Выберите полку

Читать онлайн
"Жанна Ворлеанская"

Автор: Этьен Пуар
Часть первая. Книга I. Глава 1

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ,
в которой Жанна возвращается на Луару

Книга I. Маленький мир замка де Сен-Ворль

Глава 1

Апрель 1789 года поражал цветением и благоуханием. После суровой зимы и затянувшейся оттепели первые тёплые дни наконец-то порадовали ясной погодой жителей Франции. Счастливые обладатели загородных резиденций устремились в свои владения из пыльных и шумных городов, чтобы вспомнить прошлогодние дни сакрального единения человека и природы.

В одном из экипажей, устремившихся тогда от Парижа в провинции, ехала в фамильное шато единственная дочь одного из богатейших герцогов долины Луары, Анри Филиппа Виктора де Сен-Ворль. Юная аристократка редко выезжала за пределы столичных окрестностей, большую часть года проводила в имении своего отца в Версале, откуда герцог её не выпускал. Все дети его были поздними, а потому отпрыски считались подарком свыше, самым главным сокровищем, подобным королевским драгоценностям.

Тем более недоверчиво отнёсся герцог к тому, что его дочь пожелала отбыть из Парижа на неделю позже него. Традиционно в первые дни тепла герцог давал первый в году бал в своём шато на берегах Луары, однако Жанна на него не спешила и решила отправиться к семье вместе с последней прислугой, в чьи обязанности входила подготовка версальского поместья к временному запустению. Стоит сказать, что прислугу герцог менял очень редко.

К примеру неизменно сопровождала свою воспитанницу госпожа Буле. Мадам была экономкой, но нанималась около трёх десятков лет назад простой горничной. Сначала она работала у старшей сестры нынешнего герцога, но после рождения первенца тот узнал, что мадам Буле хорошо ладила с детьми и пригласил её служить воспитательницей. По мере взросления детей она стала гувернанткой, а позже герцог и вовсе доверил ей управление всей женской прислугой.

Стоило Жанне попробовать отодвинуть занавеску и посмотреть в окно, как мадам прервала её.

— Не стоит, госпожа, будучи дочерью герцога, обозначать столь открыто своё положение. Как знать, какие ужасы случаются в подобных тихих уголках... — прервала неловкое молчание экономка.

— Я понимаю ваше беспокойство, мадам, но уже заверила вас, что нисколько не боюсь этой обстановки... а ещё я бы хотела вновь попросить вас называть меня по имени, — снисходительно ответила её бывшая воспитанница.

— И какое же из личных имён мадемуазель желает слышать при обращении к ней?

— Называйте меня Жанной, Мари или по-дружески Жаннетт или Манон, но только не официально, умоляю вас.

— Как пожелает того госпожа Жаннетт де Сен-Ворль...

— Не сочтите за грубость и пренебрежение, но позвольте напомнить, мадемуазель де Сен-Ворль, что прислуга всё же обязана обращаться к вам в такой форме, какая предусмотрена была ещё его величеством Людовиком XIV. Позволяя обращаться не по правилам этикета, вы рискуете в скором времени утерять совершенно контроль над теми, кто должен прислуживать в быту... — присоединился к разговору мужчина, сидевший напротив Жанны, подле мадам Буле.

— Господин Гарде, вы знаете, что я не считаю ни вас, ни мадам Буле своей прислугой, что бы ни предписывал этикет. Я не имею дерзости позволить себе унижать людей, воспитавших меня и братьев.

— Это отнюдь не унижение, а соблюдение правил этикета!

— Правила нужны, чтобы их нарушать, господин Гарде, — улыбнулась Жанна.

История мажордома в поместьях герцога Сен-Ворля, господина Гарде, очень схожа с историей экономки Буле. Он тоже проделал путь от лакея до воспитателя, затем стал гувернёром, а с взрослением братьев Жанны получил управление всей мужской прислугой, а также всеми хозяйственными делами обширных владений фамилии. Как и мадам Буле, он был уже немолодым человеком, отличающимся особой приверженностью традициям и официозу.

— Прошу меня простить, но ваша смелость в расшатывании порядка всегда поражала меня до глубины души. Вы столь уверенно нарушаете все существующие правила поведения, что иногда во мне возникает желание вновь стать гувернёром, чтобы напомнить вам об ошибках в соблюдении светского этикета... — продолжал мажордом.

— Господин Гарде, не могли бы вы заметить за самим собой нарушение всех существующих правил приличия при обращении к господам? — вмешалась мадам Буле. — Не находите, что несколько лицемерно запрещать мне обращаться к мадемуазели так, как она хочет, и при этом отчитывать её?

— Мадам Буле, я смею просить вас, как равную себе по статусу, не встревать в наш с госпожой разговор и не нарушать правил этикета самой, прежде чем разъяснять мне понятие лицемерия!

— «Этикет» — как много для вас в этом слове, господин Гарде. Признайте, вы говорите так, потому что для вас я ребёнок, — прервала перепалку Жанна. — Всего лишь «глупая вздорная девчонка», верно?

Мажордом насупился и замолк. Жанна часто припоминала ему один случай из своего детства. Они с братьями решили разыграть тогда ещё гувернёра и спрятать его пальто в комнате Жанны — там искать он бы сразу не решился. В итоге, когда пропажа нашлась, господин Гарде в гневе и сказал эту фразу Жанне, ведь из-за пропажи верхней одежды холодной осенью он не смог попасть в соседний Орлеан к только что родившей ему сына жене.

Попутчики обменялись ещё несколькими фразами о тёплой погоде и замолчали окончательно.

Карета направлялась из Версаля, где семья жила с осени до весны, к берегам Луары близ Орлеана, где герцог предпочитал жить летом. Экипаж выехал на рассвете, и к полудню уже планировалось добраться до шато. Многочисленная прислуга наверняка уже наводила там порядок — в долине герцог не появлялся с октября прошлого года.

Он был крупным государственником, имел прямое отношение к финансам Короны. Пусть бумажная работа и утомляла участника нескольких сражений, по сути своей бесстрашного солдата, отказываться от службы самому королю было нельзя, да и внушительное жалованье представлялось весомым аргументом в пользу поста в министерстве и ненавистного узкого кабинета.

Тем желанней было каждое возвращение сюда. Пока дети оставались ещё слишком маленькими для столицы и её светской жизни, наполненной праздными балами, приёмами и прочим, семья жила здесь — герцог вспоминал те времена с грустью. Он был ещё молодым, энергичным, постоянно охотился в угодьях, устраивал соревнования по стрельбе со старыми товарищами, проводил время на лоне той природы, которую видел ещё ребёнком. Всем этим он занимался и сейчас, но всё же многое изменилось.

Как и ему, Жанне тоже было мило шато, где каждый камешек в саду и каждый скол кирпичной кладки напоминал о прошлом.

Предаваясь воспоминаниям о детстве, Жанна положила голову на жёсткий деревянный корпус кареты и, не заметив того, крепко уснула.

.
Информация и главы
Обложка книги Жанна Ворлеанская

Жанна Ворлеанская

Этьен Пуар
Глав: 19 - Статус: в процессе
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности