше Алик идет, а я здесь вас подожду. Если что, свяжешься.

- Как хочешь.

Эрик не стал ее уговаривать. Он взял оружие и вышел. После подключения системы безопасности, майор стал чувствовать себя гораздо спокойней. Теперь никому не удастся проникнуть сюда незаметно и застать их врасплох.

Олин сидела на вращающемся, кресле возле того пульта, который драил Алерг. Дил нашел в каком-то углу танру и теперь теребил струны, пытаясь настроить ее.

- Олин, хватит делать вид, будто все происходящее тебя не касается, - нарушил молчание Аири.- Пора уже тебе высказаться по этому поводу.

- А что тут высказываться? - капитан повернулась вместе с креслом. - Вообще-то, единственный кто у нас пытается сделать вид, что все это не имеет к нему отношения – это Дил. Правда, Дил?

- Что? - программист перестал теребить струны и посмотрел на Олин.

- Ничего. Хватит сидеть с отрешенным видом.

- А что мне еще делать? Свою работу я выполнил, а насчет того, как в это все оказался замешан Алерг, нужно у вас спросить.

- Я здесь не самая осведомленная особа.

- А как же ваш отец?

- Да никак. Будто ты не в курсе. А вот ты знал, что за информацию мы взяли на Сторлане, не мог не знать.

- Если бы я вникал во все, что скачиваю – голова бы лопнула. А конкретно про Алерга, там не было ни слова. Да и вообще, не об стену же теперь шарахаться – вы ведь сами говорили, что ничего это не меняет.

Дил вновь взялся за струны. Суть этого разговора смог понять только Аири, а всем остальным приходилось теряться в догадках. У Олин сработала рация. Эрик просил ее подойти к ангарам. По его словам, они нашли кое-что стоящее, на что она должна взглянуть. Капитан ушла, оставив Аири за старшего. Он продолжал сидеть с хмурым видом.

- Дил, прекрати, - попросил лейтенант. - И так хреново, а ты еще душу травишь.

- Могу, что-нибудь повеселей, - предложил сержант. - Чтоб настроение поднять.

- Не надо. Просто прекрати.

- Аири, давай-ка выйдем, - Дил отложил инструмент.

- Капитан сказала ждать здесь, - лейтенанту сейчас не хотелось разговаривать.

- Как знаешь, я хотел наедине, но придется при всех. Я, конечно, не Олин, но все же не первый день с тобой знаком – ты изменился после того дня, хоть и не желаешь об этом говорить, даже с капитаном.

- Какого дня? - Аири сделал непонимающий вид.

- Сам знаешь. Сначала, ты держался, а после ранения, что-то в тебе перегорело окончательно, и теперь это заметно не только Олин.

- Тебе то, какое дело, Дил? - Аири посмотрел ему в глаза.

Дил никогда еще не видел у него такого взгляда. В нем не осталось и тени той детской наивности, которую все так привыкли видеть. Он смотрел серьезно, а где-то в глубине бездонных глаз застыла тоска и нескончаемая боль, которая никогда не утихнет.

- Я хочу помочь тебе, мы же одна команда.

- Что, по морде заедешь? Не стоит – все равно бесполезно. Сам должен понимать. Давай уже лучше играй, раз не можешь сидеть молча.

- Прекращай это все и поговори с Олин, - посоветовал сержант, берясь за инструмент. - Она беспокоится.

Аири ничего не ответил. Дил заиграл мелодию повеселее, но тоска, щемящая душу лейтенанта, все равно не унималась.

Олин обошла корабль, который Эрик обнаружил в одном из ангаров. Он явно не принадлежал МВК и, вероятнее всего, поставлен сюда уже после закрытия базы. Корабль - черный, как сама мгла, без всяких опознавательных знаков. Кому он принадлежал раньше, догадаться не трудно. Проблема заключалась в том, что разобраться с управлением оказалось не так просто. Проникнуть на борт, не составило проблемы, а вот в рубке управления, их ждало несколько сюрпризов. Когда Лейнов попытался проверить навигационные карты, ему было отказано в доступе. Пилот долго психовал, но ему ничего не оставалось, кроме как уступить место Эрику. Майору карты открылись сразу, но навигационная система оказалась не стандартного образца: координаты входа в гипертуннель - курс внутри - координаты выхода, а какой-то непонятной: в нее вносилось только две точки – вход и выход. Так же имелись данные о какой-то точки выхода и поступали требования ввести координаты входа в гиперпространство.

После некоторых размышлений, десантники сделали вывод, что корабли Темгатов не прокладывают курс внутри гиперпространства, а совершают прыжок непосредственно из одной заданной точки в другую.

- Будем прыгать, - решил майор. - Конечные координаты у нас есть, выйдем на орбиту, внесем свои и вперед.

- Ты хочешь сигануть неизвестно куда? - удивился Алик .- А вдруг окажется, что это координаты черной дыры!

- А у тебя есть предложение получше? Ну, так озвучь, мы с удовольствием выслушаем. У нас нет выбора, придется надеяться, что это те самые данные, которые нам нужны.

- Олин, хоть ты скажи, что это не приведет ни к чему хорошему. - обратился Алик за поддержкой к Таил.

- Что говорить, Алик? Проверить ничего нельзя, остается только доверять тому, кто ввел эти координаты, - согласилась капитан с Эриком. - Да и к чему бы ни привело, хуже уже не будет – хуже некуда.

- Мы понятия не имеем, к каким последствиям приведет такой прыжок, все мозги могут сплавиться, - не унимался Алик.

- Не переживай, не сплавятся, нечему, иначе, сейчас мы бы преспокойно сидели на базе, - заверила его Олин. - К тому же, судя по данным, на нем совершено несколько прыжков, и ни с кем ничего не случилось, по крайней мере, с тем, кто совершил последний.

- Это обнадеживает, - усмехнулся Алик.

- Ладно, хватит, - прервал спор майор.- Если ты сомневаешься, мы поставим этот вопрос на общее обсуждение и решим его простым большинством.

- Да знаю я, что решит большинство. Просто, хотелось бы знать, где мы окажемся.

- Тебе сказать, где мы оказались, или ты сам догадаешься?

- Догадаюсь, не дурак, - хмуро отозвался Алик, прекрасно понимая, что так, или иначе, но им все равно придется прыгать.

Лейнову тоже не нравилась предстоящее мероприятие, но он предпочитал помалкивать, зная, что его и вовсе никто не станет слушать. Прежде чем покинуть Эскриол, Эрик забрал с “шестнадцатого” и SPK, снаряжение, которое им еще могло пригодиться. Когда корабль был полностью готов, майор отдал приказ стартовать.

Пока майор с Лейновым вносили необходимые поправки в навигационную систему, Олин осматривала офицерскую каюту. Корабль принадлежал к классу десантных штурмовиков и в документах, которые Олин обнаружила, обозначался как “Эфа”. В грузовом отсеке имелся неплохой арсенал, но все вооружение было неизвестной модификации, и Дилу с Алергом поручили, хоть немного разобраться с его устройством. К ним присоединился Аири, чтобы ни болтаться без дела по кораблю. Остальные расположились в общей каюте.

Среди прочих документов, Олин нашла бортовой журнал и изучала немногочисленные записи, занесенные в него. За дверью послышались тяжелые шаги, и в каюту вошел Лейнов. Они все еще висели на орбите, и Эрик пытался освоить управление, прежде чем совершить прыжок.

- Ты чего здесь забыл? - обратилась к нему Олин, не отрываясь от своего занятия.

- Это офицерская. У меня столько же прав находиться здесь, сколько и у тебя, - Артел присел на диван.

- Значит, из рубки тебя поперли, - сделала вывод капитан.

- Я сам ушел. Слушай, ты всегда такая “добрая”?

- Это ты меня злой еще не видел.

- Могу себе представить...

- Не можешь. Так чего ты из рубки ушел?

- А что мне там делать? Корабль меня не признает – приборы выдают попытку несанкционированного доступа, - Лейнову показалось, что у него под ногой что-то шевелится. Он бросил взгляд, но там никого не оказалось, что вполне естественно.

- Ты в перчатках? - Олин перевернула страницу.

- В каком смысле? – пилот вновь бросил взгляд на пол, вновь заметив движение.

Рядом сидел лиловый шар, из которого торчали ушки и загнутый вопросительным знаком хвост. Артел тряхнул головой, но зверек никуда не исчез.

- За штурвал полез в перчатках? - Олин оторвалась от чтения и посмотрела на пилота.

- Как всегда. Капитан, похоже, этот корабль облюбовала какая-то живность, либо у меня глюки, - пилот не сводил взгляда со зверька.

- Нет у тебя глюков, - успокоила его Олин. - Нар у меня еще с подготовительного центра.

- На SPK никаких животных не было.

- Он у нас на «Шестнадцатом» жил, в офицерской. Ребята прилетели, и Нар с ними.

- Но ведь это не положено, - напомнил Артел.

- Настучишь? – Олин слегка усмехнулась.

- Больно надо, - пилот пожал плечами. - Хоть не покусает?

- Если сам подошел, значит, ты ему понравился.

- Так что ты там насчет перчаток говорила? – он осторожно дотронулся до зверька.

- Ты, Флот, попробуй без них.

- Зачем? Майор тоже в перчатках, а ему приборы отвечают.

- Ты его со своими не путай. Или попробуй без перчаток, или «скелет» смени. Там в грузовом отсеке имеется. Давай, иди.

- Хочешь остаться одна, так и скажи, - Лейнов поднялся и вышел.

Олин отодвинула бортовой журнал, и устало закрыла глаза. Нар привычно забрался к ней на колени. Она с трудом разбирала написанное. Заполнялся журнал давно, буквы начали тускнеть, почерк менялся, к тому же, писали не на корэанском, или межгалактическом, а чем-то средним между ними. Местами, капитан узнавала почерк своего отца, но в основном, журнал заполнял кто-то другой. Олин открыла глаза и вновь принялась разбирать корявые записи:

“...Мы уже вторые сутки проводим подготовку. Не успеваем, из-за неполадок сильно выбились из графика. Надеемся, через двадцать часов начать запуск установок. К каким последствиям это приведет – никому неизвестно, но другого выхода у нас просто нет, и мы должны рискнуть. Сейчас для нас главное успеть”.

“Третьи сутки. Все пошло не так как надо. В четырех часах от планеты, замечен вражеский флот. Установки еще не готовы – необходимая энергия не накоплена, придется заканчивать в экстремальных условиях. Наш флот занял позиции, так же с нами остается группа добровольцев. Все мы понимаем, что нам больше не суждено, увидеть родную планету, и мы навсегда останемся на этой станции. Но, мы сами решили свою судьбу, и сейчас самое важное дать Стенге возможность завершить начатое, продержаться, пока планета ни будет переброшена...”

Следующая запись была сделана рукой Коинта Таила намного позже предыдущих двух:

“...Вокруг какая-то пустота. За иллюминатором могильник из разбитых кораблей. Ощущение странное: плохо осознаю, кто я и сколько времени прошло. Немного восстановить память помогли предыдущие записи, но в них не сказано, чем завершилась переброска, скорее всего, я теперь никогда не узнаю об этом.

Станция в жутком состоянии, но что конкретно произошло, я не помню. Нас нашли корэанцы – это не самый худший вариант, можно даже сказать – лучший из всех возможных. Они наладили энергопитание, восстановили меня и Стенгу после креосна. С остальными все сложнее: оборудование разбито, и произвести восстановление на месте нет никакой возможности.

Корэанцы предложили нам присоединиться к ним. Они предлагают помощь в восстановлении моей группы – это и в их интересах тоже, и я не вижу причин, по которым мог бы отказаться. Возвращаться на свою планету мы все равно не вернемся, а то, что предлагают они – звучит весьма заманчиво и ничего принципиально не меняет в нашей жизни...”

Последняя запись была сделана Таилом года четыре назад на чистом корэанском:

“...С тех пор, как мы покинули эту станцию, прошло около двадцати лет, и вот я снова здесь. После того, как мы присоединились к корэанцам, я стал командиром группы 4-Х и моя карьера довольно удачно пошла вверх, но тем не мене, в моей жизни было мало радостного. Из первоначального состава группы, почти никого не осталось. С восстановлением возникло множество проблем, особенно после того, как Стенга погибла при нападении ториан на Корэллу. После этого, пришлось начинать все заново.

Работу сильно усложнило то, что в нашем штабе завелся “сливщик”. Он доставил нам множество проблем, но вычислить его так и не удалось. Теперь мне необходимо забрать с этой станции некоторые особо ценные образцы и уничтожить ее, чтобы технологии не попали к торианам, иначе итог этой войны будет предрешен. Но, тем не менее, все не так уж плохо. Теперь у меня есть на кого надеяться, кому поручить самое дорогое, что у меня осталось в этой жизни и кому я могу полностью доверять, как в старые времена...”

Чтение прервал вошедший в каюту Алик. К прыжку все подготовили, и Эрик выпроводил его из рубки, чтобы не мешался. К удивлению Лейнова, совет Олин помог, и как только он сменил свой «скелет» на один из тех, что имелась в грузовом отсеке “Эфы”, приборы ответили ему благосклонностью.

- Что читаешь? - Алик закрепился в кресле, напротив Олин.

- Бортовой журнал, - капитан тоже закрепилась.

- Почему не сказала, что он здесь имеется? Быстрее бы разобрались с управлением.

- Размечтался. Он не отсюда, а с какой-то орбитальной станции, и наших мозгов явно не хватит, что бы понять все, о чем здесь написано.

- Что ж там такого понаписали?

- Да Акрик его знает. Какая-то переброска – что, куда, ни слова, но ясно, что без ториан там не обошлось.

- Жаль, что мы уже открываем дыру, нужно было Эрику посмотреть до того, как прыгать.

- Какая разница? Я просмотрела, и что?

Корабль слегка тряхнуло, в глазах помутилось, но через несколько секунд все прошло, и по внутренней связи раздался голос майора:

- Всех поздравляю: мы удачно сиганули, причем, прямо в атмосферу планеты.

Алик облегченно вздохнул, и отстегнул крепления. Олин тоже встала, прихватив с собой журнал. Корабль вышел из гипердыры не на орбите, а в ионосфере планеты, причем выход сопровождался нехилым взрывом. Майор был уверен, что эти возмущения не останутся без внимания и оказался прав. Едва они прошли ионосферу, к ним приблизились пять кораблей неизвестного класса. Командир звена вышел на связь и на смеси корэанского и межгалактического, потребовал следовать за ним.

- Что будем делать? - осведомился Лейнов у Эрика.

- Ты что, хочешь с ними схлестнуться? У меня, например, такого желания нет. Мы не для того сюда тащились, что бы нас разнесли в космическую пыль. Сейчас разумнее подчиниться.

Майор предполагал, что Темгаты знают, кто пожаловал к ним в гости – они не потребовали назвать себя и обозначить цель визита. Лейнов направил корабль за ведущим. Два истребителя стали по бокам, еще два пристроились сзади.

- Что у нас интересного? - в рубку вошла Олин.

- Нас встретили, - сообщил майор.- Похоже, что давно уже ждали.

- Эрик, я в офицерской нашла бортовой журнал – он с какой-то орбитальной станции. Ознакомься, пока есть время.

- Он имеет отношение ко всему этому? - Майлов пролистал журнал.

- Кое-какое. Осмыслить все я не успела, но у нас будет несколько аргументов в общении с Темгатами. Записку Нилиона, как довод не используешь, а это уже серьезно.

- Хорошо. Займи место второго пилота.

Прочитанное не сильно удивило майора, но заставило задуматься. Нигде не упоминалось никаких имен, кроме имени Стенги, матери Олин, но почерк Коинта Таила он узнал без труда, да и написанное до него, тоже показалось знакомым.

- Под нами какая-то база, - сообщил Лейнов. - Они собираются заходить на посадку.

- Придерживайся строя, - распорядился Эрик. - Олин, собери всех в общей, пусть будут наготове, но без фанатизма – мы здесь не для того. Алика позови сюда.

Капитан отправилась выполнять приказ, а майор вновь занял место второго пилота. Собирать никого не пришлось. Все и так находились в общей каюте, ожидая новостей.

- Есть хоть что-то хорошее? - поинтересовался Аири, как только она вошла.

- Пока, ничего, как и плохого. Сейчас будем садиться. Алик, тебя Эрик хочет видеть, - капитан вздохнул и вышел. - А нам всем держаться настороженно, но не агрессивно.

- И как это увязать?

- Как хочешь, так и увяжи. Аири, хватит гундеть по всякой ерунде. Нам достаточно одного ворчуна в команде, а тебе эта роль не подходит.

- Что ж мне, наивно улыбаться по любому поводу?

- Раньше, ты так и делал. И знаешь, меня достала не столько твоя кислая физиономия, сколько то, что ты пытаешься делать вид, будто все в порядке.

- Ты сама всегда говорила, что нужно повзрослеть и стать серьезней.

- Ты, похоже, перепутал серьезность и занудство. Хватит, Аири, пора это прекращать.

- Скоро прекратится, - пообещал лейтенант. - Чуть-чуть осталось...

- В каком смысле? - тон, которым он произнес последнюю фразу, заставил Олин насторожиться. - Риглас, что ты задумал? - разговор прервала сработавшая рация. - Слушаю.

- Олин, подойди к трапу, остальным оставаться на месте и корабль не покидать, - распорядился Эрик. - Разговаривать будут только с нами. Если через час от нас не поступит никаких известий, Алик получает полномочия действовать на свое усмотрение.

- Все слышали? - Олин убрала рацию. - Вопросы имеются?

- Да, - произнес Аири. - Почему вы выходите к ним одни – это неразумно.

- Сейчас о разумности речь не идет. Когда мы что-то делали исходя из этого? На кону успешность операции, а вас сюда никто не звал. Сейчас нет времени на пререкания, ты остаешься здесь.

- Вас же могут расстрелять, не дав спуститься с трапа! - не унимался Аири.

- Лейтенант, прекратить сеять панику! - прикрикнула на него Олин, заметив, что эти слова вызывают тревогу у солдат. - Нас могли уничтожить сразу после прыжка – не сделали этого тогда, не сделают и сейчас. Выполнять приказ!

- Есть, капитан! - отрапортовал Аири, не посмев продолжать спор.

Выйдя из каюты, Олин твердо решила поговорить с ним, после того, как они разберутся с Темгатами. Шлюз был еще закрыт, возле него стоял Эрик. У него тоже состоялся подобный разговор с Аликом, который не соглашался с тем, что им придется ждать целый час в полном неведении.

- Эрик, это бред, - заявил он. - Почему вы должны соглашаться на их условия?

- Не суши мне мозг, - Майлов протянул ему свою плазменную винтовку. - Нам нечем торговаться, по крайней мере, сейчас. Ты же знаешь, если мы не договоримся, то вернуться не сможем. Поэтому, придется выполнять их требования.

- Но, давай хотя бы я пойду с вами.

- Нет. Ты останешься – это приказ.

- И чем этот приказ обернется?

- Не знаю. Поживем – увидим. Ты все понял?

- Все.

- Вот и отлично, - Эрик вышел.

Из оружия он оставил только меч. Трап медленно опустился. Внизу стояли трое представителей расы Темгатов. Внешне, они ничем не отличались от корэанцев. На них была черная форма с зеленым отливом, чем-то похожая на офицерскую форму МВК, из оружия тоже только мечи. Темгаты были уверенны, что никто не станет на них нападать. Эрик и Олин медленно спустились к тем, кто их ожидал. Они не могли определить их звания – отличительные знаки не походили на те, которые использовались у известных им рас.

- Вы передали, что будете вести переговоры только с нами, - произнес майор, подойдя к Темгатам. - МВК выдало нам полномочия урегулировать возникшую проблему.

- С вами? - один из встречающих окинул их оценивающим взглядом. - Очевидно, тот, кто передавал наши требования, что-то напутал.

- Вам придется вести переговоры с нами. Я - майор Эрик Майлов, это капитан Олин Таил, а генерал Коинт Таил давно спит у своей звезды и ничего объяснить вам уже не сможет. Я принял на себя командование его группой, а значит и полномочия. Если вы действительно хотите договориться, то будете проводить переговоры с нами. Мы тащились, Акрик знает куда не для того, что бы взять и улететь обратно. К тому же, мы надеялись получить у вас ответы на некоторые вопросы личного характера.

- Что ж, - встречающий вновь окинул их взглядом, но на этот раз в нем что-то изменилось. - Если так, то нам действительно есть о чем поговорить. Пройдемте, - он зашагал к элепсообразному зданию. - Я не представился – меня зовут Той Колист, но вы можете обращаться ко мне просто – эскерт. Считайте это моим званием.

База Темгатов мало чем отличалась от их собственной, разве что, архитектурой зданий. По территории так же ходили военные в “скелетах” черного цвета и без них, у ключевых зданий стояли постовые. База жила своей жизнью, такой знакомой и привычной. Здание, к которому они направлялись, оказалось штабом, о чем не трудно догадаться. Они прошли в кабинет эскерта. Колист занял место во главе стола и жестом указал офицерам присесть.

- Я вас внимательно слушаю, - эскерт не сводил со своих гостей испытывающего взгляда. - Зачем вас отправили к нам?

- Я уже говорил, - Эрик в упор посмотрел на эскерта. - Мы прилетели, что бы вести переговоры. Это было вашим требованием.

- О том, где мы находимся, вам сообщил Коинт Таил?

- Не совсем. Он оставил некоторые указания, складывать их в целое, нам пришлось самим.

- Вижу, вы сделали это весьма успешно.

- Послушайте, эскерт, мы прибыли сюда не для того, чтобы обсуждать, как именно нам удалось вас найти, давайте ближе к делу, - Эрик привычно вытянул ноги под столом. - Вы хотели знать, почему мы используем ваши технологии: на этот счет могу сказать только одно – у нас идет война и мы используем все, что попадает к нам в руки, откуда они взялись у Коинта Таила, я могу только догадываться. А что касается расширения зоны военных действий – это к торианам. Наше командование, в свою очередь, очень интересует вопрос, почему вы избрали такой способ вызвать нас на переговоры, чего вы добивались, вмешиваясь в нашу войну? Я ведь прекрасно понимаю, что использование технологий и расширение зоны боевых действий – это только повод.

- Мы хотели прекратить эту бессмысленную грызню, - обозначил свои мотивации Колист.

- Уничтожив две расы? Не слишком ли радикальный метод вы выбрали?

- Никто не собирался вас уничтожать. Мы предполагали, что наши действия заставят вас объединиться...

- Полный бред, - высказала свое мнение Олин. - Вы провели сотни лет в изоляции, и не представляете, что творят эти выродки, не понимаете, что никто не пойдет на примирение с ними, даже под угрозой полного уничтожения.

- Это вы не понимаете, - Колист посмотрел на Олин со снисхождением. - Не понимаете, до чего вас довела эта война: вы забыли свою историю, потеряли связь с прошлым. Когда-то мы тоже воевали, но потом поняли, что лучше уйти, благо, у нас была такая возможность.

- А уходя, вы бросили группу прикрытия... - Эрик положил на стол бортовой журнал.

- Они знали, на что идут, - Колист взял в руки журнал. - Мы не смогли вернуться сразу. Гиперпространственная переброска планеты вызвала электромагнитные аномалии, вся связь оборвалась. На восстановление нормальной деятельности, потребовались десятилетия, а когда появилась возможность отправить поисковую группу, станция оказалась пустой. После, мы выяснили судьбу тех, кто там оставался, она оказалась не такой уж плохой.

- У них не было выбора...

- Выбор есть всегда. Кому, как ни вам об этом знать. Коинт Таил мог вернуться сам, но не сделал этого. Он выбрал чужую войну взамен собственной жизни. Это его право, никто не стал пытаться вернуть его – нельзя винить воина за то, что он остался в привычном для него мире, но почему-то, вам он многого не сказал.

- А ни потому ли вы вмешались, что и вам захотелось вернуться в привычный мир? - предположил Эрик.

- Я уже сказал – мы хотели прекратить войну.

- Дохлый номер. С чего вы взяли, что это вообще возможно?

- Хотя бы с того, что у всех нас общие корни.

- Вы действительно не понимаете, что говорите. У нас не может быть ничего общего с этими выродками.

- Еще как может, - заверил эскерт. - Эти, как вы выразились, выродки, с той же планеты, что и корэанцы, да и мы тоже.

- С Корэллы? Но об этом нигде не упоминается.

- Нет не с Корэллы. С Лонгрена, то есть, отсюда.

Колист грустно посмотрел на сидящих перед ним офицеров в потрепанной броне и с искореженной душой. Было видно, что им выпал долгий путь, прежде чем они добрались сюда. В их глазах застыли незаданные вопросы. Неожиданно, ему стало жаль их. И не только их, а всех: корэанцев, небариан, месополиан, и даже ториан, которые чуть ни уничтожили его родную планету. Сколько они воюют: сто лет, двести, пятьсот, а может всю тысячу? Они уже не помнят, с чего все началось и им неважно, чем закончится. Они потеряли свою историю, сожгли то, что не хотели помнить в огне и взрывах. А ведь когда-то действительно были одной расой, называвшей себя элатронцы.

Ториане никогда не отличались миролюбивым характером, на родной планете они с трудом уживались со своими соседями, и едва только открыли гипертуннели, они покинули Лонгрен, гонимые жаждой власти и теми, кто не желал мириться с их нападками. Следующими, планету покинули те, кто, впоследствии назвал себя корэанцами. Они организовали довольно специфическое военное общество и пристально наблюдали за торианами, прекрасно понимая, что едва укрепившись, они поспешат развязать войну. Те, кто покидал Лонгрен после, присоединялись либо к одним, либо к другим. Нашлись и те, кто не стремился к авантюрной жизни в большом космосе, и их оказалось достаточно много. Таким образом, когда-то единая раса разделилась на три самостоятельные.

Лонгрен, к этому времени, был погибающей планетой, и тем, кто решил остаться, предстояло приложить немало усилий, чтобы восстановить его экологию. Конечно, они не могли вести замкнутый образ жизни, и знали, что зарождающийся конфликт между корэанцами и торианами коснется и их, и поэтому стали наращивать техническую мощь, а потом и вовсе скрыли свою планету от посторонних глаз и довольно продолжительное время им удавалось держаться в стороне от войны.

Естественно, космос оказался не пустым. Основными развитыми расами в нем являлись месополиане, в принципе, способные защититься самостоятельно, крейды – отличные инженеры и ученые, отличавшиеся невысоким ростом серым цветом кожи, слегка приплюснутым носом и прищуренными глазами и небариане – двухметровые гиганты, покрытие мелким белым ворсом, но при столь угрожающей внешности, отличавшиеся миролюбивым характером. Имея рядом с собой таких агрессивных соседей, как ториане, им ничего не оставалось, кроме как попросить помощи у корэанцев, которые не имели привычки нападать первыми, но между тем, не терпели никаких посягательств на свою собственность и независимость. Так образовалось МВК.

Корэанцы быстро научили небариан держать оружие в руках. Взамен они делились обширными познаниями в медицине со своими союзниками. Так же МВК заручилось негласной поддержкой месополиан которые, хоть и предпочитали соблюдать нейтралитет, понимали, что рано или поздно, но им придется сделать свой выбор. Крейды поступили иначе: очень долгое время им удавалось работать на два фронта, но, в конце концов, и они сделали свой приоритет, правда, в сторону ториан.

С того момента, как первые колонисты покинули Лонгрен, до образования Межпланетной Военной Коалиции, прошло несколько столетий. Ториане не решались на открытый конфликт и долго ограничивались приграничными стычками и диверсионными нападками. Шла активная колонизация и развитие технологий. Правда, не всех устраивала такая агрессивная политика, и некоторые стали высказывать недовольство. Самые активные противники войны, с обеих сторон, отделились, что бы создать свое собственное общество и выбрали для этого планету в Солнечной системе, под названием Земля.

Но командование Торианской Республики, не пожелало признать их право на автономию. Найдя еще не успевшую обустроиться колонию, они уничтожили ее. Уничтожали безжалостно, убивая всех, кто попадался им на пути, как бы давая понять, что отщепенцев никто терпеть не станет. Спастись удалось не многим из колонистов. Без технологий и специалистов, обладающих знаниями, их уровень развития стал падать. Их потомки уже не помнили о своих предках пришедших с далеких звезд, они жили только в легендах и назывались богами.

Несколько тысячелетий минули как один день в постоянных стычках и борьбе за власть. Ториан не устраивало второе место, которое им досталось, после расстановки приоритетов, и они стали выражать открытое недовольство. Сначала, элатронцы тоже принимали, участие в стычках. Они не вставали ни на чью сторону и никого не подпускали к своей планете. Их технологии шагнули далеко вперед, и ТР не раз пыталось завладеть ими. О том, что все они раньше считались одной расой, обе враждующие стороны предпочли забыть, не желая иметь ничего общего со своим заклятым врагом, и помнили об этом только жители Лонгрена, которых, к этому времени, уже называли Темгатами. А однажды, Лонгрен просто исчез надежно скрытый двумя маскирующими установками.

Долгое время, планета оставалась необнаруженной – всем попросту было не до нее, а потом, ториане смогли вычислить ее местонахождения. К тому времени их технологии заметно развились и они представляли довольно серьезного противника. Элатронцы решились на отчаянный шаг: чтобы не ввязываться в полномасштабную войну, они придали свою планету гиперпрыжку. После этого потребовалось несколько десятилетий на восстановление нормальной жизнедеятельности планеты, а потом, Темгаты стали наращивать военную мощь, опасаясь, что ториане не оставят своих попыток найти их, прельстившись технологиями.

Сколько времени прошло с начала той, самой первой войны, никто точно не знал. Разбитая колония на Земле успела превратиться в цивилизацию и довольно неплохо развиться. Ториане больше не предпринимали попыток уничтожить ее. Ходили слухи, что Землю охраняют Темгаты, но ТР, скорее останавливало совершенно реальное присутствие сил МВК в том районе, чем мифическая раса. Война, из битвы за господство, давно уже переросла в смысл жизни, в яростную ненависть двух цивилизаций, готовых полностью уничтожить друг друга. Где-то рождались и гибли миры, шла мирная жизнь, развивались технологии, а они продолжали воевать и у них, просто не осталось ни сил, ни желания остановиться. Война без начала и конца. Война, которая уничтожит обе стороны.

- Как же можно растерять собственную историю, забыть абсолютно все... - Колист вздохнул.

- Не вам нас в этом упрекать, - произнес Эрик. - Вы ушли, скрылись, пока мы грызли друг другу глотки и сидели, забившись в угол, действуя по принципу: “нас не трогают и ладно”, а теперь вышли и решили восстановить мир в космосе. Только вот, вы забыли спросить – нужен ли он нам. Никто не пойдет на такой союз, поэтому, мы и здесь.

- Но у вас одни корни, - продолжал настаивать Колист.

- И что это меняет? Мы слишком долго воевали, что бы помнить об этом. Любому, кто заикнется о примирении, скрутят голову. Вы не видели гибель Корэллы, не видели наших разрушенных городов, тела мирных граждан на руинах домов, на ваших руках не умирали друзья, поэтому – вы не имеете права указывать нам. Эту войну нужно было заканчивать лет пятьсот назад, тогда, это еще представлялось реальным, а теперь – поздно. Или становитесь на чью-то сторону, или не вмешивайтесь.

- Мы не станем воевать на стороне ториан.

- Зачем тогда нас к этому толкали? - ответа на вопрос Эрика не последовало.

- Капитан, вы думаете так же? - обратился эскерт к Олин.

- По-другому я думать не могу, - Олин взглянула на часы. - Нам нужно сообщить команде, что с нами все в порядке, а то они могут что-нибудь выкинуть...

- Сообщите, - согласился Колист. - Скажите, а ваша команда придерживается такого же мнения? - Поинтересовался он у Олин, пока Эрик разговаривал с Аликом.

- Спросите сами, только учтите – каждый из них кого-то потерял в этой войне.

- В этой войне вы потеряли самих себя.

- Нет, это вы потеряли самих себя – кровь зовет вас сражаться, а разум заставляет сидеть на месте.

- Вы не корэанцы, зачем вам эта война? Оставайтесь здесь, - неожиданно предложил Той. - Я готов принять вас и вашу команду. Ваш дом здесь.

- Может мы и не корэанцы по происхождению, но мы и не Темгаты. Наш дом там, где война, у тех звезд спят наши друзья, и наше место тоже там.

- А если, мы откажемся занять позицию невмешательства?

- Тогда, нам придется вести войну на два фронта, - заявил Эрик, закончив разговор с Аликом.

- И чем это закончится?

- Не знаю. Но вы не добьетесь нужных вам результатов.

- Что ж, я проведу совещание и сообщу вам решение. Позже, мне хотелось бы поговорить еще с некоторыми членами вашей команды, а сейчас вам нужно отдохнуть, я отдам приказ, чтобы вас разместили. Вы можете свободно передвигаться по территории нашей базы – никто не ограничивает вас в свободе. Пока можете идти.

Колист проводил взглядом офицеров. Он предполагал, что они будут уговаривать его стать на сторону МВК, но этого не произошло. Может, они действительно ошиблись, причем не сейчас, вмешавшись в войну, ставшую для них чужой, а тогда, когда ушли и бросили своих соплеменников. Нужно было что-то сделать, попытаться все это остановить. Теперь глупо думать о том, что изменить уже нельзя, нужно решать по какому пути идти дальше.

Глава 12.

Энтони Грон расположился в квартире полковника Шейна Сторка, любезно согласившегося помочь ему. Дела продвигались плохо. От Стрелина не поступало никаких известий, да и поступить не могло. Кодовый канал Энтони отключил, как только узнал о приказе, опасаясь прослушивания, а связываться по общему, и вовсе никто не станет. На Амерон спустилась ночь. Энтони изучал документы, которые Шейн принес из управления. За группу крепко взялись, кто-то поставил перед собой цель уничтожить ее, и, судя по штампам – это сам главнокомандующий, но Энтони в это не верилось. Не мог Челион так поступить. Но с другой стороны, вспоминался довольно резкий разговор Коинта с Челионом, в котором он прямо указывал, что подозревает главнокомандующего в измене. Вскоре после этого Коинт погиб. Да и его собственная беседа с Челионом наталкивала на подозрения. Вывод напрашивался не из приятных…

- Зря вы сюда прилетели, генерал, - полковник мерил комнату шагами. - Если станет известно, что я передаю вам сведения, то добром это не закончится.

- Это моя группа, и я не намерен сидеть, сложа руки. Кто имеет доступ к печатям Челиона?

- Официально – никто.

- А не официально?

- Вы думаете, что этот приказ исходит не от главнокомандующего?

- Я уже не знаю, что думать. Сомневаюсь, что Челион отдал такой приказ, если он обладал всей информацией. По крайней мере, я хочу в это верить.

- Генерал, я не понимаю, какие цели можно преследовать, избавляясь от группы 4-Х?

- Сколько ты служишь в разведке? – вопросом на вопрос ответил Энтони.

- Четырнадцать лет.

- А группа 4-Х, в ее первоначальном составе, создана почти двадцать семь лет назад. Ты тогда только мечтал о службе. Ты даже не представляешь, как все закручено, и что на самом деле за всем этим кроется. У этого проекта достаточно противников.

- Я никогда не встречал никаких упоминаний о проектах связанных с этой группой.

- И не встретишь – об этом позаботились. Уил Вернер был достаточно умен, он о многом догадался, многое просчитал и сделал так, чтобы больше никто не смог получить доступ к информации. Запомни – если хранить все в своей голове, то вероятность утечки сокращается почти до нуля. Я хочу встретиться с главнокомандующим.

- Я уже пытался, - Шейн сел в кресло. - Он не принимает. По крайней мере, так утверждает генерал-майор Верм.

- Что ж, теперь попытаюсь я, - Энтони положил документы на журнальный столик. - Извини, что стеснил тебя.

- Ничего, я понимаю ваше желание разобраться.

Генерал сомневался, что Шейн действительно понимает, но, по крайней мере, оказывает хоть какое-то содействие. Энтони регулярно получал отчеты от Орсена. На базе все гладко. Долан продолжал биться головой об стену, но уже без прежнего энтузиазма, видимо, до него дошла вся нелепость происходящего. Оставалось только донести до главнокомандующего, как на самом деле обстоят дела.

Не успела команда Эрика Майлова спуститься с корабля, как тишину пронзил вой тревоги, который на базе Темгатов не слышали уже много лет. Но, не смотря на это, не последовало ни паники, ни неразберихи: солдаты получали оружие и занимали посты, согласно предписанию, вокруг царила организованная суета. Эрик, по выработанной привычке, построил свою команду и проверил боевую готовность.

- И что нам делать? - поинтересовался Алик.

- Ждать разъяснений.

Долго ждать им не пришлось. Вскоре появился эскерт.

- За вами кто-нибудь шел? - обратился он к майру.

- Да, но мы избавились от них.

- Видимо, не ото всех. Замечен торианский штурмовик в часе от нашей базы, он сбил патрульный истребитель. Скорее всего, он прыгнул в вашу дыру, им сильно повезло, что они уцелели при выходе.

- Почему же вы не засекли их сразу? - поинтересовался майор.

- Из-за возмущений в атмосфере, а потом они вышли из зоны действия наших радаров, на некоторое время. Теперь наша планета вновь раскрыта.

- Мы поможем вам избавиться от них, - предложил Эрик. - Пока они не успели передать информацию своему командованию.

- Не нужно. Для нас это не проблема.

- Эскерт, - к ним подошел какой-то солдат, - торианский штурмовик сбит.

- Отлично. Отменяйте общую тревогу. Выжившие там есть?

- Пока неизвестно. Сейчас формируется поисковая группа.

- Эскерт, разрешите нам заняться поисками, - попросил Эрик.

- Зачем это вам?

- В нашем штабе завелся предатель, уже много лет его пытаются вычислить, из-за него у нас возникла куча проблем. Благодаря ему, ториане узнали куда мы направляемся и нашли вашу планету. Может, кто-то из выживших обладает информацией.

- Вы рассчитываете, что они вам что-нибудь расскажут?

- Честно говоря – не очень, но попытаться стоит.

- Ну что ж, действуйте, если вам не сидится на месте, - согласился Колист. - Тем более, вы лучше знакомы с их стратегией, знаете, что от них ждать. Я выделю вам солдат.

Майора несколько удивило то, что Колист так быстро согласился. Он не совсем понимал, чем вызвано такое доверие. Одного разговора для этого маловато, но лезть на рожон и выяснять это сейчас, майор не собирался.

Поисковую группу укомплектовали быстро. К команде Эрика, Колист добавил пятерых своих солдат и выдал оружие, по его словам, более подходящее, чем то, которое они использовали до сих пор. Оружие сильно отличалось от их собственного, но разбираться с ним, предстояло по ходу дела. Но, по сути, единственное, что сейчас интересовало десантников – это как стрелять и где предохранитель. Остальное - дело техники. Эрик решил добираться до места падения пешком, что бы избежать ненужных сюрпризов.

- Почему вы не хотите вести поиски с воздуха, или хотя бы взять броневики? - Колист не совсем понимал избранную тактику.

- Опасно, - пояснил Эрик, проверяя крепления оружия. - Ториане ждут поисковую группу и попытаются уничтожить ее. Подбить транспортер, или корабль – это самый простой способ.

- Наш транспорт имеет маскировку, засечь его практически не возможно.

- Вы давно не воевали, эскерт. Существует множество способов обнаружить то, что с первого взгляда не видно, а о разнообразных ловушках и говорить нечего.

- Тем не менее, я настаиваю на прикрытии с воздуха.

- Это ваше право, но я предупредил. Да, и пусть ваше прикрытие не вмешивается, пока его об этом ни попросят.

- Само собой.

- Майор, - к Эрику подошел Лейнов, - почему мне не выдали оружие?

- Потому, что ты с нами не идешь.

- По какой причине?

- Ты не десантник. Подобные операции – не твой профиль.

- И что, мне сидеть здесь и ждать?

- Пусть идет с группой прикрытия, - предложил Колист. - Раз такой неугомонный.

- Нет, - Эрик надел перчатки. - В прикрытие ему нельзя – он один раз уже прикрыл...

- Майор, у вас нет оснований не допускать меня к операции, - в этот раз Лейнов решил настоять на своем. - Сейчас мы одна команда, нравится вам это, или нет.

- Хорошо, - Эрик бросил на навязчивого пилота недовольный взгляд. - Ты пойдешь с группой прикрытия, но как только мы вернемся, я сделаю то, что обещал. Эскерт, разрешите выступать?

- Разрешаю, - майор отдал честь и направился к ожидавшей его команде. - Что, капитан, нелегко с ними? - Колист повернулся к Лейнову.

- Сойдет. Все равно – это ненадолго.

- Уверенны? Ладно, капитан, готовьтесь к вылету.

Пилот отдал честь и направился к кораблю. Сейчас он хотел побыстрее со всем этим разобраться и вернуться к привычной жизни, но где-то в глубине души рождалось ощущение, что это действительно у него не получится. Слишком много он узнал.

Лейнов бросил взгляд на десантников, покидавших базу. Что-то было в том, как они выходили за ворота ровным строем, что-то, заставляющее сердце сжиматься и биться быстрее. За дни, проведенные с командой Эрика Майлова, он несколько раз менял свое мнение насчет Десантных Сил в целом и каждого из них по отдельности. Все они очень разные, но собираясь вместе, становятся единым целым, действуют четко и слаженно, понимают друг друга практически без слов. Агрессивные? Да, пожалуй, но не больше, чем того требуют обстоятельства. Не так-то просто стрелять противнику в упор, а подчас и глядя в глаза – для этого требуется определенный склад ума, поэтому и не берут в десант кого попало.

Но больше всего, поражало их обостренное чувство единства – эти ребята прекрасно знали, что отправившись на поиски своих командиров, чтобы предупредить, уже не смогут просто так вернуться, и все равно не бросили их. И теперь, глядя, как они уходят на задание, что-то окончательно изменилось в его отношении к десантникам. Неожиданно, Лейнов понял, что в действительности он хотел не в группу прикрытия, а вместе с командой Майлова принимать непосредственное участие в поисковой операции. Он привычным движением проверил работу приборов и включил двигатели: сначала вспомогательные, а затем основной. В этот раз он не будет выпендриваться и пытаться доказать собственную значимость. Хватит. Гораздо быстрее добиться уважения, просто выполняя свою работу. Да и неприятностей потом меньше.

Подбитый торианский штурмовик рухнул на мелководье какого-то озера. Команда выбралась на берег. По счастливой случайности, им удалось не только спастись самим, но и сохранить оружие. Это была последняя резервная группа, посланная следить за десантниками МВК, занимавшимися поисками планеты Темгатов. Ренгу надоело слушать нескончаемые доклады о провалах – ему нужен результат. Группе строго запретили вступать в контакт с неприятелем. В их задачу входило всего лишь проследить и сообщить координаты. Казалось бы, простая задача, но она обернулась большими неприятностями: ториане нырнули за кораблем в гипердыру, но каково же было их удивление, когда они не оказались в туннеле, а почти мгновенно вышли в атмосферу планеты, да еще чудом уцелели, попав в образовавшийся в результате разрыва пространства, электромагнитный всплеск.

На некоторое время, штурмовик “ослеп”, а потом ториане обнаружили себя в окружении кораблей неизвестной модификации, сильно похожих на тот, на котором группа 4-Х покинула Эскриол. Им предложили обозначить цель своего визита и намерения, но командир не собирался вести переговоры и открыл огонь, надеясь благополучно скрыться, сбив хоть один из вражеских кораблей. Корабль они сбили, а вот скрыться – не вышло. Теперь их штурмовик покоился в озере, и от него виднелась только верхняя часть корпуса. То, что хозяева планеты будут их искать – не подлежало сомненью. Сидеть и ждать, когда за ними придут, командир группы майор Ирс Торм не собирался. Ему совершенно не хотелось попадать в плен неизвестно к кому.

Когда Эрик со своей группой подошел к месту падения штурмовика, ториан и след простыл, а в том, что остались выжившие, сомневаться не приходилось. На прибрежном песке виднелись четкие следы, уходящие на восток, в заросли какого-то плетущегося кустарника, лозы которого, толщиной с руку и усеяны острыми шипами, не меньше большого пальца. Направление в котором ушел неприятель известно, но почему-то Эрику не хотелось следовать за ним.

- Майор, чего мы ждем? - спросил один из Темгатов, потеряв терпение.

- Что там? - Эрик махнул в сторону зарослей.

- Ничего. Роща тагвы, - ответил все тот же солдат, которого звали Криш Илвуд. - Она не опасна. Но колючая, зараза, и переплетается так, что не продраться, а еще очень крепкая, ее само оптимально плазмой выжигать.

- Тогда скажи мне, как ториане туда прошли, если заросли не тронуты?

На этот вопрос представитель расы Темгатов не нашел, что ответить.

- Может они отсюда ушли на антигравах? - предположил Алик.

- Может, но тогда возникает вопрос: куда? - Эрик подозрительно осмотрел заросли. - Дил, просканируй эту рощицу, насколько сможешь. Она большая?

- Километров пять в квадрате.

- Командир, сканирование не удается, - доложил программист.

- Что еще за хрень?

- Тагва – довольно странное растение, - пояснил Криш.- Оно создает защитное поле и через него сканер не пробивает.

- Слышь, ботаник, какого Акрика, ты раньше молчал? - набросился на него майор.- Нахрена сканировать то, что сканированию не поддается?

- Эта дрянь не всегда поддерживает поле. Иногда оно есть, иногда – нет. Чем руководствуется, до конца не известно. Но, скорее всего – это реакция на раздражитель.

- Да на кой Акрик им вообще лезть туда? - высказала свое мнение Олин. - Соваться в кущери, не зная, кто оттуда может выскочить - полная глупость. Им нужно выбираться – они будут искать транспорт.

- Пытаться проникнуть в космопорт бесполезно, и на территорию базы тоже, - заверил Криш.

- Возможно, но ведь они этого не знают. Да и не станут ториане туда лезть. Эти твари нападают, только имея численное и техническое превосходство, а сейчас они далеки от этого. Ториане попытаются достать транспорт без лишнего риска. Например, у группы, которую пошлют на их поиски, то есть – у нас.

- Но у нас его нет.

- В том-то и дело, - Олин провела пальцем по предохранителю «горелки».

- Думаешь ловушка? - уточнил майор.

- Ты же и сам так думаешь, потому и не полез в заросли.

- Артел, что там видно сверху? - связался Эрик с Лейновым.

- Ничего, майор. Вроде, все чисто.

- Если что-то заметишь, докладывай немедленно, остальных это тоже касается, - Эрик вновь бросил подозрительный взгляд на заросли, а потом на озеро. - Дил, просканируй на наличие взрывных устройств.

- Чисто, - отрапортовал сержант. - Но вы же знаете, что с помощью сканера не всегда удается.

- Знаю. Проверь озеро. Я нутром чую, что они где-то здесь. Им некуда идти.

- Майор, вы думаете, что в зарослях установлена ловушка? - обратился к Эрику Криш.

- Почти уверен. Поэтому, лучше держаться от них подальше.

- Майор, к северу от вас замечена какая-то активность, - доложил Лейнов. - Похоже, используется маскировка. Я их ели улавливаю.

- Расстояние?

- Шестьдесят метров.

- Продолжай наблюдение. Внимание, боевая готовность! - Эрик снял с плеча “Рущак” и убрал его с предохранителя. - Приготовиться к ведению огня, включить режим маскировки.

Первым неприятным сюрпризом для Торма, устроившего засаду на этом берегу, чтобы заполучить транспорт, стало отсутствие такового у поисковой группы. Вторым – то, что у большинства членов этой группы имелись отличительные знаки Десантных Сил МВК, и руководил операцией командир группы 4-Х. Когда они только успели сговориться с обитателями планеты... Следующее, что пошло не по плану – это то, что майор не попался на уловку и не полез в заминированные заросли. Такая примитивная ловушка рассчитывалась не на него, и поэтому весь план валился на глазах. Торм был уверен, что теперь неприятель начнет обшаривать каждый уголок в поисках его группы, и решил напасть первым. Они уже почти подошли на расстояние выстрела, когда враг неожиданно исчез, применив маскировку. Это могло означать лишь то, что их обнаружили.

Обе стороны находились в режиме маскировки. Ториане открыли огонь в ту сторону, где в последний раз заметили противника, но, естественно, никто не собирался стоять на одном месте.

- Артел, ты их еще видишь? - обратился Эрик к пилоту.

- Довольно неплохо.

- Будешь корректировать наши действия, но огнь не открывай. Ты понял? Никакого огня!

- Да понял я! Майор, они пытаются отойти к озеру, а вас оттеснить к зарослям. Один напротив вас.

Эрик открыл огонь в указанном направлении. Воздух в том месте покрылся рябью, и вырисовался торианен в боевом “скелете”. Майор выпустил в противника очередь, и он упал в воду, окрашивая ее кровью. Ториан нужно вывести из режима невидимости, иначе, взять их командира живым не удастся.

- Капитан, сорок пять градусов слева! - раздалось в динамиках рации предупреждение Лейнова.

Олин резко развернулась и дала залп из плазменной винтовки, но он ушел в пустоту и выжег приличный кусок зарослей тагвы, зато Алик получил автоматную очередь по корпусу.

- Сволочь недоделанная! - выругался он, отвечая врагу из лазерного автомата.

Стрелявший оказался сержантом. Один из лазерных разрядов попал ему в ногу, но режим маскировки, тем не менее, продолжал действовать. Правда, теперь толку от него мало: за сержантом на песке оставался кровавый след. Следующими двумя выстрелами Алик уложил его.

- Недотепа! - набросилась Олин на Лейнова. - Ты можешь уточнять, к кому обращаешься?

Неожиданно, сканеры выдали предупреждение о вероятности взрыва. Заряд плазмы, попавший в заросли, активизировал заложенные там гранаты. Судя по данным, использовались такие же, как те, что ториане применили при покушении.

- В воду! - скомандовал майор.

Ему совсем не хотелось попасть под воздействие “рубильника” во второй раз.

- Майор, к чему нам уходить? “Скелеты” выдержат, - Криш включил антигравитатор.

- Такой умный? Ну, так оставайся, а мы потом будем собирать то, что от тебя останется.

Уйти из зоны поражения, они все же не успели. По затылку будто шарахнуло кувалдой, в глазах помутилось, вода вокруг вспенилась, но сознание в этот раз, Эрик не потерял. Майор провел перекличку. Отозвались все, кроме Дила.

- Кто видел Оуна? - Эрик не на шутку встревожился.

- Он шел последним, - доложил Аири.

- Я его вижу! - сообщил Алерг.

Дил неподалеку лежал на дне без сознания. Вода, для всех, смягчила удар, а он, очевидно, не успел погрузиться полностью, и ему досталось по полной программе.

- Поднимай его на корабль к Лейнову, - приказал Эрик Алергу. - Остальные за мной, пора покончить с этими выродками!

После взрыва, режим маскировки отказал. Оставалось надеяться, что у ториан такие же проблемы. Заросли тагвы выжгло на добрых пятьсот метров, прибрежный песок расплавился и хрустел под ногами битым стеклом. Чтобы добиться такого результата, нужно использовать не меньше десяти зарядов в связке. Либо, неприятель опять порадовал их чем-то новеньким. Там, где была установлена ловушка, осталась внушительная воронка.

- Ну, умник, - обратился Эрик к Кришу, - и где б теперь собирали наши ошметки, если бы мы понадеялись на «скелеты»?

Криш промолчал. Визуально, враг не обнаруживался. По сути, торианам спрятаться негде. Они могли либо засесть в воронке, либо оставаться под водой, но рано или поздно, им придется оттуда выйти. Правда, не факт, что они выйдут здесь – прямо в руки ожидавшего врага.

- Группа прикрытия, внимание! - произнес Эрик в рацию. - Рассредоточиться по береговой линии в поисках неприятеля. Лейнов, остаешься здесь. Огонь не открывать, - майор переключился на частоту Алерга. - Хорин, что с Дилом?

- Не знаю, командир, - отозвался Алерг. - Он не приходит в сознание.

- Твою мать! Горд, поднимись, глянь, - приказал майор Джилису. Если Алерг тебе там не нужен, пусть спускается.

Вскоре, Алерг присоединился к группе. Небарианин отправил его, чтобы не мешался. Сейчас Эрик уже жалел, что взял сержанта с собой, хотя, даже оставь он его тогда на базе, все равно Дил притащился бы вместе с остальными...

Алерг угрюмо отмалчивался. За полгода он успел подружиться с доброжелательным программистом. Общаясь с контрабандистами, он знал, что никто не станет прикрывать его спину – единственная ценность для них - собственная шкура. Алерг понимал – это не правильно, так жить нельзя, но выбора у него не было. Контрабандисты подобрали его на разбитом челноке, сказали, что он обязан им жизнью, а долги нужно отдавать. Да и если признаться честно, Алерг попросту не знал, куда ему идти. Он даже имени своего вспомнить не смог – прочитал на корпусе креокамеры. Да и отделаться от своих новых “друзей”, оказалось не так просто.

Сейчас Алерг был даже рад, что они встретили в космопорту того продажного полковника. Сложись обстоятельства иначе, и неизвестно как бы все закончилось. Алерг до сих пор не знал, почему он решился обратиться к майору Майлову с такой наивной просьбой. “Возьмите меня с собой”- только спустя время, он понял, насколько нелепо это прозвучало.

Алергу навсегда запомнились ошарашенные лица Олин и Эрика, которых его просьба поставила в тупик, и он не понимал, почему майор согласился. Что им двигало, когда он брал под свое поручительство преступника без рода и племени.

Сначала, бывший контрабандист полагал, что десантники не примут его и первое время, к нему действительно относились настороженно, но захват базы на Сторлане все изменил, а после Эврума, его уже полностью считали своим. В боевой обстановке быстро становиться ясно кто есть кто, а он не прятался за спины других и всегда готов прикрыть товарища. Среди десантников, Алерг впервые за долгое время почувствовал себя на своем месте: куда-то ушла щемящая тоска и чувство пустоты, на душе стало спокойно и уютно. Теперь он знал, что рискует не напрасно, что его не подставят и не предадут, а спину всегда прикроют, что можно рассчитывать на тех, кто рядом с тобой. Алерг начинал полагать, что до амнезии, он был военным, но узнать, так ли это на самом деле, ему не удалось.

Он быстро подружился с Дилом. Им часто приходилось работать в паре, и они без труда нашли общий язык. Раньше, у Алерга не было настоящих друзей, по крайней мере, с того момента, как он очутился на корабле у контрабандистов, и теперь душу грыз страх потерять то, что он обрел.

- Алерг, не волнуйся, - попыталась успокоить его Олин, - Горд знает свое дело, а Дил сильный, он выкарабкается. Он слишком ненавидит ториан, чтобы погибнуть, не прихватив никого с собой.

- Спасибо, капитан, я знаю об этом.

- И смотри по сторонам, - посоветовала Олин. - Расслабляться рано.

Ториане, которые прятались от взрыва в озере, вышли километрах в двух севернее и их сразу же обнаружили. Маскировка, и раньше приносящая мало пользы, вышла из строя окончательно. Торм не знал, численность противника точно, но проредить их строй пока не удалось, в то время как он потерял двоих. А теперь положение усугубилось окончательно. Они на открытой местности, вокруг только озеро и заросли какого-то кустарника, продраться через который не оставив следов, просто нереально. Сидеть под водой и ждать, пока неприятель уйдет – бесполезно. Корэанцы отличаются завидным упрямством и умопомрачительной предприимчивостью. Уж они точно найдут способ выкурить врага из укрытия.

Торм был уверен, что их хотят взять живыми - неприятель до сих пор не пользовался гранатами, хотя такой вариант очень простой и эффективный. И авиации нигде не видно, что огорчало майора, потому, как лишало возможности завладеть кораблем. Много времени на размышления Торму не дали. Поисковая группа шла без маскировки, что хоть немного облегчало задачу. Численным превосходством они не обладали, но преимущества этот факт не давал. Торианен хорошо знаком с методами этой группы: они действуют открыто и нагло, бьют в лоб, их не пугет численное превосходство противника, они практически неуязвимы. Майор знал, что их неуязвимость обусловлена броней, но только легче от этих знаний не становилось. Торм опасался, что им придется вступить в рукопашную схватку, вот тогда у них точно не будет шансов. Он решил не дать неприятелю приблизиться.

Ториане встретили своих преследователей шквальным огнем, но никто не собирался оставлять это просто так и десантники ответили им залпами из неизвестного оружия. Мощные энергетические заряды, оказались даже эффективнее плазмы. Дальность выстрела больше и заряды не заканчивались. Минус заключался в том, что это оружие было очень тяжелым и громоздким. Обращаться с ним проблематично даже в «скелете», а о том, чтоб использовать без него, и речи не шло. Торианам, некоторое время, удавалось уворачиваться от огня, но трое из двадцати пяти, все же остались лежать на песке. Группа подошла вплотную, и случилось то, чего торианский майор так хотел избежать – рукопашная. Их плазменное оружие начинало отказывать. У Торма энергии осталось всего на один выстрел. Прямо перед ним, оказался корэанский майор, и Торм решил использовать свой последний заряд с толком. Он вскинул винтовку и нажал на курок.

Эрик прекрасно видел, что в него целится торианский офицер. Он бросился вперед, на ходу выхватывая меч. Майор резким движением влево уклонился от заряда плазмы, и в один прыжок оказался рядом с врагом. Торм бросил винтовку и взялся за лазерный автомат, но выстрелить он не успел. Майор выбил у него оружие резким ударом сверху по кисти, поломав при этом неприятелю пальцы. Эрик замахнулся для второго удара, но торианен успел левой рукой достать свой меч и отразить атаку. Эрик перехватил руку противника и хотел нанести рубящий удар в открывшийся бок. Торм толкнул своего противника поврежденной рукой в грудь, вложив в этот удар всю силу. Эрик упал на спину. Торианен замахнулся для колющего удара. Майлов перекатился в сторону, и меч врага вошел в песок. Пока неприятель не успел разогнуться после неудачной атаки, Эрик заехал ему ногой по корпусу, и теперь в лежачем положении оказался уже он. Падая, Торм выронил меч и остался безоружным. Майор резко подскочил на ноги и придавил торианского офицера своим весом, не давая ему возможности подняться.

Вокруг продолжалась схватка. На Алика набросились двое рядовых. Но ему на помощь пришел Алерг, уложив одного из них из плазменной винтовки. Со вторым Алик разобрался сам с помощью автомата и бронебойных патрон.

- Прикажи своим сложить оружие! - потребовал Эрик у поверженного офицера.

Он что-то прохрипел на торианском, но явно не то, что от него требовали, потому что солдаты и не подумали сдаваться. Олин заметила, что у вражеского сержанта в руках мелькнула граната. Ториане начали собираться в кучу и отходить к воде. Олин прицелилась из лазерного автомата, но Алик ее опередил.

- Хватит с ними возиться! - Эрик рывком поднял пленного майора. - Офицер у меня, остальные нам ни к чему.

Численность ториан уменьшилась вдвое, а сбившись в кучу, они сделали самую большую глупость, какую только могли. Скрыться под водой им не дали. Сначала, Эрик хотел уничтожить их с воздуха, но, заметив у двоих ториан “вышибалы”, решил не рисковать.

- Капитан, бери этого и уходи, - он передал пленного Олин. - Мы тут сами.

- Почему я? - возразила она.

- Капитан, без пререканий!

Олин вздохнула и, приставив торианену к голове плазменную винтовку, оттащила его в сторону. Разборка с оставшимися торианами закончилась быстро: никому не хотелось возиться и попусту рисковать, поэтому, их накрыли сплошным огнем из плазменных винтовок.

Эрик снял шлем только на корабле и сразу же пошел в медотсек, узнать как дела у Дила. Он лежал на диване, “скелет” с него Горд снял.

- Он что, до сих пор не пришел в сознание? - майор присел рядом с койкой

- Пришел, но я вколол ему успокоительное, чтоб не рыпался.

- Что с ним?

- Не знаю, - честно признался Горд. - Нужно полное обследование. Очевидно, это все выходит та контузия в лаборатории.

- Но ведь врачи сказали, что с ним все в порядке? - Эрик вопросительно посмотрел на своего штатного врача.

- Да. А еще, они сказали, что лучше оградить его от боевых вылетов, хотя бы на неделю...

- Горд, ты же знаешь, что я все равно не смог бы этого сделать. Оставь я его на базе тогда, он все равно пришел бы с вами после.

- Знаю, командир. Нужно было уложить его в лечебку. Оттуда бы точно не выпустили.

- Не надо говорить так, будто меня здесь нет, - Дил медленно сел. - Я вас прекрасно слышу. - Голова раскалывалась, перед глазами все плыло.

- Я рад за тебя, - Эрик повернулся к программисту. - Только вот, когда я говорил обратиться к врачу, у тебя что-то случилось со слухом.

- Что произошло? - Дил попытался собраться с мыслями.

- Тебя “рубильник” накрыл, во второй раз. Ты у нас счастливчик, раз сумел очухаться. Вернемся на базу Темгатов, пусть они проведут полное обследование. И никаких возражений, хватит с меня таких сюрпризов!

Дил вздохнул. Спорить с майором бесполезно, да и нет у сержанта на это сил.

Олин с командой и представителями Темгатов, находилась в общей каюте. Некоторое время, Криш бросал на нее и Алика странные взгляды, как будто хотел что-то спросить, но никак не мог решиться. У Олин сложилось такое впечатление, что он вовсе не рядовой. Уж слишком разговорчивый - все помалкивают, а этот рот закрытым держать не может, так и норовит свое слово вставить.

- Скажите, вы всегда так действуете? - наконец произнес Криш, не обращаясь ни к кому конкретно.

- Как именно? - уточнил Алик, переглянувшись с Олин.

- Так категорично. Я имею в виду, что не обязательно было убивать их всех.

- А что, по-твоему, мы должны с ними делать? Мы избавили вас от лишних проблем. Если бы нам не нужна была информация, мы и офицера не стали бы оставлять.

- Значит, это ваша обычная тактика, - сделал вывод Криш.

- Все лучше, чем у них. Согласен? - Алик вновь бросил взгляд на Олин, которая внимательно следила за их разговором, но не вмешивалась.

- Не знаю. По одной схватке трудно судить. Может, вы расскажите?

- Не горю желанием. Выходите в Большой Космос и посмотрите сами.

- Мы не так замкнуты, как кажется. Нам известно очень много о том, что происходит за пределами нашей планеты.

- Так зачем тогда спрашивать?

- Просто интересно послушать тех, кто непосредственно принимает участие в Большой Войне.

- Любопытство до добра не доводит, - заметил Аири.

- А вы, лейтенант, знаете это по собственному опыту? - Криш повернулся к Аири.

- Я не любопытен. И вообще, наша раса не имеет такой дурной привычки, как наглое вмешательство в чужую войну. В отличие от вас.

- А кто вам сказал, что эта война для нас чужая? Ваши офицеры наверное не успели сообщить некоторые факты вашей истории, - Криш заметил, что Олин бросает на него недовольные взгляды. - Вы у них поинтересуйтесь.

- Что еще за факты? - Алик удивленно посмотрел на Олин.

- Это не факты, а полный бред!

- И все же...

Олин одарила Криша еще одним недобрым взглядом. Теперь ей придется рассказывать команде то, о чем с ними говорил эскерт, а она совершенно не хотела этого делать. Криш сидел с ухмылкой на лице, и капитан в который раз подумала, что он не тот, за кого себя выдает.

Вернувшись на базу, Эрик тут же передал Дила в руки врачей, но ничего вразумительного они сказать не смогли, правда, один на один, предупредили майора, что третьего попадания под воздействие такой гранаты быть не должно.

Глава 13.

Криш сидел перед Колистом в его кабинете. Он уже успел сменить “скелет” на повседневную форму и теперь пытался еще раз все осмыслить.

- Ну, что молчишь? - поторопил его Колист. - Рассказывай.

- Эскерт, глупость какая-то получается, - медленно произнес Криш. - Я не насчет их убеждений, с этим все предельно ясно: мир с торианами для них так же нереален, как пеший переход в другую галактику, я в целом об этой истории.

- Но ты же сам видел.

- Видел, и что? Они же могут быть их потомками.

- В том, что Олин Таил дочь Коинта и Стенги, я не сомневаюсь, а вот насчет остальных... Генкод, знаешь ли, штука упрямая, с ним не поспоришь. Какие еще тебе нужны доказательства? А быть может всякое, тем более, если корэанцам помогала Стенга. Тем более, Коинт и сам говорил, что проект завершился успешно.

- Да мне никаких доказательств не нужно. Решение принимать вам.

- Я свое решение уже принял, большин