Выберите полку

Читать онлайн
"Тайна массива Рай-Из"

Автор: Вадим Юрьевич Б
Untitled

Старая карта России, которая пробудила во мне желание изучить и по возможности найти мифического идола, – «План Антония Вида и Ивана Ляцкого», 1542, в издании Михова. На крайнем северо-востоке (левый верхний угол карты), к западу от среднего течения Оби, изображено поклонение 7 фигур, олицетворяющих северный народ абдоров (Аbdori), идолу – обнаженной женской фигуре, стоящей на высоком постаменте в виде тумбы, держащей в руках огромный рог изобилия; вокруг разбросаны дары – шкурки животных. Подпись на латыни "Золотаiя Баба – hoc est aurea uetula idolum quod huius partis incolae

adorant" гласит: "Золотаiя Баба, то есть золотая старуха – идол, коего почитают обитатели сих мест"

Глава 1

Возвращаться домой пришлось на электричке, машину со своим водителем отправил в аэропорт встречать прилетающего сегодня из Саратова Александра Хватова, моего давнего друга и напарника по изыскательским походам в Сибирскую тайгу.

Ехать было недолго. Заняв место у окна в полупустом электропоезде, ещё раз прикинул шансы отыскать «Золотую бабу» легендарного идола, предмет поклонения населения Северо-Восточной Европы и Северо-Западной Сибири.

Шансы, мягко говоря, минимальны даже с купленной у антиквара Залмана картой и отдельным листком с детальными пояснениями, которую, по его словам, продал местный мужичок, которому не хватало денег на опохмелку.

Подлинность документа и плана местности сомнений у меня не вызывала, со старьевщиком Залманом нас связывала давняя деловая дружба. Подделки, искусственно состаренные, он не продавал, это было проверено мной по предыдущим поисковым экспедициям: находили места древних захоронений и старинные предметы культа.

Дядька, продавший многовековые бумаги, объяснил, что случайно нашёл их в двойном дне сундука после смерти своего деда.

Карта составлена средневековым картографом Г. Меркатором в 1580 году, на ней указано, что недалеко от устья реки Обь изображена статуя с ребёнком в руках и надписью «Золотая баба»

Конечно, возможности раскрыть тайну легендарного идола сибирских народов по этим документам, можно сказать, практически никакие, но меня и моих напарников влёк сам процесс поиска путешествия по глухой тайге, красота гор да и вообще природы в целом.

Тут в вагон вошла девушка, на вид лет около двадцати пяти, и села напротив.

У неё были абсолютно белые осветлëнные волосы, большие наушники и смешная шапка на голове.

В целом молодая особа производила приятное впечатление: в меру краски на лице, высокомерие и коварство не прослеживалось. Иногда во время прослушивания музыки появлялась необычно обаятельная улыбка, которая подчёркивала девственную неиспорченность молодости.

За окнами замелькали линейно-путевые здания – электричка сбавила ход, миновала несколько семафоров и железнодорожных стрелок и остановилась у маленького перрона.

Девушка, спохватившись, резко встала, наступив мне при этом на ногу, с извиняющей улыбкой пробормотала:

– простите, пожалуйста, я не специально.

– Всё в порядке, но если пообещаю скучать по вас, уйдёте ли вы? – с улыбкой посмотрев ей в глаза, ответил я.

Чудачка непонимающе окинула меня взором и поспешила к выходу. Выйдя на платформу, оглянулась и, помахав мне рукой, послала воздушный поцелуй.

«Приятная особа и, кажется, пока ещё без шипов, дай бог, чтоб со временем не отросли», – мысленно усмехнулся я, готовясь к выходу, потому что следующая остановка была моя.

На вокзале, вызвав такси, доехал до своего дома, который находился рядом с городом в престижном коттеджном посёлке «Видное».

Мой замечательный особняк, который купил совсем недавно и радовался ему, как ребёнок новой игрушке, которую ждал долгое время, я выбирал исключительно в тихом месте, хотелось тишины и природного равновесия, так, чтобы было, где посидеть с друзьями на веранде под шашлычок и коньячок, после трудовых будней.

Во дворе за воротами уже стояла моя машина, значит, рейс не задержался, и Виктор встретил коллегу и товарища Александра.

– Здравствуйте, вам и вашим делам! – с улыбкой воскликнул я, проходя в дом.

– Привет, привет, добрались, долетели, – друг помахал руками в воздухе, как птица, и рассмеялся, обнимая меня.

– Очень хорошо, а то без тебя история была бы неполной, а может, и совсем не состоялась, – не сводя с Александра глаз, сказал я.

– Хорошие истории начинаются с хорошего ужина, – радостно гогоча, подтолкнул меня к кухне. – А то оголодал в дороге, – посетовал он.

На стол быстро накидали, нарезали всякой закусочной снеди, из холодильника достали запотевшую бутылку коньяка, разлили по пятьдесят грамм за встречу.

– Ну что, за поход и твой приезд, дружище, – похлопав Александра по плечу, призвал я.

– Рюкзак на плечи, и в дальние края сидеть под треск поленьев у костра, – в тон мне ответил он.

Выпили.

– Север проникает в души. И либо щёлкает по носу, давая понять – это не твоё, либо меняет навсегда, увлекает так, что по ночам будет сниться и манить, – предался философским рассуждениям мой товарищ.

– Показывай, что нарыл, – тоном, не терпящим возражений, потребовал он.

Я достал две пожелтевшие бумаги, карту и подробное описание места, где, возможно, был спрятан идол. Особый интерес у него вызвал второй документ.

– Шанс мал, но он есть, тем более душа зовёт, как в песне поётся: «уже поставил точку, труба трубит отбой, но точка усмехнулась и стала запятой», – закатился заливистым смехом Александр.

После третьего захода по пятьдесят встал Виктор.

– Пора заняться шашлыками, пойду разожгу огонь в мангале, – договорил он, выходя во двор.

Я же достал заранее маринованное мясо, и мы с другом стали нанизывать аппетитные кусочки вперемешку с луковыми кольцами.

Уже поздним вечером сели втроём составлять список необходимых вещей в дорогу.

Палатки, спальники, котелки для костра, аптечка, оружие и еда, да много чего другого, что было жизненно важным и необходимым в предстоящем путешествии.

Любая таёжная среда – это замкнутая система, единое общее целое, которое живёт своими первозданными законами, неохотно принимает чужаков и ошибок не прощает.

Каждому даёт оценить, чего стоит он, а чего – другие.

Виктор, просмотрев составленный нами список, бросил:

– Патронов следует прикупить к АК-47, маловато осталось.

– Наверно, стоило в последнем нашем странствии меньше по консервным банкам стрелять, – произнёс я, с ухмылкой посмотрев на Александра.

– А я что? Я ничего! Жизнь суровая штука, иногда нужно учиться хорошо пулять, не помешает, – отмахнулся он.

Автомат был приобретен мной давно по случаю, в жилые районы мы его не вывозили, таскали для самообороны только в лесу, а так он лежал в тайнике у отшельника Матвеича, с которым познакомились очень давно и помогали ему, как могли, а он нам.

Разрешение на ношение и хранение было только на мой «Иж-27» в 16 калибре.

– Позвоню Пузырю, спрошу, что да как, договорюсь о встрече, – зевая, сообщил я, набирая номер.

Кличка Пузырь, а точнее сказать погоняло, у него было из-за огромного живота, плюс бесцветные водянистые глаза, думаю, это и дало ему такое прозвище.

Торговля оружием и боеприпасами являлась для него доходным хобби, плюс насколько я догадывался, не брезговал и другими тёмными делами.

– Вечер в хату, уважаемый, – поприветствовал с иронией, дождавшись, когда он возьмёт трубку.

– И тебе не болеть, приятель, – отозвался он.

– Встретиться надо, дело есть, – продолжил я.

– Да хоть сейчас, подъезжай, адресок знаешь.

– Сейчас буду, поставил точку в разговоре и положил трубку.

– Поедем на тачке с Виктором, поторгуемся, а ты, дружище, ложись спать, отдыхай после дороги, – предложил Александру, набирая номер такси.

– Мы созданы из ткани наших снов, – запел он, направляясь в душ.

Спустя минут сорок езды остановились у дачи Пузыря. Расплатившись с таксистом, нажал звонок на воротах, послышалось тяжёлое буханье башмаков по дворовой брусчатке.

Калитку открыл Бах, помощник криминального торговца.

– Ба, какие люди, батька ждёт, проходите – подавая руку для рукопожатия, заулыбался, засуетился он, глаза при этом остались настороженными.

Пройдя в дом, вошли в гостиную, обставленную в старом русском стиле, с открытым камином, который горел ярким пламенем, отбрасывая по стенам световые блики.

В кресле рядом с очагом сидел Пузырь, который тут же встал и пошёл на встречу, раскинув руки для объятий.

– Приветствую, Сергей Анатольевич, как сам? Какая нужда привела тебя ко мне?

– Да вообще-то мелочовка. Патрончики хотелось бы 7,62, пачки три, чтобы на два рожка хватило, – ответил я, кряхтя от мощных обнимашек Пузыря.

– Не вопрос, сделаю. Завтра Бах завезёт, – сказал он, усаживая меня на диван вместе с Виктором.

– По пять капель? Давненько всё ж таки не заезжал, Сергей, – он кивнул своему помощнику.

– Опять собрался носиться по бескрайним просторам нашей тайги, – одобрительно констатировал батька.

– Всё суета.

– Всё проходящий сон.

– И свет звезды, свет гибели мгновенной.

– И человек ничто.

– Пылинка в мире этом.

– «Но увлечения его громаднее Вселенной», – процитировал он армянского поэта, Аветика Сааковича Исаакяна.

Помощник разлил коньяк по бокалам, принёс шоколад и фрукты.

Только выпили, раздался звук дверного звонка, Бах быстро посмотрел на монитор видеокамер.

– Ребятишки приехали, сучку крашеную привезли, которая спалилась на крупной закладке товара, – радостно потирая руки, пошёл открывать он.

Машина заехала во двор, были слышны приглушённые мужские голоса, сквозь них пробивался испуганный женский лепет.

Дверь распахнулась, и двое батькиных молотобойцев втащили девушку, с белыми осветлëнными волосами.

Сказать, что я опешил от такой встречи, второй раз в течение дня, просто ничего не сказать.

Перед нами стояла та самая девушка из электрички, только уже без наушников и шапки, с заплаканными глазами и разводами туши.

Вот тебе и без шипов, а также девственная неиспорченность молодости – закладчица наркотиков под крышей Пузыря.

Хозяин встал.

– Извини, Сергей Анатольевич, дела, – сказал он, недобро смотря на даму.

Наши глаза с молодой особой встретились, она узнала меня, во взгляде была мольба о помощи.

Уголовник встал и не спеша направился к девушке.

– Ошибки показывают, кто ты есть. Встав, на опасный путь человек должен стать зверем, но тебя поглотила беспечность, из-за этого теряют своё серьёзные люди, – разминая пальцы, жёстким взглядом буравя закладчицу, вбивал слова он, как гвозди с одного удара.

Женщина попыталась что-то сказать в собственное оправдание.

Однако Пузырь рявкнул:

– Мне плевать на звуки, которые вылетают из твоего рта.

– Чем будешь отдавать долг? За товар!

Стоявший рядом парень сильным рывком за волосы поставили её на колени.

– «А я всё глубже увязаю в трясине тайн и тёмных дел», – решил вмешаться я. Подойдя к недавней попутчице, отодвинув парней, поднял её на ноги.

С улыбкой бросил, опешившему батьке:

– Ну и что, много должна?

Справа от меня встал Виктор, опустив руку в правый карман.

– Просишь за неё? – с недоумением посмотрев на меня, задал вопрос он.

– Требую!

– Твоё дело! Только не пойму, зачем оно тебе? – пожал плечами Пузырь, садясь в кресло.

– Понравилась, – посмотрев на даму, усмехнувшись, бросил я.

– Десять косых в зелени! Готов возместить потерю?

– Ценности у каждого свои, только идя по краю, понимаешь, чего стоит жизнь. Завтра получишь все деньги, с Бахом передам, – сказал, посмотрев на его помощника.

– «Кто людям помогает, тот тратит время зря, хорошими делами прославиться нельзя», но дело твоё, забирай это явление, – вздохнув, решил батька.

Выйдя за ограду дачи, Виктор стал вызывать такси.

– Куда тебя отвезти, в каком районе живёшь? – посмотрев на заплаканную девушку, спросил я.

– Не знаю, мне некуда идти. В комнате, которую снимала, скорее всего меня ждёт полиция. Когда меня взяли с товаром, сбежала от них, пока они отвлеклись на ДТП.

– Да уж, дела, – стал прикидывать, что же делать с ней дальше.

– Родственники, знакомые?

– Никого, в городе недавно, и родни здесь нет, – ответила она.

– Поедем ко мне, утром решим, что с тобой делать, – заключил, переглянувшись с Виктором.

– Сергей Анатольевич, 316 УК РФ: сокрытие лица, предоставление ему убежища, – подвёл итог, улыбаясь мой водитель.

– «У кого-то сегодня есть деньги и дом, у кого-то безденежье и беды кругом», – утро вечера мудренее, завтра определимся, – сказал я, открывая дверь подъехавшей машины.

Глава 2

Утром, одевшись и умывшись, решил разбудить девицу, позвать на завтрак, благо Александр, встав раньше, уже приготовил бутерброды и звал, барабанив ложкой по тарелке.

Постучав в комнату, куда её определил на ночь, услышал лишь тишину. Толкнув дверь, увидел, что кровать застелена, а в помещение пусто.

Вот так, сбежала, а я даже вчера по запарке, в этом круговороте событий и имя не спросил.

Спустившись на кухню, увидел улыбающегося друга, который с вдохновением колотил по чашке.

– Ты чего тарелки ломаешь, – с улыбкой спросил я, пытаясь выхватить ложку, дабы постучать ему по лбу.

– Сон без меры – плохое начало дня, – захохотал он, снимая медную турку с плиты.

– Зови свою даму, хватит ей дорожки утрамбовывать, – сказал он, кивая на окно.

– В смысле, – немного опешил я, подходя к окну.

– Так уже минут сорок бегает! Ты что жениться надумал или так привëз своë мужское одиночество скрасить и разнообразить? – спросил Александр, заглядывая мне в глаза.

– Обстоятельства так совпали, – пробормотал я, выходя во двор.

Незнакомку, восстанавливающую дыхание, увидел у гаража, лицо было раскрасневшееся, волосы собраны в пучок.

– Здравствуйте, Сергей Анатольевич, – хитро улыбаясь, приветствовала она меня.

Смотрела при этом как на давнего знакомого. «Быстро освоилась», – подумал я.

– Доброе утро, красавица! Тренируешься? Чтобы от полиции быстрее бегать? – с сарказмом ответил, оглядев ладную фигуру с головы до ног.

Девушка чуть смутилась, но тут же взяла себя в руки и с вызовом ответила:

– Может и от них, если вы меня им сдадите.

– Ладно, не нервничай, пошли завтракать. Тебя, кстати, как зовут-то хоть? Приобретение.

– Алина, и я сожалею, что согласилась участвовать в этом преступном бизнесе, дура была, хотелось быстрее купить собственную жилплощадь.

– А сейчас поумнела?

– Поумнела! – буркнула она, направляясь за мной в дом.

Пока пили кофе да жевали бутерброды, приехал Виктор.

Отказавшись от напитка бодрости, потопал заводить машину, чтобы отвезти меня в мой офис. Сегодня, перед моим отпуском, было запланировано собрание совета учредителей.

– Есть предложение к тебе, Алина: раз некуда податься, да и правоохранители тебя ищут, могу только предложить вариант пойти с нами в небольшую экспедицию по северу, недели на две, а после посмотрим, что к чему, – сказал я, посмотрев на девушку.

– Путешествие? Это же здорово, – ответила, соглашаясь, она.

– Даже комары и лесные кровожадные хищники не пугают? – закатив глаза, на выдохе прошипел Александр.

– Пугают, но с вами почему-то не страшно, – мило улыбнувшись, Алина посмотрела на меня.

– На том и договоримся. Саша, появится Бах, передашь ему конвертик, он на столе у меня в кабинете, заберëшь, что он привезëт, – представил расклад я.

– И да, Алина, ввиду отсутствия походного снаряжения, будь готова к часу дня – заедет Виктор за тобой, поедем укомплектуем тебя перед прогулкой, – вставая из-за стола, договорил я.

– Слушаюсь и повинуюсь, Сергей Анатольевич.

– Раз мы уже теперь почти напарники, можно просто Сергей, – сказал, усмехнувшись, посмотрев в еë сторону.

– Ну всë, не шалите тут без меня, дети, – и направился на выход.

Собрание поручил проводить своему заместителю, Борису Михайловичу, который, к слову, и оставался вместо меня во время моего отсутствия.

Сам же сидел и слушал доклады и предложения вполуха, грезилось бескрайнее море тайги, горные перевалы и распадки с быстрыми речками.

Ну и, чего скрывать, хотелось быстрее увидеть Алину да пройтись с ней по туристическим магазинам.

Еë я не оправдывал за противоправное, но и также представлял, как это тяжело, без поддержки и хоть малейшей бескорыстной помощи.

Сам в своë время по дурости угодил в колонию, отсидев пять лет, вышел и не мог найти работу: после зоны нигде не брали.

Если бы не дело доброго случая, кто знает, как сложилась бы моя дальнейшая судьба.

Просто повезло, что на моём жизненном пути попался хороший человек, принял как сына и дал возможность добиться всего, что у меня сейчас есть.

– Сергей Анатольевич, вы где? Вы ещë с нами или на какой-нибудь горной безымянной вершине? – улыбаясь, спросил мой заместитель.

Качнув головой в знак согласия, окинул взором присутствующих.

– Тело пока вроде как здесь, – ответил, со всей серьëзностью, ощупывая себя руками.

– А вот душа и мысли, вы правы, где-то за пределами этого города, – рассмеявшись, добавил я.

– Понятно, – подмигнув, вставил Борис Михайлович, – раз на сегодняшний день все предметы обсуждения исчерпаны, заседание считаю законченным.

Учредители начали вставать и покидать зал, желая мне хорошего отпуска.

Когда мы остались с Борисом одни, напомнил ему, вставая:

– В двадцать ноль-ноль жду, приезжай с женой, отметим мой начинающийся отпуск, не прощаюсь.

Спустившись на первый этаж, завернул в наше кафе, Виктору отправил сообщение: где буду ждать его и Алину.

В заведении было свободно, у стойки стояли лишь Томочка, офис-менеджер, и наша бариста, официантка и администратор – всё в одном лице Клавдия.

– Здравствуйте, Сергей Анатольевич, – нараспев протянули они.

– День добрый, всем, – коротко бросил я.

Взяв кофе и лимонное пирожное, устроился у окна, чтобы видеть улицу.

Тома наклонилась к собеседнице, и они продолжили разговор, точнее сказать, Клава продолжила негромко свой рассказ.

– И мужчина под стать своей спутнице, тоже высокий симпатяга такой. Одеты так хорошо, но оба грустные. Сидели, пили чай с тортом, разговаривали, вроде как ссорились, девушка потом в слезах была, через некоторое время заплатили и ушли, а вместо чаевых они оставили под салфеткой два обручальных кольца, одно побольше, а другое поменьше, я чуть не разрыдалась у стола, – со вздохом закончила барменша.

– Да, наверное, это больно, когда любовь из настоящего превращается в прошлое, – с печалью в голосе заметила Тома.

Входная дверь открылась, впустив новых посетителей, Клавдия занялась обслуживанием клиентов.

– Не помешаю, Сергей Анатольевич? – проворковала менеджер, направляясь к моему столику.

– И несбывшееся одиночество разбилось на сотню маленьких беспомощных осколков, – с улыбкой ответил, отодвигая второй стул от стола, давая возможность сесть девушке.

– Какой же вы колючий, Сергей, – кокетливо проговорила она, устраиваясь за столом.

– Скорее, несколько старомодно своеобразен, – возразил я, посмотрев в окно.

– Так, может, встретимся после работы, сходим куда-нибудь, заодно и узнаем друг друга получше? – игриво захлопала глазами она.

Открывшаяся дверь кафе прервала мои мысли о том, как тактичней уклониться от предложения.

– Всем, привет, – Виктор дурачась присел в реверансе.

– Здрасьте, – бросила Алина, не отрываясь, смотря на мою соседку за столиком.

Взгляды дам скрестились, оценивая друг друга.

Решив разорвать молчаливое противостояние, скомандовал:

– По коням – и в путь! Раз все в сборе.

– Ещё не вечер, будет время попытаться познать непознаваемое, – сказал на выходе, подмигнув Томе.

По дороге к машине, спускаясь по ступенькам, попытался взять за руку Алину, она же нервно выдернула руку.

Вот тебе раз, чем был вызван этот поступок, оставалось только догадываться.

Остановившись у магазина туристического снаряжения «Сплав», прошли в торговый зал.

– С одежды начнëм? – улыбаясь, спросил девушку.

– Вам виднее, вы, наверное, очень опытный, – многозначно ответила она.

– Почему вы? Разве мы уже не напарники? – сделав наигранно удивлëнное выражение лица, спросил, останавливаясь.

Наши взгляды встретились, и я вдруг ощутил острое желание обнять еë.

Уловив мои эмоции, она смутилась.

Неловкое замешательство снял приблизившийся продавец снаряжения.

– Чем могу помочь? – бодро начал он.

– Да, помогите, – прозвучало это у меня, как крик о помощи.

Походную одежду и обувь, подобрали в течение часа. Когда сели в машину, вспомнил, что сегодня вечером будут гости.

– Давай, Виктор, заскочим в «Модный рай», а то вечером торжественное мероприятие, неудобно будет, если Алина за столом в камуфляже сидеть будет, – с улыбкой сказал я.

– Может, не нужно, вы и так столько денег на меня уже потратили, – смущаясь, пробормотала она.

– Мне почему-то нравится финансировать твоë благополучие, – тихо произнëс, наклонившись почти к самому уху девушки.

Сделав необходимые покупки, приехали домой, там полным ходом шла подготовка к празднованию.

Светлана, жена Виктора, накрывала стол, Александр рассчитывался с ресторанной службой доставки, в целом приятная суета захватила всех без остатка, потому как мы тоже сразу же приняли участие в организации праздника.

Ровно в двадцать ноль-ноль у моего дома остановилась машина.

Послышалось глухое ворчание сквозь скрежет от вытягивания чего-то объëмного из багажника автомобиля.

– Да аккуратней ты, – раздался голос Виктории.

– Лучше помоги мне, чем под руку говорить, – отозвался Борис.

Любопытство взяло верх, и мы вышли за ворота.

Супруги дружно поприветствовали нас, спуская на землю внушительный ящик.

– Спортом занимаетесь? – улыбаясь, спросил я.

– Да готовимся к соревнованиям по тяжёлой атлетике, тренируемся в свободное время, – иронично ответила Виктория, небрежно откидывая свои чёрные, как смоль, волосы назад.

– Подарок это тебе, Сергей, от всего нашего коллектива – надувная туристическая лодка «Пиранья», – протяжно произнёс мой заместитель, весело сверкая глазами.

– Ой, название звучит устрашающе, – озадаченно протянула Светлана.

– Самое главное, что нескучное, давайте все за стол, – заметил я, помогая затащить подарок в ограду.

После ужина, подкрепленного горячительными напитками, женщины остались убирать со стола, мы же мужской братией прошли ко мне в кабинет, где, разогрев емкость с табаком на раскалëнных углях, раскурили кальян. Предаваясь вредной привычке, попутно стали совещаться по предстоящему маршруту нашего путешествия, разложив топографическую карту.

Из моего города Сургута до посёлка Харп Ямало-Ненецкого автономного округа по трассе примерно 1400 км.

Добираться будем на заказном автобусе марки ПАЗ.

Помимо разнообразного снаряжения в путешествии примут участие Светлана с Виктором, супруги – заядлые туристы-экстремальщики, мой друг Александр и волею случая примкнувшая Алина, итого вместе со мной – пять человек.

От посёлка километров пятьдесят по реке Собь до Матвеича, который обосновался недалеко от слияния рек Большой Пайпудына и Собь, поплывём на трёх надувных лодках: две мои, прошедшие не один поход, и одну, подаренную «Пиранью», обкатаем да проверим на надёжность.

– Ага, вот они где затаились, – раздался звонкий голос Светланы.

– Бросили нас одних, – громко посетовала Виктория.

С гамом женщины подходили к кабинету, чуть в отдалении от них шла Алина.

– Что за шум? Скандал, разврат, драка? – подхватила, усмехаясь она.

Прекрасный пол вошёл, распространяя волны притягательных ароматов парфюма.

– Ну-ка быстро выходим показывать дамам звёзды под романтическую музыку и золотистое шампанское, – приказным тоном продолжила Вика.

– Готовы рискнуть и попытаться оправдать оказанное доверие, выходим, – вставая, бодро согласился я.

Время было позднее, во дворе было тихо, только приглушённая музыка доносилась из дома.

Свежий воздух приятно холодил тело, узловатые тени деревьев и кустов причудливо переплетались на вымощенных дворовых дорожках.

Ночные мотыльки роились у ламп освещения беседки.

Звёздное небо действительно впечатляло, как-то в суете дней и забот мало обращаешь внимание на совершенную красоту ночного неба.

Борис увлечённо показывал видимые созвездия над нашими головами и рассказывал о них.

Александр открывал шампанское под бурный спор дам, куда полетит пробка и брызги искристого напитка.

В целом дамы, подружились с Алиной, приняли, как свою, невзирая на разницу в возрасте и статусное положение в обществе.

– О, забыли тарталетки с сыром и виноградом, нужно принести из дома, – подсказала Светлана.

– Пойду, схожу, – отозвался я.

– Помогу, – поддержала Алина.

Миновав веранду, прошли на кухню.

Тарталетки были в холодильнике, симметрично выложены на белом чешском фарфоровом подносе.

Бросив взгляд на привлекательные корзинки, с улыбкой спросил:

– Помнишь нашу первую встречу в электричке? Никогда бы не подумал, что всё может сложиться так, – сделал небольшую паузу и продолжил. – Ты тогда не ответила на мой вопрос, если буду скучать без тебя, уйдёшь ли ты?

– А? – девушка озадаченно округлила глаза, соображая.

– Если будешь грустить, не уйду, – подумав, решительно ответила она, посмотрев мне в глаза.

Захотелось прикоснуться к ней, ощутить на пальцах её волосы.

Очень медленно, почти невесомо, кончиками пальцев обвёл контур её губ, опустил руки ниже на талию. Алина чуть прикрыла глаза, проведя кончиком языка по своим губам.

Мы замерли, с трудом вдыхая воздух.

– Сергей, – тёплые ладони легли на мои руки, удерживая.

Но всё же чувства полностью захватили нас и взяли верх, губы наши встретились и слились в долгом поцелуе.

Глава 3

Пробуждение было тяжелым, негативно сказывалось недосыпание.

На улице моросил небольшой дождик, редко сквозь разрывы туч проблескивало солнце.

Чтобы быстрее проснуться и настроиться на сборы, вышел во двор, подняв голову, подставил лицо под мелкие капли.

В отличие от большинства людей мне нравилась непогода, чувствовал её, как часть себя.

Через несколько минут в голове прояснилось, пришло ощущение, сравнимое с восторгом, впереди занимательное путешествие и, конечно же, воспоминания о вчерашних разговорах и поцелуях с Алиной добавили мягких тёплых ноток.

Со стороны веранды послышались шаркающие шаги, появился Александр, зевающий и потягивающийся, как мартовский кот на весеннем солнышке.

– Какое счастье – утром встать и жить на свете продолжать, – начал он, смешно подпрыгивая и тряся головой.

– Иди умывайся, завтракаем. Скоро Виктор со Светланой приедет, уже звонили: выехали из дома, – рассмеявшись, подошёл и слегка подтолкнул его к действиям.

– Чувствую себя, как воздушный шарик: куда ветер подует, туда и полечу, – нервно хмыкнул он, направляясь в душ.

– Не переживай, мы будем звать тебя «Великим воздушным шаром! Повелителем мира! Императором воздушной стихии!» – крикнул я ему вслед, склоняясь в поклоне.

– Дурачитесь?

На крыльцо вышла Алина, блистая свежестью и новым походным костюмом, который ей очень шёл.

– Возносим хвалу небесам за новый день и дарованный светлый миг утренней встречи с тобой, прекрасная Алина, – сообщил я, пытаясь поцеловать её в губы, но она подставила щеку.

– Ой! Ну, заслушалась тебя просто! Даже подбородок рукой подпереть захотелось, чтобы рот не открывался, – парировала она, приглаживая мои чуть влажные, сбившиеся от поклона волосы.

После завтрака, пока ребята вытаскивали вещи во двор, позвонил водителю заказанного автобуса. Он радостно сообщил, что уже подъезжает, спустя несколько минут показался жёлтый пазик.

Погрузка много времени не заняла, и о счастье – наконец-то мы в дороге.

Выехав из моего коттеджного посёлка, автобус набрал скорость по петляющей дороге, мимо перелесков и оврагов началась первая сухопутная часть нашего путешествия.

– Ну что же. По страшной сказке? На дорожку! – с лёгким смешком протянул Александр.

Он расположился на передних тройных совмещенных сиденьях, обращённых мягкой обивкой внутрь салона.

– Да вы, батенька, по-моему одержимый повествователь всяких страшных историй! – прищурив глаза, с усмешкой рассудила Светлана.

– Что есть, то есть, вам не показалось! – подтвердил он.

– «Один я, один, кругом жуть такая, и ещё музыка – скрипка», – мрачно, закатив глаза, процитировал Виктор.

– Итак, начнём! – воскликнул, начиная рассказ, Александр.

В одной тëмной-тëмной комнате, – сделав серьëзное выражение лица, начал он.

– Ну всë, приготовьте свои фонарики, – ухмыляясь заметил, Виктор.

– Внезапно появилась лестница с чëрными ступенями, которые были испещрены непонятными рунами, и выглядела она, как путь в страшную бездну, которую не смогли бы осветить даже яркие лучи полуденного солнца, – продолжил Александр, игнорируя слова Виктора. – Но внимательно приглядевшись, человек различил леденящие душу силуэты, находившиеся на ней, их бледные и худые тела удерживали верëвки, тянущиеся вверх, словно нити для марионеток.

В пустых глазницах фигур копошились белые черви.

Находясь у этой лестницы, он ощутил, как волны ужаса заставляли сердце бешено биться, а волосы вставали дыбом на голове от парализующего страха.

С потолка стали змеями спускаться к нему шнуры, чтобы сделать и из него послушную куклу.

Увидев это, мужчина хотел повернуться и бежать прочь из комнаты, но душа и тело не повиновались ему больше.

И понял он сопротивление, мольбы, молитвы не будут здесь иметь никакого значения.

Простившись со всем живым и светом, приготовился к неизбежному.

Перед обращением в марионетку осознал, как прекрасен был прежний его мир, который перестал ценить, он казался ему серым и лишённым смысла, наполненным лишь одной повседневной рутиной, – прервав рассказ, обвёл всех взором в салоне.

– Так что, мораль всей басни такова – живите наполную, творите и создавайте, любите, дерзайте и мир познавайте, – назидательно закончил рассказ Александр

– А страшно-то когда будет? – открыв глаза, спросила Света.

– Впереди ещё ночи тёмные, перевалы горные, – пропел он, – там и набоимся.

– Очень необычная история, – задумчиво протянула Алина.

Я же слушал вполуха, больше смотрел на пейзажи за окном автобуса, очень красивые места начинались.

Лес был преимущественно хвойный, огромные величественные сосны с разлапистыми кронами смыкались друг с другом в вышине.

Местами в низинах просматривались ели, на которых рос лишайник Уснея, свисая с веток своеобразными «бородами».

Быстрый серебристый ручей, вьющийся меж мшистыми валунами, уводил взгляд за собой к залитой солнцем поляне, прячущейся за деревьями.

Вывела меня из задумчивого состояния Алина, слегка коснувшись моей руки.

– Расскажешь подробней об этом легендарном идоле? Я практически ничего не знаю об этом, – спросила она, дергая меня за рукав рубашки.

– Ну что ж, вникай, – улыбнувшись, ответил я.

– Первое упоминание о золотом идоле севера предположительно содержится в средневековом тексте скандинавской «Саги об Олаве Святом», согласно этому произведению, около 1023 года норвежские викинги, которых вёл знаменитый Торир Собака, совершили поход в Бьярмию. Считается, что Бьярмаленд был расположен в северных регионах современной России.

В одном отрывке Саги упоминается, что на земле Бьярма у реки было найдено святилище божества местных племён бьярмов.

Идол в виде большой золотой статуи с серебрянной чашей на коленях был расположен в языческой молельни и был центральным объектом поклонения в храме, – посмотрев на девушку, я продолжил рассказ. – Более существенным упоминанием был план Антония Вида и Ивана Ляцкого 1542 году, где к западу от среднего течения Оби на высоком постаменте, наподобие тумбы, идол в виде женской обнажённой фигуры, держащий в руках огромный рог изобилия, и надпись гласила «Золотая баба» – божество, которое почитают обитатели этих мест.

Были ещё документы более позднего издания, в которых фигурировал золотой идол, но ценной информацией считаю материал Шведского дворянина Петра Петрей де Эрлезунд, трижды побывавшего в России.

В 1620 году он подтвердил в своём сочинении старые рассказы о Золотой бабе, что стояла на западном берегу устья Оби и издавала звук, вроде трубного, когда жрецы совершали перед ней моления.

Оракулы спрашивали её о будущем, и она давала ответы.

Кое-какие неизвестные историкам бумаги недавно случайно попали мне в руки.

И вот мы здесь, в пути, с надеждой приоткрыть тайну «Золотой бабы», – закончил я рассказ, обнимая её.

– Столько воды утекло с того времени, ну хоть прогуляемся, – тихо ответила она, прижимаясь ко мне.

Так незаметно за разговорами и карточными играми время приблизилось к вечеру. В общей сложности в дороге мы были почти восемь часов.

Остановиться на ночёвку решили в городе Новом Уренгое, заехав в мини-отель «Гостиный двор», который был расположен в тихом спальном районе города.

Сняв три двухместных номера, спустились на ужин в находящееся на территории уютное кафе, попутно позвав водителя нашего автобуса.

Кстати, его тоже, как и меня, звали Сергей, ночевать в гостиницу идти он категорически отказался, сказав, что железного коня своего не бросит, пусть даже и на охраняемой стоянке.

Расположившись за столиками, просмотрели меню, от сиговой и оленьей строганины отказались, заказали более нам привычную еду – макароны с мясом.

Девушки, обслуживающие нас, были милыми и гостеприимными: за стойкой Маяне, официантка Ирина.

С ними мы легко нашли общий язык и взаимопонимание.

Кроме того здесь царила уютная домашняя атмосфера, прекрасное освещение и негромкая музыка добавляли тёплых ноток в этот вечерний час.

Услышав наш разговор о дальнейшем маршруте, бармен Майане поинтересовалась.

– Так вы в заброшенный посёлок Полярный путь держите, – заинтригованно спросила она.

– Ну, почти. В гости к одному старому другу, – сделав ещё один глоток ароматного кофе, ответил я.

– Говорят, плохие места там стали: то люди пропадают, то шум непонятный из тех мест слышен, – посмотрев мне в глаза, сообщила Майяне.

– А поподробнее? – вклинился в разговор Александр.

– Раньше часто туда промысловики ходили, но после случаев исчезновений охотников перестали, – тревожно посмотрев на нас, произнесла девушка.

– Инопланетяне? – ухмыляясь, спросил Виктор.

– Наверное, не пришельцы, но местные жители туда ходить боятся, – уловив наши сомнения по поводу необычности этих мест, Майане, прекратив разговор, занялась своими делами за стойкой.

– Мы из тех, кому сколько не говори, что краска не высохла, обязательно ткнëм в неë пальцем, чтобы проверить, – бросил Александр, рассмеявшись.

– Вы безнадежны, – припечатал я тихо шутников.

– Пошлите в номера, и спать, завтра ещë долго ехать, – подключилась к разговору Светлана, вставая из-за стола.

Глава 4

Меня разбудил настойчивый стук в дверь. Открыв, увидел нашего водителя.

– Собирайтесь, Сергей Анатольевич, ехать пора, – непроизвольно хмыкнул он, увидев моё помятое лицо.

После проверки администратором состояния комнат и сдачи их персоналу мы снова в дороге, мы снова в пути.

Когда уже отъехали от города, Виктор, пересев на сидение передо мной, зевая спросил:

– Если недобрые гости из космоса повстречаются, что делать будем?

– Сматываться и тикать без оглядки! – думаю это самый правильный вариант, с улыбкой ответил я.

– О-о-о, есть одна у меня история, связанная с неопознанным явлением, – заявил, подсаживаясь Александр.

– Ну всё, понесли ботинки Митю, – закатывая глаза, процедил Виктор.

– Кто бы говорил о башмаках! – возмущённо ответил он. – Некоторые здесь их грубое воплощение! – парировал Александр, вызывающе посмотрев на Виктора.

Словесные разборки прервала громкая музыка, которую многозначительно включила Светлана.

Так что интеллектуально развлекательная перепалка истлела, едва начавшись.

Если в начале нашей поездки было интересно смотреть на проплывающие пейзажи и предаваться дружеским разговорам, то на вторые сутки путешествия все осознали, что длительный автобусный переезд – это очень утомительно, и мечтали только о том, как бы быстрее доехать.

Уже ночью остановились рядом с посёлком городского типа Харпом на берегу реки Собь.

Палатки ставить для ночлега посчитали лишним, расположились, кто как мог, прямо в салоне нашего транспорта.

Утром проснулись от громких и резких звуков, нечто вроде дребезжащего карканья.

Шумный галдёж издавали птицы размером чуть меньше голубя, с длинными клювами, чуть изогнутыми книзу, почти чёрные, только верх головы и грудь были в частых белых пестринах.

Рядом с нашим автобусом кедровки прыгали среди сосновых веток и заглядывали в окна салона чёрными блестящими глазёнками.

Жмурясь от недавнего сна и яркого утреннего солнца, спустились к реке умываться.

Освежившись тут же на галечной косе, развели костëр для приготовления нехитрого походного завтрака.

К тому времени, когда вода в чайнике закипела, со свистом выпуская из-под крышки струйки пара, мы уже выгрузили свои вещи из пазика.

После трапезы, ещë раз обсудив с Сергеем, когда нас забирать, пожелав друг другу хорошей дороги, расстались.

Он вдавил педаль газа, из-под колëс автобуса шрапнелью полетели мелкие камни, трижды просигналил и, урча мотором, укатил прочь.

Когда уже накачали лодки, спросил Алину:

– Ты как плаваешь?

– В спокойной воде хорошо, но здесь она холодная, и поток быстрый, – затрудняясь, ответила девушка, задумчиво поëжившись.

– Вот скоро и узнаем, – вмешался в разговор Александр, радостно сверкая глазами.

– Саша шутит, порог здесь один, и он ниже по течению за мостом, – успокоил я Алину, помогая надеть ей оранжевый спасательный жилет.

Сложив и привязав в лодках вещи, упакованные в водонепроницаемые гермомешки, завели моторы и поплыли вверх по течению.

Первыми шли Виктор со Светланой, потом я с Алиной и у нас на буксире третья наша лодка «Пиранья», которая была без мотора, в ней плыл Александр.

Уровень воды в реке был средний, весеннее половодье уже прошло. Таяние ледников в горах и на южных склонах вечной мерзлоты большого подъëма не давали, только если не случались затяжные дожди или ливни.

Проплывая мимо крутой террасы, подмываемой водой, видели множество наклонившихся деревьев, старые сосны и лиственницы как будто спускались по откосу.

Крючковатые обнажившиеся корни, похожие на ноги фантастических созданий, ветви, раскачиваемые ветром, создавали иллюзию, что к воде, не торопясь, идут живые существа.

Все краски, запах трав, реки и прохладный ветер ощущались невероятно отчётливо, как будто время преобразилось и несло вперёд, дробя действительность на множество фрагментов, состоящих из мимо проплывающего пейзажа, смеха Алины, звука лодочного мотора, давая невероятные ощущения походу продвижения нашей группы.

Ближе к обеду стали искать ровную сухую площадку размять ноги да быстро перекусить, поскольку до места планируемой ночёвки у заброшенного посёлка Полярный путь был ещё неблизкий.

Обнаружив такой участок на левой стороне реки, повернули лодки в ту сторону.

Пристав к берегу и взяв всё необходимое для короткого привала, мужчины занялись разведением костра, девушки пошли по своим делам.

От разогрева консервов нас оторвал раздавшийся из кустов дикий крик.

Схватив своё ружьё, мы с Виктором бросились в ту сторону.

– Что случилось, – спросил я, осматривая Алину.

Тьма, чудовища, страх были в её глазах.

– Это череп! Человеческий череп! – дрожащим голосом ответила она, показывая за скопление камней чуть в стороне от себя.

– Здесь тоже черепа! – донёсся крик Светланы, находившаяся немного дальше, направляясь к нам.

Приблизившись, заметил, что через мутные слои грязной жижи с песком проступали очертания человеческого черепа, ошибиться было невозможно.

– Ну, зачем так истошно орать? – укоризненно качая головой, произнёс Виктор.

– Наверно, какое-то захоронение древних племён, мерзлота сошла – вот оно и вскрылось, – заметил он, подталкивая трясущихся девушек в сторону реки.

На скорую руку пообедав, усадили Александра и спутниц в лодки, сами стали заливать костёр.

– Кости-то не выглядят ветхими, видел старые черепа, они имеют совсем другой вид, – тихонько посмотрев мне в глаза, сообщил Виктор.

– Да уж заметил! Только не будем пугать никого своими предположениями, дойдём до Матвеича, с ним и посоветуемся, – так же негромко ответил я, отвязывая своё плавсредство.

Снова свежий ветер пел гимн, подгоняя волны, солнце ослепительно отблëскивало от водной глади, сверкающей рябью.

Огромные лесные массивы редели и сменялись лесотундрой.

Ближе к вечеру, пройдя слияние рек Большая Пайпудына и Собь, мы наконец-то добрались до заброшенного посëлка Полярный.

Сама бывшая база Полярно-Уральской геологоразведочной экспедиции, основанной в 1950-х годах на месте лагерей ГУЛАГа, выглядела осиротело одичавшей, заросшей кустарником, с чëрными, пустыми провалами окон.

На территории посëлка спустя более полувека остались следы стартовых стволов Р-12.

Операция «Роза» – одно из самых засекреченных мероприятий РВСН СССР.

В 1961 году именно это место было выбрано для запуска двух Р-12 с боевым ядерным зарядом.

Целью пусков было достижение заданных квадратов на ядерном полигоне в середине Новой земли.

Пристав к другому от посëлка берегу, сразу же поставили три палатки, благо они были самораскладывающимися и простыми в установке.

Девушки гремели котелками, набирая воду, оживлённо обсуждая, что приготовить на ужин. Мы же затянули выше лодки на сушу и, закрепив их, пошли собирать валежник для костра.

Уже поздно вечером, когда непроглядная темень поглотила горы, отведав приготовленную спутницами кашу, удобно расположились вокруг костра.

Виктор положил в огонь смолистую коряжину, которая сразу же громко затрещала на всю округу, давая обильные искры.

Из темноты донёсся тихий звук. Все напряглись.

– Вы слышали? – с тревогой спросила Светлана.

– По-моему, там кто-то есть! – нервно бросила Алина, показывая рукой на чернеющие кусты у реки.

– Да вам показалось! – с ухмылкой произнёс Александр.

Мы же с Виктором насторожились, стараясь рассмотреть источник шума.

Боковым зрением заметил слева от зарослей у самой воды быстрое движение и очертания серого силуэта, нечто, остановившись, посмотрело в нашу сторону.

Из темноты на нас глазела тварь, с сильно выступающим хребтом, ростом как большая собака, с крысиными глазами-бусинками, которые фосфоресцировали, и двумя зубами на верхних и нижних челюстях. Само создание как будто было покрыто редкой шерстью.

Уловив наши взгляды, оно выгнулось и встало на задние лапы, затем резко опустилось и бросилось в реку.

Через несколько минут оно выплыло у другого берега и, выдав жуткое завывание, скрылось в лесу.

– Ужас какой! Вы это видели? – пробормотала Светлана.

– Да, наверное, одичалая собака из брошенного посёлка, – неуверенно проговорил Виктор.

– Ну да, ну да, – протянула Алина.

– Давайте все спать, на всякий случай ночью будем дежурить по очереди! – сказал я, подкидывая в костёр толстые сучья для лучшего освещения местности.

Глава 5

Ночь прошла спокойно. Только небольшой дождик, который, морося, тихонько шуршал об тент палатки, под утро заставлял зябко ёжиться всех участников нашего похода.

Сняв моторы и стравив воздух из баллонов, туго свернули все три наши лодки.

Отыскав походящее место для тайника в ущелье меж двух скал, перетащили туда наше водное снаряжение, завалив камнями и прикрыв ветками.

Далее нам предстояло идти пешком километров десять в сторону массива Рай-Из, у его подножья жил Матвеич, охотник, рыбак, отрицавший многие блага цивилизации, за исключением самых остро необходимых, без которых трудно выжить в северной тайге.

Распределив оставшийся груз между собой и сориентировавшись на местности по топографической карте, двинулись в путь.

Среди кустов багульника виднелась узкая звериная тропа, которая вела в нужную нам сторону.

Склон горы становился всё круче и круче. Хватаясь руками за кусты, мы лезли на косогор.

Останавливались на несколько минут перевести дыхание и снова шли.

Наконец, одолели седловину горы. Поднялись на неё. Подошли к самому краю и остановились в замешательстве.

Далеко внизу был бурный ручей, летели хлопья пены.

Вода, зажатая скалами, крутила в водоворотах коряги и обломанные ветви деревьев.

Обходить препятствие пришлось по гребню обрыва, с интересом наблюдая за бурным потоком.

Миновав скалистую местность, спустились в распадок, заросший тёмными елями. Сквозь них уже виднелся дом и надворные постройки Матвеича, которые прижимались к каменистой горе.

Собаки, лежавшие перед зимовьём, услышали нас, залаяли и бросились в нашу сторону.

Стало быть, хозяин был дома, а не бродил по тайге, охотясь или что-либо заготавливая.

Открылась, поскрипывая, дверь, и на пороге показался сам хозяин, прищурился, рассматривая нас.

Одет он был в старые джинсы, чëрный свитер крупной вязки. Квадратный подбородок, густая борода на щеках, внимательный острый взгляд.

Узнав, прикрикнул на своих лаек, успокоив их.

– Сергей, какими тропами в наших краях? – приблизившись, с улыбкой произнёс он, пожав протянутую мной руку.

– Приехал отыскать прошлое! – ответил я, скидывая свой рюкзак.

– Своё? – спросил Матвеич, лукаво прищурив глаза.

– Да собственное пока рановато, хотя часто бывает находишь то, о чём и не думал, – заметил я, помогая Алине, освободиться от её ноши.

– Всё почти та же компания искателей приключений, – бросил таёжник, здороваясь с остальными, ненадолго задержав взгляд, на новой нашей спутнице.

– Познакомься, это Алина, – помедлил и, взяв за руку, представил её.

– Твоя девушка? – заговорщицки подмигивая мне, спросил он.

Я немного растерялся от его неожиданного вопроса, задумчиво взглянул на подругу.

Она посмотрела в упор, внимательно, словно пыталась прочесть мои мысли, потом положила голову на моё плечо.

– По-моему, тут всё ясно! Есть охота, – тоскливо протянул Александр.

– Балагуру-сказочнику, буду рад вдвойне, если расскажет какую-нибудь очередную невероятную историю, – сказал, усмехаясь Матвеич, подталкивая его к дому.

Как только перенесли вещи в зимовьё, хозяин ушёл в сени, что-то переставил, загремел посудой и показался с деревянным подносом, на котором лежали куски вяленой оленины.

– Ну, как говорится, что бог послал, – тихо произнëс он, поставив еду на стол.

– Порох заказывал, взял четыре банки бездымного, – сообщил я, доставая.

– Вот картечь и дробь нулëвка, – продолжил, выкладывая всë это из рюкзака.

– Этой ночью тварь какую-то видели, размером с крупную собаку, может стоять на задних лапах, и глаза крысиные; понять, что это, не смогли, сильно отличалась она от всего живого, которое бегает по тайге, – несколько разочарованно с хрипотцой в голосе поведал Виктор.

– Вот как, и вам повстречалась, – задумчиво ответил Матвеич.

Заметив моë удивленное лицо, пояснил.

– Появилось это явление с полгода назад, сначала следы видел, непонятные, на отпечатки обитающих здесь зверей не похожие, потом в капкан одна попалась, да освободилась и ловушку отвязала, на ель забросила, – задумавшись, он продолжил рассказ.

– Пошëл как-то на солонец зверя караулить, ну и увидел: это существо на тропу выскочило, такое же, как вы описываете; собак с собой не было, а то сразу бы кинулись на это создание, а так – стояли смотрели друг на друга, у меня поджилки тряслись от страха.

Ворчало и глазëнками зыркало, вроде как силилось сказать что-то, я ружьё с плеча сдëрнул – оно в кусты сигануло, так и бежало на задних лапах, пока не пропало из виду, – закончив рассказ, Матвеич посмотрел на меня.

– Человеческие черепа ещë по дороге видели, когда сюда добирались, километрах в пятнадцати от заброшенного посëлка, – вставила Светлана.

– Кости могли остаться от заключённых ГУЛАГа, которые были задействованы на поземных горных работах, добывая молибден. Условия проживания были тяжëлые, умирали, как мухи, – подумав, ответил таëжник.

– Почему так далеко от Полярного, непонятно, может, скрыть хотели от народа истинные потери зэков, – со вздохом закончил он.

– В Новом Уренгое в гостинице останавливались, девушка говорила: люди пропадают в этих местах, и шум какой то слышен, – рассказал и как бы спросил я.

– Да, искали тут пропавших парней, вертолет летал, заходили участковый с егерем, расспрашивали, но ко мне эти охотники не заглядывали, – негромко ответил Матвеич.

– А шум действительно временами слышен, неприятный звук, как будто кто то огромный камень о камень колотит, – хмуро завершил он.

– Ну, а ты что приехал искать на этот раз, – медленно и как-то с расстановкой спросил хозяин.

– Да бумажки тут кое-какие случайно попались, старые, вроде как место нахождения древнего идола «Золотая баба» на них указано, – отозвался я, доставая из планшетки документы.

Взяв их, таёжник надел очки и с интересом стал рассматривать.

Ознакомившись, несколько минут помолчал, что-то обдумывая.

– Легенды о местном божестве, конечно, слышал, но, чтобы священный идол в этом краю в былые времена пребывал и сейчас здесь отыскался, сомнительно, – сказал он, наливая себе чай.

– Здесь статуя не находилась, когда ей поклонялись и проводили жертвенные обряды. В этих местах еë спрятали, – зевая, бросил Александр. – Вот, слушайте, перевожу, – ткнув пальцем в текст, начал читать.– То мольбище древне, баба золотом сверкающая, дары от своих почитающих принимавшая и дающе им статки во всяком промысле, испытанию со чужих ватаг подвергшееся, указала перенесть в пустоты Грана-Из и быти там в печоре, пока кто обету общности не даст, сохранять возложено стражам мрачным, – объективно закончил он.

– Слово «грана» в коми языке – прилагательное, гран – «грань», «ребро». Уже потом переименовали массив в Рай-Из, райская гора, – сообщил я.

– Ну, а «печора» – пещера, перевезти и спрятать решили, потому что казаки искали идола, отряд сподвижника Ермака-пятидесятника Богдана Брязги. Есть упоминания в других документах, датированные 1583 годом, – продолжил Александр.

– Вот фигура на карте обозначена, не слишком, правда, точно указывающая на место сохранения божества. Нужно искать скалу, наподобие лопасти с гранями, в этом районе, под ней или в ней искать вход в святилище, – высказал предложение я, сосредоточив внимание на контуре искомого.

– Интересное соображение, – немного подумав, отозвался Матвеич.

– Каменный останец есть такой на том участке, плоский ромб видел не доходя пика Топографов километров восемь отсюда, – подтвердил он.

– Насчёт пещер там не знаю, нужно смотреть, отдыхайте пока с дороги, завтра сходим порыбачим, ну а послезавтра дотуда наведаемся, а сейчас – айда баню затопим, – решил хозяин, вставая из-за стола.

– Пожалуй, так и сделаем, – согласился я, поднимаясь вслед за Матвеичем.

Прогревшись, пропарив тело, вдохнув в себя таёжный аромат пихтовых веников в парилке, освежившись прохладным клюквенным морсом, поднялись по лестнице с Алиной в мансарду, где хозяин отвёл нам место для отдыха.

Устроились на медвежьей шкуре приличной величины, разложенной поверх тёсаных широких досок настила чердака.

– Как настроение? Не надоели тяготы и лишения таёжной жизни? – тихо спросил я.

– Вот ещё! Вообще подумываю остаться здесь и стать очаровательной лесной белкой, – хмыкнула девушка, обнимая меня.

– Белкой? Как интересно! – не торопясь ответил, зарываясь пальцами в её волосы.

От прикосновения тёплых ладоней Алины все мысли вылетели из головы, остались только прекрасные чувства, закрутившие в вихрь желания и будившие лишь стремление целоваться с любимой девушкой, как будто пытаясь доказать всю глубину и серьёзность наших отношений.

Ночь была тёмная, сильный ветер по-волчьи выл, где-то в скалах шумел ельник, порывы ударяли в кровлю, и казалось, что возле избушки кто-то ходит, и чудился чей-то разговор.

Я слушал этот хор, обнимая спящую Алину, но усталость и сон всё-таки сморили меня.

Глава 6

– Вставайте искатели, на рыбалку собирайтесь, обитатели водной стихии заждались уже вас, – утром громким голосом разбудил всех Матвеич.

Наскоро позавтракав, выдвинулись в путь.

По дороге завернули в распадок, заросший карликовой берëзкой, рядом с приметной плитой природного камня извлекли из тайника припрятанный в прошлом путешествии автомат АК-47.

Проверив его и снарядив магазин патронами, продолжили наш поход.

По горной тропе наш отряд двигался в течение часа, потом ещë минут сорок спускался с хребта в низину к верховью Соби.

Окружëнная со всех сторон вершинами гор река завораживающе прекрасна.

Невысокие берега, покрытые ивняком, широкие и длинные галечники.

Холодная прозрачная вода с бурным течением и множеством перекатов.

Скинув рюкзак, отряхнулся от налипшей паутины.

Подобравшись по окатанным валунам к более глубокому месту, с удовольствием сполоснул лицо.

– Кузнечиков бы наловить! – произнёс Виктор, выразительно покосившись на девушек.

– Сами ловите свою стрекотню, – любезно откликнулась Светлана, с комфортом устраиваясь на старом поваленном дереве.

– Вот, значит, как! По-моему, бунт, Сергей Анатольевич, – демонстративно грозно пробасил Витя.

– Угнетённый бунтарь всегда прав! Что поделаешь? Придëтся смириться, стерпеть, – не сдержавшись от улыбки, обречённо заявил я, доставая и разматывая рыболовные снасти.

Разложив телескопическую удочку и приготовив спиннинг, принялся за ловлю.

Для начала решил попробовать на донные мушки тёмного цвета.

После заброса в поток поплавок плыл быстро, иногда чуть притормаживая, цепляясь за камни.

После второй попытки реакция рыбы была мгновенная – первая уверенная и сильная поклëвка.

Большая серебристо-зелëная рыба появилась на поверхности, распустив спинной плавник.

Я тихонько, без рывков подвëл еë к берегу и выдернул на камни.

Эмоции не успели поутихнуть в моей голове, как почти сразу же после следующей проводки снасти клюнул ещë один хариус, – поймал более крупную особь грамм на семьсот.

Девушки сидели на бревне и что-то бурно обсуждали, остальные напряжëнно следили за своими поплавками, периодически оживлëнно восклицая, вытягивали рыбу на берег.

Наловив для ухи достаточно хариусов, подошёл к нашим спутницам.

Взяв Алину на руки, понёс к воде.

– Ты куда меня несёшь?

– К реке!

– Топить?! – с наигранным отчаянием вскрикнула она.

– Не, не Герасим я да и вроде пока не за что, – оптимистично ответил я.

Опустил девушку на гальку около воды и подал спиннинг.

– Пойдём попробуем зубатую хищницу поймать, будет что вспомнить, – резонно обосновал, показывая направление рукой.

Щука не любит солнце, она прячется в тени деревьев, зарослей водной травы.

Заметив такое место, пошли в ту сторону.

Отцепив тройник блесны от пробковой рукояти, забросил наживку в воду, плавно подтягивая к себе приманку.

Первый заброс, как и следующие, успехов не принес: рыба не реагировала на снасть.

Уже начал подумывать сменить место, как Алина, приблизившись, протянула руку, чтобы забрать спиннинг.

– Дай попробую!

– Да, пожалуйста, в случае чего бороду распутаем, – уступая сказал я, ехидно улыбаясь.

Очень сильно удивился, увидев уверенные движения подруги и точное метание блесны в небольшой омут практически у другого берега.

– Ого, да ты не новичок! – удивился, разведя руками.

– С отцом ездила в детстве на рыбалку часто, – смеясь, ответила она.

– Хорошую рыбачку воспитал. Должно быть, гордится тобой?

– Гордился.

– Отец с мамой погибли в автоаварии, когда мне было шестнадцать лет, – медленно со вздохом ответила Алина, на глазах у неё выступили слёзы.

– Да, смерть – довольно подлая гадина, мои тоже родители погибли в один день: состав сошёл с рельсов, – произнёс, обнимая девушку.

Сменив блесну, на воблер, передал орудие лова.

– Пробуй, напарница, – скомандовал, поцеловав девушку.

После третьего заброса удача улыбнулась нам. Уверенная атака на приманку – и зубатая хищница выпрыгнула на поверхность, удлинённое торпедовидное тело, большая голова с вытянутой сплющенной головой.

Всего секунду рыбина побыла на поверхности и опять ушла в глубину.

Алина действовала грамотно, не форсировала события: утомив щуку, уверенно подтянула к берегу, где я подцепил её багром.

– А теперь – селфи на память, и домой, – предложил, вытаскивая тройник из пасти рыбы.

Сделав фото, собравшись и распределив груз по всем участникам, Матвеич повёл нас обратно в зимовьё.

Время близилось к вечеру, солнце цепляло уже верхушки сопок.

Темнота потихоньку опускалась, обволакивая местность.

Тихо посвистывая, перекликались какие-то птицы, короткие звуки уносились вдаль, преодолевая обширные участки курумника, отражаясь от скал, посвист птах преображался в причудливый разноголосый хор.

Шагая по гребню хребта, услышали непонятные скребущиеся звуки, доносившиеся от нагромождения больших валунов, обросших бурым мхом и темнеющими провалами.

От неожиданности все замедлили шаг.

Внезапно раздался леденящий душу вопль, переходящий в хриплый горловой отзвук, отдалённо напоминающий клëкот орла.

Я вздрогнул, Алина прижалась ко мне, остальные инстинктивно сгруппировались.

Матвеич шагнул вперёд, сдёргивая с плеча тозовку, рядом встал Виктор с АК-47.

Звуки исходили из темного, не просматриваемого простым взглядом провала среди камней.

Светлана включила фонарь, направив его в чернеющую дыру, мощный луч света пронзил тьму.

Время словно замедлилось, давая нам рассмотреть порождение сумрака.

Я видел клочковатую шерсть, растущую на ужасной морде создания, блестящие фосфоресцирующие красные глаза, крысиные передние зубы, выступающие за пределы нижней челюсти.

Всë это длилось лишь какие-то мгновения – тварь, взвыв от ослепительного света, бросилась на нас.

Голова животного дергалась, слюна из пасти обильно летела во все стороны.

На задних лапах, выставив перед собой передние конечности, создание скачками неслось на нас.

Раздались выстрелы, одиночные, с передергиванием затвора, Матвеича и хлëсткая очередь из автомата.

Остальные словно оцепенели, с ужасом наблюдая эту картину.

Тварь, утробно заверещав, словив раскалëнного свинца, осела на задние конечности, потом, захрипев и дергаясь в конвульсиях, завалилось на бок.

Развернув к себе Алину, посмотрел ей в глаза: от полученного шока они были стеклянными; обняв еë, подвëл к Светлане, сам с ребятами подошëл к чудовищу.

С усилием заставил себя посмотреть на врага, отметил, что один глаз превратился в кровавую дыру, видать работа Матвеича, и – росчерк автоматных пуль на груди создания.

Застывшие глаза зверя смотрели с лютой злобой.

Мерзкий, отвратительный запах гниющий плоти исходил от трупа.

Потыкав тварь палкой и окончательно убедившись, что она мертва, сделали несколько снимков.

Быстро темнело, решив не задерживаться больше, ускоренно двинулись в сторону жилища таëжника.

По пути все молчали, мечтая быстрее добраться до места.

В зимовье, разложив вещи и поставив большую кастрюлю на печь, под уху достали канистру с медицинским спиртом. Развели его.

Девушки организовали нехитрую закуску.

Разлили алкоголь по эмалированным кружкам.

– За удачную рыбалку, – коротко сказал тост я, чокаясь с остальными.

Выпили, прислушиваясь к собственным ощущениям.

Жгучий спирт приятно растëкся до самого желудка, оставляя за собой волну поднимающегося тепла.

– Что дальше делать будем? – подал голос Александр.

– Варианта всего два, – взял инициативу я.

– Первый, возвращаемся все домой и информируем властей.

– Второй, девушки остаются у Матвеича, мы же продолжаем поиски.

– Ну, уж нет, столько проехать! И повернуть? Я против всех вариантов! – произнесла Светлана.

– Тоже – против, как это остаться в зимовье и пропустить всë самое интересное, – поддержала подругу Алина.

– Да и администрация пока расшевелится, могут годы пройти если вообще захочет связываться, своих у них дел по горло: пожары, браконьеры. Идти надо завтра к скале, – подытожил Матвеич.

– А власть действительно всегда успеем в курс поставить, – поддержал Виктор.

– Не сомневался в вас, ребята, на том и порешим: пойдем завтра искать идола, – с усмешкой сказал я, разливая спирт по кружкам.

Глава 7

Спустившись утром за водой с Алиной, стоя на каменистом берегу ручья, окинул взглядом окружающие нас горы.

Вершины, на которых местами ещё были ледники, сказочно сверкали, создавалось ощущение, что природа очищает, облагораживает, возвышает личность, заставляя острее чувствовать красоту мира.

Мои мысли невольно вернулись к сегодняшнему походу.

Некоторые чувства во много крат крепче стальных канатов.

Это узы честности, преданности, сочувствия, беспокойство за любимую женщину.

– В этой местности появились непонятные твари, и может оказаться небезопасным наш очередной маршрут, – произнёс я, обнимая Алину.

– Может, останешься?

– Люди бывают как хорошие и нужные, так и чужие, и даже опасные, – грустно вздохнув, она продолжила.

– Порою приятно впечатляют, а когда и пугают.

– От кого-то желательно держаться подальше, а с кем-то рядом мечтаешь провести всю свою жизнь.

– Ты замечательный мужчина, пойду с тобой до конца, и это окончательно! – твёрдо заявила девушка.

– Значит, это будет еще одна история с хорошим финалом! – я улыбнулся, хотя и с трудом.

Вернувшись в избу, наскоро позавтракав, быстро собрали необходимые нам вещи для предстоящей вылазки.

Взвалив на плечи наши рюкзаки, в полном составе вновь ступили на тропу и зашагали в сторону пика Топографов.

Было ещё прохладно, когда наша группа начала восхождение на хребет.

Он был мрачным и с виду непреступным.

По ущелью прошли несколько километров и в конце его по каменистым осыпям выбрались на широкий уступ.

По нему шли долго, большей частью молчали, сберегая дыхание.

Тропа петляла, местами пропадала из вида, но всё же неуклонно мы приближались к вершине горы.

В конечном итоге под самой грядой наконец-то увидели скалу, напоминающую очертание ромба.

Приближаясь, отметили, что стали попадаться глубокие трещины, заросшие по краям мелким кустарником.

Почти прозрачные мотыльки беззвучно порхали над расщелинами.

Вскарабкавшись к подножию останца, замерли от захвативших эмоций: величественная громада отливала голубовато-серыми тонами, открывающийся вид на массив Рай-Из просто завораживал, присутствовала какая-то особая энергетика, которую не встретишь вдали от гор.

– Вот мы и на месте! Как вход искать будем? При помощи лозы? – с иронией в голосе спросил Матвеич, обведя руками окружающий нас простор.

– Да нет же, братцы, какая биолокация?! Копать будем день-ночь, ночь-день, – в тон ему ответил Александр.

– Что вы, Саша, опять несёте? – слегка опешил таёжник.

– Замысел! – завыл он, выпучив глаза.

– Товарищ наш шутит, – с улыбкой успокоил всех я.– При помощи спичек!

Теперь все смотрели на меня, округлив глаза.

Заметив удивлённые взгляды друзей, поспешил пояснить:

– По колебанию огня! Разница в атмосферном давлении, такой эффект наблюдается в пещерах, имеющих большие пустые пространства, а так же узкие входы в них, – разъяснил, доставая коробок.

Облазив весь склон и проверив все широкие расщелины, приближая язычок пламени к ним, вынужден был признать, что огонёк не колыхался.

Сев на камень, серьёзно задумался.

– Не мешает небольшие трещины тоже проверить, – подсказала Алина, забрав у меня спички.

Осмотрев ближайшие щели в каменном массиве, девушка скрылась за нагромождением внушительных обломков перидотита тёмно-серого цвета, выглядевших с далёкого расстояния как чернильное пятно на жёлтом фоне массива.

– Сергей, иди посмотри! – крикнула она спустя пару минут.

Приблизившись, увидел горизонтальную щель, короткую и очень узкую.

По бокам пролом густо зарос кустами жимолости.

Содрав мох с плит и очистив от растительности это место, прикрыв разлом полами куртки от легких дуновений ветерка, зажёг спичку.

Огонь, поднимаясь от горящей палочки, чуть уловимо колыхался.

– Желающие проявить мужество и героизм есть? – задумчиво поинтересовался Виктор.

Я посмотрел на ребят.

Матвеич стоял и прижимал к себе свою тозовку, как дитя игрушку.

Александр глуповато кивнул, растерянно оглядываясь по сторонам. Его глаза были, как два чайных блюдца.

– С детства замкнутых пространств боюсь, – с трудом произнёс таёжник.

– Я клаустрофобией не страдаю, но мне та тварь, которую мы подстрелили даже ночью приснилась, – нервно сказал, покачав головой, Александр.

– Готовьте верёвку, мы с Виктором слазим посмотрим, – бросил я, снимая с себя верхнюю одежду.

– Если расщелина выведет в какое-нибудь интересное место, дадим знать, – добавил напарник.

С трудом втиснувшись в трещину, продвигались медленно, подсвечивая налобными фонарями всё сужающийся лаз.

Иногда потолок щели опускался так низко, что делалось жутко.

Хотелось остановиться и начать ползти назад, сердце бешено колотилось.

Миновав метров пятьдесят, свет вырвал из темноты зал пещеры, походивший на круглую большую комнату.

С правой стороны её кучи камней и песка, по центру провал, наполненный водой.

Выход из трещины оказался метрах в двух от поверхности. Аккуратно выбравшись из неё, повис на руках, затем спрыгнул на песок с галькой, устилающий пол подземелья.

Следом спустился Виктор.

Осторожно подошли к углублению, наполненному водой. Направив луч света фонаря, заметили в каменной плите дыру, похожую на арку.

Опустив конец верёвки в водоём, отметил, что течения нет: шнур так и остался находиться в вертикальном положении, не отклоняясь.

Отвлёк меня от рассматривания отверстия голос Виктора.

– Сергей, смотри ступеньки, как будто спуск в озерцо. И надписи какие-то! – недоверчиво сощурился товарищ.

Сделав несколько шагов, подошёл к выступам, присмотревшись, различил символы.

– Финно-Угорский язык. Сейчас попробую разобрать, что здесь написано, – сказал, направив фонарь на плиты. – «Очертания и тени умерших предвкушают воздаяние, – чуть помолчав, вникая, продолжил. – После воды к сфере, где смерть радуется, содействуя жизни», – закончил переводить я.

– Путь через источник в чистилище, – задумчиво произнёс Виктор, – где смываются все грехи, посредством жертвоприношения.

– Да, слово «воздаяние» определяет онтологический принцип, выражающий соответствие нравственных деяний и получаемых значений возвращения добра за добро, зла за зло, – посмотрев на него, продолжил.– Сфера – область распространения чего либо, – сообщил я.

– Попробуем нырнуть? Глубина вроде небольшая, – поразмыслив, предложил Виктор.

– Можно попытаться, вдруг там есть проход в полость с воздушным карманом, – предположил я.

– Нужен только подводный фонарь, есть у меня в рюкзаке, – согласился мой напарник.

Посадив Виктора к себе на плечи, подошëл к трещине.

– Есть кто смелый? – крикнул в проход он, – подайте, пожалуйста, фонарь для дайвинга, он у меня кармане рюкзака.

– Сейчас попробуем, «подать», – донëсся искажённый, далëкий голос Светланы.

Минут через двадцать из расщелины послышались скребущиеся звуки, спустя несколько минут показалась голова Алины.

– О-о-о! Самая бесстрашная? – с улыбкой спросил я, помогая спуститься девушке на пол пещеры.

– Нет, самая худая! – ответила она, передавая мне фонарик.

– Предоставьте это мне, Сергей Анатольевич, – настоятельно произнëс Виктор, раздеваясь до трусов.

– Хорошо, только далеко не заплывай, до арки и чуть вверх; если полость с водой большая, сразу назад, отложим до следующего сезона, – приготавливая верëвку, ткнув пальцем вниз, сказал я.

– Нормально всë будет, жаль маски только нет, – взяв конец веревки, ответил он, спускаясь в пещерное озеро.

Вода была прозрачная и холодная, я сильно беспокоился за него.

Хорошо видно было, как товарищ, нырнув, делая сильные гребки, поплыл к отверстию.

Просунув голову в дыру, стал светить фонарëм по сторонам.

Что-то рассмотрев, полностью скрылся в проломе.

Минуты тревожно тянулись.

Медленно веревка уходила под воду.

Потом на ней появилась слабина, я стал потихоньку вытягивать еë из воды, через минуту показался Виктор.

Выбравшись к нам, он стал прыгать и размахивать руками, согреваясь.

– Видел большой зал, на треть затопленный водой, огромные яйцевидные валуны и что-то похожее на каменную чашу, – рассказал он, немного отдышавшись.

– Интересно, – бросил я и задумался.

– Погружение несложное, давай, Сергей, вдвоëм проплывëм да внимательно всë рассмотрим, – предложил он.

– Это как, вдвоëм? А я?! – взвилась Алина.

– А ты здесь подождëшь, ну или назад, на поверхность, – отозвался я, подходя к девушке.

– Так нечестно, – воскликнула она, ткнув меня кулаком в бок.

– Вода холодная, и вдруг в той пещере змеи, – с ухмылкой сказал Виктор, зашипев при этом.

– Вам же это безразлично, и мне значит тоже, – твёрдо заявила Алина, снимая туристические ботинки.

– Ну все, так все, – пришлось согласиться мне.

Упаковав вещи, в гермомешок спустились в воду.

Глава 8

Всплыв на поверхность второй на нашем пути подземной пустоты, энергично стали натягивать одежду на мокрые тела, пытаясь согреться.

Кое-как справившись, подсвечивая фонарями, с интересом огляделись.

Несколько десятков больших валунов в форме овоид практически занимали весь пещерный зал.

У дальней стены на естественном возвышении находилась чаша, сделанная из какого-то прозрачного материала, напоминающего горный хрусталь.

Отражая свет фонарей, она переливалась всеми цветами радуги и игрой света напоминала блеск бриллианта.

Мы стояли и ошеломлённо разглядывали это чудо.

Из оцепенения от невиданного завораживающего зрелища вывел негромкий шуршащий звук, сопровождаемый глухим бормотанием.

Шум заставил как-то сразу нас осознать, что мы здесь не одни.

Направив луч в ту сторону, с ужасом увидели мерзкую тварь, ростом чуть меньше обычного человека. Находясь за камнями у стены, она словно прислушивалась к звукам.

– Чёртово отродье, – выругался Виктор.

Вытянув шею и повернув свою плоскую голову, оно издало тонкое шипение.

– Да уж лучше были б змеи, – тихим голосом заявила Алина.

Пока мы лихорадочно соображали, что предпринять создание мгновенно взметнулось, подняв столб пыли и исчезло.

– Вы не заметили, куда это явление скрылось? – громко спросил я, беспокойно озираясь.

– По-моему, там трещина, – растерянно ответила девушка, показывая рукой чуть в сторону от того места, где находилось это чудовище.

– Чтобы это ни было, оно всё равно где-то рядом, лучшим решением будет вернуться, – хрипло проговорил Виктор.

– Что же придётся оставить этот подземный мир на время в покое, подготовимся и в следующий сезон вернёмся, продолжим обследование, – немного подумав, решил я.

– Пойдёмте хоть этот сверкающий феномен осмотрим, – кинув в сторону чаши, сказала подруга, направляясь к ней.

– Алина, стой, – почти одновременно крикнули мы.

Но она, уже приблизившись, коснулась загадочного предмета.

Практически сразу же под сводом пещеры замерцали всполохи искр, похожие на разряды статического электричества.

– Немедленно отойди, – потребовал я и как будто увидел свои слова в воздухе.

Время словно замедлилось, звук, отражаясь от стен, напоминал пульсирующие сгустки переливающегося сияния.

Я не понимал сути этого загадочного события, и паническая тревога овладела мной.

Откуда-то донёсся скрежет, похожий на царапанье когтей по каменным плитам, словно к нам рвался разъярённый хищник, злобный и полный решимости добраться до наших тел.

С унынием вспомнил, что никакого оружия, кроме ножей, у нас нет.

Длилось это всего несколько мгновений, затем сразу тишина.

Светящаяся субстанция тоже исчезла.

После этих кошмаров невозможно было описать это жуткое безмолвие.

Но даже в этой тишине меня не покидало ощущение, что нам угрожает страшная опасность.

А потом над водой пронëсся протяжный зловещий вой неведомого существа.

Звук был таким пугающим, что все невольно вздрогнули и стали пятиться к дальней стене пещеры.

Из провала, откуда мы выплыли, показалась голова с щупальцами у рта.

Я видел, как они шевелились и дрожали, мутные глаза создания, не отрываясь, смотрели в нашу сторону.

Медленно это нечто стало вылезать на каменный пол подземелья.

Спина была покрыта отвратительными буграми и выступами, местами с зеленоватым налëтом, короткие передние конечности цеплялись за выступы, двигая склизкое тело в нашу сторону.

Задних лап не было, вообще туловище заканчивалось кожистым обрубком с торчащими во все стороны шипами.

Приблизившись, тварь бросилась на нас, как рассерженная змея, зубы щелкнули там, где только что находилось плечо Виктора.

Друг успел отпрыгнуть в сторону.

Животное от постигнувшей еë неудачи раскрыло пасть и зашипело, продолжая пытаться дотянуться до напарника.

Выхватив свой нож, я нанëс удар в область шеи.

Создание с хриплым булькающим звуком стало разворачиваться в мою сторону.

В это время Виктор сделал выпад клинком со своей стороны.

Животное стало оседать на пол.

Алина, подобрав большой булыжник, с силой ударила по голове, проломив порождению тьмы череп, тварь опрокинулась на спину и рухнуло.

Агония длилась недолго: толстый хвост несколько раз хлестнул из стороны в сторону и затих.

– И пусть крыльями твоими будет смерть, – гневно выкрикнула она.

– Ну всë теперь точно валим отсюда, – бросил я.

– А вдруг в воде еще есть такие же, – предположил Виктор.

– Там за чашей рычаг, похоже, открывает какой-то проход, – сообщила подруга, направляясь туда.

– Алина, не трогай его, – попросил я, пытаясь еë задержать.

Но подруга безрассудно дернула за него.

Несколько секунд ничего не происходило, затем раздался приглушëнный звук работы какого-то механизма.

Скальная плита, находящаяся за чашей, дрогнула и с громким треском сдвинулась, открывая неширокий горизонтальный проход.

Направив свет фонарей в открывшуюся нишу, потрясëнные, застыли, рассматривая увиденное.

В центре стояла статуя тëмного цвета, местами проблескивали желтовато-коричневые пятна, однозначно женская, по виду преклонного возраста. Из одежды на еë фигуре была лишь отображена набедренная повязка.

Азиатские черты лица.

Руки были вытянуты в сторону входа, а ладони, сложенные лодочками, повëрнуты вверх.

За спиной изваяния был изображëн глаз, чëрный, лишëнный век, с вертикальным зрачком, как у кошки, чуть ниже едва различимая надпись на каменной стене.

– Сначала делаю потом думаю!

– Да? Красавица, – сердито высказал ей я.

Светите на текст попробую прочитать!

Повисла напряжëнная тишина.

– Ну что там? – не выдержала Алина.

– Сейчас секунду, финно-угорский диалект, стараюсь уловить смысл начертанного, – ответил, пытаясь сосредоточиться.

– Почему здесь встречаются надписи на этом языке? – поинтересовался у меня Виктор, придвинувшись ко мне поближе.

– Это группа родственных языков, к ней относятся финский, венгерский, мансийский, хантыйский, распространены в Норвегии, России, Финляндии, Швеции, – ответил, посмотрев на него.

– Общий смысл – смерть и освобождение, или смерть – это и есть освобождение, тут уж понимай по мировоззрению своего эго, – подытожил я, подходя к статуе.

– Понятно, – задумчиво протянула Алина, – а это значит и есть тот самый легендарный идол Золотой бабы, – то ли спросила, то ли утвердила она, кивнув в сторону фигуры.

– Думаю да, по крайней мере, опровергнуть не смогу, это точно, – произнёс, обнимая девушку.

Как-то благодаря приятным ощущениям от находки чувство опасности испарилось без следа.

Эйфория полностью захватила нас.

– Как думаете, она сделана из золота? – спросил Виктор.

– Сдаëтся мне, что нет, благородный металл так не темнеет, и патина на ступнях идола зеленоватого цвета, скорее всего изготовлена из каких-то цветных сплавов, – ответил я, пытаясь оттереть от оксидной плëнки небольшой участок на поверхности фигуры.

В один момент мне показалось, что плоскость под моими руками слегка завибрировала, практически сразу же по подземелью пронëсся тихий шелест.

Затем уже отчëтливо послышался стук падающих камней, сменившийся гнетущим сопением, за которым последовало странное шипение.

Направив лучи фонарей в глубь пещеры, успели заметить неясные тени, мелькнувшие среди валунов.

Из трещин в зале струилась белëсая дымка, низко стелющаяся над каменистой поверхностью.

– Что опять за хрень?! – пробормотал Виктор, настороженно озираясь.

– Уходим к провалу! – крикнул я, подталкивая друзей.

– Берегись! – завопил товарищ.

Подхватив подругу, отскочил в сторону.

Споткнувшись о камень, не удержал равновесие и вместе с ней упал на пол пещеры.

В то место, где только что стояли, грохнулся большой обломок плиты.

Вскочив, помог Алине подняться и что есть силы припустили к воде.

Из-за валунов наперерез бросились тëмные силуэты, издавая утробные рычащие звуки.

Грунт в подземелье дрогнул, грохот осыпающихся камней усилился, один обломок упал на создание, бежавшее к нам.

Тело с громким хрустом ломающихся костей было раздавлено, крошево из осколков породы вперемешку с кровью брызнуло во все стороны.

Твари, бежавшие на нас, шарахнулись во все стороны, и именно это дало нам возможность, не раздумывая, броситься в спасительный водный выход.

Вынырнув немедля, устремились к трещине. Подсадил Алину, следом Виктора, а потом уже взобрался по плите сам и нырнул в спасительный лаз.

Практически выдравшись из трещины, с удовлетворением заметил, что все спутники целы и невредимы, только перепачканы глиной да имеются мелкие ссадины.

– Быстрей уходим, гора рушиться, – рявкнул Матвеич.

Бежали вниз по склону наперегонки с катившимися валунами, осыпями мелких камней.

Колебания почвы усиливалось, верхушка пика Топографов стала проседать, издавая оглушительный рокот.

Последние толчки, сбившие нас с ног, были особенно сильными.

А потом тишина.

Посмотрев на верх, увидел, что ромбовидной скалы больше нет, а вершина напоминает седло лошади.

– Похоже, нашу колыбель качал всемилостивый хранитель, – вытирая лицо от грязи и пота, возбуждённо выпалил Александр.

– Я в пещеры больше ни ногой, – сообщил Виктор, обнимая Светлану.

– Да уж, прогулялись сегодня, будет что вспомнить. Пошлите в зимовьё чай пить, – сказал я, пытаясь вытащить запутавшуюся ветку из волос Алины.

***

Наступил вечер, сгустились сумерки, из-за сопок появился диск луны.

Все собрались вокруг костра у избушки Матвеича.

– Вот и заканчивается очередное наше путешествие, что нашли, то потеряли, – с грустью заметил Александр.

– Не надо слёз! Оставайся, будем на охоту, рыбалку ходить, год пройдёт, не

заметишь. А следующим летом Сергей Анатольевич приедет, и, если захочешь, вернёшься, – с улыбкой предложил отшельник.

– Я бы согласился, но работа, жена, дети, – со вздохом ответил он, подкидывая очередную порцию дров в огонь.

– Так и что же это за существа были? – произнесла Светлана.

– Точно сказать трудно. Если только версию?! – отозвался я.

– Можно и версию, – решила она, устраиваясь поудобнее, готовясь слушать.

– Как уже рассказывал Александр, идола пытался найти пятидесятник Богдан Брязга, скорее всего, чтобы уничтожить и избавиться от языческой реликвии, – начал свой рассказ-предположение.

– Создания, скорее всего, это бывшие местные шаманы да знахарки, которых замуровали вместе с божеством, с целью хранить идола, а возможно, и как объект жертвоприношения.

Как они выжили в пещере да ещё и следующие поколения дожили до наших дней – загадка, подземная пустота похоже была огромной экосистемой, – отхлебнув из кружки чай, продолжил.

– Там, где нет перемен и жизнь сводится только к тому, чтобы добыть себе пищу, разум погибает.

Потомство приспособилось к жизни под землёй, но одичало.

Изменилась и внешность, они были изолированы там на протяжении веков, – вот такую шутку сыграла с ними эволюция.

В дальнейшем, скорее всего, произошёл тектонический разлом, который дал многочисленные трещины, по ним у особей появилась возможность выходить наружу.

Из-за смещения пород и был шум, который слышали местные жители.

– А вообще в этой истории загадок больше, чем ответов! – договорил я и, обняв Алину, нежно поцеловал еë в губы.

.
Информация и главы
Обложка книги Тайна массива Рай-Из

Тайна массива Рай-Из

Вадим Юрьевич Б
Глав: 1 - Статус: закончена
Оглавление
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности