Выберите полку

Читать онлайн
"Старое зеркало"

Автор: Владимир Манчев
Глава 1

Старое зеркало

Знаете ли Вы, что такое разочарование? Странный вопрос, не правда ли? Наверняка у каждого найдeтся на него свой ответ. Для автора этих строк разочарованием стала возможность заглянуть в совсем иной, куда более разумно и справедливо устроенный мир, а затем вернуться, так сказать, с небес на грешную землю. А началось все с какой-то глупой лотереи.

Дело было летом, я уже успел выйти в отпуск, ехать куда-либо отдыхать категорически не хотелось, да и не было смысла, так как жили мы за городом, как говорится, вдали от шума и суеты, среди природы. Дни шли за днями, а я предавался одному из своих любимых занятий – чтению.

Телефонный звонок прозвучал, прямо скажем, неожиданно, заставив меня вздрогнуть. Учтивый женский голос сообщил мне, что фирма N, занимающаяся производством натуральных продуктов, предлагает принять участие в лотерее, в которой будут разыгрываться более 50 ценных призов. Надо лишь отправить один СМС с коротким словом „да“ на номер, с которого звонит дама, а затем еще пять с ответами на пять вопросов. Стоимость каждой эсэмэски всего один лев и больше никаких денег с меня брать не будут.

По старой памяти я решил проверить в Интернете, что за щедрая фирма проводит такой розыгрыш и существует ли она в природе. К моему удивлению и фирма нашлась, и такие лотереи она иногда проводила. От нечего делать, я решил попытать счастья: отправил СМС, ответил на все пять вопросов (они оказались не слишком трудными) и стал ждать результата.

На следующий день мне позвонили и сообщили радостную новость, что я, оказывается, стал счастливым обладателем антикварного зеркала. Такой приз меня, признаться, озадачил: уж чего-чего, а зеркала, тем более антикварного, я никак не ожидал.

Не буду описывать мою эпопею с поездкой в центр Софии, в Национальный дворец культуры, где проходила официальная церемония раздачи призов, и дорогу обратно, скажу только, что добрался благополучно. И теперь, сидя в своей маленькой комнатке, напряженно размышлял над тем, куда пристроить сей ценный трофей.

Старое, слегка запыленное зеркало в ажурной бронзовой раме, стояло у стены моей маленькой комнатки, а я размышлял над тем, зачем оно мне нужно и куда его теперь деть. Для начала я просто взял с полки у окна тряпицу и начал протирать зеркало. Словно кто-то подталкивал меня это делать.

– Апчхи!

– Будьте здоровы!

Я подскочил, как ошпаренный. Ведь в доме кроме меня никого не было – совсем никого, ни души. „Так, уже галлюцинации начались, наверное, на солнце перегрелся, надо было шапку взять. Да и денек сегодня нервный был.“ – подумал я и продолжил тереть зеркало. Но пыль делала свое дело и я чихнул снова. И снова раздалось это странное “Будьте здоровы!”.

“Ну ничего себе!” – только и смог подумать я и вновь стал осматривать комнату, а затем и весь дом. Даже во двор выходил. Но, разумеется, никого не обнаружил (мои домашние гостили у родственников и должны были вернуться только вечером). И тут меня осенило: „А не зеркало ли это?! Может быть, они в эту антикварную ерунду какой-нибудь электронный сюрприз запихали? Но тогда почему он со мной по-русски разговаривает? Ведь не сказал же по-болгарски „Наздраве!“, а почему-то „Будьте здоровы!“? Может быть, эта штуковина произведена в Китае для России, где ее забраковали и отправили в Болгарию?“

Войдя в комнатенку и присев перед зеркалом с напряженным лицом, я заметил некую странность: мое отражение в зеркале вело себя как-то неправильно – оно улыбалось. Нет, я ничего не пил, не курил и вообще был абсолютно адекватен и никакой улыбки у меня на лице не было. Не до улыбок тут, когда такое происходит!

– Что за ерунда! – тихо произнес я вслух (вот, уже сам с собой разговаривать начал!)

– Это не ерунда, лучше посмотрите в зеркало. – так же тихо, но отчетливо ответило мне ... мое отражение.

Тут уж я невольно перекрестился.

– Еще через плечо поплюйте! – иронично и, как мне показалось, издевательски, усмехнулось отражение. А я, все так же сидя на корточках, смотрел на это необъяснимое явление словно известное животное на новые ворота.

– Давайте договоримся так: Вы ничему больше не удивляетесь и внимательно меня выслушиваете, а я постараюсь Вам все объяснить. Хорошо? – предложило мне странное „отражение“.

– Хорошо – каким-то чужим голосом просипел я.

– Вот и прекрасно! – улыбнулся мой зеркальный двойник. – Да Вы присядьте, разговор нам предстоит долгий, и успокойтесь – ничего плохого с Вами не случится, обещаю. И поставьте, пожалуйста, это зеркало так, чтобы Вам было удобно со мной разговаривать – мне, право, неловко, что Вы сидите на корточках.

– Да, конечно. – автоматически ответил я и выполнил просьбу „отражения“.

Расположившись на своем рабочем стуле, я уставился на моего диковинного собеседника, который как ни в чем не бывало продолжал улыбаться.

– Итак, разрешите представиться – Иванов Николай Николаевич, журналист, в прошлом психолог. А Вы, если не секрет, кто будете?

Прокашлявшись, я четко и ясно отрекомендовался моему двойнику из зеркала.

– Что ж, приятно познакомиться! – “мое отражение” совершено спокойно, как будто и не было никакого зеркала, протянуло мне руку. А я, как ни странно, хотя и не сразу, но поднялся со стула и попытался пожать его руку. Но „пожал“ только воздух. После такого „фокуса“ настроение мое, разумеется, не улучшилось.

– Не пугайтесь – это всего лишь голографический двойник. – улыбнувшись объяснил мне мой визави и тут же последовал вопрос: – Александр Филиппович, Вы ведь местный житель?

– В некотором роде.

– Простите, а поподробнее?

– Живу здесь, в N, – в самой Софии цены уж очень кусачие.

– Хм, интересно. София… Значит, если я не ошибаюсь, Вы живете в Болгарии? Александр Филиппович, а что привело Вас сюда, если не секрет? – мой необыкновенный собеседник снова улыбнулся.

– Вообще-то я – плод болгаро-советской дружбы. – как-то сразу, не задумываясь, ответил я. Странное существо из зеркала явно обладало какими-то гипнотическими способностями. Я ощущал это на подсознательном уровне, но на том же уровне чувствовал, что никакого вреда оно мне не причинит.

– Понимаю. Вы не возражаете, если я к Вам зайду? То есть не я сам, конечно, а мой голографический двойник. А то неудобно как-то – будто через объемник разговариваем.

– Пожалуйста. А что такое объемник?

– Благодарю Вас! А объемник – это прибор для показа объемных изображений. – и мой новый знакомый (точнее, его голографическая копия, да, да, самая настоящая) буквально выплыл из зеркала. – Хм, тесновато у Вас однако. – как ни в чем ни бывало заметил он.

– Мне хватает. – заторможенно ответил я, все еще не в силах нормально воспринимать происходящее.

– Ну что ж, – мой необычный гость критически оглядел маленькую комнатку – пожалуй, Вы правы. В конце концов не важен объем – важно содержание. – и тут же спросил – Вы не сможете уделить мне минут пятьдесят Вашего времени?

– Смогу. Даже больше.

– Вот и чудесно! – обрадовался мой двойник.

Вспомнив о правилах гостеприимства (и забыв об эфемерной сущности моего нового знакомого), я предложил ему стул. Тот иронично улыбнулся, но возражать не стал и воспользовался моим предложением.

С минуту мы молчали, изучая друг друга взглядами. Первым нарушил тишину мой новый знакомый:

– Александр Филиппович, простите за любопытство, а что Вы слушаете? – мой собеседник кивнул на лежащие у меня на столе наушники.

– Разное. В зависимости от настроения. Сегодня, например, местную группу “Ыпсурт”.

– Как, простите, Вы сказали?

– “Ыпсурт” – уже более четко и медленно произнес я. – Не знаю, почему, но название именно так и пишется, и произносится – неправильно, вероятно, в этом есть какой-то скрытый смысл.

– Разрешите послушать?

В ответ на эту просьбу, я включил ноутбук, выбрал нужный документ с записями упомянутой группы, отсоединил наушники и знакомство моего загадочного гостя с творчеством одной из болгарских групп началось.

Минут через семь после начала прослушивания, мой двойник, как-то грустно усмехнувшись, спросил:

– Неужели все действительно так плохо? Я не специалист по болгарскому языку, хотя и изучал его в университете (все-таки работал в Болгарии), но то, что услышал, мягко говоря, не радует. Хотя бы та песня про маршрутки. Вы не могли бы ее еще раз прокрутить?

Я исполнил его желание и из компьютерного динамика полилось:

“...Като стрида във маршрутките,

Аз съм сам в държавата на проститутките”

– “...Как селедка в чреве маршруток,

Я одинок в стране проституток” – как-то автоматически выдал я и добавил – Извините за перевод. Вообще-то “стрида” это скарида, но “селедка” в данном контексте, как мне представляется, уместнее, вспомните известный русский фразеологизм: “как селедки в бочке”. Здесь действительно нередко народа в маршрутках столько, что это сравнение очень подходит. Уже можно выключить?

– Да, будьте любезны. Что ж, Вы – лингвист, вам видней. – Но ведь дело-то не в переводе, а в том, что про свою родину, про свою страну поют, что она – “государство проституток”. Вот это пугает!

– Увы, правильно поют. Разного рода, мягко говоря, социально безответственных людей сейчас в Болгарии немало, что среди женщин, что среди мужчин.

– Как Вы сказали: “социально безответственных”? Это мне нравится, надо запомнить. Простите, а что такое „маршрутки“?

– Маршрутные такси. Такие микроавтобусы, которые движутся по определенным маршрутам, отсюда и название.

– Понятно. Спасибо за разъяснение! Александр Филиппович, расскажите мне, пожалуйста, еще что-нибудь о Болгарии, в которой Вы живете, о России, Вы ведь родились в России?

Я лишь вздохнул и ответил:

– Хорошо, постараюсь.

И действительно, пришлось постараться. Ну как, скажите мне, объяснить человеку, не знакомому с нашими реалиями, что такое „демократический переход“, „приватизация“, „разборки“, Евросоюз и НАТО, а также кому и зачем понадобилось втягивать туда бывшие социалистические страны? Да и про сам социализм пришлось рассказывать, начиная с революции в октябре 1917 года. Рассказал вкратце, насколько мог, и о Второй мировой, о Великой Отечественной, о непотребном отношении к памятникам советским солдатам, спасшим мир от фашизма, о самой „коричневой чуме“. Попытался объяснить и кто такие российские „братки“ и болгарские „мутры“ из девяностых.

Мой необычный знакомый слушал меня весьма внимательно, порой удивленно приподнимая брови, порой негромко восклицая „Не может быть!“ или „Какой ужас!“, а иной раз и задавая вопросы. Наконец я выдохся, развел руками – дескать, извините, больше не могу, устал – и выпил несколько глотков минеральной воды из пластиковой бутылки.

Некоторое время мой двойник сосредоточенно молчал, очевидно пытаясь проанализировать только что услышанное. Затем, словно подводя итог, заметил:

– Все-таки какая трагическая у вас история! И в каком страшном мире вы живете.

Еще немного помолчав, Иванов вдруг задумчиво спросил:

– Значит, Вы утверждаете, что этот ... переход все еще не закончился? И к какой же системе вы намерены перейти?

– Как к какой? К капиталистической, будь она неладна!

– Капиталистической… – Первушин медленно произнес это слово, будто пробуя его на вкус. – Капитал – это, кажется, деньги. Вы хотите установить во всем мире власть денег? Но это же безумие! – мой „зеркальный двойник“ смотрел на меня взглядом, в котором можно было прочитать и изумление, и жалость, и гнев, и еще нечто, что трудно объяснить словами.

– Да, безумие. Но многие этого не понимают или не желают понимать.

– Что ж, весьма печально. Неужели никто не решился предложить что-либо более разумное? Вы говорили о социалистической системе, но, насколько я понял, она также не лишена недостатков. Но ведь есть и другие варианты устройства общества!

– Так называемый третий путь? У нас о нем говорят с иронией, если не сказать хуже. Политики (по крайней мере подавляющее большинство из них) не хотят об этом даже слышать.

– Но отчего же? Ведь невозможно жить в двухмерном пространстве. Окружающий нас мир многомерен. Моделей общественного устройства может быть много. Кстати, а кто такие политики?

– Это люди, которые любят заниматься демагогией, всегда много обещают, ничего не делают, создают политические партии и борются за власть и деньги. Еще они становятся президентами, премьерами, министрами и управляют государствами. Их подкупают очень богатые люди и транснациональные корпорации, чтобы политики принимали нужные им законы и решения. Да, чуть не забыл, иногда эти самые граждане развязывают войны.

На лице моего собеседника отразилась целая гамма далеко не положительных чувств.

– Извините, но если все, что Вы говорите, правда, то эти люди – опасные преступники! Как можно ТАКИМ доверять власть?!

– Увы, это правда. Да, я согласен с Вами – эти люди действительно в большинстве своем преступники. И если Вы спросите в личном разговоре любого из простых людей, живущих в нашем мире, то я уверен, большинство из них очень нелестно отзовется о политиках.

– Тогда я не понимаю, почему их терпят, почему вы не хотите отказаться от этой явно порочной модели общества. Бедные люди, несчастный мир!

– Уж не думаете ли вы нас спасать? – иронично улыбнулся я – Поверьте, это causa perduta – гиблое дело, напрасная трата времени.

– Нет, мы не имеем права вмешиваться в жизнь других миров. – совсем серьезно ответил Иванов.

– А если этому миру грозит катастрафа?

– Тогда – да. Но, насколько я понимаю, вашему миру катастрафа пока не грозит. Хотя, при такой модели общественного устройства… – мой голографический двойник грустно покачал головой.

Некоторое время мы молчали. Первым заговорил Иванов:

– Спасибо за полезную информацию, Александр Филиппович! Тут есть над чем подумать. Кстати, Вы не будете против повторить свой рассказ немного позже, для официальной записи и отчета? Извините, но таковы правила – мой двойник, извиняясь, развел руками.

– Ага, значит и вы не обошлись без бюрократии. – саркастически улыбнулся я в ответ.

– Увы, это неизбежное зло, без которого пока нельзя, но мы всегда стараемся свести бюрократию к минимуму. Никаких отчетов лично от Вас никто не потребует, только фамилию, имя, отчество, пол, год рождения, образование и объемную фотографию. Дату и подпись, по объективным причинам, Вы нам предоставить не сможете, да это и не нужно. А я потом лишь заполню небольшой стандартный бланк и предоставлю запись нашей беседы.

– Ну, это ерунда! – облегченно вздохнул я.

– А пока позвольте предложить Вам небольшую экскурсию по нашему миру. Вы готовы? – предложил мой новый знакомый.

– Всегда готов! – шутливо ответил я.

– Вот и чудесно! Тогда начнем. – и Иванов попросил меня поудобнее устроиться на рабочем стуле-кресле, расслабиться и смотреть в зеркало. Затем он подошел к нему, сделал несколько движений руками, вернулся назад, встал у меня за спиной и произнес:

– Начинаем экскурсию по моему родному городу Новоуральску. – антикварное зеркало чудесным образом превратилось в экран. Причем трехмерный. Передо мной появилась панорама незнакомого города с высоты птичьего полета. Плавные очертания покрытых лесом невысоких гор, широкая гладь большого озера или водохранилища, ровные ряды нарядных домов – трех- и четырехэтажных в центре, высотных чуть дальше, одно- и двухэтажных на окраинах. Красивые общественные здания. Просторные главные и более узкие второстепенные улицы, аккуратные тротуары. И все чисто, ухожено, всюду зелень. По улицам снуют авто – похожие на привычные нам и несколько футуристического вида, ходит общественный транспорт, я даже заметил что-то вроде монорельса. Причем автобусы, маршрутные такси (так я их про себя назвал) и трамваи выглядят очень достойно, особенно по сравнению с теми, которые я привык видеть в Болгарии. Тут я не выдержал и выразил свое восхищение:

– Какая красота! И место чудесное, и город как город, и транспорт на высоте, и жить там, я уверен, прекрасно. Порядочек, чистота, все продумано. Зелени много – даже на крышах домов. Вон там, на том здании из красного кирпича, целый зимний сад на крыше.

– Это школа № 5. С углубленным изучением биологии. Ее в шутку называют биошкола. – мне показалось, что мой загадочный собеседник улыбнулся (а может быть, действительно улыбнулся?) – А вообще – все это замечательная идея нашего Новоуральского технолога-озеленителя Светланы Замесовой – озеленение крыш, балконов и террас домов, создание „зеленых стен“ в парках и скверах. Так и городская среда становится удобнее, приятнее и дружелюбнее, воздух чище, а наша жизнь лучше.

– Да, заботятся люди об экологии. Не то, что у нас: свалки, мусор везде валяется, трубы небо коптят, машины дымят, разные, хм, нехорошие люди всякую дрянь жгут – воздух портят.

– Так у вас до сих пор используют уголь?

– Да, представьте себе!

– И транспорт работает на угле и нефтепродуктах?

– Ну, на угле уже не работает, но бензин и солярку жгет только так.

– У нас уже довольно давно перешли на электроэнергию и водород. Правда, еще и газ используется, но его доля не так значительна.

– То есть, весь городской транспорт на электричестве?

– Конечно. Кое-где, правда, используют ВТЭ (водородные топливные элементы), но преобладает электроэнергия, она у нас вполне доступна.

– А что это за маленькие машинки?

– Минитакси. Двухместные.

– Таксист и пассажир? А это выгодно?

– Нет, только пассажиры – один или двое. Это роботакси. А выгодно это или нет, не знаю, я ведь не экономист. Но у нас думают прежде всего об удобстве людей, о разумности и справедливости и только потом – о выгоде.

– Значит, транспортом в основном управляют роботы?

– Да, это же удобно. Можно, например, арендовать робомобиль – это вполне доступно, а для некоторых категорий граждан и бесплатно.

– Счастливые люди! – воскликнул я, не удержавшись. Мой загадочный собеседник лишь улыбнулся. На зеркале-экране появилось сразу несколько летающих объектов, похожих на огромные квадрокоптеры. – А это что за квадрокоптеры?

– Как Вы сказали? Квадрокоптеры?

– Да, такие же летающие штуковины, как эти, но с четырьмя винтами и гораздо меньше размером.

– Понятно. У нас они называются минивертолетами или вертотакси, потому что есть и просто аэротакси – маленькие самолеты на два, три, пять или семь пассажирских мест.

– И эти вертотакси тоже роботизированы?

– Не все, но большинство из них – да.

– А что там за здание с крышей, на которой волна нарисована?

– Это спортивный комплекс, который, кстати, так и называется – „Волна“. Там есть несколько бассейнов, тренажерные залы, залы для борьбы, для занятий художественной гимнастикой, для волейбола, мини-футбола и так далее. У нас очень многие занимаются спортом.

– Здорово! А с допингом у вас как?

– С чем, простите?

– С допингом – повторил я.

– Что это – допинг?

– Разные препараты для стимулирования организма. Их употребляют для достижения более высоких результатов в профессиональном спорте. Химия, в общем.

– Нет, у нас это запрещено. Да и какой разумный человек будет употреблять такие препараты – ведь так можно себе здоровье испортить. – немного подумав, мой собеседник добавил – Хотя, может быть и находятся сумасшедшие. Но я о таких не слышал.

– Что, у вас и наркотиков нет?

– Наркотических веществ? Они используются в медицине. Коллеги рассказывали мне о людях, которые их употребляют не в медицинских целях, но за это списывают двадцать пять баллов по ЕСОГ.

– А что значит ЕСОГ? – полюбопытствовал я.

– Сейчас объясню. – с готовностью откликнулся мой собеседник – Видите ли, у нас существует Единая система оценки граждан, сокращенно ЕСОГ. Все совершеннолетние граждане распределяются по категориям, в зависимости от баллов, которые они набрали или наоборот – потеряли. Например, двадцать баллов вам начисляется если вы не употребляете (без медицинского предписания, разумеется) наркотические средства, не имеете судимости за уголовные преступления, если у вас есть высшее образование; по десять баллов вам дают за отсутствие злоупотребления алкоголем и никотиновой зависимости, а также за среднее образование.

– А, например, за среднее специальное? – прервал я вопросом моего собеседника.

– Пятнадцать баллов. – тут же ответил Иванов и продолжил – Пять баллов начисляется за отсутствие административных нарушений, столько же – за работу (или службу) в области здравоохранения, науки и образования, государственного управления, обороны и безопасности, культуры и искусства. А наличие ученой степени даст вам от пяти до восьми баллов.

– То есть, пять баллов – кандидатам наук, а восемь – докторам? – решил уточнить я.

– Совершенно верно. Еще пять баллов вы получаете, если постоянно живете в сельской местности или в малом городе (до ста тысяч жителей). Мы решили ввести эту меру чтобы хоть как-то остановить обезлюживание деревень и маленьких городков.

– Понимаю. В Болгарии, кстати, с этим никак не борются, да и в России, насколько мне известно, тоже. Николай Николаевич, а за что еще начисляют баллы?

– За своевременную и полную уплату налогов, за участие в общественной жизни: голосование и членство в общественных организациях, за регулярные занятия спортом.

– И сколько за это полагается?

– От двух до трех баллов. Да, за благотворительную деятельность тоже начисляются баллы – от одного до пяти. Максимально необходимое количество баллов – сто, минимальное – сорок шесть.

– Интересно. Но если человек наберет меньше сорока шести баллов, тогда что?

– Тогда он лишается всех прав гражданина. Но у нас таких людей уже нет. Не считая осужденных за тяжкие преступления, разумеется, но это уже совсем другое дело. Согласитесь, ведь набрать хотя бы пятьдесят баллов совсем не трудно. К тому же, каждый гражданин имеет право на восстановление в правах, но не более одного раза.

– Да, тут я с Вами согласен – надо быть круглым идиотом или выдающимся мерзавцем, чтобы не набрать не то что пятьдесят, но даже шестьдесят баллов. А если, допустим, некий, мягко говоря, несознательный гражданин украл у государства очень много денег и заказал убийство двух или более человек, что с ним будет?

– Простите, что значит „заказал убийство“?

– Это значит, что он заплатил наемному убийце за то, чтобы он, скажем так, ликвидировал конкурента или человека, который мешает этому гражданину спокойно воровать.

– Но это же тяжкое преступление! За такое спишут никак не менее семидесяти баллов. – тут мой собеседник сморщился, словно отведал лимона, немного подумал и добавил – Но если двух человек, да к тому же украл значительное количество расчетных единиц, то и все девяносто, это не считая возвращения украденного и конфискации имущества преступника, а также пожизненного заключения в ТИЗ (трудовое исправительное заведение).

– А если он переписал украденное на родственников и друзей? – не унимался я.

– Тогда конфискуют у родственников и друзей, спишут с них по двадцать баллов, если будет доказано, что они знали о происхождении расчетных единиц и имущества.

– Да, все-таки хорошие у вас законы! Вы не поверите, но у нас таких если и сажают (то есть отправляют в тюрьму), то ненадолго. Кстати, Николай Николаевич, у вас там что, вместо денег расчетные единицы?

– Да, деньги в традиционном виде остались в прошлом. История знает множество примеров того, как именно из-за денег начинались войны, рушились целые государства, возникали социальные конфликты, нарушались все писаные и неписаные законы и принципы человечности. Мы используем расчетные единицы – это удобнее и безопаснее. К тому же, жизненно важные товары и услуги для большинства граждан бесплатны.

– Да у вас прямо коммунизм!

– Что, простите?

– Коммунизм. Это такой общественный строй, при котором, как нам говорили, не будет ни богатых, ни бедных, ни частной собственности, ни эксплуатации человека человеком, ни войн. Все будут жить дружно и блага будут распределяться поровну.

– Ах, да, это то самое утопическое общество, про которое Вы мне рассказывали раньше. Но, насколько я понял, у вас так и не получилось его построить?

– Ага, ничего не вышло. Довольно быстро вернулись к капитализму. Семидесяти лет не прошло.

– Да, Вы же мне рассказывали! Власть денег.

– Точнее тех, у кого их много или очень много. А за деньги можно купить практически все и всех.

– Как всех? Это же работорговля!

– Не совсем, но близко к этому. Человек при капитализме лично свободен, но если у него нет денег или средств производства, то он вынужден работать на того, у кого они есть – надо же как-то жить. Причем трудиться на условиях работодателя, которые могут быть, мягко говоря, не очень выгодными. За деньги можно купить не только товары, но и людей. Например, наемных убийц, или депутатов парламента, чтобы они проголосовали за нужный закон, или дать взятку чиновнику, чтобы он принял нужное решение.

– Нужное кому?

– Тому, у кого много денег – капиталисту. Или группе капиталистов. А еще есть транснациональные корпорации – так они вообще диктуют свою волю даже целым странам и ставят себя выше государства. Эти организации могут продавать людям опасные для здоровья товары, использовать в сельском хозяйстве вредные химикаты, скупать огромные территории, вырубать леса, отравлять реки и озера, даже моря и при этом не нести никакой ответственности. Их практически невозможно наказать.

– Вы живете в страшном мире! – ужаснулся Иванов – Извините, но мне вас искренне жаль. В свое время мы именно поэтому ввели МРД – максимальный размер дохода, чтобы лишить алчных и безответственных индивидуумов возможности делать то, что в вашем мире позволяют себе сверхбогачи и, как Вы их назвали, транснациональные корпорации.

– И у вас получилось? – усомнился я.

– Да, но это было трудно. Хотя вряд ли бы у нас что-нибудь получилось без поддержки Учителей. Они помогли нам построить лучшее общество, передали часть своих знаний.

– Инопланетяне? – уточнил я.

– Да. Но мы называем их Учителями. Они нам очень помогли в развитии земледелия, транспорта, строительства, связи, энергетики, медицины.

– Ну, тогда вам действительно повезло, раз у вас этого проклятого мирового гегемона не было, да и братья по разуму подсобили.

– Здесь Вы правы, нам действительно помогали Учителя, но и мы сами не сидели сложа руки. Ведь нельзя же сделать кому-то добро насильно, без его желания!

– Это точно! Толку от такого благодеяния не будет. У нас тоже попытались силовыми методами построить общество всеобщей справедливости, равенства и братства, да ничего не вышло. – Я вздохнул и отпил немного воды из пластиковой бутылки – Получилось так, как я Вам рассказывал: вместо всеобщего счастья – террор и уравниловка. Потом, правда, стало легче и мягче, даже были очень значительные успехи: первый искусственный спутник Земли, первый человек в космосе, первый атомный реактор, первый атомный ледокол, массовое строительство доступного жилья, бесплатные образование и медицина. Но скоро это кончилось. Союз развалили, социализм остался только в Китае и в Северной Корее, но у китайцев он какой-то странный – с изрядной долей капитализма. А у нас были девяностые – кошмар ужасный. Да и сейчас, пожалуй, не лучше.

– Но ведь есть и другие модели развития общества! Например, наша. Конечно, наше общество вовсе не идеально, но все же…

– Да как раз ваше общество, на мой взгляд, идеально. Нам до него как пешком до Луны! Кстати, кто у вас там управляет?

– Профессиональные управляющие. Честные люди, получившие специальное и профильное образование и проработавшие не менее десяти лет в определенной области. Например – энергетики или сельского хозяйства. Их назначает Народный совет – наш законодательный орган – на конкурсной основе.

– Ага, значит и у вас без парламента не обошлось! – саркастически заметил я.

– Без парламента?

– Да. Если буквально перевести это слово на русский – говорильня. Есть у нас такой оригинальный законодательный орган, в котором заседают разные люди (иногда не очень честные и умные) и принимают порой какие-то странные законы. И, как я уже говорил, их могут подкупить крупные бизнесмены или транснациональные корпорации. Так что у нас с законами, мягко говоря, не все благополучно.

– Но ведь этих людей должен кто-то контролировать!

– По закону, насколько мне известно, работу депутатов контролирует сам парламент. Например, если депутат долго не ходит на работу, его штрафуют. Могут из партии исключить, но не из парламента, конечно.

– И все?!

– А Вы как думали? У нас ведь демократия, чтоб ее! А депутаты и партии – священные коровы этой самой демократии, их трогать нельзя.

– Странно у вас все. Вы сказали партии? Разве этот анахронизм все еще сохранился?

– Более того, цветет махровым цветом! Попробуйте только заикнуться о том, что партии – это просто кормушки для мошенников, а политики – негодяи, каких поискать, – Вас сразу объявят либо сумасшедшим, либо врагом демократии и обругают разными нехорошими словами. И это в лучшем случае.

– Но разве у вас нет свободы слова?! Ведь каждый человек имеет право высказать свою точку зрения.

– Ага, имеет, – горько усмехнулся я – но только в том случае, если она совпадает с официальной точкой зрения Госдепа США!

– Простите, а что это за организация?

– Это федеральный орган исполнительной власти при правительстве США. Аналог министерства иностранных дел в других странах. А Соединенные Штаты Америки – страна-гегемон в нашем ненормальном мире, что они скажут, то другие страны и делают. А если какая-нибудь страна с этим не согласна – с ней поступают как с врагом. Слабые государства американцы бомбят, а потом вводят войска и устанавливают над этими несчастными странами контроль, или устраивают „революцию“: фактически – государственный переворот. Ну а если государство достаточно сильное, то его объявляют агрессивным, тоталитарным, еще каким-нибудь, вводят против него санкции и начинают делать другие гадости. Болгария, к примеру, страна маленькая и слабенькая, поэтому управляется очень просто – из посольства США.

– Какой кошмар! – Иванов смотрел на меня так, словно не мог поверить в то, что я сказал. – Это как в романе-антиутопии одного нашего автора. А ведь многие его критиковали за то, что он сгустил краски. Оказывается, Силантьев прав, и такое абсурдное общество действительно существует. Невероятно!

– Значит, у вас там нет вообще никаких гегемонов?

– Конечно нет!

– И политических партий нет?

– Нет.

– И депутаты не врут и не берут взятки?

– Может быть и врут, но только своим близким и знакомым. Если они будут врать своим избирателям, то их отзовут, оштрафуют, спишут от пяти до десяти баллов по ЕСОГ и лишат права быть депутатами на пять лет.

– Вот так вот просто отзовут, оштрафуют и баллы спишут? – удивился я совсем искренне.

– Конечно! Таков закон и он обязателен для всех. Ну а за взятки наказание гораздо строже – тут одним штрафом и пожизненным лишением права быть избранным в любой государственный орган дело не ограничивается. Такого человека посадят в тюрьму, лишат гражданских прав, его дети не смогут получать бесплатное образование и так далее.

– А если депутаты примут какой-нибудь явно вредный или глупый закон? – не унимался я.

– Это вряд ли возможно. Но если, чисто теоретически, такое все-таки произойдет, то виновные не только заплатят большой штраф, но будут навсегда лишены права избираться куда бы то ни было, избирать они тоже не смогут лет десять как минимум. А еще с них спишут от тридцати до сорока баллов и подвергнут общественному порицанию. Да и принятый ими закон очень скоро отменят, если он действительно глуп или вреден.

– Завидую вам белой завистью. А кто контролирует ваших депутатов? Или как у нас, они сами себя контролируют?

– Разве такое может быть? – теперь удивился уже мой собеседник.

– Еще как может! Ведь у нас, как я говорил, депутатов контролирует парламент, а он состоит из тех же самых депутатов. То есть эти деятели фактически контролируют сами себя. Алле-ап! Круг замкнулся.

– Странная у вас система. – вздохнул Иванов.

– Да уж куда страннее!

– У нас и депутатов, и власть контролируют гражданские объединения, сокращенно – ГО. В их задачи входит защита прав и интересов граждан, контроль власти – как местной, так и центральной и депутатов Народного Совета. Есть ГО ученых, работников образования, энергетики, легкой и тяжелой промышленности, медицины, сельского хозяйства и так далее.

– Что-то вроде профсоюзов?

– Не совсем, но очень похоже. В отличие от профсоюзов, ГО имеют право контролировать не только работодателей, но и министров, депутатов Народного Совета, даже отзывать их, если потребуется. В профсоюзы могут вступать граждане всех категорий, кроме шестой, а в ГО – только первых трех. В каждом ГО есть Контрольно-ревизионная комиссия, в состав которой входят граждане первых двух категорий, избранные общим тайным голосованием членов организации. Причем эти люди должны быть уважаемыми, честными, авторитетными, отличными знатоками своего дела (иначе их просто не выберут на такую должность). Кроме того, у нас еще есть Министерство государственного планирования и контроля – сокращенно МГПК.

– Понятно. А кто контролирует президента и премьер-министра?

– Депутаты Народного Совета, МГПК, ГО, само общество, наконец.

– Что, даже президента с премьером отозвать могут? – изумился я.

– Могут. И наказать могут, если есть за что. У нас ненаказуемых лиц нет. Правда это довольно сложная процедура: необходима экспертная оценка действий президента или председателя правительства (по-вашему – премьер-министра), которую дают МГПК и Контрольно-ревизионные комиссии Гражданских объединений (не менее двух третей их общего числа). Затем проводится голосование, на котором нужно набрать опять-таки не меньше двух третей голосов депутатов и такое же количество голосов граждан, имеющих право голосовать.

– И как эти граждане голосуют в таком случае?

– На референдуме. У нас, согласно Конституции, референдумы проводятся по всем важным для государства и его граждан вопросам. – ответил Иванов.

– Здорово у вас все организовано: даже президент с премьером под контролем! А у нас эти граждане творят что хотят, никакой ответственности фактически не несут. Их могут подкупить, запугать, короче говоря, заставить делать то, что выгодно крупному капиталу, как местному, так и иностранному.

– Поэтому власть и необходимо контролировать. Ведь две трети (как минимум) депутатов, представителей ГО и граждан практически невозможно ни подкупить, ни запугать. Без референдумов по всем важным вопросам также нельзя – это же одна из основ народовластия!

– У вас нельзя, а у нас вполне даже можно. Болгарию, например, и в это чертово НАТО, и в Евросоюз безо всяких референдумов загнали. – горько усмехнувшись заметил я.

– Скажите, Александр Филиппович, это то самое НАТО, про которое Вы мне в самом начале рассказывали?

Поморщившись, словно съел лимон без сахара, я ответил лишь „Да“, а Иванов со страдальческим лицом спросил:

– Но неужели нельзя добиться роспуска и запрещения этого чудовищного военного монстра? У вас же есть какая-то международная организация?

– В том-то и дело, что „какя-то“! Организация Объединенных Наций, сокращенно ООН, в нашем мире почти ничего не решает, да и штаб-квартира ее находится в главной натовской стране – США, в городе Нью-Йорке, цитадели крупных финансовых преступников.

– Но неужели не нашлось другого, более подходящего места?! – изумился мой собеседник.

– Видимо, не нашлось. – поморщился я в ответ и, чтобы сменить эту неприятную тему, решил задать каверзный вопрос:

– Николай Николаевич, а у вас могут голосовать граждане без среднего образования? В Болгарии, например, могут.

– Нет, это невозможно. Для того, чтобы голосовать, среднее (как минимум!) образование просто необходимо, а также отсутствие судимости за уголовные преступления, отсутствие наркотической зависимости, алкоголизма, психических заболеваний. А еще надо быть изрядным налогоплательщиком.

– Строго у вас. Но справедливо. – подвел я итог.

– Иначе нельзя, – ответил мой собеседник – ведь управлять страной, создавать законы и следить за их исполнением должны умные, образованные, честные, ответственные люди. Да и право избирать нельзя же предоставлять всем подряд. Что касается справедливости, то это один из основных принципов и законодательства, и государства в целом. Принцип человекоцентричности, принцип разумности, принцип справедливости, принцип дифференцированного подхода… – начал перечислять Иванов.

– Эх, нам бы так! – не удержался я. – Извините.

– Ничего.

– Скажите, а образование у вас платное?

– Среднее и среднее специальное – бесплатное для всех, а дальше все зависит от родителей и самих граждан. Например, высшее образование для детей граждан первых трех категорий (и для самих этих граждан) – совершенно бесплатное.

– И второе высшее тоже?

– И второе тоже.

– Красота! Ну а граждане других трех категорий могут учиться в университете?

– Только четвертой и пятой. Правда, им придется за это платить, либо заключать с государством контракт.

– Какой контракт? – поинтересовался я.

– Который обязывает их отработать пять лет по распределению и перечислять в этот период десять процентов от своей зарплаты государству. Впрочем, последнее делается автоматически, человеку не надо самому этим заниматься.

– И все? – удивился я.

– Да. – пожал плечами мой собеседник.

– А стипендию студентам платят?

– Да, им начисляют небольшое количество расчетных единиц – отличникам больше, остальным меньше. Но это не столь важно, ведь обучение, питание, проживание в общежитиях (для иногородних), учебные материалы, занятия спортом, оздоровительные мероприятия – бесплатны. Зато у тех, кто окончил университет с отличием, есть право выбора места работы.

– А у других разве нет?

– Нет. Они должны отработать хотя бы два года там, куда их распределят.

– Понятно. Похожая система была в СССР. А иногородним преподавателям полагается бесплатное проживание и питание? – не унимался я.

– Разумеется. Все то же самое, что и для студентов, только условия жизни получше – одноместные номера со всеми удобствами и домашними роботами. Семейным преподавателям предоставляется квартира или блокированный дом в университетском городке, на территории которого есть и поликлиника, и магазины, и ЦСД, и детские сады, и школа, и центр бытового обслуживания. Преподаватель не должен думать о быте.

– А что такое ЦСД?

– Центр спорта и досуга.

– Здорово! Хорошо у вас о моих коллегах заботятся. А какие еще есть привилегии у людей первых трех категорий?

– Разные. Например, граждане первой и второй категорий имеют право на полностью бесплатное медицинское обслуживание, бесплатное пользование общественным транспортом, бесплатный отдых в государственных санаторно-курортных комплексах два раза в год, общей продолжительностью до одного месяца (по медицинским показаниям – до двух), право на бесплатного домашнего робота-помощника для людей старшего поколения, право на приобретение крупных земельных участков для личного хозяйства по льготной цене…

– Простите, а крупный земельный участок это сколько?

– До двух тысяч квадратных метров.

– То есть – двадцать соток? – уточнил я

– Да. Значит, у вас тоже приняты сотки? Занятно. Хотя, логично – это же удобно.

– Скажите, а больше двадцати соток купить нельзя? Гектар, например?

– Купить больше нельзя. Но можно взять в долговременную аренду. У нас единственным крупным землевладельцем является государство.

– Это правильно. А как обстоит дело с коммуникациями: электричеством, водопроводом, канализацией, дорогами? Кто этим занимается? – поинтересовался я.

– Конечно государство.

– Что, даже улицы в пригородах и селах асфальтирует? – не переставал я удивляться.

– Разумеется. Все это входит в обязанности местной власти.

– Да, повезло вам! А у нас, знаете ли, улица есть, а ни асфальта, ни бетона на ней нет. Вот уже лет двадцать как. Сами жители гравий привозят, чтобы по грязи не ходить. Правда, не все такие сознательные. Кое у кого даже канализация на улицу просачивается.

– Это возмутительно! – отреагировал мой собеседник. – У нас если улица уже есть на утвержденном плане и в действительности, то она должна быть обеспечена всеми необходимыми коммуникациями, включая твердое покрытие. В противном случае местную власть ждут серьезные неприятности. Владельцы личных хозяйств обязаны лишь поддерживать чистоту в самих хозяйствах и на прилегающих к ним участках улиц. Так, во всяком случае, в законе записано.

– Эх, нам бы так! – мечтательно вздохнул я и осторожно поинтересовался – А какие еще привилегии есть у ваших граждан?

– У граждан каких категорий?

– Например, первых двух.

– Право избирать и быть избранным во все организации, включая Народный Совет. Право на улучшенные жилищные условия, право на повышенную защиту.

– Повышенную защиту?

– Извиняюсь, опять забыл – у вас же, наверное, такого нет. Это значит, что человек, совершивший против вас преступление понесет более строгое наказание. Да и само такое преступление будет расследоваться без промедления и более тщательно.

– Вот это правильно! Помнится, был у нас такой случай: некий донельзя наглый бизнесмен, пардон, предприниматель, убил ученого и отделался каким-то смешным сроком. Лет пять ему, кажется, дали. И, главное, весь сыр-бор разгорелся из-за того, что пожилой научный работник сделал замечание нахалу, что тот неправильно поставил свою машину. Предприниматель просто вышел из авто и пару раз ударил ученого. Ему этого и хватило.

– То есть, этот предприниматель совершенно сознательно до смерти избил ученого и его осудили всего на пять лет?!

– Представьте себе! Да, этот ученый работал над какой-то важной проблемой и ему даже удалось ее решить.

– ?!

На лице Иванова отразилась, как пишут в романах, „сложная гамма чувств“. Совладав с эмоциями, он спросил:

– Но ведь у этого ученого должна была быть охрана? Куда она смотрела?

– Ну что Вы, у нас охраняют больших чиновников, олигархов и прочих подобных им персонажей, а вовсе не ученых. – снисходительно объяснил я моему наивному собеседнику одну из реалий нашей жизни.

– Простите, а кто такие олигархи?

– Так у вас и олигархов нет?! Вы и вправду счастливые люди! А олигархи – это такие типы, у которых очень много денег, до безобразия просто. И как правило, эти деньги нажиты преступным путем. Кстати, такие граждане очень любят подкупать политиков и чиновников, укрывать налоги, устранять конкурентов (часто самыми радикальными способами).

– У меня нет слов. – только и смог сказать мой собеседник и по его лицу было видно, что слов у него действительно нет, а только одни нецензурные выражения. Хотя, быть может, он и матом не ругается? И тут я решил задать еще один, как мне показалось, каверзный вопрос:

– Николай Николаевич, извините за идиотский вопрос, а у вас там матом часто ругаются?

– Хм. Как Вам сказать? Бывает, конечно, не без этого. Как говорится, без крепкого словца иной раз и дело не ладится.

– Значит, все-таки ругаются? – воодушевился я. – И в публичном пространстве тоже?

– Ну что Вы! Конечно нет. Одно дело ругнуться в сердцах когда ты один или в кругу друзей, либо сослуживцев или коллег (но, разумеется, только мужчин) и совсем другое дело выражаться на людях или в присутствии дам или детей. Это уже административное нарушение и вполне серьезное. В таком случае кроме штрафа могут совсем спокойно один – два балла списать.

– Это правильно. С матерщинниками бороться надо. А как насчет злоупотребления иностранными словами? – не унимался я.

– Во-первых, за это тоже штрафуют, как и за брань, но не списывают баллы. А во-вторых, это просто смешно и глупо. Ну кто же захочет выглядеть глупым и смешным?

– Да, все логично и правильно. А у нас как раз наоборот. Можно еще один вопрос, Николай Николаевич?

– Можно и не один. – улыбнулся Иванов.

– Вы говорили о праве на повышенную защиту. Но это защита закона, защита со стороны государства, а если государство не справится, сам гражданин может защитить себя и своих близких?

Иванов улыбнулся:

– Во-первых, защита граждан (особенно первых трех категорий) – одна из главных обязанностей государства и оно, должен сказать, с ней очень неплохо справляется. Во-вторых, наказания за посягательство на жизнь, здоровье, человеческое достоинство и даже имущество людей весьма серьезные. В-третьих, у любого преступника практически нет возможности остаться безнаказанным. В-четвертых, да, граждане имеют право на самооборону, однако право на гражданское оружие имеют лишь представители первых трех категорий. Причем разрешается иметь не более двух единиц на человека. Само собой разумеется, что гражданин должен быть психически здоровым, уравновешенным, не иметь наркотической или алкогольной зависимости, не быть осужденным за уголовные преступления, что подтверждается соответствующими справками.

– Николай Николаевич, а как подтверждается принадлежность к первым трем категориям?

– Справкой из Государственного реестра граждан. Причем ее можно получить и не выходя из дома – через ГИС: Государственную информационную систему.

– Похоже на наш Интернет, только локальный. – заметил я.

– Извините, Александр Филиппович, а что такое Интернет?

– Это общемировая система, объединяющая компьютерные сети для обмена информацией и связи. Его еще называют Всемирная сеть или Всемирная паутина.

– Простите, как Вы сказали – компьютерные?

– Да, компьютерные сети, то есть сети ЭВМ. У нас ведь англосаксы сейчас гегемонствуют, вот и наполнились все языки англицизмами. – криво улыбнулся я.

– Понятно, спасибо за разъяснения! А интересное Вы слово использовали – „гегемонствуют“.

– Ага, из двух слов: существительного гегемон и глагола бандитствовать. Николай Николаевич, а что значит „гражданское оружие“?

– Это значит, что оно неавтоматическое, с небольшим количеством зарядов (не больше восьми), калибром не более десяти миллиметров для нарезного и 18 миллиметров для гладкоствольного оружия. Кроме того, длина ствола нарезного оружия не должна превышать пятнадцати сантиметров, а гладкоствольного – семидесяти.

– И с какого возраста можно приобрести оружие?

– С двадцати пяти лет, не раньше.

– Николай Николаевич, – решил я задать каверзный вопрос – скажите, у вас есть такая проблема, как нелегальная продажа оружия?

– Как журналист могу Вам сказать, что есть, но очень редко встречается. К тому же, за такое деяние строго карают, а совершившему преступление с использованием незаконного оружия грозит наказание в двойном размере.

– И, если позволите, такой вопросик: как у вас обстоят дела со строительством собственного дома? У нас, например, замучаешься разные бумажки собирать: столько всяких документов надо, что поневоле передумаешь и строить. Вот этот скромный домик, например, мы просто отремонтировали. Верно, что ремонт получился капитальным, денег, труда и времени вбухали много, но зато никакой возни с бумагами и не надо каждый раз ждать каких-то там разрешений.

– У нас тоже нужно получить разрешение на строительство.

– И у вас тоже?! А я-то думал. – разочарованно вздохнул я – И много надо разных бумаг собрать?

– Вы имеете в виду документов? – уточнил Иванов.

– Да.

– Три. – быстро ответил мой собеседник.

– Всего?!

– Да. Нотариально заверенную копию ГСС – государственного свидетельства о собственности, архитектурный проект дома и стандартное заявление (есть готовые образцы).

– И все?!

– Да.

– Нам бы так жить! А с нас требовали восемь разных документов за одноэтажный сборный домик, площадью 48 квадратных метров. Да и сам домик стоил порядочно.

– Однако – целых восемь документов! У нас достаточно трех перечисленных выше, а архитектурный проект – типовой или индивидуальный, прилагается к сборному домику. Да и по цене они вполне доступны большинству граждан.

– И что, каждый гражданин имеет право купить участок и построить себе дом, или привезти и поставить уже готовый?

– Конечно. Право на жилище – одно из основных прав каждого гражданина, наряду с правом на пищу, медицинское обслуживание, защиту, труд и отдых.

– А медицина у вас для всех бесплатная, или только для первых двух категорий?

– Не для всех. Например, граждан, употребляющих наркотические вещества не в медицинских целях, злоупотребляющих алкоголем, курящих никто бесплатно лечить не будет. Это разумно и справедливо. Неотложная помощь бесплатна для всех. Для граждан первых двух категорий, их детей до 21 года и родителей (если они не ниже третьей категории), как я уже говорил, все медобслуживание бесплатно. Граждане третьей категории тоже ничего не платят. Граждане четвертой категории оплачивают 10 процентов, представители пятой категории – 25, а шестой – 50 процентов. Дети граждан с третьей по пятую категории включительно, до девятнадцатилетнего возраста лечатся и отдыхают бесплатно. А те, кому не повезло попасть в шестую, платят за своих детей 50 процентов. Впрочем, для них это не слишком обременительно – содержать одного ребенка не так трудно, да и таких граждан у нас совсем немного.

– А почему одного?

– Просто гражданам этой категории (так же, как и пятой) разрешается иметь только одного ребенка.

– То есть, больше они не заслужили? – с иронией спросил я.

– Именно. – безо всякой иронии ответил мне мой собеседник и продолжил – Как Вы думаете, кто может вырасти в семье, где родители пьют, курят, употребляют наркотические вещества, нарушают законы, ведут себя отвратительно, не желают получать образование и платить налоги?

– Скорее всего, такие же мерзавцы.

– Вот именно.

– Скажите, Николай Николаевич, а сколько детей разрешается иметь гражданам, скажем, первых трех категорий?

– Столько, сколько они захотят. Ограничения налагаются только на граждан пятой и шестой категорий.

– А как же четвертая?

– Так же, как и первые три.

– Понятно. Спасибо.

– Пожалуйста! – улыбнулся мой собеседник.

– Николай Николаевич, а лекарства у вас дорогие?

– Нет, что Вы! Лекарства должны быть доступными, наживаться на страданиях людей безнравственно и преступно.

– Тут я с Вами полностью согласен. Извините, Николай Николаевич, а как у вас с демографией?

– Видите ли, я не специалист в этой области и мне трудно судить. Могу только сказать, что сейчас в РФР живет, если мне память не изменяет, четыреста пятнадцать миллионов человек. Средняя продолжительность жизни составляет 95 лет для мужчин и 98 лет для женщин.

– Да, нам до вас еще очень далеко! Николай Николаевич, Вы сказали в РФР?

– В Российской федеративной республике.

– Почти как наша РФ. – заметил я и тут же продолжил:

– Николай Николаевич, разрешите еще один вопрос?

– Ну что Вы! Спрашивайте смело – я ведь тут не как журналист, а как своего рода представитель другого мира.

– А как у вас обстоят дела с банками, кредитами, займами и прочим перекладыванием денег из одного кармана в другой? Или у вас вместе с деньгами и банки упразднили?

– Почему же упразднили? От денег и банков в их традиционном виде отказались еще не все государства, так что они все еще существуют. Но у нас, например, есть ГРЦ – Государственный расчетный центр (аналог старого госбанка) и ГСК – Государственная сберегательная касса – там граждане могут хранить свои свободные расчетные единицы.

– А если гражданину нужны деньги, пардон, расчетные единицы на покупку чего-либо очень нужного? Жилья, например?

– У нас жилье предоставляется бесплатно.

– Всем? – изумился я.

– Конечно. Но для разных категорий разные условия. Наиболее льготные условия у первых двух категорий граждан: отдельная квартира или дом, жилая площадь – 20 квадратных метров на человека. Гражданам третьей категории полагается по 14 квадратных метров на каждого, четвертой – по десять. Лицам, принадлежащим к пятой и шестой категориям, положено не более 6 квадратных метров жилплощади. А отдельные квартиры для них выделяются только если таковые есть в наличии, т.е. эти люди могут жить и в общежитиях. Да, во всех случаях я говорю только о жилых помещениях – санузел, кухня, коридор и прочее не в счет. Причем, если вы предпочитаете жить в сельской местности или маленьком городе и это ваше единственное жилище, то дом построит или предоставит (отремонтировав его, если нужно) государство. Вам останется лишь купить участок, но со скидкой, размер которой зависит от того, к какой категории вы принадлежите. Но в любом случае это совсем недорого. Кроме того, граждане первых двух категорий имеют право на второе жилье той же площади, что и первое, но уже не бесплатно, а по льготной цене. Все остальные граждане покупают дополнительное жилье или участки по их кадастровой стоимости.

– Николай Николаевич, а государство может построить мне дом по моему проекту, даже если надо будет снести старый?

– Конечно. Причем для граждан первых двух категорий так поступают всегда, за исключением тех случаев, когда дом представляет историческую или художественную ценность. Впрочем, в таких зданиях как правило располагаются музеи или государственные учреждения. Конечно, новый блокированный дом, например, в университетском городке, никто сносить не будет, лишь сделают ремонт, если это необходимо. Что касается остальных людей, то тут все зависит от состояния предоставляемого жилья и категории самого гражданина.

– Да у вас прямо „мечта поэта“, а не жизнь! И обманутых дольщиков, наверное, нет, и ипотеки.

– Простите, как Вы сказали: обманутые дольщики? Кто эти люди?

– Как Вам попроще-то объяснить… – замялся я – Это доверчивые граждане, которые купили еще не готовые квартиры в еще не построенных домах. Называется такое безобразие долевым строительством. То есть каждый из желающих приобрести квартиру в новом доме платит строительной компании, которая должна построить жилой дом или даже целый комплекс, свою долю – цену квартиры. Но очень часто застройщик ничего не строит, или начинает строить и не достраивает, а потом банально исчезает с чужими денежками. А у людей ипотека, то бишь займы, которые обеспечены их неготовым (или еще не построенным) жильем. Короче говоря, ни денег, ни жилища у обманутых нет, а долгов полно.

Иванов сморщился, словно съел лимон без сахара, и смог произнести только:

– Но как?..

– Да вот так. Просто и изящно отнимают деньги у населения, а потом этих мошенников ищут и не всегда находят, а где людям жить, неизвестно.

– Как можно покупать несуществующее жилье?! У нас это запрещено законом.

– И все-таки, Николай Николаич, как там насчет займов? У нас, знаете ли, просто ужас что творится: люди набрали кредитов и, как говорится, в долгах как в шелках. Многие берут одни кредиты, чтобы погасить другие и тонут все глубже в долговом болоте. У вас что-нибудь подобное возможно?

– Да Вы что?! Нет, конечно! У нас даже есть закон, запрещающий ростовщичество. Ведь человек, задолжавший много денег и не имеющий возможности отдать долг, способен пойти на преступление или самоубийство. К тому же, каждый дееспособный гражданин обязан трудиться, а не обогащаться за счет других. Но если все-таки вам потребуется кредит, то его выдает государство: ГСК – для граждан и ГРЦ – для организаций. Предоставление займов – исключительная государственная монополия.

За окном уже начинало вечереть и я понял, что как бы ни был мне интересен этот разговор, но беседу пора заканчивать.

– Простите, Николай Николаевич, что замучил вопросами, но уж очень интересный у вас мир. И если честно, мне он очень понравился. Так и хочется к вам переселиться, но – увы! – тут я разочарованно вздохнул и развел руками.

– К сожалению, вы правы. Это зеркало – не дверь, а всего лишь окно в другой мир пока, увы, недоступный.

– Для нас – к сожалению, а для вас – к счастью. – грустно улыбнулся я.

– Не теряйте надежды, ведь пусть и теоретически, но у вас есть возможность очень многое исправить, построить более разумное и справедливое общество. Раз нам это удалось – удастся и вам.

– Теоретически – да, но вот практически… К тому же, вам инопланетяне помогали.

– Это верно, Учителя много сделали для нас, но ведь и мы хотели изменить свою жизнь к лучшему, мы очень старались. Разве можно было упускать такую прекрасную возможность? Как гласит русская народная мудрость: „Всяк человек своего счастья кузнец“. То же самое касается и каждого народа, и всего человечества. Наверное, в нашем мире к тому времени накопилось очень много зла, а страшная мировая война и падение метеоритов лишь усилили желание большинства людей построить наконец общество добра, разума и справедливости.

– Значит, ваше общество оказалось умнее нашего. Нам даже двух мировых и десятков малых войн не хватило, чтобы поумнеть. Так и тонем в болоте капиталистической олигархократии. Братья по разуму не спешат нас спасать, а сами себя вытащить из этого болота мы, увы, не можем.

Мой собеседник замолчал, о чем-то глубоко задумавшись, – кажется, мое высказывание произвело на него тягостное впечатление и он не знал, чем развеять мой пессимизм. Чтобы как-то разрядить обстановку, я улыбнулся и сказал:

– Огромное Вам спасибо, Николай Николаевич, за интереснейшую беседу и за знакомство с вашим миром! Знаете, у меня прямо крылья выросли. Все-таки как приятно знать, что где-то рядом, в параллельной реальности, существует такое прекрасное общество и Россия занимает в нем достойное место. Это как глоток свежего воздуха.

– Ну что Вы… – смущенно улыбнулся Иванов – Это Вам спасибо, что выслушали меня и рассказали о вашем мире. При контактах с представителями иных миров, честно говоря, бывают разные, хм, казусы. Но мне, однако, пора. Все-таки я не прощаюсь – надеюсь, Вы не забыли про мою просьбу?

– Ну что Вы, конечно нет.

– Тогда до встречи!

– До встречи!

Тут голографическая копия моего двойника из иной реальности „вплыла“ в необыкновенное зеркало, ставшее, пусть и на короткое время, окном в другой мир и скрылась, надеюсь, что не навсегда.

(Болгария, апрель 2023 г.)

.
Информация и главы
Обложка книги Старое зеркало

Старое зеркало

Владимир Манчев
Глав: 1 - Статус: закончена
Оглавление
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности