Выберите полку

Читать онлайн
"За гранью разума. Книга 1. Мой ангел танцует Джайв"

Автор: V.K. Mccartney
Глава 1

Свою первую книгу «Мой Ангел танцует джайв», в которую я вложила душу, посвящаю:

моим прекрасным родителям Георгию и Татьяне!

Наверное, каждый человек в детстве думает, что его родители волшебники из доброй сказки, которые уберегают от всего плохого, учат только хорошему и всегда спешат на помощь. Но дети вырастают и, рано или поздно, понимают, что мама и папа – это совершенно обыкновенные люди, одни из миллионов других. Мне очень повезло! Я из числа тех немногих, кто в любом возрасте считает своих родителей волшебниками. Творцами. Спасибо вам огромное, Творцы моей счастливой судьбы!

Свою книгу я также посвящаю легендарной группе «The Beatles» и отдельно Джеймсу Полу Маккартни.

Пол Маккартни - это человек совершенно незнающий о моём существовании в этом мире, но сильнейшим образом повлиявший на мою судьбу и мировоззрение. Но это уже отдельная история.

Спасибо Вам, уважаемый сэр, дорогой Пол.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Дорогой читатель!

Вы держите в своих руках не просто книгу, а ключ, которым можно открыть дверь в непознанный мир. Проходя вместе с героями этой книги их путь, вы непременно меняете отношение и к своей жизни. Есть книги, прочитав которые, вы словно обретаете Знания, ведущие вас к благополучию и глубокому пониманию происходящего. Словно не Судьба руководит вами, а вы сами создаёте свой собственный добрый и отзывчивый Мир, наполненный бесконечным счастьем. Читайте и принимайте всё как Знания, тогда и ваша жизнь обретёт глубокий смысл. Когда вы дочитаете книгу до конца, то поймёте и осознаете, что умирая, мы никуда не уходим, мы всегда есть. Если говорить о жанре, то, скорее всего, это эзотерический роман, написанный в духе сюрреализма. Автор утверждает, что герои этой книги не вымышленные, они есть. Они легко перемещаются в нематериальном пространстве, перечеркивая все наши представления о постоянстве Времени. События излагаются автором в том порядке, в котором они приходят из ниоткуда. Также как учёный «видит и берет» своё открытие из нематериального пространства. Кто знаком с выдающимися исследованиями нематериального пространства и открытиями новых мировозрений академиком Вячеславом Михайловичем Бронниковым и физиком Вадимом Зеландом, тот уже не сомневается в правдивости происходящего. Если не доказано обратное, то оно имеет место быть. Но автор не навязывает своё утверждение по поводу правдивости этой истории, а предлагает просто прочитать.

Главные герои романа – это музыкант Джеймс Фокс и танцовщица Джессика Маккартни. Что их может связывать, если Джессика родилась, когда Джеймсу было пятьдесят лет? Он уже великий и всемирно известный рок-музыкант. Однако время не стало препятствием для нежной и преданной любви. Героям приходится сталкиваться с событиями неподвластными человеческому сознанию и вновь и вновь отыскивать дорогу друг к другу. Жизнь Джеймса и Джессики – это загадочная, а порой даже необъяснимая история. Это путь через лабиринт, где возникают неожиданные препятствия, связанные с судьбами их родных и друзей. Многие события происходят независимо от желаний героев романа. Нереальность происходящего даёт возможность задуматься, а может быть и понять, что все мы живём за гранью своего собственного Разума и наша жизнь – это, действительно, лабиринт безумных идей.

Георгий Верник.

П Р О Л О Г

- Что же случилось, почему произошли изменения в четвёртом измерении?

Один из присутствующих взглянул на остальных и продолжил говорить.

- Мы не можем допустить бестолковое перемещение людей из одного измерения в другое. Это энтропия, полный хаос. То пространство, которое они занимают во Времени, самое оптимальное для жизни на Земле. Они пока знают лишь о четырёх измерениях, одно из которых – Время.

Восемь Мудрецов сидели на просторной зелёной поляне так, чтобы можно было видеть друг друга. Это был идеальный круг. Никто не обращался по имени, так как это не имело смысла, говоривший обращался сразу ко всем присутствующим.

- Изменения являются следствием бесцельного падения энергии и вещества в беспорядок.

Все устремили свои взгляды на другого говорившего.

- Я это утверждаю и поддерживаю версию, связанную с энтропией. Вопрос очень серьёзный и глубокий. Всё дело в термодинамике. Напомню всем, что совсем недавно на Земле, людям удалось достичь невероятного прогресса в удержании постоянной энергии. Не буду утомлять вас этими открытиями, о которых мы знали всегда, даже когда они ещё не были открыты людьми. Не будем осуждать их за то, что они не могут понять, что такое Бесконечность, где нет ни Начала, ни Конца.

Мудрецы понимающе переглянулись, и семь пар глаз устремили свои взгляды на третьего оратора.

- Есть один вопрос, казалось бы, незначительный, который часто забывают задать: а почему вообще что-то происходит? Глубокие вопросы часто считают наивными; однако глубокие и наивные с виду вопросы, должным образом исследованные, могут раскрыть само сердце Вселенной. И, изучая их, можно придти к пониманию движущей силы всех изменений в Мире или сложных событий в повседневной жизни людей, таких как рождение, развитие и смерть.

Четвёртый Мудрец был немногословен.

- В конце – концов, мы и сами были когда-то обыкновенные смертные. Но, пройдя определённый путь к раскрытию в себе сверхсознания и сверхспособностей, претерпев ряд неудач и получив при этом опыт бессмертия, мы стали теми, кто сейчас помогает живущим на Земле.

- Нельзя допустить, чтобы наша помощь стала неудачным эксперементом. Не должно случиться так, чтобы мы расписались в собственном бессилии. Люди мечтают, верят в чудеса и волшебство. Но мы должны дать им ПОНИМАНИЕ происходящего, где они испытают радость, даруемую Светом Великого Знания.

- Мир становится всё хуже, он бесцельно погружается в разложение качества Энергии. Для людей это станет необычайным открытием, узнать вдруг, что все изменения, происходящие вокруг них, являются проявлениями этой деградации. Движущей пружиной Вселенной является неостановимая деградация Вселенной, поскольку энергия и вещество рассеиваются, переходя в беспорядок.

- Все происходящие изменения представляют собой сеть взаимосвязанных событий. На Земле создана определённая система уничтожения всего живого. Для существования своей цивилизации люди используют недра Земли, при этом образуются пустоты колоссальных размеров. Можно потерять орбиту Земли и, тем самым, привести к гибели всю Вселенную. Сжигая добытое из недр Земли и наполняя атмосферу смертью, люди лишь только могут мечтать о бессмертии.

После этих слов заговорил восьмой Мудрец.

- Все знают, что я не случайно высказываюсь последним из всех присутствующих. В следующий раз я, Приверженец Времени, буду говорить Первым, а тот, кто говорил передо мной, станет Восьмым и будет выполнять назначенное ему поручение. Такого наше Правило. Но сейчас я представляю Восьмого Бессмертного, поэтому наступила моя очередь войти в Четвёртое измерение и помочь этим прекрасным людям. Да, мы точно знаем, что с ними происходит и, что произойдёт. Позволю себе удивиться тому, что какой-то мальчишка из Ливерпуля, который просто учился играть на старой дедушкиной гитаре, умудрился попасть в такие события, что не будь я Бессмертным, не поверил бы никогда. А, впрочем, об этой истории, одна, никому не известная девушка, написала книгу. В том числе и о нас, Восьми Бессмертных Мудрецах. Где она об этом узнала и от кого, не имеет значения, хотя судя по вашим улыбкам, я стал понимать, кто ей в этом помогает.

Всё исчезло, растворилось в Пространстве. Как будто ничего и не было.

Часть первая.

В тебя влюбился ветер.

И не взирая ни на что

Мы все же верим в Чудеса –

Украдкой смотрим в небеса

И ждем загадочных свершений.

Глава 1

Было восемь часов утра, когда Марта Фокс, приоткрыв свои усталые глаза, осознала, что этой ночью она сделала самый большой подарок своему мужу Кристоферу Фоксу. В этот момент в палату вошла акушерка с младенцем на руках. Из пышного бело-голубого одеяльца выглядывало красное сморщенное личико ребенка. Он абсолютно ничем не отличался от миллионов других новорожденных, но безумно счастливая мать, увидев свое чадо, была уверена, что это самый прекрасный ребенок в мире. Как только ребенок оказался на руках матери, его плач смолк, и он заулыбался.

– Ты улыбаешься так же, как твой отец, – нежно прошептала Марта.

– Это тот мужчина, который так сильно беспокоился за вас? – улыбнулась акушерка.

– Да. Это так на него похоже, – ответила Марта, вкладывая в свои слова всю любовь к мужу.

– Вы уже дали малышу имя? – поинтересовалась акушерка.

– Да. Джеймс. Джеймс Фокс! – с гордостью ответила мать.

Глава 2

В Ливерпуле около дома № 7 на Мэдрин стрит остановилось жёлтое такси. Из него вышел молодой человек восемнадцати лет. Его светлые волосы блестели от яркого солнца, необычного для английского портового городка. Захлопнув дверь автомобиля, он направился к дому. Поднявшись по красиво украшенному крыльцу, он бесшумно открыл дверь.

– Дорогая, Том приехал, – глядя в окно, произнёс Кристофер, откладывая в сторону сигару. – Пора спускаться к гостям.

Выйдя из кабинета, Крис и Марта поспешили спуститься в гостиную.

– Том! – окликнул Кристофер, подойдя к парню.

– Здравствуйте, мистер Фокс, – любезно поприветствовал парень. – А, где Джеймс?

– Он, как всегда, не может подобрать рубашку, – к ним подошла Марта. – Он скоро будет, присоединяйся к гостям.

– Спасибо, – Том отошёл от Фоксов.

– Дорогой, Джеймс не говорил тебе, Венде здесь будет? – встревожено спросила супруга.

– Нет, а что?

– Мне не по душе, когда она рядом. Такое чувство, что когда-нибудь она разрушит долгую и крепкую дружбу Тома и нашего мальчика.

– Такое весьма возможно. Они же оба влюблены в неё, – согласился Крис.

После его слов в гостиную ворвалась красивая стройная девушка. Её наряд опережал время. Ярко-красное платье выше колен с глубоким декольте и вырезом на спине, которое подчёркивало её фигуру. На длинных ногах были такого же цвета туфли на высокой шпильке. Зелёными глазами она оглядела гостиную и, убедившись, что Джеймса ещё нет, направилась к зеркалу, чтобы поправить свои огненно-рыжие волосы.

– Вот она! Рыжая бестия! – грубо произнесла Марта, смешно нахмурив брови.

– Ты так интересно злишься, когда видишь её, и начинаешь напоминать мне нашего кота! – громко засмеялся Крис, привлекая внимание гостей. – Правда, в миллион раз красивее!

– Кто? Кот? – съязвила жена.

– Ты, глупенькая. Пойду, потороплю Джеймса.

С этими словами он направился к лестнице, а в это время с неё уже спускался виновник торжества.

Джеймс Фокс представлял собой высокого жгучего брюнета с карими глазами. Его волосы были настолько густые, что в них мог запутаться воробей. У него была идеальная фигура, которой мог бы позавидовать профессиональный танцор. Похоже, что и лицо Джеймса было написано ангелами. С раннего детства он увлекался музыкой, с шести лет играл на старой дедушкиной гитаре. Джеймс милый и ранимый парень, но в то же время знающий себе цену.

Увидев Джеймса, Венде направилась к нему.

– С днём рождения, дорогой, – вручив подарок, она поцеловала его в щёку, уловив взгляд голубых, как небо, глаз Тома.

– Спасибо, Венде, рад тебя видеть, – он слегка обнял её.

К ним подошёл Томас и вручил Джеймсу свой подарок.

– С днём рождения, дружище! – после крепкого рукопожатия он обнял друга.

– Спасибо, Том! Давайте начнём праздник! – предложил Джеймс.

Вечер близился к завершению.

– Все гости разошлись, и настала наша с отцом очередь вручить тебе подарок, – произнесла Марта, поставив на стол бокал сухого вина. После её слов наступила неловкая тишина.

– Настало время вручить подарок, – протянула женщина, поворачивая голову в сторону мужа.

– Да, дорогая, я в курсе, – отозвался мужчина.

– Так принеси его, – возмутилась Марта.

– А-а! – опомнился Кристофер. – Уже бегу!

Из соседней комнаты мужчина вынес белую гитару. Подойдя к жене, Крис заметил, как глаза Джеймса засияли от радости.

– Неужели, это мне! – воскликнул парень, подбегая к родителям и нежно обнимая их, – Огромное спасибо!

– С днём рождения, Джеймс, ты это заслужил, – с улыбкой сказал отец.

– Поздравляю, сынок, – произнесла мать, поцеловав сына.

– На этой счастливой ноте можно отправиться спать, – с этими словами Джеймс взял гитару из рук отца и отправился в свою комнату.

– Я никогда не забуду ночь 8 июля 1945 года, – окунулся в ностальгию Кристофер.

– А как я её не забуду! – воскликнула Марта.

– Да, дорогая, как быстро летит время. Сегодня нашему мальчику исполнилось 18 лет, – произнёс Крис, нежно обнимая жену.

Глава 3

Ливерпуль – удивительный город, необыкновенный. Настолько совершенный, что спустя сотни лет он не требует реставрации. Ливерпульский парк с множеством идеально подстриженных деревьев и узорчатыми деревянными скамейками по краям ровных каменистых дорожек. Ливерпульский порт, куда прибывают суда из огромных магистралей. Театры, рестораны, кафе, музеи, пабы и множество красивых улиц. В Ливерпуле всё замечательно, чего нельзя сказать о жителе на Мэдрин стрит.

– Прошло два года с тех пор как мне исполнилось 18 лет! – возмущаясь, Джеймс разбрасывал по комнате рубашки в поисках лучшей. – А она так и не сделала выбор!

Взгляд Джеймса упал на коробочку, в которой находилось обручальное кольцо.

– Пора в этой истории поставить жирную точку!

Парень подошёл к телефонному аппарату и, сняв трубку, набрал номер Венде Льюис.

– Алло, – в трубке послышался голос девушки.

– Привет, Венде! Это Джеймс. Ты сегодня не будешь занята?

– Нет. Ты что-то хотел?

– Да. Встретиться с тобой.

– Хорошо. Где и во сколько?

– В парке. Часа в три тебя устроит?

– Да. Мне очень интересно, что ты для меня приготовил!

– Я так рад, что ты… – не успев договорить, Джеймс услышал в трубке короткие гудки.

Джеймс посмотрел на свои часы, стрелки показывали пять часов вечера.

– Иногда мне кажется, что мои родители правы, – подумал Джеймс, выбрасывая букет цветов в урну. Повернувшись, он увидел Венде и, резко выдернув букет из урны, спрятал его за спиной.

– Привет, Джеймс! – как ни в чём не бывало, поприветствовала девушка.

– Ты опоздала, – немного злясь, заметил парень.

– Задержалась. Но теперь я здесь, – мило улыбнулась Льюис.

Злость Джеймса в один миг испарилась. Молодой человек посмотрел на девушку и в красках представил их дальнейшее совместное будущее.

– Что ты там прячешь? – Венде прервала его мечты.

– А! Это тебе! – Джеймс вынул из-за спины букет, который после пребывания в урне стал больше напоминать веник.

– Мне? Ты с ума сошёл? – рассмеялась девушка, бросив букет в ту же урну. – Извини, Джеймс, но, по-моему, там ему и место.

– Давай присядем, – предложил Джеймс, с горечью посмотрев на цветы.

Они сели на одну из лавочек, и Фокс принялся произносить свою речь.

– Венде! Я знаю, что те шесть лет, которые мы знакомы, ты относишься ко мне как к другу. Но у меня в душе совершенно другие чувства. Венде, я…я люблю тебя!

Джеймс вынул из кармана пиджака коробочку с обручальным кольцом и, открыв её, произнёс:

– Венде, выходи за меня замуж!

– Это всё, конечно, мило, – лёгким движением руки девушка закрыла коробочку. – Но я выхожу за Тома Стивенсона.

– Что? – Джеймс был в шоке от сказанного любимой.

– Да, через месяц, – безмятежно улыбнулась Льюис. – Что-то не так?

– Нет. Всё в порядке, – едва сдерживая слезы, Джеймс положил кольцо в карман.

В это время в парк вошёл Томас. Он подошёл к паре.

– Я не помешал? – улыбнулся парень.

– Конечно, нет! – Венде бросилась к нему на шею.

– Венде, ты не оставишь нас на пару минут? – попросил Джеймс.

Венде поцеловала жениха и удалилась.

– Как я понял, ты всё уже знаешь? – не без робости спросил Том.

– Да, – однозначно ответил друг.

– И что ты скажешь?

– Расслабься, Том. Порядок. У нас был уговор. Она выбрала тебя. Я не буду вам мешать. Поздравляю!

– Спасибо, Джеймс! Ты настоящий друг!

Том обнял Джеймса, а затем догнал Венде. Джеймс, застыв, смотрел, как смысл всей его жизни удалялся в объятьях другого.

Несмотря на то, что парк находился недалеко от дома Фоксов, Джеймс только через час устало переступил его порог. В гостиной на уютном диване расположился Кристофер. Он, как обычно, читал свою любимую газету.

– Люди с ума сходят, – засмеялся Крис, прочитав очередную строку, но заметив Джеймса, отложил газету в сторону. – Как всё прошло? Она дала согласие?

– Дала, – устало ответил Джеймс, падая в мягкое кресло.

– И в чём проблема? Она же согласилась?

– Согласилась, – воскликнул Джеймс. – Согласилась.… Выйти замуж за Тома!

– Значит, мы были правы, – задумчиво протянул Крис.

– О чём ты? – не понял парень.

– Сынок, ты помнишь, что недавно родители Тома получили наследство в несколько миллионов долларов? И мы с мамой, заметили, что Венде после этого всё чаще стала общаться с Томом. Ты понимаешь, к чему я веду?

– Глупости! – Джеймс соскочил с кресла и подошёл к окну. – Она не такая! Она с ним, потому что любит его!

– Не говори чепухи! – вся эта история начала накалять Криса, он почувствовал себя сковородкой на печи, в топку которой постепенно подбрасывали дрова. – Она именно такая!

– Венде не нравилась вам, – Джеймс со злостью посмотрел на отца. – Радуйтесь! Я уже никогда не буду с ней!

Парень бросился вверх по лестнице, чуть не сбив с ног свою мать.

– Господи! Что здесь происходит? – спросила Марта, услышав, как Джеймс хлопнул дверью своей комнаты.

– Венде выходит замуж за Тома, а Джеймс винит в этом нас, – устало ответил Кристофер.

– Не переживай. Он всё поймёт, – женщина подошла к мужу и нежно обняла его.

В центре Ливерпуля, в доме Тома Стивенсона шла подготовка к свадьбе. Его отец, Майкл Стивенсон, обзванивал рестораны для проведения свадьбы. Набрав уже достаточно много телефонных номеров, он в ярости бегал из угла в угол. Его мать, Виктория Стивенсон, пыталась разобраться в свадебном меню. В этой суете что-то напевая себе под нос, Том вышел из кухни. Парень поднялся к себе в комнату и сев за стол принялся писать:

«Дорогие Кристофер, Марта и Джеймс Фокс! Приглашаем вас на венчание, которое состоится 9 октября 1965 года в двенадцать часов дня. Томас и Венде.»

– Томас и Венде!

Стоя около окна в своей комнате, Джеймс в ярости кинул открытку в сторону двери.

– Э-э-э! Полегче! Так и убить можно!

Вздрогнув, Джеймс повернулся и увидел своего отца, в руках которого находилась та самая открытка.

– Поторопись выбрать рубашку. Иначе мы, как всегда, опоздаем, – посоветовал Крис, пытаясь убрать беспорядок на столе сына.

– Папа, ты опять за своё! – нахмурился парень, пытаясь вырвать у отца нотную грамоту. – Я же сказал, что не иду на эту свадьбу!

– Зачем так переживать? Жизнь продолжается! – Крис улыбнулся настолько беззаботно, что это ещё больше взбесило Джеймса.

– Для тебя, может, и продолжается! – буркнул сын.

– Сынок, если бы в твоей жизни не было Венде, чем бы ты занимался?

– Музыкой!

После этих слов парень бросил резкий взгляд на отца.

– Вот видишь. Всё будет даже лучше! – подмигнул Кристофер и вышел из комнаты.

Незаметно пролетели три месяца с тех пор, как священник объявил Томаса и Венде законными мужем и женой. После венчания они отправились в свадебное путешествие в Лос-Анджелес, и Венде просто влюбилась в этот город.

– Любимая, тебе не кажется, что нам пора вернуться домой? – однажды спросил Том, растянувшись на шезлонге и протягивая жене коктейль.

– Том, давай останемся здесь жить! – вдруг воскликнула Венде.

– Жить?! – от неожиданности Том пролил на белоснежные шорты коктейль. – Но у меня нет таких денег, чтобы купить нам дом.

– Согласна, – коварно улыбнулась девушка, изящно снимая соломенную шляпу и пристально глядя на парня своими кошачьими глазами. – Они есть у твоих родителей.

– Но, Венде! – возмутился Том. – Это их деньги! Ты не справедлива! Мои родители устроили нам шикарную свадьбу, поездку в Лос-Анджелес, подарили машину и дом в Ливерпуле. А что сделали твои родители?

– Ты мой муж! – Венде капризно бросила в него свою шляпу. – И ты должен меня обеспечивать!

– У тебя всё есть, – терпение Тома было на пределе, ему стал докучать этот разговор.

– Но нет дома в этом райском месте, – Венде напоминала пятилетнего ребёнка, которому мама не хочет купить конфету.

Девушка соскочила с шезлонга и, скидывая с бёдер пляжный платок, медленно начала удаляться по белому горячему песку в сторону моря.

– Привет, красотка! – ей подмигнул проходящий мимо парень.

Том посмотрел на него с явно выраженным недовольством и уже приготовился сказать что-нибудь резкое в ответ, но его перебила Венде:

– Я нужна не только тебе, Том! Не боишься меня потерять?

Девушка легко и беззаботно побежала к морю. Том не мог не залюбоваться её загорелым телом, изящными длинными ногами, роскошной фигурой, истинно совершенными чертами лица. Он посмотрел на пляж. Невероятно красивые девушки сновали то туда, то обратно, но ни одна не могла превзойти Венде Льюис. В один миг Томас представил свою жену в объятиях другого, и по коже пробежала холодная дрожь. Он не мог этого допустить и в этот же вечер набрал номер телефона своих родителей.

Уже вторую неделю в Ливерпуле стояла слякоть. Апрельское небо хмурилось, не предвещая ничего хорошего. Джеймс, с грустью вспоминая прошлое, стоял у окна в кабинете своего отца. Ему безумно не хватало Тома. Ностальгия унесла его в те времена, когда они мальчишками часто пропадали на футбольном поле, играли в бильярд и шахматы и пили горячий шоколад. А теперь в его душе осталась лишь пустота. Он один смотрит на мокрые улицы, куда-то бегущих людей и проезжающие мимо машины. А Том в это самое время нежится на солнце, называя себя мужем самой прекрасной девушки в мире. Джеймс резко отмахнулся от неприятных мыслей и, выйдя из кабинета, направился на кухню. Там Марта колдовала над пирогом, создавая последние штрихи его украшения. Кристофер ходил около неё, рассказывая очередную смешную историю. Ощутив присутствие Джеймса, родители загадочно переглянулись.

– В чём дело? – переводя взгляд то на отца, то на мать, спросил парень.

– Джеймс, надо поговорить, – ответил Крис, украдкой смазывая крем с пирога.

– Серьёзно поговорить, – уточнила Марта, ударив Криса ложкой в лоб.

– Ай, больно! – мужчина схватился за лоб. – Джеймс, присядь.

Парень сел за стол. Крис уселся напротив и начал разговор:

– Джеймс, я не знаю, как сказать, поэтому скажу как есть. Уже прошло полгода, как Венде вышла замуж за Тома, и из них три месяца, как они живут в Лос-Анджелесе. Венде Льюис исчезла из твоей жизни, и тебе надо с этим смириться и продолжать жить дальше. Сынок, мы с мамой не родители Тома. Мы не получали наследство и уже, наверное, не получим. Ты прекрасно помнишь о том, что нас содержит только моя зарплата и…

– Можешь не продолжать, – мрачно перебил его Джеймс. – Я знаю, к чему ты клонишь. Ты хочешь, чтобы я работал. Я согласен, но вы с мамой не в восторге от того, что я буду работать с тобой в порту, тогда где мне найти работу в нашем маленьком городке, если я умею только заниматься музыкой?

– Вот и направь своё умение в нужное русло, – мягко предложила Марта, присаживаясь рядом с Крисом.

– Я не понимаю, – Джеймс пристально посмотрел на мать.

– Мама хочет сказать, что в нашем городе полно ресторанов, где можно играть, зарабатывая себе на жизнь, – уточнил Крис.

– И, правда! Как же я раньше об этом не подумал? Спасибо! Я завтра же пойду искать работу.

– Вот и чудно, – улыбнулся Крис, потирая лоб.

На следующий день Джеймс отправился на поиски работы. Уже через час он стоял напротив самого лучшего ресторана города под названием «Ливерпуль». Он представлял собой двухэтажное здание из белого камня с огромными окнами и яркой вывеской над дверями. Джеймс вошёл внутрь и увидел столики с бархатно - кремовыми скатертями, на которых стоял столовый сервиз из чистого серебра, начищенный до блеска. Под потолком виднелась шикарная люстра. На окнах висели шторы такого же цвета, как и скатерти. Но как только на город опускались сумерки, ресторан принимал совершенно другой вид. Скатерти менялись на тёмно-бордовые, шторы становились подобны им. Они прикрывали только верхнюю часть окна, образуя дуги. Свет приглушался. На столы ставились свечи. Пройдя вглубь ресторана, Джеймс заметил небольшую сцену, где стояли три стойки для микрофонов, но ни одного музыкального инструмента.

– Вам помочь? – вежливо поинтересовалась официантка, подойдя к Джеймсу.

Парень оглядел её и мысленно отметил, что на девушке была очень красивая униформа. Роскошная блузка, юбка чуть выше колен, туфли модели «лодочка» на высоком каблуке, фартук и всё это белого цвета. В ночное время униформа менялась на тёмно-красный цвет.

– Я ищу директора ресторана, – ответил Джеймс.

– По какому вопросу? – поинтересовалась девушка.

– Хочу устроиться на работу.

– Боюсь огорчить вас, но штат официантов уже набран, – официантка сочувствующе улыбнулась.

– Нет, вы не поняли меня. Я играю на гитаре.

– Тогда вы тот, кто нам нужен! – девушка оживилась. – Мистер Джонсон давно мечтает, чтобы после восьми вечера в ресторане звучала живая музыка. Идёмте со мной.

Ее каблучки легко застучали по лестнице и вскоре Джеймс и его спутница стояли напротив кабинета директора.

– Его зовут Патрик Джонсон, – ободряюще улыбнулась девушка удаляясь.

Джеймс нерешительно постучал в дверь.

– Войдите, – из кабинета послышался приятный мужской голос.

– Мистер Джонсон? – Джеймс заглянул в кабинет.

– Он самый, а вы? – в кресле директора сидел мужчина лет тридцати, он доброжелательно улыбнулся посетителю.

– Джеймс Фокс, и я ищу работу, – смущенно ответил парень.

– Что ж, Джеймс Фокс, проходи, присаживайся, – Патрик указал на стул.

Джеймс вошёл в кабинет и сел напротив мужчины.

– Чем могу быть полезен? – поинтересовался директор «Ливерпуля».

– Мистер Джонсон, я музыкант, и я хотел бы играть у вас, – по-прежнему нерешительно произнёс парень.

– Правда? – в глазах директора вспыхнул огонек интереса. – И на каком инструменте?

– На гитаре, – улыбнулся Джеймс, отметив явную заинтересованность собеседника.

– Это здорово! – воскликнул Патрик. – Когда ты можешь приступить?

– В любое время, – еще шире улыбнулся Джеймс.

– Сегодня в восемь часов после полудня устроит?

– Отлично!

Когда на портовый городок опускалась тьма, он принимал совершенно другое обличие. Точно так же, как ресторан «Ливерпуль».

Джеймс поднялся на сцену. Он подключил свою гитару к усилителю, поправил микрофонные стойки. Этим парень привлёк внимание посетителей.

– Кто это? – спросила какая-то девушка у своего спутника.

– Я не знаю, дорогая, – пожал он плечами.

Джеймс заиграл. Пальцы скользили по грифу гитары бережно и нежно, словно исполняли известный только им танец на струнах. Голос гитары, как звук радости и недоумения, пронесся сквозь ресторан, заставляя всех, молча, признать талант исполнителя.

Джеймс видел восторженные взгляды людей, чувствуя, что краснеет от всеобщего внимания и признания его как музыканта. А гитара продолжала петь, посылая в пространство зала все новые и новые звуки, напоминающие легкие дуновения, движение воздуха, легкий бриз... Словно ветер в кого-то влюбился и робко шепчет о своей безответной любви. «Я сегодня сдаю экзамен», – мелькнуло в голове у Джеймса, когда он доигрывал последние аккорды.

Слушатели громко аплодировали и кричали «браво». На сцену с гордым видом поднялся Патрик Джонсон.

– У нас изменения, – воодушевленно начал он. – Теперь в нашем ресторане каждый вечер будет играть этот талантливый ливерпульский парень Джеймс Фокс.

Джеймс чувствовал приятную дрожь в теле. Он был счастлив.

Глава 4

Солнце, выполнив свою функцию, гордо уходило за горизонт. В вечернем свете этой горячей звезды особняк Стивенсонов выглядел ещё прекраснее. В его гостиной две девушки пили освежающий зелёный чай.

– Наш показ прошёл на ура! – воскликнула Эшли, заглянув в свою чашку, она поинтересовалась, – Можно выпить что-нибудь покрепче?

– Что-нибудь покрепче испортит цвет лица, – заметила Венде.

– Знаешь, Венде, пожалуй, модельный бизнес – это моё, – ничуть не смущаясь, засмеялась Эшли.

Венде бросила на неё свой долгий кошачий взгляд.

«Эшли Паркер, – подумала она, - двадцатилетняя блондинка с тёмно-голубыми глазами, модельной фигурой, ухоженными волосами, ногтями и кожей. В восемнадцать лет вышла замуж за миллионера Грэга Паркера, который старше её на двадцать пять лет, и забыла о плохой жизни. До встречи с Грэгом она и её родители жили в забытой Богом деревушке, где-то под Лондоном. А сейчас её отец владеет сетью магазинов в Лос-Анджелесе. Мать открыла в этом городе салон красоты. Эшли за два года в браке с Паркером, чем только не занималась: танцами, музыкой, вокалом, а теперь добралась до модельного бизнеса».

– Привет, дорогая! Я дома! – послышался голос Томаса

– Мы в гостиной, – прервав раздумья, отозвалась Венде.

– Мы? – Том вошёл в гостиную. – А, Эшли! Привет!

– Привет, Том, – кокетливо улыбнулась девушка. – Мне пора. Грэг уже прислал за мной машину.

Действительно, на улице её давно ждал дорогой чёрный автомобиль. Венде проводила подругу и вернулась к мужу.

– Как показ? – поинтересовался он.

– Прекрасно! – воскликнула Венде и села на колени к Тому.

– Если честно, то я не одобряю того, что ты модель, – сокрушенно вздохнул парень. – На тебя все глазеют, оценивают. Мне это не нравится.

– А мне не нравится, что ты меня контролируешь! – девушка вскочила с колен Тома. – Мне всего двадцать один год! А ты хочешь запереть меня дома, как старуху!

– Прости, дорогая! Я не хотел, – как обычно начал оправдывался Томас. – Скоро у нас первая годовщина свадьбы и думаю, своим подарком я заглажу вину.

Том подошёл к жене и нежно обнял её.

С приходом осени Ливерпуль превращается в волшебную сказку. Особенно красив его парк. Листья разной формы, размером и оттенком цвета кружатся в воздухе, падая на землю и образуя золотое покрывало. Но жители портового городка не спешат кутаться в теплые вещи. Холодное дыхание английской осени чувствуется лишь на рассвете, когда ливерпульские дети, не желая отпускать ускользающее в неизвестность лето, чувствуют босыми ногами капельки росы на чуть жухлой траве.

Кристофер Фокс возвращался с работы. По дороге домой мужчина уже привычно думал о том, что последние полгода они с Мартой почти не видят сына. Днём он репетирует, а вечером играет в «Ливерпуле». Крис подошёл к дому и только хотел открыть дверь, как она сама распахнулась, и из дома выскочил Джеймс.

– Ой! Папа, прости, – улыбнулся он на бегу.

– Как всегда я с работы, а ты на работу? – спросил отец, заранее зная ответ.

– Да, – засмеялся сын, скрываясь за домами.

Джеймс вошёл в ресторан и, как всегда, поднялся в кабинет Патрика Джонсона, чтобы выпить с ним, ставшую уже традиционной, чашку ароматного кофе.

Колокольчики, которые висели над входной дверью ресторана, задорно зазвенели, и в помещение вошли трое парней. Они сели за один из столиков.

– Что будете заказывать, молодые люди? – вежливо поинтересовалась официантка, подавая им меню.

Девушка всмотрелась в лица парней и её глаза вспыхнули от восторга.

– Прекрасная леди, пожалуйста, не говорите никому, что мы здесь, – попросил один из парней.

– Ни-ко-му, – прошептал другой. – Т-с-с…

Парень прикоснулся указательным пальцем к своим губам.

– Хорошо, – понимающе улыбнулась девушка. – Заказывать что-нибудь будете?

– Пока нет, – ответил третий.

Официантка ещё раз с плохо скрываемым восхищением оглядела парней и удалилась.

– Не могу поверить, что Бернард нас надул, – хмуро произнёс Алан.

– Успокойся. У каждого есть право на выбор, – ответил ему Джордж.

– Нет! Алан прав! – возразил Генри. – Бернарду нет оправдания! Что же нам делать?

– Я умываю руки! – Алан возмущенно ударил кулаком по столу. – Сегодня же возвращаюсь в Лондон!

– А как же концерт? – Джордж был явно напуган. – Ричард нам головы оторвёт!

– Да, Алан. Это не выход. Афиши уже развешаны по всему Ливерпулю, – Генри выглянул в окно.

– Тогда, что нам делать? – Алан заёрзал на стуле.

– Найти замену Бернарду, – неожиданно предложил Джордж.

– Ты с ума сошёл! – взвизгнул от возмущения Алан. – Где ты так быстро найдёшь гитариста, который сыграет на бас-гитаре и за неделю выучит весь наш репертуар?!

– Прекрати кричать, – спокойно ответил Джордж. – Не нравится? Думай сам.

– Я это и пытаюсь сделать, а ты вечно…

Алан резко замолчал, услышав, как по ресторану пронеслись звуки прекрасной мелодии. Он посмотрел на сцену. Там он увидел парня, который с лёгкостью перебирал струны на своей белой, как снег, гитаре.

– А как насчёт этого парня? – улыбнулся Генри, глядя на Алана.

Алан улыбнулся в ответ. Парни подождали, пока Джеймс доиграл свою мелодию, и решительно направились к нему.

– Ребята, вы что? – недоумевая, спросил Джеймс, когда молодые люди подошли к нему.

– Друг, надо поговорить. Можно тебя на пару минут? – первым к нему обратился Алан.

– Где-то я вас уже видел, – задумался на минуту Джеймс. – Постойте! Вы – рок-группа «Малыши в чёрном»!

– Да. Только никому не говори, что мы здесь, – с улыбкой попросил Алан.

– Ни-ко-му, – прошептал Джордж. – Т-с-с…

– Хорошо. Я не скажу, – прошептал Джеймс в ответ. – А какой разговор?

– Пойдем, присядем, – предложил Генри.

– Вообще-то я на работе, – Джеймс огляделся в поисках Патрика.

– Поверь нам, ты не пожалеешь, – улыбнулся Алан.

– Вы меня убедили, – наконец сдался Джеймс и поставил гитару около усилителя.

Четверо парней прошли к одному из столиков и опустились на мягкие стулья.

– Для начала, как тебя зовут? – поинтересовался Алан у Джеймса.

– Джеймс. Джеймс Фокс, – ответил парень.

– Я Алан Сендлер, – представился Алан. – А это Джордж Норман и Генри Поттер.

– Это мы, – улыбнулся Генри.

Джеймс внимательно посмотрел на них. Он хорошо знал эту группу, слушал их песни и сам подбирал их на гитаре. Уже два года эту музыку крутили по всем волнам радио Англии. «Малыши в чёрном» – самая популярная группа в Великобритании. Алан Сендлер, кареглазый шатен со вспыльчивым характером. Он ритм-гитарист группы. Джордж Норман полная противоположность ему. Этот парень само спокойствие. Джордж играет на соло-гитаре, разя наповал поклонниц своими чёрными волосами и добродушными карими глазами. Генри Поттер самый младший в группе «Малыши в чёрном». Он, как и Алан, шатен, только с синими, цвета моря глазами. Генри ранимый и задумчивый парень, которого достаточно легко обидеть.

– Я вас знаю, но не понимаю, чем могу помочь? – осторожно спросил Джеймс.

– Где ты научился так красиво играть? – вопросом на вопрос нетерпеливо ответил Алан.

– Просто музыка – это моя жизнь, – пояснил Джеймс.

– Джеймс, понимаешь, у нас через неделю в вашем городе концерт, и мы хотим тебя пригласить, – улыбнулся Алан.

– В качестве нашего бас-гитариста, – добавил Генри.

– Что?! – воскликнул Джеймс, широко раскрыв глаза. – Я не понимаю?

– Джеймс, только ты можешь нас спасти. И к тому же у тебя будет концерт, куча поклонниц… – начал перечислять Джордж, загибая пальцы.

– А без тебя у нас не будет ни концерта, ни поклонниц, – перебил Генри.

– И головы тоже не будет, – хмуро добавил Алан.

– Как? Ты согласен? – Джордж посмотрел на парня проницательным взглядом карих глаз.

– Это заманчивое предложение, но что я должен для этого сделать? – поинтересовался заинтригованный Джеймс.

– Понравиться нашему менеджеру и выучить весь наш репертуар, – ответил Генри.

– И всего-то навсего! – улыбнувшись, воскликнул Алан, привлекая к себе внимание.

Посетители ресторана посмотрели в сторону парней. Узнавая их, люди начинали переглядываться, перешёптываться и показывать на них пальцами. В ресторане стало шумно.

– Нам пора!

Алан и Генри мгновенно выскочили из ресторана.

– Джеймс, если ты согласен, то завтра мы ждём тебя в парке в час дня, – быстро произнёс Джордж и вышел следом за ними.

– Хорошо, – сам себе ответил Джеймс, оглядывая ресторан. Он стал полупустым. Почти все люди, находившиеся в нём, выскочили на улицу вслед за «Малышами в чёрном».

На следующий день Джеймс ожидал в парке «Малышей в чёрном». Парень взглянул на часы, стрелки показывали 12:44. Он оглядел парк, парней не было видно. Джеймс опустился на одну из пустующих лавочек.

– Знакомое место, – подумал он.

Это было то самое место, где Джеймс год назад предложил Венде Льюис стать его женой. С тех пор многое изменилось, но не чувства Фокса.

– Привет, Джеймс!

Послышался знакомый голос. Джеймс повернулся и увидел, как к нему тянется рука Алана.

– Привет, ребята! – поздоровался парень.

– Ну как? Мы идём? – Алан обратился к Джеймсу.

– Да. Только куда? – не понял Фокс.

– Недалеко от парка есть клуб, там мы и будем репетировать, – пояснил Генри.

– Всё ясно, – ответил Джеймс, поднимаясь с лавочки. – Ребята, можно поинтересоваться, где ваш бас-гитарист?

– Он нас предал, – ответил Алан, непроизвольно сжимая кулаки.

– Хватит тебе! – оборвал его Джордж. – Джеймс, не слушай его, он преувеличивает.

– Замолчи, Джордж! Я говорю как есть, – от злости Алан попытался поймать листок дерева, поднятый в небо небольшим порывом ветра.

– Сам замолчи! – не растерялся Джордж.

– Да замолчите вы оба! – не выдержал молчавший все это время Генри.

Наблюдая за ребятами, Джеймс еле сдерживал смех. Тем временем они вышли из парка.

– Так всё-таки что случилось? – Джеймс добивался ответа на свой вопрос.

– Два дня назад мы все вместе прилетели в Ливерпуль, – начал рассказывать Генри. – А вчера утром он улетел обратно в Лондон.

– Просто взял и улетел? – удивился Джеймс.

– Вот именно, что не просто! Он нас предал! – вновь возмутился Алан.

– Алан, не горячись. Я сам всё расскажу, – продолжил Генри. – Дело в том, что родители Бернарда владельцы одной очень крупной фирмы в Лондоне. Отец поставил перед ним условие, либо он сейчас вступает в права владельца половины фирмы, либо он вообще лишает его этого права. Думаю, ты понимаешь, что он выбрал?

– Я же говорю, он нас предал, – не успокаивался Алан.

– У него просто так сложились обстоятельства, – произнёс Джордж. – А Алан любит делать из мухи слона.

– Я говорю правду! – почти крича, продолжал бушевать Алан.

– Правду? – парень возмущенно крикнул ему в ответ.

Идущий между ними Генри заткнул уши.

– Конечно. А ты вечно споришь со мной, – продолжал кипятиться Алан.

– А ты вечно думаешь, что только ты прав во всём, – наконец возмутился Джордж.

– Ну, я сейчас тебе…

– Да замолчите же вы!!! – во всё горло закричал Генри, топая ногами.

– Мы пришли, – улыбнулся Джеймс.

Парни стояли перед великолепным клубом.

– Генри, что ты кричишь? – Алан, как и Джеймс, мило улыбнулся.

– Идём, Джеймс, мы тебе тут всё покажем.

– Думаю, я в этом не нуждаюсь, – засмеялся молодой человек, переступая порог здания. Джеймс с юности пропадал в этом клубе. Часами перебирал струны на старой дедушкиной гитаре, напевая что-то себе под нос. Ребята прошли в зал. На его сцене «Малыши в чёрном» уже расположили свои гитары, расставили аппаратуру, установили ударную установку.

– Мои барабаны! – воскликнул Генри, подходя к ним.

– Он жить без них не может, – Джордж пояснил поступок Генри, заметив удивление Джеймса.

– Наш маленький Генри, – детским голоском пролепетал Алан.

– Алан, – немного обидчиво отозвался Генри.

– Мне двадцать три, Джорджу двадцать два, Джеймсу двадцать один, – не обращая внимания на лёгкую обиду Генри, Алан рассуждал вслух. – А Генри… двадцать! Похоже, ты так и остаёшься самым маленьким.

– И с этим не поспоришь, – засмеялся Джордж, беря в руки свою гитару.

– Ха-ха-ха, – передразнил Генри. – Джеймс, не обращай на них внимание.

– Мне всё нравится, – засмеялся Джеймс. – Вы классные ребята! Что ж, где моя гитара?

– А вот и она, – Алан протянул парню белый инструмент. – Мы заметили, что тебе нравится этот цвет.

– Просыпайся. Вставай. Утро. Птички поют, – Джордж уселся на край кровати Алана. – Алан!!!

– Что?! – от неожиданности парень вскочил с постели.

– Пора вставать, – улыбнулся Джордж.

– Джордж, я когда-нибудь убью тебя, – Алан сел на кровати. – Время девять часов утра.

– Доброе утро, ребята! – в комнату Алана в номере люкс Ливерпульского отеля «Мёрси» вошёл Генри, в его руках был полный пакет с продуктами. – Алан, ты до сих пор не одет?

– И ты туда же. Куда мы торопимся? – не понял Алан.

– Как куда? – удивился Генри. – Сегодня Ричард приезжает.

– Он приедет в три часа дня, а сейчас девять утра. Де-вя-ть, – сонным голосом ответил Алан.

Вдруг у пакета, который держал Генри, оторвались ручки, и всё его содержимое раскатилось по полу.

– Как вы думаете, ему понравится Джеймс? – поинтересовался Джордж, с улыбкой косо глядя на Генри и чуть хмуря брови.

– По-моему, он молодец, – отозвался Алан, поднимая с пола апельсин, подкатившийся к нему.

– Он наш человек! – воскликнул Генри, исчезнув под кроватью в поисках бутылки с молоком.

– Согласен, – добавил Джордж, заглядывая под кровать. – Будет здорово, если Ричард оставит его в нашей группе.

– Для начала он должен утвердить его в Ливерпульский концерт, – усмехнулся Алан, натягивая брюки.

– И так, кто из вас сегодня готовит завтрак? – спросил Генри у ребят, собрав все продукты.

– Он! – в голос отозвались те, показывая друг на друга.

– Я не верю своим ушам! Вы вновь запутали график! – нахмурился Генри. – Хорошо, сегодня приготовлю я, но это в последний раз.

Генри вышел из комнаты Алана.

– Это всегда срабатывает! – от восторга Алан потёр ладони одну о другую.

Огромные настенные часы, висевшие в холле отеля «Мёрси», пробили три часа дня.

– Он сошёл с ума!

– Это всего лишь нервы.

– И всё-таки он сошёл с ума.

– Нет.

– Да.

Джордж и Генри наблюдали, как Джеймс в волнении ходил по холлу, не находя себе место.

– Ричард прилетел, будет здесь с минуты на минуту, – к парням подошёл Алан.

– Надо успокоить Джеймса, – озабоченно предложил Генри.

– Джеймс! – окликнул его Алан.

Фокс подошёл к ребятам.

– А вот и Ричард, – прошептал Джордж.

Джеймс обернулся и увидел, как в отель вошёл мужчина невысокого роста, лет сорока. В первую очередь парень обратил внимание на его гардероб. Вся одежда мужчины была чёрного цвета, она чётко подчёркивала фигуру мужчины.

Джеймс давно заметил, что и своих подопечных Ричард Смит одевает не хуже. Название группы повелось от стиля одежды. На публике ребята всегда появлялись в классических брюках, пиджаках, галстуках именно чёрного цвета, лишь рубашки парней были белого цвета. А с приходом холодов к своему гардеробу «малыши» добавляли пальто чуть ниже колен, шарфы, кожаные перчатки, и всё это тоже в чёрном цвете.

Мужчина подошёл к молодым людям.

– Привет, ребята, – улыбнулся он.

– Привет, – любезно ответили парни.

– Итак, что у вас случилось на этот раз? – Ричард сразу перешёл к делу.

Парни молча переглянулись.

– Так, так, – недоверчиво произнёс Смит. – Алан, можно тебя на минуту?

Мужчина взял парня за локоть и отвёл в сторону.

– Алан, что происходит? И кто тот парень? – менеджер перевёл взгляд на Джеймса.

– Ричард, давай для начала поднимемся в наш номер и там поговорим, – предложил Алан.

– Наш номер? Только не говори, что вы взяли люкс?

– Думаю, ты угадал.

– Ты с ума сошёл?! Когда же ты повзрослеешь и начнёшь меня слушать? Нам всё очень дорого обходится. Пока вы не научились много зарабатывать, несмотря на свою огромную популярность.

– Не ворчи!

– Сендлер, ты сам оболтус и остальных тянешь за собой!

– Так почему же я до сих пор в группе?

– Тебе повезло, ты талантливый оболтус.

– Что ж!

Алан улыбнулся и направился к ребятам. Шепнув им что-то, он пошёл к лифту.

– О, Боже! Он неисправим, – Ричард закатил глаза и, покачав головой, догнал парней.

Номер «малышей» находился на пятом этаже гостиницы.

– Господи! – закричал Ричард, войдя в номер. Мужчина осмотрел роскошный интерьер.

– И сколько же денег вы потратили? – продолжил он.

– Присаживайся. Будь как дома, – не обращая внимания на возмущение мужчины, ответил Алан.

– Так что всё-таки случилось? – поинтересовался Смит, опускаясь в мягкое кресло.

– Ричард, дело в том, что Бернард вернулся в Лондон, – совершенно спокойно ответил Джордж.

– Как? На какое время? – запаниковал мужчина.

– Навсегда, – от злости Алан сжал кулаки. – Он нас предал!

– Наши подозрения оправдались, – сказал Генри, садясь рядом с Ричардом.

– Но это всё к лучшему, – улыбнулся Алан.

– Ты с ума сошёл! – взорвался Ричард. – Ты даже не представляешь, сколько денег я вложил в этот концерт!

– Успокойся. Всё я представляю, – спокойным тоном произнёс Алан. – Познакомься, это Джеймс Фокс, он заменит Бернарда на Ливерпульском концерте.

Ричард внимательно посмотрел на Джеймса.

– Ты и, правда, сделаешь это для нас? – с надеждой в голосе спросил он.

– Да, сэр, – коротко ответил Джеймс.

Ричард задумался. Он ещё раз внимательно посмотрел на парня. Затем, поднявшись с кресла, мужчина подошёл к входной двери и приоткрыл её.

– Так что ты скажешь?! – Генри крикнул ему в след.

– Я всех вас жду в клубе через два часа, – устало вздохнул Смит и вышел из номера.

Ливерпуль особенный город. Вечерние огни в нём удивительные, далеко не такие, как в Лондоне. Они напоминают светлячков из доброй сказки. Глядя на них, на человека нисходят спокойствие и безмятежность. Ричард Смит был один из таких людей. Он стоял возле окна в номере люкс на пятом этаже гостиницы «Мёрси» и в задумчивости наблюдал с высоты птичьего полёта за Ливерпульским вечером.

– Знаете, Джеймс действительно мастер, – не отводя взгляда от пейзажа, мужчина отодвинул штору.

– А мы о чём тебе говорили, – послышался голос Алана.

– На сегодняшней репетиции он превзошёл все мои ожидания, – мужчина повернулся к ребятам, расположившимся на диване. – Думаю, он справится.

– Слушай, Ричард, – Алан подошёл к Смиту. – Давай оставим его в нашей группе.

– Концерт всё покажет, – ответил мужчина. – Спокойной ночи, ребята.

Ричард вошёл в свою комнату.

– Ненавижу, когда он так делает, – Алан посмотрел на закрывшуюся за мужчиной дверь.

– Он старше нас, – Джордж подошёл к Алану. – Ему виднее.

– Наш Святоша! – воскликнул Алан, опустившись на одно колено перед Джорджем. – О, Великий и Могучий Джордж, ты поймёшь всех и каждого!

– Алан, ты не задумывался о том, что Джеймс сам может не захотеть к нам в группу? – предположил рассудительный Генри.

– Глупости! Что ему может помешать? – Алан поднялся с колена.

– У него есть личная жизнь, – отозвался Джордж. – Знаешь, не все бросают любимых ради карьеры.

– Я не бросал! – в отчаянии крикнул Алан. – Я люблю её!

Он с ненавистью посмотрел Джорджу в глаза и быстрым шагом удалился к себе в комнату.

– Джордж, – укоризненно прошептал Генри, закрывая окно.

– Я не хотел, – вздохнул парень.

– Не бери в голову, – успокоил Генри. – Ты же знаешь Алана, завтра он уже обо всём забудет.

Ливерпуль не самый большой город в Англии. Но он занимает в этой стране одно из самых важных мест, в первую очередь, благодаря расположенному в нем порту, через который идет активная торговля с Ирландией и Америкой, что положительно сказывается на достатке города. Коренные жители Ливерпуля разговаривают с очень интересным акцентом, иногда их речь немного непонятна другим англичанам. Кроме того, они все делают всегда как-то особенно, без спешки. Даже сегодня на улицах Ливерпуля вы не встретите обычной городской суеты. Чего нельзя было сказать о жителях пятого этажа номера люкс гостиницы «Мёрси».

– Где мой галстук?

Генри Поттер вошёл в гостиную и замер, увидев, как из-под дивана торчат чьи-то ноги.

– Генри, ты не видел мой звукосниматель?

По голосу Генри понял, что эти ноги принадлежат Алану.

– Алан, ты не знаешь, где мой галстук? – поспешил выяснить Поттер. – Он вечно пропадает в день концерта.

Алан, молча, вылез из-под дивана и подошёл к креслу. В гостиную вошёл Джордж.

– Алан, ты не в курсе, где моя карманная расчёска? – спросил он.

– Джордж! – крикнул Генри. – Где мой галстук?

– Генри, – окликнул Алан. – Я спросил у тебя, где мой звукосниматель?

– Откуда мне знать, – возмутился Генри. – Мои барабанные палочки всегда на своём месте.

– Знаешь, а в отличие от тебя я знаю, где находятся мои вещи, – не растерялся парень, указывая на свой галстук.

После его слов в гостиную вошёл Ричард Смит. Он подошёл к Алану и вложил ему в руку звукосниматель. Затем он направился к Генри и повесил на его шею потерянный галстук. Потом мужчина подошёл к Джорджу и вложил расчёску в карман его пиджака.

– Я жду вас внизу через десять минут, – невозмутимо произнёс Смит и вышел из номера.

– Хорошо! – «малыши» крикнули ему вслед и разошлись по своим комнатам.

Джеймс Фокс подошёл к зеркалу. Оттуда на него смотрел ещё один «Малыш в чёрном». Джеймс был одет точно так же, как и парни из этого коллектива. О его новом имидже позаботился «папа» группы Ричард Смит. Джеймс взял расчёску и провёл ею по своим густым чёрным волосам. Затем поправил галстук и подмигнул своему отражению в зеркале. Джеймс услышал, как в дверь его дома постучали. Потом послышался голос Марты. Женщина приглашала ребят и Ричарда в дом. Джеймс поспешил выйти к гостям.

– Тебе идёт, – улыбнулся Алан, увидев Джеймса.

– Да, настоящий «Малыш в чёрном», – подметил Ричард. – Ну, что ж, нам пора. Кристофер, Марта, быть может, вас подвезти?

– О, нет. Спасибо. Я ещё не готова, – женщина указала на свой домашний халат.

– Да. Вы поезжайте, а мы следом. Удачи тебе, сын! – Кристофер и Марта обняли Джеймса.

Смит и «малыши» вышли из дома. На обочине дороги их ждал чёрный автомобиль. По дороге на Ливерпульскую площадь, где должен был проходить концерт, Джеймс думал о том, что будет после того, когда ребята покинут портовый городок. О том, что он вернётся в ресторан и его мысли вновь займёт лишь Венде Льюис.

– Приехали, – объявил Ричард.

Джеймс посмотрел в окно. Вся площадь была заполнена людьми разного возраста. Для группы отстроили небольшую сцену, на которой парни уже поместили свою аппаратуру и музыкальные инструменты.

– Сейчас, не зевая, проходим за кулисы, – проинструктировал Ричард. – Иначе поклонницы разберут вас на сувениры.

Ребята последовали указаниям менеджера и в считанные секунды были за кулисами. Джеймс отошёл от ребят и стал вглядываться в лица людей, собравшихся на площади. В их лицах он увидел восторг и ликование. Они были в нетерпеливом ожидании чего-то очень важного в своей судьбе. Будто после этого концерта в жизни каждого из них должно было произойти какое-то чудо. От эмоционального, ярко выраженного посыла и выброса адреналина, находящихся почти на грани сумасшествия зрителей, сердце Джеймса забилось в бешеном ритме. Тем временем Ричард подозвал к себе остальных.

– На этом концерте прессы не будет, – осведомил он ребят.

– Почему? – поинтересовался Алан.

– Не хочу отвечать на вопросы журналистов по поводу Бернарда, – ответил Смит.

– Ричард, забудь о Бернарде, теперь с нами Джеймс, – возразил Сендлер.

– Джеймс с нами только на Ливерпульский концерт, – пояснил мужчина.

– Но… – Алан собрался возмутиться.

– Конец дискуссиям, Алан, – Ричард перебил парня. – Как я скажу, так и будет!

– Он обещал оставить Джеймса, – наконец возмутился Алан, дождавшись, когда Смит отошёл в сторону.

– Он не обещал, а сказал, что всё решит этот концерт, – возразил Джордж.

– Джордж, я прошу тебя, не начинай, – вспылил Алан.

– Ребята! – воскликнул Ричард. – Минутная готовность!

Смит вышел на сцену. Зрители громко зааплодировали.

– Привет, Ливерпуль! – торжественно крикнул он, подойдя к микрофонной стойке. – Сегодня с вами самая популярная лондонская группа «Малыши в чёрном»!!!

Ричард сделал паузу, подождав пока аплодисменты немного стихнут.

– На этом концерте в нашей группе небольшие изменения, – продолжил он. – Сегодня вместо нашего бас-гитариста Бернарда для вас будет играть ваш талантливый земляк Джеймс Фокс!

Мужчина вновь сделал паузу.

– Встречайте! «Малыши в чёрном»!!!

Парни вышли на сцену. В ту же секунду площадь взорвалась бешеными аплодисментами. Ливерпульские девушки визжали с такой силой, что их голоса, казалось, были слышны в самых отдалённых уголках города.

После окончания концерта «малыши» и Смит приехали в ресторан «Ливерпуль».

– Этот концерт прошёл в миллион раз лучше, чем я планировал,

– Ричард взял свой бокал и поднялся со стула. – Вы большие молодцы, ребята! Я горжусь вами! И наш сегодняшний успех произошёл благодаря Джеймсу Фоксу! Спасибо тебе, Джеймс!

– Единогласно! – воскликнул Алан. И все ребята зааплодировали Фоксу.

Следующим утром кто-то бесцеремонно разбудил Джеймса стуком в дверь его дома. Отворив её, парень увидел стоящего на пороге курьера, в его руках была небольшая коробка в красивой блестящей упаковке с красным бантом.

– Джеймс Фокс? – поинтересовался парень с коробкой.

– Да, – ответил Джеймс, потирая сонные глаза.

– Это вам, – курьер протянул коробку. – Распишитесь.

– А от кого это? – спросил Джеймс, ставя свою роспись в бланке.

– Пожелали остаться инкогнито, – улыбнулся парень. – Всего хорошего.

Джеймс занёс коробку в коридор дома. Увлёкшись ею, парень забыл закрыть входную дверь. Молодой человек осторожно снял бант, сорвал упаковку и, наконец, открыл коробку. Там он обнаружил чёрное пальто, такого же цвета шарф и перчатки. Парень надел пальто и вновь заглянул в коробку. На этот раз он вынул из неё открытку, в которой было написано:

«Джеймс, мы будем безгранично рады, если ты останешься с нами! Ричард, Алан, Джордж, Генри».

– Что скажешь, друг?

Джеймс поднял голову. В открытую входную дверь вошёл Алан, а за ним следом остальные «малыши» и Ричард.

– Я согласен, друзья! – радостно воскликнул Фокс.

Глава 5

– Уважаемые пассажиры, прошу вас пристегнуть ремни безопасности!

По салону самолёта пронёсся милый голос стюардессы. Джеймс Фокс выполнил её указания, а после этого посмотрел в иллюминатор. Миллионы огней огромного Лондона ослепили его глаза, парень жадно поедал ими всё, что видел. Джеймс будто попал в другой мир, совершенно не похожий на тот, в котором он жил до этого дня.

Самолёт благополучно приземлился, и «Малыши в чёрном», во главе с Ричардом Смитом, спустились по трапу.

– Ребята, завтра я жду вас в студии как обычно, – устало улыбнулся менеджер и отправился на стоянку за своей машиной.

– Пожалуй, и нам пора, до завтра, ребята!

Генри и Джордж сели в такси.

Алан махнул рукой, и перед ним и Джеймсом притормозила ещё одна машина с надписью «такси». Через час автомобиль домчал их до дома родителей Алана. Он находился на окраине Лондона и представлял собой аккуратный двухэтажный коттедж.

Молодые люди вошли внутрь дома, в нём царила темнота.

– Они что, забыли о моём приезде? – прошептал Алан. – Идём.

Парни вошли в гостиную.

– С приездом!!!!!!!!!!!

К Алану бросились мужчина и женщина.

– Привет!!! – счастливо засмеялся парень. – Джеймс, знакомься, это мои родители: Мари и Эдвард. Мама, папа, это мой друг Джеймс Фокс, о нём я вам и рассказывал.

– Мне очень приятно, – улыбнулся Джеймс.

– И нам, – Эдвард улыбнулся в ответ. – Добро пожаловать в наш дом.

Раздался звонок в дверь.

– Что ж, вы располагайтесь, а я открою, – предложила Мари.

– И так, Джеймс, как вам Лондон? – поспешил узнать Эдвард, садясь на стул.

– Папа, ну что за вопрос? – тут же возмутился Алан. – Джеймс в Лондоне не более двух часов. И…

– Добрый вечер!

Речь Алана прервал нежный женский голос.

– Элизабет? – парень резко повернулся.

Джеймс последовал его примеру и увидел перед собой красивую стройную девушку двадцати двух лет. Она была яркой брюнеткой, её прямые волосы были собраны в аккуратный хвост, который заканчивался чуть ниже плеч.

– Да, Алан, извини, что поздно, но нам надо поговорить, – Элизабет пристально смотрела на Алана чёрными глазами.

– Да, да, конечно, – Алан явно растерялся. – Идём.

– Пора ужинать, – объявила Мари. – Джеймс, расскажите нам о себе.

Тем временем Алан и Элизабет вошли в кабинет Эдварда.

– Присаживайся, – предложил Алан.

– Спасибо, но я ненадолго, – ответила девушка. – Как в Ливерпуле?

– Тихо, совсем не так, как у нас.

– Ричард говорил мне, что у вас новый бас-гитарист, это тот парень, что у тебя в гостиной?

– Да, это он, зовут Джеймс Фокс.

– А Бернард, значит, всё-таки…

– Да, он нас предал! Ты, кажется, хотела поговорить?

– Да. Помнишь та книга, что я тебе давала, так вот завтра она мне понадобится.

– Что? Книга? Так речь должна была пойти о книге? Элизабет, я с ума схожу, не могу найти себе место, а ты приехала всего лишь, чтобы забрать у меня книгу?!

– Ты абсолютно прав, именно за этим я и приехала!

– У меня её нет.

– Как? И где она?

– Я отдал её Генри и забыл тебя предупредить.

– Почему-то я ни капли не удивлена! Тебя, Сендлер, ничего не исправит!

Девушка в ярости выскочила из кабинета, Алан незамедлительно последовал за ней. Он догнал её возле входной двери.

– Элизабет, прости, давай поговорим, – парень слегка обнял её.

– Мне не о чем с тобой говорить! – крикнула девушка, сбрасывая с себя руки Алана.

– Что здесь происходит?

На крик в гостиную вбежала Мари.

– Простите, миссис Сендлер, я уже ухожу, – девушка открыла дверь.

– Нет, нет, моя дорогая, останься на ужин, – настаивала Мари.

– Спасибо, но мне правда пора, – улыбнулась Элизабет.

– Я провожу, – засуетился Алан.

Девушка грозно посмотрела на юношу и захлопнула перед его носом дверь.

После ужина Алан показал Джеймсу его комнату.

– Ну, вот, конечно, не хоромы, но жить можно, – произнёс Сендлер.

– Брось, друг, мне всё нравится, – улыбнулся Джеймс.

– Знаешь, мои родители от тебя просто в восторге!

– Открою тебе секрет, у нас это взаимно!

Алан засмеялся своим задорным смехом, но о чём-то задумался и глубоко вздохнул.

– Вижу, тебя что-то беспокоит? – поинтересовался Фокс, заметив перепады в настроении друга.

– Нет, конечно же, нет, – ответил Алан. – Пора спать.

– Хорошо, как скажешь, – не стал настаивать Джеймс. – Что ж, тогда спокойной ночи?

– Да, да, спокойной ночи, – согласился парень.

И Джеймс принялся разбирать постель. Алан еще немного в задумчивости посмотрел на него и отправился к выходу. Парень открыл дверь и ещё раз посмотрел на Фокса, словно решаясь на что-то, после чего он резко закрыл её и поспешил назад.

– Да, да, да! Ты прав, меня кое-что беспокоит, – Алан в волнении сел на подушку Джеймса.

– Вернее, кое – кто, – Фокс вытянул подушку.

– Как это ты догадался? – испугано спросил Алан.

– Я не догадался, а увидел. Только слепой может не понять, что эта девушка тебе дорога.

– Да. Элизабет Олсен мне очень дорога.

– По-моему, как и ты ей.

– Думаешь?

– Я уверен. Вопрос лишь в одном, почему вы не вместе?

– Тебе это, действительно, интересно?

– Я бы не спрашивал.

– Тогда я начну сначала, – Алан подошёл к окну и закурил. – Элизабет работает в нашей команде, она придумывает клипы для наших песен. Пять лет назад меня с ней познакомил Ричард, он близкий друг её родителей. Она сразу раз и навсегда завоевала моё сердце. Сначала, пока мы ещё не начали выступать, я очень редко видел её. Но два года назад всё изменилось, наша группа стала популярной, и нам понадобились клипы к нашим песням. Вот тут всё и началось. Мы стали встречаться, у нас закрутился сумасшедший роман, знаешь, такая безумная любовь, я даже не думал, что могу так любить.

– И что же смогло всё испортить? – недоумевал Джеймс.

– Я, – Алан затушил сигарету, взял стул и сел напротив Фокса. – Я всё испортил. Наши отношения перемешались со славой, вечными гастролями, репетициями, поклонницами, концертами и прочим. Я полностью ушёл во всё это, в отличие от остальных наших ребят, возвращаясь с гастролей, я не бежал к своей второй половинке, а спокойно ехал домой и сразу приступал к написанию новой песни.

– Почему она не ездила на гастроли с вами?

– Она пыталась и не один раз, но вскоре ей надоело смотреть, как я после концертов ночи напролёт бунтовал и баловался алкоголем в дешёвых заведениях. Джордж в это время стал ей лучшим другом. Я прекрасно понимаю, что между ними ничего нет, но со своей безумной ревностью ничего не могу поделать.

– Теперь мне ясно, почему у вас с Джорджем такие натянутые отношения и почему Смит тебя недолюбливает. И когда же её терпению пришёл конец?

– За три месяца до нашей поездки в Ливерпуль, и с того момента, чтобы я ни делал, она всем видом даёт мне знать, как она меня ненавидит. Что мне делать, Джеймс? Как мне её вернуть?

– Думаю, у тебя только один выход, стать для неё всем.

– Наверное, ты прав. Что ж, теперь твоя очередь рассказать свою историю любви.

Джеймс улыбнулся, а затем поведал Алану всю историю о Венде Льюис.

На следующий день Алан и Джеймс приехали в студию «Малышей в чёрном». Она находилась в центре бурлящего Лондона и представляла собой небольшое одноэтажное здание.

– Как всегда мистер Сендлер опоздал, – с явно выраженным недовольством заявил Ричард, когда парни вошли внутрь.

– Если вы не забыли, мистер Смит, я живу на окраине города, – тут же отозвался Алан.

– Так выезжай раньше, – огрызнулся Смит. – Итак, начнём…

– У нас какое-то собрание? – перебив мужчину, Алан бросил взгляд на Джорджа и Генри, которые уселись за стол и напоминали первоклассников.

– Сендлер, сядь и послушай, – произнёс Ричард. – Через две недели у нас концерт в Лос-Анджелесе.

– Лос-Анджелес?! – вырвалось у Джеймса.

– Да. Джеймс, тебе что-то не нравится? – поспешил уточнить Смит.

– Нет, нет, всё в порядке, извините меня, – улыбнулся Фокс.

– Кроме этого, мы должны будем там снять клип на вашу новую песню, – продолжил Ричард.

– Ты говоришь о песне «Постой»? – в разговор вмешался Генри.

– Нет, – загадочно улыбнулся мужчина. – Вы напишите новую песню, и мы уже знаем, на какую тему.

– Мы? Кто это мы? – поинтересовался Алан.

В этот момент в студию вошла Элизабет и подошла к Ричарду.

– Мы, – мужчина указал на девушку. – Элизабет, объясни мальчикам идею клипа.

– Море, солнце, пальмы, горячий песок, – начала Олсен. – Набережное кафе. История о девушке, лёгкой, беззаботной, красивой, свободной и независимой. Настолько яркой и счастливой, что в неё влюблён ветер.

– Влюблён ветер, – повторил Джеймс и о чём-то задумался.

– Что ж, «малыши», за работу, – гордо улыбнулся Смит. – У вас две недели. Свои наработки сдавать мне и Элизабет, кстати, в Лос-Анджелес она летит с нами.

– Признаюсь, я всегда думал, что все нормальные люди придумывают клип для песни, а не наоборот, – возмутился Алан.

– Вот именно, Сендлер, нормальные люди, – заметил Ричард, и они с Элизабет покинули студию.

– Бред!!! – взорвался Алан. Парень соскочил со стула. – Полный бред! Такого бреда я ещё не слышал даже от Ричарда!

– Да-а-а, – протянул Генри. – Это будет сложно.

– Бывало и хуже, – улыбнулся Джордж.

– Я тебя умоляю, не начинай, – произнёс Алан, подходя к Джорджу.

– Прекрати беситься, – не растерялся парень.

– Ты, Норман, у меня когда-нибудь дождёшься, – Алан толкнул Джорджа.

– Да прекратите вы! – закричал Генри и встал между молодыми людьми.

– Заткнись, Генри! – крикнули в ответ Алан и Джордж.

– Не смейте на меня кричать, – взбунтовался Поттер, расталкивая парней в разные стороны.

– Успокойтесь, – Джеймс сделал нерешительный шаг к молодым людям.

Завязалась потасовка. Генри схватил Алана за галстук. Джордж уцепился за ногу Поттера. В этот момент Джеймс пытался остановить Сендлера, пытающегося ударить кулаком Генри в глаз. Весь этот бунт продолжался около пяти минут.

– Ребята! – крикнул Джеймс. – У меня есть песня!

Все замерли. Джордж в разорванной рубашке посмотрел на Фокса и пошёл забирать свой ботинок у Генри, который сидел у Алана на спине и пытался ударить им Сендлера по голове.

– Что? – спросил Алан и сбросил с себя Поттера.

– У меня есть песня, – повторил Джеймс, поправляя свою роскошную шевелюру. – Она полностью подходит под идею клипа.

– Где ты её взял? – поинтересовался Генри, поднимаясь с пола.

– Написал. Когда мне было шестнадцать лет, – ответил Джеймс.

– Спой, – попросил Алан.

Джеймс взял гитару Сендлера, сел на стул и, заиграв красивую мелодию, запел:

– Вижу я её во сне,

Понимаю, лишь она такая на Земле.

Тонкий стан и море шоколада из густых волос.

Ангел мой, тебя я выше всех, кто мне так дорог, превознес,

Весь мир этот для тебя, и только для тебя вращается Земля,

И дни, и ночи и дыханье ветра,

Как жаль, что лишь во сне быть мы можем вместе.

Танцую я с тобой, королевой молодой,

А ты так беззаботна и легка,

И я счастлив, как дитя,

Когда твои карие глаза излучают лучик счастья.

Ангел мой, в тебя влюбился ветер.

Ищу всюду я тебя,

Увы, строга ко мне судьба,

Но верю я, настанет тот счастливый миг,

Воссоединения наших душ, сердец и лик.

Джеймс закончил петь и отложил в сторону гитару.

– Это здорово, – произнёс Алан.

– Прекрасно! – воскликнул Генри.

– Да, – подтвердил Джордж.

Парни явно были в шоке от услышанной композиции.

– Молодец, Джеймс, – Алан похлопал парня по плечу. – Завтра скажем Ричарду и Элизабет, что у нас уже есть песня.

– Да! Я хочу посмотреть на лицо Смита, когда он это услышит, – довольно засмеялся Генри.

Весь день парни работали над песней, и к вечеру, наконец, вышли из студии. Алан махнул рукой, и перед ним и Джеймсом притормозило жёлтое такси. Парни уселись на мягкое сидение, и автомобиль помчал их к дому Сендлеров.

– Выходит, ты ошибся, – вдруг произнёс Алан.

– Прости? – Джеймс отвлёкся от пейзажа за окном.

– В песне ты поёшь о свободной девушке, которая стала твоим ангелом, а Венде Льюис предпочла твоего друга, извини, Джеймс, но, по-моему …

– Эта песня не о Венде, – перебил Джеймс и посмотрел в окно.

– Как? Значит, ты солгал мне, и Венде не единственная твоя любовь?

– Алан, а кто тебе сказал, что девушку из песни я люблю или когда-то любил? – Джеймс посмотрел на парня. – Я вообще её не знаю.

– Постой. Ты окончательно меня запутал. Давай всё по порядку.

– Первый раз она приснилась мне в шестнадцать лет. Когда я проснулся, то был настолько впечатлён, что в ту же ночь написал эту песню, и назвал её «Мой Ангел».

– Ты же сказал нам, что её название «В тебя влюбился ветер»?

– Да. Позже я переименовал её.

– Когда приснилась в первый раз, – Алан повторил за другом. – Значит, были и другие случаи?

– Ты прав. Я заметил, что она снится мне только тогда, когда в моей жизни должно случиться что-то плохое, либо наоборот, что-то очень хорошее.

– Невероятно! И ты её никогда не видел?

– Нет. Никогда. Все эти годы я всматривался в лица многих девушек, но так и не смог узнать в них её.

– А какая она? И что она делает в твоих снах?

– Мне всегда снится яркое солнце, безоблачное небо, море. Я чувствую тёплый ветер. Вижу набережное кафе, вхожу в него, а на его небольшой сцене танцует она. Я помню, что у неё длинные, подобные волнам, волосы цвета шоколада, тёмно-карие глаза, совершенные черты лица и фигура, и, поистине, обворожительная улыбка. Она подобна ветру, такая же лёгкая и свободная.

Алан, открыв рот, смотрел на Джеймса.

– Чудно, – только и смог выдавить из себя Сендлер.

– Чудно, – засмеялся Джеймс и закрыл Алану рот.

На следующий день «Малыши в чёрном» показали песню «В тебя влюбился ветер» Ричарду и Элизабет. Мужчине и девушке она понравилась. После долгих расспросов Смита «малышам» всё-таки пришлось признаться, что они не написали песню за один день. На самом деле это одно из первых творений Джеймса Фокса.

Несмотря на то, что по улицам Лос-Анджелеса гулял ноябрь, солнце жарило жителей этого города также беспощадно, как и летом. В особняке Стивенсонов, устроившись на мягком диване в роскошной гостиной, Венде листала модный журнал.

– Мисс Льюис, – к девушке обратился дворецкий. – Мистер Стивенсон вернётся домой с минуты на минуту, нам накрывать на стол к обеду?

Венде неохотно оторвалась от журнала и кинула недовольный взгляд на дворецкого.

– Нет, – ответила она. – Мы будем обедать в ресторане.

– Слушаюсь, – произнёс мужчина и удалился.

В гостиную вошёл Том.

– Привет, дорогая, – устало улыбнулся парень и опустился на диван.

– Я готова. Мы можем идти, – Венде улыбнулась в ответ.

– Куда? – не понял Томас.

– Что за глупые вопросы, – Венде удивлённо посмотрела на мужа. – В ресторан.

– Любимая, давай сегодня пообедаем дома, – взмолился Том. – Мы каждый день завтракаем в кафе, обедаем в ресторане, ужинаем у Паркеров. Мне не хватает домашнего уюта.

– Том, ты в своём уме? – крикнула девушка. – Я начинающая модель. Мне надо как можно чаще быть на виду, а ты хочешь посадить меня дома, как какую-то кухарку. Ты эгоист, ты думаешь только о себе!!!

– Венде, родная, прошу, успокойся, – Томас нежно обнял жену. – Это не так.

– А как? – девушка резко поднялась с дивана.

– Вот, – Томас достал из кармана два билета. – Это билеты на концерт «Малышей в чёрном».

– Рок-концерт? – Венде взяла билеты. – Это не то мероприятие, на которое должны ходить такие люди, как я.

– Да, но по ним сходит с ума весь мир, именно там будет весь город, – заметил парень. – Даже Паркеры идут. Кстати, говорят, что у них новый бас-гитарист, но Смит скрывает от прессы, кто он, тайна откроется в Лос-Анджелесе через неделю.

– Тоже мне тайна, – недовольно прошептала себе под нос Льюис. – Хорошо, уговорил.

Девушка вышла из дома. Подумав о чём-то пару минут, парень поплёлся следом за ней. Том привык к тому, что от молодой жены не дождёшься благодарности, как ни старайся.

Неделя пронеслась незаметно. Венде сидела около зеркала и наносила последние штрихи макияжа. Она внимательно посмотрела в зеркало. Чуть вытянув вперед нежные губки и слегка оголив плечико, она отправила своему отражению воздушный поцелуй. Неподалёку от неё на мягком диванчике устроился Том. Он внимательно наблюдал, как девушка старательно готовится к сегодняшнему концерту «Малышей в чёрном». Венде нанесла помаду, затем ещё раз поправила причёску и посмотрела на Тома.

– Я готова. Мы можем ехать, – произнесла она, поднимаясь с удобного стула.

Через несколько минут они прибыли на площадь, где должен был проходить концерт. Встретившись с Паркерами и пробравшись сквозь толпу ликующих поклонников музыкантов, пары заняли места поближе к сцене.

Под бурные аплодисменты на сцену вышел Ричард Смит. Мужчина подошёл к микрофону и произнёс:

– Привет, Лос-Анджелес! Сегодня с вами самая популярная рок – группа «Малыши в чёрном». - Алан Сендлер!

На сцене появился Алан. Безумные поклонницы разрывали горло криками счастья.

– Джордж Норман! – продолжил Смит.

Парень вышел на сцену, сражая девушек «города ангелов» бесподобным взглядом глаз цвета виски.

– Генри Поттер! – воскликнул Ричард.

Беззаботно улыбаясь, Генри выбежал на сцену, приветствуя поклонников, и занял своё место за барабанной установкой.

– И наш новый бас-гитарист… – мужчина сделал паузу. Жители Лос-Анджелеса замерли в ожидании долгожданной новости. – Ливерпульский красавец Джеймс Фокс! Встречайте!!!

– Джеймс Фокс!? – произнесли Том и Венде, и резко посмотрев друг на друга, перевели взгляд на сцену, по которой шёл счастливый друг детства.

– Это же наш Джеймс, – улыбнулся Томас. Парень был искренне рад за приятеля.

– Вижу, что это он, – огрызнулась Венде. – Но как он здесь оказался, да ещё и с «Малышами в чёрном»?

– Он добился своей цели, – продолжил Стивенсон. – Стал настоящей рок-звездой!

Когда аплодисменты чуть стихли, Смит вновь подошёл к микрофону:

– Сегодня мы начнём с нашей новой песни, написанной Джеймсом, «В тебя влюбился ветер»!

Через два часа концерт подошёл к концу. Под бурные аплодисменты «Малыши» удалились за кулисы.

– Том, – Венде обратилась к мужу. – Возвращайся домой, а меня еще ждет массажист.

Не дождавшись ответа, девушка стала пробираться через непроходимый «лес» поклонниц группы. Где-то в толпе до её слуха донёсся разговор двух девушек, из которого Льюис поняла, что музыканты отправились на пресс-конференцию в отель «Ночь в Лос-Анджелесе». Недолго думая, Венде села в такси и отправилась в тот самый отель. Войдя в него, она спросила у портье, в каком зале находятся «Малыши» и, получив ответ, понеслась туда. У входа в конференц-зал дежурила охрана. Улыбнувшись парням в форме, Венде попыталась войти внутрь.

– Мисс, из какой вы газеты? – принялся исполнять свои обязанности один из секьюрити.

– Я подруга Джеймса Фокса, – ввела в курс дела парня Венде.

– Извините, но пресс-конференция закрытая, вход исключительно для журналистов, – вежливо пояснил охранник.

– Да ну? – ехидно улыбнулась рыжая красавица и попыталась открыть дверь.

– Мисс, либо вы удалитесь по хорошему, либо я позову помощь, и вам помогут выйти, – не вытерпел второй охранник.

– Вы знаете, кто я? Одно моё слово, и вы оба вылетите с работы, – повысила тон девушка.

– А кто вы? – засмеялся парень. – Гарри, ты её знаешь?

– Первый раз вижу, – ответил друг.

В бешенстве Венде отошла от входа в зал. Около него уже собралось довольно большое количество счастливых поклонниц. Одна из них подошла к Льюис.

– Что, тоже не повезло? – спросила она. – Не расстраивайся, подруга, не ты первая, не ты последняя. Они звёзды, а мы простые рядовые девчонки.

– Кто это мы? – занервничала Венде.

– Мы все, – улыбнулась фанатка. – Я, ты и ещё миллион девчонок. Избранных мало, например, таких как Элизабет Олсен.

– Говори только за себя! Я не как все!

Венде выскочила на улицу. В её душе бешенство перемешалось с яростью, гневом и обидой. Девушка поплелась на стоянку и, сев в автомобиль с надписью «такси», назвала водителю адрес Эшли Паркер. Льюис вышла около шикарного особняка. Возле ворот её встретила охрана. Затем дворецкий проводил девушку к бассейну, около которого на небольшом шезлонге растянулась хозяйка дома.

– Где ты пропадала. Ведь явно не у массажиста? – улыбнулась Эшли, приподняв шляпку.

Венде бросила недовольный взгляд на дворецкого, показывая всем видом, что не желает говорить в его присутствии.

– Вы свободны, – Паркер обратилась к мужчине.

– Ну, и прислуга у тебя, – возмутилась Венде, когда дворецкий удалился. – Совершенно не умеет выполнять приказы хозяев. Таких работников увольнять надо, а не считать, практически, членом семьи, как это ты делаешь.

– Он тоже человек. А каждый человек заслуживает уважения, и неважно, кто он, президент или уборщик, – высказала свою точку зрения подруга. – Так, где же ты была?

– На пресс-конференции у «Малышей в чёрном». – Венде опустилась на соседний шезлонг. – Хотела увидеть Джеймса Фокса.

– Увидела?

– Меня туда не пустили, но это ещё не конец, я найду способ встретиться с ним.

– Я не понимаю, зачем тебе это? Ты говорила, что Фокс неудачник. И ко всему прочему у тебя есть Томас, он души в тебе не чает, и к тому же богат, всё так, как ты и любишь.

– Я ошибалась, Джеймс далеко не неудачник! И деньги – это ещё не всё, чего я хочу, мне нужна слава! Имя Венде Льюис должен узнать весь мир. Я работаю в дешёвом модельном агентстве, меня даже на улицах нашего города никто не узнаёт. Сегодня какая-то девица сказала, что я рядовая девчонка! Ты представляешь, это я рядовая девчонка!

– Ты только год живёшь в Америке, у тебя всё впереди. В жизни не всё и сразу получается.

– И это мне говорит человек, у которого в восемнадцать лет уже было ВСЁ!

Эшли нахмурила брови и хотела что-то возразить подруге, но на ее плечи опустились чьи-то руки, от неожиданности девушка вздрогнула и, обернувшись, увидела, что это руки её мужа.

– Привет, девчонки! – улыбнулся Грэг.

Грэг Паркер сорокапятилетний шатен с серо-зелёными глазами, обладатель высокого роста, статности, спортивного телосложения, очень больших денег, уважения всего Лос-Анджелеса и всегда прекрасного настроения. И ко всему перечисленному бизнесмен просто обожает свою молодую жену и всю её семью.

– Малыш, тебя кто-то обидел? – Паркер обратился к жене.

– Нет, дорогой, просто плохое настроение, – ответила Эшли.

– Что ж, сейчас оно у тебя поднимется! У меня есть для тебя маленький сюрприз. Я только что был на пресс-конференции «Малышей в чёрном»…

Слова Грэга поразили слух Венде как стрела.

– Они будут снимать клип в нашем городе на свою новую песню «В тебя влюбился ветер», я буду их спонсировать. Им нужна героиня на главную роль, и ею будешь ты, моё солнце, – продолжил мужчина.

– Я? – от счастья Эшли бросилась в объятия мужа. – Спасибо, родной!

– Ты же знаешь, что я всё сделаю, лишь бы ты была счастлива, – Грэг поцеловал девушку. – А сейчас у меня важное совещание, вернусь часика через два. Отдыхайте, девочки!

– Ты это слышала? – произнесла Эшли, когда Грэг ушёл. – Я так рада!

– Послушай, Эшли, ты должна мне помочь, – Венде села рядом с девушкой. – Я прошу тебя, откажись от этой роли. Поговори с Грэгом, пусть он возьмёт меня вместо тебя.

– Что? – улыбка мгновенно исчезла с лица Паркер. – Ты в своём уме?

– Нет. Я действительно схожу с ума от того, что не знаю, как встретиться с Джеймсом. Я прошу, во имя нашей дружбы, поговори с Грэгом. У тебя есть всё, и будет ещё больше. Этот клип ничто по сравнению с тем, что может дать тебе твой муж. А для меня это единственная лазейка к Фоксу.

– Хорошо. Я поговорю с Грэгом, но ничего обещать не могу.

– Спасибо, подруга.

– Льюис, ты сумасшедшая! – Эшли громко засмеялась.

«Глупая блондинка, – подумала Венде, бросив злой кошачий взгляд на девушку. – Деревенщина».

На следующее утро в гостиной номера «люкс» отеля «Ночь в Лос-Анджелесе» первой появилась Элизабет Олсен. Девушка сварила себе кофе и, взяв свежий выпуск газеты, опустилась на удобный стул около круглого стола. С первой полосы газеты на неё смотрели участники группы «Малыши в чёрном». Элизабет нашла нужную ей страницу и принялась читать.

– Доброе утро!

Элизабет услышала знакомый голос и отложила в сторону газету.

– Доброе утро, Джеймс! – отозвалась она.

– О чём пишут? – поинтересовался Фокс, садясь напротив девушки.

– О вашем вчерашнем триумфе, – ответила Олсен. – Тебе налить кофе?

– Не откажусь, – улыбнулся парень. – Концерт получился отличным, но нам ещё нужно снять клип.

– И что тебя беспокоит? – не поняла девушка.

– У нас нет героини на главную роль, – вздохнул Джеймс.

– Ты, как поезд, – засмеялась Элизабет, поставив напротив парня чашку с горячим кофе. – Она появится и очень быстро, вот увидишь, любая захочет сняться в вашем клипе, вы же рок-звёзды. Сейчас главное, чтобы клип был вам под стать.

Элизабет села за стол и, о чём-то задумавшись, посмотрела в окно. Джеймс это заметил.

– По-моему, беспокоит что-то тебя? – спросил Фокс.

– Да так, глупости, – девушка посмотрела на Джеймса. – Я уже довольно долго придумываю клипы, но всегда есть страх, что мои идеи могут не понравиться людям.

– Действительно, глупости. Ты лучше всех знаешь своё дело.

– Не преувеличивай!

– А я и не пытаюсь. Это правда. Алан много рассказывал мне о твоих работах.

– Алан любит преувеличивать.

– Алан любит тебя!

Элизабет посмотрела Джеймсу в глаза. Повисла неловкая тишина.

– Он, действительно, любит тебя, – наконец выдавил из себя Фокс.– Дай ему второй шанс.

– Алан любит дешёвые пабы, любит устраивать в них драки, а ещё больше то, что в них наливают молоденькие официантки в коротких юбках, – занервничала Элизабет.

– Ты его совсем не знаешь. Видишь только оболочку. Да, он самоуверенный и свободолюбивый бунтарь, но у него тоже есть душа, и она великая, – совершенно спокойно прокомментировал Джеймс.

– А, ты давно ли с ним знаком, для таких выводов? Джеймс, я, правда, не хочу тебя обидеть, но, пожалуйста, не надо давать мне советов. Со своей жизнью я разберусь сама, – девушка посмотрела на парня немного свысока.

– Доброе утро, ребята!

В гостиную вошёл сонный Генри.

– Доброе! – улыбнулся Джеймс.

– Хочешь кофе? – поспешила узнать Элизабет.

– Да, спасибо, – заранее поблагодарил Поттер.

Девушка лёгким движением наполнила чашку ароматным напитком и поставила перед молодым человеком.

– Доброе утро!

В гостиную ввалились Джордж и Алан.

– Привет! – поприветствовали остальные.

Алан заметил, что Генри и Джеймс пьют кофе, аромат которого разнёсся по всей кухне. Парень подошёл к Элизабет и, слегка обняв её, произнёс:

– Лиз, ты не угостишь нас кофе?

– Джорджа угощу с удовольствием, а ты справишься сам, – девушка сунула Сендлеру кружку и отправилась наливать кофе Джорджу.

– Ты приготовила кофе всем, – возмущённо заметил Алан.

– Не всем, – улыбнулась девушка.

– Вот именно, – парень покосился на свою пустую чашку. – Не всем.

– Ты уже большой, – засмеялась Элизабет, – самый старший в группе.

Ничего не ответив, Алан поплёлся наливать себе кофе, а Элизабет накрыла стол к завтраку.

– Кто сегодня идёт на танцы? – спросил Генри, откусывая бутерброд.

– Я не иду, – ответил Алан, и удивлённые взгляды остальных устремились на него.

– Что с тобой? – с сарказмом спросил Генри, демонстративно откладывая в сторону бутерброд. – У меня от такого заявления может аппетит пропасть.

– Да, Алан, с его аппетитом советую не шутить, – к разговору присоединился Джордж. – Он у нас и так самый маленький в группе, а если перестанет кушать, станет ещё меньше.

– Его тогда поклонницы точно из-за барабанов не увидят, – подметил Джеймс.

– Послушай, Ал, ты в Ливерпуле никуда не ходил, сейчас не хочешь, – Поттер подошёл к Алану и потрогал ему лоб. – Ты не заболел?

– Какие прогнозы, доктор Поттер? – к ним подбежал Джордж. – Как больной?

– В данный момент ничего конкретного сказать не могу, медсестра Норман, – с серьёзным видом ответил Генри. – Надо провести полное обследование. Больной, как вы на это смотрите?

– Вы сумасшедшие! – взорвался Алан и соскочил со стула.

В этот момент в гостиную вошёл Ричард Смит.

– Боже мой! – воскликнул он, увидев парней. – «Дурдом возвращается», кадр 908, дубль первый!

– Ричард, присаживайся, я сейчас налью тебе кофе, – засуетилась Элизабет.

Менеджер «дурдома» снял пальто и сел за стол. «Малыши» последовали его примеру.

– Итак, у меня две новости, хорошая и плохая, – начал мужчина. – С какой из них начать?

– С плохой, – позитивно ответил Генри, дожевывая свой бутерброд.

– Про походы на танцы можете забыть. Я запрещаю вам выходить, куда-либо, без моего разрешения, – строго сказал Смит. – Особенно это касается тебя, Сендлер.

– А я никуда и не хочу, – отозвался парень.

Ричард удивлённо посмотрел на Алана, подошёл к нему, и, положив руку ему на лоб, спросил:

– Ты не заболел?

– Нет. Хотя вот доктор Поттер и медсестра Норман настаивают на полном обследовании, – совершенно спокойным тоном ответил Алан. – Но я вас уверяю, что я болен только мисс Олсен.

Элизабет закатила глаза и покачала головой.

– Ну да, и как я мог об этом забыть, – произнёс Ричард и вернулся на своё место за столом.

– Плохую новость мы узнали, а какая хорошая? – спросил Джеймс.

– Нашлась главная героиня на ваш клип, – ответил Смит.

– Я же говорила, – улыбнувшись, Элизабет посмотрела на Джеймса.

– Кто она? – поинтересовался Джордж, уловив на лицах остальных нескрываемую радость.

– Вот на это я и хотел обратить ваше внимание, – начал Ричард. – Здесь не так важно, кто она, чем тот, кто нас спонсирует.

– Ну и кто же нас спонсирует? – съязвил Алан.

– Грэг Паркер, – спокойно ответил Рич, всем своим видом игнорируя Сендлера.

– Уууу… Местный миллионер, – с сарказмом произнесла Элизабет. – Выходит, что мы будем работать с его женой. Грэг Паркер очень влиятельный человек.

– Вот поэтому, «Малыши», я вас настоятельно прошу, давайте хотя бы раз в жизни вести себя как нормальные люди, – взмолился Смит. – Паркер и его супруга прибудут с минуты на минуту.

– Есть, сэр!!! – воскликнули музыканты и громко засмеялись.

– Вас когда-нибудь, что-нибудь, исправит? – вздохнул Ричард.

Вдруг раздался стук в дверь номера.

– Это Паркер! – запаниковал Смит.

Лиз, Алан, Джордж и Генри выскочили из гостиной.

– Джеймс, налей две чашки кофе, – распорядился менеджер и тоже вышел.

Джеймс отправился наливать кофе. Между делом он слышал, как Рич открыл гостям дверь, пригласил их в номер, начал знакомить их с парнями и Элизабет. Джеймс поставил две чашки на поднос и отправился в зал для приема гостей. Как раз в тот момент, когда парень находился в дверном проёме, Грэг произнёс:

– Венде Льюис!

Услышав это, Джеймс моментально поднял глаза и, увидев рыжеволосую красавицу, выронил поднос. Кружки разбились, а их содержимое разлилось по полу. Увидев это, Ричард тяжело вздохнул и резко прикрыл глаза рукой. Через секунду Генри повторил этот жест. А Джеймс, не отрываясь, смотрел на Венде.

– Джеймс, что ты стоишь?! Убери это, – Ричард указал на разбитые кружки. – Простите, мистер Паркер.

– Я всё уберу, – сказала Элизабет и отправилась в сторону Фокса.

– Я помогу, – произнёс Алан и пошёл за девушкой.

Молодые люди собрали осколки и отправились на кухню. Там Алан отправил их в контейнер для мусора.

– Надо приготовить кофе, – засуетилась Олсен.

– Лиз, – Алан взял её руку. – Пожалуйста, не бери Льюис в клип.

– Почему? – не поняла девушка.

– Жизнь Джеймса пойдёт коту под хвост, – ответил Сендлер.

– Причём здесь Джеймс? По-моему, она ему даже понравилась.

– Лизи, пожалуйста! Не надо.

– Не называй меня так! – девушка выдернула свою руку из ладони парня. – Похоже, я всё поняла. Вот только мне незнакомо её имя.

– Не понимаю.

– Она была до меня, после или во время? Так откуда она?

– Она из Ливерпуля, но…

– Всё ясно! Значит, всё-таки после. А она что, тебя преследует? Она молодец, за всё надо платить!

– Элизабет, ты всё неправильно поняла. Выслушай меня.

– Я не желаю иметь с тобой никаких дел, Сендлер.

Девушка стремительно вышла из кухни. Алан последовал за ней.

– Элизабет, куда ты пропала? – улыбнулся Смит. – Все ждут твоего решения.

– Мы поймём, если мисс Олсен сейчас не даст ответ. Наверное, у вас много претенденток на эту роль? – поинтересовался Грэг.

– Меня всё устраивает, мистер Паркер, мисс Льюис нам подходит, – с ухмылкой ответила Элизабет и посмотрела на Алана.

– Я так не считаю, – возмутился Алан.

– Сендлер, – сквозь зубы процедил Смит.

– Молодой человек, вас что-то не устраивает в этой девушке? – Грэг указал на модель.

– Да. Вы правы, – съехидничал Алан. – Она совершенно не подходит под образ героини из песни. У той девушки длинный волос и он цвета шоколада.

– Это представление Джеймса, но в самой песне об этом не сказано, – возразила Лиз.

– Значит, вопрос закрыт, и мы… – начал Ричард.

– Постойте! – перебил Алан. Парень обошёл вокруг Венде, пытаясь отыскать несовпадения с девушкой из сна Джеймса. Сендлер заглянул Льюис в глаза. – Цвет глаз! Он зелёный. А в песне речь идёт о карих глазах.

Наступила тишина. Элизабет думала, что ответить, Алан наслаждался победой, Джеймс был не в силах оторвать взгляд от рыжеволосой красавицы, Смит хотел провалиться сквозь землю.

– А что думает сам мистер Фокс? – молчание нарушила Венде.

Все посмотрели на парня. Джеймс задумался, а затем произнёс:

– Мы можем использовать линзы, и тогда глаза станут карими.

– Ты гений! – поддержала Элизабет. – Я не вижу повода для отказа.

– Вот и отлично! Давайте пройдём в гостиную, обсудим условия контракта и, наконец, выпьем кофе, – предложил Ричард.

Все удалились из зала, а Венде подошла к Джеймсу.

– Какая встреча, – улыбнулась она. – По-моему, ты был очень удивлён, увидев меня?

– А ты нет? – спросил Джеймс. – Наверное, ты была вчера на нашем концерте?

– Джеймс, я очень востребованная модель, у меня есть дела намного важнее, чем ходить на рок- концерты, – с высоко поднятой головой солгала Венде.

– Ясно, – с лёгкой грустью в голосе ответил Джеймс. – А как ты получила главную роль? Признаться, мы думали, её будет исполнять жена Паркера.

– Я тоже так считала. Представляешь, как я была удивлена, когда Грэг примчался ко мне и просто умолял сыграть в вашем клипе.

– Как же на это отреагировала его жена?

– У бедняжки был шок, ну давай не будем об этом, сейчас уже всё в порядке. Лучше расскажи, как ты попал в Лос-Анджелес, да ещё и с такой компанией?

– Просто оказался в нужное время в нужном месте. Расскажи, как дела у Тома? Я бы хотел с ним встретиться.

– У Тома всё в полном порядке. Но боюсь, встретиться с тобой он не сможет. Ты же помнишь, его родители получили наследство, часть этих денег он потратил на открытие мебельной фабрики. Теперь занятой человек. Времени не хватает даже на собственную жену. Назло ему я так и не взяла его фамилию.

– Мне бы и вечности было мало рядом с тобой.

Джеймс сделал нерешительный шаг к девушке.

– Мисс Льюис, Джеймс, куда вы пропали?

Из гостиной вышел Ричард.

– Сейчас, Рич, мы идём, – не отрывая взгляда от Венде, ответил Фокс.

– Сейчас, Джеймс, – крикнул менеджер. – Вот именно, сей час!

Венде направилась в сторону гостиной.

– Прошу, мисс Льюис, – Смит услужливо открыл девушке дверь.

– Джеймс!

Парень вошёл вслед за Венде, перед этим бросив недовольный взгляд на Смита.

После ухода Венде и Грэга, Джеймс весь день не мог найти себе место. Алан заметил это и решил поговорить с другом. Вечером он постучал в дверь комнаты Фокса.

– Войдите! – послышался голос Джеймса.

– Это я, – улыбнулся Алан, входя в комнату.

– Что-то случилось? – забеспокоился Джеймс.

– Нет, нет, – поспешил успокоить друга Сендлер. – Похоже, ты сам не свой после ухода Венде, вот я и подумал, может, нужна помощь?

– Я был уверен, что мне поможет время, – Джеймс сел на кровать.

– Но прошёл уже целый год, а я по-прежнему люблю её.

– Джеймс, – грубо произнёс Алан. – Раскрой глаза! Она использует тебя. Тебя и твоего друга детства. Выскочила за него замуж, потому что он получил наследство, а сейчас примчалась к тебе, ты же у нас восходящая рок-звезда!

– Алан, ты ошибаешься, – грубостью на грубость ответил Фокс.

– Раскрой глаза, дружище! – повторил Сендлер. – Пока она вновь не сделала тебе больно!

– Прости меня, Алан, но с Венде я разберусь сам. В конце концов, я знаю её больше, чем ты.

– Поступай, как знаешь, но потом не говори, что я тебя не предупреждал!

Немного злясь, Алан вышел из комнаты Джеймса и отправился столовую.

– Сумасшедший! – воскликнул Сендлер, открывая холодильник.

– Ты это о себе?

Вздрогнув, Алан резко повернулся. Свет от холодильника осветил помещение, и молодой человек разглядел сидевшую за столом с кружкой чая Элизабет.

– Лиз? – улыбнулся парень, включая свет. – Я думал, что все спят.

– Я думала о том же, – девушка улыбнулась в ответ. – Почему не спишь?

– Я разговаривал с Джеймсом, – ответил Сендлер.

– Так это он сумасшедший? И в чём заключается такой диагноз?

– Я попробовал поговорить с ним по поводу Венде Льюис, но он отказался меня слушать.

– О-о-о.… Знаешь, мне совсем неинтересно слушать о твоих бывших девицах.

– Ты неправильно всё понимаешь, я…

Элизабет махнула рукой и направилась к выходу.

– Послушай, а кто тебя надоумил на эту чушь, что Венде моя бывшая? Наверное, Джордж? – с яростью в голосе спросил Алан.

– Не смей! – Элизабет подскочила к парню. Она посмотрела на него. Её чёрные глаза были полны гнева. – Не смей трогать Джорджа! Ты и мизинца его не стоишь!

После этих слов она выскочила из столовой.

Утром, в гостиной номера люкс отеля «Ночь в Лос-Анджелесе», Ричард Смит собрал всех его обитателей, среди них не было видно лишь Алана Сендлера.

– Сколько можно ждать?! – возмутился Ричард, допивая третью чашку кофе.

– Я пойду, потороплю его, – вызвался Джеймс.

– Давно пора, – заметил Смит.

Джеймс вышел из гостиной и, миновав небольшой коридор, постучал в дверь комнаты Алана. Ему никто не ответил. Парень предпринял ещё одну попытку, но и после этого ему в ответ была только тишина. Немного занервничав, Джеймс открыл дверь.

– Алан! – крикнул он, войдя в комнату.

Фокс обратил внимание на кровать Алана, она больше напоминала корыто, а в этом «корыте» сладко похрапывал хозяин комнаты. Облегчённо вздохнув, Джеймс пошёл к Сендлеру, но запнувшись обо что-то, остановился и посмотрел себе под ноги. Там он обнаружил две пустые бутылки из под дорогого коньяка.

– Всё ясно, – Фокс подошёл к кровати. – Алан!

В ответ парень услышал мычание.

– Ал! Вставай!

Алан посопел и отвернулся от Джеймса. Парень вздохнул и отправился в ванную. Там он набрал стакан воды и вернулся к кровати.

– Прости, друг, – произнёс он и выплеснул воду на молодого человека.

Алан резко подскочил на кровати и попытался открыть отёкшие глаза. Вскоре ему удалось разглядеть стоявшего перед ним, мило улыбающегося, Джеймса.

– Ты спятил! – крикнул Сендлер. Он вновь лёг и отвернулся от друга.

– Прости. Но иначе я не мог тебя разбудить, – Джеймс подошёл с другой стороны кровати.

– А кто вообще просил тебя это делать?!

– Никто, но у нас съёмки через час.

– Что?! – Алан снова подскочил. – Боже мой! Ты что раньше не мог меня разбудить? О, как же болит голова…

– Ещё бы, – Джеймс поднял с пола опустошенные бутылки.

– О, да. Я так не напивался с того момента, когда понял, что Элизабет это самое главное в моей жизни.

– И что же случилось?

– Мы вчера поругались из-за этой ведьмы Льюис! Чёрт бы её побрал!

– Венде? Ничего не понимаю, она здесь причём?

– Элизабет решила, что она моя бывшая девушка. Что я крутил с ней роман в нашей последней поездке в Ливерпуль, и теперь она преследует меня.

– Глупости! Я сегодня же объясню всё Элизабет.

– Это было бы прекрасно и…

– Сендлер!!! – с диким воплем в комнату ворвался Ричард.

От неожиданности Джеймс резко сунул бутылки, которые держал в руках, Алану под одеяло.

– Боже, – Алан схватился за больную голову. – Не кричи.

– Ты с ума сошёл?! У нас съёмки! – всё так же надрывал горло Смит.

– Я уже встаю. Пожалуйста, не кричи, – Алан встал с постели, а за ним выкатились те самые пустые бутылки.

– Так-так, – Ричард подошёл ближе и поднял одну из них. – Что это?

– Бутылка, – попытался улыбнуться Алан.

– Сендлер, я устал бороться с твоим характером! – крикнул Смит.

– Я просто расслабился, – попытался оправдаться парень. – Имею на это право.

– Да, но не на работе, – огрызнулся менеджер. – Расслабляйся дома!

– Мы будто пленники, – терпение Алана было на пределе.

– Ты сам выбрал этот путь. Сам стал пленником славы.

– Славы? Какой к чёрту славы?! Мы твои пленники, ты обращаешься с нами как…

– Достаточно! – Ричард перебил парня. – Итак, Сендлер, я лишаю тебя гонорара, а если тебя не будет на съёмках, то считай, что ты уволен!

– Прекрасно! – Алан крикнул в ответ. – Ищи нового ритм - гитариста!

– Рич… – попытался вмешаться Джеймс.

– Джеймс, идём, – Смит толкнул парня за пределы комнаты.

Через полчаса все прибыли на место съёмок клипа. Это был пляж с белым, как снег, песком, высокими пальмами и набережным кафе. Джеймс стоял около моря. Парень вглядывался в местный пейзаж. Он пытался вспомнить, где мог видеть это место. Оно было ему до боли знакомо, хотя в Америке он оказался впервые.

– Что грустишь, дружище, – к Фоксу подошёл Генри.

– Задумался, – улыбнулся Джеймс. – Генри, а вдруг Алан это всерьёз?

– Ты о том, что он сказал Ричарду? Такое произошло уже далеко не в первый раз. Успокойся. Посмотри, сегодня отличный день, – Генри указал на ярко светящее солнце и безоблачное небо.

– Ребята, – к парням подошёл Джордж. – Алан не появлялся?

– Нет, – ответил Генри. – Все ждут его?

– Все ждут Венде Льюис, – пояснил Норман.

– Знакомая ситуация, – подумал Джеймс, вспомнив о том, как всегда ждал рыжую красавицу.

– Малыши! – раздумья Фокса прервал голос Ричарда. – Сендлер так и не появился?

– Я не призрак, чтобы появляться!

«Малыши» обернулись и, увидев Алана, с радостными улыбками подошли к нему.

– Ты остыл? – поинтересовался у Сендлера Ричард, хорошо скрывая свою радость от того, что Алан остался в группе.

В этот момент к месту съёмок подъехал роскошный лимузин и из него, под руку с Грегом Паркером, вышла Венде Льюис. Джеймс пристально посмотрел на неё и его пульс значительно участился.

– А вот и они, – улыбнулся Ричард. – Идёмте.

Смит и его подопечные подошли к прибывшим людям.

– Здравствуйте, мистер Паркер, мисс Льюис, – улыбнулся Ричард.

– Добрый день, мистер Смит, – Грег улыбнулся в ответ. – А где Элизабет Олсен?

– Она скоро будет, – ответил Ричард. – А пока идёмте в кафе и выпьем чего – нибудь освежающего.

Все согласились на предложение Смита и отправились внутрь кафе «Лагуна».

– Итак, в этом заведении будут проходить съёмки, – осведомил Ричард, занимая место за одним из столиков.

Лос-Анджелес жаркий город. Кафе «Лагуна» полностью отражало его настроение. Улыбчивые официантки в коротких пышных юбочках, не менее весёлый бармен, с лёгкостью мастеривший разные коктейли со льдом. Все это очень отличалось от строгой Англии. Другие нравы, ценности, приоритеты. Более свободное отношение друг к другу и к жизни в целом.

Джеймс огляделся вокруг. У него возникло тоже чувство, что и на пляже. Парень попытался вспомнить это место, напрягая память до предела.

– Сон! – вдруг воскликнул он, и все присутствующие посмотрели на него. – Именно это место приснилось мне пять лет назад. Здесь она и танцевала.

– Джеймс, с тобой всё в порядке? – забеспокоился Смит.

– Всё с ним в порядке, – ответил Алан, понимая, о чём говорит друг. – А вот и Элизабет!

Элизабет вошла в кафе с какой-то девушкой лет двадцати пяти. У неё были густые, жгучие локоны, которые падали на её плечи, роскошная фигура, которую нельзя было не заметить. Прекрасные тёмно-зелёные глаза девушки, казалось, озарили весь мир. Её походка была легка и напоминала полёт. Обворожительная улыбка красавицы просто притягивала взгляды окружающих. Девушки приблизились к столику «Малышей».

– Здравствуйте, – поприветствовала Лиз.

– Присаживайтесь, дамы, – улыбнулся Ричард. – Элизабет, может, ты представишь нам эту прекрасную незнакомку?

– Да, конечно, – ответила Олсен. – Это Патриция Маккартни. Она чемпионка мира 1961 года по спортивным бальным танцам, а также лучший тренер Лос-Анджелеса в этой сфере.

– Добрый день, – поздоровалась девушка. – Насчёт чемпионки не спорю, а вот лучший тренер…

– Не скромничай, Патриция, – перебила Лиз. – Я видела, как ты танцуешь и твои работы. Итак, знакомься. Это «Малыши в чёрном», Ричард Смит, Грег Паркер, его ты, разумеется, знаешь, и Венде Льюис, та, с которой тебе и предстоит работать.

– Мне очень приятно, – улыбнулась Патриция своей бесподобной улыбкой.

– И нам, – ответил Джеймс, внимательно разглядывая девушку, будто желая узнать в ней кого-то.

– Что ж, давайте поговорим о клипе, – предложил Ричард. – Элизабет, расскажи, как ты его видишь.

– Думаю, это будет выглядеть примерно так, – начала рассказ Лиз. – Джеймс войдёт в номер отеля, бросит ключи на журнальный столик, слегка потянувшись, он посмотрит в окно, там будет самый разгар дня. Он приляжет на диван и в предвкушении сладких снов закроет глаза. Ему будет сниться сон, будто он вошёл в кафе «Лагуна», присел за один из столиков. И вдруг появляется Венде, она танцует, она легка и свободна. Джеймс заворожено смотрит на неё и нерешительно подходит к ней. Венде улыбается и выбегает из кафе, Джеймс следует за ней, пытаясь догнать.… В этот момент Джеймс открывает глаза и понимает, что это всё только сон. В дверь номера отеля раздаётся стук. Парень направляется к ней и, отворив её, видит на пороге Венде, ту самую девушку из сна. Она протягивает ему конверт. Героиня Венде оказалась курьером. Вот такая идея. И ещё «Малыши» будут играть возле самого моря, думаю, это будет фишка, такого у нас ещё не было.

– Мне очень нравится, – обрадовался Грег. – Элизабет, вы, действительно, профессионал своего дела.

– Благодарю, – улыбнулась Олсен и посмотрела на Патрицию. – Патриция, у тебя три дня, чтобы поставить танец, думаю, для тебя это будет легко?

– Да, – отозвалась девушка.

– А сколько времени займут съёмки, – поинтересовался Грег.

– Неделю, не больше, – ответила Лиз.

– Я рад, что всё так прекрасно сложилось! Думаю, за это надо выпить, – предложил Смит.

Следующие три дня Патриция разучивала с Венде танец для клипа. «Малыши» тщательно репетировали песню «В тебя влюбился ветер». Затем, три дня, съёмки проходили в отеле «Ночь в Лос-Анджелесе». На седьмой день съёмок все собрались на пляже около кафе «Лагуна». «Малыши в чёрном» устанавливали барабаны недалеко от моря. Элизабет о чём-то беседовала с режиссером. В кафе Патриция показывала Венде некоторые элементы танца. Через огромные окна «Лагуны» было видно, как девушка танцует. Кладя свою гитару, Джеймс случайно это заметил и стал наблюдать за танцовщицей. В его душе боролись противоречивые чувства. С одной стороны он видел ее впервые, с другой, он чувствовал, будто этот человек чуть ли не самый дорогой в его жизни. Казалось, лишь ей он может доверить свои переживания и эмоции. В ее компании ему становилось тепло на душе, а вся суета жизни уходила на второй план.

– Засмотрелся, – улыбнулся рядом стоящий Алан.

– Э-э-э, – замялся Фокс. – Нет, просто не могу вспомнить, где я её видел.

Тем временем Патриция лёгкой танцующей походкой выскочила из кафе и побежала к морю. Как лёгкий ветер, пролетая мимо парней, она посмотрела Джеймсу в глаза, взгляд длился мгновение, но музыканту показалось, будто прошла целая вечность. Патриция пробежала к морю, и Фокс вернулся в реальность.

– Боже! Она мне кого-то напоминает, – ошеломленно прошептал парень.

– Так всё-таки где-то видел или кого-то напоминает? – не понял Алан.

– Сам не пойму. Это так странно, я знаю её, но вижу впервые, – задумчиво произнес Джеймс.

– Да-а-а, – засмеялся Сендлер. – Да ты вообще, человек-загадка!

– Знаю, но вижу впервые, – повторил Джеймс, не обращая внимания на Алана. – Послушай, Алан, так это она, та девушка из моего сна!

– Что? Ты же говорил, она кареглазая длинноволосая шатенка? А Патриция зеленоглазая брюнетка. Извини, друг, но, по-моему, здесь маловато сходства.

– Да, ты прав. Но они до боли похожи! Один овал лица, разрез глаз, строение носа, потрясающая фигура, а главное, эта восхитительная улыбка. Но это не она. Как же такое возможно?

– Может, её сестра? Хотя нет, я читал о ней, она единственный ребёнок в семье. Даже не знаю, чем тебе помочь?

– Минутная готовность! – крикнул режиссёр. – Все по местам!

День близился к завершению. В перерыве между дублями Венде подошла к Джеймсу.

– Ты написал прекрасную песню, – улыбнулась девушка своей коварной улыбкой.

– Спасибо, Венде, – Джеймс улыбнулся в ответ.

– Послушай, а что ты делаешь сегодня вечером?

– Похоже, что ничего. Ричард нас никуда не отпускает, боится, что разберут на сувениры, – засмеялся парень.

– Может, со мной отпустит? – Венде сделала шаг к Джеймсу.

– С тобой? Куда? – не понял молодой человек.

– Куда хочешь. Например, в кино.

– Венде, но у тебя есть муж.

– Какой из него муж! Сутками пропадает на своей фабрике, каждый вечер таскает меня в рестораны на свои деловые встречи, а мне так не хватает домашнего тепла. Выйдя за него замуж, я стала вещью, я больше так не могу…

– Последний дубль! – крикнул режиссёр, перебив Венде.

Герои клипа отсняли последний дубль и по традиции, на площадке, открыли бутылку шампанского.

– Дорогие друзья! – воскликнул Ричард. – Не забудьте, завтра в семь часов вечера у нас вечеринка по поводу окончания съёмок клипа, а на следующий день пресс-конференция. Всем спасибо!

Вечером следующего дня номер люкс отеля «Ночь в Лос-Анджелесе» напоминал муравейник.

– Это не то! И это не то! А это вообще не моё!

Джеймс, как всегда, не мог выбрать подходящую рубашку для вечеринки. В его комнату ворвался Алан. Парень пронёсся мимо Фокса и заглянул под его кровать. Джеймс, не глядя на него, продолжал перебирать рубашки.

– Так, вот эта уже лучше, – Фокс примерил вещь. – Почему она мне велика? Значит, и это не моё!

Джеймс бросил рубашку.

– Да где же она?! – крикнул Сендлер, и в этот момент рубашка прилетела ему в лицо.

– Джеймс, ты можешь… – только хотел возмутиться Алан, но рассмотрев вещь, радостно воскликнул. – Вот она! - И выскочил из комнаты.

– Где мои туфли?! – крикнул Джордж, стоя посреди гостиной.

Алан, направляясь в свою комнату, проходил мимо него. Взгляд Джорджа упал на обувь Сендлера.

– Алан, – Норман остановил парня. – Ты что, надел мои туфли?

– Твои? – Алан посмотрел себе на ноги. – И, правда! А где же тогда мои? Я так и думал!

Парень вновь направился в комнату Джеймса.

Напевая что-то весёлое себе под нос, Генри сидел в гостиной и наблюдал, как остальные бегают из комнаты в комнату, сбивая друг друга с ног.

– А ты что сидишь такой довольный? – Джордж остановился около парня.

– Вот смотрю, как мы из-за вас опаздываем на вечеринку. Между прочим, Элизабет и Ричард уже давно там, – ответил Поттер.

– Из-за нас? – Джордж чуть не умер от смеха. – А ты что, так поедешь?

– Как? – не понял причину веселья Генри.

– Посмотри в зеркало, – давясь от смеха, предложил друг.

Генри последовал его совету и посмотрел в зеркало. Парень был собран полностью. Включая галстук. Полностью. Кроме брюк.

– Где мои брюки! – закричал Поттер, проскакивая мимо Джорджа.

Несмотря на все неровности жизни, «Малыши в чёрном», всё-таки, оказались на вечеринке. Она проходила в кафе «Лагуна», которое на эту ночь больше стало напоминать ресторан. Приглушённый свет, на столах зажженные свечи, ритмы спокойной латиноамериканской музыки, а за окном шум прибоя. Посетители были уже другого уровня. Женщины красовались в роскошных вечерних платьях в пол, мужчины в смокингах дымили дорогими сигарами.

В «Лагуну» с немыслимым шумом ввалились молодые люди в рваных джинсах и растянутых майках с гитарами в руках. Они обнимали своих растрепанных подруг. Но оценив непривычную для них обстановку в любимом заведении и поймав несколько высокомерных взглядов, они немедленно удалились, бросив пару оскорбительных фраз.

– Следующий бокал я хочу поднять за моих подопечных, – Ричард поднялся со своего места. – Алан Сендлер справедливый бунтарь, Джордж Норман само спокойствие, с ним всегда легко. Генри Поттер ранимый, но стойкий, и наконец, наш ливерпульский красавец, само обаяние Джеймс Фокс! За вас, мои «Малыши», без которых не было бы меня!

Все аплодировали Смиту. Эти овации сопровождались смехом и улыбками, одну из которых нельзя было не заметить.

Джеймс встал со своего места и подошёл к Патриции.

– Патриция, могу ли я осмелиться и пригласить тебя на танец? – нерешительно спросил парень.

– Думаю, да, – девушка улыбнулась своей бесподобной улыбкой.

Молодые люди вышли на середину зала и присоединились к другим танцующим.

– Ты восхитительно танцуешь, – начал беседу Джеймс.

– Спасибо, Джеймс. Ты прекрасно играешь, – не осталась в долгу Маккартни.

– Спасибо. Почему ты больше не участвуешь в соревнованиях?

– Я танцую в паре со своим мужем Клифом, и мы решили, что одного раза достаточно. Сейчас у нас новый этап в жизни, мы воспитываем нашего трёхлетнего сына Роберта.

– У тебя есть ребёнок? Это прекрасно! Патриция, ты бесподобная, просто совершенная!

– Совершенных людей не бывает, просто я…

– Извините, – в разговор вмешалась Венде, разбивая пару. Она обняла Джеймса. – Думаю, теперь моя очередь?

– Да, конечно. Мне пора. Было приятно пообщаться, Джеймс, – ответила Патриция. – До свидания!

– Всего хорошего, – отозвался Фокс.

– Я думала, ты пригласишь меня, – возмутилась Венде, когда девушка ушла.

– Я это и собирался сделать, но ты танцевала с Ричардом, – стал оправдываться Джеймс.

– Забыли. Послушай, Джеймс, сейчас мне тоже пора домой, но завтра после пресс-конференции предлагаю сбежать вдвоём куда–нибудь.

– Да, Венде, я только за это.

– Вот и договорились!

На следующий день Джеймс летал по номеру люкс отеля «Ночь в Лос-Анджелесе» на крыльях счастья. Он мог думать только о предстоящем свидании с Венде. Его душа ликовала. Столько времени он ждал этого момента, и вот он настал. Томасу не удалось сделать ее счастливой, а он сможет воплотить все мечты рыжей красавицы в реальность. И он готов. Готов ради своей любви на все. В гостиной парень столкнулся с Аланом.

– Так и убить можно, – возмутился Сендлер, увернувшись от Фокса.

– Прости, дружище, – засмеялся Джеймс, выходя из гостиной.

– Нет проблем, только вот кто тебя спасёт от твоей дурости! – крикнул вслед Алан.

– Что? – Джеймс вернулся.

– Ты же сегодня встречаешься с ней?

– Да. Встречаюсь.

– Вообще-то, она замужем за твоим другом детства. По-моему, это, как минимум, подло с твоей стороны.

– Томас изменился, он плохо к ней относится.

– Откуда знаешь?

– Венде сказала. Он стал высокомерен, не хочет меня видеть, променял дружбу на деньги. Какой же он после этого друг?!

– И ты ей веришь?

– Да, верю.

– Какой же ты дурак, Фокс, она в очередной раз тебя использует и, естественно, бросит.

– Знаешь, Алан, я понятия не имею, чего ты добиваешься, но ещё раз повторяю, не лезь в мою жизнь, – Джеймс свысока посмотрел на Сендлера, и вышел из гостиной.

После пресс-конференции все её участники вышли на улицу.

К Венде подошла молодая женщина лет тридцати.

– Мисс Льюис, – обратилась незнакомка.

– Да, – обернулась Венде.

– Меня зовут Сабрина. Я из самого известного американского журнала «Город ангелов». Наше агентство имело бы честь с вами сотрудничать.

– Со мной? – не поверила своему счастью девушка.

– Да. Мы бы хотели, чтобы ваши фотографии появились на обложках наших журналов. Сейчас на вас огромный спрос. Все наши читатели хотят видеть в журнале звезду клипа «Малышей в чёрном». Что вы ответите?

– Да, да. Я согласна, – обрадовалась Льюис.

– Прекрасно! – ответила Сабрина и протянула Венде визитку. – Мы ждём вас завтра по этому адресу.

Венде посмотрела на листок. В этот момент к ней подошёл Джеймс.

– Ну что, красавица, идём, – улыбнулся он.

– О, Джеймс, я совсем забыла о тебе, – растерялась Льюис.

– Что ж, вот он я! – засмеялся Фокс. – Так куда идём?

Венде внимательно посмотрела на парня, затем на листок с адресом в руке. Вдруг девушка поняла, что деньги у неё уже есть, а славы она может добиться и без Джеймса.

– Знаешь, Джеймс, – она вновь кинула взгляд на музыканта. – Мы никуда не идём, ни сегодня, ни завтра, вообще никогда. У меня, между прочим, есть муж. Забудь меня!

Венде торжествовала и ликовала. Как же все удачно и вовремя, и неважно, что сейчас происходит с Джеймсом и его чувствами.

«Какой глупенький, – подумала девушка, – зачем ты мне теперь нужен? Я и так уже звезда, а завтра стану еще ярче»!

От внимания Джеймса ускользнула коварная усмешка и блеск глаз безумца, променявшего все ради денег и славы, ради собственной выгоды. Это был высший пилотаж лицемерия. Фокс ещё не успел опомниться, а Венде уже скрылась в толпе. К парню подбежали бешеные поклонницы и стали буквально набрасываться на него. В один миг к Джеймсу подоспел Ричард и увёл его в автомобиль.

Дорога в отель была словно в тумане. Джеймс не понимал, что произошло. Счастье было так близко и просто исчезло, как тогда, год назад в парке Ливерпуля.

Вечером того же дня Алан постучал в комнату Джеймса.

– Войдите, – отозвался парень.

– Это я, – Алан вошёл в комнату.

– Пожалуйста, ничего не говори, я и сам всё знаю, – Фокс курил около окна.

– Джеймс, ты извини меня за сегодняшнюю грубость…

– Забыли.

– Слушай, может, сходим куда-нибудь, посидим, поговорим? Например, в «Лагуну»?

– Извини, Ал, хочу побыть один, – Джеймс потушил сигарету и направился к выходу.

– Куда ты? – не понял Сендлер.

– Прогуляюсь. Возможно, зайду в «Лагуну», – ответил Фокс, закрывая за собой дверь.

Глава 6

Джеймс вошёл в кафе «Лагуна» и занял место за одним из столиков. В ту же минуту к нему поспешила подойти улыбчивая официантка.

– Джеймс! – восторженно произнесла она. – Рада вас видеть! Что будете заказывать?

– Пожалуй, чашечку кофе, – улыбнулся в ответ парень.

– Хорошо, – девушка отправилась выполнять заказ.

Джеймс посмотрел в окно. Вдруг его слух пронзила до боли знакомая мелодия. Это была песня «В тебя влюбился ветер». Фокс услышал, как люди, присутствующие в кафе, начали кому-то громко аплодировать. Джеймс посмотрел на сцену и не поверил своим глазам, там танцевала Она, девушка из его снов, та самая кареглазая незнакомка с роскошными длинными волосами цвета шоколада.

Забыв обо всём на свете, Джеймс подошёл к ней. Девушка бросила на него взгляд и улыбнулась своей бесподобной улыбкой.

– Кто ты? – спросил Фокс и сделал шаг навстречу.

Но шатенка лишь рассмеялась и, как лёгкий ветер, выбежала из кафе. Джеймс последовал за ней. Парень выскочил из «Лагуны» и огляделся вокруг. Незнакомка стояла у моря и смотрела на Джеймса. Музыкант побежал к ней.

– Кто ты? – повторил он.

Кареглазая красавица вновь хотела сбежать, но Фоксу удалось схватить её за руку. В этот момент на пляже раздался непонятный шум. В голове у Джеймса всё буквально зазвенело. Парню казалось, будто его голова сейчас разлетится на мелкие кусочки. Джеймс открыл глаза. Его будильник, показывая семь часов утра, издавал дикий звон. Парень протянул руку и отключил его.

– Всего лишь сон, – с грустной улыбкой произнёс Фокс, и, встав с постели, отправился в ванную.

Прошло три года с момента съёмок клипа на песню «В тебя влюбился ветер». Эта песня сделала «Малышей в чёрном» не только ещё более известными, но и самодостаточными. И, конечно, просто невероятное количество концертов, гастролей, пресс-конференций, презентаций новых песен и композиций. Слава лучшей рок-группы Англии шагала в ногу с «малышами» и приносила невероятные дивиденды: и моральные, и материальные, и профессиональные. Эти «профи» собирали не только концертные залы, но и громадные стадионы и площади. За все время создания группы это был лучший вояж длиною в три года, которые пролетели как один день.

Джеймс купил однокомнатную квартиру в центре Лондона. Подарил родителям в Ливерпуле небольшой бизнес, у Марты и Кристофера теперь есть свой магазин, и Крису не приходится работать на тяжёлой работе.

Алан тоже переехал от своих родителей. Сейчас его жизнь протекает в однокомнатной квартире в квартале от Джеймса. Ко всему прочему Сендлер приобрёл и машину.

Генри и Джордж обзавелись не только новыми домами, но женились на своих вторых половинках. У Джорджа год назад родился сын.

Джеймс вышел из ванной полностью готовый к рабочему дню. Раздался звонок. Фокс отправился открывать дверь, зная, что за ней он увидит Алана. Сендлер, как и обычно, заехал за другом.

– Привет, – улыбнулся Алан, переступая порог квартиры Фокса.

– Доброе утро, – Джеймс закрыл за ним дверь. – Кофе?

– Не откажусь, – ответил парень.

Молодые люди прошли на кухню.

– И зачем Ричарду понадобилось так рано нас поднимать, – зевая начал бурчать Сендлер, усевшись за стол. – Всё-таки лето на дворе. Сегодня 25 июля, все нормальные люди на пляже загорают, а мы должны жариться в городе.

– Ты же знаешь, нас пригласили сняться в фильме, – ответил Джеймс, наливая недовольному кофе. – И сегодня у нас знакомство с продюсером и его командой. Не бурчи. И почему-то я уверен, что причина твоего недовольства не жаркий Лондон, и даже не Ричард.

– Да, ты, как всегда, прав, – Алан недовольно посмотрел на друга. – Я три года кладу всё к её ногам, и что?

– Что?

– Вот именно, ничего! Мы с Элизабет просто друзья.

– Видишь, вы уже друзья, а раньше у тебя и такого счастья не было.

– Спасибо, успокоил. Лучше скажи, что мне делать?

– Ждать.

– Сколько?

– Ровно столько, сколько понадобиться. Если любишь, можно ждать и целую вечность.

– Как ты?

– А что я?

– Ты же до сих пор ждёшь свою Льюис?

– Нет. Не жду.

– Как же, – усмехнулся Алан и перевернул журнал, который лежал на столе, с обложки которого смотрела Венде Льюис. – А это что?

– Он старый, – Джеймс попытался забрать журнал.

– О, конечно! Здесь написано «15 июля 1969 год». Я согласен, он очень старый. Выпустился неделю назад. А ты знаешь, что она тебя и променяла тогда в 66-ом на съёмки для этого «Города ангелов».

– Это самое известное агентство в Америке.

– Было. А сейчас это самое дешёвое и всеми забытое агентство Америки. Держу пари, ты заказываешь эти журналы у них.

Джеймс, наконец, вырвал из рук Алана журнал и посмотрел на Венде. Сендлер был прав во всём. Фокс действительно заказывал журналы у самого «Города ангелов», из-за низкой популярности его так просто было не купить даже в Лос-Анджелесе, не говоря о Европе.

– Прости меня, Джеймс, – извинился Алан, видя, как загрустил друг.

– Знаешь, Алан, – Джеймс посмотрел на Сендлера. – Мне сегодня вновь приснилась она.

– Кто? Льюис?

– Нет, нет. Моя танцующая незнакомка.

– Вот и прекрасно. Думай лучше о ней.

– Думаю. Думаю и ищу вот уже восемь лет. Не могу понять, кто она и почему вновь пришла ко мне?

– Тебя что-то очень сильно беспокоит?

– Наверно. Ведь она приходит только тогда, когда в моей жизни грядут перемены, но какими они будут, никто не знает.

– Уверен, хорошими, – засмеялся Алан и посмотрел на часы. – Чёрт! Мы опаздываем! Ричард нам головы оторвёт!

Через двадцать минут Джеймс и Алан вошли в студию. Джордж, Генри и Ричард уже были там.

– И как долго я должен это терпеть? – Смит бросил на парней недовольный взгляд. – Вы снова опоздали! Вы оба живёте в центре города и едете на машине! В чём дело?

– Лекция окончена? – улыбнулся Алан, проходя мимо мужчины.

– И тебе доброе утро, Рич, – Джеймс тоже улыбнулся.

– Сендлер, ты неисправим! – крикнул Смит и перевёл взгляд на Джеймса. – И на него плохо влияешь! Джеймс, ты же раньше был таким хорошим мальчиком, а как связался с этим обормотом…

Генри и Джордж, перебив менеджера, залились неудержимым смехом.

– Да-а-а, Ричард, теперь ты понимаешь, какую чушь сморозил, – Алан тоже засмеялся. – Даже наш мистер Святоша не сдержался!

– Без комментариев, – ответил Джордж на замечание друга.

Ричард хотел продолжить разговор, но в этот момент в студию вошёл мужчина лет пятидесяти, приятной внешности.

– Мистер Лемпарт, – улыбнулся Смит и, подойдя к мужчине, пожал ему руку.

– Здравствуйте, мистер Смит, – мужчина улыбнулся в ответ.

Следом за Лемпартом вошли мужчина, чуть моложе его, и четыре молодые девушки.

– Ребята, знакомьтесь, это Дэвид Лемпарт, продюсер фильма «Звёздный час», – начал знакомство Ричард. – Дэвид, а это Алан Сендлер, Джеймс Фокс, Джордж Норман и Генри Поттер.

– Здравствуйте, – хором, как в первом классе, ответили парни, чем вызвали смех у вошедших незнакомок.

– Здравствуйте, ребята, – улыбнулся продюсер. – А это моя команда: режиссёр фильма Фрэнк Тэрри, актрисы Кейт Джекман, Бритни Грант, Сара Харрисон и Линда Лестер.

Последняя девушка значительно отличалась от трёх остальных.

Она не была такой раскованной как они, напротив, Линда была, как-то по-детски, наивна. Она напоминала принцессу из доброй сказки. Светло-русые волосы, большие голубые глаза, немного пухлые щёчки, невысокий рост и осиная талия.

– Вот и познакомились, – засмеялся Ричард. – Думаю, самое время обсудить условия контракта.

Обсуждение продлилось минут двадцать.

– И это всё? – возмутился Алан. – И из-за этих пяти минут нам пришлось подниматься в такую рань? Может, хотя бы расскажите, о чём фильм?

– Сендлер, успокойся, – Ричард толкнул парня под столом ногой.

– Нет, нет, Ричард, – ответил Дэвид. – Алан прав. Фрэнк, расскажи о сценарии.

– Лучше я его раздам, – улыбнулся режиссёр, раздавая бумаги со сценарием. – Итак, о фильме, картина о четырёх подругах музыкантах-самоучках, мечтающих встретиться и сыграть на одной сцене со своими кумирами «Малышами в чёрном». В итоге, пройдя тернистый путь, они исполняют свою мечту, получают свой «Звёздный час».

– Прекрасная идея, – одобрил Смит. – Дэвид, понимаешь, у ребят сумасшедший график, у нас нет много времени, и я подумал, а что если мы уже сейчас устроим читку сценария?

– Да, конечно, как вам будет угодно, – согласился продюсер.

– Мистер Тэрри, вы же знаете, я не могу остаться, – запаниковала Линда.

– Линда, мы с тобой договорились, это серьёзный проект, – с огромным недовольством ответил Фрэнк.

– Какие-то проблемы? – поинтересовался Смит.

– Нет, мистер Смит, всё в порядке, – поспешил успокоить режиссёр. – Что ж, начнём.

Читка продолжалась три с половиной часа. Затем Тэрри объявил перерыв.

Линда стояла у окна с чашкой чая. К ней подошла Кейт.

– Кейт, как думаешь, нас здесь ещё долго продержат? – спросила Линда.

– Линда, прекрати панику, – Кейт закурила сигарету. – Сейчас ты должна думать только о фильме.

– Да, но…

– Что, «но»? Ты хочешь, чтобы тебя выкинули из проекта? Миллионы девушек мечтают быть на твоём месте. Тебе просто повезло, в восемнадцать лет попасть в такой фильм. Мне и девчонкам уже почти тридцать, и мы лишь сейчас получили такую возможность, а ты в самом начале карьеры.

– Я всё понимаю…

– А я тебя не понимаю! Ты из-за него хочешь разрушить всю свою жизнь? И кстати, кажется, ты понравилась Джеймсу Фоксу, он постоянно поглядывает на тебя.

– Не говори чепухи, – испугалась Линда.

– Ну, конечно, вдруг твой «папочка» узнает.

– Перерыв окончен, – осведомил Фрэнк, прервав разговор девушек.

Вторая часть знакомства со сценарием продолжалась около четырёх часов.

– Фу-у-у, – выдохнул Алан. – Давайте сделаем перерыв?

После его предложения за дверью послышались какие-то голоса. В студию ворвался мужчина двадцати восьми лет, а за ним охранник. Это был высокий жгучий брюнет спортивного телосложения. Его естественная смуглая кожа и горячий нрав говорили о том, что родина парня Южная Америка.

– Извините, мистер Смит, я не смог его остановить, – начал оправдываться охранник.

– Риккардо, я сейчас всё объясню, – Линда вскочила со своего стула.

– Ты же сказала, что уедешь, максимум, на два часа! – крикнул парень. – Почему я должен искать тебя по всему Лондону?

– Риккардо, немедленно успокойся, – Дэвид подошёл к разъяренному мужчине. – Здесь находятся глубокоуважаемые люди.

– Я здесь вижу только рок-музыкантов, то есть бездельников и бунтарей! – продолжал Риккардо.

– Парень, притормози! Это сильное заявление, – ответил Алан.

– Простите его! Мистер Тэрри, я приду завтра, обещаю, – Линда покраснела, как ребёнок, и выбежала из студии.

Охраннику удалось вывести и наглеца. Наступила неловкая тишина.

– Это Риккардо Лестер, – молчание нарушил Дэвид. – Простите нас ради Бога. Линда очень талантливая девочка, и мы с Фрэнком решили дать ей шанс. В свои юные годы она играет лучше актёров с большим стажем.

– Ничего страшного не случилось, – улыбнулся Ричард и посмотрел на зевающего Джорджа. – Ребята тоже устали. Думаю, на сегодня мы закончим. Завтра в десять часов здесь, без опоздания.

После этих слов Смит покосился на Алана.

На следующий день Джеймс раньше назначенного времени пришёл в студию.

– Что-то ты рано, – улыбнулся на входе охранник.

– Решил поиграть в тишине, – ответил Фокс.

– Уже не получится, – засмеялся секьюрити.

– Почему, – не понял парень. – Ричард уже здесь?

– Нет, не Ричард.

– Если скажешь, что Алан я ни за что не поверю!

– И правильно сделаешь. Час назад пришла одна из актрис, сказала, что надо почитать текст, она сценарий оставила вчера здесь.

– Всё ясно.

Подходя к репетиционному залу, Джеймс услышал красивую мелодию. Парень приоткрыл дверь и увидел, что это Линда Лестер играет на пианино.

– Ой, простите, – девушка заметила Джеймса и закрыла инструмент.

– Нет, нет, продолжайте, – Фокс вошёл в зал. – У вас здорово получается! Что-то оканчивали?

– Нет. Я самоучка. Просто иногда балуюсь.

– Чертовски хорошо балуетесь! – засмеялся парень. – Почему вы так рано здесь?

– Мне вчера пришлось уйти, – Линда вновь покраснела, вспомнив вчерашний день. – И я забыла сценарий, а просить другой у мистера Тэрри не решилась, вот и пришла поучить текст.

– Не расстраивайтесь, – успокоил девушку Джеймс, видя, как её щёки всё больше краснеют. – Мы тоже почти сразу разошлись.

– Наверное, мистер Тэрри и мистер Лемпарт были готовы меня разорвать?

– Нет, напротив, они сказали, что вы талантливейшая актриса! Знаете, Линда, настоящие таланты не ругают, а если такое случается, то всё равно таких людей терпят, несмотря ни на что! Не верите? Вот вам яркий пример, наш Алан. Ричард какой год воюет с ним, а он до сих пор в группе, потому что, таких как Ал, просто больше нет!

– Но в вашей группе талантлив не только он.

– Безусловно, ребята ни чем ему не уступают, но всё же есть в нём какая-то изюминка.

– Я говорю о вас, Джеймс. Ведь именно вы написали песню «В тебя влюбился ветер», после которой весь мир сошёл с ума. По-моему, я вас немного смутила?

Линда улыбнулась. Джеймс посмотрел на неё. Сегодня она открылась ему совсем в другом свете. Она была раскрепощённой, весёлой, яркой, но по-прежнему скромной. Фокс понял, что именно это настоящий образ юной Лестер.

– Кажется, да, – Джеймс улыбнулся и опустил глаза.

В этот момент в студию вошли Ричард, Генри, Джордж, Дэвид и его команда.

– О, вы уже здесь? – удивился Ричард. – Что ж, мы как всегда ждём Сендлера!

– Вот об этом я и рассказывал, – Джеймс посмотрел на Линду, и они оба засмеялись.

Читка сценария продолжалась две недели. За это время Джеймс и Линда стали часто общаться, но в то же время актриса держала дистанцию. Джеймс не понимал, отчего так происходит. Его душа терзалась. Линда стала ему очень дорога. Парня охватило острое желание заботиться и оберегать это беззащитное существо. Но, почему же она, то смело делает шаг навстречу, то смотрит совершенно безразличным взглядом?

После того, как все участники будущей киноленты выучили свои слова, Фрэнк Тэрри устроил репетицию в театре, где играла Линда.

Алан заехал за Джеймсом, и они отправились на репетицию.

– Вижу, вы с Линдой не отходите, друг от друга, – начал разговор Алан.

– Не преувеличивай, – ответил Джеймс, листая сценарий.

– Я и не пытался. Что ты делаешь? – Сендлер покосился на друга. – Тебе эти буквы за две недели ещё не надоели?

– Нет. Я в некоторых местах говорю не с той интонацией, Линда показала, как надо, – объяснил Фокс, не отрываясь от чтения.

– Она тебе нравится? – прямо спросил Алан.

– Она хороший человек, – чуть слышно произнёс Джеймс, также листая сценарий.

– Брось, Джеймс, – засмеялся Алан и вырвал из рук друга листы.

– Ты же понял, о чём я!

– Да, понял. Даже если она мне нравится, то, что это меняет?

– Что меняет? Всё меняет. Хватит вести себя как пятнадцатилетний мальчишка.

– Это как?

– Линда, привет, Линда, до завтра, Линда, а что-то я здесь не могу понять, где мои слова, – Алан детским голосом передразнил Джеймса. – Это уже смешно! Пригласи её на свидание.

– Я подумаю, – улыбнулся Джеймс.

– Думай, – ответил Алан, подъезжая к театру.

Молодые люди вышли из машины и, поднимаясь на крыльцо, встретили Линду.

– Привет, Линда, – расцвёл в улыбке Джеймс и покосился на Алана.

– Привет, ребята, – Линда улыбнулась в ответ.

– Привет, – поздоровался Алан и, проходя мимо Джеймса, шепнул ему, – действуй.

После репетиции Джеймс осмелился пригласить Линду на свидание и отправился к ней в гримёрку. Идя по коридору, он увидел, как из неё вышла Линда, а за ней Риккардо.

– Тебя в последнее время никогда не бывает дома, – возмущался парень, подталкивая девушку.

– Риккардо, я же тебе говорила, это всё временно, сейчас у нас серьёзный проект, – попыталась оправдаться Линда.

– Я вижу, какой у вас проект, – ответил Лестер, глядя на приближающегося Джеймса.

Линда и Риккардо прошли мимо Фокса. Девушка не попрощалась с парнем и даже не посмотрела на него. Пара прошла по коридору и скрылась за углом. Джеймс так и остался стоять около гримёрки.

Из соседнего кабинета вышла видная длинноногая девушка.

– Могу ли я помочь? – поинтересовалась она, подойдя к Фоксу.

– Да, – Джеймс перевёл на неё взгляд. – Скажите, вы знаете, кто такой Риккардо Лестер?

– Скажу лишь, что он не из наших, – девушка достала длинную сигарету.

– Меня интересует, кем он приходится Линде Лестер? – Джеймс достал зажигалку и поднёс огонь к сигарете красавицы.

– Благодарю, – коварно улыбнулась девушка и пристально посмотрела на парня. – Сам Джеймс Фокс интересуется нашей Линдой.

Джеймс в ответ посмотрел на неё, как бы взглядом подталкивая её к ответу.

– Риккардо её муж, – продолжила незнакомка, увидев во взгляде парня намёк.

– Муж? – Фокс не верил своим ушам, хотя в глубине души именно этот ответ он и ожидал услышать. – Вы уверены? У неё нет кольца.

– Спросите любого, если вы не верите мне, – девушка выпустила дым Джеймсу в лицо.

После её слов из того же кабинета, что и она вышла ещё одна актриса.

– Карла! – подруга подозвала её к себе.

– Да, – девушка подошла к ним.

– Скажи мистеру Фоксу, кем Риккардо приходится Линде, – попросила первая незнакомка.

– Точно не братом, – засмеялась Карла. – Это её муж.

– Спасибо, девушки, – поблагодарил парень и вышел из театра.

На улице в машине его ждал Алан. Джеймс, молча, сел в автомобиль.

– Вот ужас! – возмутился Сендлер. – У этих актёров целый день на сцене рот не закрывается!

– У тебя он и без сцены никогда не закрывается, – раздражённо отреагировал Фокс.

– Так, так, – Алан заметил отвратительное настроение друга. – Дай угадаю, я видел, как она выходила с этим парнем, он её жених?

– Почти, – ответил Джеймс.

Алан завёл машину, тронулся с места и посмотрел на Фокса.

– Муж, – всё-таки ответил Джеймс.

– Джеймс, только не расстраивайся… – начал друг.

– Я прошу тебя. Не надо ничего комментировать, – попросил Фокс и отвернулся к окну, всем видом показывая, что не желает говорить.

Тем временем Алан подъехал к подъезду Фокса. Джеймс всё также, не говоря ни слова, вышел из автомобиля и вошёл в дом. Сендлер посмотрел ему вслед и, посчитав правильным сейчас не трогать друга, поехал домой.

Съёмки «Звёздного часа» продлились три месяца. Всё это время Джеймс старался не общаться с Линдой, хотя на душе у него скребли кошки. Музыкант с каждым днём всё больше понимал, что безнадёжно влюбился в голубоглазую принцессу.

После официальной премьеры фильма и пресс-конференции актёры и музыканты отправились на вечеринку в ресторан.

Джеймс курил на летнем балконе ресторана. Туда вошла Линда.

– Ой, – вздрогнула девушка, увидев Фокса. – Джеймс, я не заметила тебя.

– Скучная вечеринка? – улыбнулся парень. Он потушил сигарету и подошёл к Линде.

– Нет. Я вышла подышать, – ответила Лестер и поежилась от холода.

– Ты замёрзла, – Джеймс снял пиджак и накинул на девушку.

– Не стоит, – смутилась она.

Джеймс посмотрел на Линду. В его глазах горела, казалось, самая нежная любовь, которая только могла быть в этом жестоком мире. Она смотрела на него. Джеймс не мог не заметить в ее глазах что-то гораздо большее, чем просто дружеский взгляд. Парень был готов поцеловать актрису, но его остановила мысль о том, что она несвободна.

– Прости, – Джеймс отошёл от девушки и посмотрел вдаль.

Линда почувствовала себя ненужной. Она посмотрела на парня и вернулась в ресторан.

Джеймс обернулся и посмотрел вслед своей любви. Затем его взгляд упал на столик, стоявший у выхода с балкона, на нём Линда оставила пиджак Джеймса. На душе вновь предательски заскребли все те же кошки. От безысходности хотелось кричать, что есть силы, хотя нет, просто исчезнуть, забыться, крепко зажмурить глаза, как дитя, которое боится темноты, а открыв их снова, увидеть вокруг себя другой мир: краше, чище, без сердечных мук и душевных терзаний.

На следующий день Джеймс опоздал на репетицию. В студию он вошёл, когда остальные уже пели и играли свои песни.

– Джеймс, что происходит? – недовольным тоном спросил Ричард. – Ты несколько месяцев сам не свой. У тебя что-то стряслось? Я не узнаю тебя.

– И заметь, я здесь совершенно не причём, – Алан посмотрел на Смита.

– Давай хотя бы сейчас без твоего глупого юмора, – попросил менеджер.

– Ну, хорошо, хорошо, – Сендлер взял свою гитару и сделал вид, что ничего не слышит.

– У меня всё в полном порядке, – ответил Джеймс. – Ричард, вчера ты сказал, что будет какое-то объявление, прошу, повтори.

– О, это просто умора! – не выдержал Алан. – Готовься, дружище, в этом году Санта Клаус придёт к тебе в шортах!

После его заявления Генри и Джордж надорвали животы от смеха.

– Ничего не понимаю, – Джеймс посмотрел на парней. – Какие шорты? Какой Санта Клаус?

– А ты это спроси у нашего «папочки», – Алан указал на Ричарда. – Когда все нормальные люди летом загорают на пляже, а Рождество встречают со снегом, то у нас же всё наоборот!

– И какой вывод следует из этого? – улыбнулся Смит. – Ты, Сендлер, ещё не дорос до нормального человека!

Генри и Джордж вновь засмеялись ещё сильнее прежнего. Алан бросил на них недовольный взгляд.

– Прости, Ал, – сквозь смех извинился Генри.

– Вы можете, по-человечески объяснить, в чём, всё же, дело, – Джеймсу было явно не до смеха.

– Через два дня мы летим на Багамы снимать клип на вашу новую песню «Другой мир», – наконец ответил Ричард. – Съёмки продлятся примерно месяц, то есть до первого января.

– То есть, в Лондон мы уже вернёмся в 1970 году, – с недовольным видом подтвердил Алан. – Вообще-то, мы планировали встретить Рождество в кругу родных и близких!

– Хорошо, Сендлер, – засмеялся Смит. – У тебя это отлично получится, ты же будешь в моей компании!

Итак, они оказались на Багамах. Как и предсказывал Ричард, съёмки длились уже почти месяц. «Малыши» остановились в отеле курортной зоны около моря, но им было не до отдыха.

Музыканты и Элизабет собрались на съёмочную площадку. В дверях своего номера они столкнулись с Ричардом, который был в костюме Санта Клауса.

– С Рождеством!!! – во всё горло закричал Смит.

От неожиданности молодые люди вздрогнули.

– Ричард, это ты? – засмеялась Элизабет.

– О-хо-хо! – ответил мужчина голосом сказочного героя. – Нет, это я, Санта!

– И где же наши подарки, самозванец, – Алан стянул с менеджера бороду.

– Сендлер, вот ты как всегда, всё испортишь, – уже своим голосом произнёс мужчина.

– Что с тобой, Ричард? – улыбнулся Джордж.

– Сегодня 24 декабря, Рождество завтра, – подметил Генри.

– Но не вам же только всё дурачиться, а что Рождество завтра я и сам знаю, – ответил Смит, ероша причёску Джеймса.

– Согласен, – засмеялся Джеймс, убирая руку менеджера со своей головы.

– Так всё-таки, где подарки? – не мог угомониться Алан.

– Подарки найдёте завтра под ёлкой, а сегодня вечером я приглашаю вас в ресторан, – улыбнулся Смит.

Ричард сдержал слово, и парни с Элизабет вечером сидели в роскошном ресторане.

– «Малыши», – Ричард взял свой бокал и поднялся со стула. – Я поздравляю вас с наступающим Рождеством! И хочу попросить прощение за то, что сегодня вы не дома, не со своими семьями.

– Тут ты не прав, – возразил Алан. – Мы со своей семьёй, просто она не в полном составе.

– Я согласен с Аланом, – улыбнулся Генри.

– Да, Ричард, мы одна семья, – подтвердил Джордж.

– И спасибо за это тебе, – произнёс Джеймс.

– За Ричарда! – воскликнула Элизабет, поднимая свой бокал, и парни последовали её примеру.

Чудесный предрождественский вечер плавно переходил в сказочную ночь перед Рождеством.

Ричард, Джордж, Джеймс и Генри уехали в отель. Алан и Элизабет гуляли по берегу моря.

– Интересное Рождество, – подметил Алан, взяв в руки белый песок.

– Всё никак не успокоишься, – засмеялась девушка.

– Согласись, Ричард очень странный тип, – Алан тоже засмеялся и выбросил песок. – Он будто всё делает мне назло.

– Он говорит то же и о тебе, – ответила девушка и сняла туфли. – Вы можете идеально ладить, но зачем-то искусственно создаёте эти стычки.

– Что ты делаешь?

– Ты же видишь, снимаю туфли.

– Для чего?

– Хочу почувствовать ногами песок и волны моря.

– Не понимаю, для чего это надо, но знаешь, я тоже хочу попробовать, – Алан разулся и, как маленький мальчик, с диким криком побежал по берегу. Он пробежал небольшой круг и вернулся к Элизабет.

– Ты сумасшедший, – девушка залилась заразительным смехом.

– Что? – крикнул парень.

– Ты удивительный, – произнесла Элизабет, глядя на Алана проникновенным взглядом чёрных глаз.

– Что? – успокоившись, повторил Сендлер, на этот раз из-за того, что не поверил тому, что слышит это от Элизабет.

– Ты очень изменился с того времени, как мы расстались.

– А может это я сейчас настоящий?

Алан подошёл к Элизабет и взял её за руку.

– Я снял маску, – продолжил парень. – Я снял её три года назад. Когда ты ушла от меня, я посмотрел на жизнь другими глазами. Я очень виноват перед тобой. Мне нет оправдания. Но, Элизабет, сейчас перед тобой Алан Сендлер, тот Алан, которого я столько лет прятал от всех. Я знаю, что ничего уже не вернуть, и ты ненавидишь меня, но я повторю это, повторю, наверное, уже в миллионный раз… Я люблю тебя, Лиз, я очень тебя люблю! Ты одна мне нужна, только ты! И…

Алан хотел ещё что-то сказать, но Элизабет сделала к нему шаг и поцеловала его.

В отель пара вернулась только утром. Молодые люди вошли в номер «Малышей». До их слуха сразу же донеслись встревоженные голоса из гостиной. Алан и Элизабет поспешили туда. Войдя в помещение, они увидели там Генри, Джорджа, Ричарда, Джеймса и двух полицейских.

– Что здесь происходит? – увидев эту картину, спросил Алан. На самом деле он был настолько счастлив, что ему с трудом удавалось изображать заинтересованность.

– Сендлер, не мешай, – отмахнулся от него Смит, но тут же воскликнул. – Сендлер! Где вы были, чёрт побери, мы всю ночь вас искали! Всю полицию на ноги поставили!

– Мы это громко сказано, – возразил Джеймс.

– Ричард, ты с ума сошёл? Мы взрослые люди, – возмутилась Олсен.

– Именно это мы и пытались ему сказать, – недовольно произнёс Джордж.

– Извините, господа, – обратился один из полицейских. – Мы можем идти?

– Да, ребята, простите нас, пожалуйста, – взмолился Смит.

– Всего доброго и счастливого вам всем Рождества! – пожелали полицейские и поспешили удалиться.

– Вы оба, – продолжил менеджер. – Вы безответственные и…

– Мы с Элизабет решили пожениться, – перебив Ричарда, Алан подошёл к девушке и обнял её.

Все, молча, посмотрели на Сендлера и Олсен.

– Очень смешно, – съязвил Смит. – И, так, на чём я остановился…

– Ричард, по-моему, они вполне серьёзно, – улыбнулся Джеймс, видя, как Алан и Элизабет смотрят на мужчину, как на дурака.

– Поздравляем! – Джордж и Джеймс кинулись обнимать жениха и невесту.

– Мы думали, что уже никогда не дождёмся этого момента, – Генри тоже обнял друзей.

– Наконец-то, Сендлер, ты всё правильно сделал, – улыбнулся Ричард. – Если её сердце всё же оттаяло, значит, ты тот, кто, действительно, ей нужен. Признаться честно, я очень давно ждал этого дня, и я уверен, Алан, ты сможешь сделать её счастливой! Поздравляю вас, ребята!

– Спасибо, Ричард, – Алан пожал Смиту руку, а в ответ мужчина обнял его, как родного сына.

После съёмок на Багамах «Малыши в чёрном» вернулись в Лондон. Алан и Элизабет начали готовиться к свадьбе, которая была назначена на 30 января 1970 года. Джеймс сразу после возвращения поехал в Ливерпуль к своим родителям. Погостив у Марты и Кристофера две недели, он вернулся в Лондон и тут же был приглашён на ужин к Алану и Элизабет.

– Проходи, проходи, – Алан встретил друга на пороге своей квартиры.

– Сейчас это говорят вместо слова «здравствуй»? – засмеялся Джеймс.

– Прекрати ёрничать, – возмутился Сендлер. – Ты прилично оделся? Всё так, как я и сказал?

– Да, – недовольным тоном ответил Фокс, пройдя в гостиную, где на четверых был накрыт стол. – Ты можешь объяснить, для чего всё это надо?

– Привет, Джеймс! – в гостиную вошла Элизабет. – Прошу к столу!

– Привет, Лиз, – Джеймс чмокнул её в щёку. – Спасибо!

Друзья сели за стол, но ужин так и не начинался.

– Мы кого-то ждём? – поинтересовался Джеймс, косясь на четвёртый бокал.

После его вопроса в квартире раздался звонок.

– Минуту, – произнесла Олсен и отправилась открывать дверь.

– Это лучшая подруга Элизабет, – пояснил Алан. – Она будет главной подружкой невесты.

– Так вот для чего был нужен весь этот марафет. Ты вновь решил меня с кем-то познакомить?

– Что-то вроде того. Я уверен на все сто процентов, ты будешь от неё без ума!

– Что ж, тебе лучше знать.

Элизабет вернулась в гостиную, а за ней следом вошла Линда Лестер. Джеймс замер, он не поверил своим глазам. Линда улыбнулась ему и, как прежде, немного смутилась.

– Присаживайся, дорогая, – Элизабет обратилась к Лестер.

Линда села за стол напротив Джеймса и посмотрела ему в глаза. Фокс, как и минутой ранее, не мог вымолвить ни слова.

– Здравствуй, Джеймс, – улыбнулась Линда.

Джеймс, молча, смотрел на неё.

– Джеймс, – Алан толкнул парня.

– Привет, Линда, – наконец очнулся он.

– Так-то лучше, – засмеялся Алан. – Итак, предлагаю выпить за мою невесту, прекрасную Элизабет!

Сендлер разлил вино по бокалам, и их хрустальный звон разнёсся по всей уютной гостиной. Спустя час разговоров, смеха, шуток и веселья девушки удалились на кухню приготовить чай с тортом.

– Почему ты мне не сказал, что Линда лучшая подруга Лиз? – Джеймс накинулся на Алана.

– Я сам об этом узнал только тогда, когда мы вернулись с Багам, а ты в это время был в Ливерпуле, – оправдался друг.

– Ты мог меня предупредить, когда звал на этот ужин, – злился Джеймс.

– И тогда бы мне не пришлось тебя так долго уговаривать выглядеть достойно?

– Нет, тогда бы я вообще сюда не пошёл!

– Слушай, проводи её сегодня домой.

– Ты сумасшедший?! Она замужем! Я вообще не понимаю, зачем ты меня позвал? Интересно наблюдать, как я мучаюсь?!

– Успокойся! Проводи её сегодня домой, поверь мне, Джеймс, ты многого не знаешь. Элизабет сказала мне что…

Алан замолчал, потому что в гостиную вернулись подруги. За чаепитием друзья рассказывали друг другу каверзные сюжеты из своей жизни. Вскоре Линда засобиралась домой, Джеймс заметил это и взглянул на Алана. Тот, кивая головой в сторону девушки, подмигнул Фоксу.

– Линда, ты не возражаешь, если я тебя провожу? – неуверенно поинтересовался Джеймс, помогая девушке надеть пальто.

– Она будет только рада, – ответил Алан.

– Алан! – Элизабет оборвала парня. – Они взрослые люди, вполне разберутся сами.

– Я, действительно, буду только рада,– улыбнулась Линда и посмотрела на Джеймса.

– Вот! А что я говорил! – крикнул Алан, провожая пару за дверь.

Джеймс и Линда вышли на улицу и отправились в сторону дома девушки. По дороге Джеймс молчал, Линда из-за этого чувствовала себя сжато и дискомфортно. Она не могла понять, зачем девушке предлагать проводить её и при этом вести себя так, будто у тебя отрезан язык.

Фокс ощущал себя точно также. Он не понимал, зачем он вообще отправился провожать несвободную особу, в то время, когда её надо выбросить из своей головы и души.

– Как съёмки на Багамах? – спросила Линда, тем самым пытаясь начать разговор.

– Отлично, – ответил Джеймс, чувствуя себя в два раза глупее прежнего. – Что у тебя нового?

– После «Звёздного часа» много чего. Роли так и сыплются одна за другой, а за всё это спасибо вам.

– Без твоего таланта ничего подобного бы не было, открою тебе секрет, мы здесь не причём. Кого сейчас играешь?

– Отрицательную героиню. Это ново для меня.

– Очень интересно. Расскажи, - попросил Джеймс.

– Я королева тьмы и … – начала девушка.

Увлёкшись её рассказом, Фокс не заметил, что они уже десять минут стоят у подъезда Линды.

– Вот мы и пришли, – улыбнулась девушка.

– Похоже на то, – Джеймс посмотрел на дом, в котором и жила сказочная красавица. – Что ж, мне пора.

– Ты не поднимешься? – удивилась Лестер.

– Нет, – однозначно ответил парень.

– Хорошо, увидимся на свадьбе, – Линда пыталась не показывать того, что она глубоко обиженна, но у неё это плохо получалось. Девушка поднялась по крыльцу и вошла в подъезд.

– Вот дурак! – сам себе сказал Джеймс и бросился за Лестер. Он догнал её, когда она стояла напротив своей квартиры и искала в сумочке ключ.

– Прости, – прошептал молодой человек.

– Я не понимаю, за что ты извиняешься, – солгала Линда и достала ключ.

– Ты обижена на меня, но я отказался подняться лишь потому, что ты замужем, и мне не хотелось бы ставить тебя в неловкое положение, – ответил Джеймс.

– Я замужем? – засмеялась актриса. – И кто тебе такое сказал?

– В твоём театре девушка, даже не знаю, как её зовут, а потом какая-то Карла это подтвердила, – объяснил парень.

– Карла, – Линда с грустью покивала головой и открыла квартиру. – В нашем театре, как и во всём мире, есть «доброжелатели». А тебе можно было спросить напрямую у меня, что тебя интересует. И кто же мой муж?

– Риккардо, – ничего не понимая, ответил Джеймс.

– Риккардо мой родной брат, – Линда посмотрела на парня и стала входить в квартиру.

– Постой, – Джеймс остановил закрывающуюся перед ним дверь и вошёл в помещение вместе с девушкой. – Как брат? Вы ведь совсем не похожи.

– Я вижу, ты уже согласен войти, – улыбнулась девушка. – Проходи, я налью нам чай.

Пока Джеймс шёл на кухню, он заметил, что Линда живёт совсем неплохо для начинающей актрисы. У девушки двухкомнатная квартира с новой красивой мебелью. Фокс вошёл на кухню и сел за круглый обеденный стол. Линда поставила чайник и присела напротив парня.

– Мой папа, Питер Лестер, родился в Лондоне в английской семье, он актёр театра и кино, – начала рассказ Линда. – Моя мама, Гансала Орейро, из семьи жарких латиноамериканских кровей Рио-де-Жанейро, она художница. Однажды труппа театра, где играл папа, отправилась с гастролями в Рио. После спектакля папа заглянул в одну из местных галерей, где как раз и проходила выставка маминых работ. Так они и познакомились, влюбились друг в друга, и через месяц папа переехал к маме. Спустя два года родился Риккардо. Когда ему исполнилось восемь лет, папе предложили хорошую роль в Лондоне, и они всей семьёй отправились сюда. Прошёл год, и мама забеременела, а через девять месяцев появилась я. Вскоре родители вернулись обратно в Бразилию, и сейчас живут там. Мы с Риккардо такие до боли разные потому, что он вылитый мама, а я очень сильно похожа на папу. Некоторые особы нашего театра позавидовали тому, что ты мной интересуешься и, воспользовавшись тем, что мы с братом очень разные, заморочили тебе голову.

– Вот это да, – улыбнулся Джеймс, узнав всю правду. – Твоя мама тоже так не любит рок-музыку?

– Откуда такие выводы? – Линда стала наливать чай.

– Ты говоришь, Риккардо очень на неё похож, а по нему не скажешь, что он любитель подобного, – ответил парень.

– Что касается Риккардо, здесь совершенно иная история, – девушка поставила на стол две чашки чая и вновь села напротив молодого человека. – Когда ему исполнилось пятнадцать лет, он увлёкся культурой Марокко, родители думали, это вскоре пройдёт, но это стало его жизнью. В шестнадцать лет он уехал туда и женился. Вот уже двенадцать лет он живёт по тем законам и горит идеей о том, чтобы забрать меня к себе, где я буду вести такую же жизнь, как и женщины той культуры. Когда два года назад родители отпустили меня в Англию, он был просто в бешенстве, кричал, что Европа меня погубит, а воспитание Марокко сделает только лучше и чище. И от этой мысли он не может отказаться до сих пор, поэтому и контролирует каждый мой шаг.

– Как же он отреагировал на то, что ты свидетельница на свадьбе у Элизабет?

– О, лучше не спрашивай! Я уважаю своего брата, но терять из-за него дружбу Элизабет, Алана, Джорджа, Генри и твою не собираюсь!

Джеймс улыбнулся и посмотрел на Линду. Ему очень понравились довольно взрослые рассуждения столь юной девушки. Фокс всегда ценил в людях такое качество, как уважение своих родных, друзей, близких. Не предавать их, а чтобы это получилось, самое главное, не предавать себя, не жить чужим мнением, чужой жизнью, очень важно открыть именно свою дверь.

Наступил торжественный и волнительный момент для Алана и Элизабет, день их венчания. Гости с обеих сторон уже собрались в церкви. Она была украшена тысячью самых разных цветов. В такой светлой и праздничной атмосфере, казалось, была протянута тонкая нить между людьми и Богом. Алан и его шафер Джеймс Фокс стояли около алтаря. Алан не мог скрыть своего безумного волнения, Джеймс всячески пытался его успокоить. Зазвучала красивая мелодия, и в церковь вошла подружка невесты Линда Лестер. Она прошла по залу и остановилась по другую сторону алтаря.

– Прошу всех стать, – объявил священник.

После его слов раздалась торжественная музыка, и на этот раз в церковь, под руку со своим отцом, вошла прекрасная и безгранично счастливая невеста Элизабет Олсен. Проводив к алтарю, отец поцеловал её и передал жениху.

– Прошу всех садиться, – вновь произнёс священник.

После церемонии венчания все гости вышли на улицу, и Элизабет приготовилась бросать букет невесты. Она повернулась спиной и сделала изящный взмах рукой, а через мгновение цветы были в руках у Линды Лестер. Рядом стоящий Джеймс подмигнул ей, в ответ девушка смутилась и опустила глаза.

Из церкви молодожёны и приглашённые на свадьбу отправились в Лондонский ресторан, где всё уже было готово к торжеству. Оттуда Элизабет и Алан поехали в свадебное путешествие, в место, где соединились их сердца, на Багамы.

Линда и Джеймс раньше всех ушли с праздника. Пара отправилась гулять по ночному Лондону. На улице была просто замечательная, полная романтики погода. С тёмного неба падал хлопьями снег, Джеймс и Линда ловили огромные снежинки и смотрели, как они тают на тёплой коже рук. Молодые люди смеялись и рассказывали друг другу забавные истории из своего детства.

– Смотри! Мне кажется, вот та самая большая, – прервав свой рассказ, Джеймс указал в небо.

– Где? – Линда подняла вверх голову и подскользнулась.

Девушка бы непременно оказалась на льду, если бы не мгновенная реакция Фокса. Он подхватил её у самой земли и, наклонившись над ней, поцеловал. Линда ответила на поцелуй. Джеймс обхватил её за талию и поднял девушку вверх.

– Я люблю тебя, моя Линда! – крикнул Фокс.

Девушка засмеялась.

– Я люблю тебя, моя Линда, я очень сильно тебя люблю, – на этот раз прошептал парень, опустив Линду на землю.

– Я тоже тебя люблю, Джеймс, – покраснев от смущения, ответила девушка.

Ближе к утру влюблённые пришли к Линде домой. Всю ночь они гуляли по Лондону.

– Твой чай, – улыбнулась девушка, ставя перед Джеймсом кружку.

– Благодарю, – молодой человек улыбнулся в ответ. – А твой чай?

– Сейчас налью.

Девушка отправилась за чайником, но её остановил неожиданный звонок в дверь.

– Ты кого-то ждёшь? – поинтересовался Джеймс.

– Нет. Пойду, открою.

Линда вышла из комнаты. Подойдя к двери, она открыла её и не поверила своим глазам. За порогом стоял Риккардо.

– Риккардо? – испуганно произнесла девушка.

– Привет, сестрёнка, – улыбнулся парень и внимательно посмотрел на девушку. – Вижу, ты только пришла, а я тебе наказывал прийти как можно раньше.

– Что ты здесь делаешь? – спросила девушка, впуская брата в квартиру.

– Приехал проведать тебя, но ты, кажется, не рада?

– Нет, я рада, просто дело в том…

– Слушай, я так замёрз, налей мне чашку кофе, – попросил Лестер и бесцеремонно прошел в квартиру.

Увидев Джеймса, парень встал, словно вкопанный.

– Что здесь происходит? – вновь обретя дар речи, спросил Риккардо.

– Риккардо, я сейчас тебе всё объясню, – Линда вошла вслед за братом.

– Здравствуйте, Риккардо! – поприветствовал Джеймс.

– Я, по-моему, задал тебе вопрос? – грубо ответил мужчина Фоксу.

– Я сейчас тебе всё объясню, – повторила Линда.

– Вижу, нормального разговора у нас с тобой не получится, – Джеймс подошёл к Риккардо, а затем посмотрел на испуганную до ужаса девушку. – Линда, успокойся, я сейчас сам всё объясню в первый и последний раз. Риккардо, я люблю твою сестру.

– Тоже мне новость, – усмехнулся парень. – За эти два года, таких как ты, любящих, у неё был десяток! Запомни, ей в этой стране надо только получить образование, а после она уедет, и будет жить совершенно другой жизнью.

– Нет, – вдруг тихо, но в то же время твёрдо произнесла девушка. – Риккардо, всё изменилось. Я тоже люблю Джеймса и хочу быть с ним, хочу жить своей жизнью, своей, а не той, которую придумал для меня ты!

– Что?! – Лестер не верил своим ушам. – Ты с ума сошла! Он рок-музыкант! А знаешь, что это значит? Не знаешь, так я тебя просвящу. Где рок-музыка, там всегда наркотики, алкоголь и девушки совершенно не твоего круга! Такие типы, как он, вертятся среди длинноногих моделей. Линда, одумайся, уже через месяц он бросит тебя!

– Ты всё сказал, – спокойно произнёс Джеймс. – А теперь послушай меня! Не надо равнять всех людей. Да, я не спорю, есть и такие музыканты, но это не про нас с ребятами. Мы по-другому воспитаны, мы любим и ценим то, чем занимаемся, как и саму жизнь! Я только три года назад стал знаменит, а до этого помогал отцу в порту. И поверь, там далеко не всегда было легко.

– И это должно меня растрогать? – съязвил Риккардо.

– Нет, – ответил Фокс. – Просто научись не лезть в чужой монастырь со своим уставом.

– Ты, умник! – Риккардо схватил Джеймса за ворот пиджака и подтащил к себе.

Джеймс не остался в долгу и сделал тот же самый жест.

– Остановитесь! – Линда толкнула парней в разные стороны и попыталась прикрыть Джеймса.

– Линда, отойди! Я выкину его из твоей квартиры! – крикнул Лестер.

– Риккардо, пожалуйста, прости меня, но сейчас уйдёшь ты, – с болью ответила сестра.

– Хорошо, – после недолгого молчания согласился мужчина. – Но потом, когда он тебя оставит, не плачь в мамину жилетку!

Риккардо ушёл, громко хлопнув дверью квартиры.

Джеймс заметил на лице Линды слёзы. Парень подошёл к ней и нежно обнял.

– Успокойся, родная. Всё будет хорошо, – прошептал Фокс.

По улицам Лондона гулял прекрасный майский день. Джеймс вышел из ювелирного магазина, улыбнулся и посмотрел на безоблачное небо. Солнце словно улыбалось ему в ответ, проливая в душу свой яркий свет. Вся боль осталась там, где ей и место – в прошлом. Впереди – настоящая дорога, проложенная в будущее, задорно смеющимися ангелами. Он вошёл в телефонную будку и набрал номер своей квартиры.

– Алло, – на том конце послышался голос Линды.

– Привет, дорогая, – поприветствовал Фокс. – Хотел убедиться, что ты у меня.

– Привет, любимый, – ответила Линда. – Да, я уже здесь. Как скоро ты придёшь?

– Минут через десять буду.

– Прекрасно. Джеймс, я вчера оставила у тебя свои серьги, не подскажешь, где они?

– В письменном столе, в верхнем шкафчике.

– Поняла. Жду тебя, – улыбнулась Линда и, повесив трубку, направилась искать серьги.

Подойдя к столу и открыв шкаф, девушка с лёгкостью обнаружила там пропажу. Линда уже собиралась закрывать шкаф, но её внимание привлёк женский журнал «Город ангелов». Взяв его, девушка увидела ещё десятки подобной макулатуры. Линда не могла не заметить на их обложках одну и ту же девушку. Когда Линда достала все журналы, под ними она обнаружила старые фотографии, на которых были Джеймс, какой-то парень и та самая особа с обложки журнала. Рядом лежала тетрадь, она была вся исписана одним именем «Венде».

– Родная, я дома, – в квартиру вошёл Джеймс и увидел Линду с тетрадью в руках и разбросанными вокруг неё журналами и фотографиями.

– Джеймс, прости. Я искала серьги, а тут эти журналы и.… В общем, я не хотела лезть в твою личную жизнь, – начала оправдываться девушка. – Пожалуй, мне пора.

– Как пора? Куда ты уходишь?

– Не знаю, но я не хочу занимать чужое место в твоём сердце. Риккардо был прав, я не из твоего круга.

Линда быстрым шагом направилась к двери.

– Постой, – Джеймс задержал её и усадил на диван.

Парень взял фотографии найденные Линдой и, присев рядом с ней, начал рассказ.

– Это мой друг детства Томас Стивенсон, – Фокс указал на парня на снимке. – Мы оба родились в Ливерпуле, учились в одном классе. Когда нам исполнилось по четырнадцать, в наш городок переехали Льюисы со своей дочерью Венде. Ей было столько же лет, сколько и нам, поэтому её определили в наш класс. Без сомнения, Венде была самой красивой девочкой в Ливерпуле, и, конечно, все парни сразу в неё влюбились, не исключая меня и Тома. Обычно у нас с ним так и было, сначала влюблялись в одну девчонку, но позже кто-то из нас переключался на её подругу. Но с Венде всё оказалась совершенно иначе. Шли годы, но мы оба так и не теряли этого светлого чувства к ней, и Том предложил некоторую договорённость: девушка сама выберет одного из нас, а другой, в свою очередь, не будет мешать. Так и случилось. Когда нам исполнилось по двадцать, Венде вышла замуж за Тома. Они уехали жить в Лос-Анджелес. Он открыл свою мебельную фабрику, а она стала моделью. Все эти годы я продолжал любить её, пока не встретил тебя.

Линда, молча, смотрела на Джеймса.

– Ты мне не веришь? – тяжело вздохнув, спросил Фокс. Он встал с дивана и принёс один из журналов.

– Видишь, – парень указал на дату. – Июль 1969 год. Я перестал собирать журналы с её изображением именно тогда, когда познакомился с тобой.

Линда продолжала молчать. Собрав все журналы и тетрадь, исписанную именем рыжей красавицы, Джеймс пошёл на кухню и там опустил всё это в мусорное ведро.

– Что ты делаешь? – поинтересовалась Линда, войдя на кухню.

– Отправляю прошлое туда, где ему и место, – ответил парень и пристально посмотрел на девушку. – Я люблю тебя, Линда, и мне никто кроме тебя не нужен. Больше я ничего не могу сказать.

– Больше ничего и не надо, – улыбнувшись, Лестер подошла к Джеймсу. – Я тебе верю.

Глаза Фокса засияли от счастья.

– Я хотел подождать до вечера и сказать это в более романтичной обстановке, но раз всё так вышло, – Джеймс достал из кармана пиджака коробочку с обручальным кольцом и опустился перед девушкой на одно колено. – Линда, ты станешь моей женой?

– Да, – не думая ни минуты ответила девушка.

– Я так счастлив! – Джеймс поднялся с колена и поцеловал невесту.

В особняке Стивенсонов раздался звонок. Венде открыла дверь.

Это была Эшли Паркер.

– А, это ты. Проходи, – вместо приветствия произнесла Льюис и пошла вглубь особняка.

– Вижу, ты, как всегда, «рада» меня видеть, – Эшли вошла в дом и закрыла за собой дверь. – Венде, можешь объяснить, что происходит?

– А, что происходит? – Венде опустилась на диван.

– Это я у тебя и спрашиваю, – Паркер села напротив неё. – Как-никак, мы с тобой близкие подруги, а ты ведёшь себя так, будто я тебе никто.

– Знаешь, моя дорогая, подруги так не поступают!

– Как?

– Подло!

– Я тебя не понимаю.

– Мы же вместе собирались достигать высот в модельном бизнесе? А после того, как ты родила и стала модной домохозяйкой, Грэг перестал спонсировать «Город ангелов», и они на грани развала, я уже два месяца сижу без работы.

– И ты меня в этом упрекаешь? Мы с Грэгом давно хотели этого ребёнка, и моя семья мне намного важнее какого-то там модельного бизнеса! Может, и тебе стоит задуматься о ребёнке? Я знаю, что Томас довольно давно ждёт прибавления в вашей семье.

– Ты что, совсем с ума сошла! Я не собираюсь губить свою молодость, тратить её на пелёнки и вечно орущих детей!

К девушкам подошёл дворецкий.

– Что тебе? – грубо спросила Венде.

– Свежая газета, мисс Льюис, – ответил мужчина.

– Оставь здесь, – девушка указала на журнальный столик, стоявший рядом с диваном.

– Хорошо, – дворецкий выполнил указания и удалился.

Взгляд Венде упал на газету. Там на первой полосе большими буквами было написано: «Джеймс Фокс женится! Четвёртый «Малыш в чёрном» нашёл свою судьбу в лице молодой, очаровательной актрисы театра и кино Линды Лестер!» А под заголовком была размещена фотография счастливых Джеймса и Линды.

– Что! – Венде схватила газету. – Женится? Этого просто не может быть! Мне знакомо её лицо, где же я её видела?

– Можно, – Эшли забрала газету и посмотрела на снимок. – Это актриса, сыгравшая в фильме «Звёздный час», и она же была подружкой на свадьбе у Элизабет Олсен.

– Точно! Я видела фотографии со свадьбы Сендлера, эта серая мышь Лестер постоянно вертелась около Джеймса, но я даже не могла подумать, что у них всё так серьёзно.

– Что ж, порадуйся за них. Твой друг тоже имеет право на счастье.

– Друг? Он любил меня почти десять лет! Я его идеал! Этой свадьбе не бывать!

– Венде, ты же не собираешься говорить ему об этом?

– Он и сам всё прекрасно знает, а вот ей не мешало бы рассказать, чьё место она собирается занять!

– Венде, ты не сделаешь этого, – испуганно произнесла Эшли.

– Ты совершенно меня не знаешь, подруга, – громко засмеялась Венде. – Там написано, свадьба через месяц, вот и прекрасно!

Наступило 20 июня, день свадьбы Джеймса и Линды. Накануне в Лондон прибыли родители двух сторон. С Мартой и Кристофером Джеймс познакомил Линду после месяца их романа. Линда представила жениха Гансале и Питеру только вчера. Джеймс очень понравился родителям Лестер, они разглядели в нём, очень положительного, человека.

На венчание прилетел и Риккардо. Хотя мужчина по-прежнему был не согласен с выбором сестры, ради её счастья он переступил через свои принципы и принял Джеймса.

В церковь, Джеймс, в сопровождении родителей, шафера Алана, Генри и Джорджа прибыл первым. Минут через двадцать подъехал автомобиль с Линдой, её родителями и подружкой невесты Элизабет Сендлер.

Недалеко от церкви за всем происходящим пристально следила Венде Льюис. Заметив Линду, она быстрым шагом направилась в сторону церкви.

– Венде!

Девушку окликнул знакомый голос. Она обернулась и увидела Эшли Паркер.

– Эшли? – Венде очень удивилась. – Что ты здесь делаешь?

– Я привезла тебе это, – девушка протянула конверт.

– Что это?

– Открой, это очень важно.

– Давай позже, – Венде посмотрела на Линду. – Я сейчас занята.

– Это очень важно, – повторила подруга.

– Хорошо, – Льюис порвала конверт.

Венде достала из конверта бумагу и принялась читать. С каждой прочитанной строчкой её глаза становились всё более счастливыми.

– Здесь сказано, что меня приглашают в модельное агентство «Высокая мода» в Париж сниматься для их компании. Это же лучшее агентство мира. Ты шутишь? – недоверчиво спросила Льюис.

– Нет. Это всё серьёзно, – даже не улыбнувшись, ответила Эшли. – Я попросила Грэга, и он выступил в роли твоего спонсора. Оказалось, что тебя уже давно хотят видеть в Париже.

– Это просто великолепно! – крикнула Венде.

– Рада за тебя, – сухо произнесла Паркер и направилась к чёрному лимузину. Сделав два шага, она обернулась. – Теперь ты не разрушишь им жизнь?

– Так ты что, всё это сделала только ради них, подруга?

– Да, Венде, ради них. Каждый человек заслуживает счастья, и ты не в праве его рушить.

– Будь спокойна. Они мне больше не нужны!

– Прекрасно, – Эшли села в машину. – И знаешь, Венде, ты права, мы не подруги, наши взгляды на жизнь очень разные, и теперь я стала это остро ощущать. Прощай!

Эшли закрыла дверь машины, и та скрылась за домами. Ошарашенная словами подруги, Венде ещё пару минут постояла, затем вызвала такси и отправилась в аэропорт. А безумно счастливая Линда Лестер, под руку со своим отцом, вошла в церковь.

Глава 7

Утреннее солнце Лос-Анджелеса заглянуло в окна особняка Стивенсонов. Его лучи нежно пробежались по лицу Томаса, этим самым разбудив его. Молодой человек посмотрел на часы, стрелки показывали семь часов утра. Том поднялся с кровати, принял душ и спустился к завтраку. Прошло четыре года с тех пор, как Венде уехала в Париж. За это время девушка была дома лишь три раза. Два года назад Стивенсон распустил всю прислугу дома, и особняк стал тихим и холодным.

Томас налил себе кофе, и в этот момент вошёл его близкий друг Леонард Паттисон.

– Ну, привет, одиночество! – улыбнулся друг.

– Привет, – Том был рад его видеть. – Почему так рано?

– Позже тебя дома уже не застанешь. Ты же у нас всё свое время посвящаешь работе, – Лео отправился наливать себе кофе.

– А почему без разрешения? – смеясь, Том указал на поступок Леонарда.

– Мне можно, – смеясь, ответил друг. – Послушай, дружище, может, уже хватит киснуть?

– Я не кисну, а работаю. Это две разные вещи.

– А для меня так никакого отличия! – Лео сел напротив Тома. – Всё ждёшь Венде?

– Конечно, жду. Здесь её дом, она моя жена.

– Ну да, жена, – усмехнулся Паттисон. – Ты хоть иногда телевизор смотришь?

– Естественно. Мне надо знать, что происходит на торговых рынках.

– Я не про это. Ты смотришь тот канал, где показывают парижскую моду?

– Нет, а что там?

– О-о-о, много чего интересного, советую посмотреть.

– На что ты намекаешь?

– Ни на что, просто посмотри на досуге. А сейчас вот что, я хотел тебе предложить поехать сегодня на танцы и как следует отдохнуть!

– Прости, друг, но я пас. Мой заместитель, Анжелина Блэр, взяла отпуск на три месяца, но вместо себя пока хочет предложить свою дочь, сегодня я с ней знакомлюсь и, скорее всего, до вечера я буду передавать ей дела Анжелины.

– И почему-то я совершенно не удивлён, – вздохнул Лео. – Хорошо. Знаешь, у тебя такой безобразный кофе, поехали в какое-нибудь кафе?

– Вот от этого предложения я не откажусь!

Молодые люди вышли из дома, сели в машину Леонарда и отправились на поиски хорошего кофе. Через несколько минут они сидели в кафе «Лагуна» в ожидании горячего утреннего напитка.

Томас посмотрел на большую фотографию «Малышей в чёрном», висевшую напротив столика друзей.

– Сколько лет вы уже не виделись? – спросил Лео, видя, как Том смотрит на Джеймса.

– С момента нашей свадьбы с Венде. Уже девять лет, – ответил Стивенсон.

– Почему ты не съездишь к нему?

– А зачем?

– Вы друзья.

– Он мне давно не друг. Известность и деньги испортили его. Когда они снимали здесь свой клип, Венде сказала, что он отказался встретиться со мной. Четыре года назад была его свадьба, но меня не было в списках приглашённых, и вообще, я не хочу говорить на эту тему, – не дождавшись заказа, Томас встал из-за стола и направился к выходу.

– Подожди, а как же наш завтрак? – Лео взял две чашки кофе у подходящей к столику официантки и пошёл за другом.

– Молодой человек… – возмутилась девушка.

– Не переживай, красотка, посуду верну, – подмигнул ей Паттисон и, догнав Стивенсона у двери, сунул ему одну из кружек. – Держи!

– Ты с ума сошёл, – посмотрев на друга, произнёс Том. – Уже…

Парень открыл входную дверь и, выходя из кафе, столкнулся с входящей туда девушкой. В ту же секунду напиток из чашки Тома оказался на её белоснежном платье.

– Прошу, простите меня, – извинился Стивенсон.

– А что вы ещё можете сказать в своё оправдание, – незнакомка свысока посмотрела на Тома и вошла в «Лагуну».

– А она ничего, – заметил Леонард, видя как Томас, обернувшись, смотрит на девушку.

– У тебя все «ничего», – съязвил друг, направляясь к машине.

Что-то Тома привлекло в ней. Заставило остановить на ней взгляд. Странное чувство охватило его. Девушка была очень красива, но, несмотря на это, он почувствовал, как от нее исходит тепло. За долгие годы совместной жизни с Венде, он уже забыл о том, что красавицы тоже бывают добрыми и заботливыми.

Лео привёз Тома на фабрику и отправился по своим делам. Стивенсон вошёл в свой кабинет и принялся за прямые обязанности руководителя. Из окна открывался прекрасный вид на властный океан Лос-Анджелеса. На полках из дерева ценнейших пород стояли книги. Роскошная мебель была из черной кожи. Многое изменилось в жизни Томаса за эти годы, но не он сам. Несмотря на огромный достаток, он остался таким же добрым и ничуть не высокомерным. Было лишь одно, в чем он с каждым годом все больше и больше нуждался – любовь и уважение жены. В ходе работы Томас поймал себя на мысли, что впервые за свою жизнь он думает о ком – то, кроме Венде. Из его головы не выходила та девушка, которую он встретил час назад.

Томас поднялся из-за стола, подошёл к окну и посмотрел вдаль. Молодой человек вспомнил о словах Лео. Неуверенным шагом Томас подошёл к телевизору и включил ту программу, о которой рассказывал ему друг. На экране он тут же увидел свою жену в объятиях высокого голубоглазого брюнета, спортивного телосложения.

– Венде Льюис продолжает покорять мужские сердца, – произнёс голос за кадром. – На этот раз перед рыжеволосой красавицей не устоял тридцатипятилетний бизнесмен Николс Хартли. Мистер Хартли родом из Лондона. В двадцать пять лет мужчина приехал в Париж и сказочно разбогател. Также мы напоминаем, что у мисс Льюис имеется муж, но судя по её многочисленным романам, он лишь формальность и…

Томас выключил телевизор, подошёл к телефону и набрал парижский номер Венде.

– Алло, – в трубке раздался женский голос.

– Я могу услышать мисс Льюис? – спросил Том.

– Кто её спрашивает? – поинтересовались на том конце провода.

– Эээ…, друг, – солгал парень.

– Мисс Льюис уехала с мистером Хартли, ей что-нибудь передать?

От услышанного, Том почувствовал резкую боль в груди. Она пронзила его сердце словно стрела.

– Нет, спасибо, – Томас положил трубку и опустился в своё кресло.

– Том, – в кабинет вошла Анжелина. – У тебя всё в порядке?

Женщина заметила бледное лицо мужчины.

– Да, – попытался улыбнуться Том. – А где твоя дочь? Она передумала?

– Нет, нет, она будет с минуты на минуту. Представляешь, по дороге сюда она заскочила в кафе, и какой-то идиот пролил на неё кофе!

После её слов раздался стук в дверь.

– О, это она, – обрадовалась женщина, открывая дверь. – Том, знакомься, моя дочь Барбара Блэр!

В помещение вошла та самая особа, чьё платье испортил Стивенсон.

Барбара была стройной двадцатилетней блондинкой с тёмно-синими глазами, чуть пухлыми губками, нежными чертами лица и родинкой над верхней губой.

Том и Барбара полминуты, молча, смотрели друг на друга, после чего громко рассмеялись.

– Вы знакомы? – поинтересовалась Анжелина.

– Тот идиот, проливший кофе на твою дочь, сейчас находится здесь, – ответил Стивенсон, продолжая смеяться.

Затем он подошёл к Барбаре.

– Том, – мужчина протянул ей свою руку.

– Барбара, – девушка ответила ему тем же.

– Думаю, теперь у меня будет время найти то, что сказать в своё оправдание, – Том поцеловал девушке руку.

Те три месяца, что Барбара замещала свою мать, пролетели незаметно. За это время Том и Барбара очень сблизились. Томас впервые за несколько лет почувствовал себя нужным. В последний вечер перед уходом Барбары молодые люди задержались на фабрике, и оба не находили себе места. Барбара подошла к кабинету босса, но не решалась войти. С другой стороны двери происходила аналогичная ситуация. Том никак не мог набраться храбрости, выйти и поговорить с девушкой. Помешкав ещё минуту, парень открыл дверь.

– Томас, – Барбара вздрогнула.

– Барбара, что ты делаешь, – Томас тоже не ожидал увидеть девушку около кабинета.

– Я, я, эээ, я потеряла серёжку, – придумала Блэр.

– Ясно, – Том посмотрел на уши девушки и, увидев два украшения, улыбнулся.

Барбара смутилась и прикрыла одно ухо рукой.

– Барбара, похоже, мы ведём себя как дети, – Томас провёл рукой по её волосам. – Пойдём в кино?

– С удовольствием, – улыбнулась девушка.

Томас и Барбара вошли в особняк Стивенсонов. В гостиной был приготовлен романтический ужин для двоих. Стол пестрил изысками. Деликатесы, мясные блюда и морепродукты, десерты, дорогое вино из коллекции хозяина дома и, конечно же, обилие фруктов и ягод, которые так любила Барбара.

– Как красиво, – улыбнулась девушка, увидев сюрприз.

– С праздником, любимая, – Том протянул Барбаре букет красных роз. – Сегодня ровно год, как мы познакомились!

– Спасибо, – Блэр поцеловала мужчину. – Надеюсь, ты не прольёшь на меня кофе?

– Если только вино, – засмеялся Том, наполняя бокалы.

Раздался стук в дверь.

– Кто-то пришёл? – спросила Барбара.

– Наверное, Лео. Как всегда вовремя! – Том сделал недовольное лицо.

В гостиную вошла Венде Льюис.

– Так, так, – произнесла девушка, бросив свою дорожную сумку. – Я смотрю, ты времени зря не теряешь!

– Венде? Что ты здесь делаешь? – Томас не ожидал увидеть жену.

– Мой дорогой, ты, наверное, забыл, я здесь живу, – Венде подошла к мужчине и обняла его. – А вот что она здесь делает?

– Я тебе сейчас всё объясню, – начал оправдываться Том.

– Я не хочу ничего слушать, – Венде оттолкнула мужа. – Просто выгони её!

– Не стоит себя утруждать, – Барбара посмотрела на Тома. – Я сама уйду!

– И побыстрее, – Льюис толкнула девушку.

Барбара выскочила из дома, Том последовал за ней.

– Барбара, подожди, – мужчина схватил её за руку.

– Не смей меня трогать! – крикнула девушка. – Тебе ведь нравится валяться в ногах несравненной Венде Льюис! Я не буду тебе мешать!

– Ты всё не так поняла! Она пока ещё моя жена…

– А кто я? Игрушка? Кто? Я тоже хочу семью!

– Любимая, подожди немного…

– И что? Мне нет места в твоём сердце.

На лице Барбары заблестели слёзы. Девушка бросила букет, подаренный Томом, и выбежала с территории особняка. Ещё немного постояв на улице, Томас вошёл в дом. Венде сидела на стуле, сложив свои длинные ноги на стол, и пила вино.

– Ты надолго приехала? – Том посмотрел на дорожную сумку супруги.

– Не поверишь. Навсегда.

– Что-то случилось?

– Мне исполнилось тридцать лет, и «Высокая мода» не согласились продлить со мной контракт. Видишь ли, на смену пришли более молодые.

– Ясно. Венде, нам надо серьёзно поговорить.

– Я очень устала. Давай сделаем так, я тебя просто прощу, и всё будет как прежде.

– Нет, Венде, ты меня не поняла. Это я прощу тебя, но как прежде уже ничего не будет.

– Что ты имеешь в виду?

– Венде, ты потрясающая женщина, – Том сел напротив Льюис. – Многие мужчины не могут устоять перед твоей красотой, и я в том числе, но есть то, что отличает меня от всех остальных…

– И что же это? – Венде посмотрела на парня.

– Я больше не болен тобой, – Том встал со стула. – Я излечился!

– Ты шутишь?

– Нет. Я люблю другую девушку, и я подаю на развод.

Венде, молча, смотрела на Стивенсона. Она не ожидала такого поворота судьбы.

– Ты можешь не переживать, дом и машину я оставлю тебе, – продолжил Том. – Себе заберу фабрику. Это дело всей моей жизни, в него я вложил душу.

– Том, любимый, – Венде подбежала к мужчине и обняла его. – О чём ты говоришь? Какой развод? Через два месяца десятая годовщина нашей свадьбы.

– Забудь, – Том скинул с себя руки девушки. – Вещи я заберу позже.

Мужчина направился к выходу.

– Ну и катись!!! – Венде крикнула ему вслед. – Она тебе никогда не заменит меня! Тебе никто не сможет заменить меня!

Венде услышала, как хлопнула входная дверь, и заплакала. Она подошла к телефону и хотела набрать номер Эшли Паркер, но вспомнив о том, что пять лет назад подруга попрощалась с ней, разрыдалась ещё больше.

Спустя две недели Томас позвонил в дверь квартиры Анжелины. Ему открыла Барбара.

– Привет, – улыбнулся парень. – Я безумно рад тебя видеть.

– Мамы нет дома, – сухо ответила девушка.

– Я к тебе, – Том протянул букет роз.

– Мне не о чем с тобой говорить, – Барбара попыталась закрыть дверь.

– Барбара, постой, – Том остановил рукой закрывающуюся дверь. – Я не займу у тебя много времени. Мне нужно кое-что тебе показать, поехали со мной, пожалуйста.

– Хорошо, Том, – немного поколебавшись, согласилась Блэр.

Через двадцать минут пара вышла из машины около какого-то роскошного особняка.

– И зачем мы здесь? – не поняла девушка. – Чей это дом?

– Наш, – Том улыбнулся и протянул Барбаре ключ.

– Наш? – девушка неуверенно взяла его.

– Да. Два дня назад я развёлся с Венде, и… – Томас достал обручальное кольцо. – Барбара, я люблю тебя, выходи за меня замуж!

Девушка улыбнулась и поцеловала Томаса.

Венде подошла к двери квартиры Джеймса Фокса и нажала на кнопку звонка. Ей никто не открыл. Девушка повторила попытку.

– Зря стараетесь, дорогая, – произнесла идущая по лестнице дама в возрасте.

– А где все? И когда будут? – поинтересовалась у неё Льюис.

– Джеймс уехал, будет часа через два. Линда в Рио-де-Жанейро, вернётся завтра утром.

– Говорите через два часа. Прекрасно. Я зайду позже.

Выйдя из дома, Венде отправилась по своим делам. Спустя два часа она вновь была у дома музыканта. Наконец, появился Фокс.

– Привет, Джеймс, – поздоровалась Венде, когда мужчина вышел из машины.

– Венде? – Фокс не поверил собственным глазам.

– Да, – улыбнулась девушка.

– Я… Я рад тебя видеть, – Джеймс обнял Льюис и внимательно посмотрел на неё. За эти девять лет, что они не виделись, рыжая красавица совсем не изменилась, она, как и прежде, была очень хороша.

– Что ты делаешь в Лондоне? – спросил Фокс.

– Приехала по делам и решила заскочить к старому другу, – улыбнулась Венде.

– Ты всё правильно сделала. Идём, выпьем по чашке чая.

– Не откажусь!

Джеймс и Венде поднялись в квартиру Фокса.

– Присаживайся, – Джеймс бросил ключ на журнальный столик.

– Я сейчас принесу нам чай.

Мужчина удалился, а через пять минут вернулся с ароматным напитком.

– Где твоя жена? – спросила Венде, беря свою кружку.

– Линда в Рио, в гостях у своих родителей, завтра утром вернётся, – ответил Джеймс.

– Как у вас дела? Не ругаетесь?

– О, нет! Это не про нас! Она потрясающая женщина. Моя Линда мне и супруга, и вторая мама, и друг. Я не представляю без неё свою жизнь. Сейчас она на протяжении двух недель в Бразилии, и я не нахожу себе место. Это слишком большой срок расставания для нас.

– Очень рада за тебя, – Венде тяжело вздохнула и опустила глаза.

– Похоже, у тебя что-то случилось? – Джеймс заметил перепады настроения девушки.

– Если не считать того, что я потеряла работу, и меня бросил муж, то всё в полном порядке! – Льюис издала что-то похожее на смех.

– Бросил муж, – Джеймс подавился чаем. – Я ничего не понимаю. Расскажи всё по порядку.

– Особо говорить и не о чем. Просто в один прекрасный день я вернулась из Парижа, а мой Том развлекается с другой девушкой. Все эти пять лет, пока я зарабатывала деньги, он жил в своё удовольствие. При разводе он собирался забрать всё и оставить меня на улице. Я с трудом отстояла свой дом, – Венде заплакала. – Джеймс, можно воды?

– Да, конечно, – мужчина удалился и вернулся со стаканом минеральной воды. – Я не могу поверить, что Том на такое способен!

– Он на многое способен, – всхлипывала Венде. – Ты его совершенно не знаешь!

– Венде, я прошу тебя успокойся. Я уверен у тебя всё наладится,- Фокс попытался найти подходящие слова.

– Спасибо, – девушка вытерла слёзы. – Джеймс, я сегодня возвращаюсь в Лос-Анджелес, ты можешь отвезти меня в аэропорт?

– Нет проблем, – улыбнулся мужчина.

Джеймс и Венде допили чай, после чего Фокс отвёз её в аэропорт.

– Когда у тебя рейс? – спросил Джеймс, когда пара вошла в зал ожидания.

– Через час, – ответила Венде.

– Чёрт! У меня через десять минут репетиция, – Фокс посмотрел на часы. – Я не смогу тебя проводить.

– И не надо, – улыбнулась Венде. – Ты и так сделал для меня очень много. Я нуждалась в том, чтобы меня выслушали.

Венде обняла Джеймса.

– Мне очень приятно быть для тебя полезным, – Фокс тоже обнял девушку. – Надеюсь, ещё увидимся?

– Несомненно!

Венде пошла вглубь зала. Джеймс проводил её взглядом. Такую он видел её впервые: нежную, скромную и беззащитную. Фокс вышел из аэропорта, сел в машину и отправился в студию. Джеймс опоздал на репетицию. Как только он вошёл в студию «Малышей в чёрном», недовольный взгляд Ричарда Смита моментально устремился на него.

– Я терпел эти вечные опоздания, когда вы были глупыми мальчишками, – начал разоряться Смит. – Но сейчас, Джеймс, сейчас ты взрослый тридцатилетний мужчина…

– Может, хотя бы поэтому ты не будешь отчитывать меня как ребёнка? – перебив менеджера улыбнулся Фокс.

– Я всегда говорил, что Сендлер на тебя плохо влияет! – Ричард посмотрел на Алана. – Пять минут перерыв!

Смит вышел из кабинета.

– Пожалуй, и я пойду, выпью кофе, – Генри положил барабанные палочки.

– Я с тобой, – Джордж отправился за другом.

– Где тебя носит? – спросил Алан, когда все ушли. – Я час слушал о том, какой я плохой.

– Прости, друг, – засмеялся Джеймс. – Я отвозил Венде в аэропорт.

– Что? – медленно произнёс Алан, надеясь, что ослышался.

– Она прилетела в Лондон по делам, зашла ко мне, мы выпили по чашке чая, и я отвёз её в аэропорт, – Фокс рассказал всю историю, увидев удивление друга.

– Вот так просто нашла тебя только для того, чтобы выпить чая в твоей компании? – не поверил Алан.

– Да, – грубо ответил Джеймс. Его обидело недоверие приятеля. – Знаешь, её бросил Том.

– О-о-о, – захлопал Сендлер. – Он наш человек! Кто-то же должен был её проучить!

– Как ты можешь так говорить?

– Я сказал правду. Разве не так? Ты забыл, как она любит жевать людей, а потом выплёвывать их?!

– Она изменилась.

– Выросла? Постарела? Похудела? Стала блондинкой?

– Я не о внешности. В ней больше нет коварства и злобы, она очень милая и скромная.

Алан посмотрел на Джеймса, а затем громко рассмеялся.

– О, Боже! Держите меня, – сквозь смех произнёс Сендлер. – Если это всё про неё, тогда я королева Великобритании! Похоже Ричард прав, ты всё тот же наивный двадцатилетний дурачок!

После его слов в кабинет вошли Ричард, Джордж и Генри.

– Перерыв окончен! – крикнул Смит. – За работу «Малыши»!

Из студии Джеймс вернулся поздно вечером. Мужчина безумно хотел спать. Он лёг в кровать и, предвкушая завтрашнюю встречу с Линдой, закрыл глаза.

Фокс шёл по берегу океана Лос-Анджелеса. Над ним простиралось безоблачное небо, а где-то вдалеке кричали чайки. Джеймс остановился, посмотрел на волны, почувствовал дуновение ветра. Вдруг он почувствовал на своём плече чьё-то лёгкое прикосновение. Мужчина обернулся. Рядом с ним стояла та самая кареглазая незнакомка.

– Это ты? – обрадовался Джеймс.

Девушка улыбнулась. В её роскошной улыбке Фокс разглядел грусть. Шатенка провела своей рукой по волосам мужчины, в её поступке была какая-то непонятная жалость к нему.

– Кто ты? – Джеймс взял её за руку.

Не говоря ни слова, девушка указала на что-то позади мужчины. Он обернулся.

– Что ты хочешь мне показать? Я ничего не вижу, – Джеймс вновь повернулся, но девушки уже не было видно.

Фокс почувствовал сильную боль в голове. Он открыл глаза. Оказалось, что голова болит не только во сне. Джеймс приподнялся и посмотрел в окно. На улице шёл дождь. Затем музыкант взглянул на часы. Стрелки показывали 12:45.

– Бог мой, – прошептал Джеймс, вспомнив о том, что пять часов назад должен был встретить Линду.

– Дорогая, прости меня! – крикнул Фокс.

Ему никто не ответил. Мужчина вышел из комнаты и заглянул в гостиную, там было пусто. Затем он вошёл в столовую, но и там никого не было.

– Ничего не понимаю, – произнёс Фокс, держась за больную голову.

Взгляд Джеймса привлекла записка, лежавшая на столе. Он взял её и принялся читать. В письме почерком Линды было написано:

«Джеймс, мы оба знаем, что так будет лучше. Пожалуйста, не ищи меня! Прощай. Линда».

– Что? – Джеймс не поверил своим глазам.

Он вошёл в комнату и открыл шкаф.

– Бред, – мужчина не обнаружил вещей Линды. – Похоже, что я всё ещё сплю!

Фокс проверил остальные места, где супруга хранила свои вещи, но и там он ничего не нашёл.

– Это что, шутка? – Джеймс собрался и поехал к Алану и Элизабет.

Он позвонил в дверь их квартиры.

– Привет! – Алан отворил её.

– Что всё это значит? – Джеймс зашёл внутрь. – Где Линда?

– Что значит, где? – не понял Сендлер.

– Ал, мне не нравятся такие шутки, – грубо произнёс Фокс. – Линда!

– Ты с ума сошёл?! – Алану тоже стало не до смеха.

– Что здесь происходит? – в гостиную вошла Элизабет.

– Где Линда! – крикнул Джеймс.

– Не смей повышать голос на мою жену, – Алан толкнул Фокса на диван. – Успокойся!

– Простите, друзья, – извинился Джеймс.

– Ты можешь объяснить, что всё-таки случилось? – поинтересовалась Элизабет.

– Вчера я вернулся из студии, лёг спать, а когда сегодня проснулся, обнаружил это, – Джеймс протянул записку, оставленную супругой.

– Какой-то бред, – сделал вывод Алан, прочитав записку.

– И я о том же, – согласился Фокс. – Элизабет, ты что-нибудь знаешь?

– Нет. На Линду это совершенно не похоже, – ответила Лиз. – Она была очень счастлива в браке с тобой, ну, по крайней мере, мне так всегда казалось. Знаешь, Джеймс, она, очень скрытная натура, всё всегда старается держать в себе, может, ты её обидел?

– Это исключено, – чуть слышно произнёс Фокс. – Мне надо её найти. Посмотреть ей в глаза. Я должен знать, что произошло в моей семье! Я отправлюсь в Рио к её родителям.

В этот же вечер Джеймс вылетел в Бразилию, но планы там узнать что-то были безуспешны. В особняк Лестеров Фокса не пустила охрана, парни, словно никогда не видели Джеймса, а на все его вопросы о Линде отвечали лишь то, что говорить с ним запретили хозяева дома.

Джеймс четыре месяца прожил в Рио-де-Жанейро. Каждый день он следил за особняком родителей Линды, но самой девушки там явно не было. После Фокс отправился в Марокко. В дом Риккардо его тоже никто не пустил, охрана сказала лишь то, что Линда здесь не появлялась. Не поверив секьюрити Лестера, Джеймс поселился в отеле напротив жилища Риккардо. Прожив там два месяца, он с пустыми руками прилетел в Лондон. По прибытии домой мужчина поставил на уши всю полицию Европы, но Линда Лестер будто провалилась сквозь землю.

Джеймс вошёл в свою квартиру, взял бутылку коньяка, опустился на мягкий диван и включил телевизор.

– Экс прима модельного бизнеса Венде Льюис вышла замуж за самого богатого человека Европы Ника Хартли! На свадьбу мужчина сделал своей невесте огромный подарок в виде её собственного модельного агентства под названием «Венде Льюис», которое уже составило конкуренцию «Высокой моде». Венде и Николс решили жить в замке недалеко от Парижа…, – донеслось из телевизора.

– Вот, я же говорил, у тебя всё наладится, – Джеймс наполнил бокал коньяком и поднял его вверх. – За тебя, Венде!

Глава 8

Алан Сендлер подошёл к двери квартиры Джеймса Фокса, в руках он держал пакет, полный продуктов. Мужчина нажал на кнопку звонка, ему никто не ответил. Алан тяжело вздохнул и открыл дверь своим ключом. Сендлер прошёл на кухню и поставил тяжёлый пакет на стол.

– Привет!

Алан обернулся. В дверном проёме с бутылкой коньяка стоял Джеймс. Внешний вид мужчины оставлял желать лучшего. Он был небрит, его роскошная шевелюра превратилась в копну давно немытых волос.

– Привет, – Алан неохотно поздоровался, доставая из пакета торт. – Вижу, ты вновь пьян.

– А что, у кого-то праздник? – Джеймс увидел торт.

– Праздник, – вздохнул Сендлер.

– Не напомнишь, какой? – Фокс опустился на стул.

– Тебе сегодня исполняется тридцать два года, – ответил Алан.

– С ума сойти! За это надо выпить! – Джеймс сделал глоток из бутылки.

– Джеймс, сколько это будет продолжаться? Ты полтора года не расстаешься с коньяком! Сначала раз в месяц, затем раз в неделю, а сейчас каждый день! Ты на протяжении трёх месяцев не выходишь из своей квартиры, никому не открываешь дверь, не отвечаешь на телефонные звонки. Твои родители с ума сходят, приезжают в Лондон каждую неделю, стоят около твоей двери и умоляют тебя поговорить с ними.

Джеймс посмотрел на Алана и сделал очередной глоток коньяка.

– Ты эгоист, – произнёс Сендлер, увидев поступок Фокса. – Мне пора.

– Ты уже уходишь?

– Да. Мне надо заехать за Элизабет и Полом.

– Кто такой Пол? Хотя нет, не объясняй, я и сам догадался. Он новый бас-гитарист «Малышей». Конечно, я всё понимаю, у вас жизнь продолжается.

Алан усмехнулся и отправился к выходу.

– Что смешного? – Джеймс пошёл за ним.

– Пол – это наш с Элизабет сын, – Алан открыл дверь. – А, что касается группы, то «Малышей в чёрном» больше нет.

Хлопнув дверью, Алан вышел из квартиры.

Утром следующего дня в квартиру Сендлеров позвонили. Алан открыл дверь.

– Привет, – на пороге стоял Джеймс.

– Привет, – улыбнулся Сендлер и посмотрел на друга. – Проходи.

От вчерашнего Фокса не осталось и следа, лишь круги под уставшими глазами. Перед Аланом находился прежний Джеймс Фокс. Мужчина, был вновь ухожен, и от него веяло тонким ароматом дорогого парфюма.

– Дорогой, кто-то пришёл? – в гостиную вошла Элизабет, держа на руках ребёнка. – Джеймс?

– Привет, Элизабет, – поприветствовал мужчина.

– С возвращением, – поздравила женщина.

– Спасибо, – Джеймс подошёл к Лиз и посмотрел на ребёнка. – Это Пол? Сколько ему?

– Два месяца, – ответил Алан.

– Джеймс, присаживайся, я уложу Пола и принесу нам чай, – произнесла Элизабет и удалилась.

– Ал, насчёт «Малышей» ты это серьёзно? – неуверенно спросил Фокс, опускаясь в кресло. – Нас, действительно, больше нет?

– Действительно, – вздохнул Сендлер. – Ричард боролся до последнего. В качестве нашего бас-гитариста люди хотели видеть только тебя. В итоге полгода назад он распустил группу и набрал новую, каких-то юных мальчишек, но они не приносят ему ни успеха, ни заработка.

– Мне нужно встретиться с Ричардом…

– Не стоит. Он не хочет тебя видеть.

– Боже мой! Что же я натворил, – в глазах Джеймса заблестели слёзы. – Прости, друг, прости, если сможешь.

– Забыли, Джеймс, – Алан сел рядом с мужчиной и обнял его. – Друзья для того и существуют, чтобы всё понять и простить.

– А вот и чай, – в гостиную вошла Элизабет и поставила поднос с кружками на журнальный столик. Затем она как-то загадочно посмотрела на Алана, а он на неё.

– Вы что-то скрываете? – Джеймс заметил это. – Я ещё что-то натворил?

– Джеймс… – начала Элизабет.

– Лиз, – Алан перебил её. – Не сейчас!

– Это его жизнь, – женщина недовольным взглядом посмотрела на мужа, потом она перевела взгляд на Фокса. – Тебя ищет Линда. Она уже неделю находится в Лондоне.

– Линда? – глаза Джеймса заблестели. – Она рассказала тебе, почему ушла? Что тогда произошло?

– Нет, – Элизабет покачала головой и протянула Фоксу листок бумаги. – Это номер телефона отеля, где она остановилась. Ты можешь позвонить и договориться о встрече.

– Спасибо, Лиз, – Джеймс взял лист бумаги. – Я позвоню от вас.

– Что ты делаешь? – возмутился Алан, когда Фокс вышел из гостиной. – Он только превратился в нормального человека.

– Пусть лучше он сейчас переживёт это, – ответила Элизабет.

После её слов Джеймс вновь вошёл в гостиную.

– Мы договорились встретиться через пятнадцать минут, – радостно объявил Фокс. – Я пойду!

Джеймс вышел из квартиры Сендлеров и уже через десять минут был в кафе, где Линда назначила ему встречу. Войдя в помещение, он огляделся и, бросив взгляд вглубь зала, увидел сидящую Лестер, за столиком у окна. Сердце мужчины забилось с бешеной скоростью.

– Привет, родная, – Джеймс подошёл к ней и попытался обнять.

– Здравствуй, Джеймс. Не надо, – девушка убрала руки Фокса. – Присаживайся.

Джеймс посмотрел на неё. За эти два года она практически не изменилась, лишь небольшой животик привлёк взгляд мужчины.

– Почему ты ушла тогда? – Фокс опустился на стул, поняв, что супруга не собирается возвращаться.

– Я всё объяснила той запиской и не хочу больше говорить о том, что произошло, – ответила Линда. – Мне нужен развод. Ни на какое имущество я претендовать не буду. Я была в суде, нас могут развести через три дня.

– Линда, дорогая, я прошу тебя, подумай…

– Не о чем думать, Джеймс. Через месяц я выхожу замуж. Я беременна. Моему ребёнку нужна нормальная семья, а я до сих пор ношу твою фамилию.

– Как же так? У нас всё было прекрасно.

– Прекрасно? – возмутилась девушка.

В это время к паре подошёл молодой мужчина лет двадцати семи приятной внешности.

– Дорогая, всё в порядке? – положа свою руку Линде на плечо, поинтересовался он.

– Да, – ответила Лестер. – Джеймс, это мой жених Гарри Леннон.

– Очень приятно, – парень протянул Фоксу руку.

– И мне, – Джеймс неохотно её пожал.

– Мы можем идти? – спросил Леннон у супруги.

– Да, – Линда начала подниматься из-за стола.

– Линда, постой, – Джеймс схватил её за руку. – Что ты делаешь? Я прошу, вернись ко мне! Я люблю тебя!

– Мистер Фокс, – возмутился Гарри.

– Гарри, подожди меня в машине, – попросила Линда.

– Ты уверена? – спросил жених, глядя на Фокса.

– Да, – ответила Линда.

– Джеймс, – начала разговор Линда, когда Гарри удалился. – Дай мне развод. Если когда-нибудь ты любил меня или просто уважал, отпусти меня.

– Скажи, скажи, глядя мне в глаза, что ты не любишь меня, – попросил Джеймс.

– Джеймс, я не люблю тебя, – Линда сказала об этом так, как и просил мужчина, глядя ему в глаза и совершенно не дрогнув.

Джеймс, молча, смотрел на неё.

– Я думаю, на этом мы и закончим эту историю. Прощай, Джеймс, – Линда вышла из кафе.

Фокс посмотрел в окно. Он увидел, как Линда подошла к машине и, поцеловав Гарри, села в неё.

К горлу Джеймса подступил ком. Невыносимая боль пронзила сердце и душу. Мужчина вытер слёзы. Посидев ещё немного в кафе, он направился домой.

Проходя мимо бывшей студии «Малышей в чёрном», сквозь окна Фокс увидел молодых парней, играющих на гитарах и барабанной установке, казалось, таких же беззаботных, какими были они ещё десять лет назад. Затем он разглядел, как ещё один парень вбегает в помещение, Ричард Смит делает недовольное лицо и начинает ему что-то говорить.

Джеймс вспомнил вечно опаздывающего Алана, и его глаза вновь наполнились слезами. Вдруг у Фокса появилось непреодолимое желание исчезнуть или начать жизнь заново, чтобы всё, что ему так дорого, вернулось.

– Джеймс Фокс? – к мужчине подбежала какая-то девушка, её глаза светились от счастья. – Дайте автограф!

– Вы обознались, – ответил Джеймс. – Я не тот, кто вам нужен. Простите.

Джеймс вздохнул, посмотрел на небо, и устало побрёл домой.

Глава 9

Яркое солнце января разбудило Джеймса Фокса. Мужчина открыл сонные глаза, улыбнулся, затем посмотрел на часы и отправился в ванную.

Прошло семь с половиной лет с того момента, как Фокс развёлся с Линдой Лестер. В тот же год он переехал жить в солнечную Австралию, купил себе огромный красивый особняк, в котором живёт с шестидесятилетним другом и по совместительству дворецким Чарльзом и его супругой Марианной, которая следит за всем порядком в доме. Также Джеймс занялся благотворительностью и открыл свою студию, где учит мальчишек и девчонок владеть разными музыкальными инструментами.

Через два года после того, как Джеймс перебрался в Сидней, семья Сендлеров отправилась за ним. Алан и Элизабет открыли свой небольшой ресторанчик, а также Алан помогает другу в его студии.

После переезда на солнечный континент Джеймс почувствовал себя счастливым. Его душа успокоилась. Фокс перестал выступать на большой сцене, отказался от славы и жизни у всех на виду. Бурные виражи его жизни превратились в плавные скольжения. Все попытки Алана познакомить друга с кем-то, так и не увенчались успехом, Джеймсу было хорошо и спокойно с пустотой в душе, казалось, после расставания с Линдой, он разучился любить. Каждый год к Джеймсу и Алану в гости приезжают Генри Поттер и Джордж Норман со своими семьями. Лишь Ричард Смит так и не сумел простить Фокса за распад самой лучшей группы мира «Малыши в чёрном». Кристофер и Марта Фокс тоже обрели гармонию, они были счастливы за сына, их смущало лишь то, что Джеймс в душе так и остаётся одиноким.

Джеймс вышел из ванной и спустился к завтраку. Внизу его уже ждали Алан, Элизабет и их семилетний сын Пол. Жизнерадостный, очень добродушный мальчик с такими же глазами как у отца, но с улыбкой матери. Несмотря на свой ранний возраст он увлекался медициной, успешно применяя свои знания на кошках и собаках.

– Привет, Джеймс, – мальчик обнял мужчину.

– Ну, здравствуй, озорник, – засмеялся Джеймс, подхватывая ребёнка.

– В сорок лет надо уже иметь своих детей, – улыбнулся Алан, похлопав друга по плечу.

– Где-то, я это уже слышал, – ответил Фокс. – И, кстати, сорок мне исполнится только через полгода!

– О, у тебя ещё есть время, – засмеялась Элизабет.

– Прошу к столу, – из кухни вышла Марианна. – Завтрак готов!

После завтрака Джеймс и Алан отправились в студию, Элизабет в ресторан, а маленький Пол в школу.

Вечером после рабочего дня Алан и Элизабет, как и обычно, поехали на ужин вместе с Джеймсом к нему домой.

– Джеймс, в столовой тебя ждёт какая-то дама,–осведомил Чарльз, когда компания вошла в особняк.

– Так, так, – улыбнулся Алан. – А нам только и говорит, что у него нет больше поклонниц! Вот зараза!

– Ал, прекрати, – засмеялся Джеймс. – Я, действительно, не знаю, кто там.

– Сейчас мы это выясним, – Сендлер вошёл в столовую и замер от неожиданности.

Следом за ним вошли Джеймс и Элизабет. За столом сидела Льюис.

– Привет, Джеймс, – поприветствовала она.

– Да-а-а, – протянул Алан. – Думаю, мы с Элизабет сегодня поужинаем у нас в ресторане.

– Думаю, да, – согласилась супруга. – До встречи, Джеймс.

Сендлеры удалились, а Джеймс так и остался стоять как вкопанный.

– Ты ничего не скажешь? – начала разговор Венде.

– Прости, Венде, – наконец вымолвил Фокс. – Я не ожидал тебя увидеть здесь.

Мужчина подошёл к столу и внимательно посмотрел на Льюис. Она выглядела, довольно моложе, своих лет, такая же стройная и подтянутая. Был в её внешности лишь один нюанс, который моментально привлёк взгляд Джеймса. На женщине была надета одежда далеко не от какого-то известного модельера, а обыкновенная, такая, какой пользуется половина представительниц прекрасного пола. Также Джеймс обратил внимание на ногти Венде, они были короткими, что было несвойственно рыжей красавице. У него создалось впечатление, будто ей не хватает средств на дорогой маникюр.

– Ничего страшного, – улыбнулась женщина.

--Ты в Австралии по делам? – поинтересовался Джеймс.

– Нет, – ответила Венде и заплакала. – Джеймс, прошу, помоги мне.

Фокс растерялся. Он налил стакан воды и сел напротив Льюис.

– Венде, успокойся, – мужчина протянул ей воду. – Расскажи, что произошло?

– Девять лет назад я вышла замуж за Николса Хартли, – всхлипывая, начала рассказ женщина. – У нас всё было прекрасно. Но два года назад он подсел на наркотики и начал играть в казино. Сначала ему везло, затем он всё чаще и чаще стал проигрывать. В итоге, чтобы расплатиться с долгами, он продал свою квартиру в Париже, затем моё модельное агентство, этим самым превратив меня в домохозяйку. Позже стали пропадать дорогостоящие вещи из нашего замка. Спустя год этого кошмара всё стало ещё ужаснее, Ник начал меня бить, а когда прошло некоторое время, он решил и из меня сделать наркоманку. Моё терпение лопнуло, и я решила бежать в Лос-Анджелес, но он нашёл меня там, к этому времени уже продав замок. Денег у Николса не было, а долги требовали возвращать, тогда он продал и мой дом в Америке. В Ливерпуль к родителям я вернуться не могла, просто, чтобы не подвергать их опасности. Единственное место, где он меня не найдёт, это здесь. Прости, Джеймс, но мне некуда больше идти.

– Ты, ты всё правильно сделала, – Джеймс был ошарашен рассказом Венде. – Ты можешь пожить у меня.

– Нет, что ты, наверное, у тебя семья, я не хочу мешать.

– Ты и не помешаешь. Я живу с Чарльзом и Марианной.

– А как же твоя супруга? Где Линда?

– Десять лет назад она ушла от меня.

– Как так? Ты же говорил, что у вас идеальная семья.

– Видимо, так считал я один. Знаешь, я не хочу говорить на эту тему.

– Хорошо.

– Ты можешь остаться и жить здесь столько, сколько потребуется. Сейчас Марианна покажет тебе твою комнату. Чувствуй себя как дома и ничего не бойся, здесь ты в полной безопасности.

– Спасибо тебе, Джеймс! Ты спас меня! – Венде обняла мужчину.

Фокс устроил Венде и отправился в ресторан к Сендлерам.

– Ну и как, она, наконец, оставила тебя в покое? – спросил Алан, как только Джеймс вошёл в помещение.

– Она останется у меня жить, – ответил Фокс, подходя к другу.

– Ты что, шутишь? – не поверил Сендлер. – Ты с ума сошёл? Она же ведьма! Змея! Ты снова хочешь пригреть её на своей груди?

– Что за чушь ты несёшь? – грубо произнёс Джеймс. – У неё неприятности.

– И какие? – поинтересовался Алан, хотя ему было всё равно.

Джеймс рассказал историю, которую ему поведала Венде.

– Джеймс, а ты не боишься подвергнуть опасности себя? – спросила Элизабет, выслушав рассказ.

– Нет. Венде мой друг, а не вы ли говорили, что друзьям надо помогать? – Фокс посмотрел на Сендлеров.

– Поступай, как знаешь, – ответил Алан. – Но если она опять подставит тебя, не жалуйся!

Прошло пять месяцев беззаботной жизни Венде в особняке Джеймса. Женщина жила в своё удовольствие. И занималась, как ей казалось, самым важным и нужным делом, которое она так любила – командовала всем и вся. За это время она почувствовала себя полноправной хозяйкой дома, и уходить из него не собиралась.

Поздно вечером Джеймс вернулся из студии. В гостиной его встретил Чарльз.

– Джеймс, надо поговорить, – произнёс мужчина.

– Что-то случилось? – запаниковал Фокс.

– Да, случилось! Только ты один ничего не видишь!

– Успокойся, Чарли, в чём дело?

– Когда эта рыжая бестия покинет твой дом? Она слишком много себе позволяет в твоё отсутствие. Раньше мы в этом доме жили на правах твоих друзей, а теперь превратились в настоящих слуг! Её слуг!

– Не преувеличивай. Да, у Венде характер не подарок, но она многое пережила в своей жизни, и к ней надо быть терпимее.

– Ты, между прочим, тоже многое пережил, и даже больше её, но остался человеком!

– Чарльз, понимаешь, несмотря ни на что, именно она сейчас рядом со мной, – задумался Джеймс.

– Знаешь, с тобой просто бесполезно разговаривать! – обиделся Чарльз и вышел из гостиной.

– Именно она, – повторил Фокс.

Джеймс поднялся на второй этаж и постучал в комнату Венде.

– Да, – послышался голос женщины.

– Венде, это я, – произнёс Джеймс. – Ты не желаешь выпить со мной по бокалу вина?

– Можно, – отозвалась Льюис.

– Прекрасно! Я буду ждать тебя в саду, – обрадовался мужчина и спустился в назначенное место.

Через десять минут туда подоспела и рыжая красавица.

– Присаживайся, – Джеймс нарезал фрукты и разлил по бокалам красное вино.

– За что пьём? – Венде взяла бокал.

– За нас, – Джеймс посмотрел на неё. – Знаешь, тогда, в Ливерпульском парке я думал, что вижу тебя в последний раз. С того момента уже прошло двадцать лет.

– Да. Тогда я была очень молода и сделала неправильный выбор. Вот и вся жизнь коту под хвост, – Венде посмотрела на Джеймса. – Думаю, с тобой было бы всё иначе. Но уже слишком поздно.

– Кто тебе это сказал, – Фокс подошёл к женщине. – Никогда ничего не бывает поздно. Венде, я сейчас не могу признаться тебе в любви, я не хочу тебе лгать, но мы два одиноких человека, и может, судьба даёт нам второй шанс?

– О чём ты?

– Выходи за меня, – улыбнулся Джеймс.

– А знаешь, я согласна, – женщина улыбнулась в ответ.

Джеймс сделал неуверенный шаг ей навстречу и поцеловал её.

На следующий день Джеймс и Венде объявили всем, что 18 июля 1985 года, а значит, через месяц состоится их венчание.

После такого объявления Алан подумал, что друг сошёл с ума. Марта и Кристофер неделю не могли оправиться от шока. Но, тем не менее, несмотря на все доводы против Льюис, началась подготовка к свадьбе.

Венде вышла из магазина свадебных нарядов. Там она присмотрела себе шикарное и до ужаса дорогое платье. Счастливая и получающая огромное удовольствие от того, что все идет по четко задуманному плану, ощущая себя королевой этого карнавала человеческих судеб, женщина отправилась на пляж.

– Венде!

Вдруг её окликнул до боли знакомый голос. Льюис обернулась и увидела перед собой Николса Хартли. От прежнего статного, всегда ухоженного брюнета ничего не осталось. Николс жалок: давно не брит, на голове бардак, вместо, всегда с иголочки, костюма, какие-то лохмотья. Глаза налились слезами вперемежку с отчаянием и страхом. Нельзя было даже подумать, что этот человек мог творить такие ужасные вещи по отношению к кому-либо, тем более к рыжеволосой красавице.

– Ник?! – она не ожидала увидеть мужа в Австралии. – Что тебе здесь надо?

– Любимая, я прошу тебя, вернись ко мне, я всё для тебя сделаю, – взмолился Хартли и попытался обнять Венде.

– Убери от меня свои грязные руки, – Льюис огляделась по сторонам. – Тебя больше нет в моей жизни. Я выхожу замуж за Джеймса Фокса!

– Нет, нет! – Ник упал на колени. – Я люблю тебя!

– Отстань, – женщина толкнула его ногой и пошла вместо пляжа в сторону дома.

– Всё равно ты будешь моей! – крикнул ей вслед Ник. – Любой ценой! Я никому тебя не отдам!

Джеймс вошёл в кафе «Лагуна» и занял место за одним из столиков. Зазвучала песня «В тебя влюбился ветер». Фокс посмотрел на сцену. Вдруг на ней появилась та самая кареглазая незнакомка с длинными волосами цвета шоколада. В этот раз девушка не танцевала, и на её совершенном лице Джеймс не увидел той бесподобной улыбки. Девушка быстрым шагом подошла к нему и села напротив.

– Надо же, – улыбнулся Джеймс. – Сегодня ты не бежишь от меня.

– Тебе грозит опасность, – промолвила незнакомка и взяла мужчину за руку.

– Ты, ты говоришь со мной, – не ожидал Фокс. – Скажи мне, кто ты?

– Джеймс, я прошу тебя, не делай этого!

– Не делать чего?

– Джеймс, Джеймс, Джеймс…

– Джеймс.

Фокс открыл глаза. Над его кроватью стояла Марта.

– Сынок, пора вставать, – нежно произнесла она, тяжело, вздохнув. – Сегодня ты женишься.

– Доброе утро, мам, – улыбнулся мужчина. – Вот именно, женюсь! Ты же хотела этого, так почему ты не рада?

– Да, хотела, но не такой невесты. Джеймс, отмени свадьбу, у меня нехорошее предчувствие.

– Ну, о чём ты говоришь. Успокойся, всё будет отлично! А теперь мне надо собираться.

Через два часа Джеймс стоял у алтаря. Его шафером был Алан, а после долгих уговоров Фокса, Элизабет согласилась быть подружкой невесты.

– Прошу всех встать! – воскликнул священник.

Зазвучала торжественная музыка, и в церковь вошла Венде Льюис.

– Прошу всех садиться, – объявил священник, когда невеста подошла к алтарю.

Церемония венчания близилась к завершению.

– И, если кто-то знает причину, почему эти двое не могут соединить свои души, пусть скажет сейчас или молчит вечно! – попросил священник.

– Я знаю!

В церковь ворвался Николс Хартли, он был очень пьян.

– И что вы можете нам поведать, молодой человек? – спросил святой отец.

– Это моя женщина, моя! – крикнул Ник.

– Нет, друг, с этого дня она моя, – ответил ему Джеймс. – Пожалуйста, выведите этого сумасшедшего, и мы продолжим.

– Значит, это твоё последнее слово? Что ж прекрасно! Ты сам решил свою судьбу! – Ник достал пистолет и выстрелил в Джеймса. Мужчина упал. Мгновение в церкви стояла тишина, затем Марта издала истошный крик и подбежала к сыну. Началась немыслимая суета. Алан вызвал полицию и скорую помощь. Николс не сопротивлялся. Его арестовали. Джеймса увезли в самую лучшую клинику Сиднея.

Операция длилась семь часов. За дверью хирургического отделения результата ожидали родители и все друзья Джеймса. Наконец из операционной вышел доктор.

– Как он? – к нему подбежала Марта.

Врач, молча, посмотрел на неё.

– Как мой сын?! – женщина заплакала, схватив доктора за халат.

– Сэр, как он? – к ним подошёл Крис.

– Мы сделали всё возможное, – вздохнул хирург. – Джеймс Фокс скончался. Простите.

– Нет!!! – закричала Марта и упала в обморок.

Через несколько дней тело Джеймса перевезли в Ливерпуль. На его похороны съехались поклонники со всего мира, и весь мир оплакивал своего идола.

После отпевания в доме Фоксов, в тихой, с повсюду витающим духом горя гостиной, собрались: Марта и Кристофер, Томас Стивенсон и Барбара Блэр, Ричард Смит, Линда Лестер, Патриция Маккартни и все «Малыши в чёрном» со своими семьями. Все эти люди, молча, плакали, и лишь кто-то изредка вслух вспоминал, каким был Джеймс.

Нарушив тишину в дом ворвалась Венде Льюис. В её лице и поведении не было заметно траура.

– Тебя здесь никто не ждал, – сквозь слёзы произнесла Марта. – Уходи.

– Нет, моя дорогая, миссис Фокс, – ответила Венде. – Я теперь часть вашей семьи. Законная жена, ну, то есть, уже вдова Джеймса Фокса.

– Пошла вон, – Линда посмотрела на Льюис. – Это из-за тебя убили Джеймса.

Лестер подошла к Льюис.

– Остынь, – Венде оттолкнула женщину. – Сядь. Вы всегда считали, что я никто, а я на самом деле ВСЁ!

– Что за чушь ты несёшь? – разозлился Томас.

– Чушь?! – засмеялась Венде. – Что ж, с тебя и начнём. Ты думаешь, Джеймс, действительно, забыл о тебе, Том? Это просто я так захотела! Когда двадцать лет назад Джеймс приезжал в Лос-Анджелес, он хотел с тобой встретиться, но я сказала ему, что ты не хочешь его видеть. Ты считаешь, что он не пригласил тебя на свою свадьбу? Пригласил, но я спрятала это приглашение. Также я рассказала Джеймсу, что это ты предал меня и чуть не оставил на улице.

– Боже мой! Я не верю собственным ушам! – крикнул Томас. – Так это ты поссорила меня с моим самым близким другом?!

– Не переживай, дорогой, – ответила эму Венде. – Ты не единственный плохой человек в глазах нашего Джеймса.

– Что ты имеешь в виду? – осторожно спросил Том.

– Не что, а кого, – вновь засмеялась Льюис. – Бедный и несчастный Ник Хартли. Знаете, а он на самом деле не наркоман, и никогда не играл в казино, и не поднимал на меня руку. Его просто подставили, и я, бросив своего нищего муженька, улетела в Лос-Анджелес. Ник продал всё своё имущество, прилетел в Америку, умолял меня вернуться, но зачем мне бедный, потерявший репутацию муж? Гораздо лучше Джеймс Фокс. И вот я надела старое дешёвое платье, прилетела в Австралию, рассказала историю «о жалкой и одинокой Венде», и, о чудо, Фокс, как всегда, купился!

– А как же твой дом в Америке и модельное агентство в Париже? – спросила ошарашенная Элизабет.

– Ничего, – улыбнулась Венде. – Они принадлежат мне. Историю о том, что Николс продал их, я тоже придумала.

– Всё! Довольно! – крикнул Алан, вскакивая с дивана. – Пошла вон!

– Подожди, Сендлер, – спокойным тоном, ответила Венде. – Самое интересное ещё впереди. Линда Лестер, ты до сих пор держишь всё в тайне. Ты же ушла от Фокса, потому что он изменил тебе со мной. Так?

– Да, так, – сказала Линда, и все устремили на неё удивлённые взгляды. – Я не хочу это вспоминать.

– А придётся! – Венде посмотрела на неё своими зелёными глазами. – Можешь быть спокойной, он не изменял тебе. Он любил тебя и только тебя. Накануне твоего возвращения из Рио, я заходила к нему. Соседка рассказала, что ты у родителей, а он скоро вернётся домой. Я сходила в магазин, купила мыло, затем заскочила в аптеку за снотворным, потом вернулась и дождалась его. Пока Джеймс наливал чай, я сделала слепок ключей на мыле, а когда он наливал мне воду, подсыпала ему в чай снотворное. Ночью я вернулась в квартиру, естественно, снотворное уже подействовало, и её хозяин сладко спал. Я зажгла свечи, разлила в бокалы шампанское и стала ждать утра. Когда оно наступило, в квартиру вошла ты, Линда, и увидела нас вместе. Я сказала тебе, что все эти пять лет, что вы были вместе, я и он тайно встречались, и что Джеймс любил только меня, но никак не мог тебе в этом признаться.

– Я ничего не понимаю, – в разговор вмешался Сендлер. – В тот день он сказал мне, что проводил тебя в аэропорт?

– Да. Но я не улетела тем рейсом, о котором он думал, – ответила Венде.

– Линда, почему ты всё это время молчала? – не могла понять Лиз.

– Когда я увидела их вместе, сразу вспомнила слова брата и те журналы, – заплакала Лестер. – Я собрала вещи и ушла. Я любила его и хотела лишь одного, чтобы он был счастлив.

– Да. Просто ушла. Этим, облегчив всё дело, – вновь начала рассказ Льюис. – А после ушла и я, сделав так, чтобы Джеймс не догадался, что в квартире вообще что-то произошло.

– Зачем, зачем ты так с нами поступила? – спросила Линда.

– Прости, подруга, – улыбнулась Венде. – Я сама хотела быть женой Фокса, но как только я вернулась в Америку, меня там ждал богатый и перспективный Ник Хартли. Вот и всё!

Линда поднялась с кресла и, подойдя к Венде, дала ей звонкую пощёчину.

– Будем считать, я этого не заметила, – Венде подошла к двери. – Оставайтесь здесь, а я возвращаюсь на солнечный континент в шикарный особняк, который теперь принадлежит мне. И не забывайте, вашими судьбами управляет Венде Льюис!

Женщина рассмеялась, вышла из дома и закрыла за собой дверь.

Глава 10

Зазвучала песня «В тебя влюбился ветер». На паркет вышла красивая стройная двадцатилетняя кареглазая девушка с длинными волосами цвета шоколада и начала свой прекрасный танец. Она, словно летящий ангел, озаряющий весь мир своей беззаботной улыбкой с чуть заметной долькой грусти, с легкостью превращала паркет под ногами в ласковое море. А ее нежные руки, словно крылья, казалось, могли обнять вселенную. Будто именно ей тот самый ветер робко шептал о своей безответной любви.

– Умница! Умница, – воскликнула Патриция Маккартни, когда шатенка станцевала.

– Спасибо, бабуля, – улыбнулась Джессика своей бесподобной улыбкой и посмотрела в окно.

– Дорогая, тебя что-то беспокоит? – Патриция заметила грусть в лице внучки.

– Конечно, беспокоит! – возмутилась девушка. – Через два месяца чемпионат мира по спортивным бальным танцам в Англии, а мой партнёр прохлаждается в Париже!

– Он уехал к своей невесте, и в этом нет ничего страшного. Он скоро вернётся, – ответила Патриция, тяжело, вздохнув.

– К невесте, – пробурчала Джессика. – Мы шли к этому чемпионату пятнадцать лет! С первого дня, как я начала танцевать, я мечтала туда попасть и победить так же, как вы с дедушкой.

– Прекрати бубнить, – засмеялась женщина. – Будет у тебя партнёр!

– Верю, – ответила девушка, смешно нахмурив брови. – Мне пора.

– Родителям привет! – крикнула ей вслед Патриция.

Девушка вышла на улицу, села в свою тёмно-красную машину и понеслась по серпантину.

Джессика Маккартни, дочь Роберта и Джулии Маккартни, внучка Патриции и Клифа Маккартни, была очень похожа на свою бабушку, их различал только цвет глаз и волос.

В 1983 году в Лос-Анджелесе кафе «Лагуна» было на грани банкротства. Клиф и Патриция выкупили его, переоборудовали, и вот уже тридцать два года на этом месте находится лучшая в Америке студия танца и спорта «Джайв». Юная Джессика работает в студии бабушки и дедушки, и сама с пяти лет там танцует. За пятнадцать лет Патриция сделала из внучки лучшую танцовщицу Америки и Европы. Жизнь Джессики – это танец. А ещё, молодая Маккартни, любит рок-музыку, «Малышей в чёрном», быструю езду на машине, своих родителей, друзей и близких. Девушка очень любит животных и помогает им, занимаясь благотворительностью. Джессика – жизнерадостный, эмоциональный, свободолюбивый, независимый, немного капризный и ранимый в душе человек.

Джессика приехала на своё любимое место на берегу океана Лос-Анджелеса. Именно там, слушая шум прибоя, она могла привести впорядок свои мысли и чувства. Вышла из машины, опустилась на песок, открыла пачку чипсов и посмотрела вдаль.

– Снова ты ешь эту гадость! Джессика, ты же тренер!

Услышав эти слова, от неожиданности девушка сунула чипсы под себя. Повернувшись, она увидела свою близкую подругу Эмили Грэйс.

– Бог мой! Я думала, это мама, – произнесла Джессика, доставая пачку с тем, что осталось от чипсов.

– А это я, – улыбнулась Эмили, сев рядом с подругой, взяла несколько обломков из пачки.

Эмили была красивой, стройной, с немного смуглой кожей и волосами цвета молочного шоколада, в прядях которых присутствовал рыжий оттенок, зеленоглазой девушкой девятнадцати лет. Она, также как и Джессика, своенравная бунтарка, и это очень сильно объединяло девушек.

– Как ты узнала, где я? – поинтересовалась Джессика.

– Я была в студии, Патриция сказала, что ты поехала домой, дома твоя мама сказала, что ты ещё не появлялась, и я решила, что ты здесь, на своём любимом месте, – ответила Грэйс. – Ты переживаешь по поводу Джека?

– Нет, Эмили, я переживаю за чемпионат! Мы столько лет к нему шли, а он подставляет меня в самый ответственный момент.

– Я не считаю так. Всё-таки Амели его невеста.

– Можно было сначала съездить на чемпионат, а после устраивать свою личную жизнь.

– Выходит, я тоже подставила Энтони?

– Я этого не говорила.

– Да. Но мы с ним не меньше вашего стремились к этому соревнованию, а я вышла замуж, за Дика Ховарда, и через семь месяцев у нас родится ребёнок. Я тоже бросила своего партнёра.

– Нет, у вас совершенно другая ситуация. Тони к этому легко отнёсся, ему неважно участие в этом мероприятии, а мне оно дороже жизни, только вот Джек, похоже, всё решил за нас двоих!

– Ты не права! Если ты ни с кем не встречаешься, хотя за тобой бегают толпы хороших парней, пропадаешь, круглые сутки в студии, то это не значит, что все должны так жить. Джессика, ты в свои двадцать лет чемпионка Лос-Анджелеса, Южной и Северной Америки, Европы, ты добилась многого. Давай вечером сходим в кино, там сегодня отличная комедия.

После предложения Эмили у Джессики зазвонил телефон.

– Да, мама, – девушка ответила на звонок. – Я скоро буду.… Нет, у меня вечером тренировка.… До встречи, целую.

– Всё ясно, – покивала головой Эмили. – В кино мы сегодня не попадём.

– Эмили, дорогая моя, вот я выиграю чемпионат мира, и тогда мы пойдём с тобой куда угодно, – улыбнулась Джессика. – А сейчас мне пора.

Девушка села в машину и помчалась домой. Войдя в огромный роскошный особняк, Джессика отправилась на кухню.

– О, кто к нам пришел? – улыбнулся Роберт Маккартни дочери.

Это был голубоглазый брюнет лет пятидесяти.

– Мы думали, что не дождемся тебя к обеду, – суетясь около плиты, заметила обворожительная миссис Маккартни – стройная миниатюрная шатенка сорока шести лет.

В своей семье Джессика чувствовала себя, как за каменной стеной. Родители были ее близкими и надежными друзьями. Роберт и Джулия Маккартни любили друг друга. Поэтому в их семье в достатке было любви и нежной заботы друг о друге. Кроме того, в семье был материальный достаток, который обеспечивала сеть ювелирных магазинов в Лос-Анджелесе, которой семья Маккартни давно владела.

– Вы не ждали, а я пришла, – засмеялась Джессика, садясь за стол. – Так хочу кушать, просто умираю!

– Девчонки, приятного аппетита, – Роберт, докурив сигарету, взял ключи от своей машины.

– Пап, ты куда? – спросила Джессика, откусывая яблоко.

– Мне пора в офис. Пока мы тебя ждали, обед закончился, – засмеялся Роберт. – Приятного аппетита!

Мужчина, поцеловав жену и дочь, вышел из кухни.

– К тебе приезжала Эмили, хотела пригласить тебя в кино, – осведомила Джулия, садясь напротив девушки.

– Некогда, мамочка, мне ходить в кино, у меня тренировки, – ответила Джессика.

– Надо хотя бы иногда отдыхать, Джессика. Ты себя совсем не жалеешь. С этими постоянными тренировками от тебя скоро останется один позвоночник!

– Тренировок у меня много, но и кушаю я не меньше слона! – засмеялась девушка. – А вот когда мой блудный партнёр вернётся, то всё будет просто в шоколаде!

– Ага, – произнесла Джулия, опустив глаза.

– Мам, ты что-то хочешь мне сказать?

– Я? Нет. То есть да, разве ты не опаздываешь в студию?

– Не опаздываю. Сейчас меня ждёт телевизор. Сегодня 8 июля 2015 года.

– И что?

– Как что? Сегодня день рождения Джеймса Фокса. Если бы не та роковая свадьба, ему исполнилось бы 70 лет. Как я ненавижу Венде Льюис, это из-за неё убили Джеймса, и вообще она исковеркала всю его жизнь!

– Это тебе бабушка Патриция рассказала?

– Да. Ты же в курсе, она была у него на похоронах 30 лет назад и стала свидетелем того, что им поведала эта рыжая бестия! Поэтому я знаю каждый её шаг. Жаль, у меня нет машины времени. Как бы мне хотелось предупредить Джеймса, и может быть, тогда всё было бы совершенно иначе.

– Фантазёрка ты моя, – засмеялась Джулия. – Кстати, скоро 17 июля.

– И что?

– Как что? Моей доченьке исполняется 20 лет. Совсем уже взрослая.

– Мам, ну ты ещё прослезись, – засмеялась девушка. – Всё, я побежала, скоро начнётся передача о Джеймсе.

На следующий день Джессика подъехала к студии «Джайв». Когда девушка выходила из машины, у неё зазвонил сотовый телефон.

– Алло, – Маккартни ответила на звонок.

– Джессика, привет, это Джек, – в трубке послышался мужской голос.

– Привет, Джек! – обрадовалась она. – Где тебя носит? У нас скоро соревнование.

– Джессика, выслушай меня, пожалуйста, так вышло, что я не могу участвовать в чемпионате.

– Что? Это шутка, да?

– Нет. Понимаешь, Амели беременна, и её беременность трудно проходит, её кладут в больницу, я должен быть рядом с ней.

– Но, Джек…

– Прости, Джессика, я прошу тебя, прости, – произнёс парень и отключил телефон.

Минуту девушка, молча, стояла, затем вошла в студию. Войдя в зал, она увидела там Патрицию, Клифа, Эмили и Энтони Льёрентэ.

– У нас что, собрание? – поинтересовалась Джессика.

– Что-то вроде того, – ответила Эмили. – Джек тебе уже звонил?

– А откуда ты знаешь, что он должен был мне позвонить? – не поняла Маккартни.

– Дорогая, понимаешь, мы просто не хотели тебя расстраивать, но Джек нам позвонил ещё две недели назад и сказал о том, о чём, вероятно, объявил тебе сегодня, – оправдалась Патриция.

– Стоп, стоп! Выходит, вы уже давно обо всём знаете и, и…, – у Джессики не хватало слов. – Я не могу в это поверить, чемпионат накрылся!

– Убери с лица выражение «умирающего лебедя», – улыбнувшись, попросил Клиф. – Мы долго думали и всё же нашли прекрасный выход из положения.

– И какой же? Не участвовать в соревновании, к которому я шла большую часть времени своей жизни? – с иронией спросила Джессика.

– Прекрати хандрить, – в разговор вмешалась Эмили. – Мы нашли тебе партнёра.

– И кто же это? – огрызнулась Маккартни.

– Я, – подал голос Энтони.

Энтони Льёрентэ, восемнадцатилетний, среднего роста, сероглазый, русоволосый парень. У Энтони немного вспыльчивый характер, который в то же время перемешивается с ранимостью и чуткостью. Льёрентэ любит автомобили, природу и Джессику Маккартни, но, похоже, она единственная, кто об этом не догадывается.

– Ты? – с удивлением переспросила девушка. – Но, ты партнёр Эмили.

– Бывший партнёр, – ответил Энтони.

– Вот именно, – добавила Эмили. – Вы с Энтони в одинаковом положении, Джессика соглашайся.

– Что ж, думаю, стоит попробовать, – ответила Маккартни.

Тренировки Джессики и Энтони начались в этот же день, и у них, как ни странно, отлично получалось танцевать в паре. В напряженном ритме у пары прошла вся следующая неделя. Десятичасовой день тренировок близился к завершению.

– На сегодня, думаю, всё, – Джессика устало сняла туфли.

– Джессика, ты не возражаешь, если я провожу тебя домой? – неуверенно поинтересовался Энтони.

– Тони, – девушка улыбнулась и посмотрела на него. – До дома меня проводит моя машина. Увидимся завтра на тренировке.

– Завтра нет тренировки. Завтра у тебя день рождения.

– Чёрт! Точно. Я и забыла, ну что ж, тогда увидимся на празднике!

– Как скажешь, – с грустью произнёс Тони, когда девушка вышла.

Свой двадцатый день рождения Джессика, как и обычно, отмечала в студии «Джайв». После того, как все друзья, знакомые и подопечные Маккартни сказали в её адрес приятные слова поздравления и вручили свои подарки, на небольшую сцену поднялись Патриция, Клиф, Джулия, Роберт, и вторые бабушка и дедушка девушки – Вивьен и Уильям Ривз.

– Наша дорогая, любимая и единственная внучка и дочь Джессика, – Патриция подошла к микрофону. – Поздравляем тебя с днём рождения. Знаешь, эта студия, в которую ты вкладываешь столько сил, принадлежит нам с Клифом лишь на бумаге. На самом деле в неё вложились все, и мы с дедушкой, Вивьен и Уильям, и, конечно же, твои замечательные родители. «Джайв» стал для нас всех вторым домом, и этот дом мы хотим подарить тебе!

Джессика, не поверив собственным ушам, поднялась на сцену и нежно обняла всю свою семью. Затем она подошла к микрофону.

– Спасибо! Огромное спасибо! – поблагодарила Маккартни. – Это для меня самый большой, после вас, подарок в жизни. Я безгранично рада! Но также хочу сказать, что мне студия будет принадлежать тоже лишь по документам. «Джайв» – это наше семейное королевство, в котором нет короля! Спасибо вам, моя семья, за то, что я живу и радуюсь каждому моменту своей жизни!

Ещё часа два побыв с гостями, виновница торжества, вместе с Эмили, Диком и Энтони, пошла на пляж. Ребята смеялись, играли, купаясь в тёплом, как парное молоко, океане.

Джессика нырнула под воду. Вдруг девушка почувствовала сильную боль в голове. Поняв, что задыхается, она резко всплыла. Маккартни открыла глаза, и увидела перед собой пляж, людей, но во всём этом она не могла узнать, ни своих, друзей, ни Лос-Анджелеса.

Ничего не понимая, Джессика шла по пляжу, осматривая всё вокруг, и не заметила, как вышла на проезжую часть. Машина, ехавшая на неё, не успела затормозить и краем задела девушку. Джессика упала, потеряв сознание.

Джессика с трудом открыла, казалось, неподъёмные веки. Увидев перед собой мужчину в белом халате, она поняла, что перед ней доктор. Девушка осмотрелась вокруг. Она находилась не в больнице, а лежала на огромной кровати какого-то роскошного особняка. Чуть позже ей удалось разглядеть ещё одного мужчину и стоявшую рядом с ним женщину.

– Так, вы пришли в себя, это уже очень хорошо, – улыбнулся незнакомец в халате.

– Чарльз, скажи Джеймсу, что девочка очнулась, – попросила женщина второго мужчину.

– Да, сейчас, – мужчина вышел из комнаты.

– Что случилось? – спросила Джессика, когда её взгляд прояснился.

– Вас сбила машина, – ответил доктор. – Но не переживайте, ничего серьёзного.

– Кто вы? – вновь задала вопрос Маккартни.

В этот момент в комнату вошёл ещё один мужчина. Джессика всмотрелась ему в лицо и взвизгнула от неожиданности. Это был Джеймс Фокс.

– Это что, шутка? – от страха девушка отползла к кроватной спинке. – Мама, папа, мне не смешно!

– Пожалуйста, успокойтесь, – Джеймс подошёл к кровати и очень пристально посмотрел на девушку, так, будто знал её. – Меня зовут Джеймс, а как ваше имя?

Фокс протянул ей свою руку. Посмотрев на Джеймса вблизи, девушка поняла, что он вполне настоящий. Маккартни отползла на другой край кровати.

– Джеймс, отойди, – попросил доктор, достал из кармана фонарик и посветил им в глаза девушке. – Сознание ясное. Скажите, пожалуйста, вы знаете, кто эти люди?

– Нет, – солгала Джессика.

– Как вас зовут, как ваша фамилия? – продолжил допрос врач.

– Джессика М…, э-э-э, фамилию, к сожалению, не помню, – Маккартни, посчитала правильным, лгать, пока не выяснится, что происходит.

– В какой стране вы сейчас находитесь? – поинтересовался доктор.

– В Америке, – неуверенно ответила Джессика.

– Боюсь вас расстроить, но мы в Австралии, – ответил мужчина.

– Что?! Я ничего не понимаю, – запаниковала девушка.

– Продолжим, назовите, какое сегодня число, месяц и год? – попросил врач.

– 17 июля 2015 года, – ответила Джессика.

– Моя дорогая, сейчас 18 июля 1984 года, – усмехаясь, ответил мужчина.

– Вы что, сумасшедшие? – после недолгой паузы произнесла Маккартни.

– Всё ясно, – сказал доктор и подошёл к Джеймсу. – У девочки частичная потеря памяти. Дорогая, у вас есть родители?

– Да, – произнесла Джессика. – Скажу сразу, я не помню, как их имена.

– Видите, – доктор обратился к Фоксу. – Что будем с ней делать?

– Она останется у нас, – твёрдо сказал Джеймс.

– Нет, я против, – ответила Джессика. – Я пойду…

Вдруг Джессика поняла всю серьёзность происходящего, ей стало страшно.

– Вот видите, похоже, вопрос решён, – улыбнулся Джеймс. – В девять часов я и мои друзья завтракаем. Присоединяйтесь к нам. Скажите свой размер Марианне, она закажет Вам в магазине одежду.

Джеймс, в очередной раз, внимательно, посмотрел на девушку и вышел из комнаты.

– Не бойтесь, моя хорошая, – ласково произнесла Марианна. – Наш Джеймс отличный человек!

– Это хорошо, – Джессика не могла поверить во всё происходящее.

Через час Джессика была готова к завтраку. Она неуверенно вышла из комнаты и начала спускаться вниз по лестнице, осматривая дом Фокса. Наконец она вошла в столовую. Там за большим столом уже приступили к завтраку Джеймс, Чарльз, Марианна, Элизабет и Алан.

– Прошу вас, – засуетился Джеймс, увидев Маккартни. – Хочу вас познакомить с моими близкими друзьями, Алан и Элизабет Сендлер.

Джессика внимательно посмотрела на пару. Да, это, действительно, были Сендлеры, только моложе тех, которых ей так привычно было видеть по телевизору у себя дома.

– Ал, Лиз, это Джессика, та самая девушка, которую я сбил, – продолжил Фокс.

– Очень приятно, – ответила Джессика, садясь за стол.

– И нам, – в голос отозвались Сендлеры.

Наступила неловкая тишина.

– Джессика, расскажите, чем вы занимаетесь? – поинтересовался Алан.

– Алан, – Элизабет толкнула мужа. – Что за идиотский вопрос. Девушка потеряла память.

– Всё в порядке, – улыбнулась Джессика. – Я достаточно хорошо помню, что я тренер по спортивным бальным танцам.

– Что? – Джеймс подавился кофе, услышав о профессии девушки. – Простите, не обращайте внимания.

– У него бывает, – засмеялся Алан, заметив, что Джеймс не завтракает, а, не отрываясь, смотрит на Джессику, продолжил. – Дружище, мы опаздываем в студию.

– Да, конечно, – ответил Джеймс и обратился к Джессике. – Чувствуйте себя как дома. Если вам что-то понадобится, обращайтесь к Чарльзу и Марианне.

Джеймс и Алан завезли Элизабет в ресторан Сендлеров и отправились в студию.

Джеймс смотрел в окно и о чем-то думал.

– И, что за мысли посетили нашу светлую голову? – засмеялся Алан.

– Что? – переспросил Джеймс, отвлёкшийся от пейзажа. – Повтори, я не расслышал.

– У-у-у, значит всё серьёзно! Я спрашиваю, о чём ты думаешь?

– Если я расскажу, ты подумаешь, что я сошёл с ума.

– Рискни!

Джеймс замялся.

– Я всё ещё жду, – поторопил Сендлер.

– Джессика – это та самая девушка из моих снов, – на одном дыхании произнёс Фокс.

Алан, молча, посмотрел на друга.

– Я же говорил, ты посчитаешь меня сумасшедшим, – сделал вывод Джеймс. – А, может, я и сейчас сплю?

Алан неожиданно ущипнул Фокса.

– Ааа! – крикнул Джеймс от боли.

– Нет, ты не спишь, – констатировал факт Сендлер.

– Спасибо, я сейчас и сам это понимаю, – Джеймс потёр руку. – И что ты обо всём этом думаешь?

– Думаю, болеть будет ещё дня два, – ответил Алан, посмотрев на руку друга.

– Да нет, я не об этом! Что ты думаешь по поводу Джессики?

– А, вот ты о чём. Я думаю, ты должен радоваться. Ты всю жизнь её искал, и вот она здесь. Знаю, в это трудно поверить, но это так. И ко всему прочему, девочка потеряла память по твоей вине, ты в ответе за неё! Можно сказать, ты лишил её прошлой жизни…

– Ну, всё, довольно! Ты уже начинаешь драматизировать, дружище. Я сделаю всё, чтобы найти её семью, – Джеймс вновь посмотрел в окно. – Боже мой, а я, действительно, искал её всю свою жизнь.

Джеймс вернулся домой глубокой ночью. Мужчина поднялся в свою комнату и лёг в постель. Минут тридцать Фокс ворочался с боку на бок, думая, кто же всё-таки такая Джессика? Почему она снилась ему столько лет, и, в итоге, все оказалось правдой? Джеймс поднялся с кровати, вышел из комнаты и спустился в столовую. В темноте Фокс открыл холодильник и достал из него бутылку воды. Мужчина обернулся и разглядел в темноте силуэт девушки.

– Ааа, – закричав от страха и неожиданности, Джеймс кинулся зажигать свет.

Фокс на ощупь нашёл выключатель и надавил на него. Стало светло. За столом с кружкой чая и яблоком в руках сидела Джессика и недоумевающим взглядом смотрела на своего кумира.

– Джессика, что вы здесь делаете? То есть, я хотел сказать, почему вы не спите? – Джеймс пытался подобрать нужные слова. – В общем, простите меня, я просто не ожидал вас здесь увидеть.

– Ничего страшного, мистер Фокс, – Джессика еле сдерживала смех. – Это было даже забавно!

– Представляю, – Джеймс улыбнулся и сел напротив девушки.

– Хотите кофе? – поинтересовалась она.

– Не откажусь, – ответил Фокс.

– Сейчас сварю, – Джессика отложила в сторону яблоко и отправилась готовить кофе.

– Джессика, вы что, запиваете, яблоко чаем с лимоном?

– Вас это удивляет?

– Мягко говоря, да. Меня на протяжении всего прошедшего дня многое удивляет.

– И меня, – улыбнулась девушка, поставив перед Джеймсом кофе.

– Очень вкусно, – Фокс попробовал напиток. – Вы сделали всё как надо. Глупо, конечно, но будто вы знали, какой кофе я люблю пить.

– Действительно, глупо, я и о себе половины не знаю, – вывернулась Джессика.

– Да, простите. Сегодня я был в полиции, они уже приступили к поискам вашей семьи. А пока мой дом – ваш дом.

– Мистер Фокс, скажите, здесь есть какие – нибудь студии танцев?

– Вы хотите танцевать?

– Что-то вроде того. Мне нужна работа.

– Джессика, если вопрос в деньгах, то…

– Вопрос в работе. Я не могу сидеть без дела.

– Что ж, тогда не нужно ничего искать. Если хотите, вы можете работать в моей студии?

– Мистер Фокс, боюсь, я не смогу научить детей искусству игры на каком-либо инструменте.

– Нет, вы меня не поняли, я хочу, чтобы в моей студии вы учили детей искусству танца!

– Что? – Джессика посмотрела на Джеймса глазами, полными счастья. – Да, я согласна, спасибо мистер Фокс, огромное вам спасибо!

– Не за что. Я рад вам помочь, и, к тому же, это по моей вине вы застряли здесь. Я, можно сказать, лишил вас прошлой жизни. Знаете, Джессика, у меня такое чувство, будто мы знакомы очень давно, хотя я о вас практически ничего не знаю, странно.

– Мистер Фокс…

– Джеймс, можно просто Джеймс.

– Джеймс, я тоже о вас ничего не знаю, – солгала Джессика. – Расскажите о себе.

– О, ну что ж! Я родился в Ливерпуле…

Глава 11

Джеймс проходил мимо хореографического зала своей студии. Услышав, что из него доносится прекрасная мелодия, мужчина осторожно приоткрыл дверь. В зале под ритмы очень жаркой и не менее яркой самбы танцевала Джессика. Девушка искусно меняла плавные изгибы корпусом на резкие па. Она изгибалась так, что казалось, будто в ее теле совершенно нет костей. Улыбаясь своей потрясающей улыбкой, девушка с легкостью добавляла в свои движения «вкусные» бедра. Джессика танцевала, и, от ее танца, Джеймс чувствовал тепло яркого солнца, безоблачное небо и дуновение теплого ветра.

– Подглядывать не хорошо, – Алан положил свою руку на плечо Джеймса.

– Тише, – попросил друг. – Она бесподобно танцует!

– Что есть, то есть, – согласился Алан.

– Знаешь, за эти полгода, пока она здесь, в студии многое изменилось в лучшую сторону.

– Да-а-а, – Сендлер посмотрел на Фокса. – И не только в студии!

– Ты прав. Кажется, и дом тоже приукрасился. А Марианна и Чарльз от Джессики просто в восторге!

– Нет, Джеймс, я не о доме, я о тебе! Эта девушка творит чудеса! Мы тебя не узнаём. Точнее сказать, к нам вновь возвращается наш Джеймс Фокс, жизнерадостный и счастливый!

– Алан, не говори чепухи, – Джеймс закрыл дверь и последовал в свой кабинет.

– Ты думаешь, это заметил только я? – Сендлер вошёл в кабинет вслед за другом. – Об этом говорят Элизабет, Чарльз, Марианна, твои родители и даже Пол утверждает, что Джеймс стал лучше! И мы все понимаем, что дело в Джессике.

– Нет, прекращайте эти разговоры. Она мне в дочери годится!

– Не знаю, кем она тебе годится, но одно знаю точно, ты изменился, она тебе помогла вновь почувствовать вкус жизни!

– Ал, это не её жизнь. Она здесь пока вновь не обрела память, а после того, как это произойдёт, она исчезнет, и в моей жизни всё будет как прежде.

– Но ты этого не хочешь! Почти тридцать лет ты искал её, и вот она здесь! Что тебе ещё нужно?

– Ничего! Я не хочу к ней привязываться. У этой девушки где-то течёт своя жизнь, и мне, возможно, нет в ней места. Ты думаешь, мне легко? Каждое утро я просыпаюсь и с ужасом представляю, что вдруг сегодня память к ней вернулась, и она уйдёт! Уйдёт к своей семье, друзьям, любимому человеку, может, даже мужу, или вдруг у неё уже есть ребёнок. Алан, отрицать уже бесполезно, Джессика очень дорога мне, но пережить всё это я не смогу.

– Ясно, – однозначно ответил Алан, направляясь к двери, но около выхода обернулся. – Ты большой дурак, Фокс. Хотя нет, ты непроходимый глупец! Все те двадцать лет, которые я тебя знаю, твоя жизнь проходит мимо тебя! Сначала Льюис предпочла вместо тебя Томаса, затем тебя бросила Линда, и теперь ты готов отпустить Джессику только лишь потому, что ты не сможешь это пережить. Что пережить? Ты ведь даже не попытался, не спросил у неё, чего хочет от этой жизни она! Мистер Фокс, глядя на свою жизнь со стороны, решает всё сам!

Хлопнув дверью, Сендлер вышел из кабинета.

Вечером Джеймс и Джессика вернулись домой. В гостиной их встретил Чарльз.

– Джеймс, в столовой тебя ждёт какая-то дама, – осведомил он.

– Дама? – удивился Джеймс. – Очень странно, я не знаю, кто это может быть.

Фокс и Джессика вошли в столовую. Там за круглым столом сидела Венде Льюис. У Джессики закружилась голова и по телу пробежала холодная дрожь. Она не могла поверить своим глазам, но это был именно тот день 25 января 1985 года, когда Венде вновь появилась в жизни Джеймса.

– Венде? – Джеймс был явно удивлён.

– Привет, Джеймс, – улыбнулась Льюис и перевела взгляд на побледневшую Джессику.

– Джессика, это Венде Льюис, моя давняя знакомая. Венде, это Джессика, – представил Фокс.

– Очень приятно, – сквозь зубы процедила Маккартни, внимательно рассматривая женщину, которую давно ненавидела.

– Джеймс, мне надо поговорить с тобой с глазу на глаз, – вместо приветствия ответила Льюис.

– Джессика, прости…, – начал Джеймс.

– Порядок. Спокойной ночи, – Джессика вышла, поднялась по лестнице и вошла к себе в комнату.

– Ничего не понимаю, – мысли полетели в голове девушки. – Сейчас январь 1985 года. В июле этого же года его убьют! Из-за неё! Вот прямо сейчас она нагло лжёт о том, какая она бедная и несчастная. Он, естественно, ей верит. Она всем рушит жизнь, и никто об этом не знает! И Джеймс погибнет, так и не узнав, что Томас всегда был ему верным другом, и Линда не предавала его!

В отчаянии Джессика упала на кровать.

– Постойте! – девушка вскочила с постели. – Так обо всём этом знаю я! И я здесь. Да, здесь, я не смотрю эту историю по телевизору, и не слышу её от бабушки, я в ней участвую и…

Мысли Джессики прервал стук в дверь её комнаты. Девушка открыла её. За ней стоял Джеймс.

– Не помешал? – улыбнулся мужчина.

– Нет, – ответила Джессика.

– Можно войти? – спросил Джеймс, уже войдя в комнату.

– Ты уже это сделал, – девушка закрыла за ним дверь.

– И, правда. Джессика, Венде моя очень хорошая подруга, я тебе о ней рассказывал, понимаешь, у неё сейчас большие проблемы в жизни, и она пока поживёт у нас, – рассказал Джеймс.

– Ну вот, уже купился, – подумала Джессика и ответила. – Джеймс, это твой дом, и тебе решать, кому здесь жить.

Джеймс посмотрел на Джессику и вспомнил сегодняшние слова Алана.

– Джессика, знаешь, я хотел тебе сказать, – начал Фокс, но тут же сделал паузу.

– Что, – поинтересовалась девушка.

– Ты, ты такая красивая и очень молодая, очень молодая, – Джеймс вновь сделал паузу, поняв, что не сможет сказать то, что хочет.

– Спасибо! И что же дальше?

– В общем, чтобы такой же и оставаться, надо больше отдыхать. Спокойной ночи, Джессика.

Джеймс вышел из комнаты.

– Спокойной ночи, Джеймс, – ничего не понимая, в пустой комнате, произнесла девушка.

Венде спустилась к завтраку. Джеймс и Чарльз наслаждались ароматным кофе, Джессика читала утреннюю прессу, Марианна готовила бутерброды.

– Всем доброе утро, – поприветствовала Льюис.

– Доброе утро, Венде, – улыбнулся Джеймс.

– Доброе, – неохотно отозвались остальные.

– Как спалось? – поинтересовался Фокс. – Кажется, ты не в настроении?

– Как и всегда, – прошептала Джессика.

– А откуда ему взяться? – возмутилась женщина, садясь за стол. – Я здесь уже два месяца! И моя жизнь напоминает день сурка! Одно и то же! Я скоро умру со скуки! Джеймс, давай сегодня вечером сходим куда-нибудь вдвоём?

– Сегодня вечером у нас концерт для детей, – не отрываясь от чтения газеты ответила Джессика.

– А завтра? – недовольно посмотрев на девушку, спросила Венде.

– И завтра тоже, – опустив вниз газету, сказала Маккартни.

– А ты что, личный секретарь Джеймса Фокса? – Льюис посмотрела на девушку. – Я не тебя спрашиваю.

– Венде, извини, но Джессика права, сейчас у нас совершенно нет времени, – ответил Джеймс.

– Ваш завтрак, – Марианна поставила перед Венде тарелку с бутербродами.

– Сколько раз я говорила, что не ем белый хлеб, он вреден для фигуры! – Венде оттолкнула завтрак. – Джеймс, у тебя самые худшие слуги в мире! Когда ты их уволишь?!

– Ну, знаете ли, это уже слишком! – бросив газету на стол Джессика поднялась со своего места. – Чарльз и Марианна в этом доме не слуги, они часть семьи! А вам, мисс Льюис, надо, в конце концов, чем-то заняться, а то вы от своего безделья начинаете молоть полную чушь! Хотя в вашей голове никогда не было приличных мыслей! Джеймс, прости.

Джессика вышла из столовой.

– Пожалуй, и я пойду, – Марианна вышла вслед за девушкой.

– Джеймс, – Венде была в шоке от слов Маккартни. – Что себе позволяет эта девчонка?

– Венде, прости, но она права, – Джеймс поставил на стол чашку с кофе.

– Что? Ты защищаешь её? – спросила Льюис. – Это глупо, Джеймс! Ты даже не знаешь, кто она, и откуда она свалилась на твою голову.

– На что ты намекаешь? – не понял Фокс.

– Я не намекаю, я говорю прямо! Ты не знаешь её. Вдруг она какая-нибудь шарлатанка и просто наживается на твоих деньгах?! Больше полгода ты не можешь найти её семью, тебя это не настораживает? Мне кажется это очень странным.

– Венде, – Джеймс посмотрел в глазе женщине. – А ты, действительно, говоришь чепуху.

– Ты…, ты…. – так и не подобрав ни слова, Венде выскочила из столовой.

– Венде, постой, – Джеймс крикнул ей вслед, но увидел лишь закрывающуюся за женщиной дверь. – Боже мой! Женщины! Как с ними иногда сложно. Что мне делать?

– Трезво оценить ситуацию, – Чарльз вновь сел напротив Джеймса.

– И как же это сделать? Они такие разные.

– Не спорю. Очень разные, но главное их различие в том, что Джессика пусть и бунтарка, но очень справедливая. А Венде капризная пустышка.

– Просто Венде многое пережила в своей жизни. Много плохого.

– И у тебя, Джеймс, жизнь была не сахар, но, заметь, ты остался человеком!

– Венде, действительно, обижает вас?

– Да, Джеймс, и Джессика, в отличие от тебя, это замечает и пытается бороться за справедливость. Знаешь, она напоминает мне Алана Сендлера, он, как и она, на первый взгляд жёсток, хотя раним в душе и твёрдо знает, чего хочет от этой жизни.

– Ты хочешь сказать, я не знаю, чего хочу?

– Как раз наоборот, знаешь, но по каким-то причинам так не живёшь!

– Глупости, Чарльз, – Джеймс посмотрел на часы. – Мне пора в студию.

Джеймс отложил в сторону гитару и посмотрел на часы. Было 12:00 ночи, а из зала хореографии всё ещё доносились звуки латиноамериканских ритмов.

Фокс, выйдя из своего кабинета, отправился туда. Незаметно войдя в зал, он выключил музыку.

– Джеймс? – Джессика резко посмотрела в его сторону. – Что ты делаешь?

– Джессика, уже очень поздно. Может, нам стоит отправиться домой?

– Поезжай. Я буду позже, – ответила девушка, глядя на себя в зеркало и выполняя движение из танца.

– Что ж, я подожду тебя у себя в кабинете, – произнёс Фокс и отправился к выходу, но около двери обернулся. – Джессика, может, ты объяснишь, что происходит?

– Ты знаешь, что происходит, – девушка посмотрела на мужчину.

– Джеймс, похоже, ты всё ещё любишь Венде?

– Нет, Джессика, ты ошибаешься, – Фокс сел на одно из кресел. – Я уже очень давно ничего не чувствую к этой женщине, просто сейчас у неё сложный период в жизни.

– И это даёт ей право обижать твоих друзей? – возмутилась девушка. – Я думала, ты ценишь дружбу и семью!

– Я ценю!

– Я вижу, вижу, как «Мисс совершенство» на протяжении довольно длительного времени издевается над теми, кто так предан тебе, кто любит тебя больше жизни!

– Я так устал, – Джеймс прикрыл лицо руками. – Запутался.

– Джеймс, пожалуйста, прости, – Джессика поняла, что погорячилась.

– Нет, ты права, – мужчина посмотрел на Маккартни. – Вы все правы.

– Все? – не поняла девушка.

– Как-то Алан сказал мне, что я смотрю на свою жизнь со стороны, а Чарльз сегодня заявил, что я забыл о своей цели в жизни, – пояснил Фокс.

– Джеймс, – Джессика села рядом с ним. – Можно всё изменить.

– Поздно.

– Нет. Никогда не бывает поздно! Я знаю, как ты скучаешь по вашей группе «Малыши в чёрном», и не только ты, но и остальные её участники. Так почему бы вам вновь не воссоединиться?

– Это невозможно.

– Но почему?

– Группа не может существовать без Ричарда Смита.

– Так в чём проблема? Позвони ему.

– Джессика, я же рассказывал тебе о нашей с ним ссоре. Ричард не хочет меня видеть.

– Джеймс, ты бы ещё шестнадцатый век вспомнил! Это было десять лет назад! Я уверена, он простил тебя. Но в этой истории виноват ты. Ты развалил группу, так сделай первый шаг. Я знаю, чувство вины до сих пор гложет тебя.

– Да, это так. Спасибо, Джессика, за совет, но думаю, надо оставить всё так, как есть, – Джеймс поднялся с кресла. – Поехали домой?

– Что ж, это твоя жизнь, и тебе продолжать её портить, – девушка тоже поднялась со своего места. – Едем домой.

Когда Джеймс и Джессика вошли в особняк Фокса, девушка незамедлительно отправилась наверх.

– Ты не будешь ужинать? – поинтересовался вслед Джеймс.

– Нет, Джеймс, спасибо. Уже очень поздно, и я хочу спать, – Маккартни скрылась из виду.

Джеймс остался в гостиной один наедине со своими мыслями. Мужчина посмотрел на телефон, затем опустился на мягкий диван.

– Нет, это просто глупо, – с этими словами он поднялся наверх, но не прошло и полминуты, как Фокс вновь спустился в гостиную.

Мужчина взял телефонную книгу. Немного полистав её, он всё же решился набрать Лондонский номер Ричарда Смита.

– Алло, – после недолгих гудков послышался голос Ричарда.

Джеймс затаил дыхание.

– Алло, – ещё раз повторил Смит. – Я вас слушаю, говорите! Что за чертовщина?!

– Ричард, привет! Это я, – наконец смог выдавить из себя Джеймс.

– Джеймс? – почти шёпотом произнёс Ричард. – Джеймс Фокс?

– Да, Ричард, это я, – ответил Фокс

– Боже мой. Я не верю собственным ушам. Джеймс, мой мальчик, как я рад тебя слышать, – голос его дрожал. – Прости, прости меня, пожалуйста…

– Нет, Ричард, это ты прости меня, – к горлу Фокса тоже подступил комок. – Это я развалил группу. Разрушил дело всей твоей жизни.

– Это всё в прошлом, Джеймс. Прости меня, что тогда, десять лет назад, не смог понять тебя. Не поддержал в трудную минуту. Расскажи, как ты живёшь, чем занимаешься?

Беседа Джеймса и Ричарда продлилась около часа. За это время Смит поведал о своей жизни, а Джеймс, в свою очередь, о своей. В конце разговора Фокс пригласил Ричарда в гости. Смит согласился прилететь через месяц. Джеймс положил трубку и посмотрел на второй этаж в сторону комнаты Джессики.

– И откуда ты всё знаешь, – улыбнулся мужчина. – Спасибо, что ты у меня есть!

– Он сошёл с ума!

– Это просто нервы.

– Я тебе говорю, он сошёл с ума!

– Нет.

– Да.

Генри Поттер и Джордж Норман наблюдали, как Джеймс Фокс ходил по холлу своей студии не находя себе места. Мужчина очень нервничал.

– Послушай, а где Алан? – поинтересовался Поттер у Норманна.

– Он поехал в аэропорт, встречать Ричарда, – ответил Джордж.

После его слов в студию вошли Алан Сендлер и Ричард Смит. Джеймс посмотрел на Ричарда. Он практически не изменился, лишь только на его лице добавилось пара морщин, и голову украсили седые волосы. Как только Ричард увидел Джеймса, он тут же бросился к нему и заключил его в дружеские объятия.

– Боже мой, Джеймс, мальчик мой, я так рад! Я не верю своим глазам, – Смит посмотрел на Фокса.

– Привет, Ричард! Я тоже рад тебя видеть, – улыбнулся Джеймс.

Остальные «Малыши в чёрном» подошли к Фоксу.

– Мои «малыши», – произнёс Смит. – Вы не представляете, как долго я ждал этого момента!

– Что ж, думаю, это стоит отметить и обсудить наши планы на будущее, – предложил Алан.

В этот же вечер «Малыши в чёрном», Ричард, Элизабет, Джессика и Венде отправились в ресторан Сендлеров. Когда вечер близился к завершению, Джеймс поднялся на небольшую сцену, подошёл к микрофонной стойке и произнёс:

– Дорогие друзья, прошу минутку вашего внимания! Сегодня просто волшебный вечер! Я всё ещё не могу поверить, что это не сон! В последнее время я на многое смотрю иначе и хочу сказать всем вам за это огромное спасибо! Но особую благодарность я хочу выразить Джессике. Джеймс посмотрел на девушку и продолжил:

– Я очень рад, что ты есть в моей жизни! Спасибо! И ещё я хотел сказать, что написал песню.

– Что?! – вырвалось у Алана. – Впервые за десять лет?

– Выходит, что да, – улыбнулся Фокс. – Я хочу исполнить её вам. Моё произведение называется «Мой Ангел».

Джеймс взял свою гитару, заиграл быструю, прекрасную мелодию в стиле танца джайв и запел:

– Мою линию судьбы, прописанную точно, легко меняешь ты,

Моя прекрасная девчонка, свет моей души!

Ты не знаешь слова «нет», и, кажется, на всё свой есть у тебя ответ.

Спустившаеся с неба, посланница Богов,

Мою жизнь ты изменила, теперь признаться в этом я готов!

Так долго я искал тебя, и, наконец, судьба промолвила мне «да»!

Сейчас умоляю я:

Ангел мой, останься навсегда!

Мужчина закончил петь. Минуту в зале ресторана стояла тишина, затем друзья начали хлопать и кричать «браво». Поскольку джайв – жизнерадостный и энергичный танец, то именно с ним у мужчины ассоциировался характер и темперамент Джессики.

– Трудно не догадаться, о ком эта песня, – произнёс Алан, глядя на Джессику.

Услышав это, Венде не могла поверить своим ушам. Женщина, наконец, поняла, почему Джеймс всегда прислушивается к девушке. Она посмотрела на счастливую Маккартни. Венде была готова задушить её своими руками. Через пару минут женщина взяла себя в руки. Она поняла, что надо быть хитрее. Только тогда можно убрать Джессику с дороги, и её планам, уже точно, ничего угрожать не будет.

Утром следующего дня все обитатели дома Фокса собрались за завтраком. На удивление всем Венде, как никогда, была вежлива с Чарльзом и Марианной.

– У тебя хорошее настроение? – поинтересовался Джеймс у женщины.

– С чего ты взял? – не поняла Льюис.

– Ещё ни разу не видел, чтобы ты так относилась к Чарльзу и Марианне, – пояснил Фокс.

– О, ты об этом, – улыбнулась Венде. – Просто я признала свою ошибку. Я, действительно, очень плохо относилась к твоей семье. Услышав это, Джессика подавилась чаем.

– Извините, – произнесла она, когда все устремили взгляд в её сторону.

– Это прекрасная новость, Венде, – улыбнулся Джеймс. – Столько замечательных новостей за последнее время. Кстати, одну из них хочу сейчас объявить, через месяц вновь воссоединившиеся «Малыши в чёрном», Ричард и Элизабет летим в Лос-Анджелес с нашей новой песней «Мой Ангел» давать свой концерт. Как только представлю всё это, мурашки по коже, всё как двадцать лет назад. Ах, да, Джессика, я хочу, чтобы ты полетела с нами, ты согласна?

– В Лос-Анджелес? – немного испуганно переспросила девушка, но вспомнив о том, что у неё появился шанс попасть домой, пусть и не настоящий, она тут же успокоилась. – Да, Джеймс, я согласна.

– Джеймс, а меня ты не хочешь пригласить с собой? – поинтересовалась Венде. – Всё-таки я тоже играла в вашем клипе, а значит, эта история и моя!

– Дорогая, я рад бы взять тебя с нами. Но ты говорила, что Хартли может найти тебя там, поэтому я не могу так рисковать, – ответил Фокс. – Лучше тебе остаться здесь. К тому же ты теперь ладишь с Чарльзом и Марианной.

– Но Джеймс…, – хотела возмутиться женщина.

– Боже, мы опаздываем, идём, – Джеймс взял Джессику за руку, и они направились к двери.

– Джеймс, – дорогу им преградила Льюис.

– Венде, я всё сказал, – ответил Джеймс, слегка отталкивая женщину.

Когда Джессика проходила мимо Венде, она заглянула ей в глаза и, улыбнувшись с такой коварностью, какая знакома только Льюис, как лёгкий ветер пролетела мимо. Чарльз и Марианна последовали за ними.

– Чёртова девчонка! – в ярости Венде разбила свою кружку. – Но ничего, мы ещё посмотрим, кто кого?!

Через месяц «Малыши в чёрном», Ричард Смит, Элизабет Сендлер и Джессика Маккартни прилетели в Лос-Анджелес. Вся компания остановилась в отеле «Ночь в Лос-Анджелесе», в том самом номере люкс, что и двадцать лет назад. Острая ностальгия охватила их, когда они попали в отель, словно открылась некая дверца в прошлое. А там царило совершенно другое настоящее.

«Ночь в Лос-Анджелесе» стал еще роскошнее. Это было видно во всем, что наполняло отель. После того, как «Малыши в черном» сняли там клип на песню «В тебя влюбился ветер», он стал местной достопримечательностью. Туда стали съезжаться поклонники со всего мира, чтобы прикоснуться к частичке своих кумиров.

Спустя два дня после прилёта, «Малыши» дали свой концерт, который увенчался большим успехом. Поклонники все десять лет ждали возвращения своих кумиров. После концерта музыканты и Ричард отправились отмечать успех в один из ресторанов города. Они вернулись домой лишь под утро.

Джеймс вышел из своей комнаты номера люкс. Джессика стояла у окна, наблюдая за городом с высоты птичьего полёта.

– Добрый день, – поприветствовал мужчина, держась за больную голову.

– Добрый вечер, – повернувшись, улыбнулась девушка и указала на настенные часы.

– И, правда, – Джеймс улыбнулся в ответ. – Где все?

– Ушли гулять по городу. Тебя не смогли разбудить.

– Да-а-а, я очень давно так не отдыхал!

– Может, кофе?

– Не откажусь.

Джеймс сел за стол.

– Для начала прими это, – Джессика положила перед мужчиной таблетку от головной боли.

– Да, это, кстати, спасибо, – улыбнулся Фокс.

Девушка сварила кофе.

– Держи, – она поставила перед мужчиной кружку с ароматным напитком. Затем Джессика вновь подошла к окну и посмотрела на город.

– Что-то случилось? – забеспокоился Джеймс.

– Что? – Маккартни посмотрела на своего кумира. – Нет, всё в порядке.

– Похоже, тебе грустно?

– Нет, Джеймс, тебе показалось.

– Так, собирайся, – мужчина вышел из-за стола.

– Куда? – не поняла девушка.

– Хочу тебе кое-что показать.

– Хорошо.

Джеймс и Джессика вышли из отеля, сели в машину, и Джеймс повёз девушку по серпантину. По дороге они разговаривали о вчерашнем концерте «Малышей в чёрном».

– Ну вот, мы и на месте, – произнёс Фокс.

Джессика посмотрела в окно и тут же потеряла дар речи. Джеймс привёз её в студию Патриции и Клифа.

– Помнишь, я рассказывал тебе о Патриции Маккартни? – спросил мужчина. – Это её студия. Раньше на этом месте было кафе «Лагуна», где двадцать лет назад мы сняли свой клип. Идём, я познакомлю тебя с этой потрясающей женщиной.

Джеймс вышел из машины. Джессика, молча, последовала за ним. Она не смогла найти ни одного довода, проигнорировать эту встречу.

Они вошли внутрь студии. Джессика огляделась вокруг. «Джайв» выглядел очень скромно, совершенно не так, каким она привыкла его видеть. Только сейчас Маккартни поняла, сколько труда и любви вложили в своё дело её бабушка и дедушка.

– Здравствуйте! Я могу вам помочь?

К Джеймсу и Джессике подошла незнакомая девушка.

– Здравствуйте! – поприветствовал Фокс. – Да, мы ищем Патрицию.

– О, Боже! Вы Джеймс Фокс? – глаза незнакомки загорелись от счастья.

– Да, – улыбнулся мужчина.

– Я ваша поклонница! Безумно рада, что вы вновь на большой сцене!

– Спасибо, – поблагодарил Джеймс.

– Миссис Маккартни скоро должна приехать. Подождите её в зале.

Джеймс и Джессика прошли в тренировочный зал. На его стенах были развешаны грамоты, дипломы и фотографии танцовщиков студии. Джессика увлеклась их просмотром.

– Джеймс!

Джессика услышала знакомый голос и спряталась за креслами в конце зала.

– Патриция! Привет! – Фокс обнял давнюю знакомую.

– Привет! Я очень рада тебя видеть, – улыбнулась Патриция. – Вчера была на вашем концерте. Это просто потрясающе!

– Спасибо! А ты всё танцуешь! Молодец, дошла до своей цели, осуществила свою мечту.

– Ты о студии? Да, так оно и есть. Не знаю, что из этого выйдет, да и знать не хочу. Просто наслаждаюсь сегодняшним днём! Мой администратор сказала, ты не один приехал?

– Да, я… – Джеймс огляделся в поисках Джессики. – Я с девушкой. Она рассматривала дипломы и…, в общем, видимо увлеклась.

– Её интересуют танцы?

– Ещё как! Она, как и ты, тренер по спортивным бальным танцам… – Джеймс резко замолчал.

Он заметил, как Джессика сильно похожа на Патрицию. Вдруг Фокс понял, почему Патриция так

сильно напоминала ему девушку из его снов.

– Что-то не так? – спросила женщина.

– Нет, всё в порядке, – в растерянности ответил Фокс. – Патриция, скажи, у тебя есть родственники с именем Джессика?

– Джессика, – задумалась Маккартни. – Нет, а почему ты спрашиваешь?

– Да так. Где-то в прессе об этом прочитал, но пресса, по-видимому, оказалась «жёлтой». Лучше расскажи, как Клиф и Роберт?

– Всё прекрасно! Клиф, как и я, практически не покидает студию.

– А Роберт тоже танцует?

– Увы, нет. Роберт не пошёл по нашим стопам. У него мечта: открыть свой ювелирный магазин. Сейчас встречается с прекрасной девушкой Джулией Ривз. Похоже, у них всё серьёзно. Мы с Клифом познакомились с её родителями, замечательная семья. Надеюсь, они поженятся. Вот, может, тогда внуки продолжат наше дело!

– Бабуля, дорогая, это я тебе гарантирую, – подумала Джессика и поползла ко второму выходу из зала.

Джеймс нашёл Джессику на берегу океана, недалеко от студии.

– Почему ты ушла? – спросил мужчина.

– Неважно себя почувствовала, – солгала девушка. – Наверное, перемена климата.

– Прости, – произнёс Джеймс.

– За что?

– Дело не в климате. Я не должен был тебя сюда привозить. Ты не можешь вспомнить ничего из своей жизни, а я сыплю соль на рану.

– Джеймс, всё в порядке.

– Едем в отель?

– Ты поезжай, я немного погуляю.

– Незнакомый город, ты уверена?

– Да.

– Что ж, увидимся в отеле. Пожалуйста, будь осторожна.

Джессика гуляла по родному Лос-Анджелесу. Она подошла к дому Патриции и Клифа. Девушка увидела, как в него держась за руку, совершенно счастливые входят её молодые родители. К горлу Маккартни подступил ком. Она остро ощутила, как сильно соскучилась по своей семье. Джессике захотелось лишь одного: оказаться дома.

Тяжело вздохнув, Маккартни побрела по родной улице. Вскоре Джессика пришла на своё любимое место на берегу океана.

– Надо взять себя в руки, – произнесла она. – Я должна помочь Джеймсу! Помочь Джеймсу. Боже, я же в Лос-Анджелесе. Нужно срочно узнать его адрес.

На следующий день, ближе к вечеру, Джессика и Джеймс отправились в одно из кафе города.

– Что мы здесь делаем? – в десятый раз спросил Фокс, войдя внутрь помещения.

– Я же тебе говорила, у нас здесь важная встреча, – ответила девушка. – О, нас уже ждут.

Маккартни указала на светловолосого мужчину лет сорока, сидевшего в конце зала.

Когда пара приблизилась к его столику, Джеймс узнал в мужчине Томаса Стивенсона, друга детства.

– Здравствуйте, Томас! – поприветствовала Джессика.

– Здравствуйте, Джессика! – Том поднялся со стула. – Привет, Джеймс!

– Привет! – Фокс был ошарашен. Он не мог понять, откуда Джессика знает Томаса.

– Я вас оставлю, – с этими словами девушка удалилась.

– Присаживайся, – улыбнулся Том.

– Спасибо, – Джеймс попробовал улыбнуться в ответ.

– Столько лет. Слышал, ты вновь вернулся на сцену, я рад за тебя!

– Спасибо! Как у тебя дела?

– Спасибо, хорошо! Моя фабрика развивается. У меня прекрасная жена Барбара и семилетняя дочь Лора.

– Эта та самая женщина, ради которой ты бросил Венде?

– Что? Бросил Венде? Знаешь, Джеймс, не знаю, откуда у тебя такая информация, но она совершенно неверная! Когда Венде уехала в Париж, там у неё завязался роман с неким Николсом Хартли, об этом кричали все мировые каналы моды. Я многое терпел в отношениях с ней, но это было уже слишком. В этот момент в моей судьбе появилась Барбара и вытащила меня из этих сетей.

– Очень интересно, – задумался Фокс.

– Похоже, ты был очень удивлён, увидев меня?

– А ты нет?

– Нет. Джеймс, в отличие от тебя, я не променял друга на славу!

– О чём ты?

– Знаю, глупо сейчас ворошить прошлое, столько лет прошло. Я о твоём первом визите в этот город двадцать лет назад. Я хотел с тобой встретиться, но Венде сказала мне, что ты теперь не имеешь общих дел с простыми смертными, и у тебя новый друг, кажется, Алан Сендлер?

– Что?! Том, это я искал с тобой встречи, но Венде уверила меня в том, что у тебя не хватает времени даже на собственную жену!

– Венде? Ничего не понимаю. Зачем ей это было надо?

– Я не знаю. Том, скажи, почему ты не прилетел на мою свадьбу с Линдой?

– Как почему? Потому, что ты меня не пригласил!

– Я приглашал тебя и Венде! Я отправил вам открытку.

– Ничего не понимаю. Выходит, что мы потеряли двадцать лет нашей дружбы из-за Венде?

– Выходит, – Джеймс посмотрел на Тома. – Прости.

– Это ты прости меня. Боже мой, столько лет я носил эту обиду в себе.

– Том, как давно ты знаешь Джессику?

– Мы познакомились вчера. Она приехала к нам домой и сказала, что мне просто необходимо встретиться с тобой. И знаешь, я её послушал, будто чувствовал, что ты не мог меня предать.

Джеймс и Томас часа три просидели в кафе. Мужчины вспоминали своё общее детство и жалели о прошедшем времени, жалели о том, что не могли переживать вместе неудачи и радоваться взлётам.

Джеймс вошёл в гостиную номера люкс отеля «Ночь в Лос-Анджелесе». Джессика сидела на диване и читала газету.

– Скажи, кто ты? – Фокс опустился рядом с Джессикой.

– Что? – Маккартни убрала газету.

– Как ты это делаешь? Как ты меняешь мою жизнь? Возвращаешь тех, кто мне так дорог.

– Я не знаю, Джеймс, просто интуиция, – Джессика поднялась с дивана. – Спокойной ночи.

Через неделю Джеймс, Джессика, Алан и Элизабет вернулись в Сидней. Джеймс и Джессика вошли в особняк Фокса. В гостиной Марианна и Чарльз приготовили ужин по поводу их возвращения.

– Джеймс, я так соскучилась, – Венде бросилась мужчине на шею.

– Венде, – Фокс сбросил с себя руки женщины.

– Что случилось? – не поняла Льюис.

– Зачем ты пыталась поругать меня с Томом, и зачем ты оговорила его? – спросил мужчина.

– О чём ты?

– Венде, прекрати! Я всё знаю! Джессика устроила нам с Томом встречу. Он всё мне рассказал.

– Джессика, дорогая, – Венде бросилась к девушке и взяла её за руку. – Джеймс, ты не представляешь, что сделала эта девушка!

– И что же интересно? – Джессика вырвала свою руку.

– Ты освободила меня, – Льюис посмотрела на Джессику и коварно улыбнулась. – Я так долго носила в себе эту тайну.

Венде вновь посмотрела на Джеймса, и по её щекам потекли фальшивые слёзы.

– Зачем ты это сделала? – спросил Фокс.

– Я, я не знаю, – Венде подошла к Джеймсу. – Я была такая глупая. Прости. Джеймс, прости, если сможешь.

После этих слов Льюис выбежала из гостиной.

– Венде, прости, я не хотел тебя обидеть! – Джеймс последовал за ней.

– Не хотел обидеть? – повторила ошарашенная Джессика, глядя на Марианну и Чарльза.

– И зачем мы так старались? – Марианна посмотрела на приготовленный ужин.

– Неужели он так слеп? – с яростью произнёс Чарли.

На следующий день Джессика поздно вернулась из студии. В гостиной её встретила Марианна.

– Добрый вечер, – поприветствовала девушка. – Марианна, а где Джеймс? Он сегодня рано ушёл из студии.

– Он с этой ведьмой уехал в ресторан, – в гостиную вошёл Чарльз. – У них свидание.

– Чарли, – Марианна оборвала мужа. – Что ты говоришь? Какое свидание? Просто ужин в честь примирения.

– Конечно, – съязвил Чарльз. – Джессика, надо что-то делать!

– Я не знаю, что ещё можно сделать, – ответила девушка. – Я очень устала. Простите.

Ужасно расстроенная, Маккартни отправилась в свою комнату. Джессика подошла к окну и увидела Джеймса и Венде. Они остановились около входа в особняк. Льюис приблизилась к мужчине, и они поцеловались. К горлу Джессики подступил ком. Казалось, голова, от спутавшихся мыслей, разлетится на кусочки. Хотелось выбежать на улицу, подойти к Джеймсу и, глядя ему в глаза, рассказать, какой же он все-таки глупец. Девушка глубоко вздохнула, а после того, как еще раз трезво оценила обстановку и немного пришла в себя, отошла от окна и упала на кровать.

– Что я делаю? – произнесла она. – Он взрослый мужчина. Я пытаюсь изменить его жизнь. Зачем? Похоже, он этого не хочет. С меня хватит! Надо искать дорогу домой!

Следующим утром Чарльз в панике стучался в комнату Джеймса.

– Чарли, что случилось?

Мужчина обернулся. Фокс стоял позади него, он вышел из комнаты Венде.

– Джеймс, – произнёс Чарли, поняв, что эту ночь Фокс провёл с Льюис. – Джессика пропала!

– Как пропала? – не понял Джеймс.

– Её нигде нет! Ни её, ни её вещей! И…

– Что случилось, дорогой? – из комнаты вышла Венде.

– Джессика пропала, точнее, собрала вещи и ушла, – ответил Джеймс.

– И, что здесь удивительного? – не поняла женщина. – Девочка вновь обрела память и отправилась к своей семье! Кстати, даже не поблагодарила тебя за то, что ты для неё сделал.

Венде вошла в комнату.

– Джеймс, что ты наделал? – покачал головой Чарльз. – Девочка вернула тебя к жизни. Знаешь, а она правильно поступила! Сколько можно на всё это смотреть?

Чарльз ушёл. Джеймс так и остался стоять в коридоре. Вдруг он почувствовал в душе огромную пустоту. Его сердце сжалось от боли.

Следующие две недели Джеймс не выходил из дома. Он вновь забросил музыку, студию и друзей.

Джеймс сидел в саду своего особняка. Туда вошла Венде. После ухода Джессики она успокоилась и вновь почувствовала себя королевой. Ведь Джессики не было, и было бы глупо соревноваться с ней, с самой Богиней. У нее нет соперниц. И жизнь вновь пошла по ее плану.

– Ты избегаешь меня? – спросила женщина.

– Венде, давай забудем то, что между нами было, – Джеймс посмотрел на Льюис.

– Что? Джеймс, о чём ты говоришь? Дорогой, пойми, эта девчонка просто использовала тебя. Она уже не вернётся!

– Добрый вечер!

В сад вошла Джессика. На ее лице сияла улыбка абсолютной победительницы. Словно на этой лестнице жизни она все-таки отыскала ступеньку выше той, на которой так давно стоит Венде Льюис.

– Джессика? – обрадовавшись, Джеймс поднялся со стула. – Где ты была?

– Искала то, что покажет тебе истинное лицо Венде Льюис, – ответила Маккартни.

– Что за чушь ты несёшь? – крикнула Венде.

В сад вошла Линда Лестер. Такая же, как и восемь лет назад: красивая, стройная и обворожительная. Лишь одно резко бросалось в глаза: голубоглазая принцесса стала тверже стоять на земле, правда, в ее открытом взгляде уже не было видно того огонька счастья.

– Здравствуй, Джеймс, – поприветствовала Линда.

– Линда? – удивлению Фокса не было предела, он не мог понять, что происходит.

– Что ж, – улыбнулась Джессика. – Все в сборе. Начнём.

Следующий час девушка в подробностях и малейших деталях рассказывала о том, как Льюис подстроила измену Джеймса, оговорила Хартли, солгала о проданном доме в Лос-Анджелесе и модельном агентстве в Париже.

– Венде, это правда? – спросил Фокс, когда Джессика окончила рассказ.

– Как ты обо всём узнала? – крикнула Льюис.

– Интуиция, – улыбнулась Маккартни.

– Джеймс, – начала Венде.

– Замолчи, – сквозь зубы процедил Джеймс. – Как же я был слеп. Ты, ты.… Уходи, я больше никогда не хочу тебя видеть.

– Но, Джеймс…, – вновь попыталась оправдаться Венде.

– Пошла вон! – крикнул мужчина. – Или я вызову полицию!

Венде выбежала из особняка Фокса.

– Я оставлю вас, – улыбнулась Джессика.

– Ты вновь уходишь? – испугался Джеймс.

– Я пойду к себе в комнату, – успокоила его девушка и вышла из сада.

Повисла неловкая тишина.

– Присаживайся, – наконец произнёс Джеймс, глядя на Линду. – Как поживаешь?

– Хорошо, – Линда опустилась на стул. – Живу в Лондоне вместе с мужем Гарри и нашей дочерью Джиной. Я стала режиссёром в нашем театре и, конечно, продолжаю сама играть в спектаклях. Как ты?

– Я? – Джеймс закурил сигарету. – Сейчас уже прекрасно! А о том, как я на протяжении девяти лет ломал голову, гадая, почему ты ушла… Я не хочу вспоминать!

– Джеймс, прости меня, если сможешь. Она была так убедительна, и я поверила.

– Что же заставило тебя сейчас изменить своё мнение?

– Джессика. Береги её. Она знает тебя как никто другой. И прости меня.

– И ты прости меня.

Джеймс затушил сигарету, подошёл к Линде и крепко обнял её.

В комнате Джессики раздался стук. Девушка открыла дверь. За ней стоял Джеймс.

– Не хочешь прогуляться? – поинтересовался он.

– А где Линда? – не поняла девушка.

– Я отвёз её в аэропорт. Так что насчёт моего предложения?

– Хорошо. Идём, – улыбнулась Джессика.

Пара гуляла по берегу моря. Джеймс не отрываясь смотрел на Джессику. Она, молча, чуть смущенно улыбалась ему в ответ. Их взгляды встретились. Его охватило уже знакомое чувство, как и тогда с Патрицией Маккартни. Мужчина почувствовал, что рядом с ним очень родной человек, только на этот раз чувство было неподдельным. Джеймс был счастлив, но в то же время так сильно боялся вновь потерять Джессику. Эти два чувства слились воедино, и ему захотелось превратить этот миг в вечность.

– Джессика, – обратился Джеймс.

– Джеймс, – девушка перебила его. – Пожалуйста, не спрашивай, как мне удалось вывести Венде на чистую воду, и откуда я всё знаю.

– Хорошо, – улыбнулся Джеймс. – Я давно догадался, кто ты на самом деле.

– Догадался? – напряглась девушка.

– Да. Мне позвонили из Рая и сказали, что от них на Землю сбежал самый красивый ангел, но ты не бойся, я не скажу, где ты прячешься, – засмеялся Фокс.

– Боже, – Джессика облегчённо вздохнула. – Ну, ты и шутник!

– Джессика, – Джеймс взял девушку за руку. – Я должен тебе кое-что рассказать. Мои песни «В тебя влюбился ветер» и «Мой Ангел» написаны о тебе.

Джессика, молча, улыбнулась.

– Я непроходимо глуп, – продолжил Фокс. – Ты смогла изменить мою жизнь, а о такой мелочи, как песни, конечно, уже давно догадалась.

– Да. Мне не понятно лишь одно, как ты мог написать обо мне свою первую песню? Мы ведь ещё не были знакомы.

– Просто долгие годы ты мне снилась. Джессика, я так долго тебя искал. Спасибо за всё.

– И тебе, Джеймс, спасибо!

Утром следующего дня, когда Джессика открыла глаза, она увидела, что её комната вся усыпана лепестками белых лилий. В удивлении девушка поднесла левую руку к губам и увидела на своём безымянном пальце кольцо. Ничего не понимая, Маккартни накинула халат и вышла из комнаты. Лепестки лилий, выложенные белой дорогой, вели её в сад. Неуверенно Джессика открыла дверь. Там её ждал Джеймс.

– Доброе утро, – мужчина подошёл к девушке и подарил ей красную розу.

– Я что-то упустила? – Джессика указала на кольцо.

– Ангел мой, останься навсегда, – произнёс Фокс и поцеловал девушку.

Свадьба Джеймса и Джессики была назначена на 18 июля 1985 года. Джеймс познакомил девушку со своими родителями. Марта и Кристофер были в восторге от неё. Марта неустанно благодарила девушку за сына, вновь обретшего счастье.

Настал долгожданный день венчания. Шафером был выбран Алан, подружкой невесты Элизабет. На этот раз приглашение Джеймса «не затерялось», и на свадьбу прилетел Том и его семья, а также Генри Поттер, Джордж Норман, Ричард Смит.

– Прошу всех встать, – произнёс священник.

В церкви зазвучала торжественная музыка, и в зал вошла прекрасная невеста. Джессика прекрасно смотрелась в свадебном платье. В руках у нее был свадебный букет, а завершала образ ее бесподобная, обворожительная улыбка.

– Прошу всех садиться! – воскликнул священник, когда невеста приблизилась к алтарю.

Церемония венчания близилась к завершению.

– Если кто-то знает причину, по которой эти люди не могут соединить свои сердца, пусть скажет сейчас или молчит вечно, – попросил священник.

– Я знаю!

В церковь ворвалась Венде. На ней было одето красное платье и туфли такого же цвета на высоком каблуке. Женщина была пьяна.

– Что ж, говорите, – попросил святой отец.

– Это мой мужчина! – крикнула Венде. – У этой истории должен был быть другой финал! Джеймс, если ты не будешь принадлежать мне, то не будешь принадлежать никому!

Льюис достала из своей сумочки пистолет и выстрелила в Фокса. Джессика закрыла собой мужчину, и пуля угадила ей в спину. Девушка упала на руки Джеймса. В церкви началась немыслимая суета. Алан вызвал скорую помощь и полицию. Венде арестовали.

– Любимая, прошу, не покидай меня, – Фокс плакал над почти бездыханным телом Джессики.

Джессику Маккартни увезли в самую лучшую клинику Сиднея. Операция продлилась семь часов. За дверью хирургического отделения результатов ожидали Джеймс, его родители и друзья. Наконец из операционной вышел доктор. Он устало смахнул пот со лба, но, тем не менее, облегченно вздохнул.

– Как она? – к нему подбежал Джеймс.

Врач молчал.

– Как моя жена? – в панике повторил Фокс.

– Успокойтесь. Операция прошла успешно, – ответил доктор. – Жизни миссис Фокс ничего не угрожает. Она очень сильная девочка.

– Боже, мой! – Джеймс обнял хирурга. – Спасибо! Огромное вам спасибо! Я могу её увидеть?

– Нет, сегодня нет. Идите домой. Отдохните, – посоветовал врач.

– Сынок, – Марта обняла Джеймса. – Доктор прав. Поехали домой.

Джеймс вошёл в палату к Джессике.

– Привет, любимая, – он протянул жене букет цветов.

– Привет, – девушка улыбнулась в ответ, беря цветы. – Спасибо! Джеймс, когда меня выпишут?

– Ты хорошо себя чувствуешь? – загадочно улыбнулся Фокс.

– Прекрасно! Я хочу домой. Я уже два месяца здесь. Очень устала лежать без дела!

– Что за капризы, дорогая? У тебя была непростая операция.

– От операции у меня остался только этот шрам.

Джессика открыла спину. Под её правой лопаткой находился дугообразный шрам.

– Ангел, – улыбнулся Джеймс.

– Что? – не поняла девушка.

– Когда я смотрю на твой шрам, мне кажется, будто там скоро вырастет крыло, – засмеялся Джеймс. – Его форма напоминает крыло.

– Ну, спасибо! Я однокрылый ангел, хорошо, что не одноглазый, – Джессика задорно засмеялась.

– Вот, так-то лучше! Теперь я вижу, ты здорова! Что ж, собирайся, мы едем домой! Родители, Чарльз, Марианна, Алан и Элизабет приготовили отличную встречу. Не говори им, что я проговорился.

– Что? Правда? Ура! – Джессика бросилась к Джеймсу и обняла его.

Глава 12

Прошло пять лет с тех пор, как Джеймс и Джессика поженились. Фоксы сидели на берегу моря. Джеймс нежно обнимал девушку. Она положила голову ему на плечо и о чем-то глубоко задумалась.

– Дорогая, завтра пятая годовщина нашей свадьбы, – Джеймс поцеловал жену. – Как быстро летит время. Прошло шесть лет с момента нашей первой встречи. Эти шесть лет я был самый счастливый человек на Земле!

– Да, – улыбнулась Джессика. – Время странная штука, и его сущность разгадать невозможно.

– Верно!

«1990 год, – подумала Маккартни. – Через пять лет должна родиться я. И что же теперь будет. Я так соскучилась по маме и папе, бабушкам и дедушкам, Эмили и всем друзьям. По студии. По своим кошкам и собаке. Мне уже двадцать шесть лет. Иногда мне кажется, что это просто сон».

– О чём ты думаешь? – размышления девушки прервал Джеймс.

– Ни о чём, – ответила Джессика. – Точнее, о том, что ты моя жизнь! Пойду, немного поплаваю.

Джессика поцеловала мужа и пошла к морю. Джеймс стал наблюдать за тем, как девушка купается. Маккартни нырнула под воду. Фокс пристально следил за морем.

Джеймс запаниковал, когда спустя минуту Джессика так и не показалась на поверхности воды.

– Джессика! – Джеймс кинулся в воду. – Джессика!!!

Джессику Маккартни на протяжении семи месяцев искали все службы спасения и полиция Австралии, но их успехи оставляли желать лучшего.

Джеймс вошёл в отделение полиции. Выглядел он очень уставшим, невероятно худым. Но в его потускневшем взгляде еще теплился огонек надежды.

– Мистер Фокс, – к Джеймсу обратился мужчина в форме. – Мы прекращаем поиски вашей супруги.

– Что? – Джеймс не верил своим ушам. – Как прекращаете? Вы с ума сошли?

– Джеймс, прошло больше полугода, мне тяжело об этом говорить, но вам надо смириться с тем, что её больше нет.

– Я не могу с этим смириться, – на глазах Фокса заблестели слёзы. – Не могу!

– Держитесь, – полицейский протянул Джеймсу стакан воды.

Прошло три года с тех пор, как Джессика пропала. Джеймс Фокс приехал в Ливерпуль в гости к Марте и Кристоферу.

После отличного ужина, приготовленного Мартой, мужчина отправился прогуляться по родному городку.

Он зашёл в ресторан «Ливерпуль», где начиналась его карьера. Почти за тридцать лет там ничего не изменилось. Лишь на той маленькой сцене теперь играют другие ребята. Джеймс сел за один из столиков и заказал чашку чая. Его взгляд вновь привлекли парни на сцене. Мужчина вспомнил, как здесь начиналась его карьера. Куда все ушло? Есть ли возможность найти туда дорогу? Можно ли все начать сначала? Похоже, что ответы на эти вопросы никто не знает. Вдруг за соседним столиком он увидел до боли знакомую фигуру. Это была Линда Лестер.

– Линда? – Фокс подошёл к ней.

– Джеймс? – женщина обернулась. – Привет! Что ты здесь делаешь?

– Я приехал в гости к родителям, – Фокс сел напротив Лестер. – А вот ты как здесь?

– Я привезла сюда свой спектакль. Завтра играем в вашем театре, – Линда сделала паузу, а затем продолжила. – Я слышала о Джессике. Мне очень жаль.

– Мне больно говорить на эту тему. Прости, – ответил мужчина.

– Я всё понимаю.

– Ты здесь одна? Твой муж и дочка в Лондоне?

– Мы расстались с Гарри.

– Что? Почему?

– Не вышло. У нас с ним прекрасные дружеские отношения, он часто видится с Джиной, но восемь лет назад мы развелись.

– Что пошло не так? Дело в нём?

– Нет, Джеймс, дело во мне. Я вышла за него, чтобы быстрее забыть тебя, но когда узнала, что ты не предавал меня, то больше не могла жить с Гарри. Не могла так жестоко обманывать его. Джеймс, я всегда любила только тебя. И сейчас люблю.

– Линда…

– Прости, мне пора.

Женщина вышла из ресторана.

На следующий день Джеймс с огромным букетом красных роз ждал Линду около театра.

– Привет, – мужчина подошёл к Лестер и протянул цветы.

– Джеймс? Спасибо, – женщина взяла букет.

– Отличный спектакль, – улыбнулся Джеймс.

– Спасибо, – Линда улыбнулась в ответ.

– Может, прогуляемся?

– Не откажусь.

Джеймс и Линда до глубокой ночи гуляли по Ливерпулю. С каждой минутой общения с Лестер Джеймс понимал, как ему её не хватало. Пара подошла к отелю «Мёрси», где остановилась женщина.

– Вот мы и пришли, – произнесла Линда. – Спасибо за этот вечер.

– Линда, – Джеймс взял женщину за руку. – Давай начнём всё сначала.

– Что?

– Я долго думал и, может, это глупо, но мне кажется, Джессика пришла в мою жизнь, чтобы вернуть мне тебя. Я люблю тебя, моя Линда! И прошу, выйди за меня замуж!

– Я согласна, Джеймс, – по щекам Линды потекли слёзы. – Я так счастлива!

– Я тоже, – Джеймс поцеловал Линду.

Глава 13

Джессика Маккартни подняла тяжёлые веки. У окна её комнаты стояла Джулия Маккартни.

– Мама, – позвала девушка.

– Дочка, – Джулия подбежала к Джессике. – Как ты?

– Голова ужасно болит, – ответила девушка и, наконец, осознала, что говорит со своей матерью и находится в своём доме. – Мама, что происходит? Как я здесь оказалась?

– Вчера вы пошли купаться, у тебя случился солнечный удар, ты потеряла сознание. Ребята привезли тебя домой, – ответила Джулия. – Сейчас придёт доктор Джейн и осмотрит тебя.

После её слов в комнату вошли Роберт Маккартни и Саймон Джейн.

– Дочка, очнулась, – Роберт подошёл к Джессике.

– Ну, привет, красавица, – поздоровался Джейн. – Вижу, юбилей отмечала с размахом?

– Какой юбилей? – не поняла Джессика.

– Ооо, – засмеялся Саймон. – Как всё запущено! Вчера тебе исполнилось двадцать лет!

– Что? А, ну, да, – Джессика поняла, что всё, что с ней было, это просто сон, последствия солнечного удара.

Доктор осмотрел девушку.

– Как она, Саймон? – спросила Джулия.

– Родители, успокойтесь, с вашим чадом всё в порядке, – засмеялся Джейн. – Единственное, сегодня никаких тренировок.

– Хорошо, – согласилась Джессика.

– Ты не будешь спорить? – удивился Роберт.

– Нет. Здоровье важнее, – ответила девушка.

– Саймон, ты уверен, что она здорова? – улыбнулся Роберт.

– Я уверен. Видите, даже солнечные удары идут ей на пользу, – заметил доктор.

– Мама, папа, я так соскучилась, – Джессика обняла родителей.

– Ну вот, я же говорю, – засмеялся Саймон.

Джессика спустилась к завтраку.

– Дорогая, как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась Джулия.

– Прекрасно, – ответила девушка.

– Я сегодня не поеду с папой в офис, останусь с тобой.

– Мама, я, правда, в порядке, поезжай.

– Ты уверена? Я могу остаться.

– Я уверена. Я буду весь день дома. Обещаю.

– Хорошо. Кстати, позвони своим друзьям, они волнуются, особенно Энтони.

– Конечно.

– Мы поехали. Звони в любое время.

Джулия поцеловала дочь и вышла из дома.

Джессика вошла в гостиную и включила телевизор.

– А теперь к новостям культуры, – понеслось из него. – Через два месяца рок-группа «Малыши в чёрном» посетят Лос-Анджелес со своим концертом. Мы взяли интервью у одного из музыкантов группы семидесятилетнего Джеймса Фокса…

Услышав это, Джессика чуть не села мимо дивана.

– Что?

На экране девушка увидела Джеймса, а рядом с ним стояла Линда Лестер.

– Так это не сон?

Джессика поднялась в свою комнату, включила компьютер и набрала в поиске интернета биографию Джеймса Фокса.

– «…он женился на некой Джессике, но после пяти лет счастливого брака молодая жена пропала без вести…», – прочитала Джессика. – И ни одной фотографии! Бред! Это не могла быть я!

Джессика подбежала к зеркалу и посмотрела на свою спину. Шрам от выстрела был на своём месте.

– Боже мой, это, действительно, была я.

Вечером Джулия и Роберт вернулись домой.

– Мама, папа, скажите, откуда у меня шрам на спине? – осторожно поинтересовалась Джессика за ужином.

– Как откуда? – удивлённо переспросила Джулия. – В пятнадцать лет вы с Джеком тренировались на берегу, он случайно уронил тебя с поддержки. Ты угодила на большой острый камень, а затем больница, пришлось зашивать твою спину.

– А, ну, да, – улыбнулась Джессика. – Точно!

– Дочь, с тобой, действительно, всё в порядке? – настороженно поинтересовался Роберт.

– Да, просто устала. Пойду спать, – ответила девушка удаляясь.

На следующий день Джессика приехала в студию.

– Родная, – к ней кинулась Патриция. – Как ты?

– Прекрасно, – Джессика обняла бабушку. – Энтони ещё нет?

– Он будет с минуты на минуту.

– Ясно. Я слышала «Малыши в чёрном» прилетают в Лос-Анджелес?

– Прилетают. Не беспокойся, билеты на концерт мы достанем.

– Бабуля, я хотела спросить, Джеймс женат на Линде?

– Что за вопрос? Ты о нём знаешь, как никто другой!

– Глупости! Так что? Просто они разводились.

– Да, разводились. Он был женат на молодой девочке, кстати, её звали так же, как и тебя. Но в 1990 году она погибла.

– Погибла?

– Да, утонула. Через три года после её смерти он вновь женился на Линде.

– В интернете я не нашла ни одной фотографии этой Джессики.

– Да, она не любила публичной жизни. Как-то Джеймс заходил с ней к нам в студию, но мне не удалось с ней пообщаться.

– Всё ясно.

В тренировочный зал ворвались Энтони и Эмили.

– Джессика, – Эмили обняла подругу. – Не пугай нас больше.

– Никогда, – улыбнулась Маккартни.

– Как ты, Джессика? – поинтересовался Энтони.

– Спасибо, Тони, хорошо, – ответила девушка.

– Я рад, – улыбнулся парень.

– Эмили, – Джессика обратилась к подруге. – Что ты делаешь сегодня, скажем, часиков в пять?

– Ничего, – ответила девушка.

– Давай сходим в кафе?

– Что? – удивлению Грейс не было предела. – Ты же обычно тренируешься в это время?

– Да, но думаю, на сегодня часа два хватит.

– Джессика, завтра во сколько тренировка? – спросил Тони.

– Завтра? – удивилась Джессика. – Но завтра суббота, выходной день!

– И когда это тебя останавливало, тем более перед чемпионатом мира? – поинтересовалась Патриция.

– Завтра я еду на пикник с родителями, – ответила девушка. – Семья для меня важнее всего, даже чемпионата мира!

Все присутствующие в зале переглянулись. Никто из них не узнавал повзрослевшую Джессику Маккартни.

Наступил день чемпионата мира по спортивным бальным танцам в Англии 2015 года. После долгих лет изнурительных тренировок Джессика Маккартни и Энтони Льёрентэ стали чемпионами мира. Безоговорочную победу ребятам принесли танцы: румба под песню «В тебя влюбился ветер» и джайв под композицию «Мой Ангел».

После окончания соревнований танцоров встретили счастливые родители, родные и друзья. Среди них Джессика заметила своего бывшего партнёра Джека и его невесту Амели. Пара подошла к девушке.

– Поздравляю, – улыбнулся Джек, протягивая Маккартни цветы. – Джессика, прости, пожалуйста.

– Да, Джесс, прости, – произнесла Амели.

– Нет, это вы простите меня, – улыбнулась Джессика. – Я была эгоисткой! Мне стыдно. Семья важнее всего. Я желаю вам счастья, ребята!

– Спасибо! – Джек и Амели обняли Джессику.

После возвращения в Лос-Анджелес, Патриция и Клиф устроили в студии «Джайв» вечеринку в честь чемпионов.

– Патриция!

Женщину окликнул знакомый голос.

– Джеймс? Джеймс Фокс? – она обернулась. – Боже мой, что ты здесь делаешь? Я так рада тебя видеть!

Перед ней стоял седовласый мужчина в отличной спортивной форме. Несмотря на все события своей жизни, в душе он остался таким же, как и прежде: улыбчивым и наивным мальчишкой, который считает, что его стакан с водой всегда на половину полон.

– Да, это я, – улыбнулся Джеймс. – Я тоже рад тебя видеть! У нас завтра с ребятами здесь концерт, и я решил заскочить к тебе и пригласить.

– Спасибо, я обязательно приду! Как ты поживаешь?

– Прекрасно. У нас с Линдой двое взрослых детей, Джина и Диего, и двое внуков. Я счастлив! Как ты?

– Тоже отлично! Мой Роберт женился на Джулии, у них родилась прекрасная дочь! Кстати, она пошла по моим стопам, как я и мечтала, выиграла чемпионат мира. Давай, я вас познакомлю, она твоя поклонница.

– С удовольствием!

Джеймс и Патриция пошли вглубь зала.

– Джессика, дорогая, – окликнула Патриция.

– Да, – девушка обернулась.

Улыбка медленно сошла с лица Джеймса. Казалось, будто подул холодный, обжигающий ветер. По телу пробежал ток, он проник и в душу. От чего-то, стало невыносимо жарко, и на лбу появились капли пота. Земля уходила у него из-под ног. Джеймс думал, что он сошел с ума, как такое возможно?! Это просто бред?! Перед ним стояла его Джессика.

– Джеймс, познакомься, моя внучка, Джессика Маккартни, – произнесла Патриция.

– Очень приятно, – девушка нашла в себе силы улыбнуться. – Простите, мне надо выйти.

Маккартни выскочила из студии.

– Она не ожидала, прости, Джеймс, – извинилась Патриция.

– Всё в порядке, – ответил Джеймс и тоже вышел из студии.

Фокс нашёл Маккартни на берегу моря недалеко от студии.

– Я ничего не понимаю, как ты здесь оказалась, Джессика? – испуганно спросил Джеймс. – Ты жива?

– Я не понимаю, о чём вы говорите, мистер Фокс, – Джессика посмотрела на мужчину.

– Джессика, зачем ты лжёшь? Ты не представляешь, через что я прошёл! Ты утонула в 1990 году!

– Мистер Фокс, вы сошли с ума! Я родилась в 1995 году!

– Да, действительно, я схожу с ума! Прошло двадцать пять лет, ты не могла совсем не измениться. Простите, мисс Маккартни, я обознался.

– Бывает, – Джессика еле сдерживала слёзы.

Джеймс стал отходить от девушки. Мужчина обернулся, чтобы ещё раз посмотреть на тень своего прошлого. На Джессике было надето платье с открытой спиной. Подул ветер. Роскошные волосы девушки оголили её спину, и Джеймс увидел знакомый шрам под правой лопаткой.

– Джессика, это ты! – Фокс кинулся к Маккартни и схватил её за руки. – Зачем ты лжёшь?!

– Да, Джеймс, это я.

Часть вторая.

Последний такт моего дыхания.

Нет ни Начала, ни Конца...

Наш путь — не миг, а бесконечность;

Мы лишь меняем свою внешность

И возвращаемся к живым.

Глава 1

Джессика Маккартни вошла в тёмную комнату. В лунном свете около окна она заметила сидящий в кресле знакомый силуэт.

— Джеймс? — тревожно окликнула девушка.

Мужчина, молча, продолжал смотреть в окно.

— Джеймс, что-то случилось? — Джессика попыталась зажечь свет, но у неё ничего не вышло. Выключатель оказался сломан.

Фокс всё также безмолвствовал, не отрываясь от мрачного пейзажа за окном.

— Джеймс, ты пугаешь меня, — Маккартни медленно приблизилась к мужчине и осторожно повернула кресло к себе. — Боже мой!!!

Девушка истошно закричала: в кресле сидел мёртвый Фокс. Его глаза были открыты, в них застыл нечеловеческий страх. Изо рта мужчины стекала алая струйка крови. Вдруг по стеклу окна застучал дождь. Поднялся ветер. Своим порывом он открыл окно, и капли холодной воды потекли по лицу

до смерти напуганной девушки. Джессика собралась бежать прочь, но вдруг Джеймс резко схватил её за руку. Его неподвижные стеклянные глаза, казалось, смотрели на неё.

— Помоги мне, — прошептал Фокс совершенно не своим голосом и ледяной рукой потянул Маккартни к себе.

— Нет!!! — девушка закричала что было силы.

Глава 2

Джессика открыла глаза. Все тело было покрыто холодным потом. Она посмотрела в окно. Лучи яркого солнца Лос-Анджелеса ласково пробежали по её лицу.

— Это просто сон, — облегчённо улыбнулась девушка и отправилась в ванную.

Приведя себя в порядок, она спустилась к завтраку. На кухне её ждали родители Роберт и Джулия Маккартни.

— Доброе утро, — поприветствовала девушка.

— Доброе утро, — отозвались родные.

— Дорогая, ты вновь не выспалась? — встревожено спросила Джулия.

— С чего ты взяла? — устало улыбнулась дочь.

— Уставшие глаза и под ними чудовищные синяки, — ответила мать.

— Тебе просто показалось. Всё в порядке, — Маккартни сделала глоток кофе из своей чашки.

— Дочь, тебя опять мучили кошмары? — прямо спросил Роберт.

— Нет, папа, — немного злясь, отреагировала Джессика. — Я же сказала, у меня всё хорошо.

— Ладно, извини, — Роберт закурил сигарету. — Ты думала над просьбой бабушки Патриции?

— Над какой именно? — Джессика сделала вид, будто не понимает, о чём идёт речь.

— Дорогая, насколько ты помнишь, твой дедушка Клиф год назад увлёкся живописью, и бабушка хочет, чтобы ты полетела в Лондон и организовала там выставку его работ, — уже, наверное, в сотый раз объяснил отец.

— Кажется, мы уже несколько раз обсуждали эту тему, — ответила девушка. — Я собиралась в Австралию.

— Джессика, я думаю, ты должна помочь бабушке и дедушке, — в разговор вмешалась Джулия.

— Мама, я никому и ничего не должна. Простите, мне пора, — Джессика поднялась со стула.

— Ты не позавтракала, — заметила женщина.

— Спасибо, я не голодна, — девушка поцеловала родителей и вышла из кухни.

— Роберт, ты думаешь, мы поступаем правильно, отправляя её одну в Европу в таком состоянии? — встревожено поинтересовалась Джулия.

— Да, дорогая, ей просто необходимо отвлечься, — ответил муж. — И, на мой взгляд, это лучше, чем её идеи об Австралии.

— Меня беспокоят её кошмары. Они начались больше года назад, после того, как у неё случился тот самый солнечный удар на пляже в день её двадцатилетия. Роберт, после того случая я не узнаю нашу дочь. Она будто повзрослела лет на пять. Джессика очень сильно изменилась. Может, нам показать её какому-нибудь специалисту?

— Джулия, её наблюдает Саймон. Этого достаточно. Не паникуй. Людям свойственно меняться.

— Хорошо, дорогой, — попробовала успокоиться Джулия.

Джессика вошла в студию танца и спорта «Джайв».

— Привет, Джессика, — поприветствовала девушка-администратор.

— Привет, Аманда, — улыбнулась Маккартни.

— Тебя срочно хочет видеть Патриция, — поспешила сообщить Аманда. — Она у себя в кабинете.

— Спасибо, — поблагодарила Джессика и отправилась на второй этаж.

Подойдя к кабинету бабушки, девушка постучала в дверь.

— Войдите, — отозвалась Патриция.

— Привет, бабуля, — Джессика вошла в кабинет.

— Здравствуй, дорогая! Присаживайся, — Патриция указала на стул.

— Спасибо, — Маккартни села напротив бабушки.

— Ты плохо себя чувствуешь? — Патриция внимательно посмотрела на внучку.

— Нет. Всё отлично! — солгала девушка.

— Что ж, попробую поверить на слово, — женщина недоверчиво отвела взгляд в сторону, а затем вновь посмотрела на внучку. — Ты думала о моём предложении?

— Бабуля, а почему бы вам с дедушкой самим не слетать в Лондон? — вдруг неожиданно даже для себя самой выпалила Джессика.

— Дорогая, у нас на носу чемпионат Америки, мне нужно готовить наших юниоров.

— Ну, да, — с маленькой долькой грусти улыбнулась Джессика.

Раздался стук в дверь кабинета.

— Войдите, — пригласила Патриция.

— Извините, — в кабинет заглянул Энтони Льёрентэ.

— Энтони, проходи, — обрадовалась Патриция. — Что ты хотел?

— Я искал Джессику, — парень вошёл в помещение. — Джессика, мы сегодня будем тренироваться?

— Э-э-э, — замялась девушка. — Думаю, нет.

— Почему-то я не удивлён, — расстроился Льёрентэ. — До свидания, Патриция.

Энтони закрыл дверь.

— Как ваши с Энтони отношения? — осторожно поинтересовалась Патриция.

— Бабушка, я прошу, не начинай, — ответила Маккартни.

— Хорошо. Я не могу лезть в твою личную жизнь, но кроме того, что я твоя бабушка, я ещё и твой тренер! Когда вы с Энтони последний раз тренировались?

— Я прошу…— начала Джессика.

— Когда? — жестко переспросила Патриция.

— Полгода назад, — ответила Джессика, не узнавая свою мягкую и терпеливую бабушку.

— Я тебя не понимаю, ты выиграла чемпионат мира и решила, что это верх профессионализма? Ты думаешь, теперь ты абсолютно всё знаешь и впредь тебе нечему учиться? — женщина продолжала повышать голос.

— Нет, — девушка опустила глаза.

— Может, ты не думаешь о себе, но у тебя ещё есть партнёр и очень талантливый партнёр! — не могла угомониться Патриция.

— Я знаю, — чуть слышно прошептала Джессика. Ей стало очень стыдно.

— Я не вижу этого! Кстати, Эмили хочет вернуться в спорт. Она уже начала тренироваться, — плавно меняя тему разговора, постепенно начал успокаиваться строгий тренер.

— Эмили? Но она недавно родила, — в голосе девушки чувствовалось недоумение.

— Что значит недавно? Ребёнку семь месяцев. Она молодец, что решила вернуться. Есть лишь одна проблема.

— Что за проблема?

— Она не может найти себе достойного партнёра. Ты же знаешь, как с этим трудно? — с ноткой укора спросила Патриция.

— Знаю, бабушка, знаю, — Джессика встала со стула. — Мне пора.

Девушка поцеловала женщину и вышла из кабинета.

— Я так ничего и не услышала о Лондоне, — возмущённо произнесла женщина.

Джессика вышла из студии и, сев в свою тёмно-красную машину отправилась на своё любимое место на берегу океана Лос-Анджелеса. Автомобиль быстро домчал девушку до назначенного места. Маккартни вышла из машины, опустилась на горячий песок и открыла пачку любимых чипсов.

— Боже, как я устала, — Джессика устремила свой взгляд вдаль, и мысли с бешеной скоростью стали проноситься в её голове. — Больше всего на свете мне бы хотелось поделиться с родителями, родными и друзьями тем, что со мной произошло. Нет, они просто решат, что я сошла с ума. А может, это так и есть? Вдруг я, действительно, сошла с ума? Кто я? Двадцатилетняя девчонка Джессика Маккартни или почти тридцатилетняя женщина Джессика Фокс? Всё так запуталось! Где, правда, а где сон…

Мысли девушки прервала песня Джеймса Фокса «В тебя влюбился ветер», прекрасная мелодия, которой, зазвучала из радио машины Маккартни и никак не могла оставить её память в покое. Перед глазами, в ту же минуту, возник Джеймс и лучшие моменты из её прошлой жизни, проведённые с ним.

— Здравствуй, Джеймс, — еле сдерживая слёзы, Джессика посмотрела на автомобиль. — Как долго ты ещё будешь меня преследовать?

Дослушав прекрасную мелодию до конца, Маккартни села в машину и помчалась домой. Оставив автомобиль около особняка, девушка вошла внутрь дома.

— Мама, папа! — крикнула девушка. — Родители!

Поняв, что дома никого нет, Джессика поднялась в свою комнату и, пройдя в ванную, наполнила её. Затем она скинула одежду и опустилась в обжигающую тело воду. Мысли о Джеймсе и обо всём, что с ней произошло, вновь не оставили её одну. Девушка закрыла глаза и полностью погрузилась в их водоворот.

— Джессика!

Девушка услышала встревоженный голос Джулии. Открыв глаза, она заметила, что вода в ванной стала уже чуть тёплой. Джессика накинула халат и, выходя из ванной, столкнулась со своей матерью.

— Джессика, — напуганная Джулия обняла дочь. — С тобой всё хорошо! Какое счастье!

— Мамочка, что случилось? — не поняла Джессика.

— Мне позвонила Патриция и сказала, что ты не отвечаешь на звонки.

— Я принимала ванну, а телефон в гостиной. А что такое?

— Как что? У тебя тренировка началась тридцать минут назад, дети пришли, тебя нет, и Патриция не может до тебя дозвониться. Я думала, что-то случилось.

— О, мой Бог, — Джессика села на край кровати. — Тренировка! Я совсем забыла о ней! Меня дети ждут!

— Дочка, Патриция сама начала тренировку, — поспешила успокоить Джулия.

— Это ещё хуже! Она меня убьёт! — Джессика прикрыла лицо руками.

— Что за глупости ты говоришь? — Джулия присела рядом с дочерью.

— Мама, мне надо ехать в студию! — девушка резко поднялась с кровати.

Джессика выбежала из дома, села в свою машину и помчалась в студию. Прибыв на место, она вошла в здание и сразу же направилась в тренировочный зал. Маккартни приоткрыла дверь и неуверенно позвала бабушку.

— Бабушка, понимаешь, я…— начала оправдываться внучка, когда женщина вышла из зала.

— Ты забыла, — спокойно продолжила Патриция.

— Да, пожалуйста, прости, я не понимаю, что со мной происходит, — начала искать оправдания внучка.

— И мы не знаем, солнышко, но очень хотим тебя понять, — совершенно не злясь, улыбнулась Патриция.

— Я всё обдумала, завтра полечу в Лондон, — всё ещё считая себя виноватой Джессика попыталась улыбнуться в ответ.

— Я очень рада, дорогая! Тебе просто надо развеяться, — Патриция понимающе обняла внучку. — Всё будет хорошо!

Из студии Джессика направилась к своей близкой подруге Эмили Грейс.

— Джессика? Привет, — Эмили отворила дверь своего особняка, и, немного удивившись, поинтересовалась. — А разве ты не должна быть на тренировке?

— Я о ней забыла, — спокойно ответила Маккартни. — Эмили, можно войти?

— Да, разумеется, — Грейс впустила подругу в дом. — Присаживайся.

— Ты одна? — поспешила узнать гостья, опускаясь на диван.

— Да. Дик ушёл гулять с Оливией. Хочешь чая? — засуетилась девушка.

— Да, зелёного, — улыбнулась Джессика.

— Хорошо.

Через пару минут Эмили вернулась из кухни с двумя чашками бодрящего напитка.

— Держи, — она протянула одну из кружек подруге. — Так что же всё-таки случилось?

— Ничего особенного. Я просто забыла о тренировке, — Маккартни взяла кружку. — Спасибо.

После её слов Эмили, молча, с большим удивлением посмотрела на неё, совершенно не узнавая близкую подругу. Тренировки всегда были для неё важнее всего. Она могла скорее забыть о собственном дне рождения, чем о них.

— Бабушка мне сказала, что ты хочешь вернуться в спорт? — прервала её мысли Джессика.

— Спорт это слишком громко сказано, — отвлекшись от своих раздумий, засмеялась Грейс. — Так, всего лишь начала вновь посещать тренировки.

— Ты мне ничего об этом не говорила. Могли бы тренироваться вместе, — немного расстроившись от совершённого подругой поступка, заметила Джессика.

— Джесс, я была бы очень рада, но в последний год я тебя совершенно не узнаю, — честно призналась Эмили.

— О чём ты? — Джессика, как и в случае с родителями, искусно изобразила недоумение.

— Понимаешь, ты сильно изменилась. Совершенно забросила танцы. Живёшь в каком-то своём мире, не делишься своими проблемами. Ты очень повзрослела. С одной стороны, ты всё та же жизнерадостная, сумасшедшая Джессика, а с другой…, — Эмили резко замолчала, побоявшись обидеть подругу.

— А с другой стороны? — властно переспросила Маккартни.

— Я… я не знаю, — чувствуя давление со стороны Джессики, так и не смогла ничего толком пояснить подруга. — И ещё меня пугают эти твои странные идеи об Австралии. Почему ты так рвёшься туда? В совершенно незнакомую страну. У тебя же там никого нет.

— Я лишь хочу туда съездить, — Джессику вновь унесли в неизвестность её мысли о Джеймсе, но вспомнив, что она не одна, девушка вернулась в реальность и продолжила. — Хотя, знаешь, ты права, это, действительно, странные идеи. Эмили, завтра я улетаю в Лондон.

— Всё-таки решила устроить выставку мистеру Маккартни? — обрадовалась Грэйс.

— Да, — ответила девушка, сделав очередной глоток уже остывшего зеленого чая.

— Прекрасно!

— Эмили, я хотела поговорить с тобой о Тони, — неуверенно продолжила подруга и опустила глаза.

— Тони? Я не понимаю, — Эмили же, напротив, сверлила Джессику взглядом.

— Мне бы очень хотелось, чтобы вы вновь с ним танцевали, — совершенно искренне, без доли фальши, объявила о своих желаниях Джессика.

— Что? А он знает об этом? — Эмили не понимала, зачем Маккартни это надо.

— Пока нет, но…, — не знала, что ответить Джессика.

— Джессика, Энтони столько лет ждал этого момента, чтобы танцевать с тобой и, наконец, он наступил. Ты думаешь, он так легко уйдёт к другой партнёрше? — Эмили буквально выдавила из себя смех, хотя ей явно было не до веселья.

— Нет, но если с ним поговорить, то думаю, шанс есть. Бабушка права, Тони очень талантливый танцор, и он не должен пропускать ни единого чемпионата, — Джессика умоляюще, посмотрела подруге в глаза.

— Так танцуй с ним! В чём же проблема? — недоумевала Эмили.

— Эмили, прошу, ни о чём не спрашивай, просто пообещай, что поговоришь с Тони, — продолжала стоять на своём Маккартни.

— Я? Но, Джессика! — возмутилась Грэйс.

— Прошу, Эмм, сделай это для меня, — поставив чашку с недопитым чаем на журнальный столик, Маккартни поднялась с дивана.

— Куда ты? — не поняла Эмили, тоже вставая с дивана.

— Прости, мне пора, — Джессика подошла к двери.

— Ну, хорошо. Счастливой поездки в Лондон, — Грейс понимающе посмотрела на подругу и обняла её.

— Спасибо, дорогая, — Джессика тоже прижала к себе Эмили.

Глава 3

Поздно вечером Джессика Маккартни спустилась по трапу в аэропорту Лондона. Девушка взяла такси и отправилась в один из лучших отелей туманного города. Маккартни благополучно

устроилась в номере люкс и наблюдала с высоты птичьего полёта за жизнью столицы Великобритании. Джессика наивно полагала, что со сменой обстановки и в её душе что-то поменяется, но все надежды оказались напрасными. Всё, как и обычно, перед глазами Джеймс Фокс, на сердце путаница.

Мысли девушки прервал звонок её мобильного телефона.

— Привет, мама, — обрадовалась Джессика, взяв трубку.

— Привет, моя хорошая, — на том конце не менее радостно откликнулась Джулия. — Как ты добралась?

— Отлично!

— Наверное, ты уже собираешься спать?

— Ты угадала.

— Что ж, не буду мешать. Папа передаёт тебе огромный привет!

— Спасибо. Ему тоже.

— Спокойной ночи, дорогая.

— Добрых снов, мамочка.

Джессика только отключила телефон, как он вновь зазвонил. На этот раз на экране высветилось имя «Энтони». Девушка немного поколебалась, но всё же взяла трубку.

— Алло, — произнесла она.

— Джессика, привет, — послышался голос Льёрентэ. — Я тебя не разбудил?

— Привет, Тони, — ответила Маккартни. — Нет, всё в порядке.

— Ты улетела даже не попрощавшись, — заметил Энтони, в его голосе чувствовалась обида.

— Да, прости, — замялась девушка. — Просто совершенно не было времени.

— У тебя его нет последний год, — слегка упрекнул Льёрентэ.

— Тони, я прошу тебя, не начинай, — повысила голос девушка.

— Джессика, ты знаешь, как я к тебе отношусь, — смягчился Энтони.

— Тони, пожалуйста…— Маккартни стал тяготить этот разговор, как ей казалось, совершенно бессмысленный.

— Нет, не перебивай меня, — вновь завёлся парень. — Ты не имеешь права решать за меня, с кем мне танцевать!

— Энтони, я и не решала! Эмили твоя партнёрша, — напомнила ему Джессика.

— Ты моя партнёрша, хотя постой, я, кажется, всё понял, — его как-будто осенило. — Мы с тобой вместе станцевали на чемпионате мира только потому, что так сложились обстоятельства? А теперь ты хочешь, чтобы всё было как раньше? Я должен танцевать с Эмили, а ты.… А с кем будешь танцевать ты? Джек не собирается возвращаться в спорт.

— Ни с кем. Я хочу сделать перерыв. А ты должен продолжать танцевать и у тебя для этого есть Эмили, — пыталась достучаться до него Маккартни.

— Хорошо, Джессика, я тебя понял, — неохотно сдался Тони. — Я ещё раз повторю, теперь ты знаешь, как я к тебе отношусь, и если так для тебя будет лучше, я готов танцевать с Эмили.

После этих слов Джессика услышала в трубке короткие гудки. Девушка упала на кровать.

— Энтони, — подумала она. — Ты даже не представляешь, как бы мне хотелось, чтобы всё то, что так мучает меня, ушло. Но как я могу жить, как прежде, не имея понятия, кто я?

На следующий день Джессика стояла напротив известной галереи под названием «Жизнь это сон». Девушка нерешительно вошла внутрь красивого двухэтажного здания. Там проходила выставка чьих-то работ. Маккартни внимательно посмотрела на них. Картины оказались просто великолепными.

— Вам понравилось? — поинтересовался незнакомый сорокалетний кареглазый шатен среднего роста, видя, как Джессика пристально всматривалась в пейзажи и портреты взглядом.

— Да, они просто прекрасны! — восторженно ответила девушка, неохотно переведя взгляд на незнакомца.

— Согласен с вами, — улыбнулся мужчина, внимательно глядя на Маккартни. — Художнику всего двадцать лет, но мальчик с таким талантом далеко пойдёт. Кстати, меня зовут Пол. Знаете, ваше лицо мне знакомо, мы не встречались раньше?

— Думаю, нет, — у Джессики не возникло такого чувства, что она когда-либо ранее встречала этого человека. — Скажите, пожалуйста, кто этот художник?

— Как, вы не знаете? — удивился Пол. — Владелец этой галереи.

— Владелец галереи? Это вы обо мне? — произнёс ещё один мужской голос, показавшийся Джессике до боли знакомым.

Девушка обернулась. Казалось, все тело пронзило ударом тока. От страха и неожиданности у неё закружилась голова. Перед ней стоял молодой Джеймс Фокс и мило улыбался.

— Здравствуйте, — он протянул Маккартни свою руку.

Джессика в один миг упала в обморок. Она очнулась от резкого запаха нашатыря. Девушка лежала на диване в каком-то кабинете, а рядом с ней сидел Пол.

— Вы в порядке? — мягко поинтересовался он.

— Кто вы? — испуганно спросила девушка, проигнорировав его вопрос.

— Пол. Мы познакомились с вами пятнадцать минут назад, — улыбнувшись, напомнил мужчина. — Не бойтесь, я доктор.

— Скажите, где я нахожусь? — Джессика быстро оглядела помещение.

— Вы в галерее на втором этаже в кабинете хозяина. Вам лучше?

— Да. Огромное вам спасибо, Пол, мне пора, — Джессика поднялась с дивана.

— Ну как, ей лучше? — из соседней комнаты вышел Джеймс Фокс.

Увидев его, Джессика попятилась назад, уронив журнальный столик.

— Вы в порядке? — ничего не понимая, поинтересовался Фокс.

Джессика открыла дверь и, что есть силы,кинулась вниз по лестнице. Фокс побежал за ней. Девушка выскочила на улицу. Она бежала, постоянно оглядываясь, и не заметила, как налетела на велосипедиста.

— Простите, — поспешила извиниться Маккартни и побежала дальше.

Вдруг из-за угла одного из домов выскочил Фокс, и Джессика угодила в его объятия.

— Пустите меня! — почти крича, потребовала девушка.

— Хорошо, — парень убрал свои руки. — Только успокойтесь.

— Кто вы? — чуть не плача от страха и непонимания того, что происходит, судорожно спросила Джессика.

— Моя фамилия Фокс, — улыбнувшись, представился парень. — Диего Фокс.

— Диего? — все еще ничего не понимая, переспросила девушка.

— Да. А вы, наверное, поклонница Джеймса Фокса?

— Что-то вроде того, — понемногу стала успокаиваться девушка.

— Тогда мне понятна ваша реакция. Джеймс Фокс мой отец. Мы, как две капли воды, с ним похожи.

— С ума сойти, — произнесла Джессика, отходя от парня. — И все-таки мне пора.

— Подождите, как ваше имя? — поспешил выяснить Диего, но Маккартни уже скрылась в толпе.

— Бог мой, он вылитый Джеймс. Внешность, рост и даже голос, — размышляя Джессика, направилась в отель. — Я совсем забыла договориться о дедушкиной выставке. Схожу туда завтра, надеюсь, больше я его не встречу.

На следующий день Джессика стояла в галерее «Жизнь это сон» напротив кабинета с надписью «директор». Постучав, девушка неуверенно вошла в кабинет. В кресле руководителя Маккартни увидела Диего Фокса.

— Вы? — не ожидала Джессика, успев позабыть вчерашние рассказы Пола о том, что Диего владелец галереи.

— Добрый день, — улыбнулся парень, приподнимаясь со своего места и этим приветствуя девушку. — Я рад вас видеть. Присаживайтесь.

— Спасибо, — она неуверенно опустилась в кресло напротив Диего. — Так это вы — хозяин галереи?

— Верно, — подтвердил он.

— И те великолепные картины, что украшают стены первого этажа — ваша работа? — Джессика буквально впилась в него взглядом.

— Признаю. Но это заслуга, — скромничал парень, — моей бабушки. Она потрясающий художник.

— Не знала, что Марта Фокс рисует.

— Марта? О нет, вы не правильно меня поняли, я говорю о другой бабушке, Гансале Лестер.

— Точно, простите, — смутилась Маккартни.

— Ничего страшного, — поспешил успокоить Фокс. — Что это мы всё обо мне. Скажите, как вас зовут?

— Джессика.

— Красивое имя. Знаете, мои родители женаты во второй раз, так получилось. Первый их брак разрушила одна довольно неприятная женщина, и спустя десять лет после развода мой отец женился на молодой девушке, её звали так же, как вас.

— Как интересно, — по телу девушки пробежала холодная дрожь.

— Да. Но спустя пять лет их союза бедняжка погибла. Утонула ещё в 1990 году. Папа сильно страдал и, к сожалению, не осталось ни одной её фотографии, я даже не знаю, как она выглядела.

— Да-а-а, очень жаль, — Джессика попробовала изобразить грусть.

— Да, очень. Думаю, Пол должен помнить её. В тот год ему исполнилось четырнадцать.

— Пол? — не поняла Джессика.

— Да. Пол Сендлер. Тот доктор, что вас вчера осматривал.

— О, Боже, — подумала Джессика. — Это Пол, тот самый мальчик, сын Элизабет и Алана. Вот почему моё лицо показалось ему знакомо.

— Ну, вот, я вновь вас заговорил, — произнёс Диего. — Итак, что именно вы рисуете?

— Я? — Джессика вернулась в реальность. — Нет, нет, вы неправильно меня поняли. Я приехала поговорить о картинах моего дедушки.

Джессика протянула молодому человеку флэш - карту.

— Дедушки? — недоверчиво улыбнулся Фокс. — Так почему же он сам не пришёл?

— Я и моя семья живём в Лос-Анджелесе, и у него есть другие дела, но если это так принципиально, то…

— Нет, нет, простите. Я думал, что вы скромничаете, — пояснил Диего. — А чем вы занимаетесь?

— Я, как и вы, творческая личность, — неоднозначно ответила Джессика.

— А именно? — попытался уточнить Диего.

— Как вам работы? — ответила вопросом на вопрос Джессика.

— Вижу, вы девушка-загадка, — улыбнулся парень и посмотрел в монитор своего компьютера. — Работы прекрасные. Мне понравилось. Думаю, я смогу предоставить зал для выставки через месяц.

— Меня устраивает. Благодарю.

Маккартни и Диего Фокс подписали договор, и девушка поднялась с кресла, собираясь уходить.

— Джессика, скажите, пожалуйста, этот месяц вы будете в Лондоне или сразу отправитесь домой? — вдруг задал вопрос Фокс.

— Буду здесь. Почему вы интересуетесь? — удивилась Маккартни.

— Раз вы творческая личность, я бы хотел попросить вас о помощи в оформлении выставки вашего дедушки. Тем более, вы знаете о его вкусах. Как вы на это смотрите? — Диего посмотрел ей в глаза. Будто чувствуя с Джессикой какую-то необъяснимую связь, парню вдруг захотелось её удержать.

Я…, — девушка посмотрела на Диего. — Я согласна вам помочь. До встречи.

Джессика тоже была не в силах так быстро расстаться с ним. Это был сын Джеймса Фокса, его родная кровь, а значит, и его частичка.

Месяц пролетел незаметно. Джессика и Диего устроили Клифу шикарную выставку. За время её подготовки молодые люди стали хорошими друзьями. Джессике было комфортно с ним. Она очень

остро чувствовала присутствие Джеймса, но понимала, что не может пользоваться хорошим отношением Диего. И в этой истории, полагала Джессика, уже необходимо ставить точку.

Маккартни и Фокс гуляли по вечернему Лондону. Они шутили и задорно смеялись.

— Диего, завтра я возвращаюсь в Лос-Анджелес, — неожиданно серьезно произнесла Джессика.

— Что? — улыбка моментально пропала и с лица юноши.

— Мы очень постарались с тобой, и выставка получилась просто восхитительной, но мне, правда, пора, — девушка посмотрела на парня.

— Джессика, понимаешь, мне вчера звонили мои родители, и я пообещал им, что приеду в гости… — Фокс опустил глаза, — … вместе с тобой.

После его слов у девушки открылся рот, но она так и не смогла подобрать ни единого подходящего слова. Мысль о том, что она встретится с Джеймсом, пронзила её голову, как острая стрела.

— Прости, я должен был сначала посоветоваться с тобой. Но я очень много о тебе рассказывал, и им захотелось с тобой познакомиться, — Диего взял Джессику за руку.

— Ты не имеешь права решать что-то за меня, — в бешенстве девушка вырвала свою руку.

— Я знаю, знаю, прости меня, — Фокс попытался успокоить Джессику. — Но я подумал, ведь мы друзья, и ты сделаешь это для меня.

Маккартни посмотрела на Диего и задумалась. Как она будет смотреть в глаза Джеймсу? Что она ему скажет? Как объяснит дружбу с его сыном? Как посмеет вторгнуться в его налаженную с Линдой жизнь даже после того, как год назад при встрече в Лос-Анджелесе ему всё рассказала? Ведь именно тогда они договорились, что их пути больше не пересекутся.

— Пожалуйста, Джессика, — умоляюще ещё раз попросил парень. — Я не понимаю, почему ты так боишься встречи с моими родителями?

Джессика молчала.

— Ответь, — Диего взял девушку за плечи.

— Нет! — крикнула Джессика.

Не понимая такой реакции, Фокс отошёл от девушки и посмотрел вдаль.

— Диего, прости меня, — Маккартни положила руку ему на плечо. — Хорошо, если это так для тебя важно, мы поедем к твоим родителям, — наконец сдалась Джессика. Сдалась. Быть может, поступила неверно, совершила огромную ошибку, но назад дороги не было. Хотя нет, была, но ей так хотелось увидеть Джеймса.

— Правда? — глаза по-детски наивного Диего заблестели. Он обнял девушку. — Спасибо!

Спустя неделю Джессика и Диего спустились по трапу в аэропорту Сиднея. Автомобиль с надписью «такси» помчал их в особняк Фоксов. Страх от встречи с Джеймсом сковал тело Джессики, а от предвкушения счастья по спине пробежали мурашки. Сидящий рядом Диего шутил и смеялся, но девушка не слышала его. Она вновь полностью ушла в себя. У Фокса зазвонил мобильный телефон.

— Привет, мама, — ответил на звонок парень. — Да, мы едем домой… Что...? Хорошо я всё понял.

— Что-то случилось? — поинтересовалась Джессика, когда Фокс отключил телефон.

— Нет. Всё в порядке. Родителей сейчас нет дома. Мама у Сендлеров, а папа где-то по делам. Они просили приехать чуть позже, — поспешил успокоить Диего. — Я знаю отличное кафе на берегу

моря, давай пока поедем туда?

— Конечно, — согласилась Джессика. Она почувствовала облегчение. Будто железные оковы на время забыли о ней.

Диего назвал таксисту адрес кафе и через двадцать минут он доставил их в назначенное место.

— О, Боже мой, — Джессика вышла из машины и быстрым шагом направилась к морю.

Кафе находилось недалеко от того самого места, где она «утонула» двадцать шесть лет назад.

— Джессика! — Диего расплатился с таксистом и побежал за девушкой. — Что случилось?

— О, мой Бог, — повторила Маккартни. В её душе всё перевернулось. Оковы вернулись, тело вновь стало будто железным. Воспоминания поразили голову словно электрический ток. К горлу подступил ком.

— Что с тобой? — не понимал такой реакции девушки Диего.

— Я…, — Джессика, наконец, заметила присутствие Диего и попыталась придти в себя. — Красивое место. Раньше здесь не было этих домов и кафе. Пляж всегда был пустым и тихим, а вода в море очень тёплой.

Джессика оглядела пейзаж вокруг.

— Откуда ты знаешь? Ты говорила, что никогда не бывала в Сиднее, — с ноткой недоверия поинтересовался парень.

— Я…, — Джессика замялась, но нашла выход из положения. — Я слышала по телевизору.

— Ясно, — улыбнулся Фокс, поверив подруге на слово. — Идём в кафе.

— Диего, давай посидим на берегу? — предложила Джессика. Это место притягивало её словно магнит.

— На берегу? Хорошо. Как пожелаешь. Может быть, купить нам мороженое?

— Это было бы чудесно, — улыбнулась девушка, увидев шанс остаться наедине с собой.

— Одну минуту, — молодой человек пошёл в кафе.

Джессика осталась стоять на берегу моря. Воспоминания словно слайды стали сменять друг друга в её сознании. Тени прошлого сновали по пляжу то туда, то обратно. Вот они с Джеймсом счастливые, довольные жизнью, сидят рядом, и он нежно обнимает её. А вот следующая картинка, она заходит в море и… всё. После лишь пустота, и непонимание себя и окружающей реальности. Жизнь в прошлом. Смысл каждого дня — это попытка вновь обрести себя.

— Джессика?

Послышался голос Фокса. Он был чуть грубее обычного.

— Ты так быстро, — Джессика обернулась и увидела перед собой Джеймса Фокса.

Минуты три Маккартни и старший Фокс, молча, смотрели друг другу в глаза. Оба испытывали необъяснимые чувства. Она не ожидала так быстро встретиться с ним. Он вовсе не планировал этой

встречи. Джеймс был рад, в то же время понимал, что эта встреча ему ни к чему. Джессике показалось, будто остановилось всё на свете, ветер замер. Фокс реагировал более спокойно.

— Здравствуй, Джеймс, — нашла в себе силы произнести Джессика.

— Здравствуй, Джессика, — улыбнувшись, поприветствовал Джеймс. — Что ты делаешь у нас в Австралии?

— Джеймс, понимаешь, я… — хотела всё объяснить Джессика.

— Джесс, — послышался голос Диего. — Я совсем забыл спросить… Папа?

Парень никак не ожидал встретить здесь отца.

— Диего? — не на шутку удивившись, Джеймс посмотрел сначала на сына затем на девушку.

— Вы знакомы? — Диего тоже ничего не понимая посмотрел на Джессику.

— Нет! Я увидела мистера Фокса и решила попросить у него автограф, — солгав, Маккартни нашла выход из непростой ситуации.

— Что ж, всё ясно, — как и обычно, наивно поверив, улыбнулся младший Фокс. — Папа, знакомься это Джессика Маккартни, та самая девушка, о которой я вам с мамой рассказывал. Я не называл её имени, потому что…. Ты сам понимаешь, почему.

— Догадываюсь, — Фокс вновь перевёл взгляд на Джессику.

— Давайте зайдём в кафе, выпьем чего-нибудь? — предложил Диего.

Они вошли в кафе и сели за один из столиков. Джессика сверлила Джеймса своим взглядом.

— Сынок, сходи, закажи мне, пожалуйста, чашку кофе, — попросил Джеймс. Мужчине было необходимо остаться с Джессикой с глазу на глаз.

— Да, папа, — Диего отправился к барной стойке.

— Джессика, я ничего не понимаю, что ты здесь делаешь с моим сыном? — начал допрос Джеймс. — Как вы познакомились?

— В его галерее, — спокойно ответила девушка. — Я приехала показать картины дедушки Клифа. Я не знала, что «Жизнь это сон» принадлежит твоему сыну.

— Картины Клифа? Насколько я знаю, он танцует? — не поверил мужчина.

— Да, но год назад дедушка увлёкся живописью, — объяснила девушка.

— Допустим. Но как ты оказалась здесь с моим сыном? — давил Джеймс.

— Мы вместе готовили выставку дедушки и стали тесно общаться. Потом он попросил меня познакомиться с вами, — сама не понимая, почему оправдывалась Джессика.

— Я могу понять Диего, он не знает, кто ты, и к тому же он ещё мальчишка, но ты, Джессика, ты взрослая женщина! О чём думала ты? — Джеймс посмотрел ей в глаза.

— Джеймс, прошу заметить, я старше твоего сына всего на год, — напомнила Маккартни.

— Брось, Джессика, — возмутился Джеймс. — Мы оба знаем твой истинный возраст.

— Это я не собираюсь комментировать! — немного обиделась девушка. — А, что касается знакомства с вами, Диего показался очень странным факт, что я не желаю видеть своего кумира.

— Боже мой, я даже боюсь представить, что будет с Линдой, когда она тебя увидит, — беспокоился мужчина.

— Джеймс, я что-нибудь придумаю, найду выход, чтобы не встретиться с Линдой, — понимающе постаралась успокоить его Джессика.

Джессика, Джеймс и Диего вошли в особняк Фоксов.

— Мама, ты дома? — Диего побежал вверх по лестнице.

— Ты всё так здорово придумала, — Джеймс покосился на Джессику.

— Прости, — ответила Маккартни и посмотрела на гостиную особняка.

Дом практически не изменился. Лишь мебель старого образца сменил современный дизайн. На стенах вдоль лестницы красовались фотографии Джеймса, Линды, их детей и родителей. Рассмотрев их, Джессика ещё раз убедилась в том, что Джеймс и Линда живут в полном согласии и счастливы вместе.

— Джеймс, а где Чарльз и Марианна? — поинтересовалась девушка, не заметив их присутствия.

— После того, как мы с Линдой вновь поженились, они уехали в Лондон к своим детям. Линда сама ухаживает за домом, — с гордостью ответил Фокс.

— Ясно, — Джессика вновь посмотрела на лестницу.

Со второго этажа спускалась Линда Фокс. Она выглядела просто отлично для шестидесяти шестилетней женщины. Она была не менее красивой и сохранила свою бесподобную фигуру. В её голубых глазах горел огонёк жизни.

— Здравствуйте. Линда Фокс, — женщина подошла к Джессике и протянула ей руку.

Линда всмотрелась в её лицо. Улыбка Фокс в один миг испарилась. У женщины закружилась голова, она начала падать.

— Дорогая! — Джеймс подхватил её.

— Мама! — к ним подбежал Диего. — Что с тобой? Я позвоню Полу.

— Не надо, — Джеймс положил жену на диван. — Диего, покажи Джессике наш сад.

— Но, папа… — возразил сын.

— Диего, пойдём, — Джессика взяла парня за руку, этим спасая ситуацию.

— Родная, как ты? — спросил Фокс, когда молодые люди вышли.

— Джеймс, это, это…, — Линда была очень напугана, её губы были сжаты, а изящные руки дрожали.

Этот страх, пронзивший её до глубины души, отразился в её глазах.

— Нет, дорогая, успокойся. Эту девочку тоже зовут Джессика, и она очень похожа на неё, но это не та, за которую ты её принимаешь, — каким-то путаным набором слов Джеймс пытался успоко-

ить супругу.

— Как такое возможно? — не понимая, поинтересовалась Линда, понемногу приходя в себя.

— Посмотри на нас с Диего, мы тоже как две капли воды похожи, — попробовал таким образом объяснить ситуацию мужчина.

— Да, но вы родственники. Постой, а что если Джессика не погибла и эта девочка её дочь? — предположила женщина.

— Нет, дорогая, это невозможно, Джессика утонула, — Джеймс посмотрел ей в глаза.

— Почему ты так уверен? — Линда сжала его руку в своей руке.

— Я…, — замялся Джеймс.

— Мама, как ты?

В гостиную вернулись Диего и Джессика.

— Уже лучше, — попыталась улыбнуться женщина.

— Здравствуйте, миссис Фокс, — к Линде неуверенно подошла Джессика. — Меня зову Джессика Маккартни.

— Линда Фокс, — внимательно оглядела её Линда.

Женщина буквально сверлила её взглядом. Она понимала, девушка перед ней - копия утонувшей Джессики. Но что это? Зачем она нарушила своим появлением спокойную и устоявшуюся жизнь с Джеймсом? Это случайность или какой-то знак? Но ведь эта девочка ни в чём не виновата.

— Мама, что случилось? — забеспокоился Диего.

— Ничего страшного, сынок, просто погода, — поспешила успокоить его мать, на мгновение, отведя взгляд от Джессики и вновь глядя на неё, виновато произнесла. — Простите за такую встречу.

Идёмте, я приготовила ужин.

Чета Фокс и Джессика Маккартни прошли к столу. Он буквально ломился от огромного количества самых разных блюд. После увиденного, у Джессики не осталось сомнений, Линда, действительно,

потрясающая хозяйка. На протяжении всего ужина говорил лишь Диего.

— Джессика, расскажите о себе? — наконец, осторожно, попросила Линда. — Где вы живёте?

— Я из Лос-Анджелеса, миссис Фокс, — поспешила ответить Джессика.

— Чем вы занимаетесь? — продолжила женщина.

— Рекламой, — улыбнулась девушка.

После этого ответа Джеймс с удивлением посмотрел на неё. Мужчина вспомнил, как Джессика любила танцы, и не понимал, почему она вдруг сменила вид деятельности.

— Как зовут ваших родителей? — задала очередной вопрос Линда.

— Джулия и Роберт Маккартни, — послушно ответила Джессика, с аппетитом пробуя очередное блюдо.

— Чем они занимаются? — не успокаивалась Фокс.

— Владельцы сети ювелирных магазинов в Лос-Анджелесе, — Джессика попробовала кусочек рыбы. — О, невероятно вкусно!

— А ваши бабушка и дедушка, они…, — не успокаивалась Линда.

— Мама! — оборвал Диего. — Что с тобой? Ты устроила Джессике допрос.

— Простите, — спохватилась Линда и положила себе салат.

— Ничего страшного, — опустошив свою тарелку, Маккартни поднялась со стула. Прекрасно понимая, что этим поступком она грубо нарушает этикет гостеприимства. Девушке было весьма

трудно вынести моральное давление со стороны Линды. — Спасибо, миссис Фокс, всё было очень вкусно. Мне пора.

— Я тебя провожу, — Диего тоже поднялся со своего места.

— Нет, сынок, — наконец произнёс Джеймс. — Я сейчас вызову Джессике такси.

— Папа, что за глупости? Я провожу её, — ответил Диего, стыдясь такого неожиданного поведения родителей. — Идём, Джесс.

Диего и Джессика подошли к отелю, где остановилась девушка.

— Джесс, прости за этот вечер, — Диего опустил глаза. — Родители будто сами не свои. Обычно у папы рот не закрывается, а мама никогда не включает «детектива».

— Они твои родители. Им интересно, с кем ты общаешься, — улыбнулась Маккартни, понимая, что происходит.

— Знаешь, к тебе у них особый интерес, — засмеялся Фокс.

— Диего, спасибо за вечер, мне пора, — Джессика пошла к входу в отель.

— До завтра! — Фокс крикнул ей вслед.

Джессика легла в кровать. Мысли о последних событиях её жизни не давали сознанию погрузиться в царство Морфея. Покрутившись с боку на бок, девушка поднялась с постели, оделась и вышла из отеля. Ноги сами привели её к тому месту, где они так часто бывали с Джеймсом. К месту, где она «погибла». Джессика опустилась на тёплый песок и сняла туфли. Ласковый прибой то касался её ног, то вновь ускользал вдаль.

— Значит, воспоминания не только меня ведут сюда.

Маккартни вздрогнула, услышав знакомый голос. Джеймс Фокс присел рядом с девушкой.

— Почему ты здесь? — поинтересовалась она, зная ответ.

— Я иногда здесь бываю, — неоднозначно ответил мужчина. — Наверное, ты была очень удивлена, увидев Диего?

— Нет. Нисколько, — ответила Джессика, глядя вдаль.

Джеймс с удивлением посмотрел на неё.

— Да, немного, — заметив это, продолжила Маккартни. — Очень сильно. Я сбила велосипедиста, когда бежала от него.

— О, вот в это верится больше, — засмеялся Джеймс.

— Твой сын очень хороший человек. Он похож на тебя не только внешне, — Джессика посмотрела на Фокса.

— Диего такой же наивный. Я был таким. Это плохая черта, — на этот раз Джеймс посмотрел на волны.

— Почему? Эта черта не помешала тебе стать тем, кем ты сейчас являешься, — заметила девушка.

— Это убило меня. Разве не так? — Джеймс резко перевёл взгляд с моря на Маккартни.

— Зачем это вспоминать? Всё плохое осталось в другой жизни, — Джессика снова посмотрела вдаль

— И за это спасибо тебе. В отличие от Диего в моей жизни была Джессика Маккартни.

— Я не понимаю, к чему ты клонишь? – девушка посмотрела на него. Наконец их взгляды встретились.

— Джессика, пойми, ты должна оставить моего сына, у него есть невеста.

— Боже мой, — Джессика засмеялась. — Мы с твоим сыном просто друзья. Он мне много рассказывал о Кэрол.

— И всё же, Джессика, у вас разные дороги, — настаивал на своём Джеймс.

— А вот это Диего решит сам, — немного грубовато ответила Маккартни. — Ты раньше не был таким ворчливым.

— Извини! Я в отличие от тебя не остаюсь на протяжении более двадцати лет безрассудным юнцом, — возмутившись, Джеймс поднялся и отправился вдаль.

— Безрассудным?! — Джессика тоже поднялась с песка и крикнула мужчине вслед. — Это называется своё мнение! Своя дорога в жизни!

— Сумасшедшая девчонка, — пробубнил себе под нос Фокс.

— Занудливый старик, — прошептала Джессика и, заметив, что Фокс игнорирует её, топнув ногой, издала что-то похожее на рык.

Джеймс вошёл в гостиную своего особняка. Мужчина находился на взводе после разговора с Джессикой. Джеймс был, мягко говоря, недоволен из-за того, что Маккартни не выполнила условия их договора, впредь не встречаться, заключённого год назад при их встрече в студии Патриции.

— Что за чертовщина творится в моей жизни? — сам у себя поинтересовался Фокс, падая в мягкое кресло.

— Папа, с кем ты говоришь? — из кухни вышел довольный Диего.

— Ни с кем, — от неожиданности немного испуганно ответил Джеймс. — Почему ты не спишь?

— Мне позвонила Кэрол. Я еду к ней, — ответил счастливый сын и отправился к выходу.

— Диего, — Джеймс остановил его. — Так поступать не красиво.

— Из-за этой фразы чувствую себя пятилетним мальчиком, — засмеялся младший Фокс. — Папа, ты о чём?

— О том, что ты бегаешь от одной девушки к другой, — строго пояснил отец.

— Если ты о Джессике, то мы просто друзья, — ответил Диего, вновь следуя к выходу.

— Сегодня друзья, а завтра… — Джеймс посмотрел на сына. — Диего, ты должен прекратить с ней всякие отношения.

— Да что с тобой такое? — парень остановился и посмотрел на отца, улыбка исчезла с лица молодого Фокса. — Я никому и ничего не должен, в том числе и тебе.

— Диего! — крикнул Джеймс, но сын громко хлопнув дверью, вышел из дома.

Джеймс поднялся на второй этаж. Войдя в комнату, мужчина лёг на кровать.

— Я уже начала волноваться, — произнесла лежащая рядом Линда. В её голосе чувствовалась тревога.

— Дорогая, ты не спишь? — удивился Фокс.

— Это трудно сделать, когда ты так шумишь, — ответила женщина. — Что-то случилось?

— Я поругался с Диего, — устало прошептал Джеймс.

— Из-за чего? — не поняла Линда.

— Линда, я не хочу, чтобы он имел какие-то отношения с Джессикой Маккартни, — озвучил свою точку зрения Фокс.

— Дорогой, — Линда зажгла свет и посмотрела на мужа. — Я понимаю, что творится в твоей душе, когда ты смотришь на неё. Но девочка не виновата в том, что так похожа на твою Джессику. Дети не должны отвечать за наше прошлое.

— Родная моя, если бы ты только знала всю правду, — подумал Джеймс, глядя на жену, а вслух произнёс. — Да, родная, ты права.

Утром следующего дня Джеймс постучал в дверь номера отеля, в котором остановилась Джессика Маккартни.

— Джеймс? — девушка открыла дверь и очень удивилась, увидев за порогом своего кумира.

— Привет, Джессика, — добродушно улыбнулся мужчина. — Можно войти?

— Да, конечно, — Маккартни улыбнулась в ответ. — Что-то случилось?

— Нет, нет, — мужчина опустился в мягкое кресло. — Я пришёл извиниться за вчерашний разговор.

— Всё в порядке, Джеймс, — Джессика присела напротив мужчины. — И ты меня прости.

— Как ты все-таки поживаешь? — неуверенно начал разговор Фокс.

— Прекрасно, — напротив, весьма уверенно ответила Джессика.

— Ты больше не танцуешь? — Фокс задал вопрос, волновавший его.

— Откуда такая информация? — не поняла девушка.

— Вчера ты сказала, что занимаешься рекламой, вот я и подумал…

— Я была вынуждена солгать. Иначе между мной и Джессикой Фокс было бы слишком много сходства, — пояснила Джессика.

Джеймс опустил глаза. Он почувствовал себя виноватым перед девушкой. Он понимал, это для него прошло более двадцати лет, а для неё всего один год. Это его боль притупилась и практически покинула душу, но не её.

— Зачем на самом деле ты пришёл? — прямо спросила девушка.

— Джессика, — Фокс посмотрел на Маккартни. — Я прошу тебя, уезжай в Лос-Анджелес.

— И почему-то я не удивлена, — Джессика поднялась с кресла, подошла к двери и, отворив ее, демонстративно указала Фоксу на выход.

Джеймс встал со своего места, направился к выходу и остановился рядом с девушкой.

— Ты даже не представляешь себе, что я пережил за эти двадцать пять лет, — начал он. — Ещё страшнее тот момент, когда я увидел тебя год назад в Америке в вашей студии. Но самое страшное не это. Самое страшное смотреть на тебя и своего сына, как две капли воды похожего на меня, и понимать, что всё это должно было произойти с нами тогда, когда ты мне снилась. Когда я был молод так же как Диего. Понимаешь, Джессика, я должен был встретить тебя в то время! Сейчас уже ничего не изменить, и я не хочу ничего менять. Я хочу быть с Линдой, я очень сильно люблю Линду. Единственное, о чём я тебя прошу, это идти своей дорогой, не сворачивая на мою.

После этих слов Джеймс покинул номер Джессики. Девушка закрыла за ним дверь. Казалось, будто мир опустел, он стал чёрно-белым. Она стоит над пропастью, почти падая в неё, рядом проходят люди, но ни один не может ей помочь, даже родители. Ком подступил к её горлу, по щекам потекли слёзы.

Вечером того же дня Джессика приняла решение и улетела домой, сказав Диего, что на работе срочно потребовалась её помощь.

Глава 4

По улицам Лос-Анджелеса гуляла весна. Беспокойный лучик её яркого солнца заглянул в комнату Джессики Маккартни и весело пробежался по лицу девушки. Она открыла уставшие глаза. Джессику вновь всю ночь мучили кошмары. В них, как и прежде, главным героем был Джеймс Фокс.

Он умирал и просил её о какой-то помощи. Прошло полгода с тех пор, как Джессика вернулась из Австралии. За это время она понемногу стала возвращаться к обычной жизни, но, как прежде, вела только тренерскую работу, ни с кем не танцуя.

Энтони и Эмили стали танцевать вместе и уехали в Нью-Йорк открывать филиал студии «Джайв».

Джессика пыталась забыть о встрече с Джеймсом, но это у неё плохо получалось. В памяти время от времени возникал их последний разговор, и от этих воспоминаний на душе кошки точили свои коготки.

— Джессика, дорогая!

За дверью комнаты послышался встревоженный голос Джулии Маккартни.

— Мама, проходи, — отозвалась Джессика.

— Доброе утро, — Джулия вошла в комнату.

— Доброе, — улыбнулась дочь.

— Джессика, к тебе пришёл тот парень, сын Джеймса Фокса, — сообщила Джулия, присаживаясь на край кровати.

— Что? Диего? — очень удивилась Джессика. С момента, когда она уехала из Австралии, они не общались, парень куда-то пропал.

— Да. Он ждёт тебя внизу и как-то неважно выглядит, — заметила женщина.

— Хорошо, мама, спасибо, я скоро спущусь, — ответила Джессика, поднимаясь с кровати.

Через десять минут Джессика спустилась в гостиную. Там её ждал Диего Фокс. Как и сказала Джулия, он выглядел просто отвратительно. Юноша похудел, а под всегда жизнерадостными карими глазами были огромные темные круги.

— Диего, привет! – поприветствовала Маккартни, подходя ближе к юноше.

Диего не сказав ни слова, подбежал к Джессике и, крепко обняв её, заплакал.

— Боже мой, что случилось? — попыталась узнать девушка. Она никогда не видела Диего таким убитым.

— Джесс, он… и…— всхлипывал парень.

— Что? — ни слова не разобрала Джессика.

В гостиную вошла Джулия. Женщина помогла усадить парня на диван.

— Вот, пожалуйста, успокойтесь, — женщина протянула Фоксу стакан воды.

Диего сделал глоток и немного успокоился.

— Так-то лучше, — ободряюще улыбнулась Джулия. — А теперь говорите, что же произошло?

— Джессика, — Диего посмотрел на девушку и по его щекам вновь потекли слёзы. — Папа попал в авиакатастрофу. Он мёртв.

Услышав это, Джессика упала в обморок. До смерти перепуганная Джулия вызвала Саймона Джейна. К счастью, доктор находился вблизи и через пятнадцать минут уже был в особняке Маккартни.

— Саймон, что с ней? — Джулия была в панике.

— Джулия, успокойся, — спокойно ответил доктор. — Ничего серьёзного, просто шок. Но надо увезти её в клинику. Ей необходима капельница.

— Я с вами, — вызвался Диего.

— А вы, наверное, сын Джеймса Фокса? — Саймон внимательно посмотрел на парня. — Мои соболезнования. Рано утром я услышал о случившемся в новостях.

— Спасибо, мистер Джейн, — поблагодарил Фокс.

Джессика открыла глаза. Она находилась под капельницей в одной из палат клиники Саймона Джейна. Девушка увидела сидящего неподалёку от её кровати Роберта Маккартни, на его плече дремала Джулия.

— Папа, мама, — тихо позвала девушка.

— Джессика, — чутко спящая Джулия открыла глаза. — Дочка, как ты?

Обрадовавшиеся родители подошли к Джессике.

— Голова немного болит, — ответила девушка, прикладывая ладонь ко лбу. — Где Диего?

— Он в коридоре, — улыбнулась Джулия.

— Пожалуйста, позовите его, — попросила встревоженная девушка.

— Джессика, я думаю, тебе сейчас не стоит с ним разговаривать, — высказал своё мнение Роберт.

— Нет, папа, стоит, — возразила Маккартни, пытаясь подняться с постели.

— Роберт, идём, с ней бесполезно спорить, — Джулия взяла мужа за руку.

Через минуту после того, как Маккартни вышли из палаты, туда вошёл Диего Фокс.

— Как ты? — поинтересовался парень, садясь рядом с Джессикой. — Прости, я не должен был так тебе об этом говорить. Надо было подготовить тебя, хотя к подобному никогда нельзя быть

готовым.

— Что случилось? — Джессика посмотрела на парня пристальным взглядом своих карих глаз. — Расскажи мне.

— Всё очень просто, — начал Диего. — Папа полетел давать концерт в Лондон, и самолёт потерпел крушение. Вот и всё. Его тело так и не нашли, точнее сказать, искать было нечего. Всё просто превратилось в пепел.

— И это всё? — не поняла девушка, ожидая большей информации. — Но нашли проблему? Почему так случилось?

— Не исправен двигатель, — спокойно ответил Фокс.

— Как? — возмутилась Джессика. — Вот просто так, сам, взял и стал не исправен?

— Джесс, я не знаю, — занервничал Диего. — Мне сейчас не до этих мелочей, у меня отец погиб.

— Да, прости. Как мама? — Джессика решила поменять тему разговора.

— Никак. Каждый день на уколах. Джесс, я приехал, попросить тебя поехать со мной в Австралию, — пояснил свой визит парень.

— Не понимаю. Для чего? — была удивлена девушка.

— Я сам не понимаю, что происходит, но мама очень часто вспоминает тебя. Говорит какие-то глупости.

— Какие?

— Она думает, что твоё появление было знаком того, что папы не станет. Глупости, конечно, но последнее время это как… Джесс, мне кажется, она сходит с ума.

Джессика внимательно посмотрела на Диего. В его глазах она заметила страх и, в то же время, полное безразличие ко всему происходящему. Девушка поняла, что здесь что-то не так. И, ко всему прочему, ей самой захотелось разобраться, как показалось, в столь загадочной гибели кумира миллионов.

Через несколько дней Диего и Джессика прилетели в Сидней. Молодые люди вошли в особняк Фоксов. По энергетике, которая исходила от дома, нельзя было даже подумать, что здесь случилась трагедия. Что он потерял своего хозяина. В особняке было также тепло, как и раньше, и казалось, что вот прямо сейчас из соседней комнаты выйдет всегда улыбчивый Джеймс Фокс.

— Привет, ребята! Как долетели?

В гостиной их встретила Джина, дочь Линды от её брака с Гарри Ленноном. Женщина была очень похожа на Линду.

— Привет, сестрёнка! Хорошо, — радостно ответил Диего. — Джина, познакомься, это Джессика.

— Здравствуйте! Джессика Маккартни, — представившись, Джессика протянула руку.

— Очень приятно, — улыбнулась Джина, пожимая руку девушки. — Я наслышана о вас.

— Джина, где мама? — поспешил выяснить Диего.

— В столовой или на кухне. Мы готовим ужин, — ответила женщина.

— Что ж, идёмте туда, — предложил Фокс.

Диего, Джессика и Джина вошли в столовую. Там Линда суетилась, готовя ужин. На столе, как и прежде, было уже очень много разных блюд.

Маккартни посмотрела на Линду Фокс. Женщина очень плохо выглядела. Она была невероятно бледной и страшно похудевшей.

— Здравствуй, сынок, — Линда обняла Диего, а затем подошла к Джессике. — Здравствуйте, я рада, что вы здесь.

— Спасибо, миссис Фокс, — ответила Маккартни. — Пожалуйста, примите мои соболезнования.

— Спасибо, дорогая, — сквозь слёзы попыталась улыбнуться женщина. — Ужин готов. Присаживайтесь. С минуты на минуту должны подойти Сендлеры.

После её слов раздался звонок в дверь.

— А вот и они, — Линда отправилась открывать дверь.

Через пару минут вместе с ней на кухню вошли Алан, Элизабет и Пол Сендлеры. Супруги Сендлеры были в отличной физической форме. Алан постепенно, с музыки, переключился на политику и стал помогать жителям Сиднея. Элизабет превратила свой небольшой ресторанчик в самый лучший ресторан солнечного континента, конечно, не без помощи любящего супруга. Они воспитали прекрасного сына Пола, который осуществил, наконец, свою детскую мечту, став доктором, и открыл собственную клинику. Чета Сендлеров ждала от Пола внуков, но пока это были только надежды, ведь, несмотря на то, что ему сорок лет, мужчина ещё не встретил достойной кандидатки в жёны.

Увидев Джессику, Алан и Элизабет потеряли дар речи. Они оба стали сверлить её недоумевающим взглядом.

— Алан, Лиз, — к ним обратилась Линда. — Не смущайте девочку. Присаживайтесь.

— Линда, — испуганно произнесла Элизабет. — Ты говорила, что эта девушка очень сильно на неё похожа, но она…

— Она её копия, — продолжил Алан.

— Мама, о чём они? — не понял Диего.

Ему никто ничего не ответил.

— Пол, что происходит? — Диего посмотрел на друга.

— Я не знаю, — ответил он.

— Боже мой, кто-нибудь потрудится мне сказать, что здесь твориться? — Диего поднялся со своего места.

— Сынок, Джессика очень сильно похожа на ту девушку, на которой был женат твой отец, — объяснила Линда.

— Она её копия, — повторил Алан, садясь на стул и не отводя взгляда от Маккартни.

— Да! — неожиданно вспомнив, воскликнул Пол и посмотрел на Джессику. — Вот почему при нашей первой встрече твоё лицо мне показалось знакомым.

— Что? — Диего был в шоке от услышанного. — Джесс, ты знала?

— Да, Диего, — тихо ответила Джессика. — Мистер Фокс мне рассказал об этом.

— Извините, я очень устал, пойду к себе, — бросив нож, который держал в руке на стол, Диего направился к выходу.

— Сынок, а как же ужин? — Линда была напугана реакцией сына.

— Спасибо, мама, не хочется, — грубо, что было вовсе не свойственно ему, ответил Диего и вышел.

После ужина Сендлеры ушли домой. Джина уехала в свой особняк к мужу и детям в соседний городок. На кухне остались только Линда и Джессика.

— Дорогая, вы, наверное, устали, идите спать, — предложила Линда, составляя грязные тарелки в посудомоечную машину.

— Нет, миссис Фокс, я помогу вам убрать со стола, — ответила Джессика, составляя в холодильник нетронутые блюда.

— Называйте меня просто Линда, — попросила женщина.

— Хорошо, Линда, — улыбнулась девушка, взглянув на женщину.

— Ты так на неё похожа, — вдруг произнесла Линда, устало присаживаясь на стул, и по её щекам потекли слёзы.

— Вы уверены, что хотите, чтобы я осталась у вас? Может, мне лучше уехать? — предложила Джессика, опускаясь на стул напротив женщины.

— Нет, нет, останься. Знаешь, а я ведь знала, что что-то случится, когда тебя увидела здесь полгода назад, — произнесла Линда, смахивая слёзы со щеки.

— Почему? — Джессика была в недоумении.

— Ты, действительно, хочешь выслушать меня, Джессика? — Линда заглянула девушке в глаза.

— Да, Линда, прошу вас, поделитесь, вам станет легче, — заинтересованно откликнулась Маккартни.

— Я очень благодарна Джессике, — начала рассказ Линда. — Я очень рано вышла замуж за Джеймса, и мысль о том, что я не из его круга, не давала мне покоя даже, несмотря на пять счастливых лет брака с ним. Я не смогу описать словами ту боль, которую я испытала, узнав, что он, якобы, меня предал. С ней я прожила довольно долгое время. С этой болью в душе я развелась с Джеймсом, порвала все связи с нашими общими друзьями, вышла замуж за Гарри и родила Джину. Наверное, я так бы и умерла несчастной, любя и одновременно ненавидя Джеймса Фокса, если бы не Джессика. Я до сих пор не могу понять, откуда она узнала всю правду, но тот день, когда эта девушка открыла мне глаза, я помню так хорошо, будто это было только вчера. Не могу сказать, что после того, как я узнала правду, мне стало легче. Ведь после этого я была уверена, что Джеймс не предавал меня, и ненависть испарилась, оставив в сердце только любовь. Долгое время я винила себя за то, что ушла, исчезла, не разобравшись, не выслушав его. Поверила Венде, а родного человека в один миг попыталась выкинуть из своего сердца. Но изменить что-то было на тот момент уже невозможно. Я видела, как Джеймс относился к Джессике, и мне оставалось лишь уйти с его дороги. По истечении некоторого времени я развелась с Гарри, мне проще было быть одной. Спустя три года после того, как Джессика погибла, мы случайно встретились с Джеймсом. Когда он предложил мне выйти за него замуж, я была абсолютно счастлива, но мысль о том, что всё так хорошо для меня сложилось лишь потому, что Джессика умерла, не давала мне покоя. И когда ты переступила порог нашего дома, у меня случился шок. Ты стояла рядом с Диего, будто показывая мне, вот Джессика, а вот молодой Джеймс, вот так всё должно было быть, именно так правильно. Боже мой, Джессика забрала у меня Джеймса.

Тут Линда горько заплакала. Джессика посмотрела на неё и после всего услышанного девушка тоже смахнула слезу со своей щеки. Как ей хотелось сказать несчастной Линде, что она не должна считать себя виноватой, не должна носить в душе этот груз. Джессика лишь транзит в жизни Джеймса. Она была там лишь для того, чтобы вновь соединить его с Линдой. Линда — его судьба.

— Линда, успокойтесь, — Джессика налила женщине стакан воды.

— Прости меня, девочка моя, — Линда сделала глоток. — Я свалила на тебя всю эту историю.

— Вы правильно сделали, что всё мне рассказали, — ответила Джессика. — А сейчас, пожалуйста, послушайте меня. Перестаньте себя винить. Выслушав вас, я сделала вывод, что Джессика пришла в жизнь мистера Фокса только для того, чтобы вернуть ему вас. Вы ни в чём не виноваты. Вы лишь продолжили оборвавшееся счастье, и поверьте мне, это ваше счастье, только ваше, ничьё больше.

— Ты так считаешь? — Линда внимательно посмотрела на девушку.

На мгновение ей показалось, что перед ней та Джессика. Она точно так же, мыслила, совсем как Джессика Фокс. И от ощущения её присутствия Линде стало становиться гораздо легче. Будто груз, лежащий на сердце столько лет, стал постепенно отпускать её.

— Я в этом уверена, — улыбнулась Маккартни. — Джессика не забирала у вас мужа. Он попал в авиакатастрофу. И я помогу вам разобраться в этом деле.

— Я не до конца понимаю, о чём ты? — насторожилась женщина. — Джессика, ты хочешь сказать, что катастрофа не случайна? Моего мужа убили? Но кто? У него не было врагов.

— Линда, я не буду ничего утверждать, я просто попытаюсь всё выяснить, — пообещала девушка, взяв женщину за руку.

Утром следующего дня Джессика спустилась к завтраку. Линда во всю уже готовила.

— Доброе утро, — поприветствовала девушка, вкушая запах чего-то аппетитного.

— Привет, Джессика, — улыбнулась Линда, заметив её присутствие. — Присаживайся, я накрою в столовой и будем завтракать.

Джессика невольно обратила внимание, что женщина выглядела намного лучше вчерашнего.

— Дорогая, спасибо за вчерашний разговор, мне стало гораздо легче, — Линда будто прочитала её мысли.

— Я всегда рада вам помочь, — искренне призналась Джессика, присаживаясь за стол.

— Мне приятно это слышать — Линда поставила перед девушкой яичницу в форме улыбающегося смайлика.

Джессика сразу же заметила, что блюдо отражает настроение женщины и от этого на душе у девушки стало гораздо светлее.

— Линда, Диего ещё спит? — поинтересовалась она.

— Нет, — ответила женщина, улыбка испарилась с её лица, она расстроилась. — Ночью он куда-то уехал, а утром позвонил и сказал, что сегодня весь день будет в своей студии. Последние полгода я просто не узнаю его. С ним что-то происходит. Он отдалился и от меня и от Джеймса. Перед трагедией они часто ссорились, хотя раньше такого никогда не было. Наш мальчик всегда был жизнерадостным, а сейчас постоянно нервный.

— Я тоже заметила, — задумалась Джессика. — Линда, дай мне адрес его студии.

— Вот, — немного порыскав в столе, женщина протянула Маккартни визитку сына.

Через некоторое время Джессика входила в студию Фокса младшего. В небольшом помещении с занавешенными какими-то тряпками окнами, через которые еле пробивался солнечный свет, Диего стоял у мольберта и кистью рисовал беспорядочные и совершенно бессмысленные линии. Создавалось впечатление, будто он никогда не занимался живописью.

— Наверное, это и есть высокое искусство? — улыбнулась Джессика, подойдя ближе и в полумраке разглядев мазню Фокса.

— Привет, — Диего совершенно безразлично посмотрел на неё. — Что-то случилось?

— Линда беспокоится, — ответила девушка. — Где ты был всю ночь?

— У Сендлеров. Теперь я понимаю, почему папа не хотел, чтобы я с тобой общался. Ему было больно. Почему ты мне ничего не сказала? — Диего бросил кисть на пол.

— Ты всё узнал в своё время, — немного испугавшись, ответила девушка.

— Знаешь, Джессика, ты творишь чудеса, — парень посмотрел на Джессику, в его взгляде чувствовалась непонятная злость. — После разговора с тобой маме стало значительно лучше. Папа покинул нас месяц назад, и всё это время она была мрачнее тучи, а ты исправила положение за один вечер. Не зря папа как-то сказал мне, что, несмотря на то, что мы с тобой почти ровесники ты намного старше меня. Тогда я его не понял, а сейчас я и сам вижу, ты достаточно мудро рассуждаешь для своего возраста.

— Обыкновенно рассуждаю, — Маккартни опустила глаза, ей казалось, что по ним Диего может догадаться, что она лжёт. — Диего, я одного не могу понять, ты говоришь, Джеймс умер месяц на-

зад, но как вам удалось это так долго скрывать от прессы?

— Мы сами об этом узнали лишь через две недели после случившегося, — Фокс продолжал сверлить Джессику взглядом.

— Не понимаю. Джеймс улетел в Лондон, о нём ничего не было известно две недели, и вы не начали принимать никаких мер? — удивилась девушка.

— Джесс, что за допрос? — вновь занервничал Диего. — На что ты намекаешь?

Джессика внимательно посмотрела на парня. Линда была права, он вёл себя неадекватно. Диего Фокса будто подменили. Джессика посчитала правильным не рассказывать ему о своих предположениях.

— Прости, я тоже не в себе и говорю всякую чушь, — попыталась отвести подозрения Джессика. — Поехали домой?

— Нет, я буду позже, — произнёс Диего, затем он повернулся к мольберту и вновь стал рисовать непонятные круги и линии, на этот раз уже водя по холсту пальцем.

Глава 5

Спустя три месяца пребывания в Австралии, Джессика Маккартни вернулась домой. Лос-Анджелес встретил её жарким, солнечным июнем. Родители, родные и друзья были рады возвращению девушки. Ничем от них не отличался и Энтони Льерентэ. Как только молодой человек узнал о приезде Джессики в Америку, то тут же пригласил её погулять по берегу властного океана, омывающего берега «города ангелов». Джессика и Энтони шли по ещё горячему белому песку и молчали. Над ними простиралось звёздное небо, был слышен звук прибоя. Но девушка, как и обычно, была мыслями далеко от реальности.

— Как прошла поездка в Нью-Йорк? — Джессика всё-таки заговорила первой.

— Прекрасно, — улыбнулся Энтони. — Но если бы ты тоже поехала, всё было бы ещё лучше.

Джессика посмотрела на парня и просто улыбнулась.

— Джессика, — Энтони встал перед девушкой и посмотрел ей в глаза. — Может, хватит гоняться за этими Фоксами. Они ведь тебе никто. Возвращайся к своей привычной жизни.

— Тони, я бы с радостью, но…— хотела выдумать какую-нибудь очередную историю Джессика.

— Но, что? Что тебе мешает? — как не старался, не мог понять Энтони.

Джессика посмотрела в сторону океана.

— Что? — Энтони повернул её к себе. — Скажи мне. Ты хочешь выяснить, как погиб Джеймс Фокс, но этим должна заниматься полиция, а не поклонники. И к тому же тысячи людей ежедневно погибают, точно таких же как он, тысячи посторонних тебе людей.

— Пойми же ты, он мне не посторонний! — в отчаянии крикнула девушка. — Прости, Энтони, мне пора.

Джессика побежала от парня.

— Куда ты? — он крикнул ей вслед.

Маккартни не обернулась и скрылась во мгле. Тони от безнадёжности и глубокого непонимания опустился на песок и, наклонив голову, скрестил за ней свои мужественные руки.

Утром следующего дня Джессика приступила к своей тренерской работе в студии «Джайв».

— Тренировка окончена. Всем спасибо! До свидания, — Джессика улыбнулась своим воспитанникам.

— До свидания! — захлопали в ладоши дети и побежали из зала.

— Привет, дорогая! — столкнувшись с ребятами, в зал вошла Патриция Маккартни.

— Привет, бабуля, — девушка обняла женщину.

— Дети соскучились по тебе, — заметила Патриция, глядя вслед маленьким будущим чемпионам.

— И я по ним, — Джессика тоже окинула их взглядом.

— Что ж, не бросай их больше, — попросила Патриция.

— Конечно, бабушка, — пообещала девушка.

— Вот и славно! Кстати, ты слышала неприятную новость? — женщина перестала улыбаться.

— Последнее время их очень много, — заметила Джессика. — О чём, именно, ты говоришь?

— О Томасе Стивенсоне, — уточнила бабушка.

— О друге детства Джеймса? Что с ним? — Джессика непроизвольно насторожилась.

— Он мёртв, — Патриция была удивлена тому, что внучка ещё не слышала такую громкую новость.

— Что? — Джессика была ошарашена новостью. — Мёртв? Что с ним произошло?

— Я не знаю подробностей, — ответила она.

— Что ж, бабуля, мне пора, — Джессика схватила свою сумку и в тренировочной форме побежала к выходу.

— Куда ты? — не поняла Патриция, разводя руками. — У тебя же еще одна тренировка.

— Прости, бабуля, проведи её за меня, — крикнула Джессика, выбегая из зала.

— Что за девчонка! Ведь только что обещала не бросать детей! — возмутилась Патриция в пустом зале.

Джессика нажала на кнопку звонка особняка Стивенсонов. Ей долго никто не отвечал. Девушка уже собиралась уходить, как в домофоне послышался дрожащий, на грани срыва голос Барбары Стивенсон.

— Кто вы? — бесцеремонно спросила женщина.

— Здравствуйте, миссис Стивенсон, — поприветствовала Джессика. — Меня зовут Джессика, я знакомая Джеймса Фокса.

— Знакомая Джеймса? — с лёгким недоверием переспросила Барбара. — Что вам нужно?

— Поговорить с вами о вашем муже, — ответила Маккартни, не надеясь на то, что ей удастся увидеть женщину.

После небольшой паузы ворота особняка открылись. Джессика прошла по территории и вошла в дом.

— Здравствуйте, — в гостиной её встретила Барбара. Несмотря на пролетевшие годы, женщина осталась настоящей красавицей, такой же стройной и утончённой, с неповторимой родинкой над чуть припухшими губками.

Джессика заметила заплаканные глаза женщины, но, несмотря на случившееся, Барбара хорошо держалась.

— Я могу задать вам пару вопросов? — решительно поинтересовалась Джессика.

— Да, идёмте в столовую, я налью нам чая, — пригласила Стивенсон.

Женщины прошли внутрь дома. В большом красивом и светлом помещении была наведена, казалось, стерильная чистота, как и во всём доме, что было свойственно миссис Стивенсон. Джессика села за стол, на котором стояла ваза, с разными сочными фруктами и ягодами. А рядом роскошный букет цветов. Томас всегда окружал любимую супругу тем, что она любит, даже если это были простые мелочи.

— Ваше лицо мне знакомо, — Барбара поставила перед девушкой кружку чая и десерт. — Ваша фамилия Маккартни?

— Верно. Откуда вам это известно? — удивилась Джессика, делая глоток из чашки. Чай оказался очень вкусным.

— Как-то раз мы с Томом были на вашем концерте в студии «Джайв», и Томас заметил, что вы безумно похожи на девушку, которая очень давно помирила его с Джеймсом, — пояснила Барбара, взяв свою кружку в руки.

— Очень интересно, — Джессика попыталась сделать удивлённое выражение лица и перевела тему разговора. — Прекрасный чай, очень вкусный. Знаете, я любительница этого напитка, но такого, пожалуй, ещё не пробовала.

— Да, — вздыхая, согласилась женщина. — Вы правы. Я тоже люблю чай. Том очень долго искал именно тот вкус чая, который меня ошеломит. Том вообще делал для меня всё, не требуя ничего взамен. Но и я старалась, в свою очередь, быть ему опорой и поддержкой.

Джессика увидела, что она устала и решила перейти к делу.

— Миссис Стивенсон, расскажите, как всё произошло? — осторожно поинтересовалась она.

— Меня не было дома, — начала рассказ Барбара. — Когда я вернулась, то обнаружила Тома в нашей комнате, он лежал на кровати. Я вызвала скорую помощь и полицию. На первый взгляд, это было похоже на резкую остановку сердца.

— Мистер Стивенсон страдал сердечной недостаточностью? — поспешила уточнить девушка.

— Нет. У него никогда не было проблем с сердцем. В полиции должны были сделать вскрытие, после которого стало бы всё ясно, но накануне тело Томаса пропало из морга, — объяснила женщина, испуганно прикрывая рот рукой.

— Что? — Джессика подавилась чаем. — Как пропало?

— Я не знаю, Джессика, — голос напуганной Барбары вновь задрожал.

— Барбара, простите меня за бестактность, но у вас с Томасом всё было хорошо?

— Да, у нас всё было отлично. У нас прекрасная дочь. Всё было прекрасно. Что мне делать?

Барбара заплакала.

— Держаться, — Джессика взяла её за руку. — Так же, как держится Линда Фокс. Ей, как и вам, сейчас нелегко. Скажите, у Томаса были враги?

— Нет. Вы думаете, моего мужа убили, а потом, чтобы скрыть улики, выкрали тело? — испугалась Барбара.

— Нет. А насчёт тела, я думаю, что это, просто, что-то напутали в морге и, вскоре, вам позвонят, — Маккартни решила оставить свои догадки при себе, чтобы ещё больше не напугать женщину. — Барбара, спасибо вам за уделенное мне время. Мне пора.

— Если вам ещё что-то понадобится, прошу, заходите, — произнесла Барбара, провожая Джессику до двери.

— Спасибо, миссис Стивенсон, — улыбнулась девушка.

Джессика вышла из особняка Барбары и села в свою машину. В её голове, словно осенняя листва, зашумели мысли. Всё это неспроста. Пока она ничего не понимает, но ей необходимо разобраться в этой истории. Девушка уже собиралась трогаться с места, но заметила знакомую фигуру, приближающуюся к дому Стивенсонов. Это был Диего Фокс. Джессика никак не ожидала его здесь увидеть. Она надела солнцезащитные очки и решила проследить за парнем.

Фокс нажал кнопку звонка, через минуту ворота особняка открылись. Диего вошёл внутрь.

Минут двадцать спустя парень вышел на улицу. Было видно невооружённым глазом, что Диего нервничает и оглядывается по сторонам.

Джессика вышла из машины и отправилась в его сторону.

— Какая встреча! — произнесла Маккартни, подходя к парню.

— Джесс? — испугался Фокс, увидев Джессику.

— Да, — девушка сняла очки. — Привет!

— Привет, — попытался улыбнуться парень и тем самым скрыть своё нервное состояние. — Что ты здесь делаешь?

— В Лос-Анджелесе я живу, — иронично заметила девушка. — В этом районе была по делам. А вот что ты здесь делаешь?

— В Лос-Анджелесе? — Диего ужасно нервничал.

— Ну да, для начала, — спокойно надавила на него Маккартни.

— У меня здесь выставка, — выкрутился парень.

— Я не слышала об этом, — властно заявила Джессика.

— Я не думаю, что ты знаешь обо всем, что происходит в этом городе. Прости, мне пора, — начал злиться Диего, проходя мимо девушки.

— А что ты делаешь здесь, у дома Стивенсонов? — с недоверием поинтересовалась девушка, этим вопросом остановив юношу.

— Ничего. Просто проходил мимо, — солгал Диего, глядя на неё.

— Ясно, — с грустью улыбнулась Джессика. — Ты в курсе, что Томас Стивенсон ушёл из жизни?

— Да, я слышал. Очень жаль, — соболезновал Фокс, хотя в его голосе не чувствовалось ничего подобного.

— Или может его убили? — задала провокационный вопрос Маккартни, глядя на парня свысока.

— Что за глупости, — Диего напрягся. — Я очень хорошо знал Тома, у него не было врагов. Джесс, прости, но мне, действительно, пора.

— Может, тебя подвести? — предложила девушка

— Нет, нет, — отказался парень. — Я сам.

— Как знаешь, — улыбнулась она.

Диего быстрым шагом направился вниз по улице. Маккартни села в машину и продолжила следить за Фоксом. Немного отойдя, Диего остановился и вызвал такси. Джессика поехала следом за ним. Вдруг у неё зазвонил телефон.

— Алло, — ответила девушка.

— Джессика, ты где? — в трубке послышался голос Роберта, в котором была хорошо уловима нотка недовольства.

— Папа, я сейчас занята…— предупредила Джессика.

— Джессика, либо ты прекращаешь бросать тренировки и постоянно оставлять своих учеников на бабушку, либо оставляешь тренерскую деятельность, — Маккартни без излишних церемоний поставил дочь в известность.

— Но, папа, у меня сейчас очень важное дело, — Джессика резко, но ловко вывернула руль автомобиля на большой скорости, обгоняя попутные машины.

— Какое? — поинтересовался Роберт.

— Я не могу тебе сказать, но…, — девушка вернулась на свою полосу движения.

— Раньше мы с мамой знали обо всех твоих делах, ты доверяла нам, что произошло? — не успокаивался отец.

— Папа, прошу не сейчас…— недовольно ответила Маккартни, а такси с Диего стало теряться на перекрёстке в беспорядочном потоке автомобилей.

— Джессика, я всё тебе сказал, — Роберт отключил телефон.

— Ну, хорошо, — упустив Фокса, Джессика бросила телефон на пассажирское сидение и повернула машину в сторону студии «Джайв». — Всё равно всё дело коту под хвост!

Вечером Джессика вернулась домой. На кухне её ждали Роберт, Джулия и Патриция.

— Привет, всем! — Джессика посмотрела на членов своей семьи. — Что за собрание?

— Дочь, надо серьёзно поговорить, — Роберт посмотрел на девушку и вышел из-за стола.

— Позвольте доложить, тренировку провела, — прислонив ладонь к виску, как это делают военные, Джессика засмеялась.

— Джессика, кроме шуток, — попросила Джулия, подойдя к Роберту и положив руку ему на плечо.

— Дорогая, мы желаем тебе только добра, — нежно добавила Патриция.

— Хорошо, простите, я вас слушаю, — Джессика села за стол, поняв, что беседа и правда будет серьёзной.

— Джессика, — начал разговор Роберт. — Через полтора месяца тебе исполнится двадцать два года. На протяжении двух лет мы не узнаём тебя. Что происходит?

— Дорогая, ты слишком много времени уделяешь семье Фокс, — продолжила Патриция. — Мы, конечно, всё понимаем, Джеймс твой кумир, но нельзя же забрасывать свою жизнь.

— Тебя не оставляют кошмары, но ты перестала консультироваться у Саймона, — заметил Роберт.

— Джессика, мы переживаем за тебя, — добавила Джулия. — Прошу, возвращайся к нормальной жизни.

Джессика посмотрела на свою семью. Если бы ей на самом деле, как думают, её родители было бы двадцать два года, то она спорила бы с ними, что и свойственно такому возрасту. Но Джессике через несколько недель исполнится двадцать восемь лет, поэтому она отчётливо понимала реакцию родных, и в силу такого возраста не стала вступать в спор с ними.

— Я вас очень люблю, — искренне ответила девушка. — И прошу поверить мне на слово, со мной всё в порядке. Я вижу ваше беспокойство, поэтому отныне буду жить своей жизнью, а не жизнью Фоксов. А сейчас прошу меня извинить.

Джессика вышла и пошла в свою комнату. Войдя в нее, она упала на кровать.

— Может, я, действительно,всё придумала, — пронеслось у нее в голове. — И смерть Джеймса и Томаса это просто случайность? Да, это, несомненно, так и есть. И уж точно было глупо подозревать в чём-то Диего. Всё. Начинаю нормальную жизнь.

Глава 6

Джессика Маккартни почувствовала на своём лице капли воды. Открыв глаза, девушка увидела, что порыв ветра открыл окно её комнаты, и капли холодного дождя ворвались внутрь помещения. Маккартни посмотрела на часы, стрелки показывали 12:00. Джессика поднялась с кровати и подошла к окну. Закрывая его, она заметила грязные кровавые следы, идущие от окна. Девушка резко обернулась. Сверкнула молния, озарив комнату светом. На её кровати сидел Джеймс Фокс. Его глаза были стеклянные, в них застыл страх. Его лицо было залито кровью.

— Помоги, мне, — произнёс он и стал приближаться к девушке. Джессика закричала, что было силы, и…открыла глаза.

Окно её комнаты было нараспашку. Джессика соскочила с кровати и побежала к двери. Девушка отворила её. В дверном проёме стоял Джеймс Фокс.

— Помоги, мне! — юноша схватил девушку холодными руками. — Ты должна меня найти!

Джессика подняла тяжёлые веки. В окно её комнаты заглядывало солнце. Она почувствовала, как со лба стекали капельки холодного пота. Очередной кошмар преследовал её в царстве Морфея. Девушка уже не знала, что с ними делать. Она забыла, когда последний раз засыпала без снотворного. Но против таких ужасных снов таблетки оказались довольно слабыми, чтобы забыться до утра, чтобы совершенно ничего не снилось. Казалось, выхода из этого лабиринта нет. Зазвонил сотовый телефон, лежащий на прикроватной тумбочке.

— Алло, — Джессика взяла трубку, поднимаясь с кровати.

— Здравствуй, Джессика! Это Линда Фокс, — представилась женщина.

— Привет, Линда! Я рада тебя слышать, — обрадовалась девушка.

— И я тебя тоже, — голос женщины был встревожен.

— Что-то случилось? — Джессика это сразу заметила.

— Джессика, дорогая, — голос Линды задрожал. — Я понимаю, у тебя своя жизнь, и я не имею права в неё вторгаться, но ты нам нужна.

— Линда, успокойся и расскажи, что произошло, — попросила Маккартни.

— Алан Сендлер мёртв, — прошептала Фокс и тихо заплакала.

— Что, — Джессика вновь опустилась на кровать. — Как? Что произошло?

— Не по телефону. Я прошу, приезжай, — попросила Линда.

— Хорошо. Жди, — Джессика отключила телефон.

Открыв чуть слышно дверь, в комнату вошла Джулия.

— Доброе утро, мамочка, — улыбнулась девушка, заметив её присутствие.

— Доброе утро, дорогая! С днём рождения, — Джулия нежно обняла дочь, вкладывая в эти объятия всю любовь к дочери.

— Спасибо, мама, — Джессика ответила взаимностью.

— Милая, я ненароком услышала, ты уезжаешь? — Джулия присела рядом с дочерью.

— Да, мама, прости, — Джессика опустила глаза. — Я знаю, что пообещала вам вернуться в нормальную жизнь, но…

— Ты летишь в Сидней? — поинтересовалась женщина, заранее зная ответ. — Сегодня в новостях я слышала об Алане Сендлере. Очень жаль.

— Очень, — дочь посмотрела на мать. — Я должна быть там, мама, поверь мне на слово.

— Я верю, — улыбнулась Джулия. — Для этого родители и существуют, чтобы любить, верить, понимать и не требовать ничего взамен от своих детей.

— Спасибо, мамочка, — Джессика обняла женщину. — Извинись за меня перед папой и всей нашей семьёй.

Вечером следующего дня Джессика Маккартни переступила порог особняка Фоксов.

— Здравствуй, дорогая, — Линда, приветствуя, обняла девушку.

— Привет, — Джессика улыбнулась, отвечая ей взаимностью.

Линда Фокс стала выглядеть гораздо лучше. Похоже, женщина начала понемногу возвращаться к жизни. Лишь в её нежных голубых глазах поселился какой-то необъяснимый страх.

— Идём, я приготовила ужин, — пригласила Фокс.

— С удовольствием, — Джессика поставила свою дорожную сумку и проследовала за женщиной. В столовой пахло очень вкусно. Разные блюда так и соблазняли своим роскошным видом, пробуждая аппетит.

— Линда, как у тебя дела? — поинтересовалась Джессика, присаживаясь за стол.

— Спасибо, дорогая, — поблагодарила за неравнодушие Линда. — Прихожу в себя. Мне помогает Джина.

— А Диего? — Джессика не упустила шанс узнать о юноше.

— К сожалению, Диего очень редко появляется дома, — тяжело вздохнула женщина. — Обычно он в Лондоне.

— Месяц назад у него была выставка в Лос-Анджелесе, — поддержала беседу девушка.

— Лос-Анджелес? — удивилась Линда. — Нет, ты ошибаешься.

— Вот мерзавец, — подумала Джессика. — Так и знала, что он мне лапшу на уши вешает.

— А, с чего ты это взяла? — продолжила Фокс.

— Прочитала в интернете, — улыбнулась Маккартни, накладывая себе ещё салата. — Там не всегда можно увидеть правду.

— Да, — Линда тоже улыбнулась, но было хорошо заметно, что ей не хотелось этого делать.

— Линда, расскажи мне об Алане, — Джессика отодвинула в сторону тарелку. — Что произошло?

— Я не знаю точно, — Линда вышла из-за стола и налила в стакан воды. — Несколько дней назад его тело нашли на берегу моря. Наверное, Алан утонул. Никаких наружных повреждений не было и точную причину смерти должно было показать вскрытие, но вечером следующего дня тело из морга пропало.

— Что? — Джессика не поверила собственным ушам. — Пропало?

— Да, — Линда сделала глоток воды из стакана. — Полиция занимается этим делом.

— А, как Элизабет? — Джессика тоже налила себе минеральной воды без газа.

— Лучше не спрашивай, — Линда вновь присела напротив девушки. — Она в очень плохом состоянии. Сейчас находится в клинике у Пола.

— Всё ясно, — Джессика налила в ладонь воду из стакана и смочила лоб. От напряжения у девушки разболелась голова. — Завтра я поговорю с Полом.

— Джессика, вот, — Линда протянула девушки ключ от серебристого седана. — Это ключи от моей машина. Я уже давно не сажусь за руль, а тебе пригодится.

— Спасибо, — улыбнулась Джессика. — Мне и правда сейчас понадобится помощь.

Утром следующего дня Джессика поехала в клинику Пола Сендлера. Девушка вошла в довольно большое, но по-домашнему уютное двухэтажное здание. В его коридорах и в палатах было расставлено много высоких с огромными листьями цветов в красивых вазонах. На окнах висели белоснежные тюли и нежно–зелёные, позитивные, побуждающие к жизни, шторы.

— Здравствуйте, — искренней улыбкой в просторном холле Джессику поприветствовала девушка-администратор. — Чем, могу быть полезна?

— Доброе утро! — Джессика улыбнулась в ответ. — Я хочу поговорить с мистером Сендлером.

— Минутку, — милая девушка нажала на телефоне кнопочку. — Как вас представить?

— Джессика Маккартни, — Джессика присела на мягкий гостевой диванчик.

— Мистер Сендлер, — защебетала незнакомка в трубку. — К вам мисс Джессика Маккартни… Хорошо. Вы можете пройти. Второй этаж, последний кабинет.

— Благодарю, — Джессика поднялась с дивана и отправилась по указанному маршруту.

Через пару минут девушка постучала в дверь кабинета мужчины.

— Войдите, — отозвался он.

— Привет, Пол, — Джессика вошла внутрь большого и светлого помещения. — Мои соболезнования тебе, очень жаль...

— Спасибо, — Пол вышел из-за стола, подошёл к девушке и обнял её. — Пожалуйста, присаживайся.

— Спасибо, — Маккартни присела за стол.

— Хочешь чего-нибудь, — поинтересовался Пол, опускаясь на мягкий стул напротив девушки.

— Да, — ответила она. — Чашку зелёного чая.

— Секунду, — Пол нажал на телефоне кнопку вызова секретарши.

Тем временем Джессика внимательно посмотрела на него. Полу было очень плохо, он изо всех сил пытался скрыть свою беспомощность перед ситуацией, но у него это плохо получалось. Через несколько минут секретарь принесла в кабинет чашку зелёного чая и чашку кофе.

— Спасибо, — Джессика сделала глоток освежающего напитка.

— Пол, расскажи, как всё случилось?

— Не могу сказать ничего конкретного, — тяжело вздохнул мужчина. — Меня в это время не было в городе. Мне позвонила Линда, она и рассказала обо всём, и я сразу же примчался в Сидней.

— А Элизабет? Что говорит она? — немного надавила Маккартни.

— Мама не говорит. Совсем, — Сендлер сделал глоток кофе, чтобы подавить ком, подошедший к горлу.

— Как это? — окончательно запуталась Джессика.

— У неё случился шок, — пояснил Пол, крутя в руках чашку. — И очень сильный шок. Она перестала говорить и вообще на что-либо реагировать. Пока я ничего не могу сделать, но я пытаюсь.

— Я могу её увидеть? — поинтересовалась Джессика.

— Да, но зачем? — не понял мужчина. — Она даже меня не узнаёт.

— Пожалуйста, Пол, — попросила Маккартни.

— Хорошо. Если это для тебя так важно, — Пол поднялся со стула. — Её палата рядом с моим кабинетом. Я практически не отхожу от неё. Идём.

— Конечно, — Джессика проследовала за Сендлером.

Они вошли в палату Элизабет. Это было просторное помещение, всё установленное цветами. Окно палаты было открыто, и комнату не покидал свежий воздух. В палате был телевизор и маленький холодильник. На тумбочке около кровати лежала гора фруктов. А на самой кровати не то лежала, не то сидела бесконечно бледная Элизабет и внимательно смотрела в одну точку.

— Здравствуй, Элизабет, — Джессика присела рядом с женщиной.

— Мама, ты помнишь Джессику? — Пол тоже подошёл к кровати.

Элизабет ни на что не реагировала, она так и продолжала смотреть на стену.

— Джессика, пойдём, — Пол положил свою руку на плечо девушки.

— Да, — она поднялась со стула.

Они вышли в коридор. Пол закрыл дверь палаты.

— Пол, а что говорят в полиции о пропаже тела твоего отца? — поинтересовалась Джессика.

— Ищут, — ответил Пол. — Понимаешь, у меня нет времени их контролировать, подгонять. Я постоянно наблюдаю за мамой.

— Я всё понимаю, — Джессика заглянула в уставшие глаза мужчины. — Приходи сегодня на ужин к Линде. Наказывая себя голодом и усталостью, ты Элизабет не поможешь.

— Да. Наверное, ты права, — попытался улыбнуться Пол. — Я приду.

— Вот и чудно, — улыбнулась Джессика.

Джессика вышла из клиники, села в машину и, прокрутив в голове словно кассету разговор с Полом, направилась в отделение полиции, где занимались делом Алана Сендлера. Там её проводили к шерифу Джиму Кьюсаку. Он оказался приятным шестидесятилетним мужчиной среднего роста, в хорошей физической форме. Мужественное лицо Джима украшали густые усы и небольшой шрам на левой щеке. Когда Джим увидел Джессику, он побледнел, словно наткнулся на приведение в тёмной комнате.

— Здравствуйте! Что-то не так? — Джессика просто не могла этого не заметить.

— Вы, э-э-э, — заикался Кьюсак. — Вас зовут Джессика?

— Да, — удивилась девушка. — Как вы узнали?

— Джессика Фокс? — ещё больше испугался мужчина.

— Нет, — засмеялась Джессика. — Маккартни. Успокойтесь, моя фамилия Маккартни. Я поняла, за кого вы меня приняли, но это не так, мы просто похожи.

— Нет, не просто, — шериф не отрывал взгляд от девушки. — Вы с ней одно лицо. Понимаете, именно я, больше двадцати лет назад, занимался делом Джессики Фокс. Но, к огромному сожалению, так и не смог оправдать надежд мистера Фокса. Он безумно горевал и надеялся, а девочка, будто сквозь землю провалилась.

— Бывает, — Джессика опустила глаза.

— Что это я, — вдруг опомнился Джим. — Присаживайтесь.

— Благодарю, — Маккартни опустилась на мягкий стул.

— Чем могу помочь? — мужчина присел напротив девушки за своё рабочее место.

— Я пришла поговорить о деле Алана Сендлера, — осведомила Джессика.

— Извините, мисс, но информацию по этой теме мы даём только родным погибшего, таков закон, — ответил Джим.

— Шериф, поймите меня правильно, — Маккартни пристально посмотрела в глаза мужчине.- Миссис Сендлер находится в шоке, она никого не узнаёт. Её сын Пол ни на шаг не отходит от неё. У

него нет времени интересоваться, как продвигается следствие по делу его отца. Пол попросил меня сотрудничать с полицией.

Джим посмотрел на Джессику. Он вспомнил время поисков Джессики Фокс, страдания Джеймса Фокса. Кьюсак был одним из поклонников творчества Джеймса. Мужчина подумал, что Джеймсу было бы приятно, что он помог Джессике, пусть и не той самой, но очень на неё похожей.

— Хорошо, мисс Маккартни, — немного поколебавшись согласился Джим. — Тело мистера Сендлера нашли на берегу. На первый взгляд, никаких повреждений на нём не было видно. И всё однозначно указывало на то, что он захлебнулся. Но вскоре пропало его тело, и это усложнило дело. В последнее время он глубоко увлёкся политикой и говорил много лишнего на местном телевидении, я думаю, его заставили замолчать.

— Прекрасная версия, шериф, — с сарказмом произнесла Джессика вздёрнув брови. — Если бы не гибель в Лос-Анджелесе друга Джеймса Фокса, Томаса Стивенсона, и такая же таинственная пропажа его тела из морга. Ну и, конечно, гибель самого Джеймса.

— Я вас не понимаю, — Джим наклонился к Джессике. — Вы намекаете на то, что все три гибели это убийство, и они связаны между собой?

— Да, — уверенно заявила Джессика.

— Вы бредите, мисс Маккартни, — Кьюсак откинулся в своём кресле назад. — Мистер Фокс попал в авиакатастрофу, а его тело не нашли только потому, что искать было нечего, всё превратилось в пепел. Что там насчёт Стивенсона, то это дело Америки. Делом мистера Сендлера мы будем продолжать заниматься и, уверяю вас, его убили из-за политики.

— Что ж, жираф большой, ему виднее, — резко отозвалась девушка и улыбнулась. — До свидания, господин шериф.

— До свидания, мисс Маккартни, — ответил Джим, когда девушка закрыла за собой дверь, и задумался. — Три трупа, но тел нет, очень интересно. А девочка права, стоит задуматься.

Вечером того же дня Джессика устало переступила порог дома Фоксов. Девушка прошла в столовую. Там, сидя за столом и потягивая ароматный чай, беседовали Линда и Пол.

— Джессика, присоединяйся к нам, — улыбнулась женщина и отправилась наливать чай для Джессики.

— Спасибо, — девушка улыбнулась в ответ и присела напротив Пола.

— Джессика, — мужчина посмотрел на неё. — Я приехал поговорить с тобой.

— Что-то с Элизабет? — забеспокоилась Маккартни.

— Нет, нет, — успокоил Сендлер. — С мамой всё по-прежнему. Я хотел поговорить о её ресторане. Мне хотелось бы, чтобы пока она не поправится, ты стала вести в нём все дела.

Ничего не понимая, Джессика, молча, смотрела на мужчину.

— Я согласна с Полом, — поддержала идею Линда, поставив перед Маккартни чашку чая. — Я уверена, ты справишься.

— Я не знаю, — замялась Джессика, будто зная, что рано или поздно предложение такого рода поступит в её адрес.

— Пожалуйста, Джессика, — Пол взял её за руку. — У меня не хватает на это времени. В клинике ещё уйма людей, ждущих моей помощи. А мама, когда придёт в себя, просто не переживёт, если её

ресторан, в который она и отец вложили столько сил и терпения, перестанет существовать.

— Хорошо, Пол, — Джессика тоже взяла руку мужчины. — Я попробую.

— Спасибо, огромное спасибо, — обрадовался Пол, ещё больше сжимая в своей ладони хрупкую ручку девушки.

Глава 7

В Сидней заглянула осень и на полных правах хозяйки там обосновалась. Хотя на календарях особняков и квартир жителей Сиднея был сентябрь, и за окном в свои владения вступила ещё более, чем раньше, изнурительная жара и, конечно, резкий перепад температуры, что свойственно этому городу. Ведь когда, например, в Лондоне или Лос-Анджелесе наступает осень, то в поцелованной солнцем Австралии,как раз наоборот, — весна. А Сидней в это время года просто сказка. Всё вокруг цветёт: деревья, цветы и даже люди становятся немного счастливее, и кажется, те самые цветы расцветают в их открытых миру сердцах и душах. По утрам запах в городе необыкновенный, приятный и сладковатый с добавлением морской свежести и прохлады. И когда им дышишь, то наслаждаешься каждым глубоким вдохом.

Джессика Маккартни открыла окно своей комнаты в особняке Фоксов и насладилась этим экзотическим дыханием: то ли осени, то ли весны. Прошло два месяца с тех пор, как Линда пригласила её к себе. За это время девушка полностью вникла в дела ресторана Сендлеров и успешно ими занималась. Также Джессика стала плотно сотрудничать с офицером полиции Джимом Кьюсаком. Он оказался довольно приятным мужчиной, знающим своё дело. И конечно, Маккартни очень скучала по своим родителям и родным и не забывала каждый день звонить им на другой континент.

Линда Фокс с каждым днём чувствовала себя лучше. Рядом с Джессикой ей было комфортно, как ни странно, в компании