Выберите полку

Читать онлайн
"Горечь Оливий"

Автор: Маркус Крафт
«Горечь Оливий» Мистическая повесть

Опять наступила, эта проклятая жара. Офисные кондиционеры хоть и пытались изгнать этот зной, но можете поверить камень и бетон безжалостно поглощает всю энергию и жар.


И зачем только меня вызвал мой главный редактор мистер Митчел - думал я. Вызывает он меня редко, а значит есть дурные известия. Обычно радостью он делиться в телеграммах, или по телефону.


В офисе тихо, а милая Сьюзи -

секретарша мистера Митчелла набирала своими тоненькими пальчиками текст на печатной машинке.

- Здравствуйте, Сьюзи! - поздоровался, я.

- Здравствуйте, Мистер Блоу! Мистер Митчелл сейчас придет он у него была важная встреча - отрапортовала Сьюзи.


Я посмотрел на часы, было время ланча.


-Его желудок совместим с деловитостью? - спросил, я.


Сьюзи тихо хихикнула. Провела пальцем под носом, смахнув вперед.

Я присел в кресле ожидая редактора. Прошло всего несколько минут, как по коридору разнеслись шаги и бодрые восклицания.


Дверь распахнулась и от неожиданности Сьюзи вздрогнула, отняла руки от клавиш.


-Сьюзи, я кажется опоздал, мистер Блоу тут?! - спросил он глядя на часы стоящие у стены.


Сьюзи утвердительно кивнула, ее небольшие глаза округлились и взгляд указал на меня сидящего молча в кресле.


-О! Чудно! Зайди, ко мне, а ты Сьюзи принеси нам… эээ… - протянул он и щелкнул пальцами, якобы вспоминая.


-Мистер Митчелл, я бы не отказался ванны со льдом, но пожалуй столько у вас нет?! - я попробовал пошутить. Однако, это не удалось в полной мере.


Мы прошли в кабинет, тут было немного прохладнее, хотя бы из-за того, что высокие окна были закрыты плотными деревянными жалюзи. Он открыл одно окно, и в офис упал белый свет. Который осветил только ту часть, которая вела к двери. Осветил дорогу к выходу…или же в никуда?


-Присаживайся! - он указал рукой на стул, достал из ящику сигару, срезал кончил, прикурил - Ааа! Да, да… лучше дыма не придумали - сказал, он смакуя.


Передо мной будто возник тот самый Салун, что я посетил много лет назад. Тот бармен, имя его я уже позабыл. Сделав пару вкусных затяжек и выпустив целое облако. Митчел достал из другого ящика, мою первую рукопись. Те самые старые, уже пожелтевшие бумаги.


- Помнишь? - спросил он.

Я ничего не ответил, а только покачал головой. Митчел придвинулся к столу, облокотил свое тощее тело. Он стал стучать пальцем по верхней части листа.


- Что там? - спросил, я одел очки, пригляделся. Мое настоящее имя было перечеркнуто, так чтобы его нельзя было разобрать. А рядом был мой псевдоним Алан Блоу.

- Когда-то ты мне сказал, что под этим пятном навсегда будет похоронено прошлое!? Верно?

- Да, верно… - уточнил я, убрав очки в карман.

- А вызвал, я тебя затем, чтобы сообщить дурную весть. Продажи твоего последнего романа и сборника серьезно упали. Три критика, упомянули твой первый большой рассказ - «Горькая Оливия».

- Что же их не устроило? - спросил, я сдержанно.

- Похоже, что они бы хотели продолжения…- он прищурился - откинувшись в кресле.

- Я ведь не собирался его делать? История Оливий закончена и…

- Да, да. Но и ты меня пойми, твои романы об возрождающихся культах, биографической мистике уходили в миг! Слышал про некоего Лаукрафта?!

- Лавкрафта, да слышал - уточнил я.

- Фактически тебя сравнили с ним, лишь с той оговоркой, что от твоих рассказов хочется спать со светом, а рассказ Лавкрафта подарить психиатрам.

- Думаю, что Говард так не считает, хотя я не знаю его лично.

- Плевать, я лишь к тому, что твое первое творение невероятно живое! Оно будто все ещё издает пульс.

- Я ничего не обещаю… - сказал, я медленно покачивая головой.


Покинув офис Митчела, я будто понизил свой слух до минимума. Лишил мир звуков, даже прощальная улыбка Сьюзи мне не помогла.


Мой воспоминания о прошлом, остались только на той старой бумаге. Может там и была жизнь, был нерв, и жажда разгадать тайну.


Что же сейчас? Сейчас, я писатель открывший миру разные виды культов, которые в большинстве своем сочинил сам. Я не открываю мира, я иду по той же тропе, в которой изредка делаю подкоп, или провожу границу.


В излюбленном мой баре на седьмой авеню, я сидел и ждал свой заказ. Официантка уже знает мой заказ наизусть, поэтому видя меня она лишь одобрительно кивала и шла на кухню.


- Доброго дня Мистер Блоу! Ваш заказ, прошу - она поставила на стол тарелку с печеной картошкой, зеленый горошек и кусочек сыра с большими дырками.


Я всегда сам клал сыр на горячий картофель и рассматривал как он плавиться. И знаете? Каждый раз по разному, иногда я будто завидовал этому процессу. Вот бы и мне так.


- Вы задумались, сэр? - ее тон был слегка взволнованный.

- Нет…- я посмотрел на ее бейдж - Мэри!

- Вы что-то сочиняете прямо сейчас? Знаете, вчера я прочла ваш первый рассказ… Оливия… - задумчиво произнесла она.

- Горькая! - я хотел воткнуть вилку в картофель, но она прошла глубже и мерзко лязгнула по ее дну тарелки - Ай! Черт…

- Да, да! Горькая Оливия. Знаете, у меня сложилось впечатление, что вы там ничего не выдумали, а пережили взаправду.

- Вам показалось Мэри, я лишь передал, что хотел рассказать.


Официантка улыбнулась, и вернулась к своей работе. Я остался один на один со своими мыслями, даже еда оказалась сейчас не кстати. Слишком уж крепко в моей голове засела мысль про то как же можно было бы продолжить историю Оливий, и возможно ли вообще?


Воспоминания о тех днях практически стерлись, мне было даже забавно от того, что когда я увидел свою рукопись на столе редактора, я вспомнил так немного.


Вернувшись к себе в квартиру, я заплатил за уборку своей горничной мисс Эдит она была англичанка женщина очень трудолюбивая и даже педантичная.


Присев за свой стол, я долго вглядывался в эту буквенную раскладку, она молчала. Сюда не требовался чистый лист бумаги.


Постучали в мою дверь, я едва услышал этот тихий стук. Подошел, прислушался, заметил, что глазок на мгновение потемнел, но после послышались за дверью торопливые шаги.


Я приоткрыл дверь, на полу валялся мятый конверт. Ни имени, ни адреса на нем указано не было. Я оставил дверь приоткрытой, подошел к телефону набрал консьержа.


- Да, алло?! Да, это мистер Блоу из номера 14M скажите, кто-нибудь приходил? Нет? Вы уверены? Да…нет, нет, хорошо! - я положил трубку.


Открыл дверь снова, наступил на конверт и затащил его к себе.


Что за бред… - я поднял конверт, внутри лежала записка сложенная втрое. Язык, я сначало не разобрал, а потом догадался, что это была латынь.


- Черт! - ругнулся, я вслух придется лезть в свою библиотеку и искать один старый латинский словарь.


Я всегда считал, что он мне не пригодится, но вот оно - проклятие заброшенной книги. Ты знаешь где она, но лезть за ней похоже на издевательство.


Войдя в библиотеку, но в большинстве случае любой посетитель назвал бы мою библиотеку складом. Я подергал шнур от лампочки, но он свет не загорался. Отлично! - воскликнул я.


-Провалиться, утопиться!


Раздался телефонный звонок. Я подошел, я был слегка взведенный.


-Да, слушаю!

-Мистер Блоу? - спросил меня незнакомый мужской голос.

-Да, а кто вы? - спросил я.

-Инспектор Кин, скажите вы знаете Мистера Митчелла?!

-Да, это мой редактор…- рука держащая трубку стала неметь.

-Сегодня он был найден мертвым в своем кабинете. Его тело обнаружила секретарша - вдали даже доносились женские слезливые всхлипы.

-Да, но…- я начал тереть лоб и пытался собраться с мыслями.

-Мистер Блоу, если вы можете приходите сюда, я бы хотел задать вам несколько вопросов.

-Да. Хорошо. - я бросил трубку, только вот потом понял, что хотел сказать совсем другое.


Так бывает и очень часто, когда слова сказанные полицейскому не всегда соответствуют реальности. Вновь, взяв сложенную записку мне будто на мгновение стали понятны первые два слова - «Душа» и «Неупокоенная».


Видимо в стрессовых ситуациях как эта до тебя доходит даже чужой язык пусть и не полностью.


Делать было нечего, я переоделся записку скомкал, и закинул в задний карман брюк, то как я дошел до офиса редактора, я не помнил, меня отрезвил лишь женский плач.


Сьюзи сидела в кресле для посетителей и тихонько всхлипывала, периодически становясь все громче.

Из кабинета вышел среднего роста мужчина, седоватый брюнет за пятьдесят, делал какие-то записи в свой блокнот.


- Сэр!? Кто вы? - спросил седовласый.

- Извините, меня зовут Алан Блоу, мне звонили… - Он щелкнул пальцами, подошел ко мне.


- Да, да, Мистер Блоу, это я вам звонил. Меня зовут инспектор Чарльз Кин - он протянул мне руку, я ответил рукопожатием.

- Что случилось? - спросил, я волнение накатывало волной, а вместе с ним неприятное чувство тошноты.

- Извините, Мистер Блоу, но вопросы здесь задаем мы, и поэтому расскажите, видели ли вы, что-нибудь, или кого-то подозрительного?


Я достал платок, провел им под носом, вытирая потливую испарину.

- Да, но похоже, что на этот вопрос, я ответить не могу, поскольку…я был здесь один и секретарь Сьюзи она.. - я указал на нее. Она пыталась успокоиться и попить воды, которую ей принесли.

- Да, она тоже утверждала, что вы были один…


Я вдруг прервал инспектора.


- Понимаете, когда я пришел, то Мистера Митчелла здесь не было он проводил деловой ланч.

- С кем? - спросил, инспектор.

- Вот, этого я не знаю, я ведь с ним не был.

- Что же, очень жаль… и все же - инспектор начеркал номер телефона и протянул его мне - Если вы все же вспомните, хоть малейшую деталь, позвоните обязательно.

- Да, может быть… - мельком, боковым зрением, я заметил чудовищную картину. Я заглянул туда мельком, и увидел залитый солнечным светом кабинет и тут мне под ноги будто подвели электрический ток.

Безумный и неожиданный приток адреналина и хлесткие как пощечина воспоминания отозвались и зазвучали в моей голове. Качающееся карета, головная боль, Салун, рассказ бармена Гарри, я вдруг вспомнил его лицо во всех подробностях. Даже привкус того виски показался мне в горле.


Горло редактора было перерезано, кровь застилала его сорочку как обеденная салфетка. В небольшой луже крови на столе, была потушена его сигара, кончик сигары, был переломлен зубами.


Также, я вспомнил сценическое имя девушки танцовщицы — «Горькая Оливия». Я будто оказался в коридоре, который оказался весь ободран, а под старыми обоями было написано и высечено ее имя — Горькая Оливия!


Возвращаться домой не хотелось, было ясно, что ничего хорошего, уютного меня там не ждет. Да и кому было обеспечивать там уют… настроение упало, подозрение усилилось.


Даже сидя на скамейке в парке среди небольшого количества людей, все стали вызывать подозрение.


Хорошо, допустим, что мне показалось, что записку подкинули, что если записка уже была…а я ее не заметил с первого раза.


Если, это розыгрыш моей домработницы англичанки…да уж как же, а сегодняшнее убийство редактора в разрезанным горлом, тоже розыгрыш?


Просьба… просьба написать продолжение об Оливий. Я отказал, и вот тебе и записка и убитый редактор, и за что? Почему его? Допустим, что он не смог меня уговорить. Не уговорил, а значит расплатился, следовательно они еще надеются на то, что я сделаю свою работу…? Какая чушь! Настоящее безумие! Нет, нужно успокоиться и идти домой.


Вернувшись, я закрыл плотно дверь на все замки. Я решил сделать вид, что собираюсь работать. Набросил на стул свой пиджак, зашел на свою небольшую кухню, поставил на плитку высокий с длинным носиком чайник.


У этого чайника не было свистка и поэтому узнать о том закипел ли он, можно понять по верхней крышки, которая начинала лихорадочно дрожать.


Не прошло и пяти минут, как вдруг крышка чайника задрожала, но эта металлическая дрожж делала хуже, раздраженный, я схватился за ручку, совсем забыв о прихватке.


Обычно, я использовал серое маленькое полотенце, тонкий холодок сменился на звериную горячую боль.


Я выронил из рук чайник, и тот с грохотом опрокинулся на пол кипяток разлился, вверх повалил пар, который сработал мощным движком к потустороннему видению.


Неизвестные высокие фигуры в белоснежных до земли рубашках подходили все ближе смыкая вокруг меня кольцо, я упал на колени, брюки мгновенно намокли от еще горячей воды.


Из этого круга ко мне подошла женщина, с виду очень красивая, таких красоток, я видел в жизни редко, она обхватила мое лицо своими холодными ладонями, посмотрела мне в глаза.


Она начала разглядывать меня, ее рот приоткрылся, потом рот исчез вовсе. На его месте была сплошная кожа.


Девушка все смотрела на меня, тихонько мычала, глаза наполнились слезами, она будто вспомнила мое лицо, заплакала и обняла меня прижав как можно крепче к себе, я очень ясно ощутил ее мертвенное омбре.


Наконец из ее тихого стонущего плача, я различил несколько слов:


- Я верила, я верила… ты так изменился, но я помню тебя!


Сомнения покинули меня окончательно, это была Оливия. Была ли это ее неупокоенная душа мне до конца непонятно.


- Скажи, что тебе нужно? - спросил я, ни говоря ни слова вслух.

- Умоляю, еще раз умоляю тебя… помоги мне, выпусти мою душу, только на тебя моя надежда, только ты… умоляю… - ее голос опять стал заполняться слезами и болью.


Освободившись от ее крепких объятий, я взял ее руки в свои вгляделся в ее молящие глаза.


- Говори, что точно нужно сделать? - спросил я, чувствуя, что время уходит и ее образ все это развеется.


- Найди тот ритуал, который провели надо мной, найди его в книге сатанинских ритуалов для невинных душ. Выследи по дате моего рождения зверя покровителя, и следуя ритуалу казни его и произнося мое имя с молитвой освобождения.


Она крепко зажмурилась и я тоже. Быстро открыл глаза, и мне сразу ударил свет заходящего солнца между двух зданий, я стоял на коленях в остывшей уже холодной луже. Хорошо, что дома никого не было, иначе… можно подумать, что я стою в луже собственного страха, в ту же секунду, я поднялся, и пока все помнил стал судорожно набирать текст на печатной машинке и как можно подробнее.


Потом меня одолела другая мысль, почему же именно меня избрала Оливия? Кроме меня судя по всему уже никого нет, я остался один посвященный в ее тайну, и я же единственный кто сохранил рассудок и жизнь. Это стоит сделать, стоит помочь и исполнить ее волю.


В Большой Нью-Йоркской библиотеке всегда была особенная атмосфера - мне будет трудно передать ее словами, но когда я туда входил, я начинал видеть скрытые миры, или же особые условия для получения знаний, которые либо становились частью пытливого дозорника, или же наоборот он держал в своих руках пазл, который ему еще только предстояло применить в будущем.


Да, эта долгая дорога стоила стольких ожиданий. Здесь я мог дышать полной грудью, хоть это и не рекомендовалось по известной причине.


Большой закрытый отдел, где хранилась запрещенная для массовой выдачи литература требовала, еще и пропуска. Такой у меня был.


Смотрительница узнала меня, она даже смутилась и едва сдерживала улыбку, и желание попросить автограф.


- Мистер Блоу, если это не тайна вы можете рассказать, для чего вам такой материал, вы задумали новый роман? - спросила она переполненная желанием.

- Если, все сложится удачно, а мой редактор не решит меня сжечь на костре как очередную ведьму… - она хихикнула.


Достав из ящика небольшую связку ключей мы направились в закрытую секцию. Судя по ее размерам и высоте стеллажей складывалось впечатление, что самый грамотный и желающий, чтобы его не забыли был сам Люцифер.


- Прошу вас за мной сэр - сказала она, мы прошли, она закрыла ворота -Какой именно вас интересует период?

- Интересует пожалуй один из самых древних и тот, что подразумевает использование юных и красивых девушек, так называемое насильственное обращение.

-Нам туда - она указала рукой в самый конец секций между шестым и седьмым стеллажом.


Древние культы, Ордена, Общества, в каких только местах не прятался дьявол - думал я. Чем больше человечество стремилось к образованию, к постижению науки и научным обоснования тем глубже уходили и различные культы.


Судя по исследования ученого Джорджа Милта - Уходя дальше от цивилизаций культы не просто дичали, а придерживались более жестких соблюдения правил и требований.


Полагалось, что чем больше грешниц, тем глубже мир окунется во тьму, которую те заслуживают.


Таковыми грешницами, считались практически все женщины, что решили отделить себя от быта и семейных ценностей


- Шикарное оправдание для таких лесных маньяков - сказал, я.


Далее, я наконец нашел небольшую статью того же Милта об культе, что обращает девушек и женщин в ведьм. Насильственное обращение накладывает на душу девушки — «Проклятие Анжелики».


-Неужели… - в этот самый миг кончики моих пальцев начали холодеть, я был уверен, это проклятие, я выдумал сам… Я подозвал женщину, что впустила меня, она подошла.

-У вас вопросы Мистер Блоу? - спросила она.

-Да, скажите - я могу взять с собой, эту книгу? - я указал на светло-серую книгу с мягким тканевым переплетом без названия.

-Нет, простите Мистер Блоу…но книги из этой секций не выдаются.

-Да, конечно…- мог бы и сам догадаться, подумал я.

-Но…- она осмотрелась - я могу, я вам принести тетрадь, для того, чтобы вы могли записать нужное - сказала, девушка немного понизив тон, будто она помогает как нарушить правила.


Я покачал головой, слегка улыбнулся. Девушка скрылась между стеллажей и полок, в поисках тетради.

Перелистывая немного пыльные страницы книги, я наконец-то нашел подходящий ритуал обращения в ведьму. Требовалась для такого обращения как гласилось - Идейная соблазнительница. Тело ее было без скверны, но скверна исходила от мужчин, что смотрели на запретное тело.


-Идейная, выходит…Оливия была для них идейной.


Там четко и ясно описывался ритуал, и этой описываемой жути, даже мне стало не по себе. К столу подошла девушка, положила тетрадь на стол.


-Еще минутку, я принесу вам ручку - сказала, она.


Я не успел ответить, что ручка у меня у меня всегда с собой. Девушка вышла из закрытой секций в зал.


Переписав необходимое мне, я стал собираться. Сложил книгу в стопку также как они были взяты, тихонько постучал по столу, молча благодаря кивнул и вышел.


На меня начала нарастать тяжесть. Тяжесть, которую прямо сейчас придется испытать еще раз… похоже, что мне все же придется исполнить две воли, одна Оливий, а другая для моих жадных до ужасов и подробностей читателей.


И если первую, я исполню ради ее замученной души, то другую ради желания отхлестать словом своих маниакальных чтецов.


Отправившись на юг, я вооружился той самой инструкцией от Оливий, я взял курс прямиком к ее, когда бывшему дому. По коже бежали мурашки, пот застилал глаза, волнение зашкаливало. Я не мог поверить, что вообще смогу когда-либо туда вернуться, проклятие, я ведь помню дорогу туда, помню где находились те самые владения.


Пара дней проведенных в дороге по попуткам реанимировали все мое прошлое. Если раньше, это была карета, то сейчас…уже совсем другие времена.


Водитель, который вез меня остановился примерно в десяти милях, от места назначения.


- Еще десять миль, идите по тропинке, только не сворачивайте. Иначе совсем заблудитесь, там уже все поросло… - он махнул рукой.

-Хорошо, спасибо огромное… - ответил, я глядя в ту предстоящую даль.

-Мистер Блоу, а накой вам в ту глухомань? Место то прескверное, да и заброшенное. Говорят, что там даже какие-то подонки скрывались от полиций только - он закурил и задумался - вроде их не поймали…

-Отправляюсь в места былой молодости - ответил, я.

-Удачи, Сэр! - он завел мотор, и тронулся в обратную сторону, только небольшие клубы пыли неслись за его грузовичком.


Начинало темнеть, а я преодолел пока только пять миль, однако тропинка была очень четкой, даже в темноте. Такое чувство, что дорога меня успокаивала.


А вокруге слышалось стрекотание сверчков, никаких уличных шумов, и мерзких клаксонов только нетронутая городом природа. Помниться, что когда они ехали здесь впервые поле не было таким заросшим.


Владения и в самом деле забросили, Отец Оливий скорее всего умер, или просто уехал. Я миновал уже восемь миль, и мне на горизонте начало казаться какое-то строение.


Я сам не заметил как с умеренного шага перешел на бег, мне слишком не терпелось, плевать было на возраст, тут была важная миссия…


Сердце начало сдавливать, ноги над лодыжками стало сводить мышцы и казалось, что я вот-вот сломаю ноги и упаду. Строение вдали ничуть не стало ближе. Я остановился и глубоко вздыхая начал восстанавливать дыхание и сердцебиение.


Не хватало еще умереть от инфаркта. И что же бы тогда писали газеты? Застрявший во времени пожилой писатель, решил пробежать марафон, или убежать от ответственности? — Господи, да о чем же я думаю?! С каких пор меня волнуют газеты и их серое мнение.


Оглушительное и дезориентирующий гудок грузовика, заставил меня бросится в кусты как от самолетов бомбардировщиков.


- Какого черта, сэр!? Вы что спятили? - раздался скрипучий бас.


Я приподнялся, и перевернулся на спину. В глаза мне светили два огненных глаза автомобиля. Машина была похожа на горбатое чудовище, а стоящий рядом водитель его слугу.


- Не хватало, чтобы вы еще сдохли!


Я вытянул руку вперед прикрывая глаза от света и подал голос.


- Все хорошо! Хорошо, я жив! - водитель поднял меня за руку. Его ладонь напоминала колючую сухопалую ветвь.

- Живы? Чудно!

- Вы меня испугали, я чуть душу не отдал! - раздраженно выпалил я.

- Испугал?! Вы точно в порядке сэр? Да вы же стояли как вкопанный и не думали двигаться! Если бы не мой клаксон быть беде! Вы то к богу, а я? На электрический стул?! Держите карман шире -


Водитель достал сигарету, шоркнул зажигалкой по штанам, хилый свет огня осветил его худощавое лицо. Глубоко затянулся и выпалил огромный клуб дыма как паровозная труба.


- Я иду к одному заброшенному дому… — я указал куда именно, Сухощавый заглянул мне за плечо, сделал еще пару затяжек, молча подошел к своей машине, и развернул правую фару на левую сторону дороги.

- К какому дому?! - спросил, он.


Освещенная часть дороги открыла мне истину… Никакого дома вдали не было. Я почти потерял дар речи, шокиронный я сделал пару шагов вперед, огляделся вокруг своей оси. Да, мне частенько приходилось использовал такой ход в своих рассказах и романах, когда главный герой сталкивается с играми разума…однако, ничего подобного, я не ожидал от себя.


- Там, была ферма или частное владение, но тот дом давно снесли, насколько, я слышал земля до сих пор не продана — говорил водитель.

- Да, да, я…я…


Он снова резко сжал клаксон и от резкого гудка, я почти заикаясь сказал — Ну, все! Хватит!

- Извините, но моя сирена вас явно трезвит. Уж перебрали ли вы бутылочку, другую…?

- С чего вы взяли?

- Ну, в пяти милях отсюда, была небольшая стоянка. И пару стаканчиков, там можно пропустить, или бутылочек… ха-хэ-ха! - издал он кряхтящий смешок.

- Нет, я не пьян… а куда вы держите путь сэр?

- В десяти милях будет заправка, а я везу им небольшой провиант и запасные бочки с горючим.

- Вы не подвезете меня? - спросил, я полный отчаяния глядя в землю.


Я был почти раздавлен. Лишь грядущее событие вернет мне немного самообладания.


- Почему бы и нет! Залезайте, сэр. Расскажите мне поподробнее за каким же чертом вы там стояли - он снова усмехнулся.


Мы тронулись в путь. Я уставился в свое окно, все же сохраняя каплю надежды, увидеть хотя бы разрешенное строение, которое я мог принять за дом. Нет, только пересохшие доски щита на котором, было объявление о продаже земли.

- Ммм! - зажимая в губах сигарету, водитель толкнул меня в плечо указывая на этот щит - нас слегка подбросило на дороге.

- Говорю же землю не продали.

Странно и почему же… ведьм что ли жги там — рассуждал он вслух.


- Как вас зовут, сэр?! - спросил, водитель.

- Алан - ответил я.

- Меня Сэми!


Он снова протянул свою сухую, рабочую ладонь, мы пожали руки.


- Очень приятно Сэм…

- Нет, неет сэр! Зовите Сэми без официоза — протянул он дружелюбно.

- Чем живете Алан?

- Что вы имеете в виду Сэми? - Он глянул на меня.

- Где берете монету на жизнь?

- Ааа, вы об этом. Я, я… я писатель - ответил, я ему с неохотой. Смущало то, что можем наткнуться на стену.

- Писатель, сэр?! - Удивился Сэми, сделал последнюю затяжку и выплюнул сигарету - Ну надо же! Вот уж не подумал, что могу встретить на этой дороге писателя. Похоже вы имеете хорошую монету! - сказал, он утвердительно слегка кивая.

- Почему вы так решили Сэми? - Я решил немного отвлечься и расспросить этого работягу.

- А иначе, зачем вам этим заниматься? Вы ведь мужчина сэр! И, я думаю, что раз мужчина чем-то занялся всерьез, значит это прибыльно! Наша мужская братия должна быть первой, там где платят.

- Вы так думаете Сэми? Ну, а что если это еще и мечта…призвание?

- Не знаю, что там с мечтами! От мечты сыт не будешь, да и жены не дадут покоя!

- А вы сами читаете? — спросил, я уже предугадывая ответ.

- Нет, сэр! Книжки хороши для женщин, это их отвлекает и не дает много думать!

- Впервые слышу подобное…

- Поверьте мне сэр, я достаточно поездил по этой и другим дорогам, и видел тех кто читает! Хэх! Жуткие напыщенные индюки! Слова для дураков, а тот кто их пишет владеет дураками. Вот как вы сэр! Вы пишите и владеете чужим умом, хотя может и не догадываетесь.


Казалось бы имеешь дело со случайным водителем грузовика, но как же порой такие простые люди оказываются правы! Да они не выражают свои мысли как-то красиво, или может высокопарно. Да и к чему им это? Ведь все просто…человек и в самом деле находится в плену у своего немого наставника, который черным по белому подчиняет и наполняет его пустыми, а то и ложными знаниями.


Мы наконец-то прибыли до заправки, Сэми выскочил из машины заранее попрощавшись со мной. По всему периметру были натыканы таблички и указатели.


Горючее — 1 до 3,5$ за определенный литраж.

Бензин для легковых автомобилей — 0,15 и 0,40 центов - «90»


Я улыбнулся, в этот миг меня тронуло воспоминание молодости, 40 центов за Виски в Салуне у Гарри. Этот Гарри потом, был героем некоторых моих рассказов, может быть я угадал с его характером, или же наоборот ошибся и выдумал его полностью.


Рядом с заправкой располагался небольшой навес. Под навесом стояли полу ободранные круглые, железные столики и стулья. Похоже на летнее кафе, только вряд ли под таким навесом проснется аппетит.


Я присел под этим навесом, прочел несколько страниц записанных мной выдержек. Выдержки неплохие и даже ценные, но какой в них смысл, когда ты проделаешь большой путь и натыкаешься на стену! А в данном случае на поле, и покосившийся щит о продаже земли.


И тут в вагончике зажегся хилый свет, из вагончика вышла женщина неопределенного возраста, я лично могу сказать про нее одно — До старухи ей далеко, но и провинциальной молодкой ее не назвать. В руках она держала керосиновую лампу, которая служила хиленьким источником света внутри самого вагончика.


- Кто вы!? - Донесся до меня чуть хрипловатый голос.

- Вы это мне? - переспросил, я.

- Эй! Мистер Алан! Удачи, вам в поисках!!! - сложив ладони у рта задорно прокричал мне Сэми. Я только махнул ему рукой.

- Вы кого-то ищите? - женщина подошла ко мне ближе, и ее образ приоткрылся более отчетливо.

- Меня зовут Алан Блоу, и я сюда…приехал по делу.

- Сюда? По делу? Это же заправка! - говорила, она размахивая лампой.

- Нет, вы меня не поняли… эээммм - Долго же, я думал с чего мне начать - Тут недалеко, когда-то давно были частные владения… - ответил, я указывая в противоположную сторону дороги.

- Не думаю, что вы дальний родственник владельца… - сказала, она подозрительно.

- Верно, я не родственник, однако Мэм, я знал бывшего фермера.

- Он не был фермером!


Я замолк, мне даже казалось, что я на допросе в полиций.


- Я ищу Оливию! - Мой голос обрел твердость, и я поднялся с места, указывая в сторону дороги - И я знаю, что там когда-то жил ее Отец!


Женщина подняла лампу чуть выше, чтобы разглядеть мое лицо, ее глаза оказались подсвеченными тусклым огоньком, и я заметил в ее глазах слезы.


- Откуда вам знать об Оливий… ? - голос ее дрожал, она опустила лампу на стол.

- Еще будучи молодым и начинающим писателем…я услышал историю о ней от бармена Гарри.

- Пойдемте со мной в мой вагончик… -


Жилище, было очень унылым и безнадежным. Единственная кровать, скудная постель, вертикальные шкафы для одежды, специальное место для печи, скорее всего там женщина готовила себе еду, и пара канистр с керосином.


- Кто вы такая? - спросил, я


Женщина присела на низенький табурет, накинула толстый халат на плечи.


- Меня зовут Зои, а точнее раньше так звали… - Она начала перебирать свои пальцы, и оглядываться по углам — это была явная привычка курильщика.

- Вы не курите? - спросила, она.

- Нет… - Она кивнула, заключила саму себя в более плотные объятия халата.

- На заправке, могу продавать сигареты? - спросил, я и женщина глядя с надеждой уверенно кивнула.

- Секунду, я сейчас куплю вам - Вышел из вагончика и приобрел ей две пачки - RED&BLUE и BOND’Q

- Прошу, вас угощайтесь - сказал, я протягивая ей упаковки, коснувшись моей руки я будто прочувствовал все ее одиночество. Надеюсь, что хотя бы этот табак облегчит ее существование.

- Благодарю, вас сэр… Алан. Я слышала как вас назвал Сэми.


Уверенно распечатав пачку BOND’Q она достала одну белоснежную палочку с табаком и прищурившись прикурила от спички. Уж чего, чего а спичек у нее, было полно.


- Спасибо… - сказала, она еще раз с облегчением выдыхая первый дым - У них довольно дорогие сигареты, а в долг мне уже не дадут…

- Так, что же вы можете рассказать Зои?

- Когда… - она чуть помедлила - Оливия покинула Салун…

- Она повстречала какого-то мужчину? Я это помню.

- Не просто мужчину. Настоящего дьявола во плоти! Этот мерзкий ублюдок служил какому-то культу, или секте. Я сама состояла в ней… - она достала, и закурила вторую - Я была для них вроде мешка…мешок, который можно было насиловать, сколько и когда угодно.

- Как долго…с вами, это творили?

- Чуть меньше года… Чтобы не рехнуться, я стала искать поводы, чтобы меня не трогали… роняла и ела еду с земли, простужалась… хаах… видите ли им было мерзко спать с той, которая извергается рвотой и прочим. Да и… проклятие Евы тоже спасало!

- С Оливией, было также?

- Нет, сэр! Оливия для них, была особенной. Она ведь была актрисой… танцевала на сцене — эти слова об Оливий звучали особенно нежно и мягко из ее уст — Конечно, были и те кто… махал своими ножками как удочками, то и дело ловя и вылавливая как на настоящей рыбалке дырявые сапоги…

- Что именно пропагандировал этот культ?

- Я могу ошибатся… но если мне не изменяет память, то они боролись за очищение. Одних они очищали как меня, а других убеждали в исключительности. Оливию он смог убедить… Убедить в том, что у Оливий дар покровительницы.

- И над чем она могла покровительствовать?

- Ее считали наследницей Анжелики. Не слышали про Анжелику, которая испила из Ведьминого ручья без разрешения?

- Да, я наслышан — Я показал Зои тетрадь со своими выдержками.


Она взяла тетрадь пролистала пару страниц, и указала мне на один из абзацев, который гласил


— Имеющая власть над родом мужским, принявшая проклятие Анжелики становится потенциальной носительницей магий. Магия гипнотическая и Магия тактильная.


- Похоже, что они рвались к власти… - предположил, я.

- Не просто к власти, они жаждали управлять и держать в страхе целый мир, создать лживую религию где боги, это они сами, а таких как Оливия держать на коротких поводках как собак.


Мягко взяв Зои за плечи, я придвинул ее ближе к себе и глядя в помутненные глаза Зои задал ей несколько вопросов — Что пошло не так? Что случилось с Оливией?


Зои закатала рукав халата, и показал мне шрам на запястий, который по форме напоминал петлю.


- Это называлось отрицание. Она и я дали клятву, перекрестили руки и сделали этот знак отрицания… После меня сильно избили…и я…я лежала в сарае едва помня и слыша. После этого мне удалось сбежать. Скорее всего Оливию убили, они провели над ней ритуал, но он же ее и убил… — Зои смотрела в никуда и во все стороны, мне даже показалось, что она что-то ищет или вовсе потеряла зрение.


Зои стала покачиваться на табурете и потеряла сознание, я успел подхватить ее и уложить на ее постель.


Ночь окутала это место окончательно. Чистые небеса, яркие звезды, я сразу же понял, что не поэт! Я способен оценить красоту, бесконечность этого мира и космоса за пределами, но что можно сказать?


Рифмы мне не подвластны, более того, всегда думал, что поэты настоящие волшебники. Пара строк сложенных в рифму и вот ты уже поддался этой музыке…


Вдруг моего плеча коснулись, и я отреагировал резким разворотом.


- Простите, сэр. Я не хотел вас напугать. Я хозяин заправки того магазинчика - он указал на него пальцем. Пожилой мужчина, на вид старше меня.

- Не хотите зайти и немного поужинать?

- Ээ…да, если вам не трудно. Честно говоря, я уже давно не ел - Мужчина улыбнулся и приглашающим жестом снова указал в сторону магазинчика.


За стойкой, скрывалась небольшая комната, а на столе две банки открытых консерв. Рыбный суп и Рагу с картофелем про это Рагу ходили анекдоты — Например

Когда рагу с картофелем готово, чтобы оно спросило в первую очередь? Картофель как всегда опаздывает!

А вот хлеб был, вкусный и свежий. Есть у хлеба одно неоспоримое преимущество, когда хлеб испорчен, это катастрофа, но сам хлеб не способен ничего испортить.


Стаканчик пива и неплохая закуска сделали свое дело, меня начало клонить в сон.


Хозяин выделил мне для этого кресло-качалку на удивление очень удобную из цельного красного дерева. Качалка, была почти как кроватка только для взрослых.


Сначала, я будто стоял перед черной стеной. После чего, я уже едва верю был ли это сон, или может какой-то транс. Ко мне шла женщина в белой рубахе во весь рост.


Я попытался сказать хоть слово, но стоило мне открыть рот и в ушах возникал отвратительный шум, тонкий свист который буквально резал меня изнутри. Оливия подошла ко мне ближе, ее холодные руки обхватили мое лицо и голову.


- Бедняжка Зои… я думала, что она давно умерла от побоев. Эта мразь хотела захватить и меня, но я и Зои их обхитрили.


Я стал мотать головой, пытаясь показать, что не могу ответить.


- Не надо. Я слышу и чувствую твою боль — и тут сама Оливия стала смотреть наверх и вокруг себя, она беззвучно кричала, стала закрывать и зажимать свои уши. Удаляясь все дальше, дальше и дальше…


Я проснулся от истошных, и далеких криков снаружи.


Мое пробуждение было схоже с погружением в кипяток. Я вылетел из кресла и выбежал прямо на улицу. Вагончик в котором жила Зои горел изнутри как огнемет.


Хозяин магазинчика стоял с приоткрытым ртом и медленно крестился. По всей видимости, подобное он никогда не видел. Ранним утром приехала пожарная бригада, но только спасать, было уже некого.


- Какой ужас…да храни господь ее душу! - повторял хозяин, наводя порядок за стойкой.

- К чему вы это говорите. Человека уже не вернуть - Болезненная печаль, подступала и забирала меня всего. Такое ощущение, что я тащу за собой смерть. Сначала мой редактор совершенно невинный пусть и не без недостатков человек.


Теперь несчастная Зои, единственная свидетельница того кошмара, который пережила на себе. Много ли ей было нужно? Покой, еда и хороший табак в сигаретах. Кому она помешала? Или же это все несчастный случай, лампу я не погасил…, но она могла просто прогореть и затухнуть.


Сигареты? Так она тушила их об железку, которая служила как пепельница… Может хозин и прав? Упокой господь ее душу и пусть она в этой вечности обретет исцеление и покой.


Единственная пожарная команда потушила вагончик, и тут все стихло. Еще пару минут назад все полыхало и казалось, что там кто-то, там внутри, тревожно стонал. Металл перекосило, внутри все выгорело и покрылось копотью.


Идти смотреть на обугленный скелет, я точно не хотел. Пусть лучше полиций, или скорая помощь. Только когда они приедут, и приедут ли?


В середине дня к магазинчику подъехал уже знакомый грузовик — это был грузовик Сэми. Я оставался внутри, что-то подозрительное стало дергать меня.


Сэми вышел из грузовика, и направился прямо к сгоревшему вагончику. Вошел туда, начал что-то искать, но во всяком случае мне так думалось… в левой части вагончика где располагалась ее постель.


Ко мне подкатил приступ тошноты от того, что я увидел. Сэми держал и разглядывал ее обгоревшую руку. Это было понятно по скрюченным, обгорелым до костей фалангам руки.


Противненько улыбнулся, отбросил в сторону мерзкую находку, заметил меня. Вылез через оконный проем, стал аплодировать и смеяться.


- С ума сойти Мистер Блоу! - восторженно, сказал Сэми. Я вышел ему навстречу.

- Что это, значит Сэми?

- А на что это похоже? - спросил, он разведя руки.

- Похоже, что вы причастны к убийству этой несчастной!

- Нет, нет сэр! Ошибаетесь - Сэми достал из-за пояса револьвер, взвел курок, взявшись за дуло он подошел ближе и положил пистолет на землю мне под ноги.

- Так вам будет спокойнее, да? Верно Мистер Блоу? - Сэми поднял руки, и медленно отступил назад.

- Ну, что же вы сэр! Возьмите револьвер, вы же думаете, что я буду вам угрожать.


Револьвер, был идеально начищен, серебряное дуло и деревянная рукоять блестели. Оружие очень напоминало американский кольт, но его главное отличие более длинное дуло. Я поднял пистолет на всякий случай. Сейчас мои обстоятельства непредсказуемы.


- Я жду объяснений!

- Объяснений сэр?! О, да, конечно… та самая шлюха Зои…

- Не смейте так ее называть! - Он только рассмеялся от моего требования.

- Да что вы! Уж стали ли вы ее жалеть?! Впрочем плевать… то, что эта шлюха сбежала и проволочила свое гнилое существование, пусть будет благом!

- Чего вы от меня хотите?

- Сначала казалось, что ничего особенного… всего-то сыграть на жадности! Только вот случилась ошибка.

- Какая?!! - рука начала твердеть, а палец жаждал спуска крючка.

- Мистер Митчел. Оказался куда жаднее вас. Такая простая просьба… - он стал медленно прохаживаться, влево, вправо - Помните нашу мимолетную беседу про тех кто владеет и кто подчиняется…

- Чем же я владел по вашему?

- Вы можете владеть и завлекать чужой ум! Только вот… вы оказались куда ценнее. Вы можете вступать в связь с мертвыми. Оливия …. Эта подлая дрянь нашла выход? Она же является вам?


Моя рука начала опускаться. Можно подумать, это была моя заслуга. Даже если Оливия и нашла выход и может являться только ко мне, то в такое случае я серьезно подставил ее дух. Ее образ в белой рубахе вновь возник передо мной. Она молча смотрела на меня, но на ее лице не было глаз, только две черных дыры, которые истекали чернью. Все вокруг лишилось шумов и звуков.


- Сделай знак! - Оливия протянула свою руку и указала на шрам. Точно такой же шрам был и у Зои.

- Что будет? Я потеряю связь с тобой?

- Они не смогут тебя подчинить! Сделай знак.


Я заложил револьвер за ремень, поднял с земли железку с заостренными краями и недолго решаясь, полоснул по запястью сделав петлю отрицания.


- НЕТ!!! - Заорал Сэми! Выхватил еще один револьвер и начал расстреливать все вокруг стрелял в воздух, в сгоревший вагончик.

- Мразь!!! Аахаахаа! Хитрая, хитрая дряянь!!!

- Что тут твори…! - Не успев договорить голос пожилого владельца магазинчика оборвался.


Я упал на землю, пока Сэми бился в припадке дикости и негодования. Расстреляв весь барабан патронов он бухнулся на колени и схватил себя за волосы. Он долго стонал и мычал, но стоило ему умолкнуть и поднять лицо, я увидел взгляд полный голода и безумия.


- Помните Мистер Блоу! Вам стоит боятся не культов и различных тайных обществ, а количество примкнувших к ним… это очень преданные люди! - издав дикий пронзающий смешок Сэми подставил себе под подбородок пистолет и без промедления выстрелил.


Он покончил с собой, но это был не конец. Была ли Зои убита, или же это в самом деле был несчастный случай, уже точно, я не узнаю никогда. Я сел в тот злосчастный грузовик, который меня доставил сюда и куда глаза глядят унесся как можно дальше.


Проехал, я немало миль, пока не закончилось горючее. Указатель на дороге — Нью-Джерси 10 миль.


Что же, это мне подойдет. Тихое и пока едва освоенное местечко для тех кто любит тишину и мирный пейзаж за окном. Посетит ли меня Оливия вновь, это никому неизвестно ни богу, ни дьяволу. А я… а я буду молится о ее душе и чтобы она наконец-то обрела покой…


Алан Блоу — Скончался 10 марта 1919 года в больнице Нью-Джерси. Он так и не был женат, детей у него было, только после его смерти в личном ящике стола была обнаружена и опубликована его рукопись — «Горечь Оливий».


Первая публикация рассказа, была осуществлена в развлекательной литературной газете — «Миры над нами и под ногами» в 1923 году.


Конец.

.
Информация и главы
Обложка книги Горечь Оливий

Горечь Оливий

Маркус Крафт
Глав: 1 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности