Выберите полку

Читать онлайн
"Мунфлауэр"

Автор: Гизатуллина Айгуль
Глава 1

Предисловие

Новый Орлеан – уникальный город. Здесь произошло переплетение всех религий и культур, это место - яркий пример разнообразия американского народа. Только здесь среди обычных людей вы легко можете столкнуться со всеми видовыми расами сверхъестественного: начиная от вампиров и эльфов до ангелов и повелителей стихий. Лишь одно их объединяет - божества. Но и здесь не все так просто. Есть три основных Бога. Люцифер (Аид, Вельзевул, Иблис, Сатана, названий много – суть одна) - Бог подземного мира. К нему относятся бесы, вампиры, суккубы, инкубы, падшие во всех смыслах или продавшие душу дьяволу, в чьих жилах текут изначально злые помыслы. Наземных два Бога: Бог Солнца и Богиня Луны, т.к. на поверхности двое времени суток. У них много других имен известных во все времена и во всем мире. Так Бога Солнца называли Ра, Гелиос, Аполлон, Митра, Молох, Тонатиу, Яр, Аматэрасу. А Богиню Луны - Селена, Артемида, Даная, Мани, Нанна, Цукиёми, Чандра, Тот, Изида, Игалук Теккистекатль. Все дело в их перевоплощениях и местах, где они имели место быть в тот или иной момент существования. Богу Солнца поклоняются эльфы, повелители стихий, кентавры, ангелы, феи, сирены, дриады... Богине же Луны - оборотни, ведьмы, огры, гномы, тролли, валькирии, нимфы, призраки - в общем, создания ночи.

Таким образом, неофициально есть как бы три цвета: черный (Люцифер), темный (Луна) и белый (Солнце). Остальные боги являются приспешниками либо первого, либо второго, либо третьего.

Итак, моя история начинается с моего необычного появления на свет.

У алхимика Джейка Райз и ведьмы Кармен Чоудари изначально все складывалось не очень. Разных национальностей: он – немец, она – индианка. Разных религий: он – католик, она – исповедует индуизм. Разные по призванию: он – приверженец новой школы светлых сторон, она – из великого клана темных. Их родители изначально были против их союза, но любовь прошла такого рода испытания. И как бы сложно не было жить среди двух миров, вот уже в течение семи лет семья Райз находит золотую середину. Лишь одно им не давало жить счастливо: у них не было детей, которых они так хотели. На ведьм наложено многовековое заклятие: у них очень низкая рождаемость. Если в семье двое детей, то это уже считается многодетной, можно и так сказать.

Так род семьи мамы замыкался на ней, но врачи поставили страшный диагноз: она не может иметь детей. Кармен не сдавалась, она перепробовала все средства, порой доходя до крайности. И вот однажды, в очередной раз лежа на полу в ванной, тихо скуля от отчаяния и задыхаясь от слез, она шептала молитвы своей Богине Луне о милости, об единственном желании. И представляете, Светила ночного неба услышала этот призыв! Говорят, она была благосклонна к мольбам своих подданных. И вот Серебряная Богиня даровала им свой лучший цветок из своего сада. Спустившись на Землю, цветок превратился в прекрасную девочку с белою кожей, как у самой богини Луны, с волосами темными как ночь и яркими глазами, подобным звездам. Богиня благословила ее способностью перенять ведьминский дар матери и сулила ей великое будущее. Но бог Солнца - Верховный правитель неба - разгневался на Богиню Луны, так как она приняла свое решение, не посоветовавшись с ним и внес свои изменения в будущее ребенка. Своим даром он балансировал закон природы: сколько добра и красоты, столько зла и уродства. Бог ограничил ее способности до рассвета. Теперь девочка не сможет использовать свою силу, пока светит солнце, да и красота ее блекнет пред его лучами. Днем она теряет все свои лучшие качества.

Что ж, это не помешало мне вырасти среди людей и жить почти обычной жизнью. Да, особо ее заурядной не назовешь, учитывая через что мне приходится проходить ежедневно. Каждый рассвет и каждый закат для меня проходит в мучительных испытаниях. Говоря проще – я трансформируюсь. Мои кости ломаются и снова срастаются, кожа меняет цвет, и даже волосы изменяют длину. Я становлюсь совсем другой. Днем я высокая шатенка с жидкими волосами до плеч, «угристым» лицом, которое я смачно замазываю тональным кремом, но, к сожалению, никак не преуменьшаю размера носа, небольшими светло-зелеными умными (про последнее мне все время говорит папа) глазами и кривыми отчасти зубами. Из-за ширококостной рослой фигуры, я кажусь слегка непропорциональной: шикарная по размеру грудь омрачается парой складок в области живота, а мощные бедра сливаются с пятой точкой не в лучшем виде. Вывод: внешность моя оставляет желать лучшего! А одним словом – дурнушка. Но и с этим я смирилась и нашла плюсы: порой проще быть незаметной, привлекать меньше внимания (этим я себя и успокаиваю перед зеркалом по утрам).

Как только последние лучи заката скрываются за горизонт, для меня наступает время болезненных перемен. В течение получаса (а в детстве это длилось намного дольше) мое тело снова трансформируется; чары бога Солнца теряют свои силы, а дар богини Луны раскрывается в прекраснейшем ее виде. Пройдя свой ад, я становлюсь чуть ниже, стройнее, густые волнистые волосы по самой талии приобретают цвет вороного крыла, глаза темнеют под рядом пышных ресниц. Огромный нос превращается в аккуратный. Угри исчезают, оставляя нежное белоснежное личико. Зубы выпрямляются до идеальной улыбки. Итак, лягушка превращается в принцессу (в детстве мама часто читала мне эту сказку перед сном).

И так изо дня в день с рождения. Ах, да забыла еще о том, что ночью во мне просыпается магия. Днем она тоже есть, но ее в разы меньше и мне приходится выкладывать очень большое количество энергии, чтобы ее использовать. А ночью она струится по моим венам и употреблять ее в практической деятельности легче простого. Именно поэтому я работаю по ночам в лавке родителей. Для человечества – это лавка пряностей, а для существ – место, где они всегда найдут нужные для них травы и зелья, магические штучки и ответы на некоторые вопросы.

А днем я подзарабатываю в библиотеке. Во-первых, люблю книги, во-вторых, хоть какой-то доход. А деньги нам не помешают, так как надо платить за учебу. Я являюсь студенткой второго курса в новоорлеанском университете.

Там у меня протекает вся моя человеческая жизнь. Я хожу на пары, пишу лекции, делаю практические работы, и все вокруг видят лишь толстенькую отличницу.

Моя студенческая жизнь была бы скучна без моих друзей. Это Кэйт и Лео. Он – капитан команды по футболу в местном клубе, она – чирлидер в его составе.

Хотите правду: я влюблена Лес первой нашей встречи. Да-да, и такое бывает! Но Лео, конечно же, ничего не знает про мои чувства, как и Кэйт, в принципе. И это не единственная моя тайна. Про мою ночную жизнь подруга также ничего не знает. Сдружились мы в начальной школе, так как нас посадили за одну парту. Учитывая мою смекалку, а Кэйт - умение очаровывать, мы сблизились и нашли общий язык.

Увидев в первый раз Лео, я слегка растерялась. Он перевелся к нам в старшей школе. Все девчонки сразу же растеклись в луже «мимими» и «о, боже! Я хочу от него детей». Да, он симпатичный парень, но больше всего в нем проявлялась открытость и харизма. Большинство парней не обращали внимания на меня, а Лео отнесся ко мне весьма приветливо. Он не стеснялся и, несмотря на мою непривлекательность, все равно оставался самим собой и интересовался мной. Лишь через пару дней, едва я хотела открыться перед Кэйт в своей влюбленности, как узнала, что те уже встречаются. Как бы горько и обидно мне не было, я свыклась с мыслью, что они и впрямь прекрасная пара и счастливы вместе, хоть и приходится чуть ли не каждый день сидеть в их компании, а еще хуже, понимать, что мое сердце все больше влюбляется в него. А мои бедные бабочки… да, кстати, у меня есть фамильяр в виде бабочек. Их на моем теле 17 штук разных размеров и форм. И они постоянно меняют свое положение. Так-то с годами я научилась ими командовать, но порой они, все же, поступают по-своему. И как же меня это бесит! Только соберешься одеть что-то более открытое, так они выглядывают то из-под лямок, то вообще на люди думают выбраться. Те еще паразиты! Но это был подарок моей бабушки, и я не смогла ей отказать. По ее словам – они мне еще пригодятся!

Как выяснилось, мне много чего еще пригодится…

Глава 1

Я иду по лесу. Судя по растительности – это джунгли. Мне жарко. Вся покрываюсь потом. Воздух настолько влажный, что тяжело дышать. Слышу крики птиц и всяких насекомых.

Я в сарафане и в сандалиях. Волосы щекочут плечи. Из-за густой листвы проглядывает солнце. Странно – я в ночной форме днем. И вообще: что я здесь делаю?

Оглядываюсь. Но ровным счетом мне это ничего не дает: все те же заросли.

Иду вперед. Земля вязкая. На обувь налипает ошметками грязь, от этого идти тяжелее. В конце концов, выхожу на поляну. Она имеет форму круга и совершенно пустынна – я уже знаю, что было здесь. Место, где люди приносили жертвы своим богам – сжигая их заживо. Кострище. Вдруг звуки птиц сменяются криками этих бедных людей. Слышу плач детей. Песни племен, обращенные к богам. Становится холодно. Так как до этого я сильно вспотела, теперь резко замерзла. Солнце уже не греет. Неожиданно я оказываюсь в центре этого прожженного участка земли. Мои руки кто-то привязывает к столбу. Я не кричу, просто молча выжидаю момент и пытаюсь понять, кто меня привязывает. Он поворачивает голову – это Лео. Он холодно улыбается мне и говорит: «Ты проклята, и мы сожжем тебя!»

Вместо холода приходит чувство страха. Я смотрю на Лео и мотаю головой. Я все еще не могу ничего сказать. Пытаюсь отцепить руки, но он очень крепко меня связал. Надев капюшон мантии, он замыкает круг людей, стоящих вокруг меня. Они что-то шепчут, произносят слова клятв и заклинаний, которые я никогда до этого не слышала. Солнце исчезает. Поднимаю голову к небу. Это затмение. И чувствую языки пламени вокруг тела. Я горю! Закрыв глаза, кричу, что есть силы, ору во всю глотку, но не один звук не выходит изо рта. Мои бабочки слетают с меня и начинают летать в хаотичном порядке вокруг моего тела, своими взмахами пытаясь потушить огонь. И тут…

Колокольчики. Звенят колокольчики.

Что? Какие колокольчики?

Открываю глаза и вижу будильник, который показывает 7.15. Солнце светит в окно, отражаясь на зеркалах, создавая зайчиков. Переворачиваюсь на спину. На потолке вижу все те же до боли знакомые узоры, облака, луну и звезды. Я их нарисовала еще в детстве вместе с мамой, как напоминание о том, к какому типу существ я принадлежу.

Это всего лишь был сон. И как обычно полный бред. Ну, когда мне будут сниться нормальные сны, например, как я веселюсь в Париже или целуюсь с парнем? Хотя в принципе, я привыкла видеть странные сны. И учитывая мой график жизни, так вообще нечему удивляться. Легла-то я буквально пару часов назад.

Встаю, убираю постель, чищу зубы. Основательно закрашиваю свои прыщи. Надеваю любимое черное белье, синие джинсы и белую майку. Бабочки пока спят на животе, но на всякий случай сверху натягиваю клетчатую рубашку – мало ли. Этот лук я считаю наиболее мне подходящим, ибо максимально скрывает то, что пуговица от джинсов вот-вот кому-то выбьет глаз, да и конечно же, массивные складки менее заметны в овер сайзе. От лица всех толстушек хочу сказать дизайнерам «спасибо» за внедрение этого стиля одежды в массы.

Спускаюсь вниз. Папа сидит за кухонным столом, пьет чай и, как всегда, просматривает новости на лэптопе.

Наша кухня напоминает мне Прованс. По крайней мере, такой стиль я видела в глянцевых журналах Кэйт. Здесь везде чувствуется рука мамы: начиная от бледно-голубых занавесок на окнах до самодельного старого стула в углу, который как не странно прекрасно вписался в интерьер.

- Привет, пап! – подхожу и обнимаю его. Он пахнет лосьоном после бритья и гелем для душа, который я ему подарила в прошлое Рождество.

- Доброе утро, дорогая! – приобняв меня, всматривается в мое лицо, - Как ты?

Как себя помню, при каждой встрече утром он всегда спрашивал меня об этом. И не просто так, а его и вправду волновало все, что происходит со мной.

- Я в порядке, - попыталась его успокоить, но знала, что в действительности, папа никогда не верил этой фразе.

Мы видимся редко. Пару раз в неделю. Так как он – алхимик, то постоянно в разъездах. Устраняет последствия сверхъестественного в глазах человечества. Что бы мы вообще делали без этих людей. Точно! Просто не выжили.

- Какие планы на сегодня? – уткнувшись обратно в лэптоп, спросил он.

- Да, ничего нового. Сначала на учебу, потом в библиотеку и в конце дня собираюсь зайти в лавку. Сегодня мистер Лин должен привести заказ.

- Я разговаривал с ним вчера. Он сказал, что приедет под утро. Авиарейс задерживают из-за непогоды.

Я налила себе кофе и достала из холодильника уже приготовленный заранее мамой три сэндвича: один – сладкий - с маслом и джемом, а другие два – с сыром и беконом.

- О, спасибо, что предупредил. Какие-нибудь поручения будут?

- Мама не говорила тебе о том, что в городе опять видели Хлою. Она, похоже, путешествует по штату.

Я чуть было не поперхнулась кофе.

- Путешествует? – я вспомнила Хлою. – Это приведение из Сейнт Франсисвилл? – если да, то она та еще вредная штучка. Мы с мамой пару раз отправляли ее обратно на тот свет, но она уперто возвращается.

- Да, именно о ней я и говорю. Про упрямицу Хлою, которая любит подслушивать, а теперь еще и любит погулять по городу, вслед за каким-нибудь прохожим…

- И, конечно, не упускает возможности испугать его до усрачки, - закончила я, и резко прикрыла рот рукой, но поздно, слова сами слетели с губ. Ну и рука, естественно, испачкала пол лица джемом.

Пока я салфеткой оттирала лицо, папа, приподняв одну бровь, посмотрел на меня из-за лэптопа и что-то пробубнил себе под нос типа «ох, уж эта молодежь!»

- Как думаешь, осилишь ее одна на этот раз? Кармен занята с ограми. Ты же знаешь ее пристрастие помогать бездомным, - при этом папа смешно закатил глаза, покачав головой.

Да, про эту страсть моей мамы известно во всем штате! Она то и дело собирает одежду, еду, проводит всякие мероприятия для приютов. А среди них много существ, таких как огры, тролли, гномы и т.д. Им очень сложно ужиться среди людей, не проявив свою природную сущность – вот они и прячутся под масками бомжей.

- Ок, попробую. Постэроюсь съезит до ура, - последнее я уже говорила, набив рот очередным сэндвичем.

- Главное – оставайся всегда на связи, - предупредил отец.

Уже дожевывая на ходу, чмокнула его в лоб и выбежала к машине.

Свой маленький Мини Купер ХМ51 я назвала «Бэмби», т.к. он такой же милый и хорошенький как мультяшка. Да и цвет мой любимый – кофейный. Эту машину нашел дядя Бэн (хотя никакой он мне не дядя, а просто друг отца, да к тому же еще и тролль). Она валялась грудой металла на свалке, а он как любитель хороших машин, да и неплохой ремонтник по натуре (близился мой день рождение), отремонтировал его, отполировал и покрасил. Вуаля! Машина готова к езде. Только вот без документов. Магия в помощь!

Едва я села и тронулась, чуть не заехала на бордюр соседей напротив – да-да, я плохо вожу даже автомат. И если уж быть совсем откровенной: не могла сдать экзамен со второго раза и просто применила на инспекторе чары «согласия на все». И это мой маленький секрет. Лично я считаю, что мне просто не везет на дороге: то я забываюсь и чуть ли не сбиваю пешеходов, то другие машины не вовремя решают меня подрезать, и тому подобных случаев масса. К счастью, моя мама очень опытная ведьма и просто наложила защитное заклятие на мою машину, а иначе ее бы даже на металлолом обратно не приняли, а меня в морге так и не собрали, как и окружающих.

На этот раз мне, можно сказать почти повезло: на пути попадались вполне адекватные водители, и я лишь раз чуть не наехала на пенсионерку.

У входа в корпус меня ждали мои друзья: Кэйт и Лео. С первой я обнялась и поцеловалась в обе щеки, ну а с Лео просто пожали руки.

- Что, Муни сегодня никого даже не сбила? – подкольнул меня футболист. О том, что я хреновый водила, знали все.

- Почти, не считая одной бабули. Но она не в счет, - усмехнулась я. От его кратковременного внимания мои бабочки вспорхнули, чем вызвали нервные судороги по всему телу.

- Ну да, ей все равно недолго осталось, - сделала выводы Кэйт, одновременно здороваясь чуть ли не с половиной всех мимо проходящих. Популярность, что сказать!

- Да она семенила чуть быстрее черепахи, зато кулаком мне в след махала как гладиатор во время боя! – пыталась я оправдаться.

Ребята засмеялись. Мне, как всегда, с трудом пришлось оторвать взгляд от Лео, так чтобы Кэйт не заподозрила. Его чистый громкий смех разносился чуть ли не на весь первый этаж, привлекая внимание всех, кто оказывался рядом. А чертовы бабочки повысовывали свои головки (кто откуда смог), чтобы тоже посмотреть на это чудо! Хорошо, что они маленькие – самая большая с размером с кофейным блюдцем - и их не так видно, да и в принципе весьма боязливые они что ли (то ли скромные). А то я слышала историю про одну девочку-ведьму, у которой фамильяр был в виде дракона. Так это животное не очень-то и заботила мнение хозяйки по поводу того, можно ли прилечь на щеке в тот или иной момент. И из-за этого ей приходилось учиться на дому. А потом девочка научилась ходить в парандже, и все считали ее праведной монашкой. Бедолага!

Мы вошли в кабинет астрономии. Это был единственный предмет, который у нас совпадал. Я учусь на социолога, Кэйт – будущая бизнес-леди, а Лео – адвокат и футболист по совместительству, хотя первое он выбрал чисто из-за практичности. И спрашивается: на кой черт нам сдалась астрономия? Прикиньте, нам просто всем нравится вся эта бурда про космос. И мы изначально хотели учиться вместе хотя бы на одном предмете.

К аудитории было полно народу. Кэйт пошла поздороваться с девчонками из группы поддержки или как она их по-деловому называла «коллеги». Я тем временем села за свою парту где-то посередине класса. Люблю это место за удобство. С одной стороны не столь на виду преподавателя, а с другой – если необходимо можно оказаться в эпицентре обсуждения актуальной темы. Лео с Кэйт предпочитают последние ряды, где они могут пощебетать в тихую при желании. Да при их известности, даже последняя парта им не помогает. Слишком примечательные персоны.

Едва прозвенел звонок, зашел мистер Стоун. Это был солидный мужчина за пятьдесят. Хоть он и был женат и растил внука, это не мешало моим одногруппницам томно вздыхать при каждом его появлении. Как и сейчас, только он поздоровался и улыбнулся всем, как Сью слева от меня начала нашептывать Кристин о том, как она бы с удовольствием оседлала его на этом столе. Лично для меня он был не в моем вкусе. В остальном лекция проходила довольно непринужденно, а временами скучно.

После двух пар социологии, мы встретились на ленч в столовой. Я неизменно взяла салат из курицы с огурцом и сыром, несколько сэндвичей, хот-дог и двойную порцию чая. Кэйт лишь йогурт с яблоком (как она говорит сама «Лишь диета и спорт делают меня красивой»), а Лео мясной салат, рыбу и колу.

Старалась кушать как можно аккуратнее. Это удавалось мне не всегда, но сегодня, похоже, удачный день. Вот уже минут десять мы обсуждали последнюю новость, охватившую вуз, а именно роман директора со студенткой.

- Не могу поверить, что мистер Макмиллан мог спутаться с этой блондинкой! – возмущалась я, та, которая видела в директоре хорошего человека.

- Говорю же, эта Кло - студентку звали Клаудия, но Кэйт всегда сокращала ее до Кло, что весьма бесило обладательницу сего имени, - способна на все! Та еще штучка! Видела я однажды, как она давала парню прямо после матча в раздевалке. А ведь он был одним из наших противников пару часов назад.

- Ты хотела сказать «сучка»? – уточнил Лео, пытаясь очистить рыбу от костей.

- Мама сказала, чтобы я училась говорить как леди, а для этого как минимум перестала материться, - призналась подруга. Она вообще открытая книга, когда с нами, чего никогда не скажешь, когда она в обществе незнакомых – там она сама загадочность.

- Хороший совет, да, боюсь, она запоздала, - заметила я.

- Думаешь, я совсем конченый случай? - уточнила она.

- Про конченный спрашивай у Лео, а так практически безнадежный, - говорила я это с набитым ртом, и в этот момент у меня вылетели пару крошек хот-дога прямо на стол. Ребята этого не заметили, так как меня спасла девушка с синими волосами, которая умудрилась с грохотом шлепнуться, когда проходила мимо нашего стола. Пока ребята отвлеклись, стряхнула хлеб и попыталась помочь бедолаге, но она уже справилась сама. Гордо поднявшись, она смерила всех смеющихся вокруг недобрым взглядом и прошла к выходу.

- Тупица! – сказала уже нам Кэйт.

- Да ладно тебе, - встал на защиту Лео.

- Нет, серьезно. Мне все ломает голову вопрос: как она дожила до этих лет, еще не умерев от стыда? – продолжала гнуть свое Кэйт.

- Просто ей не везет, вот и все, - достаточно громко, по моему мнению, чавкая, поддержала я сторону Лео. А я часто была на его стороне. Ну, вы понимаете, почему. – Я же как-то дожила до своих лет.

- Ты совсем другое, Мун! Тебе во многом иногда не везет, но ты не выглядишь серой вороной в каждой компании, в которую попадаешь.

- Ты это говоришь, потому что любишь меня, - стояла я на своем.

- Да нет же! Дело не в любви!

Лео, все время слушающий наши препирательства, не выдержал.

- Девчонки, может перестанете признаваться друг другу в любви? А то как бы вы еще обниматься и целоваться не стали при мне. А там моя фантазия сама все дорисует.

Что мне нравилось в моих друзьях – это их ирония и пошлость. Не, серьезно! Не то чтобы мы были озабоченными, но подстегнуть друг друга темами насчет секса – легко!

Мы еще какое-то время припирались, но как-то кто-то поменял тему, и мы и думать забыли о синеволосой девушке.

***

После полуночи маленький Купер подъехал к имению Миртов, ныне прекрасной ухоженной гостинице с белым фасадом и небольшим садом со статуями вокруг.

Из машины вышла девушка в бело-голубом платье с рюшечками, в шляпе с вуалью и с чемоданчиком. Ее одежда в обычном место и в обычное время выглядела бы старомодно, но при нынешних условиях была весьма уместна – так как данная местность будто бы погрязла в прошлом. Эдакая Роза Дьитт БьюКэйтер нашего времени.

Прямо перед ней расположился старинный новоорлеанский особняк времен гражданской войны. Это широко раскинутый двухэтажный дом с примыкающей к нему уютной плетеной террасой выглядел впечатляюще и завораживал своим архитектурным великолепием с первого взгляда. Огромные окна, изящная решетка, всюду прекрасная растительность – чем не милый сердцу рай!

Войдя в холл, девушку встретила милая старушка в очках и с седыми редкими кудряшками наподобие пуделя. Она представилась как Нина Каллар. Выглядела она весьма интеллигентной и по-сельски доброй. В розовой вязаной крючком кофте и длинной серой юбке в пол при разговоре она все время улыбалась и часто употребляла слово «внучка».

- Дорогая, что ты делаешь здесь в столь поздний час?

- Я с долгой дороги, миссис Каллар. И у меня забронирован номер на имя Саммерс, - ответила ей молодая особа.

- Да-да, я помню такой звонок, внучка, - все же пролистывая трясущимися руками старый журнал регистраций, проговорила женщина. – И все же не стоит такой молодой девушке как ты ходить без сопровождения так поздно, - заботливо упрекнула она.

- К счастью, я могу за себя постоять, миссис Каллар, - как можно убедительнее ответила посетительница.

На что та, оторвав голову от журнала, лишь улыбнулась и сказала:

- Твоя комната 216. Пойдем, внучка, я тебя провожу.

Они шли по тихим коридорам отеля, где мебель всюду давала знать, что она помнит времена великих пилигримов: картины каких-то людей на стенах (миссис Каллар упомянула, что все эти личности в той или иной степени внесли какой-либо вклад в данный особняк), рояль в углу, массивные шкафу из красного дерева, стол с вазой (не удивлюсь, если династии Цинь) и многое-многое другое выглядело старомодно, но по-своему гармонично.

На втором этаже полы издавали похожий на визг банши скрип, а из-за слабого освещения интерьер выглядел мрачнее.

Поблагодарив старушку, девушка вошла в свой номер. Это оказалась средних размеров комната, лишенная ярких красок, с массивной мебелью и тяжелыми шторами на окнах. Как и во всех гостиницах, сколько бы усилий не вкладывали в уют хозяева, веяло холодом и отчужденностью. Идеально убранная кровать с синим покрывалом, картина с пионами, две тумбы и письменный стол в углу со стулом – это все, что можно было назвать интерьером помещения.

Времени отсиживаться не было. Она стянула через голову свой наряд, не забыв выкинуть и шляпу с вуалью, так загадочно прикрывавшего половину ее лица и оставшись в облегающей тело майке и штанах – в черных, наиболее практичных. Собрала волосы в тугой пучок, дабы не мешались, и открыла чемоданчик.

Первым делом необходимо было наложить под каждую дверь заговоренную соль. Данное заклятие из раздела «Забвение» предполагает, что человек, который приближается к наложенной черте, вспоминает о чем-то очень важном для себя и откладывает свой прежний маршрут до того времени, как заклятие будет снято. Если он вновь приблизится к месту магии, то опять будет отброшен в прошлое памяти. Но у всей магии есть свой отрицательный момент: обычному человеку нежелательно «отбрасываться в прошлое» более 5 раз, так как это может затормозить обычную работу мозга и в итоге может привести к психическим болезням.

Итак, Саммерс прошлась как можно тихо и незаметно по всем номерам отеля (хоть полы и противно скрипели). К счастью, их оказалось не так много, и проложила черту у каждой двери. Осталась лишь главная входная дверь, чтобы не беспокоили извне. По дороге, она мельком просмотрела список жильцов отеля. Их оказалось лишь восемь человек вместе с ней. А как помнила девушка от первостепенных источников персонал составляла лишь эта бабуля в розовом, ее престарелый муж и дочь, которая убиралась и брала на себя роль горничной.

Пока она крадучись спускалась, чуть случайно не столкнулась с миссис Каллар, но успела вовремя свернуть за шторы, а в полутемной гостиной старушка не могла четко ее различить. А в это время девушка спрашивала себя: «Как такая древняя старуха в ее-то преклонном возрасте может жить в доме с приведениями и не сойти с ума? Может она сама и есть призрак?»

Стараясь как можно тише, Саммерс прокралась к главному входу и заворожила последнюю дверь. Повезло, что не сезон, гостей мало. Итак, ей в принципе никто не мог помешать.

Забежав к себе в комнату, она надела ремень со всеми снадобьями и на всякий случай прикрепила к нему серебряный нож (по преданиям привезенный еще в 15 веке из Венгрии и принадлежащий Владу Цепешу).

На втором этаже в гостиной, заваленной всяком доисторической мебелью, над камином висело то самое зеркало. Оно было старым, проржавевшим по краям, в красивой лепнине цвета бронзы.

Саммерс подошла к зеркалу вплотную. Казалось, оно запечатлело на своем веку столько ярких моментов, что ему позавидовал бы сам Папа Римский. Даже без всяких сверхъестественных способностей можно было заметить, что зеркало живое, оно не похоже ни на одно другое зеркало во всем свете!

Медленно, борясь с внутренним страхом, девушка взглянула в отражение. На пыльной поверхности отражался интерьер гостиной, да и она сама в черном обтягивающем спортивном костюме. На первый взгляд все нормально, все то же самое. Девушка приглянулась. Сердце на одной волне с интуицией подсказывали ей, что это затишье перед бурей. И не прошло и пары минут, как Саммерс услышала зловещий хохот прямо у себя за спиной, хотя в этот момент в отражении ничего не изменилось. Инстинктивно девушка резко повернулась. Никого. Посмотрев обратно в зеркало, увидела в нем хорошенькую девушку, которая стояла прямо у нее за спиной. Образ был мутным и постоянно мерцал. Приведению (если уж давать описание) было чуть больше двадцати лет, волосы собраны и намотаны шарфом, истрепанное платье полностью закрывает шею и руки, в пол. Оно было красиво при жизни – без сомнений.

- Хлоя, - поздоровалась Саммерс, не поворачивая головы.

Оно улыбалось и молчало.

Девушке необходимо было ее отвлечь, дабы придумать незамысловатый план по уничтожению сие создания и возможно спасения собственной жизни.

- Как дела, Хлоя? Я слышала, что ты неожиданно вернулась.

Смотря прямо ей в глаза, Саммерс одновременно достала два мешка и один из них открыла.

- Как тебе удается это все время? Поделись секретом, дорогая!

Приведение все же заметило движения рук. Вот черт! Теперь все надо делать быстро.

Саммерс резко повернулось и посыпала серебряной пылью из одного мешка на призрака, дабы ее очертания были теперь видны (да и серебро губительно для них, сковывает частично их движения). Затем, пользуясь моментом, девушка, вытащила из другого мешка специальные восковые шары и зажгла их. Другой рукой она метнула серебряный нож в Хлою, дабы еще на время отвлечь ее. Огненные шары легли точно по звезде Давида и сомкнулись цепью. Приведение оказалось прямо по середине.

- Передавай привет папочке! – на прощание сказала Саммерс и, открыв портал в преисподнюю с помощью рун из еще одного мешка, отправила душу давно уже умершей служанки в ад.

***

Итак, дописав очередную главу в книге, я измотанная ночными событиями и перевоплощением, наконец-то легла спать, хотя уже светало. Да-да, писать книги – мое хобби, вдохновленное в меня великими писателями и писательницами, что периодически проводят пресс-релизы в нашей библиотеке, правда времени совсем нет на создание хорошего письма. А ведь это мало того, что время, так еще и надо руку набить, словарный запас увеличивать. Изначально и я думала, что для хорошей книги вполне достаточно хорошей фантазии, но увы, как и в любой работе всегда есть плюсы и минусы. В связи с чем, я просто ловлю кайф от своей писанины в надежде на то, что однажды, может быть, кому-то она и зайдет.

Глава 2

И опять этот долбанный лес. Озеро. Тишина морозного утра с множеством звуков, созданной самой природой: птицы, ветер в листве, рябь на воде.

Я иду, озираясь по сторонам. Рядом идет Лео. Мы держимся за руки. Моя ладонь в его ладони. Его красивый профиль и пар изо рта. Он о чем-то думает, хотя даже скорее его тревожат мысли о чем-то весьма серьезном – на это указывает его сморщенный лоб.

- О чем ты думаешь, Лео? – спрашиваю я.

- А что, если мы ее не найдем? – переспрашивает он меня.

Я его не понимаю. И вообще картинка, будто взятый отрывок из романа, ни начала, ни конца которого я не знаю.

- Кого найдем?

- Кэйт, конечно же! – резко остановившись, он смотрит прямо мне в глаза. – Что с тобой, Мун?

«Кэйт пропала?» - хочется спросить мне, но понимая, насколько это будет глупо, лишь отвечаю:

- Мы обязательно ее найдем! – я буру его за руку. Его ладони слегка замерзли. Я подношу их к губам и выдыхаю теплым воздухом, чтобы своим дыханием хоть немного согреть их.

Лео пристально смотрит на меня, а я вся таю, как горький шоколад в кофе. Нас разделяют сантиметры. Мы все ближе и ближе, и я слышу, как звенят колокольчики. Сначала вдалеке, потом все ближе и ближе. А Лео медленно исчезает по мере того, как я открываю глаза.

Чертов будильник! Чтоб пусто ему было! В кои-то веки приснился хороший сон! Проклятье! Надо менять рингтон, как минимум.

Со всей силы стукнув по нему, закрываю глаза и вновь пытаюсь представить образ единственного мужчины, которого мне довелось полюбить. Но уже поздно, сон развеян как песок меж пальцев.

Ворча, встаю с постели и иду умываться. О, опять эти черные круги под глазами! Еще и очередной прыщ вышел! Ну что за утро!

Бабочки спят, периодически щекоча меня легкими движениями крылышек. На этот раз их раскидало по всему моему телу. Главное, чтобы на лицо не налезли. Хотя до такого у нас еще не доходило ни разу.

Одеваю те же джинсы, что и вчера, и черную кофту-лодочку с закрытыми рукавами. Еще одна из немногих верхних вещей, которые как выразилась Кэйт, скрывают мою полноту. Крашусь (надо же как-то скрыть эти чертовы прыщи!)

На кухне никого не было. Мама опять в магазине. Вчера вечером она выглядела уставшей. И все из-за этих бомжей. И что она так о них печется?!

В холодильнике как обычно лежали сэндвичи от мамы. Пока готовился кофе, включила телевизор. В утренних новостях, лишь беззвучной строкой внизу писалось о том, что в Сейнт Франсисвилл найдено тело мертвой женщины, являющейся хозяйкой имения Миртов, некой Нины Каллар. Ах да! Милая старушка.

Что ж, надо будет все же подробно дописать главу.

В придачу утренним невезениям прибавилось то, что Бэмби решил откинуть копыта. Да что за утро такое?! В спешке пришлось ловить школьный автобус и ехать с ноющими и вечно орущими детьми начальной школы.

Учитывая, что я опаздывала (начальная школа находилась в 10 минут ходьбы от нашего университета), на лестнице меня никто не ждал.

Едва я открыла дверь, как сбила студентку, которая чуть ли не на метр отлетела по скользкому мраморному полу. Это оказалась та самая неудачница с синими волосами из столовой. На сегодня мой брат по несчастью, как выразился бы папа. Она была в драных джинсах, поверх которых надела зачем-то юбку, майку и рубашку нараспашку, в грубых берцах и неряшливо собранными волосами и очками на пол лица. Но привлекло больше всего меня огромное количество безделушек на ее теле: начиная от кучи браслетов всех форм и размеров и заканчивая несколькими сережками в ушах, при виде которых так и хочется задаться вопросом: «Как у тебя еще уши не отвалились от такого груза?»

Начала в спешке ей помогать, собирать тетради и книги.

- Извини, я случайно, - извинилась я.

- Да… да, ничего. Это мммоя вввина, - начала заикаться она.

- Ты куда-то шла? – сама не знаю, зачем я это спросила.

- Да…да, на-на парковку. Я там забыла вещи, - ответила девушка.

Мне стало искренне жалко ее, ведь в принципе мир людей относился к нам жестоко, лишь потому что природа не одарила нас прекрасной внешностью и успешностью.

- Как тебя зовут? – дай думаю, хоть узнаю, как зовут бедолагу.

Она испугано подняла глаза, потом улыбнулась (что очень даже украсило ее лицо) и протянула руку.

- Уурмила, - представилась она.

Пожав руку, ответила:

- Мунфлауэр, ну или просто Мун.

- Какое странное имя. В первый раз слышу, - реплика, которой высказываются все, с кем я знакомлюсь.

- Родители помешаны на космосе, - мой стандартный ответ.

И тут вспомнив, что я уже не на шутку опаздываю, вскакиваю:

- Прости, я жутко опаздываю, надо бежать. Пока!

Уже мне вслед она крикнула тоже «До встречи!», а дальше я уже о ней и думать забыла, так как начала придумывать хорошее оправдание перед преподом. Но, не придумав ничего более вразумительного, чем «простите», тихонько постучалась и открыла дверь аудитории.

Мистер Блэк, рассказывал о психологических аспектах развития первобытных людей. Это был лысый старик, под лекции которого можно было заснуть с первых его слов «Здравствуйте!»

Не по-доброму смерив меня взглядом, дал понять, что я могу садиться. Ну и, конечно же, мое место благополучно занято какой-то девчонкой. Плюхаюсь на последний ряд. И сразу же чуть не засыпаю от бубнения нашего дорогого преподавателя.

На ленче встречаю Кэйт и Лео. Они заранее заняли нам столик, чему я им очень благодарна. У нас в столовой просто огромная проблема со столиками. Если не успеешь занять раньше, потом кушаешь либо на улице (а я не очень люблю есть, усевшись на траве), либо стоя как лошадь.

- Привет, опаздунья! – чмокает меня подруга. – И только не говори, что ты все же сбила ту бедную старушку и теперь за тобой гонится полиция.

С Лео мы просто помахали через стол рукой.

- Да нет, это было бы слишком скучно, - сказал он. - Смею предположить, что у нее появился бой-френд, который не отпускал ее с утра на учебу. Ведь так, Мун? – и он так эротично (ну мне так показалось) посмотрел на меня, что я аж покраснела.

- Бинго! Видишь, она краснеет! – с улыбкой победителя проголосил футболист, - Итак, значит бойфренд? – подмигнул мне.

Я засмеялась. О да, у меня бойфренд! Знали бы они, что с моим образом жизни я даже кота завести не могу!

- Простите, ребята, но все на много проще. Бэмби сдохла, - ответила я, уничтожая все их фантазии.

- Так оленя кормить надо! Кстати, о кормежке! Пойдемте купим еды что ли, а то у меня сегодня тренировка и еду увижу еще не скоро, - и мы, оставив вещи, пошли и стали в очередь.

- Так я его кормила! – вспомнив о наезде Лео, слегка запоздало ответила я.

- Чем? Булочками и молоком?

- Бензину было полный бак!

- Так, а масло давно меняла? Да и ремни уже истерлись, наверное, в хлам! Я уж молчу про антифриз, – что сказать… это же парень! Если уж быть совсем честной, я в своей машине знаю лишь, где находиться топливный бак.

- Ребята, да перестаньте вы уже! Бесите! – не выдержала Кэйт. - Ты бы Лео мою лучше машину проверил, чем отчитывать Мун, - упрекнула она парня.

- Так приезжай ко мне почаще, дорогая – обняв ее, он чмокнул ее в затылок.

А я смотрела и втихую завидовала подруге. Эх… наверное, я готова была бы отдать какой-нибудь анорексичке мои лишние несколько десятков кило, лишь бы вот так же легко Лео поцеловал меня.

Пообедав, мы временно с друзьями попрощались. Через пару лекций мы должны были встретиться на общей физкультуре – абсолютно мне противопоказанной дисциплине, ибо от одного моего вида там, многим хочется расхохотаться, но мистер Джонс - тренер – так не думал, и истязался надо мной как мог.

Едва дойдя до кабинета статистики, заметила шум в классе. И, конечно же, какие-то фифочки издевались над кем-то. Боже, хорошо, что я ведьма и умею работать с заклятиями, и меня не трогают.

Это оказалась Урмила. Ни разу не замечала, что она со мной в одной группе. Да, про мою внимательность впору легенды слагать!

Одно из моих главных правил в таких жизненных ситуациях – не лезь! А то крайней окажешься. Решив воспользоваться данной мудростью, я хотела тихо и незаметно пройти к своей парте. Но данная ситуация, к сожалению, случайно коснулась и меня.

Когда я проходила мимо места заварушки, одна из фифочек специально сбросила со стола все канцелярские принадлежности с учебником и тетрадями Урмилы. И им надо было упасть к самым моим ногам! Вот ведь закон подлости!

Вся компания сразу посмотрела на меня.

- Проклятье! - тихо выругалась я.

Остановившись как вкопанная, тоже теперь смотрела на них. Я прям видела, как их ауры блещут ярко алым – не самый хороший знак, знаете ли. Обычно люди с такими аурами замышляют что-то ну не очень-то и хорошее.

Ауру Урмилы я никак не могла прочитать – такое иногда бывает с некоторыми. Но по глазам видела мольбу о помощи. Черт бы ее побрал! Я нагнулась и как можно быстрее собиралась собрать ее вещи, но не успела и ручки поднять, как услышала над собой:

- Что? Решила помочь бедняжке?

Я, молча, продолжала собирать вещи. Урмила тоже медленно присоединилась. Когда я потянулась за линейкой, лакированные превдо-лабутены отбросили его на метр от меня. Я подняла голову и встретилась с взглядом идеально выкрашенных глаз с наращенными ресницами. Да, красивые глаза, но вот добра они явно мне не сулили.

- Что-то я не поняла. Ты, что, решила заняться благотворительностью? – высокомерно спросила Эллин (вроде ее так звали, если я не путаю).

«Думай! Думай! Ты сама влезла – тебе и выпутываться!»

- Не то чтобы благотворительностью, просто… - о Боги неба! Именно в этот момент прозвенел звонок, и одновременно вошла миссис Миллер. Я спасена! Эллин зыркнула на меня в последний раз и прошипела:

- Еще не закончили.

Я от нескрываемой радости и облегчения, кивнула ей. Так, мой план: едва прозвенит звонок, надо делать ноги, и войти в класс, только после звонка на урок. Избегание проблем – тоже выход.

Шла лекция весьма скучно. Я люблю статистику и неплохо в ней разбираюсь. Но лекции всегда скучнее практики. А миссис Миллер вообще может довести ее до зевоты. И едва я не заснула, как мне на парту подбросили свернутый листочек. Моя первая мысль: «По-любому, от Эллин. Будет теперь меня до глубокой старости преследовать и гнобить». Вторая: «Надо усилить защитное заклинание, либо найти что-нибудь более действенное». Не хочу я выяснять отношения и тем более наживать врагов в лице таких девчонок, как Эллин. Я понимаю, что Кэйт не даст меня в обиду, и все же не люблю подобные потасовки.

Но записка оказалась от Урмилы. Почерк был настолько кривой и страшный, что я его с трудом разобрала.

«Спасибо за помощь! Теперь ты мой друг!»

О, нет! Только не хватало, чтобы она мне в подружки подбивалась! Мне вполне устраивает дружба с Кэйт и Лео. Я посмотрела на ее спину (наверное, она почувствовала мой взгляд), так как сидела Урмила чуть впереди меня. Но именно в эту минуту она обернулась и улыбнулась мне.

Да, мне ее жалко! Да, моя добрая натура просто кричит, что ей надо помочь, поддержать! Какой же я тогда соцработник, если даже такой бедолаге не помогу? Но как сделать так, чтобы она не подумала, что я собираюсь впускать ее в свой привычный мир? Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления.

Прозвенел звонок, я его дослушала его уже в коридоре, так как выскочила едва он начал давать первые отголоски.

Спряталась в раздевалке – на мой взгляд, хорошее место, чтобы не искали. Туда вообще редко кто заглядывает и крайне редко оставляет вещи, и то только зимой, а сейчас как говорится «не сезон». А уж компашка фифочек вряд ли вообще знает о существовании этого места. Достала из сумки тетрадь по практическим занятиям, психология, и закончила домашнюю работу, ночью которую доделать мне было не судьба. И вернулась на статистику только после звонка.

К счастью, хоть практика прошла на «ура!». Получив максимальные баллы за таблицы, счастливая, собиралась уже уходить, когда меня поймала налету Урмила.

- Мун, я хотела с тобой поговорить.

Моей первой реакцией было то, что начала мотать головой в поисках Эллин. Но видимо мне опять повезло, ее и след уже простыл – скорее всего, поторопились устраивать козни в других местах.

- О чем? – более дружественно спросила я.

- Во-первых, спасибо, что помогла мне, - тихо, опустив голову, проговорила она.

- Да, забудь! Любой бы так же сделал! – отмахнулась я.

- Нет, не любой, - настояла Урмила.

- Хорошо. Не любой, но самый нормальный человек сделал бы так же.

Она мило улыбнулась, заправив прядь синих волос за ухо.

- Во-вторых, поздравляю с высшим баллом! Ты его заслужила!

- Да, статистика дается мне легко. А тебе, кажется не очень, да? – все же поинтересовалась я.

- Ничего не понимаю в числах, - сказала девушка.

И тут меня осенило: вот как я могу ей помочь, не подпуская близко!

- Хочешь позаниматься со мной? Ну так сказать, подтянуть знания в статистике? – предложила я.

Урмила вся аж загорелась!

- Конечно! – а потом, чуточку успокоившись, - буду рада.

- Вот и договорились. Вот мой номер, - оторвав клочок бумаги из блокнота, написала ей. – Что ж, еще увидимся и созвонимся. Я побежала.

За поворотом отчего-то я повернулась назад и краем глаза заметила, будто Урмила растворяется в воздухе. Ну и почудится же! Видать перенервничала! И не придав этому бреду смысла, дала фору на физкультуру, которая проходила сегодня на улице (сама и не заметила в какой промежуток времени переоделась в раздевалке).

Там меня уже ждали Кэйт и Лео. Подруга делала разминку, а Лео играл на телефоне.

- И снова здравствуй, истребительница бабуль и диких животных! – помахал мне Лео, не отрываясь от экрана.

Я усмехнулась и подошла к Кэйт, которая, прервавшись от растяжки (она пыталась ступней дотянуться до головы, стоя на одной ноге) обняла меня и поцеловала в щеку.

- Как проходит день? – спросила она.

- Что этот день мне еще приготовил, боюсь даже представить, - сказала я, усаживаясь на газон.

- А что? Неприятности тебя сегодня все еще преследуют? – поинтересовалась она.

- Типа того, - ответила я.

- Так, это дух бедного Бэмби за тобой гонится, - не упустил возможности меня подкольнуть футболист.

Я толкнула его в бок!

- Заткнись, Лео! А то и тебя в приведение превращу! – наехала в шутку я.

- Ну нет, я пас, дорогуша! Меня сегодня еще тренировка ждет. Скоро соревнование, забыла? – отмазался парень.

- Как такое забудешь? Когда выступает легендарный Леонардо Адамс, весь город замирает в ожидании его решающего гола! А потом весь штат пляшет до утра, ведь так, – пришло мое время его подколоть.

- Так и будет, детка, - подмигнул он.

Я знала, что он шутит, знала, что подмигнул он мне дружески, знала, и все равно расплылась в мечтательной улыбке, а бабочки уже танцевали вальс у меня на теле. Чтобы никто не заметил, в особенности сам Лео (и Кэйт в том числе), отвернулась и начала искать нашего физрука. Он как раз собирал нашу группу на середине поля.

Мы, как всегда, размялись, побегали пару километров (в дневном обличье это прямо каторга для меня). И готовились к сдаче норматива по стрельбе из лука.

Когда появилось время, наконец-то, поговорить с Кэйт наедине, быстро ей сообщила:

- А я предложила Урмиле позаниматься на выходных по статистике.

- Кому? – повернувшись ко мне, спросила подруга, - той тупице что ли?

Я, продолжая нацеливаться на мишень, ответила:

- Ну почему ты о ней так, Кэйт? Просто девчонке не везет, и она в числе отстающих, - встала я на защиту Урмилы.

- Да она просто лузер во всех смыслах этого слова, Мун! Ей уже ничто не поможет! Ну, если только ее не шарахнет молния и до нее не дойдет, что нужно меняться и меняться во всем.

- Так, значит, я буду этой молнией, и я ей помогу.

- Послушай, Мунни, она не стоит потраченного на нее усилия и времени. Лучше вон в спорт зал походи, и то полезнее будет, - она выстрелила, попав прямо в цель.

- Да я просто хочу ей помочь, Кэйт! – только сейчас до меня дошло, что мамин благотворительность передалась мне в крови, ибо что еще могло сподвигнуть меня к такому? - Ну почему ты все время против? – я пыталась взять прицел, но все никак не удавалось. – Это мое время и я вольна им распоряжаться как захочу.

Она молчала, рассматривая свои дорогущие кроссы. А потом кивнула:

- Только обещай мне, что она не станет поперек нашей дружбы.

Я посмотрела на нее. И знаете что? Иногда Кэйт бывает невыносимой сучкой, но я знаю, что она меня любит и наша дружба для нее дороже многого.

Я перекинула лук через плечо и уже свободной рукой приобняла подругу, и, целуя ее в щеку, прошептала:

- Ты навсегда останешься лучшей!

Глава 3

Хоть я и опоздала на работу – кто бы сомневался, это же просто самый счастливый день в моей жизни (произносить с сарказмом)! Без Бэмби, как без рук.

И все же, из-за небольшого объема работы на сегодня, меня отпустили пораньше! Вот и на нашей улице перевернулся грузовик с M$M’s! Ура! Не теряя времени, побежала домой, чтобы вздремнуть перед вечерней трансформацией. Аве, хоть снов не было.

Ночь в лавке прошла спокойно. Мое свободное времяпровождение прерывали лишь периодически заходившие существа, которые нуждались в травах и зельях, некоторые из которых приготовила еще днем мама.

Вместо того чтобы повторять лекции по психологии и социальной религии, я занялась тем, что засела за книги древних ведьм (которых у нас, к сожалению, не так много) и начала штудировать их в поисках защитных заклинаний. Но под утро потеряв терпение и не найдя ничего стоящего, решила просто усилить действие нынешнего. Так как большинству из них требовались то волосы, то кровь, а то и сам человек, против которого настраивалось заклятье. Да, прям сейчас побегу звать Эллин! Или драть ее прекрасные локоны.

Для закрепления защиты мне понадобились ингредиенты, которыми изобиловал наш магазин и несколько капель моей крови. Приготовив снадобье, я обтерлась им (та еще вонючая хрень!), а потом стала ждать рассвета. Я бы пошла в душ, но зачем, если после трансформации буду потная и опять «дурно пахнуть» (так всегда выражалась бабушка).

Приползя домой, встретила маму на кухне, пьющую чай. Как обычно ни сил, ни желания поболтать не было, и я завалилась спать, чтобы через пару часов уже сидеть на лекции по социальной антропологии и клевать носом.

Более-менее пришла в себя лишь к обеду, встретившись с друзьями на ленче.

- Привет, Мун! – чмокнула меня в губы Кэйт.

- Привет! – только и выдавила я.

Лео уже доедал салат, и поэтому просто помахал мне, а Кэйт попивала лишь свежевыжатый сок. Мельком просмотрев толпу людей (хотелось проверить действие заклятия), и так и не найдя Эллин, пошла за едой.

- Слышали новость? – спросил Лео.

Набивая рот стейком с картошкой, просто помотала головой.

- Ты про Эльзу? – уточнила Кэйт.

- Да, про нее, - подтвердил Лео.

- Да все знают уже, то же мне новость! – отмахнулась подруга.

И как всегда, я не в курсе.

- Что за Эльза?

- Да ты знаешь ее! Она с тобой на статистике вместе учится, - а потом, указав на кучку девиц в дальнем углу, добавила – да, вон ее вечная свита.

Это оказались подружки так называемой Эллин! Да, память на имена восхитительная, что сказать еще!

- И что с ней стало?

- Вчера ее сбила машина, и теперь она в больнице. Говорят перелом ноги, - вот так новость!

- А кто источник? – зная, на какие только жертвы люди не идут ради сенсаций, решила все же уточнить я.

Ответил Лео:

- Бен, вратарь нашей сборной, последний месяц все за ней бегал, слюни пускал. Он был как раз в больнице (его мать там работает), когда привезли ее.

- О, вот как, - не скажу, что новость меня расстроила, да и вообще сомневаюсь, что кто-либо расстроился из-за этого, учитывая, скольким она здесь насолила. Порадовало лишь то, что мне в ближайшее время не грозила данная персона своими выкидонами.

В этот момент у меня завибрировал телефон. Сообщение от Урмилы: «Привет! Может позанимаемся на выходных?». Призадумавшись и прикинув дальнейшие планы, отписываюсь: «Ок, давай в субботу».

Пока переписывалась, друзья бурно что-то обсуждали. Запоздало вклинилась в разговор.

- О чем вы?

- Да предлагаю Кэйт сходить в кино на выходных, - ввел меня в курс парень.

- Ты не хочешь? – спросила я Кэйт.

- Да не то, чтобы не хочу, просто жанр не мой.

- А что за фильм? – заинтересовалась я.

- Темная башня, снятая по Кингу, - ответил Лео.

- Фантастика, - еще одна из немногих вещей, которая нас объединяет с Лео.

- Ты же знаешь, я предпочитаю мелодрамы, спорт, славный экшн, ну и на крайний случай, ужасы, - напомнила Кэйт.

Я отхлебнула латте. Хот-дог сегодня оказался совсем уж вялым и сухим. Вот совсем не удивлюсь, если он позавчерашний.

- А может вместе сходим, - предложил Лео.

Где-то в глубине души я этого только и ждала. Но думала, что они хотят остаться вместе. Кажись, нет! «И хватит вам там круги навертывать!» - поругала я своих нательных насекомых. «Еще не факт, что мы придем к общему выводу и все удастся».

- Так Кэйт же не хочет, - хороший способ начать издалека.

Девушка призадумалась. А потом махнув рукой:

- Ваша взяла, так и быть схожу с вами за компанию. Для того чтобы хоть раз в полгода пожрать попкорн, - согласилась Кэйт.

Мы с Лео хлопнули «дай пять».

- Не пожрать, а поесть, дорогая, - исправил ее Лео. – Помнишь, твоя мама воспитывает в тебе леди.

- Уф, достал меня уже этот этикет и правильная речь. Не в президенты же, в конце концов, я баллотируюсь, - отмазалась подруга.

Тут зазвонил мобильный парня. Он быстро ответил, и закатив глаза, кому-то дал согласие.

- Итак, в субботу я не могу. Давайте в кино в воскресенье сходим, - предложил он, - звонил Брайен, говорит, что сегодняшнюю тренировку перенесли на субботу.

- Я бы все равно не смогла в субботу, - добавила я.

- А ты-то из-за чего? Вроде же выходной на работе, - спросила Кэйт.

- Мы с Урмилой решили позаниматься, - ответила я, хотя могла бы перенести нашу встречу.

Кэйт покачала в недовольстве головой, но ничего не ответила, что уже радует.

- Это еще кто? – спросил Лео.

- Я решилась помочь одной девчонке со статистикой, - объяснила я.

- Той чокнутой, с синими волосами, - все же взялась за свое подруга.

- Понятно, - ответил футболист, - ну если что, Мун – будущий социолог, ей тоже нужна практика. Как ни крути, всю жизнь она потом будет заниматься именно этим: помогать бездомным, организовывать благотворительности…

Мои бабочки аж зарделись!

- Спасибо, что хоть кто-то меня понимает, - поблагодарила я его.

- Я не против благотворительностей, Лео, просто меня в мурашки бросает от некоторых взглядов этой ненормальной. Что-то явно с ней не так! – стояла на своем девушка.

- Ты мнительная, дорогая. Успокойся! Все будет норм! – поддержал ее Лео, и мы вместе пошли каждый по своим предметам. К сожалению, они сегодня не совпадали.

По дороге, вспомнив, окликнула парня:

- Лео! Подожди! – и побежала опять к нему.

- Что? – спросил он.

- Коль уж у вас отменили сегодня футбол, можешь мне с Бэмби помочь, - проходившие похоже услышали про Бэмби и заржали. Но мне было наплевать.

Он призадумался. А потом предложил:

- Давай только после шести, ок?

- Меня в это время дома не будет, - ответила я. «А может отпроситься в библиотеке? – подумала все же я.

- Ты мне ключи оставь, а я сам разберусь. Там твое присутствие, скорее всего, и не понадобится.

«А может все же понадобится, а?» - негодовал внутренний голос.

- Хорошо, - пришлось согласиться. Обращаться к дяде Бэну неудобно, он все же друг отца, и обычно я всегда связывалась с ним именно через родителей. А последним я еще не говорила о возникших проблемах с машиной. – Держи ключи, - отсоединив от остальных ключей (от дома, лавки и т.п.), протянула их Лео.

- Давай, ага, до завтра! – сказал он на прощание и ушел к себе в класс, а я поплелась к себе.

После обеда пошла в библиотеку. Сегодня работы было завалом, так как неожиданно пришла новость, что в ближайшие дни к ним в отделение поступит уникальный древнейший материал. А к нему в придачу заскочит еще и уйма госслужащих рангом чуть ли не как Папа Римский.

Перед ночной работой успела лишь заскочить домой, чтобы переодеться. Хоть на ночь можно одеть что-то более открытое: в темноте не видно толком тату, да и если и видно, то вряд ли кто-то на самом деле поверит, что бабочки живые и двигаются. Поэтому натянула к джинсовым шортам черную наиболее откровенную блузку. И на всякий случай обмоталась палантином – если будет прохладно.

Время было уже седьмой час, но Лео не было видно (до этого я собиралась весьма медленно, и да-да, наряжалась я тоже с мыслью «А вдруг все же увижу»). Ждать уже было некогда, и я поспешила в лавку, не забыв купить по дороге китайской еды и пиццы – надо же что-то ночью пожевать.

Из-за усталости и болезненной трансформации, ночь проходила мучительно медленно. Учить лекции было уже невмоготу, а писать книгу не было вдохновения, и я завалилась спать. Да недолго проспала, как пришла семья вампиров за дозой синтетической крови. Эти существа (не все) постепенно переходят к искусственной пище, и в их кланах это позиционируется еще свыше. Алхимики, имея доступы ко многим лабораториям и клиникам, добывают для них перфторан (известный как «голубая кровь»). Но пока не все представители кровососущих смирились с этим, есть среди них и радикалы, которые ведут свои местные воины.

Следующие пары дней прошли без событий. Лео отремонтировал моего олененка, и теперь я была счастлива давить всех, кого заблагорассудится. А когда появилось свободное время в пятницу, дописала главу книги про Саммерс, закончив ее тем, как умерла бедная старушка. Хотя какая она бедная. Это сволочь, оказывается, и вызывала Хлою. Ненавижу таких людей! Нет, чтобы жить в мире и в спокойствие! Чертова маразматичка!

Глава 4

В субботу после обеда мы встретились с Урмилой в кафе. Домой я не хотела ее приглашать. Я не из гостеприимных. В детстве, когда у меня возникало желание пригласить кого-нибудь переночевать, мама категорически запрещала, пугая тем, что я, таким образом, потеряю силу. А как выяснилось (об этом я прочитала уже позже в книгах), просто считается, что в дом к ведьмам заходят лишь самые избранные и доверенные люди из категории «свои». Я могла бы пригласить Кэйт, но представила, чтобы было бы, если она увидела, как я меняю обличье. По этой причине, она заходила к нам лишь мельком, на чай, и мне пришлось соврать, что мама болеет, лишь бы она не надумала остаться на ночь. Так и прижилось среди нас – лучших подруг, что у меня больная мама, и мы ведем затворническую жизнь. Какая радость, что их пути пока ни разу не пересекались. Мама вряд ли обрадовалась бы, узнай, что я поместила ее в разряд «немного ку-ку» или «не ровен час тебя не станет».

Урмила вырядилась в собственный никому не понятный стиль, который напоминал не то общипанного страуса, не то побитого цыпленка. Поэтому, как только она вошла, все присутствующие в кафе повернулись, а потом начали, посмеиваясь, шептаться.

Я учила ее использовать формулы в тех или иных ситуациях, показала, как решать простые задачи. Она внимательно слушала, но порой я ловила ее, то смотрящую в окно, то заслушавшуюся фоновой музыкой, а то и уткнувшуюся на TV. Скажем так – заинтересованности она проявляла мало. Не всем дано понимать мир цифр и графиков.

Она часто отвлекалась на пустяки, отчего немного меня бесила, но набравшись терпения, я закончила свои поучения через час, и мы, перекусив сэндвичами и колой, расстались.

Воскресенье целый день для меня был выходным. Обожала этот день недели. Выспавшись, наконец-то, и приняв ванну, начала рыться в шкафу в поисках одежды получше. И вот прошло больше часа, а кроме бардака на кровати ничего не изменилось. Я все так же стояла в нижнем белье и рассматривала бабочек в зеркале. Мне хотелось нарядиться модно и стильно, чтобы Лео хоть и дружески сказал мне, что я хорошо выгляжу (да, это смешно одеваться для кого-то, но дайте мне помечтать хоть). Этой фразы он лишь раз меня удостоил, когда я пригласила их на свой день рождение в кафе. Да и эта фраза была просто из любезности, скорее всего, но мое глупое сердце поверило в искренность его слов так, что я наряду со своими бабочками порхала весь вечер.

Итак, когда остались считанные минуты, я натянула платье в клетку, замотала легкий шарф и накинула летнее пальто. Туфли были бы весьма кстати, но подходящих в шкафу я не обнаружила, и пришлось обуть полусапожки-ботинки. Накрасившись поприличней и уложив волосы в объемную прическу, я выглядела не прекрасно, но лучше, чем обычно.

Я спустилась по лестнице, чтобы выйти, когда мама окликнула меня:

- Мун, дорогая, ты уже уходишь?

- Да, мам, мы идем в кино с ребятами, - взявшись за дверную ручку, ответила я.

- Дорогая, у меня к тебе просьба, - остановила она меня, выбежав в прихожую. И, как всегда, мама выглядела намного лучше, чем я. И готова дать голову на отсечение - ее сборы прошли за считанные минуты.

- Что-то купить? – наивно предположила я.

- Нет. Ты же знаешь, я сейчас бегу на вечер благотворительности, организованной мадам Камю. – А потом уже более нежным голосом, - дело в том, что я обещала миссис Лин приготовить и отдать отвар. А я не успела это сделать. Могла бы ты поработать немного в лавке сегодня?

- Мама, но сегодня единственный мой выходной, - как можно жалобнее напомнила я ей.

- Я знаю, Мунни. Прости, но мне некого больше просить, ты же знаешь. А миссис Лин сегодня срочно надо. Я бы отменила визит к мадам Камю, но ты же знаешь ее и ее привычки обижаться. Ох уж эти француженки…

Не скажу, что вечер был испорчен, ведь в любом случае, мне нужно было возвращаться к заходу солнца, а так придется трансформироваться в лавке. А она находится ближе к кинотеатру, следовательно времени побыть с друзьями будет больше.

- Хорошо. Но с тебя шоколадка, мам, - согласилась я.

Она очаровательно улыбнулась и обняла меня.

- Я знала, что ты меня не подведешь, малышка. Спасибо!

Обняв ее в ответ, я погрузилась в ее аромат духов и пряностей… Я думаю, последнее - это ее визитная карточка, как хозяйки лавки специй.

- Про шоколадку я не шутила, мам, - и мы вместе посмеялись.

Меня забрала на машине Кэйт, ей все равно было по пути, а до лавки я дойду и пешком. Лео нас ждал уже там. Увидев меня, он не сделал прямого комплимента, а просто сказал: «Платье тебе идет» - для меня это было сродни тому, если бы он протянул мне букет роз.

Фильм оказался весьма неплохим, хотя все зрители жаловались, что это просто ужасная экранизация. К счастью, этой книги я не читала и подобного комментария дать не могу.

После просмотра, Лео намекнул мне, что хотел бы побыть с Кэйт. С долей зависти, посидев с ними лишь с получасика в кафе и плотно поужинав, попрощалась и пошла в лавку.

Вечер был на редкость прекрасным. Прохладно, безветренно, на горизонте видна луна. Ночью будет полнолуние. Помедлив, и дождавшись чуть ли не самого позднего заката, забежала в магазин. Как раз успела приготовить одежду, когда началось преобразование. С годами я заметила для себя, что чем ближе полнолуние – тем проще трансформироваться. Похоже, это все потаенные действие Богини Луны. Ее скромная и скрытая помощь своему цветку.

Прошло меньше часа, когда я выползла к кассе, чтобы ответить на телефон. Звонила миссис Лин.

- Кармен, дорогая, - начала она, и я узнала ее старческий голос с хрипотцой.

- Миссис Лин, это Мунфлауэр.

- Ох, простите. Миссис Чоудари должна была приготовить мне снадобье, - и остановилось, похоже, ожидая продолжения от меня.

- Да, мама известила меня об этом, - так и быть закончила я. - Вы же знаете, что основной ингредиент данного зелья в использовании свежей крови ведьм, - тут замолчала я.

- Да, знаю, дорогая, - ответила она.

- Поэтому, миссис Лин его надо готовить за час до приема, – и задала завершающий вопрос: - Так, когда Вы подойдете?

- Ох, милочка, - Боги, что придумала эта старуха? - Мне нездоровится, синдром начал проявляться раньше, и я боюсь выйти на люди.

Миссис Лин была оборотнем, и так как близилось полнолуние, по мере возраста, чтобы не наломать дров, она часто принимало сильное снотворное, которое могли изготовить лишь ведьмы с использованием собственной магии и крови. Это суспензия усыпляла способности видоизменения, и в полнолуние миссис Лин оставалась человеком.

К счастью, хоть погода хорошая, подумала я, когда согласилась принести на дом ее товар. Эта дама жила в 4 кварталах от лавки, приблизительно в 20 минут ходьбы туда и обратно. Прикинув время для приготовления снадобья, я решила, что пойду к ней лишь за полночь.

Ближайшие часы прошли в поисках ингредиентов, его медленной варки и чтения магических заклинаний. Порезав слегка ладонь, уже в конце, капнула в котелок несколько капель собственной крови. Вуаля, отвар готов!

Время было уже добрые час ночи. Надо было поторапливаться.

Летнее пальто пришлось оставить – в него меня теперь могло влезть и две, хотя нет, что я вру, целых три! – надела длинную темную мантию с капюшоном. Ах, как я его любила! А учитывая, что размер ноги не менялся (хоть что-то остается без изменений) обулась в те же полусапожки-ботинки, хотя ботфорты сделали бы мой образ более сексуальным.

Добежала я до дома миссис Лин за 15 минут. Она как раз меня ждала. И было явно видно, что ее трансформация еле ею контролируется. Другими словами – я как раз вовремя!

Обратную дорогу я решила пойти медленнее, надо насладиться сполна своим выходным! Жаль, только завтра опять на учебу.

Уже оставалось пройти последний квартал, когда в одном из проулков я услышала стоны. Невольно повернувшись на звук, была крайне смущена увиденной сценой. Какая-то парочка решила заняться «этим» прямо тут. Я, конечно, понимаю, что ночь на дворе, никого нет рядом, но все же для меня это слишком интимно! Не придав особого значения, я поспешила дальше, оставив двух голубков наедине. Все же это их вечер. И это их жизнь. И если бы мне вдруг посчастливилось оказаться в такой ситуации: когда страсть окутывает тебя с ног до головы и просто сносит крышу, рядом с прекрасным мужчиной, в любви жаждущим меня прямо здесь и сейчас, как и я его, разве я не упустила бы возможность воспользоваться шансом побыть с ним еще? Конечно, нет! Возможно, не так откровенно, как эти любовники, но… И мысли мои затопили воспоминания о сегодняшнем вечере. О том, как мы шутили и смеялись, как Лео смотрел на меня (пусть это и просто дружеский знак внимания), наши посиделки в кафе. Но, не пройдя и десяти шагов, опешила от мысли, внезапно затмившие все остальные! Меня как обухом ударили! Парень! Тот парень в проулке! Он был одет как Лео! И в профиль тоже выглядел как он! Мое ночное зрение не могло меня обмануть! И пусть я не видела его лица целиком, какова вероятность того, что это другой парень с таким же телосложением, прической и одеждой как у Лео? Они мизерные!

Со всех ног ломанулась обратно к переулку. И едва дошла до поворота, как замедлила шаг и прислушалась. Стоны были весьма непристойные, что и говорит о роде их деятельности в данный момент. Я пригляделась. Не доходя до мусорного контейнера, в полутьме, они вцепились друг друга, не оставляя ни миллиметра пространства между собой. Девушка весела на нем, прислонившись к стене, в то время как парень, ну вы сами поняли, что делал. Облака разошлись, и в лунном свете я точно разглядела отточенный профиль футболиста. А девушка – явно была не Кэйт.

- Лео?! – крикнула я, но он не реагировал, охваченный страстью. Зато повернулась его партнерша. И я сразу узнала блеск этих рубиновых глаз. Суккуб!

- Какого хрена? – крикнула я и с разбегу отшвырнула Лео от нее. От неожиданности и слишком сильного удара, он врезался в стену и временно отключился. Проклятье, не рассчитала силы. Разберусь чуть позже, уповая на то, что он не заработал сотрясения мозга.

- Отвали, сука! – секундное замешательство вокруг мыслей о Лео, не прошли даром: приспешница ада ударила меня в живот. Я не осталась в ответе, конечно, и началась небольшая драка. Тут стоит упомянуть, что мне редко приходилось вступать в открытые конфликты, если уж не считать детских драк с ребятами по двору, что любили насмехаться надо мной и нашей семьей. В связи с чем, мы с суккубом драли друг другу волосы, били со всей силы, которой нас одарила сама природа, но моя соперница, как и я, была новичком и вся эта потасовка, скорее всего, выглядела не так эпично, как мне и хотелось бы. На наших телах оставались синяки и ссадины, но мы не обращали внимания на них, зная, что меньше, чем через сутки они пройдут, поэтому просто выплескивали ярость, как могли.

Мне еще никогда не приходилось драться из-за парня (я считала, что это последнее дело: ну вот не стояли они того!), но сейчас я понимала, что я должна защитить друга, которого люблю. Суккуб же дралась ради энергии, ради того, в чем заключался смысл ее существования.

Мы бы дрались так вечно, практически с равной силой и равными возможностями, когда нас прервал голос:

- Какая сцена! Век не нагляжусь! Ну все же, девочки, не будем из-за какого-то мяса драться. В конце концов, ведь можно и мне отдать, - ну только вампира здесь не хватало! Я прикинула, смогу лия противостоять им обоим. По идее, думаю, да, но не хотела, если честно. – Хотя зрелище просто завораживающее! – ага, под конец, мой странный пируэт с ударом в грудь весьма был удачным, что аж сама от себя не ожидала такого.

Это был некогда красивый то ли мальчик, то ли парень, возраст как раз тот, когда не поймешь. Кучерявые волосы, очаровательная (смазливая тоже подойдет) мордашка, в глазах которого тоже отражался огонь ада. Он мне напомнил одного актера из сериала «Отбросы», хотя это не важно сейчас: надо брать Лео и сваливать.

Парень сидел на мусорном баке и пил синтетическую кровь так эротично, как себе только можно представить. А потом улыбнулся и обратился к суккубу:

- Лоли, не хочешь меня представить своей подружке, - говоря это, он спрыгнул со своего насеста.

- Еще раз меня так назовешь, я за себя не ручаюсь! – оскалилась девушка, вытирая кровь с носа, на что парень усмехнулся и положил ей руку на плечи, а потом без каких-либо смущений оценил меня от волос до пят.

- И все же… ведьма? Я угадал, - предположил он.

Давайте будем честными: с созданиями черных я редко имею дело, такую категорию обслуживает мама – она куда сильнее, чем я. Во-вторых, я думала, они более жестоки, и, в-третьих, мне просто надоело драться и хотелось забрать Лео и уйти. Именно по этим причинам я решила перейти от рукопашного боя к более мирному.

- Да, ведьма, - как можно спокойнее ответила я, - это мой друг, - и я указала на противоположную стену, где лежал футболист, - и вообще-то у него есть девушка.

- Он был легким уловом, - скрестив руки и разглядывая ногти, ответила суккуб.

- Сомневаюсь, - я же знала Лео. Он не из таких.

- Да ты посмотри на него, малышка, - обратился ко мне вампир, подходя в Лео, - он же в доску пьян!

- Еще раз назовешь меня малышкой, я за себя не ручаюсь! – воспользовалась я фразой суккуба. На что она улыбнулась мне. Да, парню, похоже, сегодня не везет со «слабым» полом.

Я подошла к Лео. В порыве гнева я даже не обратила внимания на то, как от него разило алкоголем. И теперь я поняла, что он вырубился так быстро еще и из-за того, что, скорее всего, на ногах держался-то кое-как.

- Твою мать, где ты так нажрался, Лео? – задала я риторический вопрос в данный момент.

- В баре «У Пола» за углом, - все же ответила мне суккуб.

- Проклятье! – выругалась я. И что мне с ним делать?

- Я бы помог, но у алкоголиков невкусная кровь, извини, сестренка, - ответил мне вампир.

- Он не алкоголик! – я вложила всю злобу в свой взгляд, которую только могла.

- Да? – он хотел еще что-то сказать, но передумал. Весьма надеюсь, что мой далеко недвусмысленное «зырканье» возымело эффект.

Я начала ходить взад и вперед, немного забыв, что рядом со мной находятся потенциальные враги. Соберись, Мун! Надо разработать план. Итак, для начала надо его немного привести в себя. Потом приготовить зелье и напоить. Нет, надо сначала приготовить, потом привести в чувства. К черту, главное, что он должен забыть этот вечер! Если будет помнить – это конец!

Я подошла к парню. К счастью, все еще без сознания. Смущаясь и стараясь не смотреть, натянула белье и джинсы. Перебросила его руку через плечо и поволокла. Я, конечно, сильная, но нести на себе футболиста оказалось делом не из легких.

- Да брось! Ты что реально хочешь его вот так на себе тащить? – поинтересовался вампир.

- Тебе-то что? – кое-как прохрипела я, но вот можете мне поверить на слово, я старалась, ну очень старалась выглядеть крутой, как минимум сильной женщиной. Видать все мои усилия потерпели полное фиаско, после слов клыкастого!

- Выглядишь жалко, - усмехнулся он.

А потом мне стало значительно легче. Это он подхватил Лео и всю основную массу завалил на себя.

- А тяжеленький этот «невкусный» малый, - проговорил он.

- Зачем? – почувствовав, что могу дышать и говорить одновременно, спросила я.

- Что зачем? – прикинулся глупеньким вампир. А потом сразу добавил, - а ты об этом, - и мотнул, насколько мог, головой в сторону моего пьяного друга.

- Да, - ответила я.

- Это же логично, я помогаю тебе, ты мне.

- И чем же я тебе помогу? – все же спросила я.

- Как чем? Ты посуди сама: я вампир, ты ведьма…

Н-да, это и вправду логично.

- У меня нет крови, - твердо ответила я. Я не суюсь в эти дела. Слишком серьезная (нет, конечно, у нас все серьезно) работа, и мама сама ведет учет поставки и распространения сие товара.

- Нет? – переспросил клыкастый, - Что и вправду нет? – уже более жалким голосом.

- Нет.

И он улыбнулся. Странно: вампир, а улыбается. Никогда бы не подумала.

- У меня к тебе опять просьба, ведьма, - сдавлено проговорил он. Предположу, что таскание тяжелого футболиста все же подавила слегка его эго.

- Что? – я была явно не в настроении помогать черным.

- Дай мне свой мобильник?

- Держи карман шире, - ответила я, услышав сзади смешок суккуба.

- Серьезно, мне надо позвонить.

- Со всего звони, - ну вот правда, на что он надеялся.

- Вот как раз таки и собираюсь позвонить себе. Я посеял его, - выдохнул он, подкидывая поудобнее Лео, чем мне на пару драгоценных секунд облегчил труд и дал вздохнуть.

- И как ты собираешься услышать свой звонок?

- К счастью, у меня отменный слух и я везде узнаю Metallica и их хит Fuel, - похвастался вампир.

- То есть ты услышишь ее за квартал или даже несколько кварталов? – слишком уж даже для этого кровопийцы.

- Почему бы нет, главное сосредоточиться. По-твоему, как я вас нашел?

- Следил? – предположила я.

- Ой, делать мне нечего, - отмахнулся он, хотя скорее всего, я больше, чем уверена в этом, делать ему и впрямь было нечего. А то стал бы он так тащить со мной моего пьяного в хлам друга.

- Ок, в знак благодарности дам тебе сделать один единственный звонок, - снизошла я. – Но почему суккуб тебе его не даст? – все же решила я уточнить.

- А он у меня есть? – вопросом на вопрос ответила девушка сзади. – Зачем он мне?

Я умудрилась все же повернуть слегка голову, чтобы внимательней посмотрела на нее. Скажу так, я впервые вижу кого-то в наше время, кто говорит: «а зачем мне телефон?» С другой стороны, ее образ жизни полностью зависит от энергии противоположного пола, а поймать его не составляет труда при ее внешности. А друзей, предположу, у нее либо нет, либо мало и не стоят они того, чтобы звонить им и узнавать, как у них дела.

- Ты красава, малышка, - по-свойски по самое не хочу, прервал вампир мои мысли, что мне с одной стороны не понравилось (я ему не доверяла пока ни на минуту), а с другой: хоть какой-никакой комплимент. Хоть я часто их слышу ночью, но сути это не меняет - я все та же закомплексованная Мун.

Дальше мы шли молча, покуда не дошли до лавки. Пока я пыталась отыскать ключи, случайно выронила их на тротуар. Резко выбежав вперед, кто-то их подобрал и открыл нам дверь. Блин, о суккубе я на время совсем забыла.

- Спасибо, - поблагодарила я.

Мы вошли внутрь, включили свет. Лео оттащили во внутреннюю комнату и положили на кушетку.

Суккуб ходила по рядам лавки и рассматривала этикетки товаров.

- Что-то заинтересовало? - спросила я.

- Ничего особенного. Просто любопытно, - искренне ответила она. – Логово ведьм всегда было эзотерически притягательным и эстетически красивым местом.

- Ясно, - можете считать меня мнительной, но я не собиралась заводить дружбу с этими типами из другого клана, хотя слова суккуба слегка меня опешили. Я привыкла их считать пустыми машинами для секса, а эта кажись представляет что-то большее.

Вампир стоял, прислонившись к косяку, и смотрел на меня.

- Спасибо за помощь, ребята, но мне нужно заняться другом, - попыталась я их выпроводить.

- Ты кое-что забыла? – напомнил он мне о телефоне.

Я, специально растягивая время, вытащила телефон, все время не отрывая взгляда от вампира. Мне было интересно, что творится у него в голове. По ауре я не заметила никаких изменений, да и выглядел он вполне естественно, а не как парень, который хочет сбежать с наживой. Хотя, кого сейчас удивишь обычным айфоном. И даже возможно слегка разочаровалась, когда он набрал стандартный номер и прислушался, пойдут ли гудки. За это короткое время, передавая мне обратно телефон, все же решил представиться:

- Я Джонни, кстати, а это Лоли, - кивнул он на суккуба, а потом, вовремя спохватившись, исправился, - Лолита то есть.

Я кивнула.

- Мун. Мунфлауэр, - представилась в свою очередь.

Прозвенели первые гудки из аппарата у меня в руках. Вампир открыл дверь и навострил уши, одновременно приложив палец к губам. Наверное, думал, что мы захотим его прервать. По мне так: чем быстрее уйдут, тем быстрее я помогу Лео, поэтому просто хотела по-быстрому захлопнуть дверь. Не прерываясь больше на разговоры, он махнул мне на прощание и исчез быстрее пули, как в принципе и свойственно этим созданиям ночи. Перед тем как я все же захлопнула дверь, девушка повернулась и сказала:

- Я не привыкла извиняться: все же это моя работа и без этой проклятой энергии я просто умру. Но мне жаль, что моим клиентом стал твой друг, - а потом помедлив добавила, - подругами мы вряд ли станем после того мордобоя, но я надеюсь, что в случае ЧП ты мне поможешь как ведьма.

Время шло, мне нужно было срочно приступать за Лео, поэтому я быстро ответила, уже закрывая эту чертову дверь:

- Надеюсь, не придется.

Постаяв несколько секунд, и поразмышляв о только что произошедшем (о, сколько всего надо переработать мозгу!), начала оперативно изготавливать зелье.

Через четверть часа, присела рядом с Лео. Подсунула ему под нос душистого масла, и он начал приходить в себя. Едва его взгляд начал фокусироваться, заставила выпить напиток (пришлось разбавить его соком, так бы он хрен его выпил. Отвратная жижа!) Заклинание говорила четко, а стирала память медленно, но эффективно. Не в первый раз. Но в первый раз на близком человеке. Лео был в оцепенении. Глаза затуманены, мозг крутил свои шестеренки в разы дольше, и я была уверена, что все делаю правильно.

А потом, что есть силы, приподняла его и потащила к выходу. Он спрашивал: «Кто ты?», «Где я?», «Что произошло?» И все в этом же духе. Я говорила, исказив голос, что все в порядке, скоро он будет дома.

Посадила в заранее вызванное такси и сказав адрес, подсунула пару десятков баксов темнокожему водителю-индусу, чтобы он как добросовестный гражданин, занес парня домой.

Глава 5

2 век до н.э. Норлинг. Скайленд.

Вот уже больше месяца мы идем на юг. Жизнь среди этого народа в течение последнего тысячелетия научила меня выносливости. Бесстрашию. Постоянная борьба за жизнь против хищников, против холода, против голода. Лето в этих местах крайне короткое, я даже не успеваю его заметить, постоянно работая в поте лица от темна до темна, готовясь к долгой зиме. Здесь никто не улыбается. Мало чувств, а те, что есть мы прячем глубоко внутри, будто боясь потеряв ее – потерять согревающий огонь, что дает силы встать завтра утром.

Высшие забыли меня. Здесь, где диска солнца не бывает по полугоду, куда стражи Луны не доберутся никогда, я нашел свое укрытие, свой дом. Годы спустя, местный народ уже не ищет во мне врага, перестал смотреть с недоверием. Он принял меня, хоть и по сей день не знает всей правды.

Сейчас, несмотря на жуткий холод, кровь медленно, но тепло разливается по моему телу. Я иду впереди, как самый рослый мужчина, как вожак стаи. Я знаю, на юге больше еды и лучшие условия жизни. Я иду туда не ради своего народа, как думают все. Я иду туда ради нее, той, которая спит у меня на спине под шкурой медведя.

Рэгнфридр покинула меня. Моя мудрая и красивая жена. Моя дриада. Она была с южных районов Нординга. Я знаю, во всем виновато ее древо, к которому она была привязана. Его срубили. Посланники Богов? Возможно. Хотя они не знали, что она из рода дриад. Ведь в прошлом своем воплощении она была Ситарой – звездой.

Тут я вспомнил тот день. День, когда я встретил ее. Я прибыл в период Кали-юга в 3102 г. до н.э. на территорию Бхарат и был одним из падших. И с нами пришла безнравственность, раздор, «дурной век» человеческой истории. Людьми правила злоба, зависть, честолюбие.

Среди этого хаоса я увидел ее. Звезду. Изначально она была с небес, сохранив все лучшее того мира. Ситара. Черные как сама ночь волосы. Огромные как сам мир глаза. Походка как дуновение ветра. Она была прекрасна. И она была создана лишь для меня. И пусть она была земная, но в ней текла божественная кровь. Ради нее я готов был на все. Я был готов на все ради моей женщины!

Наша любовь была страстной, крепкой, но, увы, короткой. Я слишком рано потерял ее. Боль от одной только мысли о ее потере до сих пор разливается во мне темной жижей, обволакивая тело в пелену обиды, тоски и ненависти. Я ненавижу судьбу, что предписала мне сыграть такую роль. Быть постоянно ее рабом, ее божественной руной в истории Земли!

И тут маленькие ручки крепче обнимают меня, вытаскивая в мир реальности, заставляя отпустить мое тело от мрачных мыслей и злобы. Она просыпается. Моя дочь. Вся моя радость, что осталось как наследие нашей любви с Рэгнфридр. Она еще столь мала, столь беззащитна.

Кто-то кричит сзади. Это Ульф. И он показывает на небо.

Нет! Они не забыли меня. Небесные стражи. Они просто ждали момента. И вот, пришли за мной. Не за ней, ведь о ее существование не знает никто! Вот почему в моих руках сохранить ей жизнь! И я сделаю все, что смогу!

Глава 6

Следующий день дался мне тяжело. Проблема вся теперь была во мне. После вчерашнего совершенно не хотелось видеть Кэйт, и тем более Лео, хотя я была уверена в действии зелья. Ну как же мне хотелось рассказать все об увиденном! Но это невозможно по 3 причинам: во-первых, начнем с того, что я вообще делала за полночь на том переулке; во-вторых, как я все это предотвратила – драка, вампир, суккуб, магическое зелье; а в-третьих, это просто уничтожит отношения моих друзей, а ведь Лео о причине даже не подозревает, по крайней мере, я на это очень надеюсь.

И тут во мне разыгралось эго! Вот если бы меня не было? Если бы мы не сдружились в школе или я бы не была ведьмой и не окажись я в тот вечер на том самом переулке? Что тогда? Лео бы вспомнил эту ночь под утро, и вся его жизнь пошла бы под откос. И все же случайности не случайны!

С этими мыслями я приехала в университет в числе самых заядлых ботаников – то есть чуть ли не за час до занятий! И первым делом, что я сделала, это настрочила смс Кэйт, что из-за неподготовленного домашнего задания, погрузилась в учебу, и типа встретимся позже. Отчасти это было правдой. Хорошо хоть в этот день у нас с ребятами не было общих пар. Короче, из миллиона возможных путей, я выбрала тот, где пока в душе моей не поубавится пыл добросовестности, буду избегать подругу и ее бойфренда.

Занятия проходили весьма скучно, если не считать маленького инцидента с Урмилой – она умудрилась натолкнуться на спор с мистером Брауном и была удалена посередине лекций.

Когда пришло время ленча, в очередной раз прибегла ко лжи (да простит меня Кэйт), отправив ей сообщение о том, что не смогу прийти на обед из-за дополнительного задания от мистера Брауна, в то время как сама искала свободную аудиторию двумя этажами выше, чтоб перекусить мамиными сэндвичами.

Утро было весьма расторопным и времени на завтрак просто не хватило, поэтому найдя пустой класс, кажись, по истории, уселась за последнюю парту наслаждаться едой!

Едва я преступила к третьей части моего обеда, как дверь отворилась, и никого не замечая, хромая, вошел высокий парень. Одет он был в джинсы и оранжевую толстовку, с лохматой шевелюрой и спортивным рюкзаком. И только я дала о себе знать, как тут же пожалела об этом.

Мы оба уставились друг на друга, с долей непонимания и нежелания начинать разговор.

- Кэм, - решила все же я прервать молчание.

- Привет, – кивнул он.

И мы опять замолчали.

Итак, минутка краткого инфо-обзора. Кэм – это типа мой первый и, на сегодняшний день, последний парень, с которым я имела честь дружить (можно сказать и встречаться, хотя это весьма громко сказано) в дневном образе. Это было пару лет назад. Да-да, есть еще среди мужской половины населения те, кому я могла бы понравиться. Но так получилось, что все очень сложно, ну вы сами понимаете…

- Как дела? – спросил он.

- Хорошо, ты как?

- Как видишь, - и он покачался на ногах.

- Как?.. – ему не надо было договаривать вопроса, мы, итак, знали, о чем я.

- Хочешь спросить, как я смог встать с инвалидной коляски? – более грубо все же продолжил он мой вопрос. Это была одной из причин, возможно, того, что у нас не заладилось. Не то чтобы я противник людей с ограниченными возможностями, но подсознательно (не могла никак отделаться от этой мысли) мне казалось, что все на нас пялятся: высокая толстая девушка и парень на коляске. А я не люблю быть в центре внимания от слова никак.

Я кивнула.

- Был хороший стимул, - будто на что-то намекая, ответил Кэм.

Чтобы сменить тему, перешла к другому.

- Я думала ты в Хьюстоне.

- Был, потом перевелся из-за мамы. У нее нервы постоянно шалили из-за беспокойства обо мне.

- Мне жаль, - посочувствовала я.

- Да неужели? – с иронией спросил он.

- Да, мне правда ее жаль, - подтвердила я.

- А меня ты в тот вечер не жалела, - мне показалось, что искры сверкнули в его глазах.

- Давай не будем о прошлом, - постаралась улыбнуться я, избегая назревающего конфликта.

- А что стыдно? Или неловко говорить о том, как ты бросила меня из-за того, что я был калекой? – он сделал шаг ко мне.

Нет, мне совсем не нравился поворот этого разговора! Блин, как бы его избежать-то теперь?

- Я не бросала тебя, Кэм, а просто предложила дружбу, - нашлась я с ответом.

- И как ты себе это представляла, а? Я - влюбленный в тебя, как идиот, и ты – сама невинность! – крикнул он, но не успел закончить…

В следующую секунду произошло то, что спасло меня. В открытое окно влетел камень и с сильным грохотом разбил горшок с цветами. Это был шанс просто-напросто удрать, но мы оба застыли как вкопанные: я – от неожиданности, а Кэм, казалось, от страха.

Первая из оцепенения вышла я, сказав:

- Скоро нагрянут преподы. Надо валить.

Он кивнул. И я, собрав одной охапкой свой так и недоеденный ленч, выбежала за Кэмом, оставив этот неприятный разговор в прошлом. Но сделав пару шагов от аудитории, я все же захотела извиниться перед ним: ведь, судя по всему, он все еще таил обиду на меня столько лет, а когда повернулась сказать ему: «Извини», он уже ушел, хромая, слишком далеко, будто за ним гнались черти.

Две оставшиеся пары прошли как в тумане. Я все думала о Кэме. О том, как он возмужал, смог стать на ноги, хотя все врачи твердили, что детский церебральный паралич неизлечим, о том, что для него я осталась как предатель на всю жизнь. По возможности надо было бы все же завершить этот разговор, попросив прощения.

Едва прозвенел звонок, как я выбежала из здания и села в машину, надеясь, не столкнуться с Кэйт. Но вот карма решила поиграть в свои игры.

Как только я захлопнула дверь, увидела, как к моей Бэмби бежит моя подруга, размахивая «мочалками» чирлидера. Проклятье!

Я снова вышла.

- Привет! – обняла она меня.

- Привет! – ответила я этим же жестом.

- Мне кажется, ты меня сегодня избегаешь, - сделала она весьма логичные выводы.

- Эм, нет, с чего ты взяла? - наигранно, постаралась я защититься.

Она пристально посмотрела мне в глаза, будто пытаясь прочесть мою душу.

- Начнем хотя бы с того, что как минимум пять моих пропущенных звонков остались без ответа. Колись давай! Что случилось, Мун? – уже напрямую спросила она.

- Ничего, - опустила я глаза.

- Так, Мун, у меня сейчас нет времени допытываться. Итак Лео испортил все настроение. Вот ты в курсе, где он в тот раз шлялся после нашего совместного похода в кино? – затараторила она. – Точнее он сначала предложил мне пойти ночевать к нему, ну ты понимаешь, о чем он, не так ли? - и не дожидаясь моего ответа, продолжила, - я ему и отказала.

Я чувствовала, что совсем не хочу слушать данного монолога, но не могла ничего с собой поделать. Кэйт, видимо целый день (а то и ночь) все это носила в себе, и вот ее прорвало.

- А далее представляешь он надрался как последняя свинья и писал, что подцепит кого-нибудь менее ломающуюся в баре, озабоченный недоумок! – вспылила она, полностью растворившись в своей проблеме. – Я ему девочка на побегушках что ли? С чего он вообще взял, что когда захочет, тогда и будет?

Я не говорила ни слова, ища все способы вокруг, чтобы свалить под хорошим предлогом, но как на зло, на парковке было тихо и спокойно.

- И, Мун, представляешь, я ведь ему звонила! Всю ночь! Как дура, ей Богу! А этот говнюк утром мне заявляет, что ничего не помнит, и даже как домой попал! И голова, видите ли, у него болит!

Кэйт на пару секунд замолчала. Но едва я открыла рот, как хотела сказать, что мне надо спешить, она опять:

- Слушай, мои предки сегодня отчаливают на гольф и какой-то там прием у кого-то. Приходи сегодня ко мне с ночевкой! Мне нужно все это запить чем-то крепким и в хорошей компании.

О, Господи! Да ты издеваешься сегодня надо мной! Ну и как мне выйти из этой паршивой ситуации на этот раз, намекни мне хотя бы что ли.

Я молчала, и попыталась улыбнуться, когда Кэйт, весьма прозаично закатив глаза, осуждающе спросила:

- Что опять скажешь, что мама, много дел, работа… или еще что, лишь бы не согласиться?

- Кэйт… - начала я. Ну что я еще могла сказать? Мне было в очередной раз стыдно лгать ей, но и правду сказать я не могла.

- Мы с тобою дружим не первый год, Мун, - с упреком сказала она, - а ты до сих пор ни разу не пригласила меня к себе, а на мои предложения у тебя всегда готова реплика отказа.

- Эй, Каллахер! – крикнул мистер Херман, (кстати, он был просто вылитый актер Винни Джонс), тренер нашей сборной, – тебе что особое приглашение на тренировку нужно?

- Иду, - крикнула Кэйт ему, и повернувшись ко мне, - что ж, мне пора. Пока!

- Пока, - промямлила я. И сев в машину просто рухнула руками на руль. Что еще меня сегодня ждет?

Дома, перекусив и поменяв одежду, побежала на работу. И едва я зашла, как заметила, что помимо обычных, порою странных посетителей (странными я считаю я их из-за того, что они, как последние консерваторы, предпочитают печатное издание электронному, и порою совершенно далекие люди от понятия «интернет»), по всем отделам ходят инспекторы и полицейские.

- Что случилось, Маргарет? – спросила я свою напарницу, эдакую Сивиллу Трелони из мира Гарри Поттера, но более молодую и красивую, если снять очки и привести в порядок волосы.

- О, Мун, ты можешь себе представить, что нас прошлой ночью обокрали? – шепотом вопросом на вопрос ответила она.

- А что именно украли? – как последние заговорщицы, склонилась я к ней ближе.

- Те рукописи, помнишь. Ну, что-то типа древнего артефакта, - напомнила мне о них Маргарет.

Да, я припоминаю, что ходили слухи о каких-то древних записях, временно попавшие в наш музей перед тем, как отбыть в Египет. Но в день их передачи нашей библиотеке, была не моя смена и я особо ими не заинтересовывалась, так как все равно доступа к ним, как самого младшего из персонала, да еще и на уровне подработки, я не имела.

- И нашли вора? – в чем я сомневалась.

- Ищут. Ходят слухи, что это произошло ночью, когда вырубился свет и вместе с ним и все камеры.

- Такое не редкость у нас.

- Так до этого ничего и не пропадало, - все более настораживалась напарница, когда нас прервали.

- Мисс Райз, - обратился ко мне офицер, - и миссис Олсен, - уже к Маргарет.

Мы обе кивнули.

- Я детектив Уолсон. У меня к вам несколько вопросов, - обратился он к нам, доставая блокнот с ручкой.

Мы опять кивнули, скорее из-за страха, чем от согласия как такового, ведь что и меня, то и Маргарет допрашивали впервые.

- Где вы были вчера после полуночи? – задал офицер первый вопрос.

Ох, ты ж черт! Кому как не ему рассказать о моих ночных похождениях? (Шутка!)

- Я была дома, наверное, уже спала, - прикинула Маргарет.

- А Вы, мисс Райз? – обратился он ко мне.

- Я работала в лавке пряностей, - это в принципе законно.

- Кто-нибудь может подтвердить ваше ночное местоположение? – следующий вопрос.

- Думаю нет, - опечаленно, и будто ее уже сажают в тюрьму, ответила моя коллега, а потом, опомнившись, - хотя нет, моя кошка, - и от нашего недоумевающего взгляда, опять поникши, сказала. - Ах да, кошки не умеют говорить.

Офицер, что-то начиркав в бумажке, обратился ко мне:

- А у Вас есть алиби?

- Если только мама поручится за меня, - ну не буду же я упоминать о вампире, суккубе, оборотнях, паре ограх, что прям перед закрытием обратились в лавку.

- Хорошо. Спасибо за содействие, - ответил он, и протянул нам две визитки, - если вдруг что вспомните или узнаете, - и удалился.

Маргарет так и плюхнулась на стул.

- С тобой все в порядке? – спросила я, видя, что она белее своего домашнего питомца.

- Тебе не кажется, что они могут меня заподозрить?

- Что? С чего это? – мнительность моей напарницы меня часто доводила до слез.

- Ну, не знаю, у меня нет алиби, кроме Эбби, - там звали ее кошку.

- Поверь мне, Маргарет, кого угодно могут здесь заподозрить, но только не тебя – ты даже мухи не обидишь, все знают это, - подбодрила я ее.

И вроде как смогла ее успокоить. А так, вечер прошел весьма спокойно. Пока я не вернулась домой.

Войдя домой, первое, с чем я столкнулось, это были рыдания моей мамы! Она сидела на диване в гостиной и, опустив голову на руки, тихо стонала.

Поверьте, это было впервые в моей жизни, чтобы Кармен Чаудари плакала! Это всегда сдержанная, рассудительная и полная уверенности женщина еще ни разу в жизни не доводила ситуацию до того, чтобы лить слезы. И вот это случилось, а точнее что-то случилось весьма ужасное, если мама была в таком состоянии.

- Мама, - тихонько обратилась я к ней.

Она подняла голову и как будто впервые увидела меня, уставилась заслезившимися глазами.

- Что случилось? – я подсела к ней на диван.

Вместо ответа, она просто обняла меня, продолжая тихо плакать уже на моем плече.

- Мам, - попробовала я во второй раз.

На что она посмотрела мне в глаза и дрогнувшим голосом прошептала так, что будто сама все еще не верила своим словам:

- Джейк пропал, Мун.

Тишина. Мы смотрим друг на друга то ли в панике, то ли недоумении. Мать и дочь, которых поразило общее горе, но только вот одной из них все еще не доходил смысл сказанного другой.

Я уставилась на нее и все еще не могла поверить. А потом задала самый что ни на есть глупый вопрос:

- Ты уверена?

Маму будто подкосило, и уже резко отстранившись от меня, с упреком спросила:

- Ты думаешь, я бы впала в это отчаяние, если была бы в этом не уверена?

- Нет, мам, - я попыталась вновь дотронуться до нее, успокоить, - мне просто не вериться во все это.

Она долго смотрела на меня, потом вновь став сдержанной и холодной, превратилась в диктора, констатирующего последние сводки новостей.

- Что ж, ты имеешь право знать правду. Итак, Джеймс не позвонил мне вечером, я подумала, что он не хотел будить меня ночью. Утром (а к тому времени он должен был уже прилететь в Нью-Йорк) я вновь не получаю от него вестей. Ближе к обеду уже не дозваниваюсь. Позвонив в аэропорт, узнаю, что он не вылетал вовсе, - в эти минуты я помимо плохих вестей о папе, думала больше о том, что, наверное, даже роботы проявляют больше эмоций, чем моя мать во время этого монолога.

- Но это же не значит, что он пропал, мам, - пытаюсь я вновь ее успокоить и быть реалистом; войти вновь в ее доверие.

- Мун, я ведьма! И кому как не мне знать, что он пропал?! – похоже, мои попытки потерпели крах, так как она начала уже слегка гневаться.

- Ты хочешь сказать, что?..

И не успела я договорить, как она на повышенных тонах закончила:

- Да, Мун, связь прервалась!

Итак, кратко к сведению: ни для кого не секрет, что близких людей связывает какая-то «нить». Чаще всего материнская привязанность или любовь на уровне интуиции. Это природный инстинкт контроля. Иногда бывают случаи, когда эта связь приобретается путем магии, не без помощи ведьм, конечно. Так появилось понятие «любовный приворот». Явление временное и не столь глубокое. Но если в твоих жилах течет кровь темных – «нить» буквально является твоей сущностью. То есть едва ты к кому-то привязываешься, ты начинаешь чувствовать нерушимую связь с этим человеком, ты, как бы, контролируешь его, знаешь, что он чувствует; примерно, где он находится и всякие другие мелочи.

Спросите, связана ли я с кем-то? Нет, к сожалению, нет. Бабушка говорила, что магия просыпается с возрастом, а во мне она пока дремлет, как медведь во время спячки. Удивительный фокус, который я еще не познала… Хотя даже логически должна была быть связь хотя бы, я считаю, с папой и мамой, к Лео и Кэйт, но увы, видать я все же ведьма ненастоящая, а всего лишь иллюзия богини Луны.

- Пропала, - плюхнулась я на диван, с которого до этого встала вслед за отрешенной от меня мамой. – Это значит, что отец умер? – шепотом спросила я, так как не совсем понимала идею «нитей».

- Не обязательно, - спокойно ответила мама. – Возможно, он просто в каком-то трансе.

Я посмотрела на женщину, которая столь беззаботно говорит мне все это. Кармен стояла у окна, скрестив руки, и рассматривала цветы в горшках (они всегда набирали цветы и распускались под ее ладонями). Наверное, приди я домой сейчас и застав эту картину, я бы еще долгое время была не в курсе семейной трагедии.

Всю свою сознательную жизнь я пыталась понять маму. Она была просто идеалом индийской красоты, да и вообще женственности, впрочем. Всегда ухоженная, с прической «волос к волоску», аккуратным маникюром и отличным вкусом во всем. Она умела найти подход к каждому и выйти сухой из любой ситуации. И я все думала, что это просто ведьминский трюк. Ведь невозможно быть такой уверенно сдержанной как она. Как? Как ей это удается? Все эмоции держать в холодных объятиях разума. Быть такой несгибаемой и прямой, когда внутри все гибнет под ударами стихий.

Отныне я знаю, как. Я поняла это только сейчас. Поняла, что ее уверенность была в ее семье: она контролировала нас с папой, знала, что мы живы и здоровы, а все остальное – пусть летит к чертям. Можно быть такой, какой хочешь, когда знаешь все наперед, когда ты уверен в каждом следующей шаге.

И вот ее мир рухнул. Я прочитала это в ее глазах. Ту боль и потерянность, я увидела, прежде чем обнять ее на диване.

Смотря на нее теперь, замечаю оболочку лжи той женщины, которую знают все под именем Кармен Чаудари. Но под этой личиной стойкости и холода, я нашла маму, ранимую и потерянную. Отчаянную в своем горе, но ставшую мне куда ближе благодаря этой несчастной потере. Есть подходящая фраза на этот случай: «не найдешь, не потерявши». И она весьма в тему сейчас, как никогда.

Я подхожу к ней и прислоняю голову к ее плечу. Она гладит меня по волосам. И так мы и стоим, пока мои бабочки не начинают трепетать по моему телу, наворачивая свои бешеные круги – я вновь трансформируюсь.

Глава 7

И вот я стою перед зеркалом в ванной. Красивая, но с заслезившимися глазами, что не убавляет их привлекательности. Райский цветок из Эдема. Вот только я не люблю этот образ. Он будто не мой. Я сама чужая в нем для самой себя. Мне куда ближе мой дневной образ, частично похожий на папу и маму.

Папа… я до сих пор не могу в это поверить.

На сегодняшний день он был единственным человеком, который жил в обоих моих мирах (помимо отстраненной мамы), и даже больше – во мне самой. Он понимал меня без слов, лишь раз взглянув через свои заумные очки – я с детства над ними смеялась – ведь они делали из молодого красивого мужчины какого-то угрюмого профессора, но это лишь до той поры, пока он не улыбнется. Ах эта его обворожительная улыбка! Они с мамой часто подшучивали, что она именно на нее и клюнула в день их знакомства.

Спускаюсь по лестнице, и со стен на глаза невольно попадают снимки в рамках – как история счастливой семьи Райз. Вот мы отдыхаем у бассейна, где папа учит меня плавать, вот их черно-белая свадебная фотография, где мама так живо смеется, обнимая теперь уже своего мужа во время медленного танца; мы в Италии, в Париже – наш евротур на мое десятилетие… Я опускаю глаза, и понимаю, что плачу.

Мама на кухне расставляет тарелки к ужину. Она сказала, что пойдет в лавку позже, хотя сегодня у нас и выходной. Ведь все равно не сможет заснуть. (Будто я смогу!)

Мы молча кушаем цыпленка карри, приготовленного на скорую руку, так как в ней нет той изюминки, которая чувствуется, если мама готовит со всей душой и любовью. И вот мы сидим, как чужие совершенно люди, каждая утонувшая в своем горе и вспоминающие одного и того же человека, но по-разному.

Во время чая я не выдерживаю и спрашиваю:

- Ты поставила в известность полицию?

Она оторвалась от скатерти, которую так подробно рассматривала, будто на ней были нарисованы самые романтичные моменты из их с папой жизни, и немного с недопониманием посмотрела на меня.

- Ах да, да, я известила полицию, - глотнув чая, - к нам должны прислать инспектора для выяснения обстоятельств.

И мы вновь замолчали и уже до момента «Пока!», прежде чем захлопнулась входная дверь, погружая меня в одиночество.

И я была права, насчет того, что не засну. Сначала меня мучили мысли о папе наяву, а потом едва я упала в сон, уже там. То его гоняли оборотни, то он стал вампиром: какие-то стеклянные глаза, неестественные зубы, и когда он пытался меня укусить, я проснулась в холодном поту и больше не засыпала.

Утро встретило меня с очередными болями превращения. После чего я долго не могла узнать себя в зеркале: глаза затекли так, что превратились в сплошную щель и были красными от слез. Засаленные волосы (в душ идти уже было поздно, поэтому собрала их в тугой хвост), заросшее волосами тело – ну что ты будешь делать! Сколько не брей себя, эффект срабатывает лишь на один день. Короче, я выглядела чудовищно, что было под стать моему внутреннему самочувствию.

Кофе, косметика и кондиционер в машине слегка предало свежести, но все равно едва я столкнулась с Кэйт, как она накинулась:

- Что случилось, Мунни? Ты выглядишь… убитой! – обняла она меня сходу.

Я обняла ее в ответ, и как только открыла рот, чтобы сказать, просто выдавила всхлип, и слезы потекли из глаз.

Она гладила меня по голове, успокаивала. Сейчас были забыты все разногласия, обиды, и мы вновь стали родными подружками.

- Папа… Кэйт, папа пропал, - все же выдавила я. – Он исчез, представляешь, - и вновь разревелась на ее плече.

Так мы и стояли, пока не услышали голос Лео.

- О, привет, лесби! – крикнул он нам, еще не дойдя, а потом увидев мои слезы, уже совсем другим голосом: - Что-то случилось?

Я постаралась улыбнуться ему, когда Кэйт вместо меня (да и вряд ли я смогла бы произнести это еще раз) ответила:

- Представляешь, отец Мун пропал.

- Ты уверена? – спросил Лео. О, это вполне объясняет, что мы друзья – раскидываем глупые вопросы мы парадоксально умело!

Я просто кивнула, и тут прозвенел звонок. И нам надо было расходиться по аудиториям. Кэйт еще раз обняла меня, а Лео похлопал по плечу и прошептал: «Держись». И вот они удаляются от меня: чирлидер в синей мини-юбке, с черным корсетом (что делал ее фигуру аппетитной до уровня идеальности) и шикарной гривой пшеничных волос и мой друг, как всегда в спортивном стиле, что ему, кстати, так шло, а я опять осталась одна.

Пары шли неимоверно долго, мистер Батлер несколько раз пытался включить меня в процесс обучения – что ему обычно давалось очень легко, но сегодня это был не его день, как и не мой в целом.

Во время ленча в столовой, как обычно, было полно народу. Кэйт еще не пришла. Мы стояли в очереди, когда Лео спросил:

- Как ты себя чувствуешь?

- Вроде норм, - ответила я, что было частично правдой, так как, скорее всего, слез не осталось, а в душе была лишь пустота с размером во вселенную.

- Одиноко? – предположил он.

Я кивнула.

И тут он обнял меня, погрузив в свой мир: его подкаченное тело, запах, сила объятия, его руки на моем затылке, которые прижимают меня к плечу… И на какие-то доли секунд я забыла обо всем. Был только он! Мой Лео. И мечты о том, что это могло все принадлежать мне; я могла бы касаться его так каждый день, не задумываясь о неловкости, зная, что это взаимно, растворяться в нем, без страха потерять и со всей страстью влюбленности. Жаль, что таких жестов с его стороны я могу дождаться лишь в столь плачевных состояниях.

Бабочки порхали по животу, как во время брачных игр. И мне стало так легко, будто мир стал ярче, будто и не было необычных исчезновений и боли.

Звучит все это ужасно, наверное. Вот пропал мой отец, я в трауре, а тут растворяюсь в страсти к парню… Но что я могу с собой сделать. Скакать на эмоциях – участь всей молодежи. Не зря же есть выражения: юношеский максимализм, пубертат. Гормоны, черт их дери!

И так стояли мы до тех пор, пока Лео не отстранил меня со словами:

- Я тебя так понимаю, - да, он тоже рос без отца. И кому как не ему понять меня в эти моменты.

Парень часто упоминал о своем родителе, который бросил их с мамой, когда ему было одиннадцать. И с тех пор лишь редкие открытки на праздники напоминали о том, что он еще жив.

Но я знала, что Лео не таит обид и злости на него, ему просто одиноко, особенно тогда, когда ему необходим совет и поддержка. Я это могла «прочесть между строк», когда приближалось, например, Рождество, и он шутил, что ему, как хорошему мальчику, он пришлет привет от одного оленя.

К нам прибежала Кэйт, и по многолетней привычке, обхватив Лео за талию, «оттащила» его от меня. Я понимаю, что это невольный жест собственничества, и скорее всего просто вошло в ее привычку, но знала бы она, насколько для меня это болезненно, особенно сейчас, когда эмоции просто раздроблены и неуправляемы. И в тот момент, когда я чуть не крикнула: «Отстань от него», мой разум вовремя сработал, и просто случайно, потянув за какой-то нерв, пролил спрайт мне на футболку. Это отрезвило меня на месте и привело в чувства.

- Держи, - молниеносно протянула мне Кэйт салфетки. С годами она на уровне профессионала научилась оказывать мне первую помощь, чему я была очень благодарна. Ведь часто в первые секунды паники и не сообразишь, что надо сделать так, чтобы последствия не оказались еще более ужасающими.

- Спасибо, - ответила я, уже и позабыв о том, что только что чуть не набросилась на нее в праве быть единственным существом, кому может принадлежать Лео.

- Как ты? – спросила она.

- Да вроде ничего. Хорошо, что хоть спрайт прозрачный, - успокоила я ее.

- Я не об этом, - она ласково взяла меня за подбородок, чтобы заглянуть в глаза.

И пусть мы неведомо друг другу делили одного парня на двоих, часто имели разногласия по поводу личной жизни, могли не разделить вкусы из-за какого-то платья, но Кэйт была и есть моя лучшая и самая близкая подруга. Я знала, что чтобы не произошло, она окажется рядом.

- А ты об этом, - грустно произнесла я, - не знаю. Бывают моменты, когда реальность отвлекает, но едва остаешься один на один со своими мыслями, становится невыносимо грустно.

Кэйт кивнула и обняла меня. А потом качнув в сторону моего переполненного подноса, прошептала: «Поешь», еще раз доказывая, что знает меня как никто иной.

Мои пары сегодня заканчивались раньше, чем занятия ребят, поэтому на ходу настрочила смс Кэйт, что не буду их ждать и поеду домой.

Но едва я тронулась, как откуда не возьми (что, телепорт уже придумали?) чуть не врезалась в Урмилу – я узнала ее по необычному имиджу.

Она сверкнула на меня весьма не самым добрым взглядом, но потом, видимо, осознав, кто я, расплылась в улыбке и подошла к моему боковому окну.

- Привет! – я опустила стекло.

- Не подбросишь меня до города? – спросила она.

Не то что мы учились в пригороде, но территория университета была весьма величественна, да и слегка на отшибе.

- Хорошо, садись, - и, повернувшись назад, начала убирать ненужный хлам, который мешал сесть моему неожиданному пассажиру.

Мы тронулись, когда Урмила спросила:

- Мельком видела тебя сегодня в коридоре. Ты плакала.

Я так и не поняла: спросила она меня или это просто было утверждение, поэтому просто кивнула.

- Что случилось?

Если быть честным, мне совершенно не хотелось ставить ее в известность, но рано или поздно она все равно об этом узнает, и тем более не хотелось врать человеку, которому в чем-то (хоть и не касательно этого) я помогаю.

- У меня отец пропал, - самым сухим голосом на свете ответила я.

- Мне жаль, - грустно проговорила девушка, - я росла без отца, - помолчав, добавила, - его убили.

Я задумалась. Ведь, кто знает, может быть, через какие-то пару часов я тоже буду говорить, что моего отца убили где-то за поворотом какие-то бандиты из-за кошелька с несколькими купюрами.

И тут я слышу оглушительный крик справа:

- Красный! – и я рефлекторно бью по тормозам, бабочки чуть ли не вспархивают с моего тела – возможно в защиту, но как-то вовремя проникают под кожу обратно и просто летают по всему телу, как листья во время урагана. На подсознательном импульсе даю назад, где, к счастью, никого не оказывается, и освобождаю проезжую часть.

Оказалось, что, забывшись, я чуть было не ломанулась на красный светофор. Хотя, когда ехала, видела, что он был зеленым. Или мне показалось? Но в любом случае, Урмила спасла меня от столкновения с фурой, водитель которой при виде того, что мы с секунды на секунды столкнемся, не отпускал орущий клаксон до тех пор, пока не скрылся за поворотом.

Я сидела в оцепенение, пока не услышала, как моя пассажирка не начала смеяться до упаду. Медленно, насколько могла совладать с работой своей нервной системой, повернула к ней голову.

Урмила и вправду смеялась, держась за живот, а потом, поймав мой недоуменный взгляд, просто, как ни в чем не бывало, сказала:

- Смешно вышло, да.

Мой слегка отупевший мозг никак не мог понять, что именно было смешного в этот момент, поэтому я так и сидела, уставившись на девушку. А она, наконец-то, успокоившись, вышла из машины, засунула голову в мое окно и сказала:

- Что ж, водишь ты ужасно, но спасибо, - и ушла. Представляете? Просто ушла. Я сижу значит, вся еще трясясь от ужаса произошедшего, а это странная особа успела позабавиться и уйти.

Сзади все подъехавшие машины начали гудеть из-за моей тормознутости, и я, уже в панике, тронулась и поехала дальше, хотя всю дорогу не отпускали мысли: «Что это было?», «Видала-видала, но таких не видала» - фраза моей покойной бабули были как всегда кстати сейчас. Свалю все это на переходный возраст. Возможно, девушке просто не хватает эмоций по жизни, и ее развлекает всякий ужас, что происходит вокруг.

В остальном мой день прошел без особых ярких впечатлений. С работы в библиотеке я отпросилась, хотя и начальница бурчала, что у нас все еще ходят проверки и мне этот прогул обойдется не так «дешево». Но идти еще туда и улыбаться всем посетителям сего заведения и просто не могла физически, поэтому придя домой просто рухнула на кровати и сама не поняла в какой момент вырубилась.

Разбудила меня мама, которая тихонечко постучала в дверь и вошла.

Она держала горячий чай с земляникой в руке. Поставив на мою прикроватную тумбочку, нежно погладила меня по голове.

- Мунни, - обратилась она ко мне, - как ты себя чувствуешь, - я сонными глазами посмотрела на нее. Даже идеально уложенный макияж с прической уже не скрывал горя в глазах этой женщины. Сейчас она выглядела сломленной птицей, пытающейся смириться с тем, что сил осталось мало, и что они пригодятся в решающей битве.

- Уже лучше, - и попыталась посмотреть на будильник, но мама опередила.

- Девятый час, - я хотела разбудить тебя первой, прежде чем, тебя разбудит ночная Мун, - они с папой часто делили меня так: на дневную и ночную, будто у них было две дочери вместо одной.

- Прости, что не пришла в лавку, - я же должна была ее сменить. – Я не знала, что засну, тем более так крепко и надолго.

- Все в порядке, дорогая, - потрепала она меня по щеке. – Если не будет случайных клиентов, то с остальными я договорилась встретиться ближе к полуночи.

- Ты снова пойдешь в лавку? – удивилась я.

- Признаться честно, не хотелось бы, - ответила мама. – Знаешь, вчера ночью я провела обряд поиска. Я пыталась найти Джейка. Но так и не нашла. – И она замолчала на несколько минут, чтобы совладать с порывом желания расплакаться. – Я! Я – одна из великим ведьм этого штата, которой под силу самой спрятать человека на веки вечные, не смогла найти того, к кому привязана! – и, опустив голову, она позволила паре слезинок скатиться из ее огромных глаз.

- Мама, - обняла я ее.

И мы застыли в этой позе на минуту, пока, резко не дернувшись, я не оттолкнула ее.

Настало время ночной Мун.

Позже, когда мы ужинали, я узнала, что мама перепробовала все доступные и разрешенные заклинания из книг темных, но даже самые сильные из них не дали результата.

- Я думаю, он не просто исчез. Он в плену, - сделала она выводы, накладывая мне салат.

- Да, - ответила я, жуя в обе щеки, так как на более длинные слова и предложения просто не в состоянии была произнести с набитым ртом.

- Звонили из полиции. Сказали, что к нам должны прислать какого-то детектива, - я заметила, что мама практически не прикоснулась к еде.

- Хорошо, - и указала я на ее тарелку, - почему ты не ешь? – что-что, но не хватало еще, чтобы она свалилась в голодном обмороке.

- Ты же знаешь, что я и обычно-то мало ем, а с исчезновением Джейка вообще есть не охота, - сказала она, отправив в рот лишь кусочек сыра из салата, - не переживай, я не свалюсь, - будто прочитав мои мысли, улыбнулась она.

- Хочешь я пойду сегодня в лавку вместо тебя, мам? – предложила я.

- Ты уверена, что сможешь? – а потом добавила, - я же понимаю, как тебе тяжело сейчас приходится тоже.

- Не меньше, чем тебе, мам, - и положила руку на ее ладонь, как можно многозначительнее сжав.

Она кивнула в знак согласия и примерно через час я была уже в лавке.

Так как никого из клиентов не было, а список тех, кто должен был забрать свои заказы чуть ли не по времени расписан на листе А4 на стойке, я приготовила несколько заклинательных зелий для продажи, так как их запасы были близки к нулю.

Как только привела в порядок стеллажи, зазвонил стационарный телефон.

- Лавка пряностей Розали, - ответила я (это имя моей бабушки, которая открыла лавку, кстати).

- Бонжур, мадам, - обратился ко мне, судя по акценту, француз.

- Комон пью де жё, мисьё? (чем могу помочь, сэр?) – мой французский был весьма скверным, к слову, но зная менталитет этой нации, он все равно его заценит, чем услышит идеальный английский.

- Пью-ж парле э Джак? (могу я поговорить с Джейком) – спросил, по-видимому, наш клиент.

Я собрала всю дыхалку в себя и как можно спокойнее ответила:

- Экскьюземуа (извините), - потом долю секунды пыталась вспомнить, как будет по-французски «он пропал». Но ведь клиенту необязательно знать всех подробностей не так ли, подумала я и ответила - иль нэ пэ ла (его здесь нет).

- Кель дюмаж (как жаль), - похоже это расстроило его не меньше нашего, - Же ву лей деманже келькё шуз (я хотел спросить его кое-что).

Учитывая, что последнее его предложение практически не поняла, я просто не решалась найти ответ. И единственное, что пришло мне в голову:

- Экскьюземуа, - а далее продолжила на родном своем языке, - но мой французский слишком слаб, и я Вас не понимаю, - и улыбнулась, хоть он этого и не видел.

- О, пгостите, - с ужасным акцентом, но вполне понятным английским, проговорил он. – У нас приведение.

И тут до меня дошел смысл его звонка.

- Вы хотите изгнать приведение, мисьё? – уточнила я.

- Да, - ответил он. – Джейк помочь нам.

Это было весьма странным предложением, ибо изгнаниями такого рода форм сверхъестественного обычно было прерогативой мамы, но могу быть уверенной, что и папа занимается этим периодически. Скорее всего по этой причине, этот француз взял его данные (если он, как и мы, не дозвонился до сотового, то вторым на всех наших визитках указывается номер лавки). Мне уже ни раз приходилось изгонять приведения, поэтому я ответила то, что должна была:

- Же вё вуз эдэ (я Вам помогу) - ответила я, - въётр адрес? (Ваш адрес?)

И записав на клочке бумаги их адрес, сказала, что буду после полуночи.

Глава 8

Клиенты приходили вовремя и забирали свои заказы, когда я медленно, стараясь не отвлекаться, собирала инструменты для изгнания призрака.

Казалось бы, с клиентами разобралась, когда зазвонил очередной колокольчик, я подняла голову из-за стеллажей и увидела Лолиту.

Мало того, что она была обычно свойственно суккубам, неотразима, так еще и хлестала энергией и светилась как звезда в небе.

- Привет, ведьма! – махнула она мне рукой, и как хмельная проплыла ко мне.

- Привет! – ответила я, - Что с тобой? – признаться честно я с суккубами дела никогда не вела и в первый раз вижу такое.

- Перебор с клиентурой, - улыбнулась она. – Четвертый клиент был все-таки лишним. Но такой красавчик, ты бы видела, а с какой чистой энергетикой – прям кайф! – и суккуб то ли обняла меня, то ли навалилась.

Я инстинктивно отстранилась от нее. Вот серьезно, чего она ждала? Обнимашек? Да мы виделись то раз, да и то делили моего друга в рукопашной схватке. Разумом я понимала, что у нее передоз и все ей «на чиле» (так излагался сын нашей клиентки, когда вместо обычной речи читал рэп), но сейчас явно было не самое подходящее время заводить дружбу с суккубом.

– Послушай Мунни, ты же ведьма, – и она опять рассмеялась, и так заразительно, что это передалось и мне. Я будто перенимала энергетику суккуба, хотя вполне вероятно, что могла просто рефлекторно, как обезьяна, копировать ее повадки, – помоги мне, – снова вешаясь на мою шею, попросила она.

– Чем? – улыбаясь, чувствовала, как бабочки порхают в своем райском наслаждении.

– Собери мою энергию во флакон, – обратилась она ко мне, смотря так неистово на мои губы.

– Что? Как? – не понимала я, все также под кайфом от ее развратного тела в моих руках и вот этого полного желания взгляда.

– Джейк так делал, когда у меня был передоз, – ответила она, гладя меня руками по лицу, приводя в трепет моих бабочек.

Папа… Я пыталась проснуться, прийти в себя, но голова не слушалась. И когда все же мой мозг немного "отстранился", я поняла, что я уже не стою, а сижу рядом с суккубом, что я тоже тону в ее бездонных рубиновых глазах. О святые небеса! Какой ужас!

Я заставила себя оттолкнуться от Лолиты и медленно отползла на метр. Она все также смотрела на меня: голодным взглядом суккуба, над разумом которой энергия взяла вверх. В эту минуту ей было без разницы с кем и как, главное - природный инстинкт, взращенный беспринципным адом.

Мозг начал приходить в норму, выходить из этого опьяняющего тумана чрезмерного обольщения. Я встала, схватила с полки флакон и мел со стола, нарисовала руны на полу рядом с Лолитой, стараясь не смотреть на нее и не слушать, как она, посмеиваясь, пытается меня соблазнить.

Но я бы в жизни не вспомнила заклинания, поэтому сказав, как можно суровее «сиди здесь и не двигайся» забежала в смежную комнату в поисках подходящей книги.

И как всегда, по закону подлости не могла ее найти сразу. Лишь спустя почти пять минут, наконец-то, смогла найти нужные слова для ритуала.

Выбежала в лавку, где Лолита должна была спокойно меня дожидаться, но не тут-то было. Она ходила, пританцовывая по всей лавке, и даже, похоже, не то что мой наказ забыла, да и вообще меня тоже в целом.

- Лолита! – крикнула я на нее, и опять встретилась с ее полным наглости и сексуальности взглядом.

Решительно подошла к ней, моля опять не попасться на ее чары, и грубо за руку поволокла к нарисованным ранее рунам. Поставила рядом флакон и открыв нужную страницу, прочитала заклинание.

Суккуб как ангел расправила руки как крылья, и из нее вылетело серебристое свечение, которое по движению моей руки попало в нужный сосуд. Я быстренько его закупорила.

Лолита свалилась на пол. Отбросив флакон, подсела к ней. Она была в сознании, но либо оглушена заклинанием, либо в шоке. Хотя, если подумать, если бы из меня за считанные секунды вытрясли все мою энергию чуть ли не в ноль – а мне кажется, я слегка переборщила где-то в ритуале, то ее состояние вполне объяснимо.

- Спасибо, - прошептали ее губы так тихо, что я скорее прочитала по ним, чем это услышала.

- Как ты? – я попыталась ей помочь сесть.

Лолита прислонилась к стеллажу, так странно рассматривая свои руки.

- Как тебе сказать… Вроде бы и лучше, стало значительно легче. Энергия по-своему очень тяжелая ноша, поверь мне. С другой – чувствую усталость, будто наскакала на ком-то часов десять без передыху, - и она грустно улыбнулась.

- Давай я заварю чаю с женьшенем, лимоном и медом, - предложила я. – Должно помочь взбодриться.

Она одобрительно кивнула.

Примерно через полчаса мы сидели в смежной комнате, укрывшись пледом, и пили ароматный чай. Лолита молчала, я пыталась почитать лекции на завтра. Такое уютное времяпровождение, что весьма странно, учитывая какие мы существа. За это время я отпустила пару клиентов, и мысленно готовилась посетить француза и решить его проблему. Все обмундирование уже готовое лежало на нижней полке за прилавком.

После того, как я заметила, что суккуб поставила пустую кружку на столик, не теряя больше времени спросила:

- Лолита, у меня к тебе вопрос.

Она взглядом дала понять, что «вся внимание».

- Что ты потом делаешь с флаконом своей энергии?

- Ничего. В последний раз Джейк его оставил себе, - как-то пренебрежительно ответила она.

- И как часто он оказывал тебе эту услугу? – полюбопытствовала я, откидывая из головы всевозможные образы, как она соблазняет моего отца.

- Такого рода передоз у меня был два раза до этого. В первый раз в прошлом столетии. Помню, что прошла первая мировая. Все счастливые, невинно-радостные, - и в этот момент у меня пробежали мурашки, смотря и слушая ее. Как ни крути, она порождение зла. Вспоминая все это, ее глаза блестели сексуальной алчностью и похотью. Она, даже не задумываясь, что станет с этими людьми, насколько сокращает им жизни, откачивала их энергию, предаваясь лживой страсти и идя на поводу своей природы.

- Солдаты такие молодые и так много, все как на подбор. Тогда это был мой рай! Я никак не могла совладать с собою, и соглашалась на каждого. Не помню, сколько их было в итоге, но меня спас Джонни. Да! Можешь себе это представить! – и суккуб от души рассмеялась. – Я даже не знала, что выкачала практически всю энергию у своего последнего любовника. Это мне потом вампир рассказал. Он нашел меня на улице и отвел к какому-то своему знахарю. Тот и откачал меня. На тот раз я пришла в себя лишь спустя почти неделю.

И мы замолчали: я представляла себе эту историю; а Лолита проживала ее снова. Пока не пробило полночь.

- Слушай, Лолит, мне бы не помешал этот флакон, если честно, сегодня, - то ли попросила, то ли осведомила я ее.

- Хочешь выпить? – эм, весьма необычная идея, я даже представить не могла, что и впрямь можно было бы ее употребить так.

- Вообще-то нет. Я еду изгонять приведение. С таким количеством энергии это будет куда проще сделать, – сказав это, я начала собираться в путь, порадовавшись, что флакон будет моим своеобразным способом защиты, хоть мне и не дали на это официального разрешения.

- Ты не против компании, ведьма? – спросила она.

Я посмотрела на нее, слегка не догоняя.

- Собираешься поехать со мной?

- Почему бы и нет, учитывая, что мне сейчас не до клиентов и все равно делать нечего. А так хоть развлекусь, - пожала она плечами и начала натягивать свои чуть ли не пятидюймовые шпильки.

Я не знала, что и ответить. Увидев мое замешательство, она привела самый простой довод:

- Флакон мой, значит, и я участвую.

- И ты собираешься идти на охоту на призраков в этой обуви? – и взглядом указала на, ну если уж быть честной перед собой, офигенные лабутены.

- Была бы рада сменке, - намекнула суккуб.

Ок, порывшись в шкафу, нашла спортивку с видавшими видов кроссами.

Лолита сгримасничала в знак неодобрения моего гардероба, но за неимением другого, согласилась.

И вот, собрав все необходимое, мы едем на окраину города, на моем олененке в поисках приключений.

***

Саммерс, в прекрасном корсете из змеиной кожи и шикарных брюках в облипку, в сопровождении верной подруги – кошки Марты - подъехала к двухэтажному современному зданию Марина Мотель Челметт, с виду совершенно обычного вида созданию не столь гениального архитектора. Сооружение производило впечатление, что полвека назад это был скорее добротный амбар какого-нибудь фермера, ныне двухзвездочный отель, где якобы поселился призрак.

Кошка замурлыкала, говоря, что не очень-то и рада столь скучному зрелищу.

На парковке пара машин, что говорит, о том, что скорее всего, посетителей мало чем много.

Прежде чем войти в холодный в стиле модерн холл, где девушка не забыла посыпать соли пред порогом, их встретила нервная девушка с ресепшена. Весьма симпатичная и милая в одежде, доставшейся ей, вероятно, от бабушки, с дрожащим голосом, говорила она очень тихо.

- Саммерс. Мы созванивались с вашим коллегой-французом, - сообщила гостья, забыв, что при разговоре с клиентом, не спросила его имени.

- Это был мсье Бертран, мадам, - кое-как выговорила она.

- Где он? – спросила Саммерс, надеясь прояснить ситуацию с более осведомленным человеком.

- Он… он пропал, мадам, - чуть ли не плакала девушка.

Ох, похоже, ожидается еще более сложная работа.

- Когда? – действительно, когда он успел, учитывая, что они созванивались пару часов назад.

- Где-то до полуночи.

- Что ж, тогда будьте добры, расскажите, что происходит, - куда деваться, придется прояснять ситуацию с этим нервным существом.

И Саммерс, взяв трясущиеся руки администратора, посадила ее в одно из потрёпанных кресел холла. Протянула стакан воды. Марта тем временем изучала интерьер с дотошной мелочностью.

- Итак, - подтолкнула к рассказу гостья.

Девушка залпом отпила полстакана жидкости.

- Мы увидели его здесь. Он пришел как обычный гость. Разговаривал со мной. А потом в один момент рассмеялся. Это было, когда я попросила его паспорт.

И она опять отпила стакан воды.

Кошка мяукнула у картины. Наверное, приметила подделку.

- Продолжайте, - обратилась Саммерс к рассказчице.

Но неожиданно погас свет, и помещение погрузилось во тьму, в которых блистали лишь два огненных зрачка Марты.

Покрутив головой по сторонам и часто моргая глазами, в то время как девушка с ресепшена завизжала в паническом ужасе, Саммерс начала улавливать очертания всех предметов интерьера.

Свет включился так же неожиданно, как и выключился. Все было так же, без изменений.

- Часто у вас такое? – спросила гостья.

- Практически никогда, - прошептала ее собеседница.

Девушка-ведьма встала. Достала из чемоданчика свой пояс и просунула в один из отсеков флакон с энергией суккуба, так неожиданно ей доставшийся от наставника.

Кошка вновь мяукнула, а точнее зарычала, предчувствуя неладное.

Свет вырубился. Саммерс подбросила светопыль (добываемая при растирании светокамня. Его также можно добыть из праха ведьмы – но первый наиболее гуманный способ, которым часто пользуются темные). Помещение осветилось. Но их оказалось в нем уже не трое, а четверо.

Мужчина в шляпе и костюме, в возрасте 50 лет, стоял у окна спиной ко всем и что-то тихо бормотал себе под ус.

- Это он! – крикнула сидящая в кресле девушка и в ту же секунду грохнулась в обмороке.

Свет включился. И их в холе осталось, как и прежде, трое: Саммерс, Марта и девушка без сознания, что раскорячилась между кресел..

Не зная, в курсе ли приведение об их планах, девушка нацепила на пояс ремень со всем полезным запасом необходимого. И приготовилась ждать вновь отключения света. Так текли томительно в нервах почти пять минут. И вот вновь стало темно. Девушка подбросила еще раз светопыль и очутилась с глазу на глаз с призраком. Он стоял в меньше шаге от нее и смотрел в упор, будто пытаясь проникнуть в ее разум.

На мгновение от неожиданности страх сковал мысли и движения Саммерс, но мяуканье кошки привело ее в чувство и отвлекло призрака, который медленно поплыл в направлении животного. Это отсрочка дала возможность бросить восковые шары, которые сомкнулись по звезде Давида вокруг приведения, и зажглись. Он издал истошный вопль. И только девушка хотела бросить руны, как услышала за спиной приятный голос мужчины:

- Зачем ты так торопишься? – Саммерс резко развернулась.

Светопыль по природе своей медленно блекла и в темноте девушка не могла никого увидеть за спиной. Только уличные фонари слегка освещали часть комнаты.

- Какого хрена?! – выругалась девушка, чего не делала давным-давно.

Марта смотрела на угол за ее спиной. И ее взгляд явно не успокаивал ведьму.

Свет включился, раздражая глаза.

В центре помещения были раскинуты зажженные восковые шары. В центре никого.

- Проклятье! – еще раз выругалась девушка. Такого поворота событий, да к тому же сопровождаемое световым шоу, она не ожидала.

Чтобы разработать дальнейший план действий, девушка села (а точнее плюхнулась) на диван и постаралась успокоиться. Если вспомнить, что свет выключался с определенной методичностью, то у нее есть приблизительно пять минут.

Итак, приведений, скорее всего, двое. Хотя второго она так и не увидела. Но оно похоже по голосу на более разумное существо, что опять-таки усложняет работу. Следовательно, надо начать с него. Но где оно? Неудивительно, если сидит рядом.

Девушка поймала взгляд Марты и перевела в центр звезды, беззвучно давая знак, что джентльмен в шляпе и костюме теперь в ее юрисдикции.

Свет погас. Саммерс использовала свои последние запасы светопыли. Звезда Давида оказалась пустой.

Зато у окна стояли две личности, при виде одного из которых девушка была крайне удивлена.

- Барон Суббота? – обратилась она к нему.

- О, дорогая, - ответило ему существо. Что-то подобное скелету, в цилиндре, и с сигарой в зубах, было одето в элегантный костюм и вело себя так вальяжно, будто король вечеринки.

Это был тот самый Барон Суббота, о котором знали все, но видели лишь единицы. В религии вуду он один из невидимых духов, выполняющий роль проводника из мира живых в царство мертвых. Кто-то считает, что он и вовсе этим царством правит, но это конечно ошибочное мнение.

В отличие от более привычной нам старухи с косой Барон Суббота — типчик довольно веселый, одержимый выпивкой, табаком, танцами и сексом. Он смотритель всех кладбищ, покровитель пиратов, бандитов и разбойников. По его же ведомству проходит черная магия. И даже ходят слухи, что он один из Богов, но точного сведения девушка об этом не знала. И также говорят, что, если Барон берет под крыло какого-то колдуна, тот обретает особые способности, в частности прямое общение с душами мертвых.

А потом, прошептав еще пару слов своему «другу» из мира мертвых, этот самый Барон Суббота подтолкнул его к звезде Давида.

Саммерс весьма удивилась этому ходу событий.

- Прости, детка, небольшая оплошность в моей работе, - и Барон выдул кольцо дыма, - но коль уж ты здесь, можешь спокойно отправить его в ад.

- А не проще тебе самому? – уточнила все же ведьма.

- Если честно, мне просто забавно за этим понаблюдать, - сказал скелет и сел поудобнее в кресло.

- Мне тоже было бы интересно увидеть твой профессионализм, - намекнула девушка.

- Послушай, Саммерс, - склонилось в ее сторону существо, - через несколько секунд вновь станет темно, а потом я зажгу свет, и ты потеряешь всякую возможность помочь этому миру избавиться от очередного заносчивого приведения, - и указав на мой пояс, продолжил, - как я вижу, светопыли больше у тебя нет. Так что не время трепаться. Действуй, пока можешь.

- Ок, - ответила девушка.

Одной рукой она вытащила руны, другой – серебряную пыль. И бросила оба в разных направлениях. Руны – замкнули цепь заклинания вокруг приведения, а серебро временно сковало Барона.

- Прости, Барон, но на этой вечеринке ты тоже лишний.

И как сказал ее собеседник – времени было в обрез, поэтому следовало поторопиться. И на всей скорости, на что была способна, девушка сначала метнула серебряный нож в призрака старшего по иерархии, а другой, откупорив флакон с энергией разлила ее между двумя существами – что дало возможность открыть портал именно в этом месте.

- Горите вы оба в аду! – крикнула на прощание Саммерс. Прочитав названия рун, она хлопнула ладонью аж чуть ли не до раздробления костей, и движением рук соединив существа в одной точке, отправила их в преисподнюю.

Я допечатала главу буквально за полчаса, которые мы ехали в пути. Это захватывающее путешествие так легко ложилось на страницы моей книги, казалось бы, уже брошенной, учитывая как редко до нее доходят руки. И вообще удивительно, как я до этого дописала трилогию «Ангелы среди нас», не бог весть что, конечно, но как первая моя работа вполне сносная.

- Ты дописала? – спросила меня суккуб.

- Да, - ответила я.

- Дашь почитать, - паркуясь рядом с лавкой, спросила Лолита.

- Эм, боюсь, тебе не понравится, - замешкалась я с ответом.

Ну, реально, я сомневаюсь, что суккубу может понравиться, во-первых, рассказ о ведьмах, так, во-вторых, где я превратила ее в кошку Марту.

- И все же, - протянула она руку к лэптопу.

- Знаешь, прежде чем ты начнешь читать, я хотела сказать тебе «спасибо». Ты многим мне помогла, - искренне поблагодарила я.

- Было классно. Особенно когда я пыталась ударить мужика, хоть он и призрак, чтобы он не пытался удрать из круга. И еще когда метнула нож в Барона. Ведь, если подумать, я тебе жизнь спасла, не так ли, - дружески хлопнула Лолита меня по плечу.

Я кивнула, надеясь, что она не обидится, прочитав иное в моей книге.

Глава 9

2 г.до н.э. Иудея. Близ Иерусалима.

Девочка, столь не похожая на местных: слишком светлые волосы, небесные глаза, белая кожа – убегает в пустыню. Она бежит со всех ног, сначала огибая все приземистые глиняные дома, которые все реже и реже появляются на пути. Ей кричат вслед, но она старается не отвлекаться, все более крепко прижимая к телу свой трофей. А вот и последний куст оливкового дерева. Далее лишь бесконечная пустыня с собственными правилами выживания.

Сейчас, здесь в руках бога Сета, без капли воды во рту, ни одного кусочка украденного у бедного мальчика хлеба, не лезло в горло. Она устала, влага и пот тела испарялся на глазах. И тут, наконец-то, девочка увидела одинокое дерево оливы, столь чужеродно торчащее среди песков, и поплелась к нему, чтоб пристроиться в тени его кроны, с целью набраться хоть немного сил.

Через какое-то время она увидела человека, идущего к ней навстречу. Это был мужчина и судя по одежде - отшельник. Высок и тощ, с бородой и волосами до плеч. Но что больше всего ее удивило, так это его глаза – будто вобравшие в себя всю мудрость человечества.

Она слышала о нем. Говорят он целитель, просветитель, чудотворец. Что он наделен магией.

Подойдя к девочке, путник остановился. Они смотрели друг на друга в этой пустынной местности под деревом, лишь чудом выросшее на этом пустыре, и не говорили ни слова, лишь мысли их доносил им ветер.

«Я вижу, ты украла еду у бедного мальчика» - чужой мягкий голос в голове немного смутил ее, но она не предала этому должного вида. Ведь не зря о его способностях ходит такая молва.

«Это его вина. Он не захотел со мной делиться» - ответила бесстрашная девочка.

«Нельзя отвечать злу злом, дитя. Взрасти в себе добродетель. Ведь что посеешь, то и пожнешь» - его речи были красиво слажены и мудры. Но этому великому уму нет места в ее холодном сердце.

«В этом мире нет добра» - отчеканила она.

«Добро есть повсюду. Оно наше начало. Должно быть оно и в сердце твоем. Ты поищи» - посоветовал путник.

«Тогда, дай мне воды» - дерзко попросила она, уверенная в том, что он откажет. Ведь судя по его одеянию, подходящего сосуда не могло быть. Но он удивил ее вновь, откуда не возьмись достав маленькую гидрию с напитком из-под полов длинного льняного хитона.

«Держи. Пей и помни, Unicuique secundum opera eius - Да воздастся каждому по делам его»

«Ты новый Бог?» - напившись чистой и вкуснейшей воды, спросила девочка.

«Не бывает старых и новых Богов, дитя» - отклонился он от прямого ответа.

«Но ты есть мессия, что ждет все человечество» - вспомнила она слова местных с рынка.

«Да. Это так» - уже с этим согласился путник.

«Ты уничтожишь их?» - глаза ее блеснули как яркие звезды, затуманенные плохими мыслями.

«О ком ты говоришь, дитя? Я несу лишь мир и добро в сердца людей» - ответил отшельник.

«Ты поможешь мне их уничтожить! Да, ты станешь моим оружием против язычества и преклонения перед другими богами. К твоему счастью, ты и сам этого пока не ведаешь» - она готова была расхохотаться от представления далеко идущих планов в ее голове. Девочка так давно ждала этой минуты. Ждала знака. И вот он – ее оружие мести, сам пришел к ней.

«В твоей душе тьма. Я чувствую ее. Не поддавайся ей» - положил он теплую руку ей на плечо, которую она дерзко откинула.

«Не ищи в ней доброты. Но вот тебе хлеб. Там люди голодают, которые верят в тебя. Покорми их» - вернула она столь тяжело добытый кусок еды.

«Тогда зачем же ты отдаешь его им, коль нет в тебе добра?» - не понял ее собеседник.

«Чтобы они еще сильнее поверили в тебя, конечно»

Отшельник был огорчен разговором с юной девушкой, которая в столь раннем возрасте познала многие грехи и не сожалеет об этом. А удивило его более столь холодная жестокость и расчетливость. Бесстрашие, несвойственное для простого народа, чей каждый поступок был обращением с просьбами к всевышним, полным страха за содеянное. Богобоязливость - это то, что было присуще всем жителям Земли того времени. Но, видимо, чуждое прекрасной незнакомке.

Мужчина взял хлеб из рук ее, и, молясь про себя за спасение ее души, ушел прочь от места встречи. А девушка осталась под тенью дерева, упиваясь своими дальнейшими планами и возможностью в последствии испить из кубка мести всю свою ненависть и боль.

Глава 10

- Какого черта я там кошка? – ругалась Лолита, расхаживая по комнате.

Я старалась на нее не смотреть: мне было и неловко, и смешно одновременно.

- Ты еще улыбаешься? – завидев мою скрытую улыбку, еще больше распалилась суккуб.

- Я же извинилась, - ответила я.

- Да пошла ты! – крикнула она, кинув в меня учебник астрономии.

Хорошо, что ночью у меня рефлексы что надо, успев поймать летевшую в меня книгу. И тут услышала колокольчик – пришел клиент.

Это оказалась миссис Лин. Выглядела она вполне хорошо. Слегка растрепана и пахла не очень, но для оборотня, которого со дня на день сотрясет полнолуние – это наименее худший вид, что я могла представить.

- Доброй ночи, миссис Лин, - поздоровалась я.

Кое-как передвигая ноги, она все же дошла до кассы.

- Здравствуй, дорогая!

Заметив ее расширенные зрачки, я все же спросила.

- С Вами все в порядке?

- Да, - тихо ответила она. – А вы как с мамой? – дрогнувшим голосом поинтересовалась бабуля.

- В порядке, - хоть и голос мой слегка задрожал.

- Я только сегодня услышала эту ужасную новость. Мне рассказала мадам Камю, - а потом, выдержав несколько секунд, добавила, - мне так жаль, золотце. Примите мои соболезнования.

Она так говорила, будто папа уже умер! Даже пусть не смеют об этом думать, не то, чтоб пускать всякие слухи!

- Папа жив! – от того, что я повысила голос, миссис Лин аж встрепенулась. – Он жив, понятно!

- Да, да, дочка, - и медленно начала давать заднюю, - Джейк должно быть жив.

И кивнув сочувственно на прощание, вышла.

Настроение упало в ноль. Бабочки в животе норовились выпорхнуть из своей «клетки» и в знак моего возмущения тоже поддаться всплеску ярости. На глазах набирались слезы, когда ко мне вышла Лолита.

- Я и не знала, что Джейк твой отец.

- И что? Тоже посочувствуешь мне, будто он уже год как мертв? – огрызнулась я.

- Даже не собиралась, - рассматривая свои ноготки, ответила суккуб.

- Он жив, ясно! – скорее для себя, чем для нее прикрикнула я.

Девушка ничего не ответила.

В порыве бешенства я бросилась в спальню и начала рыться в книгах.

- Что ты ищешь? – поинтересовалась Лолита.

Вытирая пару слезинок, предательски выступившие из глаз, ответила:

- Должно быть что-то. Какое-нибудь заклинание чтобы выяснить, где он, - я лихорадочно пролистывала все книги, которые попадались мне под руки, даже толком не вчитываясь в названия.

И тут холодные ладони суккуба опустились мне плечо. Я посмотрела в упор на одно из исчадий ада и так и замерла.

- Мун, я знаю Джейка. Я ему задолжала кое-какую услугу.

А я все продолжала молча смотреть на нее. В какой-то момент в голове мелькнула мысль, но я не успела ее задержать. А сейчас судорожно пытаюсь ее вспомнить. И связана она напрямую с суккубом.

- Если я могу чем помочь? – предложила мне девушка.

И вот меня осенило!

- Да. Вообще-то можешь, - и прям гора с плеч.

В знак недопонимания Лолита слегка склонила голову.

- У нас есть остатки твоей энергии.

Она кивнула. А я начала ходить взад и вперед по комнате, рассуждая вслух.

- Твоя энергия – часть черной магии, которую я могу использовать, - и уже обращаясь к суккубу. – Я знаю, что это противозаконно в нашем мире, но это шанс узнать об отце хоть что-то.

- Ты хочешь применить черную магию? – уточнила Лолита.

- Да, - решительно выдохнула я.

- Я, конечно, не против, учитывая, что ты прям-таки частично погрузишься в мой мир, но ты уверена, что для тебя это безопасно?

- Я не знаю. Но уверена, что не останусь без ответов, - с той секунды, как меня пронзила эта мысль, я так и приободрилась, прям как умирающий телефон при контакте с зарядкой. – Так ты поможешь мне?

- Хорошо, - после короткой заминки ответила Лолита.

И вот буквально через четверть часа, мы стояли посередине комнаты, погруженной в горящие восковые свечи. Вокруг нас расположились руны, знаки. В котелке я варила зелье.

Я понятия не имею, откуда во мне были эти знания, учитывая, что в данный момент я совершенно не пользовалась литературой, да и какой мне в принципе пользоваться, учитывая, что здесь собрана лишь библиотека темных и белых. Но уверенное произношение слов и выражений поражали меня в эту минуту не хуже, чем ступор Лолиты.

Положив последний ингредиент – ягоды красной рябины, взяла нож и разрезала свою ладонь.

И вот кровь окрашивает варево в бардовый цвет, который превращает воздух вокруг нас в терракотовые облака. Я открываю флакон с остатками энергии суккуба и произношу: «Джейк».

И падаю. Падаю в обморок.

Темно и холодно. Я не могу пошевелиться.

Через адскую головную боль понимаю, что я под землей.

- Уходи, Мун, - слышу я голос папы. Он проникает во всю мою грудь, заполоняет всю меня.

И тут я понимаю, что я в теле отца. А слова, которые произнес он, я услышала в голове.

Меня пронзает ужаснейшая боль, в сотни раз больнее той, что я испытываю во время трансформации.

Просыпаюсь я на коленях у Лолиты. Ее нежные руки гладят меня по волосам, вытирают лицо.

- Как ты? – тихо спрашивает она меня.

- Он жив, - шепчу я в ответ. – Папа жив, - и слезы наворачиваются у меня на глазах и соскальзывают по вискам.

И я опять испытываю боль. Смотрю на настенные часы – 6:30. Я трансформирую.

- Лолита, спасибо тебе большое, но тебе надо сейчас же уйти.

- Что? – не сразу догнала она.

На трясущихся руках я попыталась подняться, но была как избитый боец чемпионата мира по боксу. И поэтому свалилась, едва встала. Лолита подхватила меня, но боль прогнула меня пополам.

- Уходи, - оттолкнула я суккуба.

- Ты кое-как стоишь. Что происходит? – не понимала она.

- Потом объясню. А сейчас вон из лавки! – крикнула я, вцепившись в джинсы в надежде успеть их снять.

Суккуб то ли обиженно, то ли в возмущении посмотрела на меня. И не сказав более ни слова, просто ушла.

Я и вправду выглядела в ее глазах неблагодарной сучкой, но я не могла трансформироваться при ней, а объяснять не было времени.

Помните я говорила, что чем ближе полнолуние, тем легче проходит переход с одного тела в другое (хоть это и всегда болезненно), - сегодня восход полностью опроверг мою теорию! И этому есть разумное объяснение: организм просто не выдержал такой нагрузки.

Уже столько лет я не теряла сознания при превращениях, но вот это случилось. Боль вырубила меня под конец.

И вот во второй раз за последние несколько часов я просыпаюсь, но уже от звонка телефона.

Это была Кэйт.

- Да, - ответила я, все еще лежа голая на полу. К счастью, посетителей не было в это время – ведь дверь-то за Лолитой я так и не закрыла.

- Ты где? – голос ее был крайне возбужден.

- Скоро буду, - ответила я.

- Пара уже начинается, - и я услышала голос мистера Стоуна.

В крохотной ванной, увидев свое отражение в зеркале, чуть было не упала. Вчера Лолита неспроста гладила меня по лицу. Она вытирала кровь, которая сейчас запекшая то там, то тут, создавала картину Гюго на моем лице. Под глазами глубокие синяки, губа разбита (где я так?).

Пудра с тоналкой даже не спасли меня – я выглядела убогой. И я так думаю, это объясняет одну из причин того взгляда мистера Стоуна, что он меня наградил, приподняв очки, когда я вошла в аудиторию.

- Мисс Райз? – будто он видел меня впервые.

- Простите за опозданием, мистер Стоун, - глухо выдавила я.

К счастью, у нас с ним были хорошие отношения (я вообще не знаю, у кого они с ним могут быть плохими), и он жестом позволил мне сесть на свое место.

Кэйт сидела с Лео на последних рядах, и выглядела взвинченной. Где-то к середине лекции она кинула мне записку: «Срочно надо поговорить». Повернувшись к ней, поймала ее взгляд и кивнула, хотя, если быть честной, я не хотела произносить и слова, не то что выяснять отношения – не знаю почему, но я решила, что разговор пойдет о нашей в последнее время не очень дружбе.

Едва закончилась социология, как меня осенило, что я за всю ночь так и не подготовилась к семинару по психологии. Там нужно было написать эссе по темам. Черт!

- Привет! – обняла меня подруга в коридоре.

- Привет, - обняла я ее в ответ.

С Лео мы просто помахали друг другу, и он отошел к друзьям.

- Нам надо поговорить, - перешла Кэйт к записке.

- Послушай, извини. Мне очень жаль, но у меня есть лишь двадцать минут на подготовку к следующему предмету, - взмолилась я, - ибо если я не успею накатать это гребаное эссе, миссис Гранд меня просто расчленит.

- Мун, это срочно! – Кэйт была встревожена не на шутку.

- Давай после этих двух пар, хорошо, - как можно убедительнее попросила я, молясь, чтоб она не начала тараторить прям сейчас, как в прошлый раз на парковке.

Она была рассержена, но кивнула.

Оставив ее на том же месте, я, даже не замечая урчащий желудок (со вчерашнего ужина, ничего не получавший), побежала наверх, в аудиторию, где, постаравшись, я все же успела накатать страницу невменяемого текста, за что миссис Гранд сказала: «Не лучшая ваша работа, мисс Райз, но на сегодня – оценивая ваш вид, вполне сойдет».

И только я шла по переполненному коридору в сторону выхода, рассматривая через окно парковку, где меня уже поджидали Кэйт с Лео, услышала крики.

Вы не поверите, это оказалась моя мама с охранником, который не хотел ее впускать в здание.

Кармен Чаудари второй раз за последнее время удивила меня до шока: сейчас она была одета в помятый костюм, с растрепанными волосами, без макияжа!

- Что случилось? – подбежала я к ним.

- Это придурок не впускает меня! – и вот он третий раз: мама никогда в жизни не переходила к ругательствам!

- У вас нет при себе документов, мадам! – как можно более учтиво ее упрекнул в очередной раз охранник.

- Все в порядке. Это моя мама, - закрыла я спор и повела маму в сторонку.

Мы оказались под лестницей.

- Что ты здесь делаешь, мам? – оценивая ее внешний вид, спросила я.

- И ты еще меня спрашиваешь? – сквозь зубы процедила она.

Я посмотрела на нее в недопонимании.

- Какого черта, ты вчера баловалась черной магией?! – заорала она на меня так, что оставшиеся несколько студентов нас обошли стороной.

- Я искала отца, - ответила все же я.

- Использую запрещенные заклинания? – не унималась она.

- Да, мам! – не сдавалась все же я, - и давай потише, пожалуйста. Здесь везде люди.

- Ты знаешь, что мне звонил Верховный ковена сегодня? – сощурившись от злости, спросила она, не обращая внимания на мою просьбу никакого внимания. – С сегодняшнего дня нам запрещена магия, Мунфлауэр!

- Запрещена? – удивилась все же я.

- Да! Он узрел черную магию из нашей лавки, и все подумали, что это я ее использовала в корыстных целях, нарушая наши вековые заповеди! – она так кричала на меня, как умалишенная, - тогда я поняла, что это ты! Но не могла же я сдать собственную дочь! И мне пришлось согласиться на отказ от магии! Нам нельзя ею пользоваться до праздника! А там уже Боги свершат над нами свое правосудие. И как нам теперь работать и продавать зелья? О чем ты думала, Мун?!

Я молчала, так как понимала, что любое, сказанное слово мною сейчас, и этот вулкан под названием Кармен Чаудари взорвется огненной лавой.

И поэтому уже уставшая от своей тирады и нервов, мама продолжила тихо и срываясь:

- Да, я тоже люблю Джейка. И тебе не понять, но черная магия лишь усугубит ситуацию. Она не поможет нам.

Я обняла ее, потому что в этой ситуации больше ничего не могла сделать. И тихо под руку повела к машине.

Когда Кэйт, в надежде на разговор посмотрела на меня, я лишь покачала головой. И помогла сесть маме в машину. Думаю, один взгляд на мою родительницу мог сказать о многом (и как минимум доказать нездоровость).

Дома, приготовив чай, и добавив пару капель снотворного, положила маму спать. Хотя если честно, и сама была готова рухнуть. Но вместо постели я выпила крепчайший кофе и поплелась в библиотеку.

В связи с очередной инспекцией, работы мне хватало – что и к лучшему, потому что я не могла сидеть, меня просто клонило в сон.

В течение всего дня и вечера пыталась дозвониться до Кэйт, но на либо не брала трубку, либо (потом) меня просто перекидывало на автоответчик. И вот это проклятый день еще и окончательно уничтожил наши отношения. Моя единственная подруга, видимо, обиделась на меня надолго.

И едва я доплелась до лавки, закрыла дверь и, поставив будильник, прилегла. Из сна меня вытолкнула боль трансформации, и я заныла. Сил моих не было, но природа моего существа не останавливалось ни перед чем. И вот спустя примерно час, я опять заснула: уже на полу, голая, и вымотанная до невозможности.

Проснулась я от холода. Тело ныло, и одновременно покрылось мурашками. И я услышала настойчивый стук в дверь. Крикнув, что иду, на скорую руку оделась и собрала волосы.

Это оказалась еще одна семья оборотней. Имени их не помню, но видела ни раз у нас здесь.

И тут я вспоминаю: что магия-то «отключена»!

Чтобы хоть как-то помочь клиентам, я просто смешиваю все успокоительные, что подходят для этого вида существ. Да, получившееся зелье не столь действенное, но при условии, что особь будет привязана железными цепями в закрытом бункере – то вполне сносное, если учитывать, что аналогов просто нет.

И таким образом, чем могла, я помогала многим клиентам – вот ведь закон подлости! Сегодня клиентов было больше, чем обычно. Но в принципе, я справилась. Улыбки и добродушные разговоры сглаживали все неловкости. Да и уроки социологии не прошли даром.

Войдя в смежную комнату, вспомнила события прошлой ночи, и меня опять обхватило чувство стыда: я ведь так и не извинилась перед Лолитой.

Учитывая, что телефона у нее не было, а мне просто был необходим свежий воздух, я положилась на свою интуицию и пошла на ее поиски. Да-да, смешно, учитывая, насколько огромный город Новый Орлеан, но я была столь уверена, что суккуб рядом, что просто закрыла лавку (не забыв указать время ухода и дописав, что буду через полчаса – клиенты должны знать, что на нас можно рассчитывать).

Я шла по улице, за каждым проулком ожидая встретить ту, кого я бы не рекомендовала встречать на самом деле, ибо считаю, что в каких бы целях не выуживали у вас энергию, это того не стоит. Что ж, скажем так, когда я уже было разочаровалась ее найти около бара «У Пола», удача подмигнула мне и вот я увидела эту сногсшибательную особу ночи.

- Привет, - поздоровалась я.

- Здравствуй, - спокойно ответила она.

- Отвлекаю? – может она ждет клиента.

- Уже нет.

- Я хотела извиниться за вчерашнее, - медленно начала я.

Она молчала, поэтому я продолжила.

- Все было здорово! Ты мне помогла, а я накричала, - извиняться всегда тяжело, в особенности если вкупе с искренним чувством вины.

- Да, я заметила, - сухо ответила суккуб.

- Мне жаль, - извинилась я снова.

Она пристально посмотрела на меня, немного не понимая, за что я ее не винила. Согласитесь одно дело сказать: «извини», а другое – объяснить, почему ты так поступила. Причинно-следственную связь никто не отменял.

- Я трансформировала, - открыла для нее самую страшную тайну своей жизни.

- Как это? – спросила она.

- Я видоизменяюсь в зависимости от времени суток, - объяснила я.

- То есть, днем ты по-другому выглядишь? – сощурилась девушка.

Я засмущалась. Могу представить ее шок, когда ей придется однажды столкнуться с моей дневной формой. Хотя возможно и не придется. Кто сказал, что наше отношение перейдет в дружбу.

- Да. Совсем по-другому.

- Что ж, это все весьма занимательно, и я принимаю твои извинения, Мунфлауэр, но, мне кажется, меня ждет очередной красавчик, - очаровательно улыбнулась она парню с другой стороны улицы.

- Хорошо. Удачной охоты! – пожелала ей я, и развернулась, чтоб не мешать ее работе (хотя как вы поняли, мне претила в какой-то мере).

Обратная дорога прошла куда более весело, учитывая, что с плеч моих упала глыба под названием «вина». Этот разговор меня немного успокоил (ура, хоть где-то я смогла сгладить неровности), и как бы ни тяжело мне было после 4 часов ночи, я даже смогла подготовиться к завтрашним занятиям.

Глава 11

Превращения этой ночью уничтожили мои последние силы. Я кое-как доплелась до дома, и едва вошла в комнату (не помню, как) свалилась в постель и вырубилась.

Проснулась я от гудка соседской машины. О, это тот бородатый мужик, как всегда, не может дождаться жены и бибикает до тех пор, пока все соседи не накричат на него или жена все же спустится. Как его там, мистер Маккайл? Или нет, мистер Маклейн? А, неважно! Зачем я это вообще вспоминаю? Однажды я просто кину в него булыжник заклятий!

О, господи! Что я вижу?! Часы. И они показывают без четверти пять! О, ужас! Я проспала все четыре пары! К чертям собачим! Как-нибудь отмажусь потом. Сейчас главное как-нибудь встать. Тело одеревенело. Я и лежу-то поперек кровати, видать, как подошла, так и упала на нее.

Накинув халат, поплелась на кухню. Судя по отсутствию звуков в доме, поняла, что здесь никого. Это вновь напомнило мне, что папа исчез. И невольно мой взгляд останавливался на рамках, где на фотографиях мы с папой или они с мамой, мы все вместе… счастливые времена нашей семьи.

Включила чайник, покопалась в холодильнике и как обычно нашла снэки от мамы. Хотя и не только! Картошка с курицей, точнее ее остатки, но все равно еда! А сейчас я голодна как никогда!

Села за стол и начала жевать, когда заметила записку от мамы «Мунни, я к верховному. Постараюсь его уговорить снять запрет на магию. Я не могу потерять лавку, когда мы так в ней нуждаемся». Да, куда уж мы без лавки-то! (хотя это бубнит старый ворчливый старик внутри меня из-за плохого самочувствия – отсутствие режима – это отстой, ребят).

Заварила кофе и поняла, что надо ехать на работу в библиотеку, пока меня оттуда не уволили. Скукота! Да и вечером надо кое-что сделать, чтобы хоть как-то приблизиться к разгадке исчезновения папы.

Ммм, как же приятно быть сытой и немного выспавшейся, хоть голова как ведро все равно, но от еды стало легче. Папа был бы доволен мной. Ему всегда нравилось это мое выражение лица, которое он называл «чеширский кот». Так и вижу его сидячим напротив меня, на том конце стола и посмеивающегося надо мной. Как же я скучала по нему.

Одежду менять не стала. Боже, да кто обратит на это внимание, в конце концов. Лишь помыла лицо, нанесла тушь и немного пудры – так чтобы хоть не распугать никого из сотрудников. Грязные волосы замотала в пучок и осталась «довольна» своим внешним видом. Ха-ха! Довольна! Как же!

Доехала на Бэмби без происшествий. Теперь мой олененок пахал что надо! Лео в тот раз постарался на славу!

В библиотеке (по слухам) вовсю идет проверка. Те рукописи так и не нашлись. При этом про них никто практически нечего не знает (ах, какая тайна века!), и мой статус «подрабатывающего студента» вообще запрещает мне интересоваться данной проблемой – ну просто шикарно в мой адрес высказалась начальница. Маргарет говорит, что сотрудника, дежурившего тем вечером, уволили. Есть вероятность, что это вообще его дело рук. Иногда приятно и «посекретничать» на работе – столько всего узнаешь! Хоть досье собирай, а Маргарет – это та еще находка для «хранения» секретов.

Рабочая смена подходила уже к концу, когда к нам подошел «ну-обалдеть-какой-красавчик», моя коллега (хотя ей уже за сорок) аж пискнула – она так делает крайне редко, лишь когда слишком нервничает и не знает, что сказать. Поэтому роль «чем я могу вам помочь, сэр» взяла на себя я, в это время густо покраснев и заставив бабочек поерзать по пояснице.

- Я к мисс Райз, - мило улыбнувшись, обратился он ко мне.

И тут во мне проснулся Шерлок Холмс, и я начала делать выводы: высокий, стройный, с осанкой военного, брюнет, темно-синие (вроде) глаза, в костюме и в пальто со шляпой. Ищет меня. Вывод – делаю ставку, что он детектив, занимающийся делом моего отца.

- Это я, - машинально поправив волосы, ответила я.

- Очень приятно, - снимая одной рукой головной убор, а вторую протягивая мне, - я Аймар Дейл.

Рука большая и такая теплая. Как же давно мне так не пожимали руку с легкостью, чтобы не зажать сильно мою и надежностью крепкого плеча настоящего мужчины.

- А я Маргарет, - пропищала моя коллега, - и поспешно протянула руку тоже, на что джентльмен учтиво улыбнулся и ответил рукопожатием.

- Итак? - перешла я к делу, «что ему от меня надо?» кричал внутренний голос.

- Мисс Райз, мы могли бы поговорить вне вашего рабочего времени? – спросил он.

Похоже, об отце есть новости…

- Это же связано с папой? – все же уточнила я.

- Да, в какой-то мере так, - кивнул он, - скажем так: это важно и полезно для нас обоих.

- Моя смена заканчивается через 20 минут, - посмотрела я на часы.

- Что ж, буду Вас ждать в кафе напротив, - сказал мужчина, и прежде чем направиться к выходу, - Дамы, - попрощался он как в дореволюционных фильмах.

Едва он скрылся, как Маргарет набросилась на меня: «Какой мужчина!», «Как же тебе повезло», «Подумать только: ужин в кафе», «Потом обязательно расскажешь, как все прошло» - короче, трындела, не переставая, до прихода ночной смены.

И вот я стою в туалете и смотрюсь в зеркало. Закон подлости! Выглядеть так ужасно при встрече с представителем военного из гос. учреждения! И косметики с собой нет! Проклятье! Надо привести хоть как-то себя в порядок, чтобы коп как минимум не убежал и как максимум не жалел меня и моих родственников. Ну вот реально, что он подумает о нашей семье? Они, судя по документальным фильмам, всегда в первую очередь рассматривают побег самого пропавшего. И не удивлюсь мысли того детектива «от такой бы я тоже сбежал».

Итак, начес сделал мою голову чуть менее большой, влажные салфетки очистили кожу от жира, а душистое мыло (хорошо, что хоть на это наша администрация не пожалела денег) освежило запахи поношенной одежды и немытого тела.

Теперь мой вид можно назвать опрятным. И с такой уверенностью я побежала в кафе, где меня ждал детектив. Его я увидела сразу же. Такого сложно не заметить. Он пил воду за дальним столиком и при виде меня привстал и загадочно улыбнулся.

- Присаживайтесь, мисс Райз, - кивнув в знак приветствия, - кушать будете? - предложил он.

Так, есть я хочу даже очень, но, а если он будет сидеть передо мной со стаканом воды, то мне придется заказать лишь картошку фри, а то как-то не совсем красиво это: нажираться при инспекторе.

- А вы? – дай-ка все же уточню.

- Да, пожалуй, попробую, - и позвал официанта.

Меню было неплохим и еще больше разожгло мой аппетит. Подождем, что закажет мистер Дейл.

- Мне зеленый салат, гамбургер и содовую, пожалуйста, - обратился он к персоналу.

- А мне пасту с курицей, чизбургер, хот-дог, картошку фри, и кофе с маффином, - ох, что-то, кажись, я перебрала. А официант уже ушел. Поэтому, чтобы как-то скрыть свое смущение, добавила: – оставлю некоторое на ночь. - О, нет, теперь он подумает, что я ночью налегаю на холодильник, замечательно! Молодец, Мун! - Я работаю по ночам, - промямлила я и опустила глаза. Позорище!

Короче, уточняю, мне работать и общаться с парнями приходится ну крайне редко, и да, я все еще не переросла чувства торможения в речи с ними. Лео не в счет. Хотя нет, он раньше был в этом списке (если бы я была поувереннее, возможно о моих чувствах он узнал бы раньше Кэйт), а потом с годами я просто привыкла быть сама собой рядом с ним.

- Да, я знаю, - спокойно сказал он.

- А ну да, конечно, знаете, - он же чертов коп! Ему бы да не знать!

- Так что с моим отцом? Вы его нашли? – надежда умирает последней.

Я оторвала глаза от жирного пятна на джинсах и посмотрела на детектива. Похоже, он все это время изучал меня, так как столкнулась с заинтересованным взглядом темно-синих глаз – да, я не ошиблась, необычные глаза, и ресницы темные длинные. И вообще он весьма красив. Жаль, что мы из разных миров. И у меня совсем нет шансов привлечь его хоть как-то. Да и зачем? Чтобы поднять свою самооценку? Почувствовать себя роковой красоткой, способной при первой же встрече затащить любого мужчину в постель. Ха-ха-ха! Все равно, это лишь физическое влечение. Ведь сердце я свое уже разбила о спину парня, уходящего с моей лучшей подругой.

- К сожалению, мы его не нашли, - ответил парень. Так и не пойму, кто он: парень или мужчина. Возраст кажется от 25 до 30, а может и 35 (боги, откуда мне знать), а манеры как у 40-летнего, ну или английского джентльмена (как-то читала в книгах Дж. Остин о них).

А потом так неожиданно сказал:

- У Вас глаза Джейка!

- Я его дочь, - ляпнула я. Но слава богине, принесли еду, и отвлекли детектива от той краски стыда, что окрасило мое лицо! «Я его дочь!» - какая новость! А то он не знал?! Да я просто чертов капитан очевидность!

Моя еда заполнила почти все свободное пространство стола и выглядела куда более внушительной, чем его салат с гамбургером. Я посмотрела на все это и настолько рассердилась на себя, что решила напрямую узнать, что произошло в расследовании так, что решили поговорить со мной, и валить на все четыре стороны, желательно не встречаясь с этим джентльменом никогда. Пусть решает все вопросы через маму.

Чем дальше вечер, тем только хуже! И посмотрев в окно, поняла, что закат не далек. Осталось приблизительно сорок минут, а посмотрев на часы, убедилась в этом.

- Мистер Дейл, давайте перейдем сразу к делу. Зачем я вам понадобилась, если нет новостей об отце?

Он как раз начал есть салат, и мне пришлось подождать, когда он его дожует.

- Мисс Райз, можно просто Мунфлауэр? Не совсем люблю эти формальности, - предложил он.

Идея мне была по-барабану, все равно видимся в последний раз, поэтому я кивнула.

- Итак, Мунфлауэр, к сожалению, пропал еще один человек, - я начала собирать продукты со стола. Спокойненько поем в лавке позже. Жаль только пасту с собой не возьмешь. Ладно, кто-нибудь из официантов заберет себе вместо чаевых.

- Мистер Дейл…

- Просто Аймар, пожалуйста, учитывая, что это не настоящая моя фамилия.

Оторвавшись от сборов, посмотрела на него. Как странно, детектив под вымышленной фамилией. Надо будет поговорить с мамой. С кем это она связалась.

- Каждый день пропадают люди, - уже вставая, сказала я.

Он тоже встал.

- Вы меня не поняли, Мунфлауэр, этот очень близкий вам человек, - вытирая рот, сказал он.

- Аймар, - я какое-то время пыталась переварить это имя,пржде чем продолжить, - отца я уже потеряла, я это знаю… - мне этот разговор не давал покоя. Причем тут я? Он, что, меня подозревает?

- Это Кэйт! – кратко и четко повысил он голос, - и, пожалуйста, сядьте на пару минут. Я потом вас провожу, если хотите. На тот случай, если Вы боитесь темноты. Хотя, я уверен, Вы ее не боитесь.

Он за минуту стал таким властным, хотя до этого был спокоен и уравновешен. Иногда я и кролика могу до ярого зверя довести своим характером.

- Простите, - и я села вновь. До меня все еще не доходило, что пропала Кэйт.

- Вы уверены, что это она? – глупо, конечно, об этом спрашивать, но ведь я ее видела буквально вчера. – Ее мама позвонила Вам? – предположила я, тем временем, начиная кушать пасту. (Да-да, у меня дурацкая привычка, кушать, когда нервничаю, хотя кому я об этом говорю, вы это знаете не хуже меня).

- Нет. Не она. Приказом свыше дошло. А откуда они берут информацию, я не стал расспрашивать, - быстро и как солдат говорил он. – Кстати, я заходил в лавку, чтобы Вас найти, но там никого не было. А ждать ночи – не совсем хорошая идея. Крылья мешаются. Ну, понимаете, светятся и все такое, - смущенно договорил он, глотнув содовой.

Я все жевала и старалась идти за ходом его мысли. Итак, это была не мама Кэйт… может папа (у него хорошие связи), он, конечно, не совсем тот папа, который следит за каждым шагом дочери, но вдруг он первым нашел пропажу. Стоп! Крылья? Какие крылья?!

И тут я обратила внимание, что коп все еще сидит в плаще. А здесь довольно-таки жарко. Я посмотрела на него совсем другими глазами и чуть было не подавилась. Он посмотрел на меня тоже, но с долей недопонимания.

- Что-то не так, Мунфлаэр? – спросил он.

- Кто Вы? – я должна убедиться в своей догадке.

- Как кто? Ангел, конечно! – как ни в чем не бывало, ответил он. – А вы что, не поняли этого?

Ангел! Вашу мать, передо мной сидел ангел! Я истерично хихикнула.

- И как я должна была догадаться? - съязвила я.

- По ауре, конечно! – логически ответил он. – Стоп! Ты что не ведьма? – теперь я его застопорила, что он аж на «ты» перешел.

Ну да! Моих мозгов для этого не хватило!

- Ведьма, - подтвердила я и со всей силы призвала магию. Давалась она крайне сложно. Но я успела заметить за считанные доли секунд, что аура его облачная. Единственная аура, которую могут иметь все ангелы. Но мне никогда не приходилось их видеть. Это один из самых редких видов, встречающихся на Земле. Это в прямом смысле небесные создания. Я про них лишь от бабули слышала, да пару упоминаний в книгах видела. - Днем мои способности не проявляются, - уточнила я.

- Интересно. Я немного слышал о тебе там, - он показал указательным пальцем наверх. – Говорят, что ты весьма необычна.

Комплимент века! Спасибо уж.

А потом он дожевал свой последний кусок гамбургера и спросил:

- Простите, что без спроса перешел на «ты», - и опустил глаза.

- Не любите формальности. Да, ясно. Фамилия Дейл - не Ваша, - мямлила я себе под нос, а громче произнесла, - что ж, э, давайте перейдем на «ты» - хотя сама идея меня немного засмущала, учитывая, что буквально минуту назад я думала, что он коп, которого я хотела послать на все четыре стороны. — Значит, ангел. Не детектив? Пришел, а точнее прилетел, чтобы сказать, что пропала Кэйт? – я почти доела пасту, мысленно извиняясь перед официантом, кому она так и не досталась в качестве чаевых. И, да, я не наелась, естественно.

- Детектив? Ты думала я детектив? – засмеялся он. Да так красиво, что аж завидно! Хотя он и мужчина – согласитесь, надо иметь талант или просто природный дар так легко и красиво смеяться! Мой же смех похож на карканье ворон – ну по крайней мере я так думаю. Хотя про ночной не знаю. Все считают, что в ночном обличье я просто сама неотразимость (при одной этой мысли я закатываю глаза).

Похоже, это была самая смешная шутка в его столетие, учитывая, что он все еще не мог остановится. Кстати, сколько живут ангелы? Надо будет спросить как-нибудь.

- Вообще-то меня отправили разузнать здесь все. Поэтому я пришел к вам. Начал с тебя. Маму я твою так и не нашел.

- Она уехала, - ответила я.

Я посмотрела в окно. Надо ехать в лавку. И побыстрее.

- Простите, Аймар, но мне надо ехать, - и я опять встала, и запуталась в шарфе. Пусть он и легкий, но широкий и длинный – я обычно его ношу, чтобы прикрыть бабочек, которые как не странно молчат весь вечер, аллилуйя. А сегодня взяла, чтобы прикрыть пятно на рубашке от кофе – я его еще вчера пролила, а вспомнила уже намного позже, а наиболее длинным концом - пятно на джинсах.

Ангел тоже встал.

- Я тебя провожу, - предложил он.

- Я не боюсь ночи, как Вы уже поняли, - улыбнулась я ему.

- Ты, - сказал он, но понял, что я не догнала, договорил, – мы перешли на «ты», помнишь, - на что я кивнула.

Он надел шляпу и кинул купюры на стол. Я тоже закопалась в карманах. Чуть не забыла расплатиться за ужин. Он заметил это движение, и сказал:

- Детектив угощает! – и опять засмеялся.

Ага, теперь он будет всегда над этим потешаться и припоминать мне.

- Как любезно с Вашей стороны. Видимо Вам хорошо платят! – решила я съязвить.

- Нет, серьезно. Я угощаю, - и схватил меня за руку, в которой я держала кошелек, чтобы остановить меня. Наши взгляды встретились. Да, он чертовски красив. В ангелы кого попало не берут, уверена в этом. А эти теплые руки, которые согревают меня даже через ткань рубашки, видимо от самого Бога Солнца!

Так мы и стояли, смотря друг на друга, пока он не отпустил меня.

– И, кстати, продолжай обращаться на «ты», звания и официальности всякие меня уже наверху достали, серьезно.

Меня это почему-то позабавило.

- Провожать не надо. Спасибо. Я на машине, - для пущей убедительности, сказала я.

- Тогда увидимся завтра, Мунфлауэр, - попрощался он.

- Зачем? – не то, чтобы я не хотела его видеть, да вот только перспектива работать с ним пугала. Мы из разных каст, скажем так, и у нас разные взгляды на мир.

- Как я уже говорил: это важно и полезно для нас обоих.

Глава 12

79 г.н.э. Геркуланум.

Небольшой город-порт с населением около 4000 человек на побережье живописного Неаполитанского залива, где плодородные почвы переходят в мягкий песок, омываемый чистейшими водами Mare Nostrum. В основном здесь живут военные, ремесленники, рабы, иногда можно встретить торговцев, которые прибывали из востока и привозили с собой шелка и пряности.

Было позднее утро. Около небольшого, но весьма ухоженного дома девушка ждет своего учителя Филаргира. Это был образованный раб, купленный отцом для воспитания детей. С годами он стал неотделимой частью семьи. Под его строгим, но тактичным воспитанием выросли Корнелия, Маркус, Антоний и Гераклита. Все они уже начали свою жизнь, создав собственные семьи. Осталась лишь Оливия – найденыш, который случайно попала на эти земли вместе с северными варварами. Но Аврелий, не дал ей погибнуть в рабстве, а удочерил ее и воспитывал как равную своим детям. Девушка была необычайно красива и отличалась столь непривычным цветом лица. Она была не столь покладиста, но умна и обладала хорошей интуицией, к которой редко прислушивалась семья, считая это лишь живостью воображения. Но это был Дар Божий, переданный с кровью в ее жилах.

Итак, в ожидании учителя, Оливия, начала перебирать горох, когда почувствовала что-то неладное в природе. Птицы не пели как каждый день; кошка, приходившая каждое утро, сегодня не появлялась; собаки как бешеные (по поводу и без) рвались из цепи. Даже лошадь военного трибуна Октавиана Тулиуса была неспокойна. Девушка прошлась по окрестности в поисках доказательства своей гипотезы. Она знала, что домашние просто так ей не поверят. Оливия потрогала землю под ногами. Как странно, будто она содрогается и нагрета сильнее, чем обычно.

Тут она услышала голос то ли внутри себя, то ли свыше: «Я проклинаю вас, род человеческий! Горите в огне моем!». Девушка поняла, что близится война Богов – ей рассказывал об этом отец, еще в детстве. «Один Бог идет на другого, не ведая пощады в людском роде, проклиная его и уничтожая как пыль под ногами».

Оливия побежала в дом, предупредить жильцов. Но они вновь не поверили. Выбора не было – надо бежать, как можно дальше, от гнева Богов.

Девушка пытается спастись. Она знает, что в ближайшие часы произойдет что-то страшное и невиданное раннее. Все живое - птицы и животные - сходят с ума. Природа кричит об опасности. Кровь дриады и ангела ведет ее к спасению.

Она бежит уже больше часа. Дыхание прожигает легкие, ноги ноют от боли, тело готово рухнут от усталости.

Земля вздрагивает в очередной раз. Это напоминает ей о том, что некогда останавливаться. Надо добраться до берега, а там, если повезет, она сядет на корабль и уплывет. Уплывет на другую землю и начнет все сначала. Как начала годами ранее. Через ложь и обман, завоевывая доверие и любовь добрых, но весьма глупых людей. Ведь они даже не знают кто она! Ей просто нужно время. Скоро магия раскроется в ней в полную силу. Ей нужны учителя подобные Филаргиру. Такие как он вместе со знаниями устройства мира несут истории своего народа, их традиции, веры и, конечно, магию рода племен. Знаний никогда не бывает мало, и она будет учиться всегда и всему везде, и это поможет ей выиграть войну.

Запах моря щекочет ноздри. Нептун со своей свитой Салацией и Ванилией в гневе своем надувают свои воды. Они знают, что Бог Огня Гефест извергнется в виде лавы и уничтожит всех на своем пути. Война начнется в этом месте, где соприкоснутся их силы и гнев. Земной Бог испепелит все живое, а морской накроет своим водным одеялом, все, что останется. Но она успеет к тому времени отплыть далеко, успеет потому, что ее ждут еще великие дела.

Девушка добегает до берега и видит отплывающие корабли. Что есть силы, а их осталось совсем мало, она проныривает между матросами на палубу и скрывается из поля зрения.

Через четверть часа фрегат, ничего не подозревая о том, что более не увидят этой земли в ее первозданном виде, не ведая о грядущих изменениях и, тем более, о Богах и проявлениях их вспыльчивости – что влечет лишь гибель и разрушение для всего человечества, отплывает от берегов Геркуланума – некогда прекрасной земли. Их ждет путь к черному континенту, где большинство из них обретет новый дом.

Вместе с ними уплывает неземное дитя, которое полно намерений не поддаваться Богам. Они не смогут ее уничтожить так легко, как ее родителей. И они не узнают о ней в ближайшие века. Но придет время, и она им еще отомстит, она докажет, что достойна имени своих великих родителей.

Глава 13

Захлопнув дверь лавки, прислонилась к ней спиной и заплакала. В полутемном помещении, пропахшем всевозможными травами, до моего сердца, наконец, дошла информация о том, что Кэйт тоже похитили и ее жизни угрожает опасность! Разумом я понимала, что надо что-то придумать. Надо понять, почему нет никаких требований от похитителя. Кто они? Черные? Темные? Враги нашей семьи? Или мои враги? Но вот ведь незадача – у меня нет врагов! Или по крайней мере я о них не знаю.

Теперь понятно, почему Кэйт не выходила на связь! Почему не отвечала! А я - дура, подумала, будто она обиделась.

Но долго горевать мне не давали посетили. Едва прошло мое превращение, и я кое-как смогла ходить, как в дверь постучались. Это оказался клан вампиров (я так поняла семья, хотя возможно просто приспешники главного). Они пришли за запасами крови. Мне пришлось сказать им, что поставок нет, так как алхимика похитили, ну а он незаменимое звено в этой цепи. Главарь (имя я его записала как князь Марков, кажись он из Болгарии родом. Да-да, банально до умопомрачения, хотя скорее совпадение. Не все они выходцы из Европы) не обрадовался новости. Он был высок и статен, как и все вампиры, впрочем. И если не считать немного выпирающих клыков – а они умело их скрывают, то вампиры имеют, можно сказать, совершенные лица. И относятся к тому виду сверхъестественных, рядом с которыми чувствуешь себя маленьким ничтожеством. С их умом и нравом впору править миром, но они настолько хитры, всемогущи и богаты, что им просто неинтересны уже такие игры. Смотря на них, я понимаю, насколько же бессмертие скучно и нудно. Ну а если вы спросите: «неужели они и вправду бессмертны?», я скажу, что лишь их верховные знают секрет ухода из жизни (которые они, естественно, скрывают как зенице око), так что можно их вид считать и бессмертными.

Принеся свои соболезнования мне по поводу исчезновения отца, он сказал, что поинтересуется среди своих, слышал ли кто, может, ходят какие слухи. О, да чего же они благородны! Да вот дело только в том, что Джеймс им позарез как самим нужен.

После вампиров заходили тролли, дриады и даже амазонка! Ей вдруг понадобилась цитронелловое масло для защиты от насекомых. Мне пришлось записать всех в список и пообещать выполнить их заказ в ближайшие дни. Ну не буду же я им говорить, что нас ограничили в магии. Все остальное дело за мамой.

В четыре утра, когда посетителей не было, я пыталась справиться с докладом по астрономии, но мысли о папе и Кэйт не давали покоя. И даже не заметила, как тихо плача на кушетке, заснула. Правда недолго – боль трансформации пронзило мое тело как стрела. Я даже была благодарна этой моей способности изредка, как сейчас, ведь он вытащил меня из сна, в котором я безуспешно пыталась выплыть из реки (кажется, Амазонки), а тролли и всякие гоблины кидали в меня палки, думая, что я смогу зацепиться, хотя на самом деле лишь хуже топя меня.

Не теряя ни минуты после рассвета, поехала к родителям Кэйт, в надежде застать их еще дома. Люди они деловые и уезжали по работам ни свет ни заря.

Ее мама как раз садилась в машину, когда я подошла.

- Мисс Каллахер, извините за столь ранний визит, - начала я, - но Вы не видели Кэйт?

Она посмотрела на меня удивленными глазами поверх стильных очков от Прада (о них как-то упомянула подруга).

- Здравствуй, Мунфлауэр! Так Кэйт же уехала к тебе, разве не так?

Эм, странно, у меня уж точно ее нет, но беспокоить раньше времени женщину, думаю, не стоит.

- А, да… - надо было придумать правдоподобную историю теперь, чтобы не вызвать подозрения, - я знаю. Она и ночевала. Только сегодня хотела утром перед занятиями забежать домой за вещами. Вы ее не видели? – и для пущей убедительности, улыбнулась во весь рот.

Она покачала головой. Надо как-то потянуть время.

- И еще, мы делаем один проект вместе, поэтому Кэйт заночует у меня еще некоторое время. Ну, возможно, пару ночей, - прикинула я.

Какое, с одной стороны, счастье, что родители полностью доверяют подруге и без проблем соглашаются с ее отсутствием.

- Что ж, если у вас совместный проект, пусть поживет у тебя, - и начала садиться в машину. – Ах да, кстати, Мунфлауэр, передай ей, что в субботу вечером мы едем на прием к Диккенсам. Ее присутствие обязательно.

Она уехала, а я так и осталась, молясь, чтобы я смогла передать это послание адресату.

Прилетев на олене (ну прям как Санта) к универу, постояла еще некоторое время на крыльце в ожидании Лео. На телефон он не отвечал. Судя по всему, аппарат сел. Но вот осталась минута до звонка, а его нет. Может он уже в классе. Там его тоже не оказалось. У нас совместные две лекции. Делаю ставку на то, что опаздывает.

И вот я сижу в столовой после двух пар, поедая спагетти с беконом, и все еще жду его. Это очень странно. Лео всегда отличался своей пунктуальностью и тайм-менеджмент у него на высоте: он успевает все и всегда – начиная с учебы (он, конечно, не ботаник, но в некоторых предметах шарит куда лучше, чем остальные студенты) с тренировками и заканчивая общения с друзьями. Кстати, о друзьях. Вижу в дальнем конце столовой его команду. Возможно, они в курсе, где он.

Уже вставала, чтобы пойти к ним, как столкнулась на первом же шаге с Урмилой. О Боги мира, это существо научиться когда-нибудь одеваться по-людски? На ногах ботинки до того изношенные, что разваливаются на глазах, драные джинсы, поверх них юбка (а точнее, что от нее осталось – она выглядит так, как мешок из-под картошки, кстати, а ведь и вправду, это кажись мешок из-под картошки!), рубашка на два размера больше и кофта на два размера меньше. Синие волосы, на этот раз, разбавленные розовым в таком бардаке (как мои после превращения под утро) и заканчивается все это черным гримом на лице как на Хэллоуине.

- Привет, Мун! – улыбнулась она.

Мой план узнать, что-то про Лео медленно летит в тартарары!

- Привет, Урмила!

- Я к тебе подсяду, ты не против, - спросила она.

Я машинально оглянулась вокруг (в поисках Эллис, или как там ее?), а потом вспомнила, что она в больнице. Думаю, до сих пор.

- Садись, - ответила я.

- Ты куда-то собиралась? – начиная есть гамбургер, поинтересовалась девушка.

Сказать – не сказать? А, так и быть скажу, что терять-то?

- Хотела спросить у друзей Лео, не видели ли они его.

- Да, его со вчерашнего дня еще нет, - кое-как выговорила она.

- Как со вчерашнего? – ах вот, блин, я же вчера проспала все пары.

- Вот так, нет. У нас совмещенки вчера были с его группой. Кстати, а ты где была? - вспомнила Урмила.

Так, я не придумала еще отмазки для мира.

- Эм, мама приболела, пришлось с ней посидеть, - первое, что пришло в голову.

- Ясно, - дожевала она свой обед.

Лео, Лео… где же ты? Все же надо спросить других футболистов. Их где-то человек восемь, из них я более-менее знаю четверых, а знакома лишь с Бэном. Спрошу у него.

- Думаешь, они знают, где твой друг? - отвлекла меня от мыслей Урмила.

- Почему бы и нет.

- Хотя, возможно, и знают. Я вчера видела его, - как бы невзначай сообщила она.

- В смысле видела? Ты же сказала, что его не было на парах, - чего-то я недопонимаю.

- Я сказала, что его не было на парах, но не сказала, что не видела его вовсе, - она поправила очки. Эти огромные несуразные очки. Что-то сомневаюсь я, что они для улучшения зрения.

- Говори конкретно, где ты его видела, - что за человек такой, долгий она.

- Вечером, я возвращалась домой и столкнулась с ним. Он был в стельку пьян! – с отвращением добавила она.

Стоп! Опять?! Один раз я его уже спасла от этого! Да что с ним не так?! Что стало с прежним Лео, который не пил вообще, максимум с друзьями бутылку пива в разгар тусовки, но не в обычные же будни!

- Насколько он был пьян? – все же решила я уточнить.

- Говорю же, в стельку! – и она изобразила лицо пьяного, тем самым еще больше привлекая всеобщее внимание.

Надо его найти. Может он что-то знает. Да и вообще привести парня в форму. Совсем запустил себя!

- Что ж, спасибо за инфу, - поблагодарила я девушку.

- Всегда пожалуйста! – улыбнулась она, показав сколько еды у нее застряло между зубов, - мы сможем завтра позаниматься?

- Эм, возможно, - учитывая, что я даже не знаю, что произойдет в следующую минуту и быстро поторопилась к выходу, а то еще что придумает.

С особой невнимательностью досидев последние три пары и получив негодующее замечание от лектора за отсутствие должной домашней работы, доезжаю до дома Лео.

Мать Лео была очень легкой женщиной в том плане, что очень любила путешествовать и часто брала с собой сына на каникулы. Как только Лео подрос и вошел сначала в сборную школы по футболу, а потом и в вузе, он перестал с ней ездить из-за недостатка времени на столь долгие уикэнды. Да и поездки были очень бюджетными и двоих взрослых женщине уже сложно было тянуть. В связи со всем этим, и дом выглядел унылым, слегка заброшенным.

Недавно Лео только упомянул, что миссис Адамс опять уехала, на этот раз в Чили и возможно на дольше месяца. В связи с чем я была уверена, что он дома будет, скорее всего, один. Почти не ошиблась.

Я постучалась в дверь, но никто ее в течение долгих минут не открывал, и подергав ручку, обнаружила, что она была не заперта. Итак, я вошла в прихожую. Весьма убогое жилище холостяка – назовем это так, мелкий мусор, одежда, обувь – по своим местам расставлена была редко где. Что-то не так: я запомнила свой последний визит к Лео пару лет назад: там было все более уютно.

Я заглянула на кухню, и первое, что бросилось мне на глаза: банки и бутылки из-под пива и разных других алкогольных напитков. Странно, Лео не пьет. И тут приходит светлая мысль. Точно! Здесь была вечеринка! Вот откуда столько мусору, небрежности и «бывшего» алкоголя.

Заглядываю в гостиную и чисто по храпу определяю местоположения моего возлюбленного: дрыхнет на диване! Я медленно подошла к нему и села рядом. И пусть от него разит как от последнего алкоголика и храпит он как медведь (хотя не уверена, что медведи храпят), но как же он был прекрасен даже сейчас! И если бы я не была столь напряжена поисками Кэйт и отца, я бы дольше задержалась над его изучением. Даже сейчас мне не терпелось просто потрогать его, запустить пальцы в его густую шевелюру, дотронутся до его губ… Бедные мои бабочки танцевали уже медляк с его мнимыми бабочками.

Я попыталась легонько его разбудить, но не помогло: Лео даже не пошевелился. Потом пыталась растолкать, но тоже безрезультатно. Боги, сколько же он выпил! А потом от безвыходности, принесла стакан воды из кухни и пролила все разом ему в лицо. Подействовало! Он начал приходить в себя!

- Привет, Лео, - чересчур романтично поприветствовала его я.

Он пытался сосредоточить взгляд на мне, и похоже не совсем понимал кто я и что я здесь делаю.

- Что ты здесь делаешь? – с грубой хрипотой вместо голоса и совсем не романтично ответил он и тем самым вернул меня в реальность.

- Я… Я приехала узнать, как ты? – более уверенно сказала я, ну на сколько это было возможно.

Тем временем, шатаясь и не сразу устояв на ногах, парень встал и начал оглядываться, будто что-то ища.

На полу было как минимум бутылок 6-7, а банок из-под пива более дюжины. И судя по взгляду футболиста, либо он пытался вспомнить, откуда это добро в его доме, либо… он искал, чем опохмелиться! И последнее предположение было куда верным! Подняв бутылку из-под виски, он, опрокинув голову, осушил ее в ноль и даже не моргнул глазом!

- Была вечеринка? – решила я все же уточнить.

- Что? – он все еще казался как во сне, а потом, посмотрев на мой жест рукой (я имела ввиду весь этот бардак и алкоголь), все же сказал: - А, ты об этом. Нет, не было никакой вечеринки. – И продолжил искать, чем бы еще утолить свою жажду.

- Может воды? – предложила я, подождав, пока он сотрясает последнюю банку пива.

- Что? – и опять этот расфокусированный взгляд, - А, нет, не надо, – и он пошел (явно не по прямой) на кухню, и я последовала за ним.

- Ты видел Кэйт? – спросила я.

Он как раз открывал дверцу холодильника и вытаскивал очередное пойло, когда резко остановился и напрягся как струна.

Да что с ним такое? Это совсем на него не похоже: чуть ли не лучший студент вуза, всеобщий любимчик и отличник во всем, сегодня вел себя как спившийся алкоголик со стажем.

- Больше не упоминай ее имени! – прикрикнул он на меня.

- Стоп! Что случилось? – либо я чего-то недопонимала, либо он чего-то недоговаривал.

Он отхлебнул большой глоток, кажется, Хеннесси.

- А то, что эта стерва все время мне изменяла! Вот что! И не говори мне, что ты этого не знала?! – с каждым предложением его голос становился более резким и громким.

- С чего ты это взял?! – автоматически крикнула я в ответ.

Он отхлебнул еще один глоток и начал говорить так быстро и на одном дыхании, что я порой не понимала его пьяной заплетающейся речи.

- Сначала после кино она мне отказала, потом в тот день, когда она хотела сказать нам обоим что-то важное, но ждала, когда мы соберемся вместе даже поцеловаться со мной не захотела! Не в настроении она, знаете ли, была! А вечером, когда я пошел к ней разобраться, в чем дело, увидел, как она обнималась с каким-то придурком в своей машине. Ага, так-то! По-любому, она в тот день хотела нам все рассказать про своего нового любовничка! А потом еще это девушка из бара сказала, что она уехала с ним куда-то далеко.

Бог ты мой, что за бредятина! Да Кэйт в жизни бы так с Лео не поступила бы! Чушь полнейшая!

- Какая еще девушка из бара? – как-то странно, согласитесь, знать кому-то о любовных похождениях моей лучше подруги больше, чем мне.

- Что? – Лео опять как-то замкнулся в себе.

- Девушка? Что за девушка из бара? – не унималась я.

- Не помню никакую девушку. Хотя нет, была одна…

- Как это ты не помнишь, черт возьми! – я начала уже трясти Лео за видавшую виды футболку.

- Да не помню я, как она выглядела. Вроде бы симпатичная была, брюнетка. Она просто сказала, что Кэйт уехала с другим парнем и больше не вернется ко мне.

Таким подавленным я его вообще не помню. Даже после того, как они проиграли в Нью-Орлеан Боул.

- Я искал ее после. Хотел поговорить. Ведь согласись, возможно во всем этом и мои вина, - потирая лицо, говорил Лео, впервые с моего прихода более связанную и логичную мысль. – Но Кэйт не было дома, так по крайней мере сказал мистер Каллахер. Спрашивал о ней у ее подруг в сборной, и даже они ни о чем не в курсе. Хотел спросить и тебя, но ты то увиливала по своим делам, то потом вообще на пары не пришла, а я тебя ждал на стоянке. А потом наплевал на все и зачем-то завернул в бар.

Да что происходит вообще. Оторвавшись от Лео, который шатаясь поплелся обратно в гостиную, интуитивно, попыталась вызвать магию, чтобы прочитать его ауру. Она, как обычно в дневное время, протекала тяжело, но почувствовав покалывание на кончиках пальцев, все же поняла, что способна к минимальным заклятиям и чарам. И какого было мое удивление, увидев вместо обычной голубовато-зеленой ауры Лео, красно-синие пятна заклятий! Что?! Но это хоть объясняет природу его бреда и алкоголизма.

Лео срочно необходимо было везти в лавку, но как его заставить сдвинутся теперь с этого дивана. Мои бабочки резко зашевелились у меня по телу и резко посмотрев на часы, я поняла, что буквально через час нагрянет закат. Блин! Время быстротечно, как песок меж пальцев. Что же делать?!

Скорая? Нет, они не в силах с этим помочь. Аймар? Как я с ним свяжусь? Номера-то его телефона у меня нет. Хотя есть Джонни. Он сохранился у меня на телефоне с того раза, когда он, потеряв свой телефон звонил на свой, чтобы найти по звонку, ну вы поняли.

Пошарив по последним вызовам, все же нашла его и позвонила.

- Алла, - сонно проговорил он в трубку.

- Джонни, это Мун. Мне нужна твоя помощь! – не будем тянуть болтовню, некогда мне.

- Что случилось? – судя по звукам, он одевался.

- Приезжай на пересечение Филип стрит с Констанс стрит. Буду ждать тебя там, - сказала я, и отключилась.

Джонни приехал за 20 минут до заката. И кстати, вампиры могут передвигаться днем, только не под прямыми солнечными лучами, а сейчас как раз были сумерки. Увидев меня, он слегка опешил и не мог понять прикола.

- Мун? – удивился он, учитывая, что я на милю здесь стояла одна.

- Ах да, это мой дневной образ, - ввела вампира в курс дела.

Он немного еще странно усмехался, оценивая меня, но потом сказал:

- Неожиданно…

- Приятно познакомиться, - ответила я, и, кивнув на дом, перешла сразу к делу. – Там Лео, его надо слегка вырубить и отвезти в лавку. И самое главное, до заката!

Даже не знаю, что именно меня подстегнуло так разговаривать в приказном тоне: вполне вероятно близкий закат, а может и то, что где-то в глубине души, я понимала, что черные не совсем хорошие создания, они приспешники ада, творят бесчинства и хаос в мире людей. Конечно, можно сделать скидку, что это их природа, но ведь когда-то и они были людьми, только по каким-то определенным им причинам поддались этому соблазну.

Когда мы вошли в дом, выяснилось, что Лео уже вырубился сам под состоянием постоянного опьянения. Что ж, и на том спасибо. Хотя похоже, его организм просто не успевал трезветь.

Глава 14

Едва вбежала в лавку, а Джонни затащил Лео и положил на кушетку, я начала испытывать первые боли своей трансформации. Парень лежал в отключке, Джонни стоял рядом. Я схватила одежду и выбежала к кассе, по дороге рыча (говорить через боль спокойно я уже не могла).

- Джонни, не под каким предлогом, чтоб из этой комнаты не выходил! Понял?

Он удивленно смотрел на меня.

- Что, будет шоу без зрителей? – пошутил вампир.

- Да пошел ты! – а потом меня прогнуло пополам от видоизменения внутренних органов. Бабочки порхали по мне в бешеном ритме. Я крикнула из последних сил: - Не смей входить сюда, пока я не скажу, - и захлопнула дверь, надеясь, что у него хватит ума остаться там до моего полного превращения.

Переход из одной формы в другую произошел как обычно. Прошло больше получаса. Я кое-как встала, бабочки постепенно угомонились и разместились в области живота и груди. Обтерлась влажными салфетками. Натянула белье, толстовку и джинсы, собрала волосы в хвост – в общем, привела себя немного в порядок (не забыв капнуть на кожу аромомасла, они частенько спасали меня в такие минуты). Все это время Джонни не входил ко мне, но потом как выяснилось:

- Это было ужасно! – сказал он, для более специфичности трясся руками над головой.

- Ты видел? – да какого черта?!

Он сразу выдвинул руки вперед в знак защиты.

- Как я такое пропущу? – а когда я начала к нему подходить, а он отступать, добавил: - я лишь в конце посмотрел. Ну, блин, интересно же было.

- Ты что ребенок что ли?! - заорала я. Никаких личных границ. Говорю же, черные!

Вампир остановился, но в стойке, которая говорила, что драться он не собирается, но и сдаваться тоже. Я метнула в него небольшим сгустком огня, что перехватила у зажженной свечи, и почти попала в цель, но он оказался проворнее – все же вампир как не крути.

- Послушай, - остановил он меня, - я хотел тебе помочь, подсмотрел, как ты. – А сам тихонечко отступал к стене. Да, драться я бы сама с ним не хотела. Чутье подсказывает мне, что он куда сильнее и проворнее. - Ты лежала на полу и тебя всю ломало. Я не знал, что делать и просто ждал момента зайти и успокоить тебя. А когда уже было открывал дверь, твой дружок начал просыпаться, - говорил он отрывисто и как можно понятливее, как психолог. И все же я вновь метнула в него маленький огненный шар. В десятку – спалила кожанку.

- Что? Он проснулся? – дошло до меня.

- Я использовал на нем гипноз, и он опять заснул, - объяснил Джонни, - так что можешь не беспокоиться о своем возлюбленном.

- Он мне не возлюбленный! – соврала я.

Вампир усмехнулся:

- Ну да, как же, - подмигнул он мне.

- Мы друзья, - со всей уверенностью в это, ответила я.

Вампир сел в кресло, внимательно рассматривая дырку на косухе, и посмотрел на меня.

- Послушай, Мунни, я не шибко умный во многом, но с чувствами и интуицией у меня все нормально. Думаешь, я не вижу, как ты смотришь на него, как беспокоишься.

Я сделала вид, что не понимаю его.

- Я с первой нашей встречи понял, что ты не ровно к нему дышишь, - договорил он и замолчал.

- Да ты видишь-то нас вместе лишь второй раз, - а я не знала, что ему ответить: либо высказаться в том, о чем скрывала от всех все эти годы, либо просто засмеяться.

Тишина затягивалась. Клыкастый первым прервал молчание.

- Можешь ничего не говорить. Это твое дело. Кстати, гипноз слабый, он скоро проснется. И да, ты мне должна новую кожанку! - поменял он тему и вышел к кассе.

Я смотрела на спящего Лео, такого красивого и любимого и в миллионный раз думала, почему мне довелось полюбить именно его – парня моей лучшей подруги.

Мои мысли прервал Джонни, который просунул голову в дверной проем:

- У нас гости, - а потом уже кому-то вошедшему, - Салют, небесный!

Я вышла и увидела ангела. За окном стемнело, крылья уже подсвечивались за плащом серебряным светом. Они стояли с Джонни на определенной дистанции и смотрели в упор друг на друга и, скорее всего, говорили глазами: ангел со всей серьезностью, а вампир со всей иронией. Но тут появилась я и прервала столь интересную молчаливую беседу.

- Привет, Мунфлауэр!

Я краем зрения заметила, что вампир закатил глаза. Потом надо будет расспросить его, к чему это он.

- Здравствуй, Аймар, - улыбнулась я в ответ. – Заходи!

- Что забыло его величество в скромной лавке ведьмы? – подкольнул его Джонни.

Ангел прошел мимо него, бросив на ходу:

- Это уж точно тебя не касается, кровосос!

Боже мой, не хватало, чтобы они препирались теперь весь вечер мне под руку. Но делаю один вывод: эти ребята уже знакомы.

- У меня новости, - обратился он ко мне.

- Срочные? – уточнила я.

Он покачал головой.

Я махнула в сторону спальни:

- Там Лео, он накачен алкоголем. Мне необходимо сделать зелье, чтобы его растормошить и вернуть в норму.

Он кивнул, посмотрев на того, кто лежит на кушетке.

Я подошла к столу и достала книгу. Я могла бы сделать просто приворот, но надо выкачать все это дерьмо из футболиста, так как я уверена, что крепкие напитки отравили все его внутренние органы к чертям собачим! Через пару минут нашла нужную страницу, попросила парней найти необходимые ингредиенты и начала колдовать.

Зелье было готово в считанные минуты. Я подошла к Лео. И придерживая его за голову, маленькими глотками начала вливать в его рот напиток.

Вот и все! Осталось подождать чуток. Потом надо стереть ему память, зелье с прошлого раза еще осталось в шкафу, хоть и не первой свежести, но должно сработать. В этот момент позвонил стационарный телефон: мама. Я вышла к кассе, чтобы можно было поговорить без свидетелей (а так обычно я растягиваю шнур до кресла).

- Мун, я смогла уговорить верховных убрать арест на магию, - прямо перешла она к делу, - но мы все остаемся под пристальным вниманием.

Ах вот оно что! Я совсем и забыла про арест. И сил у меня из-за этого не было! А я свалила это на усталость. А тут еще и без задних мыслей приготовила парню «стиратель памяти». Порой я сама удивляюсь своей беспечности и забывчивости.

- Хорошо, мам.

- Особо не колдуй, договорились, - с ноткой приказа, добавила она.

- Конечно, - и она тут же отключилась.

И тут я услышала громкий спор в спальне. И на минуту их вместе нельзя оставить!

Вбежав в комнату, я увидела: ангела с вампиром, которые буквально вцепились друг в друга – то еще зрелище.

Я подбежала к ним, чтобы разнять.

- Да прекратите вы! – пыталась я встать между ними.

- И попробуй еще раз такое скажи, ты сукин сын! – орал Аймар, нанося удар по челюсти вампира.

Джонни, как всегда, усмехаясь, пытался задеть его еще глубже.

- Да без проблем, ангелочек, - увильнув от следующего удара, ответил тот, - хочешь прям сейчас?

- Да перестаньте вы оба! – мне все же удалось встать между ними и оттолкнуть ангела со всей силы, хоть всего и на пару шагов.

- Какого?! – прервал нас футболист, который, по всей видимости, уже проснулся и успел стать свидетелем необъяснимого.

И тут я увидел картину, представшую перед ним, то есть его глазами: Аймар с огромными сверкающими крыльями и вампира во всей своей сверхъестественной красе. Ну и себя, которую он видит в первый раз в таком облике.

- Лео! – зачем-то крикнула я. Наверное, чтобы хоть как-то привлечь внимание и объяснить.

Он медленно отходил назад. Парни начали успокаиваться, и я их оставила, подходя к Лео.

- Подожди, я сейчас, - и выбежала за оставшимся зельем по стиранию памяти. К счастью, нашла его быстро.

Вернувшись в комнату, обнаружила, что ничего не изменилось: парень лишь немного сдвинулся, все также прижимаясь к стене, ангел и вампир (в нескольких метрах друг от друга), пристально следящие за ним. Я протянула зелье Лео.

- Выпей, тебе станет лучше, - «должно стать, если ты все забудешь» - про себя договорила я.

Он не шелохнулся. Я более настойчиво предложила еще раз. Он медленно помотал головой.

Боже, как же я устала от всего этого! Практически без сна, постоянные превращения, разбушевавшиеся гормоны, потеря дорогих мне людей, потасовка этих двух придурков, и еще Лео нарочно что ли усложняет все!

- Лео, выпей! – не выдержала и прикрикнула я.

В секунду страх превратился в ярость, и он изо всех сил сбил мою руку с флаконом (оно отлетело к стене и разбилось), на что я просто рефлекторно ударила его (и надо же было так метко еще в челюсть попасть, как говорится, когда не надо) и, не рассчитав опять силы, кажись, вырубила. Он упал на пол, около двери. Да что б тебя! Ааа! Такого финала я точно не предвидела – аж бабочки пришли в негодование и разлетались по телу.

- Эффектно! – захлопал Джонни.

- Заткнись! – взревела я. – Если бы не вы, два идиота, все было бы нормально! – я подошла к ним вплотную и тыкала в каждого пальцем.

О, как же я ненавидела, когда что-то идет не плану и когда в этом виноваты кто-то из окружающих!

- Вы, два придурка! Да что с вами не так?! Вам что больше делать нечего?!– все мое существо просто рвало и метало! Даже я сама от себя такого не ожидала – по природе-то я весьма спокойная натура. Но когда накатывают такие волны, тяжело справляюсь. По совету бабули я бью подушки в такие дни, по настоянию мамы: чаи… но вот ведь несправедливость: ни на то, ни на другое не было возможности уделить внимание в последнее время.

- Прости, детка, - перехватил мою руку Джонни, - сдержанность – не моя сильная черта, - он что еще и ухмыляется или мне показалось?

- Да неужели?!

Вампир пожал плечами. Аймар смотрел куда угодно, только не на меня. Я вся горела от злости! Отвернулась от них и только сейчас заметила, что Лео нет в комнате.

- Где, мать вашу, Лео?! – закричала я и выбежала к кассе. Но и там его не было. Ночь обещала быть долгой и счастливой.

Глава 15

- Вон он, - крикнул Джонни, - и указал куда-то в окне. Я посмотрела туда и увидела, что Лео пытается что-то объяснит двум копам.

Задернула жалюзи, ходила взад и вперед по небольшому пространству помещения и начала думать, что делать дальше.

В это время ангел скрылся в комнате, Джонни застыл у дверного косяка:

- Вот ведь говнюк! Мы ему помочь собирались, а он бежит к копам!

В этот момент в дверь постучали, и вошли двое полицейских.

- Извините, господа, полиция, - сказал первый из тех, кто прошел, - сержант Джонсон и офицер Уилсон, - представился мужчина постарше. - Этот молодой человек говорит, что вы, ребята, напали на него.

- Напали? – Джонни закатил глаза. Из комнаты вышел Аймар, который собрал крылья и надел плащ. Короче, выглядел он как обычный человек, одетый чуть-чуть не к месту.

- Да, именно так он и выразился, - уже ответил офицер, изучая «крылатого», как называл его Джонни.

Лео был и зол и напуган одновременно. И его можно было понять.

- Вон тот – это вампир, я так думаю, а этот – ангел, - тыкая в ребят пальцами, начал футболист, - а она ударила меня и пыталась чем-то споить, - голос его был уверенным, ведь он все видел собственными глазами, и был прав, хоть это и звучало смешно.

И наступило это молчание, которое периодически меня выбешивает, когда воздух напряжен, все думают, как поступить дальше, и при этом никто не произносит ни слова. Надо было выходить из ситуации:

- Простите моего друга, господа, он немного бредит, знаете ли.

Полицейские пристально всех нас разглядывали.

- Ваши документы, пожалуйста. Все. И медленно, без резких движений, – протянул руку сержант.

О нет, откуда им быть вампиру с ангелом? Проклятье! Так, если подумать, может вырубить этих копов, а потом сделать новое снадобье по стиранию памяти и влить в них? Хотя лучше подкупить их чем-нибудь интересненьким. А может попросить Лолиту с ними поговорить, она-то по-любому найдет к каждому подход.

Пока я все это придумывала, парни медленно достали какие-то бумажки из карманов и, вуаля, у них есть документы! Надо же, откуда?

Я подошла к столику и достала свой паспорт.

Полицейские изучили каждого. И повернулись к Лео:

- А где ваши? – спросил сержант.

- Я их дома, наверное, оставил, - начал вспоминать футболист, - хотя может не там, я не помню, - запутался он.

Джонсон подошел к парню вплотную и принюхался:

- Пил? – уточнил он.

Лео кивнул, а потом замотал головой:

- Нет, это не то, что вы подумали, сэр!

- Да ну? – прищурился сержант. – Ангел, говоришь, вампир, - обращаясь уже к офицеру, - а ну-ка, Уилсон, пошарь у него по карманам, может что интересного найдем.

Офицер начал рыскать по карманам Лео. Боги, надеюсь, у него не было травки, приобретенного во время запоя.

Нет! Какое счастье.

- Поехали в участок, сынок, поговорим там, - крепко схватив за локоть, сержант повел футболиста к выходу.

Я понимала, что не могу этого допустить по нескольким причинам: во-первых, я слишком дорожу Лео; во-вторых, он ни в чем не виноват; и в-третьих, этот арест сильно скажется на его обучение в университете. Парня могут легко выкинуть из сборной, да и ректор вряд ли будет рад узнать такого рода новости от столь преуспевающего студента. Надо было срочно искать выход, и я начала смеяться (наигранно, конечно, но я старалась изо всех сил). Затем захлопала в ладоши. Потом, вообще потеряв всякую совесть, подошла к копам и обняла их.

- Спасибо, господа! Шалость удалась! – кажись, кто-то пересмотрел Гарри Поттера.

Все стояли и смотрели на меня как на сумасшедшую. Хоть бы, блин, подыграли что ли!

- Простите, мэм, - обратился ко мне Уилсон.

- Это вы нас простите, товарищи полицейские, - извинилась я. – Понимаете, это была всего лишь игра. Мы поспорили с друзьями и они, можно сказать, выиграли, - я повернулась к застывшим парням и подмигнула им.

Первым спохватился Джонни, который тоже хлопнул в ладоши.

- Ок, теперь ты веришь? – спросил он меня.

Я не очень понимала, о чем он, но закивала в знак согласия.

Копы поменялись в лице. Им это, конечно, не понравилось.

- Хотите сказать, что это был спектакль? – уточнил Джонсон.

-Типа того, - тихо вымолвил Аймар, слегка улыбнувшись.

Офицер и сержант молчали.

- Это мой парень, - я указала на футболиста. И я воспользовалась моментом, схватила Лео и поволокла его в сторону комнаты и передала, можно сказать, вампиру, многозначительно посмотрев. Лео хотел что-то сказать, но Джонни сразу наложил на него гипноз и повел дальше, закрыв дверь.

Я посмотрела на ауры полицейских, которые потеряв дар речи от негодования, стояли у выхода. Розоватые, колеблются – конец рабочего дня, они выдохлись.

Схватив с полки мелиссовый чай с медом, протянула его им.

- Мне жаль, что испортили вам вечер, господа. Возьмите небольшую компенсацию, это поможет вам расслабиться перед сном. – Они с недоверием смотрели на мешочки, - это мелисса с медом. Особый рецепт из Индии, я уверена, вам понравится.

- Мисс Райз, вы понимаете, что только что совершили, грубо говоря, ложный вызов и еще пытаетесь нас подкупить, - обратился ко мне сержант.

- Я знаю, сэр, и поверьте, такого больше не повторится, - уверила я их.

- Надеюсь, - отозвался офицер, и первым взяв чайный пакет (что сначала смутило старшего по званию), вышел.

- Доброй ночи, мэм, - попрощался Джонсон, и когда я настойчивее протянула сувенир, улыбнулся и кивнул.

Как только дверь закрылась, я вбежала в соседнюю комнату. Лео стоял в оцепенении, оказалось, что он хотел вновь закричать, но Аймар успел закрыть ему рот, а Джонни снова слегка загипнотизировал. Он еще слишком молодой вампир и не очень силен в гипнозе, чего не скажешь, например, про трехсотлетних, а то и старше, которые при желании могут и в кому положить при желании. Я выругалась, голова туго соображала. Я понимала, что можно сделать снадобье, и парень все забудет. Проблема была в том, что теперь смесь надо делать очень крепким (ведь столько всего стирать!), а не прошло и недели, как я давала ему немаленькую дозу, чтоб он забыл секс с суккубом. Такая частая дозировка страшна тем, что голова может не выдержать и едва что-то ему напомнит о забытых моментах, как резкий поток воспоминаний сведет человека с ума. В психбольницах часто можно встретить больных с такой историей.

Я подошла к Лео, и спокойно окликнула его. Он был как под кайфом, слегка улыбнулся и кивнул. Попросила снять гипноз у Джонни.

- Детка, я еще не умею снимать гипноз, - по-своему извинился он, - сила постепенно пройдет сама.

Снова от души выругалась, что аж бабочки вспорхнули с моего тела и перелетели через шею. Ребята как нестранно это заметили и недоуменно смотрели на меня. Потом все же Аймар взял слово:

-У тебя…у тебя на шее…

- Да, у меня татушки, и что? – этот дурацкий вечер надо заканчивать, а то я переругаюсь со всеми в пух и прах.

- О, фамильяр! Это же фамильяр, я прав? – уточнил Джонни. – Круто! – а в глазах зависти и не скроешь, - когда я увидел их на тебе, ну, когда ты была голая – (и этот идиот нагло подмигнул ангелу), думал, что у меня проявились последствия от переизбытка «еды».

Я посмотрела на потолок в знак «ну что еще!», в то время как ангел сузил глаза в то ли не довольстве, то ли от колких слов вампира…

- Что? – спросила я его.

- Фамильяры – это привилегия черных, - сделал он вывод, хотя в голове у него однозначно мелькали другие мысли.

- Я знаю, и что? - опять спросила я.

Он задумался.

- Мне его подарила, можно сказать, бабушка, - решила я уточнить на всякий случай.

Джонни усмехнулся.

- Бабушка? Ну как же! Мне б такую!

- Да, бабушка, - я хотела уже закрыть эту тему навсегда. Но Аймар, видать, этого не хотел.

- Она была из черных? – спросил он.

- Скорее, часто занималась делами черных, но была на стороне темных, а порой и светлых, - бабушку оскорблять я им не дам.

- Мун, ты знала, что фамильярами могут обладать лишь Высшие из рода черных? – уточнил вампир.

Эм, если честно я никогда не вдавалась в подробности. Мне сделали тату, сказали, чтобы я их скрывала ото всех всегда и что они мне помогут в самом сложном случае. Вот и все мои знания. В детстве я пыталась узнать о них больше, но в наших книгах темных об этом не пишут, а книгами черных мы не обладали, и в какой-то момент я перестала интересоваться этой живой штукой на мне. И сделала скоропостижные беспочвенные выводы о том, что, скорее всего, ими могут обладать все из рода черных – было бы желание.

- Нет, не знала, - дала я честный ответ.

Друзья молча смотрели на меня.

- Хотите сказать, что моя бабушка была из Высших черных? – о, только не это, - абсурд! Я знала ее, она скорее светлая, даже чем темная, понятно? – защищала я своего предка.

- Возможно, она выполнила какую-то миссию, за что ей дали право на фамильяр, - предложил Джонни.

- Давайте закроем эту тему, - я решила закончить разговор. Не нравилась мне эта тема просто ужасно. Да и время неподходящее. Вот-вот проснется Лео, надо все обдумать насчет него.

Аймар загрузился по-полной – да, если подумать, есть над чем поразмышлять. У него на это есть хоть вечность – мне сейчас все равно. А Джонни, просто пожал плечами.

Я попросила всех оставить меня с Лео наедине. Положила его на кушетку, зажгла благовония, заварила чай с мятой и села рядом. Вскоре парень постепенно начал приходить в себя: действие гипноза медленно покидали его, оставляя в голове пустоту последних часов жизни. Повернув голову, он спросил, кто я?

- Ты не узнаешь мой голос? - ответила я вопросом на вопрос.

- Он принадлежит другой, - тихо сказал он, - девушке по имени Мун.

Глава 16

Лео лежал на кушетке. В полумраке комнаты пахло ладаном и благовониями. Я поставила ему рядом на столик чашку чая с мелиссой и села в уютное кресло, которое так сильно любила. Мои бабочки удобно расположились по всему моему телу.

Обхватив руками свою чашку зеленого чая, я медленно начала.

- Мне надо многое тебе рассказать Лео. И я начну с начала времен, то есть с Богов. Эти легенды и истории мне рассказывала бабушка, мама, а остальное я прочла в книгах. А ты просто слушай. – Итак, в нашем мире существует не один Бог, а множество, но основными для живых считаются трое…

Так я начала свой рассказ о Богах, плавно перейдя ко всем сверхъестественным созданиям, останавливаясь лишь для того, чтобы отхлебнуть еще горячего чая, и вспомнить о том, как выглядят некоторые из этих существ, так как многих из них я никогда не видела в настоящем обличие.

Лео, молча, лежал, уткнувшись в потолок. Его чай остывал на столике рядом. Но я знала, что действие гипноза медленно проходит, что к нему возвращаются способности обычного человека, а не двигается он лишь либо потому что не хочет или по причине глубокой задумчивости.

Я рассказала о том, кем я являюсь. Как я пришла в этот мир. О том, что меняю облик дневной на ночной и наоборот.

- Лео, ты меня слушаешь? – все же спросила я, уже начиная думать, что он заснул с открытыми глазами. Через какое-то время он кивнул. – Тебя это не пугает? Ну, то, что я другая.

Он сел. Глаза оказались красными от последних жестких событий для его организма, но взгляд стал ясным, аура посветлела и мерцала мирными оттенками.

Я взглядом указала на кружку, он скосил недоверчиво глаза.

- Это всего лишь чай, Лео. Если бы я хотела тебя отравить, то сделала бы это годами раньше.

Он потянулся к напитку и выпил полкружки жадными глотками. Ну да, похмелье. А затем спросил:

- Значит, ты не из нашего мира. Пришелец, - подытожил он.

- Не то что пришелец… я создание Богини Луны. Это немного другое, – уточила я.

- Не совсем понимаю, если уж быть откровенным. Я просто приму это как факт, - подытожил он.

Я кивнула. Меня это вполне устраивало. Не то что бы я думала, что Лео побежит ставить опыты в ближайшую лабораторию с целью узнать мой ДНК, но это был лучший выход из сложившейся ситуации.

Мы на какое-то время замолчали. Тишину вокруг нас лишь иногда прерывали наши «прихлёбывания» чая и звуки редко проезжающих машин. Первая на этот раз не выдержала я.

- Не хочешь больше ничего спросить?

Парень призадумался. И прямо представляла, как он пытается выбрать один из миллионов вопросов, возникающих в его затуманенной голове. Начал он с того, что спросил:

- Если ты ведьма, то почему не используешь свою силу днем?

Неплохой вопрос.

- Моя сила раскрывается лишь по ночам. Днем она слабая… поэтому я лишь вижу при желании ауры людей, иногда могу использовать силу готовую силу природы…

Но Лео меня прервал:

- Ауры значит, - как бы подытожил он, - И какая моя сейчас?

Я слегка открылась для магии и присмотрелась.

- Твоя… она, как и у всех людей, колеблется и искрится. Сейчас, немного зеленоватая, переливается с цветом лазури и перетекает периодически в желтый.

- Это нормально? – как пациент у доктора, уточняющий диагноз, спросил Лео.

- Это очень красиво, - неожиданно для самой себя, меня затянуло в его ауру (как часто это бывает, когда я присматриваюсь к любимым людям). - Столь приятные оттенки редко, где увидишь вокруг, поэтому я не могу описать. - Потом резко опомнившись, - да, это нормально. Хороший показатель, сказал бы мистер Стоун.

Лео улыбнулся. И начал вертеть головой, разглядывая все, на чем остановится взгляд. А я тупо смотрела на него. Как же приятно было просто разговаривать с ним наедине о том, чего он совсем не знает, но то, что является частью меня и моей жизни. Скажи мне годом ранее кто-нибудь, что он вот так будет здесь стоять и все разглядывать, я бы не поверила. Лео в моей лавке! Фантастика!

Он прервал мои размышления:

- А насколько сильными заклинаниями ты владеешь?

- Что конкретно ты имеешь ввиду? – От неожиданности вопроса, не сразу его поняла.

- Ну, ты можешь превратить меня, допустим, в крысу или в мяч? – уточнил он.

Я тихо засмеялась.

- Нет. Этого я не могу. Да и вообще не знаю ведьму, которая это могла бы.

- Так что можешь? – видимо, ему нужна была конкретика.

Я задумалась.

- Ну, могу переносить огонь от источника, хотя если это тренировать, то есть вероятность того, что и создать я его когда-нибудь тоже смогу. Мы используем энергию природы, как я уже говорила. Это слишком сложно понять обычному человеку. И это сильная сторона повелителей стихий. Мы - ведьмы, владеем этим на примитивном уровне. И быстро устаем, либо связь с энергией бывает кратковременной или слишком слабой, многое здесь еще зависит т эмоций. Чего не скажешь о повелителях. Они могут практически часами использовать природную силу. А сильнейшие из них могут создать даже природные катаклизмы. Об этом мне рассказывала когда-то бабушка.

Выслушав мою небольшую лекцию про повелителей стихий, он вновь задал вопрос:

- С повелителями все понятно. Что-то еще?

- Еще… эм… что еще я могу? Видеть при желании в темноте. Это, конечно, не впрямь вампирское, ночью у черных силы раскрываются в разы больше, но я считаю, что я не обделена ночными рефлексами, хоть и слабее. Еще я становлюсь выносливее. У меня обостряется интуиция к ночи. Благодаря своей крови могу создавать сложнейшие зелья, отвары, привороты и все такое, но только на уровне белой и темной магии. Черная нам запрещена.

- А исчезать и появляться, где захочешь?

Ох уж эти стереотипы и легенды!

- Ты пересмотрел фильмов, дружище! Я – ведьма, мои сильные стороны во внутренней силе и крови. То есть в способностях паранормальных. Я могу вызывать духов, но не могу сама растворяться в воздухе.

Парень был слегка ошарашен.

- Что? Ты можешь вызывать духов? То есть общаться с приведениями?

- Ночью – могу, да. А днем не могу их не то, что вызвать, даже мимо пройду не заметив, - вспомнила я случай, когда в один день случайно прошла через духа, не заметив его, а папа почувствовал в меру своего профессионализма.

Судя по его выражению лица, тема его немного взволновала.

- Ты так говоришь, будто они днем просто по улицам разгуливают.

Что ж, и про это можно рассказать.

- Приведения, о которых столько снято фильмов и написано книг, живут среди нас. Это души людей, которые по тем или иным причинам не нашли себе покой. Куда, по-твоему, им еще деваться?

Вместо ответа Лео просто пожал плечами.

- И сколько их?

В какой-то степени, учитывая, как редко мне удается удивить людей, симпатизировала сама мысль быть его гуру, что ли, в мире сверхъестественного, хотя я надеялась, что разговор свернет чуть в другое русло.

- Хочешь узнать, на сколько их много?

- Так их много? – выпучил он, итак, большие глаза.

Я задумалась и начала вспоминать на сколько я часто сталкивалась с призраками.

- Нет, не так много. Меньше, чем людей.

- На Земле живет более 8 миллиардов людей! Хочешь сказать, что духов чуть меньше?! – да, я слегка загнула. А может и не слегка.

- Нет, не настолько много. Духи связаны с энергией природы. Там, где энергия особенно высока, там их больше. Как пример, могу сказать, что их больше в храмах или в Стоунхендж, чем здесь и сейчас.

Лео начал крутить головой, особенно присматриваясь в темные углы.

- Они и сейчас здесь? – с любопытством спросил он. Я больше, чем уверена, что теперь в нем живет не удивление и страх, а мужское начало к приключениям и познаниям окружающего мира.

- Нет, в лавке их нет. Они иногда меня отвлекают от работы. И я наложила заклинание на наш магазин.

Он с облегчением выдохнул.

- Не подумай, что я из пугливых. Просто я всю жизнь был уверен, что это лишь сплошные выдумки.

- Я понимаю. У тебя была вполне нормальная реакция сегодня. Большинство тоже так всполошились бы, - я никогда не считала Лео особо мужественным (возможно, он еще не дошел до того возраста, когда надо быть Мужчиной с большой буквы, а возможно не всем и дано им быть), но и трусом бы не назвала. Он был обычным парнем. Да, красивым по моим с Кэйт меркам, веселым и харизматичным, но не альфа-самцом явно. И поэтому не приписывала ему роли отважного принца и, следовательно, не разочаровалась.

- А они опасны? – продолжил он интересоваться приведениями, и посмотрев мне в глаза, более заботливо спросил, - тебе они приносили вред?

Мне понравился его вопрос и то, как мягко он это произнес, поэтому с движением заворожённых бабочек, сдвинулась с места и, сев поудобнее, ответила:

- В большинстве своем они безобидны. Все зависит насколько древний сам дух. Старейшие из них уже обогатились энергией и могут ее в некоторых количествах использовать. Они, как и люди, Лео, бывают плохими, а бывают и хорошими.

- Это все так удивительно, - улыбнулся он.

- Знаю.

Мы смотрели друг другу в глаза. В его я видела восхищение, ну или мне так казалось. Да, в ночном образе я могла бы его легко соблазнить, это было как пить дать. Он мог бы принадлежать лишь мне, вот так бы смотреть на меня, держать за руки, целовать… Нет! Даже не думай об этом, Мун! Хотя эти мысли не давали мне покоя несколько лет, я похороню это в себе навечно.

В спешке оборвав этот зрительный контакт и свои думы, которые вели меня все больше в омут страсти и вожделения, потянулась за остывшим чаем.

Ощутив тяжесть кружки, и почуяв аромат мяты, почувствовала, что становится легче, и я могу продолжить разговор.

Подняла глаза на Лео. Он задумался.

- О чем ты думаешь? И, пожалуйста, не придумывай плана сбежать отсюда снова! - попросила я его.

Он тихо засмеялся.

- Больше не сбегу, обещаю, хотя мне дико хочется в туалет.

Я показала, где находится уборная, за дверьми которого он мгновенно исчез, а вышел в куда более приподнятом настроении.

- Знаешь, я тут подумал, а смогла бы ты сейчас доказать мне свои способности. Не то, что я тебе не верю, но… - он опустил глаза.

- Ты хочешь увидеть чудо, - закончила я за него.

- Да. Что-то типа этого, - усмехнулся парень.

Я представила себе, чем бы я смогла его удивить. И сделала самое простое, что пришло в голову. Хотя это даже за особую магию не считается, скорее за трюк.

- Дай мне руку, - попросила я.

Он протянул мне руку ладонью вверх. Я тем временем немного перетянула воды из стакана, что стоял у прилавка, и начала ворожить своей так, что капли воды превратились в лед. И вот, первые снежинки охолодили его пальцы, а потом крупные хлопья начали таять от его тепла. И так, медленно, волшебно этот наш момент объединила зимняя сказка.

Он тихо смотрел на снежинки, создаваемые из воздуха движением моей руки, и улыбался.

В один момент я прекратила это.

- Ну как, теперь веришь? – спросила я. – Я научилась этому у девочки из клана стихии воды в летнем лагере.

- У меня просто нет слов! Хотя нет, есть! Вау! Просто вау! – как маленький ребенок стоял Лео, не отрывая взгляда от наших рук.

Парень был просто ошеломлен – и я его прекрасно понимала. После обычной рутинной (хоть и счастливой) жизни, магия всегда сбивает с ног. Понимать, что человек, которого ты считал всю жизнь аутсайдером, оказывается «чудотворцем» – это как удар под дых. Этому действительно нужно привыкнуть. А мне, а мне надо привыкнуть, что Лео теперь часть моей жизни. Привыкнуть к его «Вау!» и на то, как он смотрит на меня.

Я встала и подошла к окну, чтобы посмотреть на мир вне нашей лавки. Мне нужно было побыть одной. Слишком много Лео за один вечер! Слишком много чувств сейчас кипят во мне.

Опустив глаза на подоконник, увидела, что наши королевские фуксии совсем завяли. Мама, видимо, потрясённая исчезновением папы, совсем забыла над ними поворожить или как минимум полить. Машинально провела ладонью над ними, и лепестки начали оживать на глазах. Я так часто это делала, что даже и не помню, когда нормально поливала их водой.

Стебли выпрямились, лепестки раскрылись и набрались бутоны будущих цветков. Красивее установив их на подоконнике, повернулась обратно к парню. Он во все глаза следил за моими действиями.

- Эм, я это на автомате, - пролепетала я.

Лео тихо переводил взгляд с меня на фуксии и обратно, а потом потерев ладонями об джинсы (он всегда так делает, когда нервничает), то ли спросил, то ли сказал:

- Ты ведьма.

- Да ты не только капитан команды по футболу, так еще и капитан очевидность! – усмехнулась я.

Он тоже улыбнулся. Потом встал и потянулся за кружкой чая.

- Капитан… Стоп! Ты знаешь, где Кэйт? – резко всполошился он.

- Нет, Лео, я не знаю, где она, - ответила я. – Но я точно знаю, что она не сбегала ни с каким придурком!

- Откуда такая уверенность? – спросил парень.

- Ее похитили, - спокойно сказала я.

- Что? Как похитили? – он отступил назад, нервно теребя волосы. Предположу, что мысль побега с парнем хоть и отвратительна для него, но все же не так страшна, как быть похищенной.

- Ее забрали черные. Мы так думаем. Думаем, что черные… - запиналась я.

«Только не дай ему повода сойти с ума от обилия информации!» - кричал мой внутренний голос.

- Какие еще черные? Жители Эфиопии что ли? – не понял он.

- Я же рассказывала тебе о Богах, Лео. Ты меня вообще слушал?

- Да слушал я! Только не все помню, - посмотрел он со злостью на меня. – Напомни-кась.

- Ну, есть светлые, темные и черные. Светлые – дневные. Темные – сумрачные, короче, лунные, а черные – принадлежащие сплошной тьме и ночи.

- И что? Ночь украла Кэйт? – ирония была как своеобразная форма отрицания. Он все еще не хотел верить во все это, тем более, когда дело коснулось его девушки.

- Да, ночь украла Кэйт, Лео! – и я теперь начала выходить из себя.

- Что за бред?! – прикрикнул он.

Я не знаю, что именно произошло дальше. То ли бабочки, от крика Лео бросившись в рассыпную, меня защекотали. То ли у меня крыша поехала, но суть в том, что я расхохоталась как психопатка.

Лео сначала, недоумевая, смотрел на меня, а потом и его пробило на «ха-ха» и через минуту мы ржали уже вместе. Смеялись мы долго и до слез. Здравствуй, истерика!

Он пытался спросить меня, что тут смешного, но получалась какая-то чушь и мы уже смеялись над этим.

Первая успокоилась я. Но знала, что этот момент запечатлеется в моей памяти навечно: моя лавка, я и Лео, смеющиеся над какой-то несуразицей.

- Прости. Не знаю, что на меня нашло, - сказала я. – Хотя возможно это из-за бабочек.

- Бабочек? – переспросил, все еще смеясь, он.

- У меня есть фамильяры. Бабочки, - уточнила я.

- Фами…что?

- Фамильяры. Живые татуировки. Даются избранным и обычно черным, но иногда и темным перепадают, видимо – отчеканила я.

- Покажи! – зажегся он.

Я смутилась. Как бы я красива сейчас не была, я еще не готова оголяться перед Лео, даже ради безобидного показа тату.

- Не сейчас, - отмахнулась я. – В другой раз.

Немного разочаровавшись, он кивнул. Между нами повисло молчание. А потом все же спросил с беспокойством в голосе:

- Так Кэйт похитили?

- Да. И скорее всего ты в тот раз видел сам момент похищения, а по пьяни представил другое, - парень посмотрел на меня.

- То есть, я мог ей помочь и спасти в тот момент, но по идиотской ревности этого не сделал, - вывел он логический ответ.

Я кивнула. Лео опустил голову, обхватив ее руками. И тяжело выдохнул.

- Не кори себя. Скорее всего, ты бы и не смог ей помочь. По нашим данным, это были «плохие ребята». А они куда сильнее, чем ты, - чтобы хоть как-то поддержать его, положила руку на его плечо и постаралась мысленно унять его боль. Это редко помогало, но попробовать стоило.

То ли от моего прикосновения, то ли мои способности подействовали, но тяжело выдохнув, он сел в мое кресло и уже выглядел лучше.

Я посмотрела в окно. Близился рассвет. И я снова стану прежней.

- Лео, скоро появятся первые лучи солнца. Я начну менять форму. И у меня к тебе просьба, - я села на корточки рядом с ним. – Посиди около кассы и ни в каком случае, не заходи сюда. Я буду кричать, стонать, плакать… Только не входи!

Он во все глаза смотрел на меня. Я понимала, что это звучит странно, но его присутствие убило бы меня вовсе.

- Пообещай мне, Лео! – попросила я его более настойчиво.

Он не то помотал головой, не то кивнул.

Я помогла ему подняться и выпроводила из комнаты, потому что начала уже испытывать ноющие боли во всем теле – признак рассвета.

Едва закрыв дверь, быстро сняла с себя всю одежду, вплоть до белья. Так как белье либо натирало, либо мешалось, а толку от него вообще не было, учитывая, что оно потом просто рвалось по швам: дневные тазобедренные кости ведь куда шире ночных.

Я лежала на полу, уставшая, потная, и готова была уже вырубиться, когда дверь медленно отворилась, и вошел Лео. Он не то, что вошел, он застыл как вкопанный едва ступил в комнату.

Боже! Не смотри на меня так! Только не это чувство жалости. Попыталась отползти к кушетке за покрывалом, но непроизвольно застонала - тело будет ломить еще некоторое время, пока все органы не станут на место. Лео среагировал молниеносно. Схватив одеяло и уже было накинул его на меня, как заметил летающих по моему телу бабочек. Парень не отводил взгляда от них. Да, это весьма завораживающее зрелище, не спорю – особенно на центнеровой туше! К тому же я голая! Но тут меня пронзает новая ужасная мысль: «Мои ноги! Я их не брила больше двух недель!» От стыда я не знала куда деться – не заметить этого было, как не заметить мха на беломраморной колонне! Молчание затягивалось, а меня душила совесть: «Какого хрена ты не бреешь ноги! И не говори мне, что нет времени и все равно обрастают за час! Позорище! Он никогда это не забудет!» Стоп, возьми себя в руки, Мун! От самобичевания лучше ситуация не станет! Поэтому, встряхнув волосы с лица, потянулась за одеялом.

- Все в порядке? – спросил Лео (прямо как папа), накидывая, наконец-то, покрывало.

Я кивнула, говорить не было желания.

- Как только ты перестала кричать, я подождал минуту и вошел, - присев на корточки, он приподнял мое лицо за подбородок, - я что-то сделал не так?

Я помотала головой. Хотя вообще очень даже не так! Мне морально плохо от того, что ты увидел! Но говорить и впрямь я не хотела.

- Это было ужасно. Сидеть и слушать, как ты завываешь и стонешь, - он посмотрел прямо мне в глаза, - могу я тебе помочь может как-то?

- Да, - прошептала я. – Одежда в тумбочке, я не успела ее достать.

Парень послушно принес ее и отвернулся. Я, уже контролируя стоны, начала одеваться. Бабочки угомонились и устроились на определенных и им только ведомых местах.

- Спасибо, - поблагодарила я, - мне жаль, что тебе пришлось косвенно стать участником данного зрелища.

Я как дряхлая бабулька села в кресло. Мне нужны еще пара минут, чтобы прийти в себя.

- Не переживай, я в норме! – ответил, ухмыляясь, он. – Так странно, часом назад ты была брюнеткой, а сейчас блондинка.

- Во-первых, не блондинка, а русая. А во-вторых, если ты не заметил, изменился не только свет волос.

- Такое сложно не заметить. Но знаешь, - он присел теперь рядом с креслом, как до этого всего я, - так ты мне нравишься больше.

- Толстой уродиной? – уточнила я.

- Да, толстой уродиной, – засмеялся парень, а помолчав, добавил уже серьезно: - Хотя не стоит себя так называть. Поверь, ты выглядишь куда милее, чем ты думаешь. Пусть и не красавицей, но в тебе есть что-то привлекательное. Предположу, что дело в глазах, они по-прежнему яркие и проницательные. А может я просто привык к этому твоему виду, - пожал футболист плечами. Говорил он быстро и запинаясь, видимо не одна я нервничала.

- Спа…спасибо, - сказала я. В первый раз услышав такие комплементы от Лео, я засмущалась, а бабочки вновь пришли в действие, запорхав по всему телу.

Лео это тоже заметил, всматриваясь то на мой не до конца прикрытый бюст, то на плечи.

- Столько лет тебя знаю, и даже помыслить не мог, что половина твоего тела покрыто тату, - все же ответил он.

Я опустила голову и тоже посмотрела на их полет.

- Тебе не больно? - спросил парень.

- Нет, скорее щекотно, - откровенно ответила я.

- Можно? – спросил он.

Я не поняла, о чем он, поэтому неопределенно кивнула. Нежно, костяшками пальцев он провел по одной из них, отчего та быстро затормошила крылышками. Лео улыбнулся. А я схватила его руку, остановив его движение.

Мое тело покрылось мурашками от прикосновений. Да и слишком интимным был этот жест, хоть он этого и не заметил. Он посмотрел на меня. В серых глазах мелькнуло недопонимание и ирония. Но он опустил руку.

Так мы сидели, смотря друг на друга, пока его телефон не зазвонил. Это был Бэн, один из его друзей-футболистов, с которым, если я не ошибаюсь, он бегал по утрам. Лео отошел к окну и уверял, что с ним все в порядке, и он скоро будет.

Отключившись, он повернулся ко мне.

- Прости, мне надо идти, - сказал он уже мне, прикрывая зевоту.

- Да, конечно.

- Будем на связи, - и махнул мне рукой, скрываясь в дверном проеме.

Еще где-то с четверть часа я сидела молча в той же позе, в которой оставил меня Лео и как в полусне вспоминала все события этой ночи. Я только заварила чай, как вошла мама. Мы обнялись и прямо как коллеги выяснили тонкости прошедшей смены (про Лео, вампира и ангела, понятно, я ни словом не упомянула). Она заметила мою усталость, и выпроводила домой со словами: «Быстро в постель!»

Глава 17

543 г. н.э. Константинополь, Византия.

Страной правит Юстиниан Великий. И с его правлением наступает «золотой век» города. Хоть он обладал немалым количеством плохих черт в своем характере, среди положительных славился слабостью к прекрасному. В связи с этим накопив большие богатства, строил император по всей стране храмы, крепости, дворцы, заново благоустраивал целые города. По этой причине созывал со всех концов земного шара лучших архитекторов. Наипрекраснейшим их творением, конечно же, стал храм святой Софии, в народе почитаемой как Премудрости Божией.

Как раз на его постройку и плыл на корабле мужчина со своей семьей, под вымышленным именем Анфимий из Тралл. Историю своей жизни он держал под строжайшем табу. И даже любимая Вивея не подозревала о том, кто на самом деле ее муж и отец единственной дочери, как в принципе и его три брата, которых он зачаровал в далеком прошлом.

Жизнь этого времени под стать светским веяния была прекрасна. И совсем скоро Анфимий будет вспоминать об этих днях, как о лучших в его жизни: великий император благоволит ему, богиня вдохновения дает ему немало идей в создании величайшего храма всех времен и народов, а тонкий вкус к изяществу от предков рисует в голове образы далекого прошлого. Анфимий скучал по своей деревеньке в глухом лесу, по воздуху, по ажурному плетению пауков, что ранним утром ловили росу, по колоколам цветов и тончайшему стеклу, что создавали местные стеклодувы. Обо всем этом он думал, творя немыслимые линии на белоснежной бумаге.

Гигантская купольная система собора стала шедевром архитектурной мысли своего времени – визитной карточкой города на веки веков! Анфимий знал, что это его «сокровище» может удержать лишь мощность стен, что выдержат любые напасти, потому посоветовал строителям храма добавить в строительный раствор экстракт листьев ясеня. Он многое позаимствовал из своего далекого детства, что в следствии стало достопримечательностью храма, например, «холодное окно» откуда даже в самый жаркий день веяло прохладой.

Сейчас в его полуразрушенном доме слышны лишь стоны и всхлипы. Мужчина в углу, обхватив руками колени, тихо плачет. Перед ним в другой комнате в муках умирают любимая жена и дочь. Его кровь не может заразиться. Он по-своему бессмертен перед человеческими недугами. Чего не скажешь о Вивеи и Иларии. Дочери человеческие - самые слабые создания богов. Как жаль, что он не смог предать своего бессмертия крошке.

Еще несколько лет назад, когда они плыли на корабле из Византии, и помыслить не могли ни о какой болезни, Анфимий помнил, как его дорогая Вивея шила платье из шелка, вплетая в него драгоценности, а Илария бегала по кораблю, развлекая всех своими песнями и танцами. Они были так счастливы: здоровы и богаты, с планами на дальнейшую жизнь. А что теперь? Никакие деньги не смогут спасти его семью.

Но вот несколько дней назад мальчик-посыльный принес ему письмо. Оно не было подписано. Но человек, который его отправил, знал, кто он, знал о его предках и их способностях. Он просил знания. Но Анфимий не мог их дать. Это мгновенно убило бы его! Данная тайна магически защищена. Кто попытается ею поделиться распрощается с жизнью навеки без права перерождения.

Зная все это наперед, незнакомец в письме выдвинул свою цену - дар его жене и дочери лекарства от чумы. «Чья жизнь дороже?» - этот вопрос был глупым в данной ситуации, конечно. Семья Анфимия неоспоримо ценнее всего, что у него есть, ведь нет ничего драгоценнее доброты и ласки жены, звонкого смеха любимой дочери. Тем более он прожил уже предостаточно. И ответ с согласием незамедлительно летит обратно адресанту. И пусть его проклянет весь лесной народ вовеки, пусть обзовут «предателем»: он сделает это во имя любви, ради жизни ближнего, ради рода человеческого!

Едва слышный стук в дверь. Но уши эльфа не подводят его, тем более в столь печальной тишине. Своих слуг Анфимий распустил еще давно, предчувствуя горечь болезни. «Так пусть же насладятся оставшимся временем, чем прислуживать нам», - подумал он тогда, закрывая дверь после ухода его камердинера.

Входит низкорослая личность в черной мантии, из-за капюшона которого не видно лица. Незнакомец, не говоря ни слова, проходит в дом, мимо Анфимия, будто ни раз бывал в нем. Шаги его не слышны, он сгорблен и кажется старым. Медленно нагнувшись над телом Вивеи, уверенным движением закапывает ей в рот какую-то смесь из маленького хрустального сосуда. Затем подходит к его дочери Иларии и проделывает то же самое.

Мгновенно стоны прекращаются, дыхания у женщин выравниваются, их перестает бить лихорадка. Бубоны исчезают на глазах. Чума отступает, возвращая здоровый цвет лица юным особам.

Человек в черной мантии возвращается к Анфимию. Опускается капюшон. Это не мужчина, а очень красивая женщина, за горб которого, византийский архитектор принял ее дорожный мешок. Холодным взглядом серых глаз пронзая Анфимия, она протягивает руку, не произнося ни слова. Мужчина медлит. В его голове крутятся сотни идей, как сбежать или договориться, но честность – это одно из качеств, за которое Вивея и полюбила его, он не мог обмануть ее добрых представлений. Не сейчас, заключив сделку с самой Смертью. Склоняя голову на бок, гость все еще ждет оплаты, и Анфимий дает ему то, за чем тот пришел: знания, великий секрет эльфийского народа.

Что ж, спасение его жены и дочери от чумы стоят его жизни, стоят предательства своего рода. Так думал Амар, в последний раз бегло смотря на мирно спящую семью и улыбаясь им напрощанье.

- Да простят меня Боги, - шепчет он.

- Очень скоро ты об этом узнаешь, - отвечает незнакомка, беря его за руки, и забирает все его знания вместе с остатками жизненных сил.

Глава 18

И вот я дома. Из последних сил стягиваю с себя одежду и даже не умывшись просто сваливаюсь на кровать. Хочется натянуть одеяло, но этого я уже не помню, потому что сон увлек меня в свои неизведанные дали.

Спала я крепко, и даже кошмары, которые мне виделись, не могли меня заставить проснуться. Пока… Вы можете представить, что я проснулась от того, что включился камин в гостиной! Но забегая вперед скажу, что это скорее всего природная интуиция меня разбудила, учитывая, что будильник я проигнорировала трижды.

На часах было без четверти десять. Натянув махровый халат на слегка замерзшее во сне тело, я спустилась вниз. Еще идя по лестнице, я услышала странный треск поленьев, будто дрова горели внутри рупора с периодическим уханьем совы или мяуканьем котят… Какой-то и впрямь бредовый был этот звук.

Спустившись и завернув в нашу уютную гостиную (и почему мне не передались вместе со всеми дарами еще талант мамы к созданию теплоты?) я увидела ее! Она колебалась от потоков воздуха, исходящего от камина, прозрачная, но с четкими гранями, вроде бы и мираж, и приведение в одном лице. Ростом с 2,5-3 метра, ее голова чуть не касалась потолка, но она была весьма грациозна и столь величественна, что я не могла вымолвить ни слова.

- Здравствуй, Мунфлауэр, - такой звонкий и приятный голос!

- Доброе утро, Великая Богиня Луны! – я постаралась сделать реверанс, но как-то неуклюже. Могу свалить все на халат, но скорее вы и так поняли, что «уклюжесть» - не мой конек.

- Как поживает мой цветок на этой планете? – и она провела своей рукой по лепесткам цикламенов мамы, от чего они распустились на глазах.

- Спасибо, хорошо, - улыбнулась я.

Если подумать, она и есть мой создатель, мои родители в одном лице. Я помню ее, хоть и не должна, наверное, помнить. Ведь тогда я только была крошечным ребенком в ее руках, в руках, которые с такой нежностью и заботой передали меня моему отцу с мамой. Но это лицо – оно не забудется в моей памяти никогда. Оно впечатано, как сказали бы ученые, в мое ДНК: столь светлое, красивое, холодное, но одновременно с такими ярко синими глазами, полными радушия и добра.

- Ты же знаешь, что я не имею права появляться во владениях Солнца, не так ли, дорогая? – то ли спросила, то ли просто сказала Богиня.

Я кивнула. И она продолжила:

- Но обстоятельства заставляют меня это сделать. Сегодня ночью я узнала, что ты нарушила закон баланса природы, Мун.

«Быстро же!» - мелькнула мысль в моей голове, но Богиня, похоже, прочитала ее, так как серьезное выражение лица сменилось на усмешливое.

- Итак, дорогой мой цветочек, - она нежно провела своей прозрачной ладошкой по моему лицу, - Боги недовольны! Ты не должна была раскрывать природу своего происхождения смертному, - а потом с легким вздохом, - но ты лучшее мое творение, и я даю тебе немного времени исправить свои ошибки.

Я кивнула, хоть и понимала, что это сделать будет ну очень сложно.

Она улыбнулась, и, прошептав «прощай», растворилась с очередным дуновением камина.

А я осталась стоять, прислонившись к лестнице и пытаясь понять, как же я смогу все это исправить.

Остальная часть выходных прошли сносно, если не считать, что я все время переживала за друга. Плохо спала. Пила много кофе. Работала в лавке. Искала пути спасения папы и Кэйт, думала о проблемах и их причинах. Пыталась все анализировать, но в основном все безрезультатно.

Так как в субботу занятия отменили по административным причинам (говорят, какая-то проверка из Вашингтона) провела занятие с Урмилой. И опять в кафе, и опять она меня толком не слушала. Странная девушка.

Короче, дни протекали сносно, без особых новостей. В магазин заходили Джонни с Лолитой, как-то заглянул Аймар. И я поняла, что они из моего мира, и с ними легче, как никогда и ни с кем в мире людей. За исключением Кэйт и Лео, можно сказать.

В понедельник, проспав лишь пару часов, после прохладного душа, очередной чашки кофе и тонны косметической пудры с тушью, я выглядела более-менее.

У входа в универ я ждала Лео и так и не дождавшись, поспешила в класс. Меня так и мучили мысли, что он пошел в полицию, его забрали в психушку и все такого рода. На сообщения он не отвечал. Не выдержала и, отпросившись в туалет, позвонила. Он сонным голосом промямлил, что подойдет ко второй паре. И, конечно, умудрился и ко второй опоздать – пара у нас была совмещенная. Лео повезло, что, когда он зашел, мисс Каллер вышла за тестами и в итоге не заметила появления нового студента. Хотя если бы и заметила, он ухитрился бы чем-то ее умаслить. Он умел обольщать не только чирлидер! Выглядел футболист не сказать, что ужасно, но помятым точно.

На ленче я спросила:

- Как ты? Выглядишь не очень.

Парень пожал плечами. А потом все же высказался:

- Знаешь, мне кажется, я тебя помню! Ну то, ночное твое лицо, я где-то его видел и просто не мог забыть. Чувство, будто оно впечаталось в мою сетчатку! Вот пытаюсь вспомнить.

Вот блин! Лучше бы не спрашивала.

- Слушай, Лео, не стоит об этом думать.

- Почему это? – отложив сэндвич, не понял он.

Ну же, думай-думай, Мун! Соври, в конце концов!

- Скорее всего, мы сталкивались где-нибудь после захода солнца… - ложь, от правдивости которой аж смеяться хочется!

Лео продолжил жевать. В столовую зашли парни из его команды, он поочередно с ними поздоровался, пожав всем руки. Они начали говорить о предстоящей игре, а когда спросили Лео, где он пропадал пару дней, он отмахнулся, что проблемы с мамой были. Они уезжали и все такое. Лучше бы так и было.

- Ты слышал, что Джошуа в коме? – спросил один из его команды.

- Чего? – удивился Лео.

- Говорят, он свалился с крыши многоэтажного дома, - продолжил информировать другой парень.

- Ничего себе. Джошуа? Как? Как вообще такое может случиться, он же такой правильный что ли…

Я все это время, пока они дальше разговаривали, пыталась вспомнить о ком они говорят. С трудом откопала в воспоминаниях этого «правильного» парня. Я бы его так не назвала, вот честно. Мне нравились всегда простые, без выкидонов и высоких самомнений люди. А он был как раз-таки не из таких. Пусть он хорошо учился и классно играл в футбол, но как личность был с загонами. Особенно его усмешки над девчонками. По его мнению, видимо, они должны были все под него стелиться, едва он удостоит их взглядом. Как бы не так.

Мы доели и пошли сторону кабинета астрономии.

Зазвонил телефон: мама Кэйт! Вот ведь!

- Здравствуйте, миссис Каллахер, - как можно оптимистичнее начала я.

- Мун, здравствуй. Я насчет Кэйт, - голос был грустный, как и у всех матерей, переживающих за любимых деток, - телефон ее не доступен. Ты знаешь, где она?

- О, не переживайте. С ней все в порядке. Она скоро придет, - успокоила я ее.

- И все же, где она? Рядом с тобой? Вы же вроде как делаете проект вместе, не так ли? – никак не унималась она.

Я посмотрела на Лео. Он показывал, что-то типа гор. Я не очень поняла, что он имел ввиду.

- Что-то типа того, миссис Каллахер. Хотя нет, Кэйт уехала в горы. Но это большой секрет, миссис Каллахер! Я не могу вам об этом говорить. Но с ней все в порядке!

- В горы!? – то ли спросила, то ли крикнула она.

- С друзьями. По приезду она все вам объяснит. А сейчас мне пора, миссис Каллахер, простите.

- Как в горы? У нас же встреча с Диккенсами?! Когда она собирается приехать? – странно было слышать столь нервный голос у столь деловой сдержанной женщины.

- Скоро, миссис Каллахер, скоро, - и не успела что-то еще сказать, как я положила трубку.

Что за хрень я несла?! Но мне надо было как-то объяснить ей о пропаже Кэйт, и то, почему ее телефон не доступен.

Лео стоял задумчивый и смотрел в толпу. Напротив нас стояла парочка, которая вовсю целовалась – а я и не обратила на них внимания. Чтобы не засмущаться самой (их я вряд ли засмущаю уж) прошла мимо Лео и не успела сделать и пары шагов, как он схватил меня за руку выше локтя и оттащил в раздевалку. Как обычно здесь никого не было.

Прижав меня к стене, он сказал мне в лицо:

- Ты соврала мне! Я вспомнил, где и когда я тебя видел! – чуть ли не прорычал он.

Я молчала. Стирание памяти – хорошая вещь, но иногда и у нее бывают погрешности. Несколько сил магии могут немного пробить защитную стену. Чары, гипноз Джонни, моя история – все это, видимо, прорвало брешь, а дальше нужно лишь желание вспомнить и докопаться до сути.

- Итак, мы встречались ночью, не так ли, Мун? – спросил Лео.

Я кивнула.

- Тяжело вспомнить, - еще бы, блин, ты был в доску пьян! – помню девушку…я что трахал ее? – он сам испугался всего того, что начал вспоминать.

Я опять кивнула.

- Какого?! – удивительно, как это парень не пробил в стене дыру, от силы удара которого как минимум должно было раздробить костяшки, но все целы, лишь кровь и ссадины.

Он отвернулся, а я положила руку ему на плечо, и попыталась успокоить.

- Как? Как это могло произойти, я ничего толком не помню, - с трудом выдохнул друг. Я прямо чувствовала его боль, недопонимание, смятение и всю гамму чувств страдающего в целом, даже не стоило тратить энергию, чтобы увидеть это по ауре.

- Ты был пьян, Лео, когда ты попался суккубу. Да, это девушка была суккубом. Они питаются энергией, получаемой во время секса. В тебе много энергии, понимаешь, ты красив и непорочен в некотором смысле для них, и в таком состоянии был просто идеальным кандидатом для нее, - попыталась я все объяснить.

- Я изменил Кэйт, Мун! – и он опять прижал меня к стене. - Она об этом знает?

- Нет! Конечно, нет! Я стерла тебе память, чтобы ты ничего не вспомнил, и чертова совесть тебя не сгрызла, - он все сильнее и сильнее прижимал меня к стене.

Мы молчали. Он склонился надо мной, и наши лица отделяли считанные сантиметры. Лео тяжело дышал. А я не могла ничего придумать, что сказать. Уставилась в его глаза, потом невольно отпустила взгляд на губы, и внизу живота заплясали бабочки. Мысли крутились в голове с фантастической скоростью. «Может он поцелует меня?», «Как же от него приятно пахнет!», «Он мог бы быть моим в другой реальности», «Я бы запускала пальцы в его шевелюру», «Как жаль, что сейчас в этом его взгляде лишь ненависть и злость, а ведь могло все быть по-другому» … Лео прервал поток моих мыслей и очередных безумных идеи, спросив:

- И что дальше?

Чтобы собраться, я слегка оттолкнула его и осмотрелась вокруг. Мне нужно было отвлечься и подумать. Надо было спасать отца и Кэйт, а не идти на поводу каких-то животных инстинктов.

- Послушай, мы можем сегодня посидеть у меня в лавке и просмотреть книги. Их у меня немного, но хоть что-то же полезное мы можем узнать. Есть вероятность того, что в прошлые разы я что-то да и пропустила. На крайний случай, они могут натолкнуть на следующий шаг, - предложила я, хотя у меня все еще тряслись руки от его близости.

Повернувшись к Лео, увидела, что он потерянный смотрит в пол, но все же кивнул в знак согласия.

- У меня сегодня тренировка, - посмотрел он на меня, - приду после.

- Договорились, - согласилась я.

И он вышел, не совсем спокойный, но и не в ярости, что радовало.

А меня ждало чудное «учительствование» с Урмилой. Интересно, чем она меня сегодня порадует?

Как выяснилось, практически не чем. Одежда была как обычно странной, волосы в бардаке, а желание понять тему все так же на уровне «какие забавные вон те птички на небе».

Терпение, Мун, только терпение. Ты же будущий социолог и тебе это пригодиться в резюме с портфолио – это то, чем я себя успокаивала.

Глава 19

Заказав огромную порцию китайской еды на вынос, я отправилась в лавку. Уже вечерело и где-то через полчаса должно было начаться перевоплощение.

Около двери меня ждала Лолита с Джонни. Это рыжая сегодня (а ей идет, на мой взгляд) бестия была в облегающей бардовом коротком платье с разрезом на бедре столь откровенным, что даже мне стыдно туда посмотреть. И весь такой готический красавчик в черном: в драных джинсах и рубашке, распахнутой до груди – ну прям сутенер со шлюхой, только уровнем выше.

- Что вы тут делаете? – спросила я сходу, одновременно наваливаясь на дверь с коробками с едой и пытаясь повернуть ключ в замке.

- Тебе помочь, пышка? – предложил Джонни.

- Мун? – с удивленным голосом спросила Лолита.

Ах да, она же еще не видела меня в этом обличье.

- Да, это я. Приятно познакоми… - и не успела я договорить, как дверь открылась, но, не удержав равновесие, коробки все попадали вниз в холе. Я должна была полететь вслед за ними, но Джонни успел это предусмотреть и схватить меня за талию (если можно говорить о том, что она вообще у меня есть).

- Только не на еду, дорогуша! Это настоящее кощунство! – пошутил он.

Собрав еду, сделала выводы, что хорошо, что делают плотные коробки, но плохо, что не кладут все в пакеты, чтобы удобнее было все держать.

- А где тот красавчик с улочки? – поинтересовалась суккуб.

- Лео? – сплетни распространяются быстро, и укол ревности против моей воли кольнул меня в самое сердце. – А зачем он тебе?

Джонни запрыгнул на кассовый стол. Ну да, сесть же больше некуда!

- Мы делали ставки. Лолита поставила на то, что ты его все же убила и кремировала, а я на то, что, учитывая, какой я классный, ты отложила его в холодильник, дабы я мог им полакомиться позже. – Как смешно! Обхохочешься!

Я попыталась оттолкнуть его пятую точку со стола, но в человеческом обличье мне так это и не удалось, зато он умудрился пощекотать меня в бок и даже облизнуть в шею в область сонной артерии (фу!), на что я смогла лишь ударить его керамической скалкой среднего размера для работ с травами. Зато удалось его и со стойки выкинуть, и за честь, так сказать, хоть как-то постоять.

Он ощетинился. А я рассмеялась. Вряд ли ему ну очень больно, но так ему и надо.

- Какая неблагодарная ведьма же ты! – потирая затылок по-детски поныл он.

- Это моя лавка, и не смей здесь устраивать вакханалии, понял, - со всей решительностью расставила я все точки над i.

В это время Лолита прохаживалась по стеллажам и читала этикетки, особо не обращая на нас внимания.

И уже обращаясь к обоим:

- И вы оба, думать забудьте о моем друге!

Лолита улыбнулась мне, и продолжая читать названия зелий и трав, так философски произнесла:

- Знаешь, мне нравится твоя решимость, в тебе есть стержень…

И в этот момент к нам решил заглянуть футболист. Ну, это просто фантастика, надо же было подгадать именно этот момент.

Едва он открыл дверь, так и остался стоять столбом при виде суккуба.

Я прям так и видела, как воспоминания той ночи накрывают его.

Лолита медленно «подплыла» к нему, типа случайно погладила по щеке, от чего Лео дернулся, но не отводил от нее взгляда. Ну а далее слуга ада, видать, услышала нескрываемый скрежет моих зубов, улыбнулась, и как ни в чем небывало, обратилась к парню:

- Лолита. Рада, что ты жив.

А потом направилась в смежную комнату вслед за вампиром, по дороге кратко обращаясь к моему другу:

- Расслабься. Ты был в хлам пьян и оказался самой простой моей жертвой. Не бери в голову.

Я посмотрела на Лео, пытаясь понять, что у него в голове.

- Ты немного раньше пришел, – констатировала я, все еще раздраженная поведением вампира и выходкой суккуба.

- Да, - как-то все еще растеряно ответил он.

И вот меня затрясло: признаки трансформации.

Я, что есть силы, побежала закрывать входную дверь и кинулась в комнату за одеждой, к счастью, которую не пришлось искать, и захлопнула дверь, зашипев на всех, что, если кто войдет в комнату раньше того времени, когда я разрешу, я их всех в порошок сотру и продам вместо лягушачьей потрохи.

Ненавижу перевоплощаться при ком-то в соседней комнате. Меня нервирует сама мысль, что кто-то посмеет заглянуть не вовремя. Особенно учитывая нетактичность моих новых друзей.

В момент трансформации, мою, итак впрочем ноющую от боли голову, посетила еще более страшная мысль: что есть вероятность того, что когда я потом войду в комнату, то обнаружу изнасилованного и обескровленного Лео, учитывая в какой компании я его оставила. Доверяла я им 50/50. И поэтому я молилась о двух вещах: быстрее бы все это закончилось, и чтобы Лео при необходимости смог постоять за себя.

Едва я натянула кофту и белье, вломилась в смежное помещение. Итак, что вижу я: все трое сидят кто на чем попало и читают мои книжки – хоть их у нас и немного, но если засесть, то можно потратить не одну ночь. Что увидели они: я - вся мокрая от пота, в нижнем белье и тунике, едва прикрывающий мой зад и просвечивающий как пакет из супермаркета, с растрепанными волосами, трепещущими тату-бабочками на всем теле и дышащая так тяжело, что буквально с кого-то только что слезла.

Джонни, возможно, самый эмоциональный из зрителей, присвистнул.

- Детка, хочешь, я сверну всем, здесь сидячим, шеи, и мы с тобой затусим, - и так страстно прикусил губу, что даже мне стало неловко, на что Лолита то ли с завистью, то ли от негодования закатила глаза.

- Заткнись, Джон! – крикнула я, когда постучали в дверь.

- Минуточку, - обратилась я к посетителю, и вернувшись назад за остатками одежды, на скорую руку привела себя в порядок.

Это оказалась семья троллей – не самых очаровательных людей, поверьте мне. Их магия невидимости поддерживаются нами.

Я оформила их заказ – благо мама позаботилась об этом еще днем, и не успела я с ними попрощаться, зашел Аймар.

Он как всегда загадочно улыбнулся мне.

- Здравствуй!

- Привет! – ответила я. – Только тебя и не хватало.

- В смысле? – не понял он.

Зазвенел колокольчик о приходе еще одних клиентов, поэтому я просто тыкнула большим пальцем в сторону комнаты, где ангел и скрылся, а я осталась обслуживать покупателей, которых сегодня было предостаточно.

Вот реально бывают свободные дни и ночи: посетителей пара за ночь. А бывают как сегодня! Воистину закон подлости! Я, конечно, понимаю, что это наш хлеб и все «блага мирские», но как же все не вовремя! И тем смешнее ситуация, когда по большей части, я так поняла, клиенты приходили посочувствовать мне по поводу отца, так как многие из них ничего не покупали, а просто ходили по рядам и, поговорив немного о Джеймсе, уходили ни с чем.

Когда, наконец-то, я освободилась, и зашла в комнату, то первое, что меня вывело из себя, а точнее мой желудок – это моя китайская еда, которую все так аппетитно уплетали.

- Какого черта? – вспылила я.

Они озадаченно посмотрели все на меня.

- Что-то не так? – спросил меня Аймар.

- Это был мой ужин!

- Да? – и так озлобленно прорычал на Джонни, что тот чуть не подавился! Ох уж эти кушающие вампиры! Не могла их природа просто сделать кровососущими?! – Кровопийца сказал, что это твое нам угощение на вечер!

- И поэтому вы все набросились на нее?! – не унималась я. - Еда для меня святое, чтоб вас!

Я посмотрела на Джонни, требуя объяснений.

- Она так вкусно пахла, и все так смотрели на нее, - начал он, облизывая палочки.

- Поэтому ты решил их всех угостить? – закончила я.

- Как бы да, так и было, - и ведь никакого угрызения совести! Засранец!

Меня не покидал вопрос:

- Как ты согласился съесть то, что предложили тебе черные? – обратилась я к Аймару.

- Так это ж твое.

- Ты был так в этом уверен? – спросила я.

- На коробках указано твое имя, - тыкнул он.

Я посмотрела повнимательней на коробки. Там и впрямь было указан какой-то иероглиф.

- Ты читаешь по-китайски? – удивилась я.

- Да. Мы знаем почти все языки вашего мира, - как ни в чем не бывало ответил ангел.

- Полиглоты, ясно - сделала я выводы еще об одной расе.

И тут заметила, что нигде нет Лео.

- Где Лео? – я почти воочию увидела, как его сожрал Джонни, когда Лолита указала на дверь уборной.

- Что с ним? – спросила я.

- Я хотел его попробовать, - как можно очаровательней улыбнулся мне вампир, доедая рисовую лапшу с курицей и овощами.

- Послушай, Джонни, если еще раз ты захочет перекусить моими друзьями, я, прежде чем воткнуть тебе кол в сердце, оболью на твое смазливое личико святой воды, приправленное серной кислотой, и сделаю наивкуснейшую глазунью из твоих яиц и продам ограм. Чтоб ты знал, это наилюбимейшее их блюдо. Я доходчиво объясняю? – и посмотрела так на вампира, что все же до него дошел смысл слов, потому что он сказал:

- Ок, малыш, но давай без этих ведьминских угроз с этим взглядом.

Я прошла в уборную и постучалась. Через какое-то время Лео открыл дверь.

- А, это ты, - как-то с облегчением сказал он.

- Что-то случилось? – спросила я. Выглядел он весьма не столь уверенным как в обычные дни, например, в универе.

- Да нет, просто твоя компания слегка навивает на меня ужас. Понимаешь ли, не привык ужинать с вампиром, ангелом и суккубом, - отстраненно ответил он.

- Они тебе угрожали? – как бы не очень красиво, когда девушка пытается заступиться за парня, но ведь он не просто парень для меня, да и вправду самый слабый среди нас если на то пошло.

- Нет, - покачал он головой. – Просто захотелось побыть одному.

- Хорошо. Теперь я пришла. Может, побудем вместе? – предложила я.

- Неплохая мысль, - улыбнулся Лео, и мы вернулись к нашей «жутковатой» компании.

С едой все было покончено. Придется сходить куда-нибудь еще или как минимум заказать пиццу: не сидеть же мне голодной до утра. Там еще надо готовиться к семинару по соц помощи.

А пока мы опять засели за книжки.

Через полчаса где-то пришли еще покупатели, и я покинула ребят на некоторое время, а когда вошла, они дружно обсуждали какую-то, видать, очень интересную тему.

- Что-то нашли? – спросила я их.

Джонни положил книгу передо мной.

- Есть множество заклинаний с использованием человека и алхимика, но я тут вспомнил, - начал он, - а точнее случайно футболист намекнул насчет Луны. Ты же в курсе, что скоро полное затмение?

Конечно, я помнила об этом!

- Об этом любой из нас с пеленок знает, - сказала я, и мысль медленно начала формироваться в моей голове.

- Вы думаете, это все связано с Богами? – удивилась я. – Не слишком ли амбициозно предполагать, что алхимик и чирлидер могут быть ввязаны в межрасовые конфликты?

- Но этого нельзя исключать, - отозвался Аймар.

- Извините, что отвлекаю, - вклинился Лео, - а может меня кто-то кратко проинформировать по данному вопросу?

- А, хорошо, - коль уж Лео в нашей команде. - Итак, скоро приближается полное солнечное затмение. В мифологии это время связывали с борьбой высших сил, одна из которых желает нарушить установившийся порядок в мире («погасить» или «съесть» Солнце, «убить» или «залить кровью» Луну), а другая — сохранить его. Поверья одних народов требовали полной тишины и бездействия во время затмений, других, наоборот, активных колдовских действий для помощи «светлым силам». В какой-то мере такое отношение к затмениям сохранялось вплоть до новых времён несмотря на то, что механизм затмений был уже давно изучен и общеизвестен, - я говорила прямо как мой папа, ей Богу. - Но это так считается у вас. У нас же это время, когда на Землю спускаются небесные Боги. Для сверхъестественного мира это время - великий праздник. В последний раз такое редкое явление в штатах было в 1984 году, да и то оно было кольцевым, полного так вообще с 1918 года не было. Но у этого события есть одна особенность. Для сверхъестественных созданий это время удлиняется. Если для вас это затмение проходит как 7-10 минут, то для нас почти час. В это время Боги устраивают переговоры, а существа празднуют свое естество, не скрывая своей сущности, ведь люди этого все равно не видят. Как-то так.

- Согласитесь, это великое мероприятие как раз для таких же великих злодеяний, - подхватил Джонни.

Я посмотрела на суккуба.

- А ты что думаешь, Лолит? – спросила я ее мнения.

- В любом случае, надо мыслить, как черные, - и сама засмеялась от своих же слов. Ну да, кому как не им думать, как антагонистам.

- Значит, папа с Кэйт им нужны для этого мероприятия, да? – сделал выводы Лео.

- Велика вероятность, - ответил ангел.

- Ну что ж, если это так, то времени у нас совсем мало, - и постаралась вспомнить сегодняшнее число и посчитать, сколько дней осталось.

- Чуть больше недели, - опередила меня Лолита, - Что? Я вообще-то по сравнению с некоторыми тоже готовлюсь к этому мероприятию, платья там, туфли и все такое.

Был уже 4-ый час, когда ребята ушли: Лео надо было домой поспать хоть немного, Джонни и Лолите на «работу», а Аймар «пошел по делам»… все такие загадочные личности!

А как только я села за соц защиту, как зазвенел колокольчик. В лавку так поздно редко заходят (если только экстренно), но вошедшего я совсем не ожидала увидеть здесь.

Это была высокомерная особа – наш недавний клиент в библиотеке произвела немало шуму на моей работе, за что я потом еще и крайней осталась. Как ее там звали? А хотя зачем мне это, она все равно меня не узнает.

- Здравствуйте! – расплылась она в улыбке.

В элегантном строгом костюме, в миниатюрной шляпе с перьями и цветочными духами – она была величественно прекрасна, но все еще помня ее поведение с прошлого раза, эти чары уже были не столь очаровательны.

- Чем могу Вам помочь? – спросила я.

- Мне все из этого списка, пожалуйста, - и протянула мне дорогущий пергамент, которых уже сложно раздобыть в наши дни. На мгновение мне показалось даже, что он все еще пахнет сандаловым деревом, или дамочка просто его надушила.

Я наскоро просмотрела список: опиум, белладонна, лжеангустура, ужовая целибуха, лавровишневое дерево и все в таком же роде, и я начала догадываться!

- Как Вы прекрасны, - сделала она мне комплимент, пока я проходила мимо стеллажей.

- Спасибо, - машинально ответила я.

- Знаете, у меня есть модельное агентство, вы могли бы работать там, - предложила она, - в такие моменты я понимаю, что больше люблю свое человеческое обличье, по крайней мере, так люди хоть и жестоки, но честны.

- Я благодарна за ваше предложение, но меня вполне устраивает работа и здесь.

Это была эльфийка. Теперь понятно откуда такая заносчивость! Эти создания в своей естественной природе своеобразны во внешности: у них прекрасные глаза, заостренные ушки со слухом, которому позавидует сова, длиннющие волосы, отращиваемые веками, в которых у них заложена как вся сила, так и мудрость годов и по их длине можно примерно определить их возраст, так как они и в 200 лет выглядят чуть старше подростков. Но у их внешности есть один изъян - уродство челюсти. У них огромный рот с большим количеством зубов, острыми как лезвия. Отвратительное зрелище, поверьте!

Это создания природы, которым сложнее всего ужиться в городских джунглях, поэтому они предпочитают устраивать в своих жилищах настоящие оазисы. У них своя магия изменения внешности, поэтому их очень сложно отличить от людей, даже по аурам. Как и сейчас весь ее список был для их магии перевоплощения.

Набрав целый пакет, протянула ей вместе со счетом. Расплатившись, она еще раз попыталась завербовать меня в свои ряды моделей, но я уже более настойчиво дала знать, что меня это не интересует. Тогда она протянула мне свою визитку. Заносчивые лесные особи. Не все, конечно, среди них тоже есть неплохие экземпляры, но встречи с ними частенько оставляют неприятный осадок.

После того, как она ушла, я, наконец-то, спокойно засела за семинар.

Но недолго длилось мое счастье – живот начал кричать о том, что ему скучно там одному без еды, и мне опять пришлось отвлечься в поисках злачных мест, где можно было исполнить мечты моего желудка. Ну не звонить же в пиццерию в столь поздний час и звать курьера. Пусть поспят бедняги.

Глава 20

Декабрь, 1620 год. Корабль «Мейфлауэр». Атлантика.

Я попала на корабль лишь через выбор: виселица или колония. И выбор был очевиден. Я не могла так глупо умереть. У меня есть великая, еще не воплощенная цель!

Мои руки связаны у меня за спиной. Платье изодрано. Волосы, некогда красиво ниспадающие до талии, грязны и спутаны. Дочь великого ангела выглядит столь неподобающе, позоря имя отца своего! Но на тот момент это был кротчайший путь, и какой бы ценой он мне не дался, все этого в итоге того будет стоить.

В нос ударяет ужасная вонь, заставляя забыть о смысле моего существования и возвращая в реальность. Крепкий матрос буквально закидывает меня в столь тесную камеру, где не то, чтобы сесть, встать негде. Людей здесь больше, чем чертей в преисподней. Все кричат, молят о пощаде, дети плачут, зовут родителей. В течение ближайших дней я вижу проявления самых страшных человеческих качеств. Нас - по большей части рабов - практически не кормят. Из-за укачивания корабля людей выворачивает, поносит, здесь же приходится и спать. Периодически женщин и молоденьких девочек уводят. Я догадываюсь, с какой целью. Пока у меня еще есть силы для магии скрытия. Но я знаю, в таких условиях меня надолго не хватит.

Через неделю или может быть чуть больше из-за нехватки еды, воды меня практически покинули силы. Защитная магия рухнула, показав миру мое укрытие. Первым меня заметил черный матрос. Он ехидно улыбнулся мне парой гнилых зубов. «И как это я раньше не приметил такую красотку?» - риторически прозвучал его вопрос. Ближе к вечеру, он потащил меня за волосы к себе в каморку. Сил отбиваться почти не осталось. Но в жизненно важные моменты всегда будто бы открывается второе дыхание. Набрав в грудь побольше более свежего воздуха (чем в нашем трюме), ударила его болезненно в пах и смогла вырубить бутылкой рома со стола. А потом, долго не думаю, осколками этой же бутылки перерезала горло. Убегать не было смысла - мы все на одной лодке в плену у Нептуна. Пришлось осторожно прокрасться обратно к остальным невольникам. Но я успела найти у уже мертвого моряка хлеб, чистую воду и яблоки. Эти запасы помогут мне еще немного продержаться незаметной.

Через неделю они нашли меня. На этот раз меня увели с остальными женщинами. Воздух. Чистый и соленый слегка взбодрил. Диск ненавистного солнца в закате временно ослепил мои привыкшие к полутьме глаза. На палубе играла музыка, хотя сложно ее было так назвать. Черные рабы горланили свои народные напевания, стуча по барабанам. Женщин заставляли танцевать ради развлечения матросов. Я кое-как двигалась. Во время движений нас щупали, лапали и целовали все, кто хотел. Я почти падала без сил, пробуждаясь лишь когда танцовщицы вскрикивали от холодной воды, которой на нас опрокидывали ведрами. От холода слегка лихорадило. Тут меня кто-то схватил и поволок за дверь. Помещение оказалось достаточно просторным. Позже я узнала, что это была каюта правой руки Кристофера Джонса Уильяма Б. Он грубо опрокинул меня на койку. Задрал видавшее виды платье и стянул белье. Пока он стаскивал с себя штаны в лихорадочном бессознании пыталась придумать, как спастись. Мозг соображал очень медленно, как в тумане. Раздвинув ноги, мужчина со всей силой и довольно жестко всадит в меня свой орган и начал быстро двигаться. Он громко стонал и ругался на каком-то языке. От боли и стыда, я вспомнила трюм и стоны медленно умирающих там. Они тоже, как и я, были бессильны перед этими животными, перед этими тиранами. Нет! Я не бессильна, как эти людишки! В моих жилах течет кровь великих! Надо что-то делать! И я знаю, что…

Мухи. Перед тем как отключиться вызвала их и видела, как они обвиваются вокруг насильника, кусают его, мешают ему сосредоточится на мне. И последнее, что я почувствовала, это освобождение между ног. Мухи помогли мне. Не стоит недооценивать мелких насекомых. Тиран был повергнут именно ими. Я знала, он долго не проживет. Личинки, отложенные моими спасителями, сокрушат вскоре его тело. Он будет умирать долго и мучительно! Как того я и хотела. Это моя маленькая месть.

На следующее утро мы пристали к берегам так называемой будущей Америки, страны свободы и равенства.

Глава 21

Угловое кафе было, к моему сожалению, закрыто. И ближайшим местом, где можно было купить хоть что-то съестное, был бар. Да-да именно тот бар, где в тот раз умудрился нажраться Лео.

Внутри было немало – немного народу, когда вроде как и места еще есть, но и далеко и не тихо. Я подошла к барной стойке. Не знаю, как зовут бармена, но он часто здесь работает. Судя по редким фоткам на стене, он либо близкий друг хозяина, либо родственник. Хотя кто дал мне гарантию, что он и не есть сам хозяин! Почему-то об этом я никогда не думала.

Мне хотелось что-то типа чая или кофе с хот-догом, ну или любой другой булочкой, но посмотрев меню, поняла, что эти напитки и еда здесь редкость, да и цены завышены для моего кошелька. Смешно, да, но я все же скорее экономна, чем расточительна.

Тут я понимаю, что бармен вот уже с минуту ждет моего заказа.

- Безалкогольного пива, пожалуйста, - фу, зачем я это заказала? Может меня кто по голове стукнул, а я и не заметила? Предположу, что я просто поймала взглядом название напитков за соседними столиками, и мозг, долго не думая (думать уже не осталось у него сил! Голодный обморок не за горами) выдал то, что первое попалось ему на глаза.

И вот передо мной напиток, который я вовсе и не хотела. Но улыбнувшись, я протянула ему десятку. И мой взгляд упал на женщину на том конце стойки.

Вот так совпадение. Это была моя бывшая сотрудница, ту которую уволили из-за потерянных рукописей. Неожиданная встреча!

Мы не были знакомы лично, но при встрече, как полагается, всегда здоровались. Я даже не знаю, как ее зовут, если уж подумать.

Интерес узнать от первоисточника все тайны, просто распирал меня изнутри. Проблема была лишь в одном, женщина меня в любом случае не узнала бы в этом виде. Виделись-то мы с ней лишь днем.

Это была дама лет 40, хотя сейчас выглядела за 50, с вьющимися темными волосами до плеч. Обычно в библиотеке она всегда носила костюмы «А-ля 80-ые», которые очень даже хорошо на ней сидели. Но сейчас моя экс-коллега была в спортивной форме видавшие виды, будто одолжила их в доме престарелых. Весьма выразительное лицо, на этот раз без единой косметики, было испещрено морщинами и веснушками.

Она сутуло сидела за барным столом и пила виски (я так думаю, что это было виски, судя по бокалу с золотистой жидкостью) с таким выражением лица, будто жизнь стала серой и беспросветной. Мне в серьез стало ее жалко.

Я взяла свое пиво и подсела к ней, но женщина даже не заметила.

- Привет! – для храбрости я отхлебнула свое пойло. Ха-ха, оно же безалкогольное, да и черт с ним.

Бывшая коллега медленно и нехотя посмотрела на меня, и, попытавшись выдавить улыбку, кивнула.

- Я составлю Вам компанию? – со всей настойчивостью спросила я.

- А Вы из какого отдела? – Как? Как она угадала во мне сотрудницу библиотеки?! Я ж совершенно по-другому выгляжу! Может все же голос сдал?

- Я… я… - весь мой пыл куда-то улетучился в хлам пред простейшим вопросом.

- Из полиции? ФБР? Или из сообщества библиотекарей? – начала она перечислять.

Оуф, пронесло! Она совсем не о том, оказывается.

- Нет, вовсе нет. Я работаю в лавке пряностей.

- Тогда что Вам от меня надо? – отхлебнув глоток «горючего», спросила женщина.

- Вы выглядите совсем убитой, и я подошла, чтобы узнать, что с Вами, - включила я все свое ночное обаяние.

Она посмотрела на меня, то ли не веря ни одному моему слову, то ли прикидывая, стою ли я ее доверия.

- Обычные проблемы на работе, точнее бывшей работе, - отмахнулась женщина.

- Вас уволили? – не теряла я нити разговора.

Она кивнула.

- Что же произошло? – я выпила еще пива, хотя мой живот требовал пищи куда более существенной, что от недовольства буркнул. К счастью, в баре было шумно, и никто не заметил его «возгласа».

- Кража, - буркнула она. – Да Вы все равно не поверите.

- Почему же? Представляете, я столько всего повидала в своей жизни, что впору книгу писать - уж куда больше странного, чем она за всю ее в два раза длиннее, чем у меня жизнь.

Сара – я вспомнила, как ее зовут! Как-то Маргарет упоминала ее имя! Точно! Итак, Сара еще раз оценивающе посмотрела на меня в знак скорее недоверия, а затем, залпом выпив содержимое стакана до дна, и попросив бармена налить еще, все же решила высказаться, скорее из-за количества выпитого, чем от болтливости.

- Я работала в библиотеке, - начала она. - В ту смену вечером никого из посетителей не было. Я сидела и разбирала картотеку, все как обычно спокойно и тихо, - она отпила еще подлитого бренди. – Где-то за полночь, когда я уже закончила и осмотр, и бумажные дела и было собиралась посидеть за телевизором, дверь резко распахнулась от порыва ветра. Я не из пугливых, поверьте мне! Бывало, по молодости, приходилось и с пьяным мужем драться, защищая детей, но то, что я увидела, заставило меня не только остолбенеть, но издать истеричный вопль. В холл влетело что-то сродни дыму, с запахом гари, и оно начало приобретать формы. – Глаза Сары налились слезами и страхом, будто она до сих пор это видит перед собой, но все же она продолжила. – Итак, я закричала, когда на меня посмотрели огромные красные глаза, которые я бы сейчас не рискнула описать, но которые запомнила на всю жизнь. А дальше похоже я упала в обморок, так как ничего не помню больше. Проснулась я уже на полу приблизительно через полчаса.

- А как же камеры? – вспомнив документальные фильмы по тв, уточнила я.

- Оказалось, что записей никаких нет! Камеры все отключились в момент порыва ветра и не работали, пока утром их не исправил инженер. И самое странное, что пропали рукописи! И, конечно же, все руководство обвинило меня в этом. Никто и верить не захотел моей истории!

- А что это были за рукописи?

- Это был редкий древний материал начала 13 века, чуть ли не артефакт. Его привезли в данную библиотеку недавно и в ближайшее время, а точнее через 4 дня их должны были увезти в Ватикан.

- Оно были надежно спрятано?

- Да, такие важные образцы мы прячем в архиве. Коды доступа знали лишь избранные, в том числе и я, потому что в случаи пожара или чего-нибудь такого, я должна была ценой своей жизни спасти подобные сокровища общечеловеческого наследия. Ведь это рукописи являются частью древней Библии и фактически доказывают наличие Книги Жизни!

- Книги Жизни? – не совсем я понимала, о чем говорит Сара.

- Да, это глубоко религиозная реликвия, подробностей которого я сама-то и не очень знаю, только то, что все записи были на древней латыни. Ученые до сих пор пытаются перевести ее, но это практически нереально, так как язык давно как мертв.

Потом она замолчала. Когда я уже хотела посочувствовать ей, женщина опередила меня.

- Было время, когда и я уже было поверила, что это моих дело рук! Но куда и зачем я их украла? Почему я ничего не помню? – и допила свой напиток. - Меня арестовали и допрашивали больше суток, не веря при этом ни одному моему слову. Лишь благодаря адвокату, временно отпустили за нехваткой доказательств, запретив выезд из страны во время следствия, - и вот ее нервная система не выдержала, и Сара заплакала самыми горькими слезами. – А еще самое обидное, что это была не моя смена, а Глории, но ей нездоровилось, и она попросила ее подменить. А остальная охрана, что приставили к артефакту, не явилась на работу! Представляешь! Их тоже допрашивали, но у каждого нашлись весомые причины не прийти, просто взять и не прийти. Поговаривают, что они сами толком не помнят, как массово прогуляли, не поставив в известность начальство. Все это так странно, не так ли, - одной рукой попросила она подлить бармена снова.

Я обняла ее. Ну что я могла еще сделать?

- Я так любила свою работу, - прохныкала она мне в плечо. – Я жила ею, и не крала эти рукописи. Никогда! Я не из таких, я порядочная!

- Я вас понимаю, погладила я ее по спине, а потом, чтобы хоть как-то облегчить ее положение, предложила прогуляться.

Она колебалась, но все же согласилась и неровной походкой вышла вместе со мной из бара.

Мы, молча (желудок не в счет), дошли до лавки, и, заведя ее внутрь, попросила пару минут подождать. На скорую руку собрала успокоительные травы и растолкла в ступке. Расфасовав в бумажный мешочек, подарила бедной женщине – мой маленький подарок за ценную информацию. Хоть она и совершенно и не понимает, какую услугу оказала своим рассказом, возможно, и сверхсекретным. И вызвав такси, проводила ее, надеясь, что этот чай все же принесет спокойствие и облегчение в ее израненную душу.

Остаток ночи я провела, рыская в интернете за дополнительной информацией о Книге Жизни, которая упоминается в Библии, а точнее в Ветхом Завете. Но глобальная сеть не дала большого количества знаний, и до рассвета я лишь узнала, что Книга, где вписаны имена наши, запечатана Агнцем, и ее можно распечатать только в Судный день. Ох уж эти религиозные тонкости, в которых я совершенно не разбираюсь по сегодня.

Глава 22

Я проспала как убитая до того, как услышала те самые тупые колокольчики – ну да, опять этот гребаный будильник, когда же у меня дойдут руки поменять их мелодию?!

Я села на кровати. В комнате был как обычно легкий бардак, который я автоматически начала убирать, едва мои ноги коснулись пола. Это моя собственно придуманная утренняя гимнастика, которую, как и все лентяи, выполняю я раз в несколько дней. Дойдя до ноута, вспомнила о том, как в последний раз писала в книге о приключениях Саммерс. Когда-нибудь я дам почитать свое творение папе. Что интересно он скажет?

Ее истории я брала обычно из наших семейных архивов: детские рассказы бабушки, из папиной работы алхимика и даже маминых редких, но таких милых откровений. Но, к сожалению, в последнее время мама стала до того замкнутой и колючей, что я предпочитаю ее не трогать. Я знаю, это ее лучший способ быть нормальной – делать вид, что все хорошо. А я лишь напоминаю о потере, и, похоже, не даю ей надежд. Ну что ж, она такая от природы, я этого не изменю, но это не уменьшает нашей любви друг другу. Чтобы не произошло в нашей семье, она духовно удержит ее на плаву, я уверена.

После того, как привела себя в порядок в ванной, оделась, прикрыв своих нательных питомцев, спустилась на кухню.

На холодильнике висела записка от мамы: «Я вспомнила о шоколадке и миссис Лин. Это мое своеобразное извинение за то, что не успела приготовить тебе твои любимые сэндвичи».

Послание меня заставило улыбнуться. И пусть я осталась без своего привычного рациона, шоколадка с кофе вполне скрасит мое одиночество. В конце концов нормальную еду можно купить и по дороге к вузу, как пример в кафешке.

По дороге в универ, включив погромче музыку, старалась думать об учебе, но даже при всем моем желании, мысли все время летали в облаках. Пока на одном из перекрестков мне на глаза не попалась весьма примечательная вывеска, которая, отбросив всю чушь из головы, выстроила в мгновение ока план спасения мира! И как бы не было сложно я умудрилась набрать краткое смс и разослать всем своим новоприобретенным друзьям (за исключением Лолиты, но уверена, ее известит и Джон), помощь которых мне бы не помешала.

Доехав до парковки, я увидела направляющегося ко мне Лео. О, как изменились времена! А ведь еще недавно они встречали меня на крыльце, в обнимку с Кэйт. С уставшим лицом, явно говорящим о том, что ночь выдалась не из легких, парень в джинсах и в обтягивающей футболке все равно приковывал невольные взгляды просто своим хорошим ростом и телосложением. Да-да, я была влюблена в него, отчего он казался бы мне более привлекательным в любом случае, даже, наверное, будь он сейчас в скафандре.

- У меня появилась идея, - начал он с ходу, пока я доставала сумку и телефон с пассажирского сидения.

- Не поверишь, у меня тоже, - улыбнулась я в ответ, - ну давай начнем с твоего.

- Мы должны поговорить с верховными ведьмами! Я уверен, что раз они почувствовали твою черную магию в прошлый раз в лавке, то, возможно, они уже учуяли ее и в другом месте.

- Эм, меткое замечание! – и вправду неплохая мысль.

- Так поедем? – приободрился Лео.

Мы уже зашли в вуз, и нам надо было расходиться по кабинетам.

- Думаю, для начала попробуем мой план.

- Какой же? – перебил он меня. Да, парень явно в последнее время был на нервах, я это чувствовала.

- Я поеду к ясновидящей, - поделилась я своей идеей.

- А кто она? – уточнил он.

Но тут прозвенел предупредительный звонок, и нам пришлось разойтись.

Но едва мы отсидели свои пары, и встретились в столовой, как он чуть ли набросился на меня с расспросами.

- Так кто она, твоя ясновидящая?

- Моя дальняя родственница, - выбирая салат, ответила я.

- Поедем после пар?

Эм… я вообще-то не собиралась его брать с собой.

- Ты не поедешь, Лео.

- Это почему это я не поеду? – нахмурился футболист.

Вот, блин, как бы ему объяснить…

- Я не буду тобой рисковать, - первое, что пришло в голову. Хотя это и была своеобразная правда.

- Мун, - он схватил меня за локоть, и чуть было не свалил мой переполненный поднос на первокурсницу (их я за версту отличаю по поведению, манере говорить, одежде и вечно потерянному взгляду) – ну правильно, он-то взял только колу, руки свободны. – Я устал бездействовать! Ты даже представить себе не можешь, какого мне сейчас, - увидев, что на его повышенный голос оборачиваются другие клиенты столовой, Лео дальше уже просто шептал, - Мун, я хочу и могу помочь!

Как только он отпустил меня, я плюхнулась на ближайший свободный столик и посмотрела в упор на парня. Мне искренне было жаль его (в конце концов, он любил Кэйт и это чертово чувство стыда, что пожирало из-за измены, во всяком случае держало его в ядовитой клетке разума) и на мгновение, поддавшись эмоциям, я протянула ладонь и потеребила его по руке, в знак сочувствия.

Я не назову это чем-то особенно интимным, но мои бабочки разлетелись как от разряда тока. Я поймала себя на мысли, что окружающие (все же футболист всегда оставался в центре внимания) осудили меня за этот жест, а Лео озадаченно посмотрел на наши руки: да, одно дело обнять парня при подруге, потеребить его шевелюру, шутить и смеяться в их компании, но не когда рядом нет Кэйт. Теперь ситуация была неловкой. И единственное, что я могла ему ответить, решительно взявшись за еду:

- Хорошо, мы поедем вместе. Но не сегодня. Сегодня у нас другие планы.

- У кого «у нас»?

- С ребятами в лавке, - а ведь и Лео может пригодиться тоже, - хочешь присоединиться?

Он подумал секунду-другую, отвлекшись на свою команду из сборной за дальними столиками, а потом просто кивнул мне.

- Но имей в виду, что это довольно-таки опасное приключение, которое на самый худой конец может закончиться в полицейском участке.

На мгновение я увидела азартный блеск в его глазах. Ох уж эти парни, такие падкие на все то, что повышает у них адреналин.

- Согласен. А сейчас я отойду к ребятам, хорошо? – понятия не имею, зачем отпросился он у меня, улыбаясь. Я ж не Кэйт.

- В семь! – крикнула ему в спину, отчего на меня бросили взгляды девчонки-сплетницы за соседними столиками.

Отвернувшись, они продолжили шептаться у меня за спиной. Скорее всего, со стороны выглядит, будто, в отсутствие подруги я пытаюсь отбить у нее парня. Да и черт с ними! Сплетни никогда не заканчиваются, как бы с ними не бороться. А нас ждут великие дела!

По дороге в лавку заехала в Макдоналдс и накупилась всяких вкусняшек, на всякий случай, взяв побольше, судя по тому, как ребята в тот раз набросились на мою еду, не хотелось бы опять искать ее ночью в барах.

Как только мы все собрались, правда Лео опоздал из-за своих тренировок, наскоро рассказала им о потерянных, а точнее скорее всего украденных рукописях и историю, услышанную от сотрудницы в баре.

- Итак, я собираюсь провести ритуал «Тайна прошлого», - подытожила я.

- И что это за ритуал? – спросил Джонни, уплетающий биг-мак.

- Полезная штука, - объяснила я, - Особенно когда что-то теряешь и не можешь найти. Проводишь ритуал, попадаешь в недавнее прошлое и смотришь, куда ты положила пропавшую вещь. Я нечасто этим ритуалом пользуюсь, т.к. порой проще итак найти вещь, чем тратить время с зельями.

- И насколько в прошлое ты можешь попасть? – уточнил Аймар.

- В принципе, насколько хватит сил и энергии. Дальше позавчерашнего дня я не заглядываю.

- А когда рукописи украли-то, напомни-ка? – логический вопрос задала Лолита.

- Эм, больше недели назад, - подчитала я.

- И сколько же энергии тебе надо? – она расхаживала взад и вперед по комнате.

- Много. Намного больше той, что я имею, - и, посмотрев на всех поочередно, добавила, - поэтому мне и нужна помощь. Мне нужна ваша энергия.

- Моей не будет достаточно? Ну, если я хорошенько поработаю? – спросила суккуб.

- Думаю, тебе придется во время операции отвлекать Льюиса…

- Это еще кто? – спросил Джонни.

- Наш охранник. Сегодня его смена.

- Лолита будет трахаться в то время, как мы будем проводить ритуал? Я правильно тебя понял? – уточнил Джонни.

Я чувствовала, как ему это не нравится. Я знала, что внутри он весь кипит. Его аура раздувалась ярко-красным на глазах, мне даже не надо включать свои способности. В такие моменты я утверждалась в мысли, что он все же не равнодушен к Лолите.

- Если она сама не против, - все посмотрели на суккуба.

- Хоть симпатичный этот Льюс? – вместо утверждения, спросила она. - А то за последние столетия я стала более разборчивой и привередливой в своем выборе.

Попыталась вспомнить нашего ночного сотрудника.

- Лет 40 с чем-то. Лысеющая голова. Пивное пузо.

- Женат?

- По слухам, его бросила жена, застав его с ее сестрой на кухонном столе, - передала я слова нашей старой уборщицы – лучшее информбюро отдела.

- Красавчик! – ухмыльнулась Лолита, покачав головой, отчего густая челка очаровательно ее омолодила еще на пару лет.

- Учитывая, что у меня порой просто уши вянут от его пошлых намеков, ему невтерпеж, - решила этим самым убедить ее окончательно.

- Ну, если уж он тебе делает намеки… - высказался Джонни. Я выразительно посмотрела на него. - Без обид, дорогая!

- Что вы думаете, ребята? – обратилась я к Аймару с Лео.

Они стояли в сторонке и о чем-то шепотом сговаривались. По лицам можно было подумать: заговор века!

Едва я хотела спросить, о чем они там шепчутся, позвонил колокольчик, предупреждающий о посетителе. И я вышла в холл магазинчика. Это была Урмила. Она была сегодня с красными волосами (когда она только успевает их красить?), розовой футболке-поло и в шотландской юбке с грязными кедами, которые при каждом шаге оставляли после себя ошметки земли и всего, что к ним прилипло по дороге.

- Э, привет, Урмила! Что ты тут делаешь? – как я помню, я еще не давала ей адреса лавки. Для меня этот вход лишь для избранных знакомых.

- Салют! – она криво улыбнулась и почесала затылок, еще больше трепля свои волосы. – Я собиралась съездить по магазинам за нарядом к осеннему балу. Пойдешь со мной?

Вопрос застал меня врасплох. Я, конечно, хотела ей помочь и все такое, но вливать ее в подружки по шопингу явно не намеревалась.

- Боюсь, у меня другие планы, Урмил, - начала я отмазываться, - Да к тому же я вряд ли попаду на этот праздник.

Она исказила кривую гримасу, явно показывая, что либо обижается, либо не верит.

- А откуда у тебя адрес лавки? – все же спросила я за одно, чтобы поменять тему.

- Ты не брала трубку. Пришлось звонить тебе на домашний. Твоя мама сообщила, что ты можешь оказаться здесь, - сказала она, уже разгуливая по лавке, и высматривая все ампулы и зелья, оставляя после себя груду грязи. – А что вы здесь продаете?

- Благовония, зелья, специи… - по привычке отчеканила я для смертных.

Надо бы ее как-то по-доброму выгнать, мне пока и без нее забот хватало. Едва я открыла рот, чтобы начать, открылась дверь в соседнее помещение, и Джонни высунул свою голову.

- Ты еще долго, пышка? А то мы все очень занятые… - посмотрел на Урмилу, очаровательно ей улыбнулся, подмигнул и продолжил, - Клевые волосы! Прям как мой любимый напиток!

- Какой же? – немного засмущавшись, но явно довольная комплиментом, спросила Урмила.

- Кровь! – серьезно ответил вампир, а потом, заржав, зашел обратно.

У Урмилы были глаза как блюдца, а челюсть практически дошла до пола лавки.

- Он пошутил, - быстренько решила успокоить я девчонку, и, пользуясь моментом ее растерянности, добавила, - и, кажется, тебе уже пора. Я позвоню насчет дополнительных занятий.

Этим самым я взяла ее за локоть и выпроводила за дверь. Ее «пока!» я уже услышала через стекло.

Ребята в подсобке о чем-то болтали, когда я вошла.

- Что это за красотка? – ухмыльнулся вампир.

- Забудь о ней, - то ли приказала, то ли предупредила я.

Он усмехнулся, загадочно мне, подмигнув, скорее всего имея в виду, что этим я его не испугаю.

- И что вы решили в мое отсутствие? – спросила я их.

- А что мы будем делать? – спросил Лео.

- Ах да, я же не дорассказала! – жаль, что порой мысли нельзя перенести при помощи телепатии, – итак, пока Лолита будет отвлекать охранника…

- То есть, трахаться, – назвал все своими словами Джонни, - отчего Лолита, стряхнув вновь челку, рассмеялась.

- Завидно, да, Джонни? – спросила она.

От чего он смерил ее весьма недетским взглядом.

- Мы с ребятами: Аймаром и Джонни, должны проникнуть в библиотеку, в отдел архива.

- Ты забыла сказать «и Лео», - поправил меня футболист.

- Нет, Лео, ты будешь сидеть в машине и, если вдруг, все пойдет не так, подашь нам знак и уедешь.

- Почему я должен быть в команде запасных? – видать футбольные фразочки въелись в его голову.

- Потому что мне нужна энергия Джонни с Аймаром, а…

- А от тебя там толку не будет, красавчик, - подстегнул Джонни парня.

Да что с этим вампиром не так? Вечно ищет себе недругов во всех!

- Да к тому, ты лучше всех водишь, - постаралась я подбодрить моего друга.

- Все, хватит о нем! – нетерпеливо отмахнулся кровосос, - мы-то что будем делать?

- А мы проведем ритуал, в котором я высосу из тебя все жизненные силы! – отчеканила я.

- Прям-таки все? – уточнил он.

- Не переживай, труп я твой сожгу, чтобы не оставлять следов, - уточнила я.

- Коварно! – засмеялся он.

- Если тебя все устраивает, то на этом все.

- У меня предсмертное желание, - добавил Джон.

- Я тебя слушаю, сын мой, - подыграла я ему.

- Я хочу умереть с ангелом, чтобы попасть в рай, сестра моя.

Теперь Аймар уже блеснул актерским талантом закатывания глаз.

- Мечтай! Так тебя там и ждут.

Договорившись, встретиться в полночь у библиотеки, мы расстались, так как время клонило к закату и перевоплощениям.

Глава 23

Когда пробило 23:30, я, пересмотрев весь свой необходимый инвентарь, закрыла лавку (предварительно написав, что «скоро буду». А буду ли? – это уже риторический вопрос), села в машину и поехала в библиотеку.

Я не люблю есть в дороге. Мало того, что я, как вы помните, умудряюсь всегда в обычном-то режиме извазюкаться, а когда еще и водишь, так вообще. Но выбора особо-то и не было: во-первых, трансформация отняла много сил, во-вторых, неизвестно сколько мне их еще понадобится во время ритуала, в-третьих, кто знает во сколько и в каком состоянии я вернусь.

И вот дожевывая второй Биг Тейсти, запивая кофе, я подумала: прибегала ли мама к этому способу выяснения местоположения отца. Бог с ней, а почему я до этого не додумалась раньше? Ведь я хотя бы узнала бы, где и как он исчез. Сейчас не время для самобичевания, знаю, но настроение мое изрядно подпортилось.

Ребята ждали меня за поворотом. У нас имелись несколько камер в здании и при входе. Точнее их всего-то было пара штук, но с момента пропажи рукописей – их значительно прибавили. Как всегда, после пожара.

- Ну-с, с чего начнем? – спросил вампир, потирая руки.

- Для начала нам надо отвлечь охранника, - предложила я.

Сказать серьезно, меня немного трясло от того, что мы собираемся делать. Ведь проникновение в общественное здание среди ночи – уголовщина. А я не собиралась терять ни минуты от поисков отца, сидя за решеткой. Это было бы в край глупо.

- То есть, Лолите, - уточнил Аймар.

- У нас камеры при входах, и внутри, - предостерегла я их всех.

- Айтишник нам бы сейчас не помешал, - предположил Лео.

- Да, согласна, но у нас никто не владеет компом на таком уровне, поэтому нам придется использовать просто природные способности, - и многозначительно посмотрела на всех.

- Сколько камер? – спросил Аймар.

- Шесть. По одной над каждым входом. Одна на первом этаже, одна на втором. И две в подвале, - пересчитала я технику, которую мельком, заглянув в кабинку охраны, я подсмотрела на экранах их компьютеров.

- Нас всего пятеро, и один из нас без способностей. Что ты на это ответишь, мисс ведьма - расхитительница библиотек? – спросил Джонни.

- Главное, пройти незамеченным до кабинки охранника. А там уже можно остановить или выключить все остальные, - и посмотрела на Лолиту. Ведь весь спектакль придется разыгрывать ей.

- А не проще просто вырубить охрану? – да, вампир явно не хотел знать, что девушка, к которой он неравнодушен («неровно дышит» фраза бы не подошла, потому что я вообще сомневаюсь, что вампиры дышат), хоть она и суккуб, развлекалась с каким-то лысеющим извращенцем, не ради жизненной энергии, а для добычи какой-то информации.

- Тогда, рано или поздно опять начнется расследование, - я тоже подумала об этом несколькими часами ранее.

- Все, хватит. Время уже первый час. Надо начинать, - подытожила Лолита. – Пора немного поразвлечься.

Все кивнули, хотя четкого плана у нас не было до сих пор. И это скорее моя вина. На что я полагалась? На удачу? На хорошее стечение обстоятельств, типа охранник заснул или выключили свет? Точно! Свет!

- Подождите! Джонни, Аймар! Вы же можете вырубить свет! – предложила я.

Они начали крутить головой в поисках проводки.

- Сейчас, - сказал нам вампир, и в считанные секунды – иметь отличную скорость – неплохое качество было бы и для меня, обошел-обежал вокруг библиотеки, не попадая под обзор камер. – Что ж, я нашел проводку, которая вырубит свет именно в этом здании. Правда есть две проблемы. Я заметил камеры. И сдается мне, они могут автоматически перейти на резервное питание. И вторая, я прыгать высоко не умею.

- Я умею летать, - подмигнул мне Аймар, и уже повернувшись к вампиру, - показывай кабель.

- А насчет камер, не переживайте. Я знаю, что на резерв перейдет только две камеры. Это те, что в подвале, - крикнула я им в спины.

Да, умение летать тоже отличное качество… Только правда все время приходится прятать крылья за сотней одежд, чтоб не просвечивали.

- Как только свет вырубится, настанет твой выход, Лолит, - обратилась я к суккубу.

- Без проблем, - отчеканила она и направилась прямо к входу.

- Стой, - приостановила я ее. – Послушай, сделай так, чтобы Льюис сидел против камер. Ну, чтобы он не заметил, как мы вырубим ту камеру, что на резерве.

Суккуб кивнула и, в миллионной раз поправив платье (это, вообще-то, очень сложно назвать платьем, так как оно практически ничего не прикрывало на теле), пошла, постукивая высоченными каблуками, по асфальту на свое задание.

- Лео, вот держи ключи, и жди в машине. Подгони ее к заднему входу, как только увидишь, что свет погас. И жди нас там, - передавая связку, я случайно задела его руку и в других обстоятельствах скорее всего и не заметила бы этого, но бабочки разлетелись по телу, и я покрылась вся мурашками. Иногда мне кажется, что они куда больше влюблены в него, чем я. Парень этого особо не заметил, хотя я читала в его взгляде, что мой ночной образ его слегка дурманит. Это происходит абсолютно со всеми мужчинами из расы людей, поэтому как бы не было приятно мне ловит этот свет в его глазах, я понимала, что это лишь отклик физиологии. Эффект магического начала во мне: как Луна вечно приковывает взгляды к небу, как звезды, что завораживают своим сиянием – но это не делает вас ближе, ничуть.

Я пошла к заднему входу окольными путями, стараясь не попадаться на камеры, ведь еще не была уверена, что они отключены.

У заднего входа меня уже ждали ангел с вампиром.

- Тебя только за смертью посылать, ведьма! Я тут чуть не состарился, - наиграно пожаловался Джонни.

- Света нет? – уточнила я.

- Все отлично, - успокоил меня ангел, явно чувствуя мое волнение.

Я достала отмычки, и как могла более ловчее вскрыла замок.

- Ого! А ты еще умеешь удивлять, - похвалил меня Джонни.

- Папа в детстве научил, - и опять я вспомнила об отце, и воспоминания на долю секунды заполонили мой разум, пока меня не отдернул Аймар.

- Все в порядке?

- Да. Да, все в порядке, - успокоила его я.

И мы вошли в темное помещение.

И вот я было начала радоваться, наконец-то, и своему дару: я хорошо вижу в темноте. Но дело обстояло еще проще: Аймар просто приоткрыл свой плащ – и стало светлее! В этой компании в любой момент можно почувствовать себя бездарностью по сравнению с этими существами рая и ада.

Мы пробрались через стеллажи со всякой литературой через первый этаж, и услышали вдалеке голос Лолиты. Она мило ворковала с Льюисом. А потом я услышала скрежет зубов Джонни и поспешила дойти до лестницы в подвал. Мало ли, еще сорвется и испортит нам весь план.

Тут я знала, что стоят двери с более надежным замком. А за ней, если пройти до дальней стены за четырьмя поворотами есть вход, оснащенный так вообще системой кода и отпечатка пальцев. Там и хранили те рукописи и все подобные экспонаты древности. Но нам главное попасть просто в подвал, чтобы не привлекать внимания кого-либо своими голосами, жестами и запахами.

С эти замком я возилась куда дольше, чем с входной дверью, но в итоге с помощью силы Джонни и смычка все же мы смогли проникнуть в помещение.

Здесь, как всегда, пахло старой бумагой и вековой пылью, будто никогда в жизни не убирались – хотя сама не раз участвовала в ген уборках данного помещения, и благодаря им, более-менее ориентировалась сейчас хорошо.

Пройдя пару поворотов среди стеллажей и завала коробок, я остановила ребят за последним поворотом. Тихонечко подсмотрев за угол, увидела красный мигающий свет камеры. Как и додумал Джонни, на резервном питании.

Я достала из сумки баллончик и протянула вампиру.

- Это жидкий азот, он заморозит камеру. Правда, ненадолго. За это время ее надо будет выключить.

- А почему я-то? – как ребенок закапризничал он.

- А у кого здесь офигенная скорость? – намекнула я.

- Я мог бы долететь, - предложил Аймар.

- Засветишься, - двойной смысл в данном слове был как никогда актуален, на что он пожал плечами.

Буквально через секунду я уже услышала скрип, как Джонни поворачивает камеры, с целью ее выключения.

- Молодчина! – потрепала я его по шевелюре.

- Должна будешь, - подмигнул он. И вот пятой точкой чую, это был пошлый намек – у него, как я заметила, большинство шуток через постель.

Не теряя времени, я начала доставать из сумки необходимые вещи: ампулы со всякими жидкостями, травы, мел для рун, свечи и всякое подобное.

Устроившись поудобнее на полу перед дверью, начала читать заклинание из книги (точнее заглядывая периодически, так как уже более-менее запомнила его) и расставлять все по своим местам. В том числе показывая Джонни и Аймару их дальнейшее местоположение.

И вот свечи горят, руны, нарисованные с помощью мела и моей крови ведьмы, искрятся в темноте, запах ладана, хвои, цитрусов сменяется чем-то терпким и удушливым. Я произношу последние слова и хватаю за руки вампира с ангелом, и наша энергия рассеивается по комнате, образую всякие силуэты людей, когда-либо бывавшие здесь в последние дни. Время течет в обратном порядке.

Мы видим ни раз директора, архивариуса, несколько инспекторов, установщиков камер и многих-многих других.

Энергия из меня вытекает как кровь из раненого – быстро и оставляя без сил. На ногах меня удерживает лишь яркий свет, льющийся из вампира и ангела.

И вот, прежде чем показать нам события необходимой ночи, я смотрю на Джонни и вижу, как вены вздулись на его руках и лице. Он тоже слабеет на глазах. Аймар более стойко все это переносит. Либо он намного старше и сильнее, либо небеса по природе своей наделяют своих существ большей энергией.

Я падаю на колени, таща за собой вампира. Но мы еще видим происходящее, где железная дверь открывается от порыва чьих-то великих сверхспособностей. Что-то, как и говорила Сара, темное окутывало человека. Мрак с красными горящими глазами. Оно двигалось плавно к этой двери до сейфового отдела. И с такой же легкостью открыло и ее. А через пару минут вынесло завернутое в кожу рукописи и так же спокойно покинуло помещение.

Как только цель моего визита сюда была достигнута, я упала лицом в пол, погрузившись в забытье.

Меня растолкал Аймар.

- Мун, нам пара. Вставай, - тряс он меня за плечи.

Я с трудом открыла глаза, но надо было уходить.

Джонни рядом со мной тоже кое-как поднимался на ноги.

Продолжая лежать на полу, я произношу заклинание, и мои вещи в лихорадочном беспорядке забиваются обратно мне в сумку. Мне все равно, если календула смешалась с кровью чакской филломедузы – главное, не оставлять следов нашего здесь пребывания.

И вот мы, держась все друг за друга, чтобы не свалиться, медленно ковыляем к выходу. И я даже и не помню, как очутилась на пассажирском сидении своего Бэмби.

Уже в лавке, собравшись все вместе и похлебывая крепкий кофе (Аймар предпочел зеленый чай), и снова приходя в норму, спрашиваю:

- Вы заметили что-то странное в грабителе?

- То, что она баба? – уточнил вампир.

- Ты уверен, - переспросил его Лео.

- Малыш, у меня опыта будет побольше, чем у тебя в этих делишках, - не забыл похвалить себя Джон.

- Походка, фигура… Да, я тоже подумала, что это женщина, - ответила я.

- А ты чего молчишь, крылатый? – вызывал своего «любимчика» на разговор вампир.

Ангел и впрямь был чересчур молчалив.

- Ты что-то видел, не так ли? – подтолкнула я его.

- Я не уверен, - ответил он.

- В чем? – спросил Джон.

Аймар поставил кружку на стол и, уже надевая плащ, ответил:

- Я уточню кое-что и дам вам знать, - и уверенно двинулся к выходу.

- Какого хрена? – возмутился вампир. – Разве мы не в одной команде?

- Оставь его, - посоветовала я, уверенная как в самом ангеле, так и в его словах. – Он вернется, и все расскажет. – Я посмотрела на суккуба, - А ты как, Лолит?

Она седела на краю кресла, укрывшись пледом, и тихо потягивала кофе с корицей.

- Бывало и хуже, - отмахнулась она.

- Это убожество что-то не так сделало? – нахмурился Джонни.

- Я справилась со своим заданием, не так ли? – наехала в ответ суккуб. – Все остальное неважно!

Вампир на ее реплику так сильно сжал кружку, что она полетела в дребезги, вытащив из оцепенения Лео.

- Что вы еще там выяснили? – поменял он тему (что было весьма разумно).

- Мы убедились, что это дело рук черных, что это была женщина и она просто сногсшибательно сильна! – ответила я, по привычке доставая из коморки за стойкой метлу и совок.

- А это значит, что Кэйт, как и Джеймс в руках сверхъестественного, - подытожил футболист.

- Значит, они все же для чего-то нужны… и скорее всего на праздник, - добавила Лолита.

- Да, хоть и не понимаю зачем, - задумалась я, выкидывая весьма милую когда-то керамическую кружку мамы в мусорку.

- До праздника Богов осталась неделя. Я предлагаю поехать туда и на месте разобраться, - поделилась своими мыслями суккуб.

- Да, я согласен с ней, - высказал свое решение Лео.

Джонни так иронично посмотрел на футболиста, приподняв одну бровь:

- А ты-то что там потерял?

- В смысле? – выразил свое недовольство парень, - там моя девушка!

- Он поедет, - заступилась я за друга, - и это не обсуждается.

Я знала, что это опасно, что время для Лео замедлится, что, скорее всего, от него там не будет проку. Но! Но он парень моей лучшей подруги, которая не меньше его пребывает в опасности. Лучшее, что я могла сделать для Кэйт – привезти к ней Лео.

- Когда сборы? – уточнил вампир, который опять стал прежним.

- Поедем в пятницу. До Небраска два дня в пути, - достав карту, прикинула я.

- Торжество в Небраска? – удивился Лео.

- Почаще ходи на астрономию, пупсик, - ответил ему Джонни.

- Да, в этом году полное солнечное затмение пройдет в штате Небраска, - заполнила я пробелы Лео.

- Ясно, - опустив голову, согласился он.

- А что вы планируете делать до этого времени? – поинтересовался вампир.

- У нас кое-какие планы, - и я многозначительно посмотрела на футболиста.

Он заговорчески улыбнулся мне.

- Да, у нас планы.

Глава 24

1904 год, март. Линц. Деревня Леондинг. Кладбище.

Юноша лет 15-ти бродит среди надгробий. Дойдя до нужного, останавливается. Погода предвещает буру. Становится прохладно. Ветер усиливается. Парень садится рядом с могилкой своего младшего брата. А рядом похоронен уже как год его отец. Он вспоминает свою семью: маленького Эдмунда, с которым он часто дрался, отца, который требовал от мальчика слишком многого. И все же он их любил, скучал.

Простояв еще немного, юноша собирается уже пойти домой, как замечает прекрасную девушку в красной юбке и в легком сером пальто. Светлые волосы волос к волоску прекрасно уложены в стильную на тот год по моде прическу. Черты лица заостренные, с высокими скулами и с густыми бровями. Она была привлекательна благодаря шарму загадочности, что от нее разило: то ли притягивал взгляд ее дерзкие глаза, то ли амплуа плохой девочки… Каждому свое.

Она медленно курит и наблюдает за мальчиком. Пятнадцатилетний юнец не привык еще знакомится с представительницами противоположного пола, поэтому немного смутившись, собирается пройти мимо. Она окликает его «Эй, Адольф!» Парень останавливается и теперь уже пытается припомнить, где он мог ее встретить раньше. Волнистые русые волосы легкими кудрями треплет ветер, что так противоречит прилизанным волосам юноши. Кроткая улыбка, большие карие глаза - она напоминает ему ангелов, которых он некогда видел на страницах библейских книг, лишь не хватает крыльев. «Мы знакомы?» - спросил он. «Нет. Но я знаю, кто ты» - сказала она, медленно выдувая струйку дыма себе перед лицом. «И кто же я?» - ему стало интересно, что думает о нем общество, и что может знать она.

Девушка видела зарождающуюся темноту в душе мальчика. Его негативное отношение к Богу. Холодное сердце, расчетливое мышление. Да, это именно он - тот, кого показали ему те, что по ту сторону жизни. Именно он ей и нужен для осуществления плана.

Она встала и подошла практически вплотную к нему, и, не отрывая взгляда от темных глаз, стала говорить внушительно медленно: «Ты - Адольф, вождь нации. Будущее Германии. Тебя ждут великие дела. Земля будет трястись под ногами твоей армии. Люди гибнуть от приказов! Духи прошлого показали мне, что ты уничтожишь миллионы ради одной цели. Ты такой же, как я. Мы стремимся к одному и тому же. К власти! Помоги мне, будущий фюрер! Пролей кровь. Уничтожь евреев! Умертви народ Христа! Искорени веру, воистину ариец! Ты - мой ключ! Помоги мне, а я помогу тебе».

Юноша стоял в оцепенении. Он видел огонь, видел железные машины. Как люди бегут. Видел себя за столом полных чиновников, в ожидании его приказов. Власть в его руках, уважение и главное силу! Ничто его не остановит! Он станет Богом среди этих смертных!

Когда парень пришел в себя он не мог понять, что произошло. Кажется, он видел девушку. Видения? Она что-то ему говорила? Что? И, вообще, где она? Испарилась в тумане? Скорее привиделось.

На земле осталась лежать недокуренная сигарета. Не обратив на нее внимания, парень побрел домой, не зная о том, что в душе у него теперь стало намного больше тьмы. Теперь у него появилась цель, которая с годами превратится в хороший план, затем стратегию войны, а далее в трактат.

Уже набрались тучи. Грядет гроза.  

Глава 25

Утром следующего дня я, проспав как убитая (чудеса: я не помню ужасов сновидений!) я проснулась весьма бодрая и в настроении.

Как бы тяжело мне не давались последние дни, я то ли начала привыкать к этим ударам судьбы, то ли я опять начинаю думать, что приближение полнолуния помогает мне как может. Это как гормоны у людей, которые играют немаловажную роль в их обыденности и в настроениях.

Я сходила в душ, побрила все свои лохмотья (результат кратковременный, но для уверенности мне это необходимо), даже не забыла маску для волос нанести.

Косметика, волосы, уложенные феном, и свежая одежда (я даже рискнула надеть платье, хоть оно и было практически все закрыто) придали мне весьма симпатичный вид – аж самой приятно.

Сегодня нас ждала поездка к ясновидящей. И как бы тупо не было рассматривать это за подобие приключения с нотками на любовь за что-то особенное, но для меня это и впрямь было особенное время. Несколько часов с Лео в машине наедине. И неважно, как все пройдет.

Бабочки крутились в вихре бачата у меня на теле, когда я с удовольствием поедала овощной салат, закусывая сочный сэндвич и запивая все это вкусным чаем. Не они несколько радовались еде, сколько предвкушая что-то романтичное.

Просидев пары, одна из которых у нас была совместная, мы заехали в кафе, перекусить.

Картофельное пюре с котлетой, мясной салат и вкуснейший компот из лесных ягод еще больше подняли мне настроение.

Лео усмехнулся:

- Вот раньше я все смотрел на тебя и думал, какой хороший у тебя аппетит, а сейчас задаюсь вопросом: еда тоже трансформируется по ночам?

Странный вопрос, который бы мне даже в космосе не пришел на ум, поэтому я просто пожала плечами. Да и говорить с набитым ртом не могла.

Когда я все же (ну кто бы сомневался) замазюкала лицо соусом, Лео рефлекторно хотел протереть мне «аварийную зону», но в последний момент остановился, так и не коснувшись меня.

Мы сидели и смотрели друг на друга, не зная, как нарушить эту глупую ситуацию. А я так вообще на этот раз не хотела ее нарушать, ведь в моих фантазиях, эта самая рука дотронулась до меня и меня поразило током на месте их прикосновения.

- Прости, - все же сказал он, и просто отдал мне салфетку.

- Спасибо, - поблагодарила я.

И расплатившись, мы сели в машину и продолжили путь.

Где-то уже давно выехав загород, я тут вспомнила, что Лео все же стоит знать подробнее о нашей предстоящей встрече.

- Я забыла тебе сказать кое-что, - обратилась я после долгого затишья.

- Что?

- Олайя, ну наша прорицательница, не работает просто так, - не отрываясь от дороги, сообщила я.

- В смысле, не работает просто так?

- Ну, всему своя цена, знаешь ли, - начала я издалека.

- И какова ее цена за прорицательство? Только не говори, что ты принесешь меня в жертву, - усмехнулся он.

- Почти…

- Что? – Лео резко нажал по тормозам, что аж задние колеса оторвались от дороги. Несколько секунд машина ехала лишь на передних, пока по инерции не села правильно.

- Господи! Я шучу, - сердце колотилось в адреналине, а желудок от удара ремня безопасности чуть было не выложило еду мне на колени. У меня хорошие способности регенерации, но, во-первых, я не бессмертна, а во-вторых, в человеческом обличье, способности притупляются чуть ли не в ноль.

- Ну и шуточки у тебя! Я же не знаю, черт возьми, какие у вас законы! – Лео медленно тронулся.

Видя, как он зол, мне было неловко от своей глупой шутки. Мы молчали несколько минут, пока он немного не пришел в себя.

- Цена у ведьм…в общем, это обычно кровь, - все же закончила я.

- Кровь? Чья?

- Ты и правда подумал, что я поехала с тобой, лишь потому что я захочу воспользоваться твоей человеческой слабостью? И ты правда такого мнения обо мне после стольких лет дружбы?

- Прости, - все же извинился парень, - просто я только на днях узнал столько, что даже не знаю, чему и кому верить.

- Лео, я бы никогда не использовала людей во благо своих интересов! Особенно, таких близких, как вы, - хотя мысленно произнесла в место «вы» «ты».

- Я надеюсь.

- Надеешься? – я уже начала переходить на крик. - Ты знаешь, как мне было тяжело скрывать от вас так долго часть своей жизни. Скажу тебе больше, мы, перед тем как пропала Кэйт, с ней из-за этого поссорились. И я смотрю, ты уже и забыл, как я спасла часть твоей души от суккуба!

- Мун… - начал, было, он оправдываться, но мне нужно было выговориться.

- Не смей обвинять меня в том, чего ты даже понять не в состоянии! Понял?!

- Хорошо! Я все понял. Хватит орать! Пожалуйста! И я помню, что ты сделала для меня. Спасибо! Нет, правда, спасибо! И давай закроем эту тему! Не хочу больше выяснять с тобой отношения.

- Ладно, - успокаиваясь, согласилась я. Да что со мной вообще? Обычно я сдержанная и молчаливая, а тут аж на ор перешла. Что ж, свалю это я сейчас на нервы по потере отца и подруги, хотя подсознательно мелькает мысль: а не от приближения ли парада планет?

И мы опять замолчали. Вот уж не подумала бы, что за эту небольшую поездку умудрюсь еще и поссориться с Лео.

- Так что за кровь и что это за ритуал, расскажи уже! – на этот раз прервал молчание он.

- В обмен на информацию, я должна отдать ей часть крови. Чем больше мне нужно знать, тем больше цена.

- Так, следовательно, спрашиваем мало и мало отдаем.

- Да, отдать в любом случае надо.

- А моя кровь не подойдет?

Я немного опешила. Ведь несколькими минутами ранее он был вообще против своего участия в ведьминских делах. Но я решила не острить и просто сказала:

- Нет. Только кровь сверхъестественных существ.

Мы проехали Эйвон, и от Уэйсайда свернули на северо-запад, и, не доезжая до Гринвилла, остановились рядом с земляной дорогой.

Дом вдалеке на опушке леса будто бы утонул в зелени. Его вообще невозможно было бы обнаружить, если бы я не ориентировалась по памяти. Нас встретила девочка лет 10-12. Просмотрев быстренько ее ауру, определила, как не странно, что это бес. Этот вид сверхъестественного отличался долгим взрослением тела, чего не скажешь про умственную деятельность. Этой девочке вполне могло быть и за 30-40-60!

Она проводила нас вглубь дома, сильно пропахшего дешевыми сигаретами и марихуаной. В самой темной комнате сидела старушка, которая вот-вот развалится и вообще удивительно, как вообще дожившая до таких преклонных лет. Она настолько была маленькая и хрупкая, что вот-вот рассыплется прямо на глазах. Кожа ее была прозрачная, на голове из-за отсутствия волос завязан тюрбан. Морщины избороздили ее лицо вдоль и поперек, глаза закрыты, т.к. она была слепа от роду. Но самым шокирующим был ее третий глаз! Да-да, на лбу у старушки был третий глаз – вполне здоровый и смотрящий на меня с Лео со столь пристальным взглядом, будто видел нас насквозь!

Мы кивнули старушке и открыли рот, чтобы поздороваться, когда Олайя пророкотала на весь дом.

- Ты знаешь цену!

Девочка протянула мне ржавую тарелку с кривым ножом. Я посмотрела на нее. Глаза девочки заблестели от радости, будто это была кровь для нее.

Взглядом попросив Лео встать в сторонке, я поставила тарелку на стол перед Олайей и сделала глубокий разрез на ладони. Темная кровь закапала густой струей на тарелку.

- Я знаю, зачем вы здесь. Вы ищите близких вам людей, - начала свое пророчество ведьма. Сказав это, глаз на лбу закатился за веки, и стал белым как молоко, а губы растянулись в подобие улыбки.

- Да, вы правы, - спокойно ответила я. Лео стоял, кажется, вообще в таком глубоком шоке, что вряд ли сможет говорить до завтра. Он уставился через мое плечо на посуду, в которой кровь то сворачивалась, то исчезала и появлялась вновь.

- Я вижу тьму. Она сильна как бог и скрывается даже от моего ока. Вижу периодически рядом твою ауру. Вы часто пересекаетесь. Но ты не сможешь найти ее, пока она сама этого не захочет!

- Мой папа и Кэйт? Они живы? – задала я самый главный вопрос, ответ на который, я итак знала.

- Да, их души на Земле, хоть тела их почти бездыханны.

Значит, они без сознания, скорее всего под действием какого-то вещества, поняла я.

- Как нам их найти? – все же задал вопрос Лео.

Олейя не отреагировала на него, и до меня дошло: что чья кровь в посуде, тому лишь прорицательница и отвечала. В связи с чем, я повторила вопрос Лео.

- Рядом с черным я вижу более чистую душу. Они вместе. Он обладает стихией земли. Он и удерживает заложников, присматривает за ними.

- Где? – одновременно спросили Лео и я.

- Места изо дня в день меняются. Но я знаю лишь одно: он пойдет за черным до конца. А значит...

- Значит, возьмет с собой папу и Кэйт, - закончила я за нее.

- Верно! А теперь мне нужно отдохнуть, цветок Эдема! Уходите!

Мы собирались уже уходить, когда я решила спросить:

- Книга? Книга жизни. Что она значит во всей этой истории?

Старуха ухнула как сова, и как-то пугающе пробубнила:

- Кровь. Мне нужно еще твоей крови!

Лео схватил меня за локоть и покачал головой, давая понять, что уже достаточно. Но мне нужны были ответы. И я, отдернув руку, полоснула еще раз ладонь, которая начала медленно, но все же затягиваться. Я посмотрела на ненасытную ведьму.

- Книга – это конец начала, - и замолчала. Я хотело было крикнуть: «И это все?!», но в этот момент девочка подтолкнула нас к двери. Взглянув на нее, меня пробрала дрожь. Все ее лицо было в крови, а глаза не имели зрачков! В своем естественном обличье она выглядела до ужаса страшно. Она сильнее толкнула нас. Лео оцепенел и не мог пошевелиться, но решительные действия бесенка заставили его попятиться к двери. Едва мы переступили порог, как дверь с грохотом закрылась перед моим лицом.

Глава 26

Обратно за рулем вновь ехал Лео. Он уже более-менее пришел в себя и мог ехать спокойно, в то время как меня слегка мутило. Где-то к середине пути я вырубилась.

Проснулась я полураздетая и, судя по фотографиям на стене, в спальне Лео! За окном светило солнце, будто бы было ранее утро. Но этого быть не может! Мы уезжали от ведьмы ближе к вечеру. Посмотрев вниз, я порадовалась, что хоть лифчик и трусы на мне! А вот ноги уже начали опять зарастать «шерстью», от чего мне стало стыдно.

Только я прикрылась одеялом и хотела встать, как вошел Лео. Он был бледным и уставшим и все в той же дорожной одежде.

- Привет! – со вздохом облегчения сказал он.

- Что это значит? – мне срочно нужно было это выяснить, и обойдемся без красивых вступлений.

- Ты ничего не помнишь? – он подошел и сел на край кровати.

- Чего не помню? – и наивные глупые мысли понеслись в голове: «мы переспали!», «Почему я в нижнем белье?», «Я бы такое запомнила! Я не могла этого не запомнить!», «Кааак?» - но Лео прервал этот озабоченный бред разыгравшейся фантазии.

- Мы ехали в машине. Ты спала. В один момент тебя начало трясти и лихорадить во сне. Я не знал, что делать. Остановил машину и начал будить тебя, но ты никак не просыпалась. Я не на шутку испугался. Я уже ехал в больницу, когда вспомнил, что время заката, и ты начнешь меняться. Хотел везти тебя домой, но твой дом был в другой части города. Мой был ближе. Ты вся горела и дрожала. Думаю, тебе просто лихорадило. Здесь я раздел тебя, и только начал протирать холодной водой, как ты начала стонать и трансформироваться.

- Боже! Надеюсь, ты ушел? – как я могла не проснуться даже, когда меня ломало всю буквально?

- Нет, как я мог тебя вот так бросить? – он устало потер лицо, - Как ты это переживаешь каждый раз? Мне смотреть-то на тебя было больно!

- Я привыкла, - просто сказала я, хотя скорее не хотела говорить всей правды, - что было потом?

- Приблизительно через час, когда ты стала другой, ты заснула. Наверное, просто без сил. Пока опять тебя не начало лихорадить. Ты бредила во сне, звала то папу, то маму, то…меня.

- Прости, Лео, за все это! Ты не должен был.

- Ты звала меня, я не мог тебя бросить, - он посмотрел на меня так нежно, что я, не совладав с чувствами, обняла его за плечи. Одеяло соскользнуло, и я прижималась полуголая к Лео, вдыхала его запах одеколона, смешанный с запахом пота. Была в сантиметрах от его губ, и ничто не отделяло его руки, обхватившие меня за талию.

- Спасибо, - прошептала я ему в ухо, а потом мой взгляд поймал фото, где Кэйт и Лео фоткались на вытянутой руке в парке у озера, удачное селфи, в последнее лето после выпускного в школе. И мне стало не по себе, обнимать парня моей лучшей подруги, хоть я его и любила последние несколько лет.

Нехотя я отстранилась от него и прикрылась одеялом. Лео опустил глаза, чтобы больше меня не смущать.

- Твоя одежда на стуле около окна, - сказал он.

- Ага. Ты маме моей не пробовал дозвониться? – это было бы весьма логично, и я видела в этом хороший способ решение проблемы.

- Пробовал. Это первое, что я сделал, придя домой. Но, во-первых, не смог разблокировать твой телефон, а домашний и рабочий она не брала.

- Странно, - мама обычно всегда брала трубку, но или сбрасывала хотя бы, если была сильно занята. Я посмотрела на настенные часы. Время 9.30!

- Получается, я менялась еще и утром, - сделала я выводы вслух.

- Да. Но ты была настолько истощена, что только тихо скулила. В какой-то момент я подумал, что ты умираешь!

- Мне жаль, что тебе пришлось при этом присутствовать, - даже представить не могла, что он пережил.

Однажды, когда я была маленькая, мне очень хотелось увидеть со стороны, как это выглядит. Я помню эти кадры со старой киноленты, они иногда мне снятся в кошмарах! Это оказалось куда ужаснее, поверьте.

- Самое главное, что ты жива и, похоже, здорова сейчас, - облегченно, улыбнулся он.

- Да, только чувствую себя очень голодной.

- Пойду приготовлю что-нибудь, - Лео уже вышел, когда вернулся и уточнил, - глазунья, омлет, всмятку?

- Глазунья, - улыбнулась я ему. Или же себе, точно не знаю. Я в постели Лео, он ухаживал за мной всю ночь, а сейчас готовит завтрак. Одна из моих грез нашла себя в реале!

Лишь один вопрос не давал мне покоя: как я могла дважды трансформироваться и при этом не прийти в сознание? Такого со мной еще не было.

К спальне примыкал душ, и я побежала туда. За пять минут помывшись (голову я мыть не стала, т.к. фена я не нашла), расчесала пальцами, а когда начала собирать их в хвост, обратила внимание на ладонь – рана толком не затянулась! Быть такого не может! Я присмотрелась еще раз, изучая порез внимательней. Сказать правду, она даже слегка кровоточила, в местах, где кожу коснулись волосы.

Я оделась, а руку перебинтовала повязкой, которую нашла в аптечке за зеркалом. Думаю, футболист был бы не против. О ране подумаю позже.

Лео уже сидел за столом и ел.

- Не стал тебя ждать. Мне надо на тренировку к 10-ти. Вообще-то утром я отпросился у тренера. Ну, раз ты жива и здорова, думаю лучше сходить. Скоро соревнования.

- Да, конечно. А я успею ко второй паре, - более беззаботно ответила я. Хотя мечтала посидеть с ним чуть дольше.

- Ты уверена, что сможешь просидеть на парах? – взволновано спросил он.

- Конечно! Все в порядке.

- Ключи брось в цветочный горшок около крыльца, - последнее что крикнул Лео, прежде, чем исчез за дверьми.

Целый день пыталась дозвониться до мамы. После учебы вместо того, чтобы ехать на работу, заранее предупредила их, что болею и поехала домой. Но мамы дома не оказалось.

Как и в лавке, она была закрыта.

Урмила позвонила невовремя и предложила позаниматься. Хотела ей отказать, но в действительности времени было в лишнем достатке, и я согласилась встретиться в кафе через полчаса.

До ее приезда, я обзвонила номера всех наших знакомых, но никто маму не видел, и она с ними не связывалась. Я начала всерьез паниковать!

Когда Урмила пришла, мои нервы были на пределе.

Сегодня это девушка выглядела как гот: драная черная юбка с корсетом и черной накидкой; волосы были собраны в хвост, приспущенные лишь пара прядей, придавали лицу более округлую форму. Вот только губы накрашены были слишком яркой красной помадой, что делало и без того белые зубы чересчур белоснежными.

- Что случилось? На тебе лица нет! – забеспокоилась еще с порога она.

- Вроде бы все в порядке и еще рано поднимать панику, но мне кажется, что мама тоже пропала.

- С чего это ты взяла?

- Я не могу дозвониться до нее со вчерашнего дня! – я хотела все метать на своем пути от безысходности.

- Ну, может она ушла к кому-то в гости, - предположила Урмила.

- Нет! Я проверила всех наших знакомых!

- От отца нет известий, да? – похоже, она решила надавить на еще больное место.

- Нет, - и тут меня осенило, - точно! Мама могла уйти на его поиски! Ты гений, Урмила! – от радости я аж обняла ее.

- Ну, не совсем. Я ведь просто спросила, - засмущалась она.

- Что же, я об этом подумаю чуть позже. А теперь давай заниматься социологией, - предложила я. Маму я поищу с помощью заклинания поиска в лавке.

Сегодня Урмила была куда внимательней, за что я ее даже похвалила.

- Скажи, а что с твоей рукой? – поинтересовалась она.

Я посмотрела на руку.

- Пустяки, - отмахнулась я, - порезалась.

- Не боишься запустить заразу? – о, как приятно все же иметь регенерирующий ген! Жаль, ей этого не объяснишь.

- Нет, - улыбнулась я.

- Ты чем-то его обработала у себя в лавке, - предположила она, и мне показалось, что она чувствует, что мы не просто торгуем зельями и травами.

- Йодом, - уточнила я, и поспешила сменить тему. – Чем ты увлекаешься? У тебя всегда необычная одежда.

- Я?... – она призадумалась, - люблю историю, искусство, компьютерные игры.

Вот бы не подумала, что этот фрик может интересоваться историей и искусством.

- Заманчиво? Какие времена предпочитаешь? – в чем - в чем, но в истории я была той еще тупицей.

- Древнейшие времена в приоритете, но, по правде, история интересна в целом. В каждый ее момент было что-то величественное, - парировала она.

- О, в этом есть доля правды, - просто согласилась я. - Откуда такой интерес?

Она задумалась.

- Родители были археологами, - задумчиво ответила она.

- Ой, прости… я помню, ты говорила о них, - извинилась я.

- Все в порядке, это было очень давно, - отмахнулась она. – Как идут дела в поисках папы?

- Абсолютно никак, - соврала я ей. Ну не скажу же я, что мы ходили к прорицательнице.

Она улыбнулась.

- Что не делается, все к лучшему, - и начала собирать учебники со стола, а потом тихо что-то договорила, чего я не расслышала.

- Что? – переспросила я.

- Нет, ничего, - ответила она, - спасибо за урок! – и, помахав на прощание, пошла к выходу.

Мне, с одной стороны, нравилась Урмила. Было в ней что-то бунтарское и смелое, но с другой - ее странности меня просто приводили в ступор. То она предмет насмешек, то исключительно неординарная личность, увлекающаяся такими сложными и неоднозначными науками как древнейшая история. Была в ней эдакая загадочность. Могу сказать точно лишь одно: она моя первая и, скорее всего, самая особенная «ученица».

Глава 27

27 июня 1914 год. Сараево.

В пустом грязном переулке, где зловоние существует как само по себе нечто существенное и живет своей жизнью, стоят рослый мужчина с пышными усами и худощавый парень в черном не-по-размеру пиджаке на голое тело и в бежевых штанах. Глаза его блестят от волнения, руки потеют, в связи с чем постоянно то поправляют одежду, то чешут загривок. Он внемлет каждому сказанному слову собеседника.

Мужчина, что стоял напротив него, с военной выправкой и в офицерской одежде, не представился (но очевидцы после скажут, будто это был сам Драгутин Димитриевич). А юноша тот – студент-гимназист Гаврило Принцип. Беседа ведется тихо, с глазу на глаз. Неизвестный с низким басом рассказывает парню о смысле его жизни, о предназначении, его миссии. Глаза бородача блестят алым огнем, голос напористый и грубый – от милитаристских привычек не так легко отказаться.

- Этот разговор ты забудешь, едва я уйду, как и меня в целом, - шепчет он. – Но слушай внимательно, запоминай, мальчишка: завтра в Сараево прибывает эрцгерцог Австрии Франц Фердинанд со своей женой. Ты должен помочь своему народу, Гаврило. Ты должен убить их!

А потом, вспоминая план и детали, продолжил:

- Но не суйся первым. Подожди подходящего момента. Сначала пусть попробует свои силы Неделько Чабринович, понял? Дадим и ему шанс в этой жизни. А тем временем, Гаврило, зайди-ка ты в магазин Морица Шиллера. Узнай, как у него дела? Хорошо ли идут продажи? - усмехнулся обладатель пышных усов. - А потом, когда увидишь разворачивающуюся машину, выйди и убей всех пассажиров! Ясно? – и протянул парню пистолет калибра 9 мм.

Парнишка кивнул. Убедившись, что донес информацию всецело, мужчина уже шел к выходу из переулка, тихонечко осматриваясь по сторонам, а затем будто что-то вспомнив, посмотрел через плечо на Гаврилу и с улыбкой добавил: «Начни с Софии, мальчик». И не слышно, под нос проговорил: «Ты не помешаешь мне вызвать князей преисподней! Тысяча чертей!»

Через минуту от незнакомца и след простыл. А парень со стеклянными глазами, вертел головой и не понимал случившегося - что он здесь делает, кто и что ему приказал…

Хотя нет, он должен завтра совершить великое дело ради чести своего народа! Не просто должен, а обязан! Он точно знал это, как и то, что он Гаврило Принцип!

Юноша поплелся домой, ощупывая в кармане оружие мести, оружие – ключ к освобождению Всадника Смерти.

Глава 28

Я во второй раз за день пришла в лавку, но, чтобы поработать и поискать теперь уже маму.

После обслуживания пары клиентов после очередной трансформации, приготовила все для заклинания поиска, в надежде, что хоть так смогу ее отследить.

Более часа спустя поняла, что ритуал не сработал. Местонахождение мамы я так и не нашла. И тут два объяснения: либо она, как сильная ведьма, нашла способ скрыть себя от чужих глаз, либо все намного хуже.

И только я села листать книги, чтобы хоть за что-то еще зацепиться, зазвенел колокольчик. Это был ангел. Но пришел он не с пустыми руками.

- Привет! – улыбнулся он мне и протянул букет цветов. Это было ассорти: эустомы, гортензии, розы, хризантемы, розарии и другие природные красоты, в названиях которых я несведуща.

- Есть повод? – спросила я.

- Вообще-то нет. Просто ваши цветы завяли на подоконнике, - указал он головой в сторону окна.

- О, черт! Я опять о них забыла! – встала и побежала я к ним. И вправду, они практически были мертвы.

Я провела по ним ладонью, но растения лишь слегка приподнялись. А ведь у мамы они прям распускались на глазах. Видимо, флорист из меня не очень. Хотя в прошлый раз вышло куда все лучше.

- Может для начала их надо полить? – предложил мне Аймар.

- Возможно, - и я пошла за водой.

Мы стояли рядом. Я с кувшином воды, он за моей спиной.

Я повернула голову к нему.

- Ты просто так пришел или что-то случилось? – нарушила это молчание.

- Помнишь я в тот раз ушел, сказав, что мне надо кое-что выяснить, - напомнил он.

Я повернулась к нему – вся внимание.

- Что ж, я выяснил, - отходя от меня на пару шагов, сказал ангел. – Есть ваза или графин с водой?

- Ах да, есть, - и забрав свои цветы пошла поставить их в воду, но не найдя нужного сосуда, засунула их в тот же кувшин, которым поливала.

- Тот грабитель… Ходят слухи, что это полубогиня, - начал он. - Но не все в это верят. На небесах говорят о ребенке одного из падших.

- Можно поподробнее, - заинтересовалась я.

И как раз в этот момент вновь зазвенел колокольчик.

- Я же тебе говорил, что он меня не отпустит, - доказывала что-то Лолита Джонни.

- Я все равно своего добьюсь, и ты это знаешь не меньше моего! – огрызнулся Джон.

А потом до них наконец-то дошло, что они уже не одни.

- О, привет, голубчики! – как же быстро Джонни менял свои маски, из обеспокоенного серьезного парня до индифферентного эгоистичного самца.

- Салют, - более спокойно поздоровалась Лолита. Сегодня эта бестия была в шикарном брючном костюме цвета охры, при виде которого моя внутренняя богом забытая модница обливалась слюнями.

- О чем трепались, дорогуши? - спросил вампир, а потом добавил, - ты что, крылатый, предложение делать собрался с цветами. Если что прости, но имей в виду, она тебе откажет однозначно.

- Во-первых, не твое дело, а во-вторых, почему ты так в этом уверен? – все же поинтересовался Аймар.

- Потому что ей нравятся такие красавчики, как я. Без обид, ты просто слишком скучный - подмигнул он ему, от чего я просто закатила глаза: в излишней скромности вампира не упрекнешь.

- Сомневаюсь, - ответил ему ангел. – И я не скучный, если что.

- А давайте вы перестанете мериться… - недоговорила я, в надежде, что и без последнего слова они догадаются, о чем речь.

- Красивые, - провела ладонью суккуб по бутону розы. И у меня закралось впечатление, что ее не шибко часто радуют букетами. Оу, чья бы корова мычала, Мун: эти цветы чуть ли не первые в твоей жизни.

- Аймар выяснил кое-что, - вернулась я к прежнему разговору.

- И что же наш мистер «я - нескучный» выяснил? – спросил Джонни.

- Та женщина может быть полубогиней, - продолжил свой прерванный рассказ ангел.

Вампир присвистнул.

- У нас ходят слухи о когда-то падшем ангеле. Это было тысячелетия назад. И есть вероятность того, что у него был ребенок, - пояснил ангел.

- И ваши до сих пор не выяснили, что произошло на самом деле? – упрекнул силу высших вампир.

- В том-то и загвоздка. С тех времен мало, кто дожил. Там существовали совсем другие боги, - встал на защиту своих ангел.

- Вот уж не думала, что и у вас текучка там кадров, - скорее для себя, чем для Аймара сказала я. Для меня понятие бессмертие и жизни высших существ оставалось понятием практически нерушимым и постоянным, своеобразная константа. Видимо, и они находят способы ухода в мир иной. Или просто в забвение?

- И с чего ты взял, что та баба – дочь бога? – спросил Джон.

На слове «баба» я закатила глаза… в нем так сильно сказывается оскорбительный патриархальный жест, аж зубы скребет.

- Мне когда-то рассказал эту легенду один старец. Он упоминал, что этот ребенок будет намного сильнее земных существ. И ее пересилить смогут лишь высшие боги.

- И все же, как ты догадался, что это она? – уточнила Лолита.

- По силе. Я почувствовал в ней силу богов. Она специфична, если можно так сказать.

- Значит мы имеем дело с ребенком падшего, которая каким-то образом может быть еще и является похитителем папы и Кэйт, - добавила я.

- Это не обязательно может быть одна личность, - предположил Аймар.

- Но все же и может, - хоть и не была я в этом уверена.

- Мы можем все выяснить на празднике, - предложила Лолита.

- Да, как мы и договаривались, - вспомнила я.

- Мы едем на праздник? – спросил ангел. Ах да, он же в тот раз ушел.

- Да, мы едем в Небраска во всем окончательно разобраться, - ответила я. – И учитывая, что сегодня вечер среды, а праздник в понедельник в 6 вечера, то нам оставалось всего 4 с лишним дня. Мы как раз успеем.

Ангел кивнул. А остальные и в тот раз были согласны.

Утром следующего дня меня ждал приятный, но весьма странный сюрприз. Я благодаря своей утренней заторможенности и неуклюжести разбила чашку с кофе. Естественно, мне надо было ее убрать. И вот тогда, убирая закатившийся осколок из-под холодильника, я нашла записку от мамы.

Это был стикер, когда-то приклеенный на технике, но, видимо, отвалившийся и неудачно приземлившийся под нею. «Уехала по делам в другой штат. Звонить не буду – опасно». А странной она была вот почему. Во-первых, я не могла найти маму по заклинанию (хотя могла бы, но похоже она и впрямь скрывалась, но от кого и зачем?). Во-вторых, какие дела ее так тянули в другой штат? В Небраска? Тогда почему это так секретно? Это же не тайного логово, в конце концов, а фестиваль. Одни загадки, как всегда, у Кармен. Единственное, что дало это послание: она жива и ее не похитили.

В этот день я встретилась с Лео.

Футболист приобнял меня, и я почувствовала, что в последнее время мы стали куда более близки. Та поездка и впрямь нас как-то свела по-своему. Я чувствовала каждой клеточкой эту химию между нами. И как бы моя совесть не кричала внутри, что это парень моей лучшей подруги, но я не хотела слушать ее и старалась делать все, чтобы вновь почувствовать его тело, прижатое к моему, его дыхание в миллиметрах от моих губ. Я ничего не могла поделать со своей любовью.

- Итак, я уже поговорил с мистером Херманом, - сказал Лео. – Он кидал к меня мячи в бешенстве, но потом все же подписал пару бумаг.

- Ты о чем? – что-то до меня все не доходил смысл сказанного.

- О поездке, конечно, - как ни в чем не бывало ответил Лео.

Я призадумалась.

- Ты точно хочешь поехать? – все же уточнила я.

Лео опешил:

- Ты еще сомневаешься в этом?

- Ты же понимаешь всю степень опасности, не так ли?

- Ты о том, что я два дня буду ехать в машине с вампиром, суккубом и ангелом? – ухмыльнулся он.

- Это меньшее зло, поверь мне, - предупредила я.

- Мун, - схватил Лео меня за плечи, - ты же знаешь, что я должен быть там. И давай, мы больше не будем об этом. Не время давать заднюю, - подмигнул футболист.

Я кивнула. Да и разве могла бы отказаться от этого предложения, в котором существовал Лео? Да ни за что!

Просидев пары, и после занятий подписав необходимые бумаги, мы разбежались по домам (я позвонила в библиотеку, соврав, что болезнь оказалась куда более тяжелой, чем я представляла вчера). Нам всем надо было собрать вещи. Мне же еще надо было собрать необходимое из ведьминского арсенала.

Перед выходом все же оставила записку маме. Я не знала, что с ней, но, если даже произошло что-то серьезное, интуиция подсказывала мне, что я все пойму на празднике.

На следующее утро, едва я трансформировалась в дневную форму, к дому подъехал отличный мустанг. Учитывая, как его ласково протирал Джонни, я готова была биться об заклад, что это его машина, да к тому же «облюбованная» им уже до блеска. Странно, что он раньше о ней не упоминал.

Аймар с Лео подошли несколькими минутами позже.

- Ух ты! Крутая тачка, - обратил свое любопытство на машину мой друг со знанием дела.

- Только не трогай! – наиграно прорычал на него вампир.

- Хозяин был вкусным? - на этот раз подстегнул его Аймар.

Джонни смерил его суровым взглядом.

- По-твоему я не могу позволить себе купить такую красотку?

- Зная тебя, всякое можно ожидать.

- М, значит я непредсказуемый. Сочту за комплимент, крылатый, - это был бы не Джонни, если бы «не выискивал» в во всем себе цену.

Ангел ничего не ответил, а просто усмехнулся.

Мы расселись по машинам. На моем Бэмби разместились Лео, Аймар и я. А вампир с суккубом на мустанге. Мы могли бы более комфортно поехать и на машине Лео, но я отказала ему по причине, что мне комфортнее в своей среде, а привычки менять перед поездкой не хотелось.

Я знала, что этими двумя в последнее время что-то происходит. О чувствах Джонни я изначально догадывалась, но Лолита всегда оставалась для меня загадкой. Да и неужели вампир надеется, что суккуб бросит свое ремесло ради него? Если честно, я вообще не знала природу исчадий ада, не говоря уж про их иерархию в точности. Но в одном я была убеждена: Джонни – по-своему упертый, и он будет добиваться своего несмотря ни на что.

До Небраска ехать было часов двадцать, и мы планировали доехать до субботнего утра. По пути мы делали пару остановок, чтобы перекусить, пару часов, чтобы «сменить обличье» в придорожных отелях, где после моих криков и стонов администраторы думали, что у нас заварушка в стиле БДСМ. По крайней мере, так сказал нам Джонни. А я все думала до этого, почему на нас так пялятся служащие отеля. Вот ведь надо такие тонюсенькие стены делать! Это работники еще «не присутствовали» в ночи «молодой луны» с сопутствием менструаций. Такое совпадение бывает лишь несколько раз в году и это просто жесть!

Так как времени было в обрез, ехать мы планировали и ночью. Но в итоге столкнулись с достаточно большой проблемой в связи с привлечением лишнего внимания. Когда настала ночь и начало смеркаться, за руль села я, потому что у Лео от усталости слипались глаза. В одно время зеркало заднего вида начало ослеплять светом. Оказалось это свет крыльев Аймара. Он надел куртку, но не помогло. Сначала он пытался прятаться на полу машины, но толку было мало, и мы предложили ему ехать в багажнике.

- Вы серьезно? – спросил он.

- А что ты нам еще предлагаешь? – вопросом на вопрос ответил Лео.

- С этим надо что-то делать, ты так не думаешь, - мне сложно было привыкнуть к этой ситуации, ведь до этого таких проблем просто не возникало.

- Я же говорю, что дело в празднике. Чем ближе час «раскрепощения», тем сложнее скрывать свое нутро, - еще раз объяснил нам ангел.

-Тогда почему это происходит только с тобой? – настаивал Лео.

И тут я решила рассказать: мое последнее преобразование было куда менее болезненным, чем все года до этого. Да, было больно, но я уже не так кричала, и боль была, скажем так, терпимее.

- Это происходит и со мной, - сообщила Лео. – Я трансформируюсь проще и быстрее.

Аймар долго не соглашался передвигаться в багажнике, но деваться было некуда – он слишком сильно нас выдавал. Почему он вообще не полетел, спросите вы? Хороший вопрос, честно. Мы спросили его об этом в дороге, на что он ответил:

- Я не так часто бываю на Земле по делам, поэтому не хочу упустить ни одной возможности побыть здесь еще, - да, смена обстановки – это всегда приятно, его можно понять. А наша планета при редком ее посещении, я уверена, так вообще интересное и красивое место.

До Огаллалы мы доехали вместо утра лишь на закате субботы. Это был маленький непримечательный город, названный в честь племени индейцев оглала. Как бы мы не спешили, мы все же не смогли не заметить целую туристическую улицу Фронт-стрит, иллюстрирующая жизнь городка в 1870-х — 1880-х годах, наполненную ковбоями, салунами, перестрелками и прочим соответствующим антуражем. Мне, не так часто путешествующему человеку, нравились такие достопримечательности. В них есть дух времени, сила человеческого видоизменения и мышления целых народов.

Но нам нужно было добраться почти до Леуэллена, до национального исторического парка Аш Холлоу, где в этом году планировался праздник существ. Времени оставалось еще день. Близилось время трансформации, поэтому мы решили переночевать в мотеле.

Как и до этого, я снимала комнату с Лолитой, Лео оставался с Аймаром и Джонни. Хорошенько перекусив на ночь, я почувствовала, как начали ныть кости: значит пришло время меняться. Попросила всех выйти. Процесс занял почти полчаса. После, поплелась в душ. Когда смыв всю свою боль и усталость вышла, в комнате оказался только Лео. Он долго смотрел на меня, а потом сказал:

- До сих пор не могу привыкнуть к твоему виду, если честно – а потом, пробежав по мне долгим взглядом, договорил - и не сочти меня уж извращенцем, но ты такая красивая сейчас.

Я не знала, что ему ответить. Сколько лет я ждала этих слов от него! Целую вечность мечтала об этом, рыдая в подушку. Кэйт, как все искренние подружки, всегда говорила прямо и никогда не скрывала от меня всю глубину их отношений: о том, как он ее гладит, как целует, обнимает, иногда даже вдавалась в подробности интимной жизни. А сейчас я стою перед ним почти голая, и он это же говорит мне. Мое сердце разрывалось между тем, чтобы подойти к нему и просто отдаться эмоциям и между тем, чтобы просто попросить его отвернуться, а еще лучше выйти. Но я молчала, потому что никак не могла принять решение, а он все продолжал на меня смотреть. Потом встал и подошел сам. Нас отделяли считанные сантиметры, меня обдало жаром его тела, и я окунулась в аромат его одеколона, который страстно любила вдыхать каждый раз, как он проходил мимо.

- Если я тебя поцелую сейчас, ты сильно расстроишься? – шепотом спросил он.

Господи, конечно, нет. Но это парень моей лучшей подруги, и я его люблю, черт тебя дери. Прости меня, Кэйт, прости!

Я слегка кивнула. Он смотрел на меня тем самым голодным взглядом, а у меня бабочки запорхали где-то внизу живота (и когда только успели они туда переместиться?!) И вот тот самый момент, я закрыла глаза и почувствовала его горячее дыхание у своих губ, как во всех моих грезах, и тут…

Дверь комнаты с грохотом открылась, и в комнату ворвались сразу все: Джонни с Лолитой и Аймар.

- Какого черта!? – заорал Джонни похоже никому конкретно не обращаясь, увидев нас с Лео, стоящих прилипшими друг другу, при этом резко затормозил и перекрыл движение сзади идущим, - прошу прощения, ребята, но у нас произошло ЧП.

- Что случилось? – за спиной вампира, еще непонявший всю ситуацию, Аймар готов был встретиться с армией пришельцев: слишком уж воинственно он выглядел. Особенно прекрасно дополнял его образ раскрытые белоснежные крылья, - на нас напали?

Лео сразу отскочил от меня, а я чуть ли не на лету поймала свое полотенце, которое каким-то образом отцепилось во время полета моих бабочек. Ну прям дешевая кинопародия, ей Богу!

Я поймала взгляд Аймара, от которого не скрылась теперь эта маленькая сцена. Он тяжело сглотнул, кажись, забыв о вторжении. Лукаво усмехнувшись, слегка присвистнул себе под нос. Но этот взгляд ни с чем не спутаешь: горящий из-под нависших бровей… видимо, он ревновал меня.

- Какое ЧП, может мне хоть кто-нибудь объяснит? – сделала я вид, что ничего не произошло только что минутой до.

Лолита, как всегда умеющая деликатно выйти из любой ситуации, ответила:

- Когда Джонни вышел покурить, ему захотелось еще и «перекусить». В магазине он наткнулся на одного парня. А в итоге выяснилось, что он обладатель стихии, и вроде как земли.

- Мы едем на праздник, здесь вокруг полно существ. И что?

- Мы сцепились, - уже решил продолжить сам Джонни, - ну а потом, поняв, что один из наших, я решил его отпустить. Когда парень ушел, я заметил на земле классные часы.

- Это часы твоего отца, не так ли? – протягивая мне ручные часы, спросила Лолита.

Я сразу их узнала, это реликвия семьи Райз. Мой прапрадед был часовщиком, он и сделал их и с тех пор их передают с поколения в поколение.

- Как ты их узнала? – спросила я Лолиту.

- Ну помнишь ту ночь, когда у меня был передоз, я сказала, что однажды мне так же помог Джейк. Так вот, я сразу заприметила эту реликвию – весьма уж она красивая – и спросила его, откуда он их достал. Джейк и рассказал мне о них.

- Как он выглядел?

- Как и всегда, такой хорошенький, добрый…

- Нет, я не об отце. А о том парне, которого ты чуть не сожрал, и, если честно мне жаль, что ты этого не сделал, - обратилась я к Джонни.

- Ой, а как мне жаль, крошка. Вот ведь невезуха, да?

- О, Боги! Избавь меня от этого нытья! Как он выглядел, Джонни?!

- Щупленький такой, я, если честно, не очень-то и приглядывался. Просто он был идеальной жертвой, хромал так немного.

- Хромал? Ты ему ногу сломал что ли? – мне все же стало жаль паренька, хоть и возможно он и причастен к похищению моего родителя.

- Да нет, наоборот. Когда я его встретил, он хромал, а после стычки бежал идеально красиво, - казалось, Джонни сам был в замешательстве.

- Как такое возможно? – удивилась и я.

- Думаю, использование способностей дало ему силы для выживания, - предположила Лолита, - ну, знаешь, типа организм понимает, что ему надо выжить любыми способами и энергия способностей дает ему максимальную возможность для этого.

- Кто-нибудь заметил, куда он побежал, а может и уехал? – спросила я.

- Если он перевозит твоих, то ему нужна машина побольше, -предположил Аймар.

- Либо он передвигается пешком, - подал свою идею Лео, - может он передвигается по земле и тащит Кэйт с Джейком под землей?

- Это заняло бы много времени, - ответил Аймар.

- Не для обладателей способностей стихий! – я знала некоторых из их видов, - в своей стихии они быстры и весьма сильны. Не знаю точно, как там все они, но одна из клиентов лавки пользовалась стихией воды. Она на столько быстро плавала, что боялась плавать при людях, так как ее скорость сразу выдавала ее способность. Она говорила, что может разгоняться до 100 миль в час!

- Ого! В таком случае, ему и вправду не зачем транспорт, - подытожил Лео.

- Жаль, что даже на машине мы его не догоним. Хотя я мог бы попробовать найти его. Я до сих пор помню его запах, - предложил Джонни.

- Это было бы здорово! – поддержала я, - возможно, он вывел бы нас на темного. Да и могли бы спасти папу с Кэйт.

- Ты забываешь, что я не могу выйти из здания, - напомнил Аймар.

- Так ты и посидишь пока здесь, - усмехнулся над ним вампир, - это игры для больших папочек, ангелок!

Аймар заскрежетал зубами, но все же ответил ему:

- Да ты потом меня всю жизнь благодарить будешь, когда я из чистого благородства спасу твою задницу в этой битве!

- Ой, да ладно! Мы это потом еще посмотрим. А пока будь паинькой в домике, пока мы разгребаем эту историю.

- Заткнулись оба! – закричала на них я, одеваясь на ходу, максимально при этом стараясь не оголяться, - Джонни прав. Ты пока посиди здесь. Если нам понадобится помощь, я дам тебе знать, и тогда уж ты прилетишь нас спасать. Договорились?

- Скрой мне крылья, Мун! Ты же можешь! – древние ведьмы это умели.

- Я не древняя! И это отнимет много сил. Я не могу тратить столько энергии лишь для того, чтобы скрыть их, – да и не знала я, как это делается. В книгах об этом ничего не было сказано, - времени мало. Надо действовать, пока пользователь стихии не убежал так далеко, что Джонни его не учует.

- Малышка права. Надо бежать, - подтвердил вампир.

И быстро ушел на поиски. Лолита с Лео пошли включать машину. Я осталась в комнате с Аймаром. Он выглядел поникшим.

- Прости, но другого выхода нет, - взяв его за руку, сказала ему я, - я обязательно с тобой свяжусь, как только заподозрю что-то неладное. Обещаю!

- Как? – как-то слишком уж нежно погладив костяшки моих пальцев, спросил он. Неужто думает, что это наша последняя встреча. – Как ты свяжешься со мной?

- Подожди, я сейчас, - я побежала к дорожному рюкзаку и достала оттуда амулет моей бабушки. Она была чертовской ведьмой и умела за секунды из чего-либо сделать то амулеты, то талисманы от порчи, а то и крепчайший любовный эликсир приготовить, что даже спустя десятилетия чувства не то что не угаснут, но даже наоборот будут ярче гореть в сердцах. Данный амулет она сделала для моей защиты. Когда мне угрожает опасность, тот у кого находится данная вещь увидит в камне ярко-красное свечение, а так обычно он выглядел как горный хрусталь в золотой оправе. – Вот, держи. Если увидишь, как он светится красным, лети к нам.

- Но как я узнаю, где вы? – уточнил Аймар.

- Ты узнаешь, и не спрашивай как. Ты просто все поймешь сразу. Сказать правду я и не знаю, как он действует. Бабушка говорила, что спаситель просто будет знать и все.

Я поцеловала его в щеку, так как знала, что это временно вышибет его из калии, и даст мне время убежать. Сработало. Хоть я и знала, что играю на его чувствах, но выбора особо не было.

Глава 29

Мы ехали по трассе 26. Уже объезжали озеро Мак-Конои, когда Джонни сообщил нам по телефону, чтобы мы оставили машину и пошли пешком в сторону озера. Темнота сгущалась, и я постоянно спотыкалась, хоть и старалась не сбавлять скорости. Прошло больше часа, как мы шли. Ноги гудели, а в голове не утихал страх за папу, Кэйт, ребят, и за свою жизнь. Ведь я понимала, на что иду только теоретически. Я не могла никак предугадать, чем все может обернуться. Да я умею немного драться, неплохо метаю ножи, но страх заставляет думать о худшем.

Когда я уже собиралась в очередной раз звонить Джонни, меня что-то сбило с ног, и я повалилась на землю. Лолита шла впереди и не могла так быстро до меня добраться, да и зачем. Поэтому кто бы ни свалил меня – он мой враг. Резко поднявшись на ноги, я со всей дури врезала противнику в грудь, так что он отлетел на добрых два метра. И не давая ему шанса встать и принять позу, я с оборотом въехала ему по лицу, отчего он упал на бок и простонал. Это был женский стон. И пока я призадумалась на пару секунд, меня положили на лопатки, одной рукой придушив за шею, а другой приготовившись к удару по лицу.

- Мама! - Это была моя мама! - Это я - Мунфлауэр! Стой! – и только она остановилась, как я ее снесла с меня всем телом Лолита. Они покатились по земле как клубок ниток. Потом резко вскочили и приняли боевую стойку.

- Стой, Лолита, это моя мама! – закричала я.

- Миссис Райз? Что вы тут делаете? – удивился суккуб.

- То же самое я хочу спросить я, - и, обращаясь ко мне, более строго – что ты здесь делаешь, Мун?!

- Ищем вас. А что еще мы можем здесь делать? – негодовала я.

- Не стоило. Я уже выследила Джейка, и, думаю, Кэйт там же.

- Как? – удивилась я.

- Я ведьма, Мун, не забывай этого! – будто мне нужно было напоминать данный факт.

- И где они? – спросила ее Лолита.

- Он остановился за тем холмом, около озера, - указала мама головой направление, - он устал и самое время напасть на него.

- Он один? – удивилась я, так как думала, что, скорее всего, их как минимум двое.

- Да. Я слежу за ним еще с Орлеана. Но он силен в своей стихии. Я ждала момента напасть, когда почувствовала ведьму рядом. Подумала, что я могла упустить его подмогу.

И тут завибрировал мой телефон. Сообщение от Джонни: «Где вас черти носят?!»

- Нам пора. Джонни ждет, - обратилась я к маме и Лолите.

- Кто такой Джонни? – спросила мама, - у тебя появился парень?

- Нет, конечно! Он вампир, и он с нами, - объяснила я ей. - Потом расскажу.

И мы пошли. На ходу набрала ответ Джонни: «Мама нашлась. Мы идем к тебе».

Вампир сам нашел нас по запаху. Он сказал, что парень прилег у реки. Скрываясь за деревьями и стараясь ходить как можно тише, мы подошли ближе к похитителю.

Его я точно не ожидала увидеть! Я даже в самых безумных фантазиях представить не могла Кэма в роли плохого парня! Но перед нами был именно он! Джонни не мог ошибиться! Он хромает в обычной жизни.

Кэм беззаботно лежал на траве. А вокруг никого не было! Так, а где же папа и Кэйт?

Заранее договорившись, решили подойти с разных сторон, чтобы не дать ему шанса сбежать. Он почувствовал нас и проснулся, когда мы были уже на виду. Черные круги пролегли под глазами, волосы будто бы месяц не видели шампуня, а одежда настолько потрепалась, словно их хозяин долгое время был в пути без сменки.

- Привет, ребят! Чем могу помочь? – сделал он невинное лицо. И, естественно, не узнал меня в этом «обличье»

- Где папа и Кэйт, Кэм, - спросила я напрямую.

- Мун? – опешил парень на мгновение, - Ах, да, это твоя настоящая внешность. Представлял тебя немного иной, если честно.

Мне было не до комплиментов сейчас, поэтому я процедила сквозь зубы:

- Где папа, Кэм, и где моя подруга?!

- Понятия не имею, о чем ты, - понятно: он так просто не сдастся.

- Приятель, давай договоримся: ты нам Кэйт с Джеймсом, а мы тебе свободу. А если нет, то тебе придется не сладко, малыш, - пригрозил Джонни.

Но он не отступал.

- Я тебя не боюсь, вампир. Поверь, моей силы хватит противостоять вам всем, - расхрабрился парень.

Я попыталась призвать к его здравому смыслу:

- Кэм, зачем они тебе? Ты же не такой!

- Да ну! Тебе как раз таки знать, какой я! Ты меня толком и знать не пожелала, сразу послала ко всем чертям!

- Так ты мстишь мне? Из-за этого ты похитил папу с Кэйт?

Он не ответил. Просто послал в меня булыжником в живот. И началось.

Мы сначала поочередно пытались с ним бороться, потом дружно, но он успевал увернуться и метать в нас то камнями, то землей. Мы защищались: все как могли. Да, он был действительно силен, это он ни на дюйм не преувеличил. И да, он бы мог нам противостоять очень долго. Но дорога его утомила, лишила много сил. В итоге парень выдохся. И мы смогли скрутить ему руки и ноги. Кэм лежал на животе, сверху него Джонни, ноги придерживала я, Лолита и мама помогали удерживать руки.

- Кэм, скажи просто, где они! – попросила я.

- Я не могу! Она убьет меня! – запротестовал он.

- Кто? Кто тебя убьет?

- Я, - ответил спокойный голос у меня за спиной.

От неожиданности, я отпустила ноги и повернулась назад. И в этот момент Кэм засмеялся и отбросил Джонни с легкостью медведя.

Если уж Кэма я не ожидала увидеть здесь, но столкнуться с ней здесь, я была куда более шокирована!

- Урмила? – я вдохнула и не могла выдохнуть.

Ее было сложно узнать. Если обычно на ней была обычная безвкусно подобранная одежда в разных стилях и иногда очки на пол лица, то сейчас в кожаной куртке поверх белой майки, в кожаных штанах в облипку и в ботфортах на высоченной платформе и без очков, она выглядела как бомба.

- Люблю удивлять, - усмехнулась она, - ты бы видела свое лицо! Шок года!

И взмахнув рукой, нас всех отбросило в разные стороны. Парень встал за Урмилой, и все еще улыбался. И только тогда до меня дошло, что это была ловушка.

- Кто она? Ты ее знаешь? – спросил шепотом меня вампир, похоже не узнавшей в ней ту, кому когда-то сделал даже комплимент.

- Я помогаю ей с учебой, - не стала я вдаваться в подробности, поднимаясь на ноги.

Урмила засмеялась на весь лес.

- Помогаешь? О, святой Мерлин, мне больше тысячи лет! Поверь мне, уж в чем - в чем, а в учебе ты мне не помощник, а истязатель!

- Тысячи?! – разом переспросили мы все.

- Представьте себе! – усмехнулась она.

- Что тебе надо? - первой не выдержала мама, которая терпеть не могла глупых разговоров.

- Я так долго искала тебя, и, увидев, сразу почувствовала в тебе силу, - обратилась она ко мне, - божественную силу. С первой нашей встречи я знала, что ты из Эдема, Эдема самой богини Луны.

- И что тебе с этого? – спросила я.

- Ты ее слабость, в тебе таится ее сердце. Уничтожив тебя, я приобрету твою силу, и одновременно избавлюсь от одного из главных богов. Ну а что касается бога Солнца... С моей силой и твоей отныне я стану всемогущей, и он не станет помехой, - поправила она шикарные волосы, - примерно такой вот план.

- Да, кто ты, черт возьми?! – заорал Джонни.

- Что ж, давайте познакомимся. Хотя, если мне не изменяет память, вампир, мы уже встречались. Но не люблю я, когда герои умирают, не узнав, за что сражались, - начала она, - я Урмила. Нефилим. Мой отец, ангел, хотел рассказать всему миру о существовании магии, другой жизни среди людей, о которой они и не ведают, мечтая стать среди возникшего хаоса их проповедником, их Богом-посланником. Но что произошло в итоге? Боги разгневались на него! Ведь он нарушал великие заповеди: вступил в связь с человеческой дочерью, стремился к власти, ввергая человечество во тьму, проповедовал магию, тем самым нарушая баланс природы. Помнишь эти заповеди, Мунфлауэр? Обычно детей учат им еще с пеленок. «Магия лишь для избранных; знание о ней передается от крови к крови и никак иначе», - прогундосила она через нос. - Вначале они пытались его образумить, но попытки не увенчались успехом. В итоге им пришлось отнять у ангела самое дорогое: его крылья и силу, тем самым обрекая его на жизнь человеческую. Одного лишь не знали они: женщина его носила в утробе своей дитя - полубога, наделенного божественной силой и вечною жизнью. Отец до последнего вздоха скрывал меня, а после смерти моей матери и его боги забыли о них, лишь памятуя в своих легендах. А я росла и набиралась сил. Месть изо дня в день крепла во мне. Как и ненависть. Я ненавижу Богов и слабость человечества! – прокричала девушка, в последствии подняв голос на октаву. - Я выбирала разные пути отмщения: чума, войны, голод, искоренение многобожия среди подданных Великих, а порой искоренение веры вообще. Иногда мне многое удавалось, иногда я терпела фиаско, но я училась, училась на своих ошибках и становилась лучше. Умело скрывалась. Боги даже представить не могли, что это моих дело рук. Куда уж им догадаться, ведь они такие великие и непобедимые на небе! Высокомерные сволочи! Я уничтожу их! Мне всего лишь не хватает одного… твоей силы! – говоря все это, Урмила ни на минуту не теряла контроля над ситуацией: следила за каждым нашим движением и наперед давала знать взглядом, что ее так легко не одолеть.

- Ты ее не получишь! – заступилась мама, заслоняя меня.

Урмила усмехнулась.

- Ведьма, поверь ты мне такая же помеха, как муравей на земле.

- Ошибаешься! – крикнула Кармен и бросила сгусток энергии в Урмилу, но стена земли защитила ее от удара.

И началась наша битва. Мы нападали на них, но Кэм с Урмилой отбивали все наши удары. Вскоре присоединился Аймар.

- О, братец! И ты здесь? – удивилась Урмила при его виде.

Пока я (как и многие из наших) уставились на ангела, удар булыжником повалил меня наземь, как рухнувшее здание.

- Давно не виделись, не так ли? Хотя подождите: мы же не виделись никогда! – и нефилим усмехнулась. – Ты же еще ребенок по нашим меркам!

Аймар дрался как одержимый, но все же мы не могли никак победить. Они вдвоем были сильнее. Она – воспитанная и обученная тысячелетиями, с опытом и Кэм, как выяснилось, – один из сильнейших в своей стихии.

- Ну все! Мне все это надоело! – крикнула Урмила и прокричала что-то из древнейших заклинаний.

А потом случилось самое неожиданное. Землетрясение! Гроза! Пошел снег! Снег летом! Градусы опускались молниеносно. Нас всех отбросила на несколько метров, и мороз пробежал по коже.

За Урмилой прямо из-под земли появились Они! Существа, о которых я только читала в книжках и видела лишь на картинках!

Перед нами восседали на конях два всадника! Всадники Апокалипсиса!

Я не знала, которые именно были эти двое из четырех, но в данный момент это не имело значения. Ведь перед нами стояли, наверное, самые страшные создания ада после подземного бога.

Гнедые лошади с тощими высокими всадниками в рванных развевающихся на ветру черных мантиях. Лиц, если, конечно, они у них есть, не было видно за глубокими капюшонами.

Мы все оцепенели (даже бабочки, кажется, попрятались за моей спиной). Время будто остановилось. Стаяло гробовое молчание, и лишь теплые пары из-за нашего дыхания говорило, что мир еще существует, что мы еще живы.

- Кто это вы, итак, знаете, - начала Урмила, которую в мгновение ока окутала тьма, как в библиотеке - если есть желание умереть, они с радостью воплотят ваши мечты в жизнь. А если нет, то стойте и не двигайтесь, - будто мы можем пошевелиться. – Мне нужна лишь Мунфлауэр. И она пойдет со мной.

- Никуда она с тобой не пойдет, - встал на мою защиту Лео. Я видела, как его немного трясло: то ли от холода, то ли от страха, но голос его при этом ничуть не дрогнул.

- Знаешь, дорогой, боюсь, ты ничем ей не поможешь, так что просто заткнись! – ехидно улыбнувшись, она повернулась к нам спиной, - пошли, Мун. Нам надо о многом поговорить. - И в эту же секунду оцепенение спало, ноги отекли от напряжения, и я чуть не упала от неожиданности.

- Не ходи, Мун, это ловушка! – пыталась вразумить меня Лолита. Они все еще были «заперты» в своих телах.

- У нее нет выбора: либо она пойдет со мной, либо вы все умрете, - объяснила напоследок нефилим.

- А кто спасет моего отца и Кэйт? – обратилась я к друзьям.

Мама хотела меня переубедить, но:

- Вот об этом мы сейчас и поговорим, - прервала наш несостоявшийся разговор Урмила.

Мы шли недолго. Среди деревьев, рядом с озером обнаружилась пещера, куда мы и вошли. Всадники остались с остальными. Урмила пообещала, что они их не тронут, если те не спровоцируют их.

- Зачем? Зачем ты забрала у меня отца и Кэйт? – задала я ей вопрос, что мучал меня эти недели. – Что они сделали?

- Изначально, Джейк мне нужен был как алхимик. Но потом планы изменились, и я поняла, что он твое слабое место, - она с минуту помолчала. – Вспомни какого тебе было без него, Мун? Помнишь эту дыру внутри. Я с нею уже тысячелетия не расстаюсь, - мне показалось, что ее голос надломился.

- Ну а Кэйт? – все же спросила я.

- А она совала нос, куда не следует, - просто констатировала факт нефилим, - так что просто поблагодари меня, что я их всех не поубивала, - засмеялась она умалишенная.

Урмила так резко остановилась, что я случайно налетела на нее.

Пещера, малозаметная, было небольшой, сырой, как и все пещеры у воды.

- Вот мы и пришли, - сказала она, - я не буду ходить вокруг да около, Мунфлауэр. Мне нужна твоя сила. И я прекрасно понимаю, что просто так ты ее мне не отдашь. Взамен я верну тебе Джеймса и Кэйт, живыми и невредимыми. Это по хорошему сценарию, но если по-плохому: если ты откажешь мне, то они так и умрут под землей от нехватки кислорода, воды и пищи. Так что тебе выбирать.

- Где они? Откуда мне знать, что ты еще их не убила?

- Вон они, - указала она в другой конец пещеры. В темноте даже при отличном зрении я не сразу разглядела, что она сужается, а затем расширяется вновь и в другом зале в свете пары свечей лежат двое. Ни о чем не думая я побежала туда.

Папа и Кэйт были бледны, губы их иссохли, руки и ноги были в ссадинах, но главное - они были живы, хоть и без сознания.

Я заплакала, то ли от радости, то ли от злости на Урмилу, а может от обеих причин сразу.

- Так вот, Мун, они пока живы. А остальное зависит от тебя, - обратилась ко мне вновь нефилим.

Я лихорадочно думала о том, как выйти из этой ситуации. Смерти родителя и подруги я не переживу, да и скорее всего меня тоже убьют, не Урмила, так всадники. Просить помощи не у кого. Для заклинаний нет времени. Вряд ли она оставит меня на несколько минут одну. А если взмолиться богине Луны? Услышит ли она меня? Если честно, я пробовала этот способ и ни раз в детстве, когда трансформация уничтожала во мне личность разумную, а боль становилась невыносимой. Она так и не пришла. Так почему сейчас должна была?

- Что станет со мной, после потери силы? – в отчаянии спросила я.

- Точно не знаю, но скорее всего ты станешь обычной смертной, без способностей к чему-либо.

Значит, я не умру. Мы все будем жить. Пока. Ведь Урмила уничтожит богов, создаст хаос, всадники зародят тьму, и наступит апокалипсис.

Возможно, богиня простит меня, а возможно и нет, но семья - самое дорогое, что есть у меня. И в этот момент я приняла решение.

- Хорошо. Я согласна. Но у меня есть условие.

- Боюсь, ты не в том положении, дорогая, - последнее слово она выговорила слишком наигранно.

- Что тебе терять? – и не дожидаясь ответа, продолжила: - я хочу, чтобы Кэйт и папа вышли отсюда до нашей сделки. И второе – ты и твои всадники не тронете моих друзей.

Урмила оценивающе присмотрелась ко мне.

- Знаешь, в какой-то мере ты всегда мне нравилась. Даже как-то достойно это уважения что ли… иметь такую великую силу и все время пренебрегать ею во имя окружающих.

Я не стала ее благодарить и вообще ничего говорить.

- Так и быть, выведу этих во вход пещеры, чтобы ты, смотря на них, понимала, чем рискуешь своей ошибкой и возможностью соврать. А насчет остальных, если они будут паиньками, то так и быть пусть живут.

Урмила плавно подняла тела в воздух и вынесла из пещеры.

- Я не знаю, как передать тебе силу, - призналась ей я.

- К счастью, я знаю. Дай мне руку, - протягивая свою, ответила нефилим. Ее пальцы были холодными, и по моей спине пробежала мелкая дрожь, - почувствуй тепло внутри, попробуй согреться. Следуя ее совету, я, используя свою силу ведьмы, попыталась пропустить поток теплой энергии через себя.

- А теперь перенеси всю свою силу на руки, - и Урмила начала читать неведомое мне заклинание.

Волна силы встрепенулась и потекла на мои конечности, и я почувствовала, что из меня что-то уходит, силы покидали меня.

Урмила поглощала мои способности как губка, сначала улыбаясь, потом в стоне боли. Я так понимаю, что моя сила сильна и тяжела, чтобы вот так передаться от одного к другому.

И едва она меня отпустила, как страшная боль пронзила уже все мое тело. Я начала трансформироваться.

Глава 30

Я медленно открыла глаза. Судя по всему, я лежала головой на коленях отца, так как услышала его голос первым.

- Она, кажется, просыпается! – сказал он, и меня обняли его крепкие и такие родные руки. Я услышала, как тяжело его дыхание, будто он кое-как сдерживается от слез. Затем меня приобняли куда более нежные руки мамы.

- Мы так рады, что с тобой все в порядке, дорогая! – сказала она, - как ты себя чувствуешь?

Я попробовала пошевелить руками и ногами. Тело ныло, как после каждого моего превращения, поэтому все было нормально. Вот только сильно болела область живота. Не хватало еще и отравлением заболеть!

- Вроде в порядке, - слегка надломлено проговорила я, - где Урмила?

- Она исчезла вместе с всадниками. Кэм ушел с ними - ответил за моей спиной Джонни.

- Сколько времени? – спросила я.

- Около 7 утра, - все также, не отпуская меня, проговорил мне в ухо папа. Значит, время еще есть!

Слегка отстранившись, я посмотрела ему в лицо. Оно похудело и обросло густой шевелюрой, но яркие голубые глаза блестели от слез радости, ведь он улыбался мне.

- С тобой все в порядке? – все же уточнила я. На что он кивнул, - а где Кэйт? – вспомнив, о подруге спросила я.

- Со мной все в порядке, - еле слышно проговорила она. Я повернулась на голос. Моя подруга сидела на коленях Лео, и он завернул ее в свой джемпер. Все, как и раньше. Но вот только взгляд Лео был прикован ко мне. Судя по выражению лица, ему было слегка неловко, ведь буквально считанные часы назад мы едва не поцеловались. Укол ревности (то ли зависти) кольнул меня в сердце, но оно уже привыкло в течение стольких лет к этой колючей боли, что я просто улыбнулась им обоим самой теплой улыбкой, которую смогла из себя выдавить.

- Как ты? – спросила я подругу.

- Бывало и лучше, - хоть она и выглядела уставшей, растрепанной, немытой неделями и вообще будто работала без еды и питья шахтером, все равно ее природная красота и грация не давали себя в обиду – Кэйт была прирожденной леди и всегда была на высоте.

Я повернула голову и увидела прислонившуюся к клену Лолиту, а за ней и Джонни. Она кивнула и улыбнулась мне. И тогда я подумала, что порой вместо тысячи слов достаточно и кивка с улыбкой.

- А где Аймар? – заметив, что его нет, спросила я, обращаясь ко всем.

- Мун, нам нужна помощь. Аймар ушел оповестить отца о возникшей проблеме, - ответила мама.

- Отца? – я чего-то недопонимала.

- Бог Солнца – отец Аймара, - ответил папа, - ты не знала?

Знала ли я? Да я никогда об этом и не задумывалась. А он сам об этом ни разу не упоминал.

- А откуда вы узнали об этом? – спросила с укором я.

- Ангел не первый раз на Земле. Он уже бывал в лавке, - сказала мама.

Ну да, почему бы и нет. Он в любом случае приходил днем. А я работаю лишь по ночам. Вот почему он при встрече сказал, что я не похожа на родителей, а на тот момент я думала, что он детектив. Смешно!

- И вот еще что: он оказался, как не странно, кузеном нашей дорогой нефилимки, - добавил свое Джон.

- Как? – в голове гудело. Хотя начинаю вспоминать речь Урмилы, обращённую Аймару после его появления.

- Как мы поняли, у Бога Солнца был брат. Аарин. Это и был тот самый падший, - ответила мне мама.

- Но он сказал, что эта легенда, рассказанная каким-то стариком, - попыталась я вспомнить.

- Скорее всего ангел соврал тебе, как бы нелепо это не звучало, - закончил отец.

- Конечно! Если б я знал изначально, что крылатый и эта дамочка родственники… - и Джонни не договорил.

- Значит, Боги уже в курсе. Ведь до их прихода осталось меньше 12 часов, - подытожила я.

- Да. Мы в сообщение через Аймара просили их не присутствовать на церемонии, - сказала Лолита.

- Но разве такое возможно? Ведь в течение тысячелетий они неизменно присутствовали на каждом торжестве, - уточнила я.

- Именно поэтому мы не можем сказать точно, послушаются ли они нас, - ответил отец. - Они великие! Их сила непобедима. Возможно, высокомерие и заставит их спуститься с небес, закрыв глаза на риски.

Мы сидели у озера, каждый погруженный в свои мысли. В ожидании ответа буквально с небес. Папа с мамой развели огонь и пожарили рыбу с озера, которую благодаря своей быстроте и ловкости поймал для нас Джонни.

После краткого введения дела, с трудом оторвавшись из крепких объятий отца, я ушла в лес. Надевая штаны за кустом, после пи-пи, я с ужасом заметила, что в области живота, где раньше располагались мои бабочки, ничего нет! И тут меня осенило: я больше не принадлежу к роду сверхъестественного, следовательно, лишена возможности обладания фамильяром! Мои бабочки автоматически покинули меня. Мне стало тяжело дышать. Вот откуда боль на коже! А в душе от осознания этой мысли стало одиноко и беззащитно. Ведь они были моим щитом, на них я могла положиться на самый крайний случай. Я толком и не знала, как они могут мне помочь, но, когда бабушка заставила мне сделать татуировку (к счастью, у меня было право выбора какой именно), она точно дала понять, что это мне однажды пригодятся позарез. И после процедуры, я будто еще более уверилась в себе, в своей постоянной защите. Это порой меня и подталкивало принимать не очень обдуманные решения без страха перед рисками.

Чуть ли не со слезами на глазах, я обнимала свой пустой живот, когда подошла Кэйт.

- Что с тобой, Мун, - по-сестрински спросила она.

Я не знала, как ей объяснить, ведь она ни разу не видела и не знает о моих бабочках.

- Я… я… их… нет. Их нет, понимаешь, - и я расплакалась на ее руках, больше не сказав не слова. Она обнимала меня, гладила по голове, пока я не успокоилась. Хоть она не совсем и понимала причину моих слез, все равно не давала почувствовать меня одинокой.

Мы просидели, наверное, больше четверти часа так, пока нас не нашел Джонни.

- Жаль отвлекать вас, красавицы, но крылатый вернулся.

Аймар ждал нас всех у костра. Выглядел он обеспокоенным. Он посмотрел на меня и опустил глаза. Ему было жаль, да и, возможно, совестно за свою маленькую ложь.

- Они спустятся на торжество, - сообщил он.

- Зачем? – спросил Лео.

Мы все смотрели на ангела, на сына одного из Великих.

- Отец непреклонен. Он слишком самонадеян и не верит, что дочь падшего сможет все это сотворить, - было не понятно, то ли он защищает отца, то ли усмехается над ним.

- А как же то, что она уже сотворила? – никак не могла я понять его предка. – Она, итак, была сильной, так теперь с моей силой станет чуть ли «не ровней» Богини Луны. Она свергнет ее! - с ужасом договорила я.

- Бог Солнца до сих пор зол на нее, - ответила мама.

- И что? Это повод — вот так рисковать? – не унималась я.

- У богов есть охрана. Я включен в нее, - не знаю зачем сообщил нам Аймар.

- Не терпится встретиться с кузиной? – усмехнулся вампир.

Ангел заскрежетал зубами.

- Кто и сможет справиться с ней, так только Мунфлауэр, - обратилась к нам всем Лолита.

- Как? – удивилась я. – Если ты не в курсе, я теперь обычная смертная!

- Никогда не забывай, что ты из ее Эдема, - опровергла меня суккуб. – Ты должна встретиться с Богиней.

- Она права, Мунни, - отозвалась мама. – Мы проведем ритуал и призовем ее дух.

Я сильно сомневалась, что Богиня Луны обрадуется известию, что я обменяла свои силы взамен на отца с подругой. Но эта встреча рано или поздно должна была произойти. Лучше уж раньше, чем позже, при наших-то обстоятельствах.

Мама, доставая все необходимое из моего рюкзака, раскладывала в нужном порядке на земле. Папа помогал ей: доносил материалы, что не было в моем арсенале. В это время все остальные следили за их работой.

- Мне нужно, чтобы вы все ушли. Особенно черные, - обратилась она к Лолите с Джонни.

- Что за расовая неприязнь? – усмехнулся вампир.

- Мы поклоняемся разным богам, - объяснила мама, хотя, итак, все было ясно, – Дух Богини не придет, если почувствует опасность рядом с собой.

- Мы посидим в твоей машине, - предложил Лео, и, обняв Кэйт, повел ее в нужном направлении. Я хотела на мгновение их остановить, но не посмела. Им и впрямь надо было прийти в себя где-то в безопасности.

- Пошли, Лоли, погуляем, - предложил вампир суккубу, которая бросила в него убийственный взгляд, но пошла.

Запахло травами – мама начала ритуал.

Сначала все было тихо, только голос моей родительницы отдавался слабым эхом. Она как мантру читала слова из наших книг, хотя больше походило все это на молитвы. Как она упомянула, что лишь чистый сердцем сможет побиться аудиенции с Богами.

Спустя приблизительно несколько минут, в свете преломляющихся лучей и увидела слабый колышущийся силуэт высокой фигуры. Она явилась нам. Наша Богиня.

- Зачем вы вызвали меня, дети мои? – и нежно и одновременно строго спросила она.

А потом посмотрев на меня, она будто ахнула!

- Мунфлауэр! Девочка моя! – сорвался ее крик.

- О, великая богиня темных! Нефилим забрала силы у нашей Мун, - как и все существа при виде Богини, взмолилась мама.

- Как? Она не могла просто так забрать их? – ответила та.

- Мне пришлось. Простите меня, - и я упала на колени пред ней, опустив голову. Во-первых, мне и впрямь было жаль, а во-вторых, это был жест бессилия и отчаяния.

И тут я почувствовала то ли дуновение ветерка, то ли чьи-то ладони на своих волосах. Приподняв голову, я увидела, как великая Богиня гладит меня. Она долго и пристально смотрела мне в глаза, будто читая все мои мысли как книгу.

- Я знаю, ты не врешь. Ты защищала свою семью, - она выдержала паузу, прежде чем продолжить, - но ты предала меня!

Глава 31

Я испытывала двоякие чувства: с одной стороны, я понимала, что совершила непростительную ошибку перед Богиней, поставив ее в опасное положение. Но с другой, на тот момент я не видела другого выхода. Хотя в чем смысл кричать после пожара? Надо было решать проблему.

Со своими последними словами, светила ночного неба исчезла. Я не винила ее, ибо времени у Богини и впрямь было сейчас в обрез. Близился фестиваль: надо было быть во всеоружии.

Я посмотрела на маму. Некогда прекрасная индианка со стальным решительным взглядом на жизнь сильно изменилась: я бы сказала, что выглядела она болезненной и слабой. Я знала, что в голове у нее сейчас мельтешат миллион идей, лишь бы не потерять контроль над возникшей ситуацией, но судя по выражению ее лица, все эти идеи несли мало пользы.

Я посмотрела теперь на отца. Джейк Райз, потрепанный и грязный, переводил взгляд с горящих свеч и рун на маму и на меня будто он стаял перед выбором: кем пожертвовать ради спасения мира.

Мы сидели на концах ритуального треугольника и каждый в своих думах, когда нас прервал Аймар:

- Я так понимаю, она ушла, - мягко обратился он ко всем нам.

- Да, - то ли сказала, то ли кивнула я.

Он стоял и не уходил, поэтому я все же решила сказать:

- Она ничего нам не сказала, Аймар. Мы не знаем о дальнейших ее действиях, - под конец я даже не знала, кому я это говорю: себе, ангелу, маме с папой или просто констатирую факт воздуху.

К нам подошли Джонни с Лолитой, учитывая, что они ничего не спрашивали, предположу, что мои слова не прошли мимо суперслуха вампира.

- Джеймс, - обратилась мама к отцу, - ты должен связаться с богом Солнца и уговорить его, не приходить.

- Дорогая, это не удалось его сыну, почему ты так уверена, что удастся мне? – усмехнулся папа.

- Мы должны предотвратить это предстоящее безумие! – чуть громче сказала мама.

- Дамочка, у меня есть идея, - вклинился в их беседу вампир, на что взгляд моей мамы пригвоздил бы его к стенке, будь она за его спиной. Но легкомысленный Джонни не придал этому никакого значения.

И все же мы все посмотрели на него. Любая идея, даже самая тупая, могла принести хоть какие-то плоды в сегодняшнем мероприятии.

- Вы упускаете из виду моего Босса, - как бы напомнил он, - Люцифер не менее сильный противник.

- Он – исчадие ада, ему только на руку все людские беды, - ответил ему отец.

- Ну, в любом случае, ему бы стоило сообщить о грядущих событиях, вы так не думаете?

Я пожала плечами, так как Джонни посмотрел на меня.

- И как бы смешно, возможно, это не звучало, я считаю мой Босс весьма не лишен мудрости и ума, - подытожил он. – Битва богов когда-никогда может затронуть и его. Лучше быть вооруженным в такие моменты.

- Возможно вампир прав, - согласился Аймар, как я помню впервые за все время нашего совместного знакомства, - Люцифера необходимо предупредить.

- Только одна проблема, - ну конечно, куда уж без проблем, - до Босса не так легко дойти. Потребуется время.

- Тогда иди прям сейчас и сделай все что можешь. Это война богов, он должен знать, что ждет всех нас, - сказала мама.

- Лоли, ты со мной? – обратился как-то нежно он к подружке.

Суккуб на этот раз очень изящно врезала ему ногой по голове, и они одновременно исчезли в клубе едкого дыма.

- Что это было? – не понял их папа.

- Лолите не нравится, когда ее имя так сокращают, - утолила я его любопытство.

Итак, мы остались вчетвером, не считая Лео и Кэйт, что все еще сидели в машине. Я их не виню, им надо многое и обговорить, и успокоиться.

- У нас осталось часов 10, - обратился к нам ангел, - и надо прикинуть хоть какой-то план.

- Согласен, - ответил папа, и у меня закралось мнение, что Аймар ему симпатизирует. Светлые есть светлые, притяжение, видимо.

- Что у нас есть, - ответила мама, - полубогиня с силой богини, повелитель стихий и всадники апокалипсиса. Сколько их неизвестно.

- Думаю, все четыре, - ответил Аймар. – Чума, Голод, Война и Смерть.

- Прекрасно, - истерично усмехнулась я. – А у нас: две ведьмы, алхимик, ангел, вампир и суккуб, которые еще неизвестно, когда смогут вернуться.

- В битвах выигрывает не тот, кто сильный, а тот, кто хитрый, - ответил папа, прям как Далай-лама.

- Это не мой конек, - устало выдохнула я.

- Эй, не время сдаваться, дорогая, - подсел он ко мне и приобнял. – Потерпи еще сутки и все образумится.

- Звучит оптимистично.

- Уныние не спасет нас, Мун, - подсела с другой стороны мама, и мы все обнялись.

Тогда я особо не понимала, зачем мы это делаем, зато понимаю сейчас: мы были тремя составляющими нашей семьи, ее опорой и устойчивостью. Мы должны были держаться вместе, ибо в этом наша сила. Сила семьи Райз. Мы видели, как мама рушилась на глазах без папы, как я потеряла свой дар, едва осталась без родительской защиты. Мы не должны повторять прежних ошибок.

- Пап, это не только наша война, это сотрясение всего мира сверхъестественного, поэтому считаю, что надо уведомить тех, кто не в курсе предстоящих событий.

Кому как не алхимику под руку знать всех со всего света, ведь именно они заметают следы «не-из-рода-человеческого». В связи с чем папа кивнул, и попросил мамин телефон. Едва скрывшись, чтоб сделать звонки, я повернулась к матери.

- Скоро здесь начнет собираться весь лагерь, я знаю, ты сможешь всех предупредить. Мы должны быть наготове.

Мама кивнула.

- Да, я тоже так подумала, но, Мун, тебе надо вернуть силу.

- Я и без нее проживу, - улыбнулась я, стараясь не выдать свою глубокую панику.

- Нет, ты не понимаешь. Папа прав, нам нужна хитрость. Если у тебя будут прежние способности, ты будешь нашим козырем в рукаве.

- Отличная идея, миссис Райз, - подхватил ее мысль ангел, который все это время тихонечко стоял рядом.

- Богиня не поможет мне больше, ты же знаешь.

- Может тогда попросить отца? – предложил ангел.

- Серьезно? Бог Солнца, что отрекся от моего рождения изначально…

- Не отрекся, а был глубоко задет, что его мнения не спросили, создавая такое мощное существо как ты, - перебил он меня.

- В любом случае, ему плевать на меня, - ответила я.

- Но не на свою безопасность.

Я не знала, что ответить, так как очень сомневалась, что данная идея имеет место быть. Слишком уж сложные они натуры, эти божества.

- Я все же поговорю с ним, - подытожил ангел, и вспорхнув огромными крыльями, исчез.

- Думаешь, это реально? - спросила я маму.

- На войне все способы хороши, дорогая.

Да, она однозначно права. Я начала собирать вещи, что в преддверии вызова богини были расставлены по периметру. Погода была благоприятной, дул небольшой ветерок, солнце светило как обычно, под могучею рукою бога. Ничто не предвещало беды. Никто в нескольких милях от нас и не ведал, что ждет нас в конце это путешествия. Они радовались предстоящему торжеству, верили в своих божеств, ждали встречи с ними. Так же, как и Урмила ждала своего звездного часа.

Как? Как я могла не заметить, что она воплощение зла? Как я могла быть такой слепой? Я понимаю, что все время мы встречались лишь днем, когда силы во мне были на минимуме, но все же. Она всегда была рядом, всегда в центре каких-то событий…И тут я вспомнила Эльзу, что при странных обстоятельствах попала в больницу, после стычки с ней. Также необычное исчезновение Джошуа, который как-то обсмеял ее в столовой. Кэйт тоже не была ангелом, относительно Урмилы, частенько невзначай провоцируя ее. Изначально все крутилось вокруг нас двоих, но я так была слепа! Так наивна полагала, что она обычный маргинал, которому нужна помощь…

С этими мыслями, с рюкзаком направилась к машине, где увидела, как Кэйт заснула на плече у Лео. Они оба были такими безмятежными. И в этот момент я позавидовала в том, что им выпал шанс вздремнуть, чего не скажешь обо мне.

Учитывая, что у нас всего две машины, рано или поздно нам все равно пришлось бы их разбудить, поэтому тихонечко дотронулась до Кэйт, хотя хотела коснуться Лео. Но теперь у нас все, как и прежде: мы должны забыть прошлое!

- Кэйт, - она сразу дернулась, как от удара тока, слегка испугав меня. – Прости, я не хотела…

- Все нормально, это уже рефлекс от плена выработался, - грустно улыбнувшись, ответила она. – Итак, значит ты ведьма?

Я не ожидала этого разговора так быстро и была к этому не готова сейчас.

- Эм… можно сказать и так.

- Я догадывалась.

- Да? – хотя было неудивительно.

На что подруга кивнула:

- Я же не дура, в конце концов. Просто я не знала, что именно с тобой. А теперь знаю. Благодаря этой демонице.

- Она нефилим, - по взгляду поняла, что это мало о чем ей говорит, поэтому продолжила, - полуангел – получеловек.

- О, само собой, да, почему бы и нет, - меня немного рассмешила ее реакция. Это когда тебе что-то пытаются объяснить, а ты «не вкуриваешь» вообще никак, но все равно надо что-то ответить.

Лео проснулся от нашего диалога.

- Нам пора, да? – спросил он, на что я кивнула.

- Послушайте, я могу подбросить вас до вокзала, - предложила я, зная, это самый безопасный выход из сложившейся ситуации.

Подруга посмотрела на Лео, на что он ответил.

- Я думаю, мы могли бы тебе помочь.

- Нет, я с вами не соглашусь. Ведь никто не знает, чем закончится это злосчастное приключение.

- И все же, - пожал футболист плечами, поправляя волосы, - не каждый день увидишь такое, не так ли?

- Кэйт, тебе надо домой. У вас семейный ужин, - напомнила я скорее для Лео, чем для подруги, ибо она скорее всего вообще об этом не знает.

- Да, я сейчас позвоню маме, и пошарив по карманам, вспомнила, что у него нет гаджета.

- Держи, - протянула я ей свой, на что она, поблагодарив, удалилась.

Так мы остались с Лео вдвоем, чем я незамедлительно решила воспользоваться.

- Послушай, во-первых, то, что было между нами Кэйт никогда, повторяюсь «никогда» не должна узнать! Давай это забудем! - и пока он не вставил ни слова, продолжила: - Во-вторых, увези ее! Она итак травмирована пленом! Ты видел, как она дергается? Ей нужен отдых!

- Это было ее решение пойти с вами.

- Мне без разницы, Лео! Это очень опасно, и я не хочу при плохом исходе потом думать, что это моя вина! Уезжайте! Немедленно! – чуть повысила я голос, но при этом чтоб его не услышала подруга.

- Мун… - было начал он, но я все же его прервала.

- Сейчас на кону ее жизнь и моя. Поступи как разумный человек и выбери ее, пожалуйста, - едва я это сказала, вернулась Кэйт.

- Я поговорила с мамой. Вот она в бешенстве, - тяжело выдохнула подруга.

- Еще бы! – ответила я.

- Оказывается я была в горах, - усмехнулась чирлидер, - могли предупредить.

- Прости, да… это была моя идея. На тот момент, я не знала, что еще придумать.

- Все в порядке, ты правильно сделала. Пусть лучше она злится, но не переживает, - дотронулась подруга до моей руки. – Ну что ж, поехали?

Я посмотрела на Лео, вложив в этот взгляд многие чувства: и просьбу, и злость, и убеждение, на что он долго не реагировал. Тогда я с точностью могла бы определить его нерешительность: возможность увидеть нереальное воочию, либо вернуться домой с любимой. К моему счастью, он сделал правильный выбор.

- Кэйт, я думаю, нам надо вернуться.

- Что? Почему? – на штыках отреагировала она.

- Потому что это не наш мир, - отстраненно ответил он, при этом не отрывая от меня взгляда.

- Но мы должны помочь Мун, - упорствовала подруга.

- Я думаю, она не нуждается в нашей помощи.

- Кэйт, - решила я помочь другу, - мне и впрямь будет куда легче, если я буду знать, что вы вдалеке от этого всего.

- Я была далеко от этого, Мун, но все же оказалась в заложниках! Тебе не кажется, что от судьбы не уйдешь?

- Прости меня за это, - наконец-то попросила я прощение за все годы недоговорок.

- А вдруг мы сможем помочь? Порой и люди бывают полезными, знаешь ли. Недооценивай людской род! - пожурила она.

- Учитывая, что я сейчас 100% из вашего вида, да, мне придется с этим смириться.

- Ты всю жизнь держала меня в неведении, подруга, так что считай ты мне должна. И я собираюсь с тобой, - приняла решение Кэйт, - Лео?

- Полностью с тобой солидарен, - приобнял он ее и клюнул в макушку и на мгновение меня пронзили две мысли: он это делает для меня (чтобы унизить), для Кэйт (чтобы дать понять, что все хорошо) или для себя самого (чтобы постараться убедить себя, что ничего в его жизни не изменилось)? Если бы мои бабочки были при мне они бы сделали чертовский кульбит в знак негодования. Так грустно, что я все еще мыслю их разумом, хотя их давно уже на мне нет.

- Спасибо, - выдохнула я друзьям.

С одной стороны они были моей Ахиллесовой пятой в предстоящем, но с другой - моей поддержкой. И где-то глубоко в душе я была рада, что они решили остаться со мной. Но разумная часть все еще продолжала пинать меня за не благоразумность.

- Только оно условие, - все же решила предупредить их.

- Какое? – спросила ничего не подозревающая подруга.

- По закону природы: я обязана стереть вам память после.

- Что? – не восприняла в серьез мои слова Кэйт. – ты шутишь что ли?

- Не я писала законы, - объяснила я ей, - почему ты думаешь, я не говорила тебе раньше, кто я? Да потому что мне просто-напросто было это запрещено.

- Но… - на это уже у нее не было ответа.

- Я должна стереть вам все воспоминания этих дней, Кэйт. Рано или поздно.

Мы замолчали.

- Согласны? – все же решила я уточнить.

- Хорошо, - за двоих ответил Лео, и мы тронулись в путь.

Глава 32

За короткое время мы доехали до парка Аш Холлоу, где во всю размещали палатки и мангалы различные существа, которые с трудом сдерживали свое существо внутри себя. Хоть я сейчас и не располагала арсеналом ведьминских способностей, я чувствовала их.

Оставив машину, как и все вдоль дороги, мы направились на стоянку. Мама с папой держались неподалеку. Я рядом с Кейт и Лео. Кстати, родители были в шоке от того, что мои друзья решили пройти этот путь до конца плечом к плечу со мной.

- Мун, ты хоть понимаешь о последствиях? – так невзначай спросила мама, на что я не стала отвечать. Ну вот что я могла сказать, серьезно?

Атмосфера в парке была бурной и энергетически заряженной. Я постоянно смотрела на небо будто боялась, что вот-вот оно разверзнется и начнется ад на земле.

- Привет! – часто окликали нас наши общие знакомые, с большинством из которых мы виделись лишь на подобных фестивалях.

Если бы это были обычные мероприятия, естественно, мы бы остановились и поболтали, но не сейчас. Мы шли целенаправленно к сцене-подиуму на возвышенности – место, откуда нас услышат все и сразу.

Это была широкая серебряная площадка, необычно декорированная в стиле облачного рая: плавные переходы от светлого к темному с атрибутикой бога солнца и богини луны – отличная имитация дружбы всевышних.

- И что? Мы просто поднимемся на сцену и прокричим «бегите! Надвигается нефилим»? – спросила я родителей. Видимо, ирония сейчас была моим единственным выходом не впасть в уныние.

Лео с Кэйт слегка отстали от нас, заворожённые картиной окружающей обстановки. Особенно их впечатлила нескрываемая магия сверхъестественных существ, которую они использовали для бытовых нужд, как пример – для установки палатки или для наведения марафета перед зеркалом кучкой подростков. Если посмотреть на этот наш мир их глазами – это и впрямь незабываемое зрелище!

- У нас нет даже доказательств, - посмотрев в сторону, ответила мама. Которая, как и я, предвидела смехотворное наше положение.

- Как насчет внушения? – обратилась я к ним с предложением.

- Не мне объяснять тебе противозаконность данного действия, - включил папа внутреннего юриста.

- Ну это же во имя их блага, - поддержала мою идею мама.

Джеймс молча смотрел на нас, а я так и видела войну в его сознании, где сознание кричало: «Не смей соглашаться с ними! Это неправильно! Это приведет потом к бесконечным разбирательствам и выйдет вам боком!», а оппонентом была его чистая душа альтруиста: «Мы спасем всех! Доверься своей семье!». В результате чего видимо выиграла вторая его половина, ибо он кратко кивнул, остановив свой взгляд на маме.

Теперь вопрос стал в другом: кто выйдет на сцену с речью. Однозначно, не папа… Это выглядело бы в глазах его начальства, как измена, нарушение всех их принципов и долгая-долгая бумажная волокита после. В связи с этим, остались лишь мама и я.

- Думаю, это лучше сделать тебе, Мун, - сказала мама, - а я в это время пока подготовлю заклинание за сценой, чтобы к тебе все прислушались.

Хм, сказать, что я была против – ничего не сказать. Будь я в ночном образе при поддержки своих фамильяров я бы возможно еще имела хоть какую-то уверенность в себе, но сейчас: подавленная, потерянная в отвратительном физическом состоянии, потная, с грязно-сальной головой как минимум – я даже помыслить не могла, как буду ораторствовать перед столь бурной и разношёрстной публикой.

- Мам, я не смогу, - как ребенок застонала я.

- Слушай, я помогу тебе привести себя в порядок, - и что-то чиркая на моем лице и читая заклинание, она меняла мой облик от отрицательного в более-менее приятную сторону. Так мои волосы улеглись в презентабельный пучок, лицо посвежело и неприятный запах испарился. Что ж, хоть не отвратительно себя чувствую – это уже хорошо. – Я верю в тебя, моя дорогая! И если бы я не была в тебе уверена, я бы не просила тебя сделать это.

- Всё же я думаю, ты переоцениваешь меня, мам.

- Ничуть. В твоих силах сделать многое. Всегда легко сдаться, а бороться сложнее в разы. Будь сильной, не поддавайся эмоциям, слышишь! Сделай хоть что-то, чем жалеть потом об упущенных возможностях, - мама смотрела мне прямо в глаза, и со стороны казалось, что ее сила заклинания внушения уже начинает работать на мне… Может так оно и было.

- Мун, это первое пока единственное, что мы можем, - поддержал меня отец, окончательно дав силы подняться на сцену. Времени оставалось мало. Со слегка трясущимися ногами я поднялась, обошла декорации и оказалась в центре всеобщего обозрения у микрофона. Я уверена вы задаетесь вопросом: где же весь персонал и как меня допустили до столь серьезного место действия? Что ж, ответ прост: аппаратуры как таковой здесь нет: лишь маленький генератор, что поставляет электричество для игры подсветки, да и для этого минимикрофона. Дело в том, что обычно всеми этими шоу «занимаются» повелители стихий… Вам нужен дополнительный свет – пожалуйста, вот вам огонь! Вам нужен снег – да без проблем! Боги сами по себе уже уникальные идеальные персонажи! Танцы, музыка – все это создается в скупе и непреднамеренно! Это не только представление, это – час свободы! Такого неординарного мероприятия не бывает у людей, где операторы и сценаристы боятся, что что-то пойдет не по плану, мы здесь и есть сам план, мы свободны и вольны делать шоу таким, каким пожелаем! Сложно передать всю атмосферу того времени словами, мне жаль… это просто надо видеть! Не зря так много сверхъестественного съезжается сюда, воистину это незабываемое времяпровождение.

Сейчас, стоя на импровизированной сцене, на меня мало кто обращает внимания, поэтому я выдохнула и постаралась унять дрожь в теле. На минуту я закрываю глаза и представляю, как стою в нашей ночной лавке и по моему телу, как и прежде, порхают мои любимые бабочки.

- Дамы и господа, - едва открыв глаза, обратилась я к публике. – У меня для вас важная информация! – и в этот момент я почувствовала магию, что проходит через меня: труды закулисья. – К сожалению, во время Великого шествия богов на нас планируют напасть всадники ада под предводительством нефилима. Мощь, что она использует во благо зла, несет огромный урон для нашего мира. Я понимаю, что большинство из вас скорее всего проигнорируют данное обращение, но все же я должна донести до вас эту информацию, дабы вы были готовы дать отпор, защитить близких. Пожалуйста, если у вас есть возможность, спасайтесь! А у кого есть навыки выживания и возможность дать отпор «не скупитесь» помочь нам. Нас ждет неравный бой, дамы и господа, но я верю, что добро всегда побеждает зло!

Да, речь так себе и даже с маминой поддержкой в совокупности было слабо результативной, да и вообще наивно полагаться, что меня услышали и поняли. Но вот ведь чудеса: народ все же зашевелился, зашептался. Мы увидели, как бурные обсуждения начали разливаться от тонкого журчания эльфийской трели в рокот громогласных огров, как приближающийся хаос. Я надеялась, что, если хотя бы 1/3 всех будет благоразумна – это уже будет поводом для радости. В итоге, спускаясь с подиума, я услышала от папы:

- Мало, кто послушался, но это уже успех. Хотя бы их жизни мы можем считать спасенными. Ты молодец, и я горжусь тобой, - приобнял он меня.

- Что дальше? - собирая остатки трав и выходя из-за угла сцены, спросила мама.

- Будем ждать? – посмотрели мы на отца.

- Да, - ответил он.

Время… как оно быстротечно, когда опаздываешь, в особенности для спортсмена, что добегает до финишной прямой или когда опаздываешь на уезжающий автобус. И как же сейчас оно тянется безумно медленно в преддверии предстоящего ужаса.

Мама колдовала в надежде укрепить защиту нашей семьи (на защиту всех существ у неё не хватило бы ни энергии, ни ингредиентов). Папа ходил от семьи к семье и в очередной раз уговаривал уехать от эпицентра будущей бойни. К счастью, его многие знали, и он смог достучаться до некоторых видов существ.

К нам подошёл дядя Бэн (напоминаю, что это он смонтировал мне моего Бэмби) и спросил:

- Помощь нужна? - внешне, как и все огры он не внушал доверия, но я знала, что душа у него чистая и добрая.

- Да, спасибо, дружище, - ответил ему подуставший папа. - Надо собрать армию. Маломальскую, но хоть какую-то, чтобы дать отпор.

- Значит все это правда, - почесал он затылок, - Да, будет хорошая заварушка, чувствую - потерев подбородок, ответил сам себе огр, - Что ж, пойду соберу ребят из своих тогда.

- Кармен, нам нужны повелители стихий, - обратился папа к маме. - Их здесь не так много, но они все будут весьма нам полезны, в особенности земли. Найди их по аурам.

Через пару минут мама, сказала:

- Я нашла самого сильного, пойду к нему и узнаю, что мы можем использовать против парня.

Как я рада, что они не знают, что он мой бывший.

Спустя несколько часов наш лагерь представлял собой ещё более странное сборище, чем раньше: по мимо того, что все здесь делились по группам, так теперь эти самые группы делились на подгруппы: охрана - что на всякий случай была все же выделена всеми видами; на тех, кто не верил нам и продолжали отдыхать и по-своему готовился к визиту богов. Мало, но были и те, кто начал поднимать панику со словами: «Мы разгневали богов, нас ждём неминуемая кара», а также тех, кто смеялся над ними и ждал шоу.

За десять минут до солнечного затмения, меня рукой позвала мама.

Мы шли до пролеска (на мои вопросы: куда мы идем и зачем, она отмалчивалась), пока резко не остановилась и не сказала:

- Жди здесь, - и, представляете, ушла, озадачив меня еще более.

Странная конспирация даже по её меркам.

Минуту спустя, мне резко стало холодно, и я вновь увидела колышущийся силуэт моей богини!

- Итак, Мунфлауэр, времени у нас мало, и меня с минуты на минуту ждут подданые.

Я лишь сглотнула и кивнула в ответ.

- Я вновь отдам тебе часть своей силы, - и опережая мой вопрос, продолжила, - Да, это ослабит меня. Зато я всегда буду знать, что могу переродиться в тебе.

Что? Переродиться во мне? Это что-то новенькое и слегка пугающее.

- Когда будет идти бой, а он определённо будет, ты станешь моим троянским конём. Сейчас день, нефилим не заметит изменений в тебе. Зато в минуты битвы ты сможешь использовать весь свой арсенал и даже больше, - богиня умудрилась в столь шатко-валком образе красиво улыбнуться мне. - Не то, что я верю в твою непобедимость, я скорее подстраховываюсь на тот случай, если Солнце даст промаху. Он