Выберите полку

Читать онлайн
"Смутьяны. Том I"

Автор: Егор Чураков
Глава 1. Предупреждение

Пестрые ястребы медленно кружили в безоблачном небе, высматривая добычу. Их угольно-черные собратья трепыхались на алых знаменах небольшой Холмогорской крепости — оплота царевых дружинников. Укрепление было построено давно, но основательно: массивные ворота злобно скалились зубьями железной кованой решетки, глубокий ров и широкий вал окружали крошащиеся, но еще прочные белокаменные стены, кое-где заросшие хмелем и плющом. По углам замка примостились приземистые башни с покатыми деревянными крышами. Бойцы на дозорных башнях внимательно наблюдали за округой.

Солнце едва показалось из-за горизонта, но во внутреннем дворе уже звенела сталь. Два молодых бойца сошлись в яростной схватке, блокировали и контратаковали с такой скоростью, что случайный зевака вряд ли что-нибудь различил. Один из бойцов, ловко орудовавший саблей, был выше другого, худощав и черноволос. Полы его темно-серого кафтана развевались в схватке. Второй, вооруженный бердышом, был шире в плечах и крепче. Его грудь защищала стеганая безрукавка, надетая прямо поверх льняной рубахи. Русые кудри безнадежно перепутались в пылу боя.

Дуэль длилась уже долго, оба бойца вымотались — они были равны по силам. Кудрявый боец намерился проколоть сопернику живот. Его соперник скользнул в сторону, ловко ухватился за древко и дернул бердыш. Владелец топора потерял равновесие и, получив еще и подножку, повалился на землю. Бердыш отлетел в сторону. Он потянулся за ним, но увидел кончик сабли у своего носа.

— Что ж, Игорь, я сдаюсь! Пощади мою жизнь! — театральным тоном заявил поверженный боец.

— Хватит валять дурака, Фим! Поднимайся! — Игорь протянул руку своему товарищу.

— Ну, могу поздравить с очередной победой, брат! Ты не говорил, что можно жульничать!

— Как будто враг скажет.

— Где-то я уже это слышал… А! Повторяешь Потапычевы наставления, да?! — осенило Ефима. — Давненько я не слышал его незаглушимого баса. Ровнее шаг, мать вашу! Левой, робяты, левой! — пародировал он его голос.

Игорь вытянул руку в сторону бердыша. Тот послушно влетел в его руку.

— Ого! Вот не зря к чародеям сходил! — восхитился Ефим. — А я говорил, раз дар есть, надо развивать!

— Мы это уже обсуждали! Не люблю я… этих. Больно много о себе воображают, когда сами только на мелкие фокусы способны. Уговор был только на самое простое. Чтобы дар понимать и не навредить никому.

— А то пластунские твои штучки лучше: ходите все время молча, по сторонам злобно зыркаете. Прям зло какое задумываете!

— Не преувеличивай. Смотри, к нам кто-то идет, — указал Игорь.

К братьям приближался немолодой мужчина с невероятно густыми усами. Он шел бодро, с военной выправкой, хоть и изнемогал от медленно нарастающего зноя. Он поправил воротник своего кафтана, сливавшегося с раскрасневшимся лицом.

— Здравия желаю, Василий Андреевич! — отчеканили бойцы, слегка ударив себя в грудь правой рукой.

— Вольно, хлопцы! Ну и духотень, ей-богу! Вас полковник кличуть, знать не знаю пошто, но, видать, шибко важно, — с южным говором ответил десятник.

— Раз так, то мы мигом, — улыбаясь, ответил Ефим.

Братья отряхнулись от пыли и направились в сторону башни. Внутри небольшой крепости, как ни странно, было вполне просторно. Напротив главных ворот располагалась достаточно низкая, но очень широкая главная башня, прозванная дружинниками Ведром за характерную форму. Правее стояла казарма — двухэтажное каменное, как и стены, здание, предназначенное для нижних чинов и рядовых солдат; тут же рядышком примостилась солдатская баня. Слева от Ведра находились лекарский дом и оружейная со складом пороха и припасов. Сторожа у обитой железом двери в полудреме наблюдали за округой, опершись на свои бердыши. В центре крепости расположился внутренний двор, он же плац.

Здесь уже начинала кипеть жизнь: полсотни бойцов учились владению самым разнообразным оружием, от сабли до копья, два десятка стрелков упражнялись в стрельбе из пищалей, однако некоторые предпочитали луки и самострелы новому необычному оружию. В отдалении от остальных, в целях безопасности, чародеи тренировали только что выученные чары. Всюду десятники зычным голосом и крепким словом учили дружинников военному искусству.

Братья быстро пересекли двор, но у самого входа в башню Ефим резко остановился.

— Смотри, Игорь! — указал он в сторону главных ворот. В крепость въезжала большая повозка, запряженная несколькими мулами. На ней стояла дюжина дубовых бочек с вином. На боку каждого бочонка проглядывались узорчатые буквы «ДК», а это означало, что они были не с каким-то кислым дешевым вином, а с динайским красным, одним из лучших вин во всем царстве.

— А с каких это пор мы покупаем дорогущие вина?

— Даже не знаю. Странно это как-то. Спросим у отца, — ответил Игорь и вошел в башню.

Внутри, несмотря на множество узких окон-бойниц, царил полумрак и пахло сыростью. Вдоль стены поднималась узкая деревянная лестница, соединяющая между собой этажи башни. На первых двух жили сотники и другие командующие лица, на третьем находились комнаты для важных гостей, а на самом верху располагался полковник — глава крепости и предводитель всех дружинников в этом уезде. Братья быстро поднялись наверх и вошли в кабинет полковника.

За дверью была до боли знакомая просторная комната, уставленная самыми диковинными вещами: на подоконнике широкого окна, ярко освещавшего комнату, располагался массивный череп неведомого зверя. Игорь и Ефим, будучи детьми, фантазировали, кому могла принадлежать столь огромная голова. Впоследствии выяснилось, что это череп аспида, давно вымершего летающего змея. В углу у двери стоял огромный глобус, очень редкая реликвия времен Гардарики с давно истертыми границами уничтоженного государства, тонкими линиями высохших рек и точками разрушенных городов. Рядом с глобусом на стене висела уже современная карта Восточного Царства, обширного, но несравнимого царства, выросшего из обломков старого. Братья часто замечали, что вечерами старый полковник пытался найти, где именно располагалось то невероятное государство древности, о котором так мало говорится в летописях.

Посередине комнаты разместился широкий и массивный стол из темного дуба. За ним, склонившись над кипой писем и донесений, сидел полковник, одетый в достаточно скромный для его статуса кафтан, украшенный серебром, и ферязь. Его волосы были уже тронуты сединой, а лоб изрезали тонкие линии морщин. Щеку полковника пересекал неровный шрам, оставленный клинком кочевника многие годы назад. Как только Игорь и Ефим зашли в комнату, он сделал вдруг лицо серьезное и суровое, но, увидев их, мгновенно посветлел.

— Вот мы и прибыли, — улыбнулся Ефим и завалился на свободный стул.

— Ну, как прошла тренировка на этот раз? — спросил полковник, отложив письма в сторону.

— Конечно, я победил, — притворно гордо заявил Ефим, — но Игорь действительно старался!

Полковник и Игорь многозначительно переглянулись.

— Почему в крепость привозят такое дорогое вино? Я понимаю, что через неделю присяга новобранцев, но такого еще не было. Выглядит подозрительно, — с хитрым прищуром с ходу спросил Ефим.

— Вот поэтому я и хотел с вами поговорить. На церемонии будет присутствовать важный гость… Очень важный, — полковник нахмурился.

— Это какой же?

Тут в дверь постучали. В кабинет, прихрамывая, зашел писарь и помощник полковника с несколькими письмами. Он презрительно взглянул на братьев и остановился посреди комнаты, ожидая приказов.

— Будь добр, отошли это письмо воеводе, — обратился к своему подчиненному полковник и протянул ему письмо с печатью. Тот сдержанно поклонился и вышел.

— Кем является гость на церемонии — информация тайная, но вам я доверяю больше всего, к тому же вы же сами все выясните, если я не скажу. Через неделю здесь будет государь.

— Государь?! Сам?! — воскликнули братья.

— Да, что странно в столь неспокойное время. Стычки с северянами, крестьянский мятеж на грани возникновения. Выкупчья грамота их чуть усмирила, зато бояре в ярости. Сидеть бы царю в Палатах да не высовываться.

— А мне кажется, все правильно, — встрял Ефим, — на кого ему еще положиться, как не на нас, на свою дружину!

— Решил проведать верных ему людей, — добавил Игорь.

— Больше похоже на побег. Никто не знает об этом визите, кроме меня и воеводы, ну, и вас.

— Проверенная крепость как по мне безопаснее дворца, — заметил Игорь и подошел к окну. Внизу начинались приготовления к церемонии присяги. Повсюду вывешивались черные ястребы Гвардии и знамена царя — белый всадник с луком в руках на синем поле, поражающий стрелами аспида. Повозку с вином уже начали разгружать. Кухонные слуги по двое перетаскивали тяжелые бочки на склад. Игорь разделял беспокойство отца. В стране уже давно пахнет грозой.

На улице послышались окрики десятников, отправлявших дружину на завтрак. Игорь и Ефим попрощались с отцом и отправились к сослуживцам. Зал, где потчевали простых бойцов, был просторен, как и всё предназначенное для солдат. Он был рассчитан на полторы тысячи человек, но сейчас едва заполнялась половина. Ефим, схватив тарелку, направился к своим боевым товарищам, снявшим за обедом свои плащи-епанчи. В крепости сейчас находились почти все отряды дружины, разделенные по своим задачам.

Большую часть присутствующих составляли обычные ратники в темно-красных кафтанах, основная военная мощь дружины, составляющие и конницу, и пехоту, и артиллерию. Вторым полком по размеру были следопыты, обеспечивающие разведку и патрулирование. Изобретательные бойцы, умеющие выслеживать разбойников и мятежников, незаменимые когда нужно пробраться в тыл противника.

Особняком держались чародеи, заметно выделяющиеся на фоне остальных гвардейцев. Они не носили ни лат, ни доспехов, казалось, несколько десятков горожан забрели не туда. Остальные гвардейцы их недолюбливали за некоторое высокомерие. До первого боя, естественно, где присутствие чародея давало огромное преимущество. Грамотно чары могли спасти безнадежного раненного, отвести осколки и пули или разбить вражеский строй одним ударом.

В зале отсутствовали только соглядатаи. Они постоянно шпионили для царя, пресекали смуту и заговоры, рассеянные по всему царству и за его пределами. Формально, Игорь вовсе не служил в дружине, но фактически он занимался со всеми отрядами сразу. Сам он считал себя пластуном. Столетия назад так называли приближенных князей, универсальных бойцов, владеющих и клинком, и дальним оружием, и несложными чарами. Словом, лучших из лучших, способных выполнить любой приказ.

К такому положению в дружине относились по всякому. Кто насмехался над старой легендой и чудаком что пытается ее воплотить. Кто ворчал, завидев мотающегося от отряда к отряду юнца. Но Игорь с малых лет жил за стенами крепости и для ветеранов гарнизона стал родным. К тому же в свои двадцать с небольшим он уже успел показать свои разнообразные умения в деле.

Игорь пропустил все занятые столы, игнорируя косые взгляды молодых дружинников, и двинулся к одному из множества пустых. Но благостное одиночество продлилось недолго. Напротив Игоря буквально упал на скамью его знакомый чародей Иван. Этот рыжий парень с россыпью веснушек на лице, в отличие от остальных своих товарищей, не был самодовольным занудой, но в противовес был до невозможного болтлив. Поэтому Игорю оставалось лишь смириться и понимающе кивать головой, выслушивая рассказ про очередной чаровничий успех не замолкающего товарища.

Спустя полчаса, отвязавшись от Ивана, Игорь отправился в кузню. Его ждало новое снаряжение и один из немногих друзей. Игорь бесшумно просочился внутрь. Огромный, как медведь, кузнец с окладистой бородой выправлял помятое зерцало, вновь и вновь выбивая звон из металлического диска.

— Все трудитесь, Семен Семеныч? — улыбнулся Игорь.

— А ты, я вижу, всё болтаешься по крепости… Сотнику одному разбойник умудрился доспех помять, — указал кузнец на зерцало, — не посылать же в артель…

— А я ведь по делу пришел.

— А! Готов твой заказ. Ладная сабля вышла, легче старой. Шелом, кольчуга с дружинным гербом, все как просил.

— Спасибо вам. Такой мастер, а сидите один в крепости, доспехи чините. Вам бы в город или хоть в нашу станицу, в Баранск…

— Нет, не хочу. В артели воли нет, я с ними тягаться не смогу. А я один люблю работать. Ну, и вам кто-то кольчуги да кирасы чинить должен, — кузнец повертел нагрудник в руках и удовлетворенно кивнул. — Постой, куда ж ты понесся? Снова в гардарские руины?

— Да, а то совсем навыки растеряю.

— И правильно. Мой дед, царствие ему небесное, всегда говорил, коли меч из ножен не показывается, заржавеет.

— Еще раз спасибо, Семеныч.

Руины, о которых говорил кузнец, были остатками древнего города. Никто не знал, кто их выстроил: когда первые поселенцы осели в этих землях, они уже стояли. Говорят, он был частью той самой Гардарики. Народ боялся их, считал за проклятые, уж больно скорой была гибель той империи. Направляясь к воротам, он заметил, что кроме него крепость собираются покидать отряд всадников. Среди них Игорь разглядел кудрявую макушку. Кроме рубахи и стеганого жилета он накинул плащ-епанчу мышиного цвета. Бердышу за плечом компания составила шашка, прилаженная к поясу.

— Куда собрались? — спросил Игорь.

— Я не ты, чтобы по крепости валандаться. У нас и служба есть! Приказ проверить заставу на Белой, на письма не отвечают уже несколько дней. Что-то совсем они распустились. Пожурим местных, мол, чего не отвечаете, и обернемся через два дня. А ты куда?

— На руины. Развеюсь, разомнусь немного. Удачи, Фим.

— И тебе, брат, — Ефим пришпорил коня и выехал из крепости вслед за остальными следопытами.

Руины города были достаточно далеко, но их можно было увидеть с верхушки наблюдательной башни. Игорь всегда пробегал это расстояние. Спустя час он добрался до полуразрушенных ворот. Не останавливаясь, пластун ухватился за выступающий барельеф, подтянулся, ухватился за второй, третий и оказался наверху. Нацелился на соседнюю крышу, разбежался, пролетел мгновение в воздухе, приземлился с кувырком. Перескочил на другую крышу, нырнул в проем, оттолкнулся от стены.

С точностью он проходил многие препятствия, прыгал по крышам и балконам полуразрушенных многоэтажных зданий, пробегал по узким улочкам разрушенного города, уже заросшим травой и кустарниками. Вдруг он стойко ощутил, будто за ним наблюдают. Игорь был внимателен и осторожен, но он никого не видел. Пластун надеялся, что чутьё в этот раз его подводит.

Остановился лишь в небольшом дворике с разрушенным колодцем. Сердце стучало как сумасшедшее, но на душе стало спокойнее. Усевшись у колодца, Игорь в очередной раз задумался. Кто ж мог выстроить такой град?

* * *

Через два дня Ефим не показался. Игорь провел весь день на сторожевой башне, всматриваясь в бесконечную лесостепь, но ничего не увидел. Полковник не подавал вида, но голос его стал строже и взгляд тяжелее. Еще два дня протянулись тяжелым ожиданием, отец и сын весь вечер просидели в покоях, не проронив ни слова.

Наконец, на четвертый день с башни прибежал запыхавшийся боец. Он сообщил об одиноком следопыте, который медленно приближался к крепости. Игорь кинулся во внутренний двор. Это был Ефим! Он был неузнаваем, на мгновение его брату показалось, что это другой человек. Изможденное лицо, пустой взгляд… произошло что-то действительно страшное, ведь неунывающий Ефим никогда ничего не боялся. Он тяжело спустился с коня и, взглянув ошарашенное лицо брата, лишь коротко ответил: «В башне». Игорю ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

Братья проигнорировали недовольный взгляд писаря и без стука вошли в отцовский кабинет. Полковник нервно ходил по комнате, когда они зашли. Его лицо разом переменилось, он мгновенно оказался перед Ефимом, аккуратно обхватив его за плечи.

— Что случилось?! Где все остальные? — полковник был сильно встревожен.

Ефим молча подошел к скамье и сел. Он собирался с мыслями, его не торопили. Игорь подошел и встал у окна.

— На заставе… произошло кое-что ужасное, — сбивчиво начал Ефим, — нас не встретил разъезд… у ворот никто не стоял… они были отперты. Внутри было тихо, даже птицы не пели, — он нервно улыбнулся и потянулся за кувшином воды. Его рука дрожала. — Мы разошлись… Ну, искали хоть кого-нибудь. Потом мы услышали крик. Побежали туда… Саша уже перестал кричать… над ним стоял кто-то… Или что-то, я не знаю, — он замолк на секунду. — В черном плаще, лицо под маской. Саша, иссушенный был, как будто старик. Десятник приказал мне нестись сюда, рассказать, что случилось, позвать помощь. Я слышал, как они кричали перед смертью, и скакал, скакал во весь опор, но все равно медленно… чуть не загнал лошадь. Меня будто что-то тянуло назад …

Повисло напряженное молчание. Тревожные предчувствия Игоря начали воплощаться в жизнь.

— Это Северский маг, — оборвал молчание полковник. — Только они могли пользоваться такими чарами.

— Северский?! Те колдуны и ведьмы с гор из сказок?

— Да. Темные колдуны, помешанные на запретных знаниях и древних секретах. Мы их убежища сожгли дотла, даже с северянами объединялись. Их приспешников перебили, и все об этом забыли. Видимо всех не добили.

— А ты точно уверен, что это они? На заставе нет древних секретов и запретных знаний.

— Он прав, отец. Нападение на нас выглядело странно…

Полковник задумался.

— У них была привычка предупреждать врагов о нападении. Как благородный жест.

— Как мы их упустили?!

— Дружина хиреет без дела, Игорь. Ты ведь видишь — мы уже давно способны только крестьянские бунты разгонять, — полковник тяжело вздохнул. — Как приедет воевода, я расскажу ему, что произошло. Если этот упрямец не захочет поднять войско и действовать, придется нам. У меня есть друзья за пределами этих стен. Они помогут, хотя бы вызнаем что-нибудь. Пока что прошу вас держать язык за зубами. У нас нет доказательств кроме твоих слов, Фим. Я тебе верю, остальные не станут.

— Само собой, — ответили братья и вышли.

Он едва успел заскочить в свою каморку, как дружинники вышли из кабинета. Писарь слышал совсем немного, но ему хватило. Они готовят какой-то заговор. Теперь-то он отмстит за свое унижение! Он водил сотню дружинников в бой, сражался за честь государя! Но одна битва все изменила. Хромой сотник никому не нужен! А что полковник, этот старый высокомерный ублюдок?! «Могу предложить вам место моего помощника». Тьфу! Жалкая подачка для калеки! После стольких лет службы, славы и почета он решил сжалиться надо мной! Ну, ничего, вот приедет воевода… Посмотрим, кому нужна будет жалость, полковник!

* * *

Князь Морозов прибыл вечером следующего дня. Полковник узнал об этом от своего писаря. «Воевода подъезжает к крепости. Дозорные сообщили», — каким-то странным тоном сказал он и вышел. Полковник не стал ждать и направился встречать важного гостя. К тому времени, как он спустился во двор, небольшая колонна уже успела подъехать к открывающимся воротам. Первыми показалась охрана верхом на Сивбурских вороных скакунах, одной из самых выносливых военных пород. Всадники не носили доспехов, только длинные белоснежные кафтаны с высоким воротником и гербом на спине.

Вслед за безмолвными всадниками показался богато украшенный экипаж, запряженный четвериком лошадей такой же масти. Замыкали колонну еще несколько всадников. Как только экипаж остановился, один из бойцов ловко соскочил с коня и открыл дверцу. Из экипажа не без помощи стражника выбрался грузный мужчина в дорого украшенном кафтане с соболиным воротником. Он всем своим видом показывал, что принадлежит к кругу самых знатных и богатых. Его раскрасневшееся лицо с огромным носом и маленькими глазами выражало усталое безразличие ко всему происходящему.

— Здравствуйте, князь. Не ждали вас так скоро, — достаточно сухо приветствовал его полковник.

— Я вижу, — медленно, смакуя каждое слово, ответил тот. — Мои покои хотя бы подготовлены?

— Конечно. Но прежде всего я хотел бы поговорить о чрезвычайно важном деле…

— Я устал в дороге, полковник. Разве это не может подождать до завтра?

— Боюсь, что нет.

Морозов тяжело вздохнул.

— Жду вас через два часа, — ответил он и направился в башню, небрежным жестом мясистой ладони отдавая приказ охране следовать за ним.

* * *

Стражи молча отперли двери перед полковником. Он вошел в просторные покои, неярко освещенные несколькими подсвечниками и разожженным камином. Князь откупорил бутыль динайского вина и налил кроваво-красную жидкость в хрустальный кубок. Морозов хотел было налить и полковнику, но тот отказался.

— Кажется, вы говорили о каком-то деле, которое нужно решить, Александр Васильевич? — спросил Морозов, развалившись в широком кресле, обитом бархатом.

— О чрезвычайно важно и безотлагательном.

— Да-да, я так и говорил. Так о чем же?

— Если быть точным, о ком. Пять дней назад мои следопыты проверяли заставу на Белой и не обнаружили там абсолютно никого. Продолжая поиски, они наткнулись на некого человека в черном. Он убил весь отряд, кроме одного бойца!

— Урожай триста сорок девятого был необычайно хорош, вам не кажется? — зевая, спросил князь и сделал очередной глоток вина. — Что-то еще?

— Погибли люди! Нам брошен открытый вызов. Чародей нападает на дружинников, а вы спрашиваете о вине! Мы, возможно, имеем дело с очень опасным чародеем, возможно, Северским, — возмутился полковник.

— Северский?! — переспросил князь и расхохотался. — А может, еще и русалки поднялись из болот и маршем идут на столицу? Александр Васильевич, вы бы поменьше слушали рассказы всякой солдатни. Северские маги — сказка, которой пугают непослушных детей. У вас нет доказательств, кроме слов перепуганного солдата.

— Пока нет. Мне нужно добро на поиски силами гарнизона. И я говорю не про пару отрядов.

— Не желаю больше это слушать! — уже раздраженно оборвал его Морозов. — Государь едет в крепость и мне нужен каждый боец за ее стенами! Ваши следопыты ошиблись, полковник. Северских чародеев больше нет. Возможно, мы имеем дело с бунтарем из Круга, не более. Он более не ваша забота. Людей мне жаль, но сейчас вас должна беспокоить только безопасность государя и обороноспособность Холомгорской крепости.

Комендант не ответил, лишь в бешенстве посмотрел на упрямого князя, развернулся и вышел из покоев, громко хлопнув массивной дверью. Князь усмехнулся, наслаждаясь лучшим в царстве вином.

* * *

— И что теперь делать?! — воскликнул Ефим. — Этот толстый пьяница и пальцем не пошевелит, чтобы помочь нам, а раз он тут, то заметит самовольство! — он нервно ходил из стороны в сторону, — как мы помешаем этим ублюдкам втроем?

— Нас точно не трое. Хотя бы в станице, вне Холмогорки, есть люди, которые помнят про старого врага, через них мы свяжемся и с другими, — ответил полковник. — Они помогут.

— Какой план? — прервав свои раздумья, спросил Игорь.

— План? Мы толком не знаем, кто нам противостоит и как с ним бороться. Нужно это выяснить.

— Раз мы имеем дело с чародеем, с них и начнем. В Баранске есть один, — покуривая трубку, сказал полковник. — Ефрем. Правда, не знаю, поможет нам этот чудак, он ведь даже до третьего круга кое-как добрался.

— Не проведаем — не узнаем, — ответил несколько оживившийся Ефим.

— Значит, решено, на рассвете начинаем действовать сами, без этого толстого свина.

В это время за дверью у полковничьего писаря зрел коварный план о том, как пресечь смуту в крепости. Аккуратным почерком он написал короткую записку на пергаменте, свернул ее и направился к комнате князя. У входа его остановили стражи.

‒ Передайте это князю. Очень важно, — сказал он и протянул охране листок.

Потом развернулся и быстро вернулся на свое место, пока полковник не заметил его отсутствия. До приезда государя осталось три дня.

На следующее утро Игорь и Ефим собирались в город. Ефиму предстояло проведать всех соратников отца, Игорю — посоветоваться с чудаковатым чародеем Ефремом. Братья были одеты в повседневную одежду, чтобы не привлечь ненужного внимания: Игорь в кафтане, Ефим в любимой льняной рубахе. Но доспехи они все же взяли. Игорь затолкал в заплечный мешок новую кольчугу и стеганку, набитую ватой. Полковник решил проводить своих сыновей. Они молча шли в сторону конюшен, как вдруг в проходе между казармой и конюшней наткнулись на четырех стражей — они шли в сторону дружинников с оружием наготове.

Сзади послышалось тяжелое дыхание князя Морозова. Он быстро шел в сопровождении еще одной четверки и полковничьего помощника. Тот следовал за спиной князя, с его бледного лица не сходила противная ухмылка.

— Решили... сбежать? — запыхавшись, громко сказал князь. — Уж от вас такого… не ожидал, Александр Васильевич. Предательство государя, неподчинение, заговор против меня и это… после стольких лет блестящей службы! Хорошо, что мне успели сообщить о ваших кознях.

— Что за бред?! Я не предатель, и ты знаешь это! — гневно воскликнул старый полковник.

— МОЛЧАТЬ! — крикнул князь голосом, переходящим на визг. — СХВАТИТЬ ПРЕДАТЕЛЕЙ!

Стражи мгновенно сомкнули круг против «заговорщиков».

— Закончите то, что мы начали, — тихо сказал полковник, — Игорь, ты знаешь, что нужно сделать.

Игорь лишь молча кивнул — пустырь у конюшни озарило небольшой вспышкой, и стражи как тряпичные куклы разлетелись во все стороны. Облака поднятой пыли заполнили весь проем между казармой и конюшней. Воевода от неожиданности повалился на спину, а хромой писарь заскочил за угол здания. От напряжения Игорь, чуть не упал на землю, но его подхватил Ефим.

Вместе они коротким рывком забежали в конюшню и, проскочив мимо конюха, запрыгнули на коней, которых уже выводили на улицу. Игорь заскочил в седло своего гнедого жеребца. Испуганный конь начал было брыкаться, но, узнав хозяина, успокоился. Тут же Ефим запрыгнул на ведомую следом молодую кобылу. Братья переглянулись, схватили поводья и мгновенно вылетели из конюшни, оставив ошарашенных конюхов внутри.

Князь выглядел плачевно: весь в пыли и взбешен. Он только поднялся на ноги, как увидел скачущих на него всадников. С чуждой для людей его комплекции скоростью и ловкостью он отскочил в сторону, при этом истошно вопя: «ОСТАНОВИТЬ ИХ! ЗАКРЫТЬ ВОРОТА!» В суматохе стражники опустили кованую решетку слишком поздно — беглецы уже успели проехать мимо ворот. Они удалялись по пыльной дороге в сторону от крепости под громкие ругательства.

* * *

— Александр Васильевич вас я в качестве заговорщика никак не мог видеть. Скажите, куда направились ваши сыновья, иначе... — злобно прошипел князь.

— Идиот! Мы в опасности, государь может быть в опасности...

— Молчать! — взвизгнул князь. — Мы в опасности из-за тебя. Посидишь, подумаешь над своим поведением.

Воевода развернулся и с гордо поднятой головой вышел из темницы. За дверью стоял бывший писарь.

— А ты молодец, — похвалил его князь, — мне тут внезапно понадобился человек, который сможет управлять крепостью. Ты справишься?

— Сотником был воевода, десяток лет людей в бой вел. Я не подведу! — радостно воскликнул новоиспеченный комендант и сильно ударил себя в грудь.

«Наконец я на месте, которое заслуживаю», — подумал он. «Как все удачно складывается. Старый хрыч самолично избавил нас от хлопот, — подумал Морозов, — пусть теперь они ловят сопляков сами». Они улыбнулись друг другу и направились каждый в свои покои.

* * *

Братья скакали без промедления до самого Баранска, чуть не загнав лошадей. Они свернули с главного тракта и подъехали к городу со стороны одной из деревень, оставив коней пастись на небольшой неприметной поляне.

— Отца наверняка схватили. Что дальше? — спросил Ефим.

— Что-что, следуем плану. Отца самое большое в темницу посадят. Я к Ефрему, ты за союзниками. Только без лишнего шума, нас скоро начнут разыскивать.

— Кому ты говоришь о скрытности, следопыту!? Я мигом, — ответил Ефим и направился в город.

Игорь выждал немного времени и отправился искать дом чародея. Ситуация становилась все хуже.

Станица встретила Игоря полным хаосом и целой россыпью звуков станичной ярмарки. Сотни людей сновали между прилавками, торговались, спорили, расхваливали товары, смеялись и болтали. Вся ярмарка пестрела яркими красками, будь то наряд симпатичной девицы или расписной горшок на прилавке. В таком потоке сложно заблудиться, затеряться в водовороте шумной толпы. Игорь подошел к одному из прилавков, заваленному тканью всех цветов радуги. За ним стоял хитрого вида мужик, покручивая длинный ус.

— Извините, вы не подскажете, где найти дом чародея Ефрема? — вежливо спросил Игорь, притворившись заплутавшим путником. — Говорят, он делает отменные отвары.

— Ха! Наш-то Ефрем! Но если всё же хотите его найти, то вы недалеко, пан, — охотно ответил торговец. — Зайдете вон в энтот переулок, почти сразу будеть дом на отшибе, на двери круг намалеван. Чай, не спутаете.

Пластун свернул по указаниям мужика в один из многих проулков станицы. Пройдя несколько домов, он нашел нужный. Дом был значительно больше станичных изб, крыша острее и выше. На двери красовался грубо кованный дверной молоток, выше был нарисован белой краской небольшой круг с символом «III» в центре. Дверь была приоткрыта. «Что-то не так», — подумал Игорь, чутье подсказывало ему, что в доме его ждет вовсе не Ефрем. Он осмотрелся и заметил открытое окно под крышей. Тренировки, наконец-то, пригодились. Игорь с разбега прыгнул к окну и бесшумно словно кошка зацепился за рамку.

Просторный чердак, в который он забрался, был то ли кабинетом, то ли лабораторией чародея. На нескольких столах лежали беспорядочно разбросанные записки, карты, старинные книги. Между ними стояли разноцветные склянки с неизвестными жидкостями, амулеты и магические вещицы, а также алхимические ингредиенты. Во всем этом хаотическом нагромождении вещей копался вооруженный боец. Игорь опустился на пол и коротким ударом вырубил невнимательного солдата.

Рядом лежало тело. Подойдя ближе, пластун увидел, что выполнить поручение не получится — Ефрем лежал в луже собственной крови. Вдруг со стороны лестницы послышались приглушенные голоса, несколько человек переговаривались между собой на первом этаже. Дружинник беззвучно спустился по лестнице и увидел их: четверо вооруженных бойцов, настороженно наблюдающих за парадной дверью: двое держали самострелы, двое других — палаш и саблю, сидя у самой двери. Можно было бы вернуться тем же путем, но Игорь решил выяснить, кто они такие и почему убили Ефрема.

Внезапность сильно сыграла ему на руку: двое стрелков даже не успели обернуться — несколько быстрых движений, и окровавленные бойцы повалились на пол. Третий, увидев неприятеля, ринулся в атаку. Ладонь гвардейца мягко засветилась, и хлесткая волна теплого воздуха откинула противника на другой конец комнаты. Ошарашенный последний боец после некоторого промедления тоже бросился на него, но сильный пинок в пах заставил изменить его свое решение. Головорез медленно сполз на землю. Игорь откинул в сторону палаш и приступил к допросу.

— Кто вы такие?! Зачем убили чародея?! — спрашивал он, схватив головореза за шиворот.

— Ох... Не бей, я скажу... скажу, — покорно сдался громила.

— Говори!

— Я не бачил... не бачил лица... Он рожу прятал, хотел, чтобы м-мы убили чаровника... Грошей дал много. Ну мы с хлопцами и согласились.

Игорь приставил к горлу бандита лезвие кинжала.

— Не убивай! Прошу! Не знаю я ничего!— верещал потерявший самообладание боец.

Игорь тяжело вздохнул, резко ударил бойца в челюсть, мгновенно отправив его на дощатый пол, и направился к двери. Снаружи было тихо, однако не пусто. Недалеко от дома чародея, прислонившись плечом к противоположной стене, стоял незнакомец. Он поглаживал вороний череп, висящий на шее, в руке угрожающе поблескивал широкий палаш. Незнакомец был одет во все черное. Волосы цвета вороньего крыла были убраны в тугой хвост.

- Ну как, размялся? — усмехнулся незнакомец.

Игорь не стал отвечать, лишь схватился за саблю. Новый враг сделал молниеносный выпад в лицо, но Игорь отскочил в сторону и достал саблю. Незнакомец был явно сильнее, но уступал в ловкости. Его выпады и удары пластун умело отводил в стороны, избегая прямых блоков. Минуты тянулись медленно, Игорь уставал, как и его соперник, но никто не мог одержать верх. Но тут незнакомец совершил ошибку - неловко атаковал и подставился под удар. Игорь бросился на него, но тот без особых усилий увернулся и ударил его ногой в живот.

Удар был настолько силен, что у дружинника, привыкшего терпеть боль, сперло дыхание. Игорь увернулся от следующего удара и ответил сопернику ударом рукоятью сабли. «Неплохо», — с кровью выплюнул противник и снова бросился в атаку. Теперь он сражался яростнее. Незнакомец наседал на Игоря, все ближе прижимая его к стене. Внезапно он ударил его головой в лицо. Игорь на долю секунды потерял контроль, и незнакомец сильным ударом ноги впечатал его в стену. В глазах потемнело, а воздух мгновенно покинул легкие. Игорь опять увидел улыбку на лице своего врага и потерял сознание.

.
Информация и главы
Обложка книги Смутьяны. Том I

Смутьяны. Том I

Егор Чураков
Глав: 18 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности