Выберите полку

Читать онлайн
"Выход Силой 2"

Автор: Андрей Дай
Пролог

Андрей Дай

Выход Силой 2

Сага

Сказание о сильных и слабых.

И о том, как трудно отличить

Одних от других!

1148 год по Имперскому календарю

2763 год от основания Рима

Учитель продолжил сквозь меня смотреть, даже после того, как последние слова из древней саги были сказаны. Одним Богам ведомо, что Злотан Чеславович видел в серых сумерках за окном, и сколько он еще так просидит.

- Вот как-то так, - сказал я, чтоб привлечь внимание Богданова. В конце концов, я пришел к нему, дабы решить свои проблемы, а не раскрыть одну из главных тайн древности. Которая, к тому же, ни для кого из высших аристократов империи, тайной и не была.

- Опасные сведения, - растягивая гласные, выговорила Ксения. – Не думаю, что правящему дому понравится, если нечто в этом роде станет достоянием общественности.

- Пф, - фыркнул я. – Ты так говоришь, потому что не знаешь – известно ли это кому-либо другому. Так я тебе вот что скажу: подумай! Если даже у Летовых, в дикой Сибири, нашлось кому записать преданья старины глубокой, неужели у остальных потомков тех первых русов таких людей не было?

- Хельги Орвар – это ведь тот, кого История знает, как Вещего Олега? – показалось, как-то жалобно, спросил историк.

- Ну, да, - легким волевым усилием, погасив попытку дернуть плечом, согласился я. И улыбнулся собственной маленькой победе над коварным телом. – Он самый.

- Ваша… гм… летопись Летовых утверждает, что Хельги Стрела уже бывал в землях славян незадолго до «призвания», - откашлявшись, несколько раз моргнув и вытерев выступившие слезы, деловито продолжил учитель. – Где-нибудь остались сведения, каким именно образом это было проделано?

- Некоторым образом, - пришлось признать мне. – В изустных пересказах.

- Это как? – хихикнула девушка. – Явился призрак князя Ингемара, и поведал страшную тайну? Или эта весть передавалось из поколения полторы тысячи лет подряд? Такое, вообще, возможно?

- Мир полон чудес, - скривился я, скрывая удивление. Ткнув, что называется: пальцем в небо, Баженова попала точно в цель. – Поверь, может существовать этакое, что ты даже представить себе не можешь.

- Какие-нибудь… кхе-кхе… сведения, - вернул к себе мое внимание Богданов. – Что-то, чего можно было бы уточнить в известных письменных источниках. Имеется в виду именно этот, разведывательный, поход будущего князя-регента. Что-то вы можете сообщить?

- Прямо сейчас, пожалуй, что – нет, - я устал говорить несколько часов подряд. Хотел кушать, и получить, наконец, совет – как мне сдать ненавистный тест по истории. Но и разрушать только-только наметившуюся связь с Богдановым не хотелось. – В хранилище Рода полно свитков. Нужно посмотреть. Быть может, найдется что-то вам полезное. Боюсь только, что княжеская семья будет против того, чтоб я передавал вам оригиналы записей. Фотокопии или устный пересказ. Не более того.

- Не сочтите за труд, - слегка поклонился мне учитель. – Был бы весьма признателен… Что же касается вашего рассказа… Уверен, что вы достаточно точно передали содержание летописи, и в хранилище найдется письменное тому подтверждение… Но, все-таки! Ребята! Антон, Ксения! Давайте договоримся, что ничего из рассказанного дальше этого кабинета не уйдет. Никто не станет нас с вами преследовать за знание. Но если мы попробуем эти знания распространять…

- А я и говорю, - снова включила светскую львицу Ксения. – Опасные у тебя саги, Летов.

- Мы с коллегами предполагали, что старые аристократические семейства не просто так запрещают изучение их родовых летописей, - менторским тоном вместо меня ответил Богданов. – Выдвигалась версия, что хранящиеся в них данные могут в какой-то мере не совпадать с официальной легендой правящего дома. Раскрытие же истины, кроме несомненной пользы для исторической науки вообще, ни к какой пользе не привело бы. Опала, а то и враждебное отношение с провинившимся родом со стороны Рюриковичей, плюс смятение в умах подданных – слишком большая цена за нечто теперь уже эфемерное.

- Вы сами говорили, Злотан Чеславович, что прошлое – это корни настоящего, - вмешался я. Разговор о внутренних делах аристократов мне решительно не нравился. – Зная правде о том, как все действительно было, можно предположить, как обернутся события в сходных обстоятельствах.

- Ну, да-да, - поморщился учитель. – Я не отказываюсь от собственных слов. Поэтому вы, члены древних семейств, с малых лет слушаете саги о деяниях предков. Снова и снова, пока не выучите их почти наизусть. Верно?

- Никогда об этом не задумывался, - признался я. – Но, видимо, да. Раз я до сих пор помню наши изначальные летописи, хотя читали мне их еще в детстве.

- В детстве! – хмыкнул историк, и широко улыбнулся. – И вот, ты, Антон, знаешь: кого именно призвали княжить славянские волхвы. Какая тебе от этого польза? Ну, да. Рёрик Фрисландский, как оказалось, был коварнее царедворцев Восточного Рима. Да, возможно! Заметь! Я сказал: «возможно»! Потомки великого конунга унаследовали его свойства. И что тебе с того? Что лично для тебя поменялось?

- Буду готов к этому, если придется встретиться с членами правящего Дома? – вскинув бровь, спросил я. – Разве одного этого не достаточно?

- Ключевое слово: «если», - отмахнулся Богданов. – «Если», а не «когда», Антон. А ведь можешь и не встретиться? Ведь так? И тогда, вместо, признаю – важного, предупреждения от предков, мы получаем молодого человека, который не может понять: каким образом ему отвечать на вопросы простейшего теста по Истории Империи.

- Тем не менее, всем детям в старых семьях снова и снова читают древние манускрипты, - пробурчал я, под звонкий смех Баженовой. Она тоже не верила, что я могу когда-нибудь встретиться с потомками Рёрика Сокола.

- Ну, так и этому есть вполне логичное объяснение, - решил-таки добить меня учитель. – В летописях ведь рассказывается не только о коварстве врагов и предательстве бывших друзей. В первую очередь эти тексты составлялись ради восхваления героев, коими выступают именитые предки. Не так ли? Воспитывать в потомках гордость за род, приучить к мысли о его незыблемости в веках. Может быть, это главная цель? Может быть, для этого старые свитки, как ты говоришь: снова и снова, вытаскивают с полок тщательно охраняемых хранилищ?

- Не думал об этом, - признал я. – Раньше казалось, что именно так и должно быть.

- А я и не спорю, - показал розовые ладони учитель. – Именно так и должно. И это просто великолепно, что есть еще в нашей империи люди, не понаслышке знающие, что такое История. Что же касается твоего вопроса, Антон…

Богданов положил руки на стол и задумался.

- Здесь нет никакого секрета, молодой человек, - наконец, сказал он. – Но для вас, это может стать ценным жизненным уроком… Перед вами стоит выбор: я могу здесь и сейчас объяснить принципы формирования верных ответов в современных тестах, или дать вам несколько подсказок, благодаря которым, вы сами получите верное решение. И чтоб как-то стимулировать дополнительную нагрузку… Антон. Если вы сумеете сами найти ответ за оставшуюся неделю до контрольного теста, я, своей властью, этот тест сочту для вас пройденным с отличием. Ну, что? Берётесь?

Боги! Ну, за что опять? Это был вызов. А Летовы всегда их принимают.

- Конечно, берусь, - устало выдохнул я. – Но мне хотелось бы получить хотя бы направление поиска.

- Понимаешь… - начал было Злотан Чеславович, но тут взгляд его уперся в лицо Баженовой. – Гм… Ксения! Ты умная девочка, и должна понимать, что я не должен говорить такие вещи ученикам Лицея. Нам всем будет… неприятно общаться с жандармами, если им каким-либо образом станет известно…

- Я понимаю, - резко перебила учителя девушка. И, фыркнув, улыбнулась. – Я умею хранить тайны. Кроме того, как вассал его милости, могу просто отказаться отвечать на любые вопросы. Даже если задавать их станут сотрудники Имперской Безопасности.

- Даже так? – вскинул брови Богданов. – Это действительно несколько меняет дело… Так вот. Понимаешь, Антон. К сожалению, История всегда была первой жертвой пропаганды. В силу своей… скажем так: зыбкости. Определенной недосказанности. Неточности. Одни и те же события можно, в угоду политической необходимости, можно трактовать так или иначе. Часто – в совершенно противоположную сторону.

- Это понятно, - согласился я. Об этом мне старики-воспитатели говорили не раз.

- Прекрасно, что ты это понимаешь, - обрадовался учитель. – Но, как преподносимая обществу версия прошлого, зависит от нужд сегодняшнего дня, так и наоборот. Имея представление о том, как это было, довольно не сложно понять – в какую именно сторону сдвигается общественное мировоззрение. Более того, имея определенный опыт, легко определяется даже то, зачем это делается.

- Вот как? – сказал я только чтоб не молчать. Это был новый для меня опыт. Прежде не приходилось самому определять направление политики целого государства.

- Именно так, Антон. Именно так, - ткнул указательным пальцем в потолок Богданов. – И я хотел бы, чтоб ты сам, оценив усилия современной пропагандистской машины империи, определил как, и желательно – зачем это делается. Все необходимое: знание Истории, аналитический ум и желание, у тебя есть. Осталось только наполниться до краев собственно самой пропагандой, и…

Историк замолчал, с любопытством на меня взглянув. Я так понял, он хотел чтоб я продолжил его мысль. Жаль, что Ксения успела первой.

- Оценить внутреннюю политику Империи, - влезла девушка.

- Не только, - строго посмотрел на ее Богданов.

- События! – сказал я, сморщив нос. – Обстановка в мире. Взаимоотношения с соседями. Мне говорили, что к историческим прецедентам обращаются в первую очередь тогда, когда хотят что-то у кого-то отобрать.

- Верно, - выдохнул Злотан Чеславович. – Удивительно лаконичное объяснение. Я испытываю истинное наслаждение, общаясь с умными и понимающими людьми.

- Беда только в том, что я встречаю совсем мало пропаганды, - хмыкнул я.

- Ну, это не беда, - отмахнулся историк. – Достаточно будет несколько дней посмотреть телевизор, и это пройдет. Вы же помните? Большую часть информации об окружающем мире человек получает визуально. Поэтому и наибольшее влияние на наш мозг оказывают визуально получаемые известия. Телевизор – вот главное оружие пропаганды в наши дни! Новости, аналитические передачи, подбор сюжетов для сериалов и телефильмов. Поверьте, при всем многообразии телеканалов, государственную политику поддерживают они все. Независимые средства массовой информации в наше время – это миф. Если СМИ позиционирует себя, как независимое, значит, кукловод просто желает остаться в тени. Не более того, ребята. Не более того!

- Все понятно? Еще вопросы есть? – блеснул глазами Злотан Чеславович. – Нет? Ну тогда не смею вас больше задерживать…

И уже когда мы были в дверях, Богданов добавил:

- Антон? Не забудешь взглянуть старые свитки? Хельги Орвар и его разведывательный поход. Это важно.

.
Информация и главы
Обложка книги Выход Силой 2

Выход Силой 2

Андрей Дай
Глав: 11 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности