Выберите полку

Читать онлайн
"МаксиМаша"

Автор: А Зю
День первый. Утро.

Это было самое ужасное утро в ее жизни. Никогда еще Маша не чувствовала себя так скверно и неуютно. Налицо было явное ощущение дискомфорта... Почему-то ей казалось, что ей тесна ее любимая ночнушка – тесемки очень больно врезались в плечи, а сама ночнушка свернулась жгутом и больно сдавила грудь и подмышки. Она открыла глаза. Лежать было очень неудобно, создавалось ощущение, что ей все тесно, кровать узкая и короткая, все тело затекло от неудобной позы, и было как чужое... Маша потянулась, попыталась перевернуться на другой бок, протянула руку, чтобы поправить подушку и испуганно застыла. Рука была как будто не ее: с крупной кистью, короткими ногтями, большой и совершенно неприлично волосатой... Она попыталась ею помахать. Крупная, явно мужская рука послушно заметалась перед носом. Маша села на кровати, попробовала размотать плотно сдавивший ее рубашечный жгут и застыла от страшной... Нет, не находки, скорее потери.

Грудь, под сдавившей ее ночной сорочкой, была совершенно плоской, покрытой короткими жесткими волосками... Этого просто не может быть! Она вскочила с кровати и подбежала к зеркалу. В отражении стоял высокий, небритый брюнет в нелепо натянутой на него розовой женской ночной рубашке с тонкими бретельками, едва прикрывающей... В общем, едва его прикрывающей. Несколько минут брюнет с ужасом смотрел на Машу из зеркала, потом сознание отключилось, и она рухнула на пол...

***

Сознание возвращалось медленно. Но, ощутив, что лежит на полу, Мария все вспомнила! Быстро ощупала лицо, тело... Все, на что натыкались пальцы, было совершенно незнакомо... Она не находила ничего того, что всю жизнь принадлежало ей, Маше Васильевой. Было жутко и боязно, и она просто не могла поверить в то, что с ней случилось... Машу замутило и она, вскочив и зажав рот ладонью, побежала в ванную. Умываясь, долго боялась поднять глаза и взглянуть еще раз в зеркало, потом все же переборола страх и решилась... Лохматый, небритый субъект по-прежнему взирал на нее из отражения с той же перекошенной от страха физиономией. Во время падения сорочка лопнула и из дыры выглядывала волосатая мужская грудь. Да и все остальные признаки явно указывали на то, что того тела, которым Маша так гордилась, больше нет. Чья та злая воля переселила ее в мужское туловище...

Чья та... Маша была почти уверена, что знает, кто это сделал. Вчера вечером опять приходил Пашка. Был большой скандал, он кричал, что все знает о ней с Сергеем, что он вывел ее на чистую воду, и она за все заплатит. Что он все отдаст за то, чтобы она побыла в его шкуре и поняла, какие страдания он испытывает. Тряс перед ее глазами визиткой какой-то, как он сказал, страшной колдуньи и угрожал, что она поймет, что такое быть обманутым собственной невестой за три месяца до свадьбы. Маша, конечно же, не поверила ему и не отнеслась серьезно к его угрозам... Как выяснилось, совершенно напрасно....

***

Было очень раннее утро, даже мама еще не встала, и не было слышно ее шарканья и звона посуды.

- Мама!

Чуть не закричала Маша и испуганно зажала себе рот рукой. Что скажет мать, увидев вместо дочки незнакомого полураздетого мужчину в рваной розовой дочкиной ночнушке? Пока она сумеет объяснить мамуле, что этот субъект и есть ее Машенька, та успеет или умереть от испуга или вызвать милицию. Ни того, ни другого не хотелось, а было желание сначала разобраться самой в том, что, собственно произошло. В первую очередь нужно найти Пашу и уговорить сменить гнев на милость. Паша вспыльчивый, но отходчивый, он не может не ужаснуться при виде того, что натворил. Ведь он любит ее, Машу. Нужно постараться уговорить его свести к минимуму срок наказания, к которому он ее приговорил. Желательно еще убедить прийти к маме и объяснить ей, что этого его вина, что это он сотворил с ней, Машей. Любить его мамочка, конечно, после этого не станет, но в этом смысле Пашке все равно терять нечего... Мама его всегда с трудом терпела. Но, по крайней мере, он сумеет подготовить ее и тогда, возможно после бурного объяснения, Маша сможет вернуться домой...

***

Времени оставалось совсем мало - мать скоро встанет, и тогда проблем уж точно не оберешься. Пора собираться и срочно бежать к Паше. О том, чтобы принять душ, речь вообще не идет, мама услышит, что дочь встала и начнет хлопотать с завтраком. Придет, как всегда, спрашивать, что ей приготовить, а тут... Этого допустить нельзя! Значит нужно просто одеться и тихо выйти из дома.

Маша тихонько, чтобы не скрипнула дверца, открыла шкаф, привычно взяла в руки бюстгальтер..., и в бессилии прислонилась к стене. Одеться? Во что, спрашивается? Что можно найти в гардеробе молодой красивой женщины такого, чтобы можно было напялить на это чужое, ненавистное мужское туловище? О нижнем белье речь вообще не идет, если только взять что-то из маминого гардероба... Хотя, вот эти трикотажные шорты, подаренные мамой, ей всегда были велики... О Боже! Как же это все неудобно...

Кстати, тут, в шкафу хранятся деньги, отложенные на свадьбу. Надо взять их с собой, пока суть да дело надо во что-то себя одеть, да и поесть бы не мешает... Угу, вот они. Берем все, будем надеяться, что мама не поднимет тревогу. Так, теперь одежда. Какое счастье, что Сергей в последний приход оставил тут свой спортивный костюм! Хоть, что-то. Коротковат, конечно, а что делать?! С обувью совсем беда, только если вот эти домашние тапочки, купленные на вырост, специально для гостей мужского пола... Маловаты, ну да ладно, выбирать не приходится.

Так, теперь пригладим немного шевелюру ... Господи, ну и урод… Ну ладно, не урод, но как можно было превратить Машино нежное лицо вот в это? Это же еще и как-то брить нужно?! Еще эти волосы по всему телу... Нет, сейчас мы точно заниматься депиляцией не будем, времени почти не остается... Маша еще раз посмотрела на себя, вернее уже не на себя, в зеркало, горестно вздохнула, утерла слезу, взяла ключи, деньги и тихонько выскользнула из дома.

***

Было раннее утро, но город уже проснулся. Народ спешил на работу, и Мария влилась в поток людей, направляющихся к метро. Ей не привыкать было ловить на себе восхищенные мужские взгляды и завистливые женские, поэтому поначалу ее мало смущали пристальные взгляды прохожих. Потом ей стало непривычно неуютно под этими взглядами, и она насторожилась. Что-то было явно не так. Никакого восторга в глазах мужчин не было. Была брезгливость и насмешка. А женщины смотрели сочувственно, с некоторой жалостливой пренебрежительностью... Проходя мимо зеркальной витрины магазина, Маша скосила туда глаза и пришла в ужас! В витрине отражался небритый мужик в коротковатых, зеленых, с пузырями на коленках, спортивных штанах, из-под которых торчали босые ноги в пестреньких, голубых с желтым, домашних тапочках. И в куцей зеленой с красным куртейке от спортивного костюма... При этом мужик шел красивой походкой от бедра, кокетливо помахивая правой рукой...

Маша испуганно остановилась. Так ведь и внимание милиции недолго привлечь, и что ей тогда делать, без документов? Да и в «Кальяри» в таком виде ее никто не пустит. А домой к Пашке идти бесполезно, там не поговоришь... Да и не хочется в очередной раз объясняться с его отцом, наслушалась про себя уже всего достаточно. Правда, в этом обличие ее узнать трудно, но и Пашка ведь в последнее время тихо разговаривать разучился. Пока Маша до него достучится, вымаливая прощение - все вокруг уже все будут знать. И вытолкают непонятного мужика взашей, приговаривая радостно: «Так тебе и надо!». Если поверят, конечно.

Нет, выход один – нужно заявиться в «Кальяри», и выманить Пашку для разговора на улицу. Но для начала приодеться. Надолго это превращение или нет, но лучше уж выглядеть прилично и не привлекать к себе излишнего внимания. Маша увидела магазин одежды и решительно свернула к нему. Войдя в магазин, она попыталась пройти к стеллажам с одеждой. Не тут-то было! На ее пути вырос двухметровый детина в форме охранника, из-за плеча которого выглядывала девушка в униформе продавщицы:

- Эй, мужик! Куда это ты собрался?

Маша оглянулась. За спиной никого не было. Она попыталась пройти дальше, но охранник больно схватил ее за плечо:

- Ты что, оглох? Я с тобой разговариваю!

Мария чуть было не возмутилась, но быстро поняла... Ну конечно, она же теперь выглядит как мужчина, соответственно к ней и обращаются, как к мужику. Она вывернулась из-под руки охранника и с достоинством ответила:

- Я хотела бы купить себе одежду.

- Что ты хоте…ла?

- Хотел. Я хотел, вернее, хочу, подобрать себе кое-какую одежду...

- Ты что, трансвестит? Какую одежду ты себе собираешься подобрать в женском отделе? Да о чем, я, собственно, спрашиваю? Видна птица по полету...

Охранник презрительно смерил Машу взглядом:

- Да уж... Чего только на свете не бывает. Бомж-трансвестит, это что-то...

- С чего это вы взяли, что я бомж?

Маша оскорбилась:

- У меня есть работа. И квартира! И деньги... А с отделом я просто ошибл... Ошибся! Я нормальн…ный! Честное слово!!! Пропустите меня, пожалуйста! Пожалуйста, пожалуйста!

- Ага! Нормальнее некуда! И вот сегодня ты встал со своей постели, оделся во все лучшее и отправился на работу? Не смеши меня! В общем, так! Если через пять секунд ты все еще будешь маячить перед нашими глазами, я вызываю милицию. Которая отвезет тебя домой, или на работу. По твоему выбору! Раз!

Маша поняла, что лучше не портить отношения с этим неприветливым охранником и срочно ретировалась. Оказавшись на улице, прикинула, куда же ей еще пойти и решила, что рисковать и связываться с магазинами она больше не станет. До открытия «Кальяри» еще куча времени. Сейчас она перекусит где-нибудь в забегаловке и отправится на оптовый вещевой рынок. Там и публика попроще, и не такие подозрительные охранники...

***

Спустя полчаса после вышеописанных событий, Маша вышла из кафешки. Проще было бы, конечно, ухватить пирожок на улице и не сносить презрительные взгляды посетителей кафе. Но обойтись без чашки кофе она никак не могла, поэтому пришлось потерпеть... На сытый желудок проблема казалась уже не такой ужасной. Не может быть, чтобы Паша не помог! Надо только убедить его в том, что она глубоко раскаивается, что ее роман с Сергеем был страшной ошибкой, что Сергей не стоит Пашиного мизинца... Ну и все прочее, что принято говорить в подобных случаях и что, наверное, приятно было бы услышать Павлу. Но в первую очередь необходимо разобраться с одеждой и постараться не попадаться на глаза милиционерам... Ну, тут выход один. Метро исключено, так как там милиция ее точно мимо себя не пропустит, поэтому остается одно – поймать машинку с каким-нибудь невзыскательным пенсионером за рулем. Не успела Маша об этом подумать, как увидела приближающийся неказистый, грязный, обшарпанный «жигуленок» и подняла руку...

Пропускаем уговоры водителя, действительно оказавшегося подрабатывающим к пенсии пожилым мужчиной, как не слишком значительную часть нашей истории. Конечно, он не сразу согласился подвезти странно одетого молодого человека.., Почему-то тот вызывал у ветерана недоверие... Скажем только, что стрельба глазами вкупе с кокетливым приподниманием бровей и подмигиванием не только не сработали, но чуть не заставили дедушку рвануть с места со всей прытью, на которую была способна его раздолбанная машинка... Но потом Маше пришла в голову счастливая идея протянуть деду пятьсот рублей и все получилось. Не прошло и часа, как Мария оказалась на рынке.

Сама по себе покупка вещей заняла бы не слишком много времени, если бы Маша периодически не отклонялась от намеченного маршрута и не начинала разглядывать бижутерию, косметику и купальники. С последними она чуть не прокололась, спросив у продавщицы, где у них примерочная и попытавшись приложить верх купальника к груди... В последний момент опомнилась, изобразила, что кого-то потеряла в толпе покупателей, извинилась и поспешно отошла...

Зато не раз похвалила себя за то, что додумалась пойти именно на рынок. Потому что только тут, покупая необходимые вещи в разных местах, поняла, как странно выглядел бы в полупустом утреннем магазине покупатель, категорически не знающий своих размеров обуви и одежды... В первую очередь она купила кроссовки с носками и сразу их надела, с облегчением скинув постоянно теряющиеся и основательно замызганные тапочки. Джинсы пришлось покупать без примерки, так как за отсутствием примерочной кабинки, побоялась, что кто-то ненароком увидит ее в розовых кокетливых шортиках с бабочками на карманчиках, отделанных рюшечками... Да, и наконец-то она купила трусы, потому что вышеупомянутые шортики оказались не так уж и велики, как ей ранее казалось, и в последние полчаса доставляли немалый дискомфорт... Все остальное купить уже не составляло большого труда и, с экипировкой на первое время было покончено. Правда, зачем-то Маша прикупила себе еще совершенно очаровательную блузочку. Но блузка была так хороша, что она не смогла удержаться. Ничего, полежит, не вечно же ей ходить в этом туловище! А пока блузка была спрятана на дно баула, который пришлось прикупить заодно с вещами. Теперь нужно было найти место, где переодеться.

Ну конечно, первое место, которое пришло Маше в голову – это туалет! Беда только в том, что рыночный туалет для этой цели вряд ли бы подошел... Хотя, вот и решение проблемы - вон там, недалеко виднеется «Макдональдс»... Маша решительно направилась в нужную сторону ...

Вот и нужная дверь. Мария взялась за ручку, вошла в туалет и привычно встала в хвост небольшой очереди к кабинкам. И только когда дамы стали испуганно на нее оглядываться и возмущенно перешептываться, а вошедшая было следом девушка, стала пятиться назад и рассматривать табличку на двери, когда вышедшая из кабинки девица больно пнула локтем в бок и истерично заорала «Извращенец!!!» - Маша поняла, что не все так просто. Опять она забыла, что отныне принадлежит к представителям другого пола и должна входить не в эту, а в соседнюю дверь! А сейчас, пока не поздно, нужно уносить ноги, так как проблема разборок с властями остается по-прежнему неразрешимой и может закончиться явно не в ее пользу.

К счастью, в мужском туалете никакой очереди не было, и она быстро прошла в кабинку, стараясь не смотреть по сторонам. Там Машуня избавилась, наконец, от зеленых Серегиных порток, рюшечных шорт и куртейки, старательно запрятала все это за унитаз и оделась во все новое. Выйдя из кабинки туалета, не удержалась и подошла к зеркалу. Гхм..., а ничего! В приличной одежде брюнет выглядел очень неплохо, его не портила даже щетина. Напротив, придавала облику некоторую брутальность, несмотря на то, что лицо из-за нее чесалось и зудело просто невыносимо. Но не начинать же бриться в туалете, тем более что Маша имела очень отдаленное представление о том, как это делается. Но, если не обращать внимание на некоторые частности, одетый прилично брюнет производил почти сокрушительное впечатление… Если бы Маша встретила такого раньше, она бы точно не устояла...

- О чем ты думаешь, дура? - вслух упрекнула себя Мария...

- Что вы сказали? - послышалось справа. Маша повернула голову и... смущенно отвела в сторону глаза. Ох! Непривычно и неприятно было застать совершенно посторонних мужчин за столь интимным действием, как бы естественно это ни выглядело со стороны в подобном месте...

- Ничего, это я себе, – пробормотала Мария, подхватила баул и пулей выскочила из туалета... Ну вот, теперь, после того, как она увидела свой новый облик в зеркале, у нее прибавилось уверенности в себе. Но метро, пожалуй, лучше по-прежнему избегать...

- Как там мама?- подумалось Машуне. Что почувствовала она, проснувшись и увидев, что дочки уже нет дома? О чем сейчас думает? Волнуется, наверняка… Маша взяла из дома мобильный, но сейчас он отключен, так как совершенно бесполезен в ее ситуации. Только напугает… Ну, ничего, будем надеяться, что это ненадолго...

О, Господи! Опять эти странные взгляды прохожих! Надо следить за походкой. И зачем она посещала школу моделей? Стоило столько работать над собой, над походкой, жестами, манерами истинной леди, чтобы теперь так мучиться от непосильного груза совершенно бесполезных, даже вредных навыков... Ну как, например, ставить ноги, чтобы при этом не вихлялись бедра? Что делать с руками, просто опустить их вдоль туловища? Нет, она опять выглядит как дура... Тьфу! Как придурок Вон, девушки, шедшие навстречу, испуганно рассыпались в разные стороны, обойдя Машу по широкой дуге! Боже, как же трудно бороться с привычкой стараться быть заметной и яркой как раз в тот момент, когда хочется, наоборот, съежиться и стать невидимкой!

Вот и такси. Еще немного и «Кальяри». И Паша... Только нужно постараться и сказать водителю адрес спокойным, нейтральным голосом, не придавая ему никаких посторонних красок. Хватит с нее того перепуганного деда! Веселый водитель такси, как на беду, обладал вполне обычным для таксистов пороком – большой словоохотливостью. Всю дорогу он сыпал историями из жизни, жаловался на пробки, хвалился тем, как ловко он умеет их объезжать, обладая даром предвидения и большим опытом, и сыпал, сыпал вопросами. Бедная Маша отвечала сквозь зубы, стараясь не расчесывать зудящие щеки и не попасться на простых для любого мужчины вопросах. И горестно думала: «Ну, почему никто не оставит меня в покое?!».

- Не знаю я, как сыграл «Спартак» с «ЦСКА»! Да, я не футбольный болельщик, а что тут странного? Почему это я не мужик? Мужик, а что, не видно? Не видно, жесты странные? Жесты как жесты, впервые слышу, что они странные. Да, у меня раздражение на бритье! Да, я обязательно запомню крем, который вы советуете. Извините, можно я немного помолчу, у меня..., голова болит?!

***

Вот и «Кальяри». Расплатившись с настырным, неприятным таксистом, Маша вышла из такси и подошла к дверям ресторана. Навстречу ей выскочил из дверей Пашин отец. Девушка привычно втянула голову в плечи, но Федор Иванович, не глядя на нее, быстро спустился по ступенькам и побежал к машине. Мария выдохнула и только потом сообразила, что узнать ее сейчас не смогла бы и родная мать.

– Мама!

Опять всколыхнулось в душе беспокойство, но девушка подавила его в себе. Еще немного и она сумеет вернуться домой, и потом они с мамой вместе посмеются над ее сегодняшними приключениями... Маша тряхнула головой, привычным жестом попыталась убрать с лица прядь волос, как делала прежде, когда у нее были роскошные длинные волосы, и потянула на себя дверь заведения...

Через полчаса она уныло брела по улице, уходя прочь от ресторана, на посещение которого возлагала сегодня столько надежд... Оказывается, Павел пропал. И никто не знает, где он… Сын не пришел ночевать и Федор Иванович всю ночь и все утро названивал в милицию, где категорически отказывались начать поиски Павла ранее трех суток после исчезновения. И сейчас отец опять помчался на встречу с каким-то знакомым ему милицейским начальником.

Все это она узнала из разговора двух официанток, когда, представившись приятелем Павла, попробовала попросить вызвать того для разговора. Говорили и об ее исчезновении. Час назад в ресторан приходила Вера Михайловна, и у нее с Федором был очень бурный разговор на повышенных тонах. Что же делать-то? Куда идти без документов? Попробовать все же поговорить с мамой? Она не может не узнать свою дочь, главное, чтобы она согласилась ее выслушать. Решено! Надо попытаться поговорить с самым родным человеком, другого выхода нет. Конечно, немного страшновато. Мамуля может насторожиться, что именно в тот момент, когда таинственно исчезла на рассвете ее дочь, появляется неизвестный мужчина и несет какую-то чушь, что он и есть Маша... Но она мать, она поймет и поможет. Дочь расскажет ей об их жизни, обо всех мелочах, известных только им двоим, потом приготовит свою фирменную пиццу, которую так любит мама и потом они вместе решат, как им быть дальше и как им найти Пашу...

.
Информация и главы
Обложка книги МаксиМаша

МаксиМаша

А Зю
Глав: 7 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности