Выберите полку

Читать онлайн
"Сумрак 2"

Автор: Александр Сафонов
Глава 1

Снится кошмарный сон, в котором я вселился в одного из мифических персонажей – в орка. И вот ко мне, потупив свои поросячьи глазки, приближается его подруга. В ужасе, что придется ее целовать, просыпаюсь в холодном поту. Открыв глаза, тут же их закрываю и пытаюсь проснуться еще раз. Подергал руками и ногами, слегка ущипнул себя, открываю глаза – не помогло, сон продолжается. Первое, что бросается в глаза – зеленое солнце среди зеленых же облаков. Переместившись в положение сидя, наблюдаю не менее фантасмагорическую картину: за решеткой спиной ко мне сидит, лениво помахивая хвостом, невообразимо уродливое существо. Выглядит как горилла-бодибилдер, обросшая зеленым мхом, за исключением головы, на которой костяной панцирь. Или это шлем? У меня зачесался нос, поднимаю руку и в ужасе отшатываюсь. Рука, точно такая, как у этой гориллы! Лихорадочно осматриваю себя, убеждаюсь – я точно в такой униформе. Подергал за мох, больно! И панцирь не шлем, а часть черепа. К тому же за решеткой нахожусь я, а не увиденный мной персонаж. И тут воспоминания потоком нахлынули в мою уродливую голову.

После известий о гибели Нуари и появлении эрархов, все завертелось с бешеной скоростью. Я не стал скрывать информацию от остальных трампов, новость мигом разошлась по всей планете. Это даже способствовало стабилизации мировой обстановки: уменьшилось вмешательство трампов в военные конфликты и люди стали более склонны к компромиссам. Я, как и обещал, помог шехам, спрятав эгализаторы в надежном месте. Это место оказалось дачей Толика, частично заброшенной, так как родители его на ней давно не появляются. Мы с ним тусили там еще в школьные годы, когда у нас не было отдельного жилья. Никого больше привлекать не стали, не настолько я доверяю новым знакомым. А потом настали скучные времена в образе обычного человека. Запрета на выход в сумрак не было, каждый сам решал, рисковать или нет. Сначала такие находились, но быстро перевелись, поскольку каждый второй выход заканчивался исчезновением трампа и похоронами его осиротевшего тела. Так что я смог вплотную заняться учебой и тренировками с ребятами. Готовились к новогодней поездке в Сочи, всё шло слишком хорошо и закономерно следовало ожидать неприятностей. И они не замедлили появиться. Поздно вечером мне позвонила мама Кешки, вся в слезах. Утром Кешка поссорился с отчимом, после чего сбежал из дому и его до сих пор нет. У отца он тоже не появлялся. Пообещал, что найду его, но как это сделать? В сумраке найти легко, но стоит ли это риска? Вот где можно прятаться зимой? Звонок Филиппу ничего не дал, да и не мог Кеша у него скрываться – родители Филиппа не позволили бы. А на улице между тем ночь и мороз. Делать нечего, позвонил Толику, предупредил, что если вдруг …, то на нем Вита и эгализаторы. Толян отговаривать меня не стал, знает, что я рассудительнее его и если уж решился… Вышел я в сумрак как разведчик в тыл врага – готовый моментально прыгнуть домой. Вокруг безлюдно, даже серых нет. Отправляюсь по метке к Кешке, нахожу его на чердаке спящим. Дальше проще: занимаю его сознание, отправляюсь к дому его отца – он ближе живет. Там храню гордое молчание, пока меня, то есть тело Кешки, согревают, купают и укладывают спать. И только тогда выбираюсь, с намерением быстро прошмыгнуть домой. Но…, меня уже ждали. И что интересно, они даже не торопились. Два сияющих золотым блеском силуэта не спеша плыли ко мне, а я не мог даже пошевелиться. Последнее что помню - огненная вспышка перед глазами.

- Очухался? – резкий, скрипучий голос возвращает меня в реальность. – Ты как, не буйный?

Поднимаюсь на ноги, еще раз осматриваю себя, потом окрестности. Пейзаж не радует глаз: коричневая холмистая равнина с чахлой, приземистой растительностью. Единственное искусственное сооружение рядом с нами – невысокое кубическое здание из непонятного материала.

- Ты кто? – оборачиваюсь к горилле-переростку.

- Твой напарник, зови меня Барк. И нас, между прочим, ожидает сегодняшняя норма, уменьшать ее никто не станет. Так что если ты пришел в себя, тогда пойдем, а по пути я отвечу тебе на все вопросы.

Еще раз взглянув на зеленое солнце, прихожу к выводу - это не моя планета. Следовательно, торопиться с действиями не буду, пока всё не прояснится. Благо меня не пытают и не убивают, а даже обещают всё рассказать. Выхожу в открытую новоявленным напарником дверку, иду рядом с ним в направлении куба.

- Где мы этого я не знаю, к тому же сомневаюсь, что знание местонахождения этой чертовой планеты нам чем-то поможет. Я такой же пленник, как и ты, они внедряют нас в этих полу разумных животных и заставляют работать, - начал рассказ Барк, не дожидаясь вопросов.

- Ты тоже русский? – перебиваю его.

- Какой? Если ты о месте моего прежнего жительства, то оно тебе тоже ничего не скажет, как и твое мне. Мы из разных миров. Если ты еще не заметил, то мы говорим на языке терхов, внедренном в эти тупые мозги вместе с нашим сознанием.

- А, да…, - дошло до меня. – Тогда рассказывай дальше.

- А дальше ничего интересного. Сбежать мы не можем, перемещения блокирует вот этот браслет, - Барк демонстрирует запястье, украшенное черным широким браслетом. – Отказаться работать, тоже не получится. Во – первых, тогда нам не дадут еду, а если захочешь умереть от голода, то твое сознание уничтожат, а в тело запихнут другого бедолагу. Во-вторых - могут простимулировать разрядом из этого самого браслета, поверь мне, удовольствие сомнительное.

- И что, его никак не снять? – рассматриваю свое украшение, - Сломать или разрезать? Есть же у вас инструмент? В конце концов, оторвать вместе с кистью!

- Начнешь ломать, тебя так долбанет, что сутки без сознания проваляешься! Кисть оторвать может быть и получится, а смысл? На этой планете нет других живых существ, кроме нас, только периодически контролируют из сумрака. Ты сможешь переместиться отсюда на свою планету? Лично я нет.

Такой уверенности у меня тоже нет, а за испорченное животное меня точно уничтожат. Но не будем унывать раньше времени, должен быть выход.

- Я понял Барк. Кстати меня зовут Русик. А в чем заключается наша работа?

Мы к этому времени вошли в странный куб, оказавшийся входом в наклонную штольню. По которой и опускаемся вниз, что удивительно - вижу все хорошо, несмотря на отсутствие освещения. Спуск довольно пологий, наклон градусов двадцать, не больше, но длинный – конца отсюда не видно.

- Мы добываем эрилий, это ценный для терхов минерал. Норма – десять штук в день на каждого. Жить на этой планете кроме нас никто не может, тут хлорная атмосфера, поэтому всё такое зеленое.

- Погоди, а как они забирают добычу? И еду как сюда доставляют? – заинтересовался я.

- Раз в сто дней прилетает корабль, забирает груз и привозит необходимое. Можешь не мечтать захватить его, погрузку осуществляют роботы, да и сам корабль грузовой. Точно не уверен, но скорее всего экипажа там нет – управляется искусственным разумом.

- А они всех пленников сюда доставляют? Много тут народа, в смысле рабочих?

- Откуда мне знать? – пожал мохнатыми плечами Барк. – Нас в бригаде восемнадцать вместе с тобой, есть другие выработки, сколько их всего - нам неизвестно. Из восемнадцати нет ни одного моего земляка, отсюда вывод – обитаемых миров очень много.

- Или они специально разбрасывают пленников в разные места, - предположил я.

- Может быть. Всё, пришли, - резко остановился Барк.

Выглядит как обычная солевая шахта (в моем представлении). Несколько горилл машет кирками, обрушая белую рыхлую массу, заключенную между двумя пластами гранита. Другие не менее профессионально машут лопатами, просеивая эту массу через сита. Изредка в ней мелькают оранжевые шарики размером чуть больше куриного яйца, видимо тот самый эрилий. Просеянную массу грузят в вагонетки, которых собралось уже прилично.

- Наша с тобой работа – убирать отработанную массу, - кивает на вагонетки Барк. – Хватай и тяни, ничего сложного. Видишь сколько накопилось пока ты дрых!

Упершись лапами в вагонетку, Барк покатил ее перед собой. А представить меня коллективу? Оглядываюсь – никто не обращает на меня внимания. Ладно, не будем делать поспешные выводы, поживем увидим. Вагонетка по виду не менее пяти тонн, а рельсов никаких я не наблюдаю. Делать нечего, пробую толкнуть следующий вагончик. Не скажу, что получается легко, но вполне по силам, благо почва ровная и твердая. Возможно эта масса легкая, или животные действительно очень сильные. Вон мышцы какие выпирают!

Катить пришлось далеко, по ощущениям не менее трех километров. На развилке мы оставляем свои вагоны и берем пустые, стоящие рядом.

- Давай ускоряемся, а то все уйдут отдыхать, а мы таскать будем, - предупреждает Барк.

- Что ж тут так убого все, никакой механизации, - сетую я. – Космические корабли есть, а технику не могут завезти. Добыча сразу же увеличилась бы.

- Пробовали, не получается, - проскрипел Барк. – Вот эта белая хрень высасывает любую энергию и концентрирует ее в эрилий. Поэтому только ручной труд и простейшая механика.

- Да? Все равно, механику тоже можно усовершенствовать. Сделать ручные лебедки, рельсы протянуть.

- Нам то какая разница? Ты что за добычу стал переживать?

- Я не за добычу, а за облегчение труда думаю, - обиделся я. – Я что, лошадь, вагоны таскать?

- Облегчим труд – увеличат норму, а оно нам надо? Да и не сильно мы надрываемся, тебя же не заставляют по три вагона катать.

Дошли обратно. Там все так же без устали машут кирками и лопатами.

- Эй братва, есть кто с Земли? – кричу я. На меня покосились не прерывая работы, никто не отозвался. Животные они и есть животные. Отреагировала только самая большая горилла, оказавшаяся надсмотрщиком.

- После работы будешь земляков искать! Пока всё не вывезете, жрать не получите!

- Не зли Керса, - предупреждает Барк, когда удаляемся с вагонами от выработки. – Та еще сволочь, надеется выслужиться и получить свободу.

- А что, есть шанс? – подумал я о возможности выбраться таким образом.

- У него возможно и есть, он из терхов, его в наказание сюда отправили. Посчитают, что исправился – освободят. Это он нам сказал, что за нами периодически присматривают.

Дальше работаем молча, я размышляю над вопросом относительности мер измерения. Как например определить размеры? Относительно чего можно их измерить? Мы можем быть как трехметровыми гигантами, так и размером с муравья. Впрочем, чего над этой ерундой размышлять, знание этого мне ничего не даст в вопросе освобождения.

- Расскажи о своем мире, - прошу в следующем рейсе. – Как вы живете, что у вас интересного.

- Я мало помню. Всё что было в прошлом теле очень быстро забывается, через год ты уже с трудом вспоминаешь своих родных, детей если они у тебя были, чем занимался. Остаются обрывочные воспоминания, из которых трудно сложить цельную картинку. А я тут уже лет пять, если не больше, календаря у нас нет.

Жесть! Получается у меня не больше полугода, чтобы сбежать отсюда, а потом я просто не буду знать, где мой дом. Даже освободившись от браслета я не смогу переместится, у меня не сохранится в памяти ни одной метки связанной с Землей.

Трудиться пришлось долго. На одну вагонетку массы приходится два или три шарика эрилия, а норма на всю бригаду – 180 штук за смену. То есть рабочий день может длиться и десять часов и трое суток, пока не выполним норму. Я сбился со счета на тридцать пятой вагонетке, думаю, за пятьдесят их число перевалило. Несколько раз сталкивались с такими же животными, которые забирают наш груз и привозят пустые вагонетки. Барк их знает, перекинулись парой слов. Последнюю партию откатываем, когда все давно ушли, мышцы не болят, а вот желудок скоро вылезет и сам сожрет кого-нибудь. Да, этот организм голода не выдержит, уморить себя не получится. Спальное помещение находится тоже под землей, пока мы пришли все уже спят. Для нас лежат два брикета каждый размером с кирпич. Барк ухватил один из них, захрустел как сухариком, автоматически беру другой, откусываю. Не самый вкусный кирпич из тех, что мне приходилось есть. Вкус горький с примесью аромата прокисшей капусты, однако, чувствую, что этому организму он привычен. Более того – питателен и полезен.

- Запивай, - кивает Барк на большую кружку без ручки.

В ней оказывается вода, слава богу - без вкуса и запаха. Только сейчас удивляюсь, что за несколько часов работы мне не захотелось пить. Или раз я не потею, то и потери жидкости нет? Кстати в связи с этим небольшая интимная подробность. Когда я ранее почувствовал потребность облегчить мочевой пузырь, то пришлось долго искать в зарослях шерсти, чем это сделать. Я уж было испугался, что я самка, но наблюдающий за мной Барк успокоил, сказав что «он» увеличивается во время эрекции в четыре раза. Прикинув ожидаемый размер, я успокоился, несколько смущает только однополый состав бригады. На кого тут может возникнуть эрекция? Успокаивает одно – в баню с ними я не попаду, узнал уже что единственные доступные водные процедуры это дождь на поверхности.

- Пожрали? Укладывайтесь спать, да поживее! – наблюдающий за нами Керс, не преминул проявить власть. Вот и объект для эрекции!

- А то чё будет? – набычился я. – Мы не в концлагере, норму выполнили – можем делать что хотим. Например: я на экскурсию хочу!

- А вот что будет! – Керс, злорадно ухмыляясь острыми желтыми зубами, наводит на меня узкую палочку, чуть толще спицы.

- Ты что, Гарри Поттера изображаешь? – только успеваю сказать я, как меня простреливает дикая боль, словно во мне включили электрическую спираль. Мышцы сводит судорогой, валюсь на пол, дергаясь в конвульсиях.

- Будешь еще рот открывать – каждый день со стимулом засыпать станешь, - пообещал Керс.

На возвращение организма в исходное состояние понадобилось около часа. И ни одна сволочь не помогла мне подняться и лечь на постель, включая моего напарника. Лишь когда я, собрав силы, смог это сделать сам, то понял – с таким же успехом мог оставаться и на полу. Ложе, выдолбленное в камне, отличается разве что меньшей загрязненностью, а уж о подушке и одеяле можно только мечтать. Так что обвинение в адрес коллег отметаю. А вот Керсу отомщу, чего бы мне это не стоило! У меня появился еще один стимул выжить.

Проверил слова Барка о невозможности выхода из тела, как я мог не попытаться. Увы, он не обманул, сколько я не пыжился ни малейшего эффекта. Печалька, никак не ожидал, что попаду в рабство, такие радужные перспективы вырисовывались и нате вам! Но сдаваться не собираюсь, в худшем случае луче сдохнуть, чем всю оставшуюся жизнь существовать в шкуре вонючего животного.

Утро началось не с кофе. Да и утром назвать трудно, солнца то не видно. На завтрак Керс выдал по полкирпича питательного брикета и кружку воды каждому. Пища находилась в этом же помещении просто сложенная в штабеля, но никто не смел сам взять хоть кусочек. Пожалуй, я погорячился, говоря что мы не в концлагере. Сейчас вот опять на работу, и так по кругу – сон, работа. Однако в этот раз я ошибся – нас вывели на поверхность. Оказывается, организму животных нужны солнечные лучи, без них наступает упадок сил и теряется возможность видеть в темноте. Около часа сидим просто на земле и впитываем тепло. У нас очень хорошая шкура, нечувствительная ни к холоду, ни к жаре, шубу бы мне из такого… Не тут разумеется, а на Земле. Солнце находится в той же точке, что и вчера, либо прошли ровно сутки моего пребывания тут, либо планета повернута к светилу одной стороной, как Луна к Земле.

Керс на этот раз разговорам не препятствует, я знакомлюсь с остальными собратьями по несчастью. Земляков, увы, не нашлось, и вообще только двое оказались с одной планеты и то, лишь потому, что их похитили вместе. Получается обитаемых миров очень много. Хотя некоторые уже совсем ничего не помнят из своего прошлого, вполне могут оказаться и с Земли. Некоторые из пленников умели перемещать свое сознание, некоторые нет, но большинство уже не помнит и этого.

- А что вы думаете о возможности побега? – перехожу к интересующему меня вопросу, пока Керс отошел по естественной потребности.

- Мы уже все передумали, - отвечает Льелье, который по его словам находится тут дольше всех – более десяти лет, примерно конечно. – Если у тебя появятся свежие идеи – будем рады.

- Идеи уже есть. Мне пока интересен один вопрос: стукачей среди вас нет?

- А смысл? – хмыкнул Барк. – Если нас и так в любой момент могут подслушать.

- Вот первым делом и нужно выяснить: на самом деле контролируют или Керс это выдумал. Есть какие-то предпосылки считать, что это так? Вот в случае с прежним владельцем моего тела, что произошло?

- Терхи не врут, это всем известно. А твой предшественник умом тронулся, - отвечает Льелье. – Начал смеяться, потом набросился на Миона без всякого повода. Керс его вырубил, потом сообщил терхам.

- Как сообщил? Тут есть связь?

- Его браслет с функцией связи, как-то он общается с начальством, причем молча. Телепатия или другой какой способ не знаю. Так вот, случилось это в конце смены, а к утру мы вытащили тело наверх, тут вас и поменяли. Мы естественно никого не видели, все в сумраке происходит.

- Вот видите, получается, под землей мы не контролируемы. Терхи может быть и не врут, но его слова можно трактовать по-разному, - замечаю я.

Вернулся Керс, разговор увял. Да и время истекло, поступила команда топать на работу. Кое-какие выводы у меня уже есть. Раз Керсу понадобилось сообщать о происшествии, то круглосуточного наблюдения за нами нет. Если и присматривают, то эпизодически, надеясь на надзирателей. Теперь нужно выяснить, на что именно и как реагирует браслет. А еще рассмотреть пульт Керса, подумать о возможности его похищения. Интересно, а что будет, если Керса тупо замочить? Треснуть киркой по башке, даже такой усиленный череп не выдержит. Как тогда поступят терхи? И терхи одно и то же что эрархи или нет? Вопросов еще очень много.

Работа та же самая, изматывающе-однообразная. На этот раз мы почти не отстаем от наполняющих вагонетки, да и добыча энергетических шариков сегодня выше. Откатываем последние вагонетки, сегодня всего лишь сорок первая по счету. Пытался завязать разговор с откатчиками на развилке – отвечают односложно, не задерживаясь уходят с нашими вагонетками. Мою попытку проследить за ними пресек Барк. Возвращаемся назад.

- Барк, а почему Керс не требует перевыполнения плана? Ведь тогда его шансы на освобождения повысятся?

- Не думаю. Производство налажено таким образом, чтобы к прибытию корабля была накоплена определенная масса. Больше все равно не заберут. Так что никаких льгот за перевыполнение плана никому не будет.

- Понятно. А есть возможность утаить часть эрилия? Вы не пытались его исследовать?

- Знаешь Русик, мы все прошли твою стадию. Я даже знаю все вопросы, какие ты мне задашь. Пока ничего нового от тебя я не услышал, - устало объясняет Барк. – Я не застал этого, эрилий пытались исследовать до меня. Его разбивали, сжигали, растворяли в воде, даже ели! Эффект нулевой! У Керса выпытали, что он используется в качестве источника энергии. Что нам это дает?

- Понятно, - разочарован я. – А эта белая масса? Что она?

- А что она? Бесполезная порода, кому она нужна.

- А браслет не из нее сделан? Он ведь тоже, как и она - блокиратор?

- Ты дурак? Браслет из черного золота и он блокирует перемещение, а эта порода всасывает в себя и концентрирует энергию. Совсем разные вещи!

- Золото? – уцепился я. – Оно ведь мягкое! А ты видел, как пытались сломать браслет?

- А то! – оживился Барк. – При мне два придурка решили попробовать. Один подставил руку, а второй шандарахнул по ней киркой! Браслету хоть бы что, а разряд такой, что на сутки вырубил владельца.

- А тому, который бил что было?

- Да ничего, мы же его не сдали. У нас тогда нормальный надзиратель был, из наших, пленников.

А это любопытно! Наказания не последовало, получатся - наблюдения не было. Или терхам все равно, главное, что план выполняется?

- А у Керса браслет такой же? Ну он тоже его вырубит? – начал проявляться у меня план в голове.

- Ты что задумал? – остановился Барк. – Это что-то новенькое!

- Пробивать ему башку неразумно, могут всех наказать за убийство. А вот если вырубить его и повторять процедуру периодически пока не сдохнет – вполне реально. Правда что нам это даст, пока не знаю. Другое начальство появляется когда-нибудь?

- Нет, никогда, Керс сам ходит по вызову, - покачал головой Барк. – Задумка интересная, только трудноосуществимая. Керс спать уходит в отдельное помещение, остальное время настороже.

- Да ничего сложного в этом нет, - уверен я. – Главное договориться. Одни отвлекают, другие в это время оглушают Керса, а потом забираем пульт и даем ему полный разряд!

- Какой пульт? Разряд идет с браслета, его не снимешь. Та металлическая спица всего лишь направление указывает.

- Вона как! - досадую я. – Тогда по старинке – киркой по браслету. Сюда бы наших хакеров, они бы мигом взломали доступ к ним.

В так называемой казарме все повторяется по вчерашнему сценарию: брикет, вода и спать. Насыщенная жизнь, а главное никаких перспектив не обещают. Откажешься работать – заменят на более сговорчивого. Ничего, я так просто не сдамся! Перед тем как заснуть вспоминаю всех друзей, знакомых, коллег, стараясь вырисовать в памяти каждую черточку. Если я буду постоянно восстанавливать воспоминания, может быть, они не потеряются?

Утром, во время солнечной подзарядки подкатываю к Керсу:

- Уважаемый, разрешите задать вопрос?

- Разрешаю, но ответ не гарантирую, - оскалился Керс, должно быть это означает улыбку.

- Правда, что вы раньше были терхом?

- Что значит был? – возмутился Керс. – Я всегда буду терхом, в отличие от вас, тупых животных!

- Простите, я неправильно выразился, конечно, я это и имел в виду! Понимаете, я с отсталой планеты, где совершенно о вас ничего не знают. Не могли бы вы объяснить нам, в чем отличия терхов, ставящие их на вершину эволюционной цепочки во Вселенной?

- Отличия? – хмыкнул Керс. – Какие отличия у тебя и вот у этого камня?

- Э…, наличие разума? – предположил я.

- То, что камень умнее тебя я не сомневаюсь, - проявил Керс остроумие. – У вас разные цепочки развития, дубина! Вот так же отличаетесь вы от терхов – у нас нет с вами общих цепочек. Все вы тут животные, обладающие небольшой каплей разума. Откуда ты?

- Мы называем свою планету Земля, если вам это о чем-то говорит.

- Разумеется, я знаю все планеты, где есть обитаемая жизнь. Ваша кстати одна из самых отсталых, тупее вас только капритеанцы, которые только научились выползать на сушу. Так вот, у вас несколько разумных видов, среди которых вы считаете себя самыми умными. Так?

- Не совсем понимаю, кого еще вы считаете разумными, разве что дельфинов…

- Дельфины? Нет, значительно умнее человека некоторые виды бактерий и насекомых. То, что вы называете коллективный разум. Но вашему ущербному мозгу не осознать насколько они превосходят вас. Так же как и не осознать разницу между человеком и терхом.

- Но раз вы настолько превосходите нас, то вы в состоянии найти способ объяснить эту разницу, - пытаюсь вызвать соответствующую реакцию.

- Объясни вот этому камню, чем ты лучше него! Не можешь? Вот и я не могу. В лексиконе на котором мы сейчас общаемся просто нет понятий для этого. Разве что очень примитивно… Вот если представить Вселенную в виде единого организма, то люди в нем нечто вроде микробов, а терхи часть нервных импульсов.

- М-да, если так, то пропасть действительно огромная, - почесал я нос. – Но у нас есть и нечто общее? Это язык терхов, то есть вы общаетесь голосом, вы нуждаетесь в физическом теле, уверен есть и другие общие черты!

- Мы не общаемся голосом, универсальный язык придуман для общения с животными! Мы получаем информацию из космического пространства независимо от расстояния. У нас даже нет такого термина – расстояние, Вселенная не имеет пространственного выражения. Мы являемся частью Вселенной, поэтому для перемещения нам не нужно время – мы находимся везде в любом месте и в любой момент. Терхи не могут иметь никаких общих черт с животными! К тому же ваша личность разрушается в новом теле, а мы не меняемся, сколько раз бы не переселялись.

- Однако, несмотря на всю вашу разумность вы здесь, с нами, то есть совершили какую-то глупость или преступление? – только произнеся явное оскорбление, понимаю, что поторопился, можно было ведь еще много выведать.

- Ты смеешь сравнивать себя со мною? – зеленая кожа на морде Керса стала оливковой. - Марш работать тупые ублюдки, время вышло! А ты пойдешь на погрузку, хватит прохлаждаться, катая вагончики!

Махать лопатой оказалось не тяжелее чем катать вагонетки, но более отупляющим занятием. Угнетает отсутствие возможности поговорить, Керс следит, чтобы никто не отвлекался от процесса. Кроме как ликвидировать его, другого пути не вижу, главное не торопиться, второй попытки никто не даст. В превосходство его расы я не верю, не может более умное существо быть таким злобным, да и не выглядит он умным. Обычный нацист. Жаль, что я не следил за языком, собрал бы больше информации, а теперь что? И заговор не устроишь, без контроля Керс не оставляет. Судя по всему, браслеты состоят из сплава золота с другим компонентом придающим ему прочность. Тот же эгализатор, разница лишь в том, что сознание остается в теле. Хм, а вот это интересно, из эгализаторов эрархи извлечь сознание не могут, а браслет не мешает это сделать. Почему же я не могу вырваться на свободу? Или они снимают браслет в момент переселения, никто ведь этого не видел.

В конце смены повезло, на браслет Керса поступил сигнал – тот замигал голубоватым светом. Керс назначил Льелье старшим, после чего ушел. Расслабляться никто и не подумал, как вкалывали, так и продолжают.

- Народ, вы так и собираетесь всю жизнь в рабстве провести? – взываю к коллективу.

- Если есть что предложить – говори, а нет, так не отлынивай от процесса, - отвечает Льелье.

- Предлагаю грохнуть этого урода! Засунем в вагонетку, засыпаем породой, если найдут - мы не виноваты! Пусть докажут!

- А смысл? – вздохнул Барк, который как раз подошел. – Пришлют другого, такого же. Как нам это поможет выбраться отсюда?

- Вот пока замену не пришлют, у нас будет свободное время для изучения обстановки. Нужно узнать, где у них руководство находится, попробовать договориться с остальными пленниками. Устроим военный переворот в конце концов! Я так понял, что если не выходить на поверхность, то нам ничего сделать не могут!

- Не получится, - возражает Льелье. – Этот организм, что нам достался, без ультрафиолета загнется. Пытались уже скрываться в отработанных выработках, больше недели никто не выживает. Был у нас один химик, объяснял, что эти твари гибрид животного с растением, только поэтому они выживают в хлорной атмосфере. При фотосинтезе происходит распад хлора и вырабатываются нужные для организма гормоны.

- Да пофиг! – прерываю его. – Главное начать что-то делать, а в процессе разберемся! Я не собираюсь как ты двенадцать лет на них пахать!

- Да я что, как все решат, - изобразил ухмылку Льелье, выглядит жутко на этой морде.

Провели голосование, результат обескураживает - меня поддержали только трое: Барк, Шестой и Хайк. Барк понятно, с ним мы много говорили о способах вырваться, Шестой тут тоже недавно, как раз передо мной прибыл. А вот Хайк загадочный тип, я его голос впервые услышал, он все время отмалчивается. Остальные, по-моему, голосовали глядя на Льелье, как марионетки не имеющие своего мнения.

- Ну и хрен с вами! – сплевываю я. – Буду выбираться сам, желающие могут присоединиться. Надеюсь, хотя бы мешать не станете?

- Зачем, - удивился Льелье. – Не ты первый самоубийца, никому не мешали. А пока революция не началась - давай кидай, норму никто не отменял.

Вот и поднимай восстание с такими! Разве это жизнь? Да я лучше сдохну, чем годами тут ишачить. С другой стороны понять их можно, большинству уже просто некуда возвращаться, они просто ничего не помнят из прошлой жизни.

Керс появился когда мы уже добили норму и собирались уходить в свою конуру. Увидев его хитрое выражение морды лица, я сразу заподозрил неладное.

- Землянин, ты как самый молодой пойдешь на склад, готовить груз к отправке, - обрадовал он меня.

- Один я? – уточняю, еще не сообразив, как мне относится к этой новости. С одной стороны неплохо разведать новые места, вдруг вырисуется план побега, а с другой слишком уж доволен Керс, явно эта работа не айс.

- Почему один, с каждой бригады по одному. Но и сюда на смену чтобы не опаздывал, кормить за просто так, я тебя не буду! – выложил сюрприз Керс. Оказывается, отдых мне не положен!

- А ты не …, - запнулся я, так как слова «ох..ел» в лексиконе не оказалось, а выговорить его на русском, этой челюстью нереально. – Ты че гнида зеленая, берега попутал?

Прежде чем он поднял руку с волшебной палочкой, с размаха заезжаю ему по голове лопатой. Ну что в руках было, тем и врезал. Лопата согнулась, а эта обезьяна даже не пошатнулась. Только выкатила глаза и стала менять цвет с зеленого на оливковый. Интересная у нас шерсть, можно как хамелеону окраску менять.

- Ты поспел поднять руку на терха! – прошипел он. – Ты умрешь Землянин, я порву тебя на куски!

О как, я задел его гордость! Это хорошо, что он передумал парализовать меня излучением, против браслета у меня шансов не было. Не уверен, что они есть и при физической схватке – Керс массивнее и лучше меня владеет телом, я еще не полностью освоился в новом вместилище. Но бокс, он и на Альфа Центавре бокс, посмотрим у кого черепушка крепче. Реакция у меня точно лучше, он даже мяукнуть не успел, когда я огрел его лопатой. Зато теперь я точно знаю, что умом терхи обделены. Он собрался испортить казенное имущество, за которое с него точно спросят. Нет чтобы вытряхнуть меня из этой шкуры и уничтожить сознание. Доложил бы, что я устроил бунт и всё, завтра вместо меня внедрят в тело другого раба.

- Ну давай обезьяна облезлая, посмотрим у кого яйца круче!

.
Информация и главы
Обложка книги Сумрак 2

Сумрак 2

Александр Сафонов
Глав: 5 - Статус: в процессе
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности