Выберите полку

Читать онлайн
"Трое под уличным фонарём"

Автор: Филипп Трудолюбов
Трое под уличным фонарём

Остатки деревянного забора растеряли краску, а с покосившегося фонарного столба до самой земли свисали провода.

Дом я случайно нашёл, да и в общем и целом ничего в лесу я не искал. Мне просто нравиться кататься на велосипеде, продувая голову от мыслей. Я тот ещё любитель покрутить побыстрее педали, а потому не очень наблюдательный. Скорее это меня заметили и не отводили немигающих глаз... Недолго поиграв в гляделки с темнотой заброшенных окон, я всё же решил прогуляться внутрь дома.

Когда-то это был вполне приличный двор, самый обычный для частного сектора в старой части города. Даже собачья конура нашлась и судя по размерам когда-то в ней жила здоровенная псина. Со временем сколоченная из досок будка почернела от плесени. С нахлобученной на дом мансарды местами осыпалась черепица, по кирпичной кладке глубоким шрамом растянулась трещина.

Пискнуло отвыкшее от гостей крыльцо, протяжно заскрипела дверь пропуская меня внутрь. В старых домах всегда мало солнечного света и прохладно. Забавы ради глухо пощёлкал в темноте выключателем и как-то сразу стало не по себе...

А что если бы сработало? Вот загорятся лампочки в заброшенном доме, как в каком-нибудь ужастике, и что-то я увижу или того хуже кого-то. Кого-то кто следит за мной и не желает показываться.

Чушь конечно, но это оно гораздо позже станет чушью. Прямо сейчас не так-то просто обернуться во двор, в сторону собачьей будки. Ощущение что оттуда мне смотрят в спину.

Таинственный наблюдатель тихонько высунулся и так же бесшумно стал подбираться ко мне… Только эта мысль заставляет меня развернуться на месте. Достав фонарик, я направил луч света в проём будки и… никого.

Мало ли какой лесной зверь мог облюбовать такую удобную нору, а я мог и не заметить. Инстинкт самосохранения выполнил своё предназначение, не меняя стиля со времён пещерных людей.

От таких рациональных мыслей дышать стало легче. По телу растеклось приятное возбуждение, как это часто бывает после несильного испуга. Не выключая фонарик, я направился обратно в дом, чтобы всё-таки завершить осмотр и поехать дальше.

То-то странными мне показались щелчки выключателя, лишённые характерного эха… Оказалось, что комнаты с отлипшими от стен обоями не были пустыми. Свет фонарика выхватывал очертания углов, заполненных барахлом и накиданную под самую люстру кучу старья. В необъятной мозаике запустения проявлялись отдельные фрагменты.

Платяной шкаф на половину погребённый в старомодных костюмах, канделябр на пьедестале из книг, наполненная чем угодно, но только не водой ванна. Какие-то инструменты и приборы, чемодан с наклейками из путешествий, сервиз за стеклянными дверцами серванта, коробка со старыми игрушками, ковёр и репродукция Верещагина в барельефной раме.

Если все эти груды вещей заменить на черепа, то как раз выйдет «Апофеоз войны», на который прямо сейчас я смотрю.

Не похоже, что заброшку превратили в свалку. Нигде не было видно современного мусора. Всё напоминало реквизит к какому-нибудь фильму сталинских времён.

Часы с кукушкой размеренно затикали, стоило мне подтолкнуть маятник. На удивление всё предметы неплохо сохранилось и не были растасканы за многие года, что ещё более удивительно.

Проходов в заваленных комнатах попросту не было и что-то да обязательно ломалось под моей поступью. С треском и звоном я пробрался дальше и нашёл две старые койки с матрасами на пружинах. Одна видимо детская, а другая подлиннее, но всё же для меня коротковата. У изголовья последней лежала вышитая подушка.

Неожиданный громкий звук ворвался в уши. С трудом удерживаю равновесие, едва не вызвав оползень из позабытых вещей. Заведённая мной кукушка в часах пробила из темноты три часа.

Не понимаю до конца, как подушка оказалась у меня в руках, как я увлёкся орнаментом. Что-то было в ней притягательное и я решил взять её с собой. И вернуться позже, прихватив ещё чего-нибудь интересного, раз уж на то пошло.

Не имею привычки тащить в свой дом попавшее под руку старьё. Но мне повезло найти неплохое пополнение для барахолки или ломбарда. Если мне не показалось, где-то здесь мелькали футляры в каких хранят ювелирку.

Я прошёл мимо часов с кукушкой, их тиканье осталось позади. Наверняка они стоят хороших денег и ещё что-нибудь интересное найдётся. Подушкой я не ограничусь, но пока заберу только её.

Уже верхом на велосипеде пару раз оборачиваюсь на заброшенный дом. Надо хорошо запомнить дорогу в лесу, чего я обычно не делал. Раньше у моих велопрогулок не было чёткой цели.

Задерживаться дома я не стал. Затащил велосипед в квартиру, пересел на машину и отправился обратно в лес, по пути прикидывая чем заполню багажник.

Я в точности разъезжал по тем же лесным дорогам, что привели меня к дому. Ошибки быть не могло, однако к вечеру я так ничего и не нашёл. Порядком подустав, решил вернуться домой, а продолжить поиски уже завтра. Не зря говорят, что утро мудренее.

Когда совсем стемнело я подумал о том, как должно быть жутко жить по среди леса. Домик в лесу звучит романтично днём, а ночью не поймешь зверь воет в зарослях или ветер. Не удивительно что его обитатели когда-то давно поставили уличный фонарь.

Странно, но нигде по лесу не видно ещё старых столбов. Когда-то же электричество провели, а если всё убрали, то почему у дома не убрали? Даже провода оставили с фонаря на против.

Ну и ладно, может и к лучшему что всё так. Так только я знаю об этом месте, иначе бы всё распродали до меня. Завтра отыщу заброшку и поставлю крестик на карте. Удача всё ещё на моей стороне и компаньоны по доле мне ни к чему, справлюсь сам.

Сворачиваю с песчаной дороги на асфальт и замечаю свечение вдали. На въезде в город со стороны леса, проезжаю мимо уличного фонаря. В его свете стоит горбатая старуха с клюкой в компании крепко сбитого карлика, что придерживал накрытую брезентом тачку.

И было ещё кое-что. Кто-то ползал по земле, то ли пьяница, то ли собака. Я не разглядел, скорее уловил какое-то движение, потому что следил больше за дорогой. При этом чувствовал на себе взгляды странной парочки. То же самое, леденящее спину ощущение, что и в заброшенном доме. Глянул в зеркало заднего вида, а те неотрывно глядят мне в след.

Вернувшись домой, я почти сразу же лёг спать. Какое мне дело до ночных чудиков? Поутру мне предстоит отыскать дорогу к заброшенному дому, за что я возьмусь основательно. Засыпая вспоминаю, что надо ещё привести в порядок вышитую подушку.

Зажегся уличный фонарь так же внезапно, как я погрузился во мглу сна. В электрическом свете стояла старуха с безобразным горбом, её потрескавшиеся губы что-то беззвучно нашёптывали. Вцепившись иссушёнными пальцами в ручку трости, она смотрела на меня. От злорадно предвкушающего взгляда становилось жутко и смотреть на неё в ответ совершенно не хотелось.

Я пытался уйти круга в тень из освещённого, туда где меня не будет видно. Хотелось скрыться от старушечьих сглаз, чей взгляд сквозил неприятной прохладой по жилам. Как я не старался мне не удавалось приблизиться к кромке света. Мой бег вязнул в беспокойном липком сновидении, пока фонарь нависал надо мной.

Запыхавшись я остановился вместе с неестественно вытянувшейся от меня тенью, что казалось устала не меньше. Когда я обернулся, вместо старухи под фонарным столбом переминаясь на кривых ногах стоял карлик. По неестественно большому лицу растянулась улыбка с пожелтевшими острыми зубами.

Резким движением он стянул брезент, и я проснулся весь в холодном поту. Никак не могу вспомнить что было в тачке, но её содержимое перепугало меня не на шутку.

Неприятные впечатления уходить не торопились. Утро провёл за бодрящей музыкой и чудесным завтраком, что всё же подняло мне настроение. Заодно закинул подушку в стиральную машину, а после собрался на поиски заброшенного дома.

Подъезжая к лесу всё же невольно вспомнилась проникшая в сон встреча у фонаря. Кстати, а где сам фонарь? Тут нет никакого фонарного столба. Последний стоит на углу частных дворов в десятках метрах позади меня, дальше провода не идут в сторону сосен.

Я даже остановился, ведь это точно было здесь, рядом со знаком «Боярка». Мне стало как-то не по себе, тем более что моё состояние с самого утра располагало к нехорошим предчувствиям. Сначала старуха с карликом, потом сон с ними же, а теперь это.... Точно…

Хорошо, что дороги у нас пустые. Вчера, после долгих поисков я не заметил, как задремал за рулём, а потом сон продолжился уже когда я лёг спать дома. Надо бы поосторожнее на дороге, хорошо, что никуда ещё не въехал. Сегодня никаких поисков допоздна, я быстро отыщу заброшенный дом.

Не смотря на мои старания поиски не увенчались успехом. Я проклинал себя, что не оставил меток в лесу, при этом готов был поклясться - дом был именно здесь. В своих поисках я каждый раз приходил к одному и тому же месту и убеждался, что он был именно тут.

Был? Да именно здесь он и должен быть. Заброшка пропала. Как… как фонарь у въезда из леса... Нет, ну это бред. Бред, да и только.

Вернулся домой, не дожидаясь темноты. Уж не знаю сказывалась ли усталость или из леса меня гнал страх, в котором я не желал признаться самому себе. Страх не успеть домой до того, как включат уличное освещение…

Хотя какой там страх, мне завтра рано вставать на работу. Выходные и так незаметно пролетают, а тут ещё поиски по лесу.

Вот она... кажется я свихнулся, вымещая свою злость на влажной после стирки подушке. Если дом с остальным хламом не приснился мне, то где же он теперь находиться? Что значит теперь находиться? В конце концов не бродячий же замок я обнаружил и не избушку на курьих ножках. Хотя горбатая старуха очень походит на бабу Ягу… Так, хватит думать о ночных кошмарах.

Поуспокоившись я отправляю подушку на просушку. Один раз я уже встретил этот дом, встречу ещё, ведь кто ищет – тот обязательно найдёт.

Четыре глаза пристально смотрели на меня. Свободная от клюки рука потянулась к брезенту под одобрительный оскал карлика.

Я побежал, не желая знать, что скрывает в себе тачка. Казалось, что мои ноги проскальзывают подо мною, пока сам я не двигаюсь с места. Чудилось, что на самом деле это бежит моя тень, желая слиться с окружавшей меня темнотой.

Останавливаюсь, прерывая бессмысленный бег, всё время которого фонарь не отставал ни на шаг, пуская свет вдогонку. Услышав за спиной неразличимые отзвуки, инстинктивно обернулся через плечо.

Нечто бесформенное барахталось придавленное свечением фонаря. Неясное для глаза, но явно живое, оно бурлило и ползало. Где морда, а где хвост у этой твари было не понять, равно как и то есть ли у неё и то и другое. Я четко вижу это существо, слишком чётко для сновидений и при этом не в силах различить его. Десятки глаз моргнули в мою сторону и распластанный силуэт накинулся.

Я проснулся. Это всего лишь сон. Проснулся ли? Я всё ещё слышу шорох, с которым неописуемое создание бросилось на меня. Откуда исходит этот звук? Неужели… из-под кровати?

От страха, как в детстве, подгибаю под себя ноги. Прислушиваюсь, цепенея под одеялом. Какое-то мельтешение прямо подо мною. Страшно повернуться, не то что ступить на пол, где за ногу могут ухватиться.

Пол… звуки идут из-под пола. Это всего лишь неугомонные соседи снизу. Снова им не спиться, так и другим не дают. Их возня и навеяла мне кошмарное сновидение. Видимо у страха не только глаза велики, но и уши. Особенно спросонья.

Я всё же смог немного поспать, привести себя в порядок с утра и отправиться в офис. Впрочем, это было не сложно, в отличии от поддержания себя в порядке. Беспокойная ночь давала о себе знать, и я пытался досуществовать до конца дня, заполняя таблицы в программе.

Кофе на перерывах не помогал им же я и подавился, наткнувшись на новость из моего города и с моей улицы. Кто-то разодрал домашних животных в нескольких частных дворах по соседству с моей девятиэтажкой. Собаки, кошки, у кого-то всех кур перебили. И при этом никто из них даже не пискнул. Никто ничего не слышал этой ночью.

Даже замыленных фото хватило чтобы выбить из меня всю дрёму и даже мысли о сне.

В комментариях под новостью кто – то с большими сомнениями винил стаю крыс. Версия с садистами, перескочившими через забор не выдержала критики. Другие комментаторы схлестнулись друг с другом в споре о чупакабре.

И почти в самом низу, практически никем не замеченный комментарий: «Моя бабушка рассказывала о подобном. По её словам, она и ранее слышала похожие истории, но не верила, пока сама не стала свидетелем. Тогда точно также собак на её улице погрызли, а на следующее утро бесследно исчез сосед. В Боярке не так уж и много похожих историй. Старожил что могут и хотят их рассказать ещё меньше. Не так давно и моя бабушка умерла, не успев закончить рассказ о пропавшем соседе. Она хотела о чём-то нас предупредить. Возможно всё это правда.»

По возвращении домой ужин не лез в горло, и я лёг раньше обычного. Завтра рано вставать на работу, тащиться в Киев, а сна ни в одном глазу. Под головой та самая подушка из заброшенного дома. В самой же голове роились беспокойные мысли. Я уже смирился с тем, что поиски откладываются до выходных, но вот нервы мои не совсем в порядке. Возможно стоит отпроситься с работы и обследоваться. Может таблеточки какие пропишут, а то мятный чай не справляется.

Не мог же дом годами, десятилетиями стоять заброшенным и пропасть, как только я его нашёл? А фонарный столб у дороги? Ведь если постараться припомнить, он вроде как был чуть покосившимся. В точь-в-точь, как у заброшки в лесу. Старуха, карлик и нечто… две кровати и будка… Нет… это всё бред! Сны перемешались с реальностью. Столб мне приснился, как и всё остальное. Всё кроме дома. Виной всему моя невнимательность, а дом отыщется.

История о пропавшем человеке почему-то очень сильно напрягала меня. Возможно это всё правда? Такая же, как и чупакабра! Всё это мистификация! Ложь! Так я и написал под тем самым комментарием, отрываясь от неудачных попыток уснуть.

И почему я взял именно эту дурацкую подушку? Она нагрелась и противно отдавала теплом в шею поэтому я перевернул её прохладной стороной вверх. С отвратительным чавкающим звуком плюхнулся на что-то влажное. От тошнотворного запаха спёрло дыхание, закружилась голова, сердце бешено заколотилось. Я аж подскочил на кровати, пальцы потянулись к волосам на голове, те слиплись в какой-то жиже. В проём окна ударил свет, отбрасывая от меня тень на стену.

Ага, как же… уличный фонарь высотой до восьмого этажа. Не заметил, как уснул и снова кошмары. Попробуй ещё разобраться где сон, а где реальность.

Теперь сцена моих ужасов – собственная спальня, воссозданная моим же мозгом до мельчайших деталей. Не мог нормальный сон сгенерировать что ли? Неужели ощущения в сновидении могут быть настолько реальными?

Какой отвратительный, гнилостный запах... Я знаю, что это сон. Сейчас закрою глаза, а когда открою их… почему я не просыпаюсь? Неужели снова придётся обернуться? Я как застенчивый актёр, без которого ничего не начнётся и занавес в конце не опуститься. Пусть это всё быстрее закончиться, даже если это осознанный сон, я не желаю оставаться в нём.

Меня бы вырвало прямо сейчас, было бы чем. Я резко вспомнил, что было в тачке карлика…

Вместо подушки у изголовья кровати лежал мешок, небрежно сшитый из лоскутов кожи. Пропитывая простыню и капая на пол сквозь разошедшиеся швы сочилась кровь вперемешку с гноем.

С трудом прочищаю ком в горле, напряжённо сглатывая. Не в силах убедиться до конца в реальности происходящего, тянусь к «подушке». Не могу отвести дёргающегося глаза, когда чья-то перемешанная требуха затрепыхалась внутри неё.

Незажившие рубцы повторяют тот самый замысловатый орнамент, что уже однажды заворожил меня в заброшенном доме.

Прижимаю к себе хлюпающие внутренности, нащупываю на наволочке… волосы? Шагаю к выходу, поскальзываюсь, спокойно встаю и также невозмутимо иду дальше. Оставляю за собой открытую дверь квартиры и кровавый след на полу коридора. Клацнула кнопка вызова лифта. Со скрежетом тросов спускаюсь на первый этаж.

В отражении зеркала вижу практически голого человека. Пустой взгляд моих глаз направлен в никуда. Это тело моё перемазано слизью испускаемой мёртвой ношей, но не я иду за неслышным шёпотом старухи. Растянутое по наволочке лицо уныло смотрит на меня из-под чёлки. Или на себя? На мгновенье показалось, что оно пытается выразить эмоцию, но не может… слишком сильно натянута огрубевшая кожа.

Выхожу из лифта, его двери сомкнулись за моей спиной. Ну вот и всё… дальше выход из подъезда, несколько ступеней крыльца неподалёку от которого фонарный столб. Ещё вчера его тут не было, как и мрачной троицы в его свете.

Горбатая старуха с клюкой всё так же беззвучно что-то нашёптывает, пока карлик возится со своей тачкой. А вот и неведома зверушка трётся об их ноги. Оказывается, вне сна она и ещё более неописуема в своей полупрозрачности.

Теперь я пойду с ними. Вернее, тело моё накидают в тачку и отвезут его в заброшенный дом, к остальным. Все вместе мы будем валяться грудами среди тени в пыльной паутине. Так будет до тех пор, пока кто-нибудь ещё не осторожный не пройдётся по нашим костям, позарившись на манящую вещицу… чтобы потом присоединиться к нам. Разумеется, никто не рассмотрит в нас изуродованную плоть.

И откуда только я это знаю? Во что же превратят моё тело? Может в велосипед?

.
Информация и главы
Обложка книги Трое под уличным фонарём

Трое под уличным фонарём

Филипп Трудолюбов
Глав: 1 - Статус: закончена
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку