Выберите полку

Читать онлайн
"Точка невозврата"

Автор: Михаил Тихонов
Пролог

Пролог

Система Ригон. Кира.

- Кажется, ушли… - Кира расслабленно расплылась по креслу. – Что скажешь, Сорен? Смогли все же ухватить удачу за кончик хвоста?

- Я бы так не сказал… - Пилот сосредоточенно просматривал что-то на развернутом голоэкране.

- Так, что еще? – Кира, только что радовавшаяся успешному уходу в гипер, разом напряглась.

- Что-то случилось с гипердрайвом. – Голос Сорена сосредоточен и напряжен.

- В смысле случилось что-то с гипердрайвом? – Женщина поднялась со своего ложемента и подошла к рабочему месту пилота. – Я видела оповещения о повреждениях маршевых двигателей, но с гипердрайв вроде был в порядке.

- Технически, да. – Сорен развернулся лицом к Кире. – Механических повреждений ядра гипердрайва не зафиксировано. Только… - Он тяжело вздохнул, и вывел на голоэкран перед собой какие-то графики. – Смотрите. – Тыкнул пальцем в два резких всплеска на рисунке диаграммы. – В момент ухода в гиперпространство, произошел резкий рост энергии на ядре гипердрайва. В следствие чего, программные алгоритмы перестали работать.

- И? – Кира пока не совсем понимала, что хочет сказать Сорен. – Давай попроще и поконкретнее. В чем проблема?

- Мы ушли в прыжок на неизвестное расстояние. – Сорен вывел на экран перед собой карту сектора космоса, где ярким маркером светилась система старта. – Мы прыгнули вот отсюда, по данному вектору. – На карте появилась пунктирная линия. – Должны были выйти из гиперпространства в этом районе. – Пилот обвел кружком район пространства, в который попало пять или шесть систем. – Тут база подскока дальней разведки должна быть. Где конкретно не знаю, но коды мне наш инженер предоставил. Так вот, я их отправил, а в ответ… - Пилот переключил картинку на экране.

«Внимание! Вы находитесь в карантинной зоне Федерации Арам. Нахождение в данном пространстве запрещено. Немедленно покиньте сектор. В противном случае, корабль будет уничтожен. СБ Федерации Амар.»

На экране мигала ярко-алая надпись, а скрипучий голос искусственного интеллекта упрямо повторял одну и ту же фразу, дублируя текст. По спине Киры пробежал холодок. Карантинная зона с полным воспрещением доступа. Она знала только про одну такую систему…

Быстро вывела перед собой карту, которую рисовал Сорен. Продолжила его пунктирную линию, по вектору прыжка почти до самого края отображаемого квадрата пространства.

- Ригон… - Едва слышно прошептала женщина, внутри которой что-то оборвалось.

Пилот оказался прав, когда сообщил, что их прыжок оказался слегка длиннее, чем должен. Только не слегка… А в десяток раз. В голове женщины пронеслось воспоминание, как Ники рассказывал, что им удалось вырваться из западни устроенной архами, только сняв программные ограничители с гипердрайва.

Они лежали в кровати, Кира уже почти засыпала, а Ники все рассказывал, как его брат Питер, переписывал программное обеспечение для гипердрайва, пока остатки экипажа отбивались от десанта архов в коридорах корабля. Похоже, то, что когда-то сделал Питер вручную, повторила электромагнитная волна взрыва, уничтожившего маршевые двигатели. И вот сейчас она снова тут.

В месте, где прошла ее молодость. Перед глазами, как живые, вставали призраки тех, с кем она дружила. Персонал госпиталя, молодые пилоты и повидавшие жизнь ветераны космопехоты. Чуть позже они все сгорели в пламени космических боев с архами, когда несколько ульев атаковали систему.

Кира уже на тот момент покинула систему, но многие из ее знакомых и друзей, так и остались тут навечно. И он… Молодой, красивый и безрассудный. Отец ее сына. Человек, которого она похоронила сотни лет назад, но продолжала любить. Малейший шанс, что Ники выжил, и состоявшаяся во всех смыслах женщина, бросила свою налаженную жизнь и рванула в неизвестность.

Любовь великая сила. Даже если зародилась сотни лет назад. Как раз в этой самой системе. Только тогда система Ригон еще не была закрыта на карантин. Очень оживленная звездная система, на которую базировался ударный флот Арама. И вот Кира снова тут… В месте, где пережила самые счастливые мгновения своей жизни, и самые плохие.

Судьба любит гримасничать. Теперь вот привела сюда. На верную смерть… Кира знала, что Ригон засыпан охранными системами Арама так, что уйти не удастся. Причем работали системы безопасности в параноидальном режиме. Управляющий искин даже не запрашивал никаких кодов доступа.

Да, даже если такие коды существуют, Кире они были неизвестны. К тому же, помимо охранных автоматических минных полей, в системе имелась куча останков боевых кораблей. Насколько знала она, Ригон покидали в спешке, ожидая подхода второй волны архов.

Пытались в основном эвакуировать людей. Множество кораблей могло быть отремонтировано, но оставлялось из-за спешки. Переводили в режим огневой точки и так бросали на орбитах вокруг планеты и звезды. По разным оценкам, в системе Ригон осталось на вечном дежурстве до пяти тысяч различных боевых единиц. От малых космических истребителей-перехватчиков, до нескольких линкоров являвшихся флагманами ударных эскадр.

И это то, что бросили войска Содружества. А сколько в системе осталось недобитых кораблей архов? Никто даже не пытался считать. В Ригон вошло два десятка ульев насекомых, а вырвалось только два. Улей это не просто астероид, к которому приделали двигатели и поставили орудия. Нет, улей – это еще и носитель многочисленных кораблей архов. От промышленных сборщиков, до тяжелых линейных крейсеров по классификации Содружества.

Слава и горечь Содружества. Битва в системе Ригон. Самое крупное сражение войны с насекомыми. Считается, что несмотря на потерю звездной системы, битву выиграли силы Содружества. По крайней мере, после этой бойни архи покинули сектора, прилегающие к границам Содружества и растворились где-то в глубинах космоса.

И вот сейчас, легкий крейсер Киры, лишившийся маршевых двигателей, вывалился в системе, напичканной смертоносным оружием по самое, не могу. Из огня, да в полымя. Это конец…

- Госпожа? – Вопрос Сорена вывел женщину из задумчивости.

- Что, Сорен? – махнув головой откликается она.

- Какие будут приказы? – Сорен говорил спокойно и четко, но в глубине его глаз читался страх.

Ну да, он ведь в самом деле отличный пилот и прекрасно понимает, куда именно их занесло. Карантинная зона, это не внутренние миры Содружества. Даже не приграничье. Это гораздо хуже. И про состояние корабля тоже информирован, не хуже Киры.

- Приказы… - Кира сильно зажмурилась, собираясь с мыслями. – Так, у нас остались хотя бы маневровые двигатели?

- Так точно. – Четко ответил пилот. – Все маневровые двигатели в рабочем состоянии. Поврежден гипердрайв и полностью выведены из строя маршевые.

— Значит, так. – Кира еще раз прокрутила мысль в голове. – Делай что хочешь, но зафиксируй корабль в статичном положение в данной точки пространства. – Она быстро переключилась между несколькими экранами, просматривая информацию по внешней обстановке. – В данный момент, наш корабль находится вне зоны действия оружейных систем, поэтому и дергаться не стоит. Наши сканирующие системы погасить. Канал связи с искином выдающим предупреждение о карантине разорвать. Использовать только пассивные радары на фиксацию внешнего сканирования. Силовой щит сжать, оставить только слой для защиты от пыли и камней.

- Почему? – Сорен непонимающе посмотрел на Киру.

В его понимании, наоборот следовало выдать максимальную мощность на щиты, активировать все орудийные системы и отбиваясь отползать за радиус действия охранных систем карантинной зоны. Оставаться же на одном месте… Рано или поздно, их все равно обнаружат.

- Ты понимаешь, куда именно мы попали? – Кира посмотрела на пилота.

Вроде, опытный и уже явно не юный. Хотя, тут как смотреть. Для нее он был весьма и весьма молод. Ну уж точно, вряд ли застал бойню в Ригоне.

- В одну из карантинных зон, оставшихся после войны с архами. – Сорен недоуменно посмотрел на Киру. – На нашей карте не отмечено, но такое возможно. Некоторые сектора закрывали в спешке и не всегда вносили в реестр.

- Ригон. Слышал о такой карантинной зоне? – Кира внимательно посмотрела на внезапно нахмурившегося пилота. После чего в пару движений увеличила открытую карту и выделила систему на ней. – Вижу, слышал. Поверь, штатные протоколы, которые предписывают в подобных ситуациях как можно скорее покинуть «зону запрета», тут это не поможет. Тем более, без маршевых двигателей. Единственный шанс – стать незаметным. Поэтому, делай как я сказала. Понял?

- Так точно. – Чуть дрогнул голос пилота при ответе.

Только непонятно, это он про то, что слышал о Ригоне, или же о том, что уяснил порядок действий.

- Приступай. – Кира кивком указала на рабочее место Сорена, а сама вернулась в свой ложемент капитана, усиленно раздумывая над сложившейся ситуацией.

Как назло, в голову не лезло ничего. Даже те действия, которые она приказала осуществить, лишь дадут отсрочку на какое-то время. Кира вывела перед собой результаты сканирования системы, до того, как погасли радары.

Все, в радиусе десятков тысяч километров вокруг крейсера было испещрено отметками искусственных объектов. Распознавание произвести икин еще не успел, но и без этого было понятно, что там явно не только безобидные обломки. На большинстве объектов вокруг фиксируется энергетическая активность.

Им несказанно повезло, что крейсер вышел из гипера в самом центре пустого пространства, вокруг которого дрейфовали остатки флотов. Судя по всему, за две сотни лет, гравитация звезды навела порядок в системе, упорядочив движение брошенных кораблей и останков. Жаль, что реакторы рассчитаны на очень долгий режим работы. Гораздо дольше, чем двести лет, если без пиковых нагрузок.

Да, на какое-то время они в безопасности. А что потом? Кира закрыла глаза, пытаясь полностью очистить мозг от мыслей. Ригон… Проклятая система. Неужели, ей суждено остаться тут навсегда? Да, в юности, она смогла обмануть смерть, покинув Ригон буквально за несколько месяцев до того последнего боя. Но судьба удивительная штука…

Рано или поздно, она все равно тебя догонит, как не уворачивайся. Как бы не пыталась Кира ни о чем не думать, в голову лезли воспоминания. Казалось, она давно уже про все забыла. И про своих коллег в госпитале, и всех тех солдат Федерации Арам, прошедших через ее руки. Последние годы, даже про Ники вспоминала все реже. До того злосчастного сообщения…

Призраки прошлого вставали перед прожившей длинную жизнь женщиной. Вот заливисто хохочет ее соседка по комнате Сима, рассказав какую-то заезженную шутку. Она вообще была смешливой, эта тонкая как тростинка девушка, с огромными синими глазами в половину лица. Кире было тяжело сходиться с людьми, а вот с Симой они дружили.

После закрытия системы на карантин, Кира даже пыталась отыскать свою подругу. Но в списках эвакуированных девушка не значилась. Как и многие другие ее знакомые. Потом один знакомый десантник, случайно встреченный на орбитальной станции в родном мире, рассказал, что персонал госпиталя отказался от эвакуации в полном составе. Они остались на умирающей обесточенной базе с ранеными, которых уже некому и не на чем было вывозить.

Эвакуационные транспорты не смогли прорваться сквозь облепившие главный оборонительный рубеж системы корабли архов. По скоплениям противника был нанесен удар кварковыми зарядами. В термоядерном пламени, уничтожавшем все на своем пути, шансов уцелеть не было ни у кого. Ни у архов, ни у не сумевших покинуть систему граждан Содружества.

Скорее всего, Сима сгорела вместе со всеми в огне термоядерных взрывов. Или задохнулась, когда разгерметизированная станция, где располагался госпиталь, потеряла все запасы кислорода. Возможно, пыталась покинуть обреченную систему на шаттле и была сбита. Вариантов погибнуть бесчисленное множество, и ни одного шанса на спасение. Почти как сейчас у Киры.

Интересно, о чем думали все эти люди в момент смерти? Сожалели о несбывшемся или вспоминали о прожитых моментах? О чем думала Сима? Она так мечтала выйти замуж за настоящего адмирала… Так и не вышла. О чем мечтал пилот истребителя, катапультируясь с горящего аппарата без надежды на то, что его будет кому подобрать. Возможно, кто-то из пилотов до сих пор жив и несется сквозь космическое пространство, введенный в криосон системой спасения. Интересно, знал ли он о том, что никто не выловит его катапультируемую капсулу?

Вряд ли… Они всегда надеются вернуться. Уходящие в бой пилоты истребителей, штурмовиков и десантных ботов. Идущие на абордаж десантники и высаживающиеся под огнем батарей противокосмической обороны бойцы планетарной пехоты. Они все собираются вернуться. Так же, как собирались вернуться члены экипажа этого крейсера. Если бы не ее погоня за призраками прошлого, сто восемь человек экипажа остались бы дома. И были бы живы.

Кира открыла глаза, отгоняя навалившуюся апатию и безысходность. Нет, так дело не пойдет. Да, они угодили в ловушку, из которой нет выхода. Но это не значит, что нужно опускать руки. Есть случаи, когда через десятки лет находили в криокапсулах тех, кого уже вычеркнули из списка живых. Да, множество людей все еще плывут в беспросветной тьме космоса, ожидая своего спасения. Многие, так и не дождавшись, уснули навечно, когда криосистемы выработали свой ресурс.

Но! Шанс на спасение есть. Даже в этой проклятой системе. Кира поднялась со своего места, обдумывая пришедшую ей в голову идею. Конечно, использовать ее лучше в самом крайнем случае, но… На корабле точно имеется достаточное количество спаскомплектов с функцией криосна, чтобы хватило на всех оставшихся. Только сперва необходимо проверить их и подготовить к экстренной активации.

Ну, а после того, как будет готов экстренный вариант, можно будет поискать и иные способы выскочить из западни. Но сперва подготовить криокапсулы, спаскомплекты и перевести медкапсулы в режим анабиоза пациентов. Конечно, большая часть выживших уже полностью восстановились, но несколько человек все еще были в тяжелом состоянии.

- Сорен, за старшего. – Кира окликнула пилота. – Я в инженерный отсек. В случае фиксации внешнего сканирования, немедленный доклад.

- Есть. – Отозвался со своего места пилот.

Кира чуть свела брови, сосредоточено обдумывая план действий и покинула рубку.

***

— Значит, никаких шансов на восстановление нет, Гар? – Кира сосредоточено посмотрела на инженера, сидящего за своим столом в инженерной рубке крейсера.

- Кира… - Гар тяжело вздохнул. – У нас нет маршевых двигателей. Полностью нет. Одно дело, если бы просто оплавило взрывом дюзы. Можно было что-то придумать. – Инженер раздраженно дернул бровью. – Но мы потеряли полностью двигательный отсек. В прямом смысле потеряли. Его вырвало, когда мы уходили в гипер. Вместе с основными двигательными установками и искинами контроля. Такие повреждения реально устранить только на верфи. У вас есть на примете верфь поблизости?

- Нет, нету… - Отрицательно покачала головой Кира, потирая глаза.

К инженеру она пришла после того, как подготовила оборудование для анабиоза на всех членов экипажа. Слава богу, на это хватило и ее компетенций. Хотя, не все оборудование что имелось, уцелело во время боя. Но экипаж крейсера изрядно сократился, поэтому хватало.

— Вот видите… - Гар постучал биомеханическими пальцами по крышке стола. Да, встречались и такие люди, у кого регенерационный ресурс организма уже был выработан и отращивание конечностей стоило непомерных денег. Инженер был как раз из таких, и вместо руки у него был протез. – Я вам больше скажу. Этот корабль больше никогда и никуда не полетит самостоятельно. У меня всего один реактор в исправном состоянии. В условно исправном. Увеличения нагрузки он не выдержит. Хорошо, что вы велели выключить все системы корабля. В противном случае, уже бы сгорели…

- В смысле? – Кира нахмурилась.

- В прямом. – Инженер вновь тяжело вздохнул. – Взрыв не только лишил нас двигателей. Электромагнитная волна от него, выжгла датчики в реакторах. Хорошо еще, я привык не доверять железяками, и пошел проверить…

- Мда… Час от часу не легче. – На Киру вновь начала накатывать волна безысходности. – Гар, ну может у вас есть какие-то предложения, как выбираться из этой… ситуации? – В последний момент женщина все же сдержала ругательство.

- Вызывать помощь. – Пожал плечами инженер. – Без вариантов. Последний реактор протянет еще какое-то время, но… Не очень долгое.

- Помощь… - Кира отрешенно посмотрела сквозь инженера. – С этим будут проблемы. Мы в карантинной зоне.

- Твою… - Инженер долго и витиевато ругался. Да так, что у Киры, которая за свою жизнь слышала многое, и не особо была восприимчива к ругани, покраснела. – Извините, не сдержался. – Наконец выпустив пар, Гар вспомнил, что перед ним все же женщина.

- Ничего. – Отмахнулась Кира.

Она шла к инженеру, в надежде, что он подскажет хоть какой-то вариант, помимо заморозки экипажа. Но тот лишь усугубил положение, нагрузив Киру дополнительными проблемами.

- Что будем делать, капитан? – Инженер внимательно посмотрел на Киру понимающим взглядом.

В отличие от Сорена, в глазах Гара не было страха и сомнений. Он не уточнял диспозицию. Инженер был деловит и собран, как будто вокруг не карантинная зона, а тыловая база.

Ответить Кира не успела. По кораблю, разгоняя полумрак красными отблесками аварийных ламп, разнесся рев баззеров тревоги.

- Что там у вас? – Кира тут же вызвала Сорена.

- Фиксирую облучение системами наведения. Фиксирую запуски ракет в нашу сторону. – Нервно ответил Сорен.

Кире захотелось повторить все то, что только что услышала от Гара, но она сдеражалась.

- Подлетное время? – Вместо ругани, как можно уверенней спросила она.

- От двух часов. Ракеты активно маневрируют. – В голосе Сорена промелькнули паникующие нотки. Что как-то странно для боевого офицера дальней разведки. – Фиксирую активацию тяжелых плазменных орудий линкорского класса…

Вот теперь у Киры душа ушла в пятки. Ну почему? Почему они оказались в зоне поражения одного из брошенных в этой системе линкоров?

- Гар, реактор выдержит максимальный режим работы маневровых двигателей? – На время отключив пилота, Кира обратилась к инженеру.

- Полчаса. – Скривился инженер. – Дольше не гарантирую… Все совсем плохо?

- Мы на прицеле линкора. – Пожала плечами Кира.

- Понял. – Гар улыбнулся и начал подниматься со своего места. – Я постараюсь дать два часа, но больше реактор не выдержит. Думаю, вам лучше пройти в рубку, капитан.

Спокойный тон инженера, заставил Киру собраться. Она активировала систему общей связи.

- Всему экипажу, приказываю немедленно направляться в медотсек. – Кира посмотрела на инженера, но тот, кажется, никак не отреагировал на ее слова. – Повторяю, всем членам экипажа собраться в медотсеке. – После чего, она отключилась от общей связи и повернулась к инженеру.

- Гар, отставить реактор. Идите в медотсек.

- Зачем мне там быть? Нет уж, если и помирать, так на своем боевом посту. – Он усмехнулся и открыл шкаф, начав вытаскивать какие-то инструменты.

- В медостеке я подготовила оборудование для анабиоза. Уложите всех по криокамерам. Вы же умеете ими пользоваться.

- Уметь умею, но вы госпожа Кира, справитесь и сами. – Гар продолжил цеплять на свой комбинезон инструмент.

- Я буду занята. – Честно признала Кира.

- Чем же, если не секрет?

- Постараюсь увести корабль от выстрела.

- За полчаса? – Инженер усмехнулся. – Не реально. Так что, давайте в медотсек. Только перекиньте на меня управление кораблем. Эх, вспомню времена, когда я был пилотом…

- Гар…

- Госпожа Кира, мы ведь в системе Ригон? – Неожиданно спросил инженер.

- Да. – Кира кивнула. – Но откуда?

- По маршруту, которым мы двигались других карантинных секторов нет. С гипердрайва слетели настройки ограничителя. Не сложно просчитать, куда нас закинуло. Знаете, когда-то я начинал тут службу. – Инженер улыбнулся. – Это было очень и очень давно. Вы наверно тогда еще даже не родились. Тут осталось очень много моих друзей. – В голосе инженера мелькнула горечь и боль. – Я обещал, что однажды сюда вернусь. Да все никак не мог собраться… Видите, как судьба распорядилась. Я уже и забывать стал про свое обещание, а она, сволочь помнит… - Инженер тяжело вздохнул. – В четвертом боксе штурмовой бот, который может летать. Только у него проблемы с системой жизнеобеспечения. Загрузите морозильники с экипажем туда и улетайте с корабля. Я постараюсь выиграть время. Все, госпожа капитан, я пошел. Не забудьте перевести на меня управление. – Гар решительным шагом направился в сторону выхода из рубки.

Кира не знала, что сказать. Она смотрела вслед инженеру, только что решившему умереть. Он ведь точно знал, что от выстрела главного калибра линкора на маневровых не уйти. Конечно, она пыталась убедить себя, что это возможно, когда отдавала приказ на сбор экипажа, но… Инженер просчитал ситуацию точнее.

Про штурмовой бот, она, кстати, забыла. А вот инженер вспомнил и подсказал.

- Внимание всем. – Кира снова включилась в общий канал. – В медотсеке берем оборудование криостаза и следуем в четвертый бокс. Медкапсулы с ранеными перевести в автономный режим и транспортировать туда же.

Инженер на секунду замедлился на выходе. Падающие из коридора тревожные всполохи, обрисовали его фигуру, будто стараясь запечатлеть в памяти. Мгновение, всего мгновение и он исчез. Кира мотнула головой отгоняя наваждение и тоже направилась на выход. Только к другой двери – ведущей в сторону медотсека. Последний отсчет для крейсера пошел…

.
Информация и главы
Обложка книги Точка невозврата

Точка невозврата

Михаил Тихонов
Глав: 5 - Статус: в процессе
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности