Выберите полку

Читать онлайн
"Неоконченный роман"

Автор: Натали Карэнт
Глава 1. Знакомство

«Теперь же пребывают

вера, надежда, любовь — эти три,

но наибольшая из них — любовь».

1 Коринфянам 13:13.

________________________

15 августа 1867 год

«Сегодня состоялась интересная встреча с Мэри, и, наконец-то, она познакомила меня с леди Лидией Луизой де Бэтьюи — ох уж эти французские имена, тихонько вздохнула про себя, делая паузу в написании. — Вышеназванная леди знакома с историей и событиями, которые заинтересовали меня когда-то в рассказе Мэри. А пара, историю которых она мне рассказала, родителями этой самой Лидии. События тридцатилетней давности можно услышать из первых уст! К тому же, захотелось узнать все самой, услышать лично, расспросить.

Это не просто сюжет нового романа, в моем понимании это история жизни двух людей, живущих неподалеку».

Я всегда старательно выводила буквы в дневнике. За окном шел дождь, и делать абсолютно нечего, кроме как записать на бумаге произошедшие за день события. К тому же, на первом этапе работы слишком мало сведений, поэтому-то моя подруга решила исполнить мою слёзную просьбу и познакомить нас.

«История, случайно услышанная, понравилась мне, и я решила написать об этом роман. Вот только рассказывать о жизни реальных людей, о которых знаешь только понаслышке, трудно, поэтому-то и я уговорила Мэри познакомить меня с дочерью героев. Всё же несказанно интересный случай, на мой взгляд.

Леди де Бэтьюи, дочь барона, проявила при встрече интерес к моей персоне, просьбе и загорелась идеей. Вручила сопроводительное письмо, где объясняла своим родителям, кто я и почему мне интересно знакомство. К конверту прилагалось и личное ее письмо, оное леди Лидия попросила передать матушке при нашей личной встрече».

Вот так и закрутилась эта история.

А через четыре дня, в полной готовности к новым свершениям, я уже стояла на вокзальном перроне. В эту минуту меня больше захватывало собственное совершенно неизвестное будущее.

После отправления поезда, удобно устраиваясь, — так получилось, что второе место в купе женского вагона оказалось свободным, — я открыла дневник, дабы оставить очередную запись:

19 августа.

«Еду к новой жизни. Что же меня ждёт?»

Да, негусто, но особо разглагольствовать я не любила. Это в своих литературных произведениях я могла уйти в повествование, а дневник я вела с определенной целью, и его страницы не видали особо длинных записей. Нет, конечно такое соучалось, но очень редко.

Приехав по назначению, я наняла экипаж и сразу же отправилась по адресу. Меня не беспокоили ни усталость, ни незнакомая местность. В новой жизни ничего не пугало, наоборот, интерес к неизвестному только возрастал. Единственное беспокойство доставляли косые взгляды. Мисс решилась путешествовать в одиночестве, конечно. Но сколько бы мне пришлось договариваться с новенькой компаньонкой, прежде чем она смогла бы помогать, их не волновало. А у меня сейчас каждая минута на счету. Свою горничную я решила оставить дома, она там нужнее, да и разлучать девушку с ее матерью не хотелось — им вдвоём лучше там. Конечно, я о многом не подумала и многого не учла перед отъездом, но теперь поздно о чём-то сожалеть — всё сделано.

Поместье, к которому я подъехала, мне понравилось: тихое и уютное местечко, окружённое небольшой речушкой, — здесь все устроено для спокойной и счастливой жизни.

Я позвонила в дверь и, когда она открылась, передала свою карточку служанке, предварительно, ещё дома, написав на ней, что у меня письмо к баронессе от ее дочери. Сама же осталась ждать за дверью.

Все случилось быстро, как я и думала.

Через некоторое время меня проводили в холл, а навстречу неторопливой и плавной походкой шла молодая женщина. Выражение ее лица оставалось спокойным. Соломенный цвет прямых волос отливал лучиками солнца, не обнаруживая белых прядей. Приятный и добрый блеск серых глаз, казалось, убаюкивал.

«Неужели она мать Лидии? — невольно возникла мысль. — Сколько же ей лет, если ее дочери тридцать?»

Женщина, вышедшая навстречу, выглядела молодой и очень милой. От удивления я даже растерялась.

— Натали, — всё, что я поняла из первых произнесённых в мой адрес слов.

— Я не француженка, — ответила я, немного смущаясь. «Со мной заговорили на французском?» — улыбнулась я про себя. — Приятно с вами познакомиться, леди Батист.

— Простите, мисс, — произнесла она на чистом английском, пожимая легонько мою протянутую руку. Ее доброе лицо преобразилось, когда она улыбнулась в ответ. — Рада встретиться с подругой дочери.

— Не совсем подругой, — начала я с объяснений, передавая письма в руки. — Познакомились мы недавно. Здесь имеется рекомендательное письмо, — вставляла я фразы. — Но мы хорошо дружны с Марией Картер Лэнц, — по ходу беседы меня проводили в гостиную и усадили на диван.

— Мэри! Конечно! Когда вы виделись с Лидией и с Мэри?

— Вашу дочь я видела пять дней назад, и она была в полном здравии, тогда она и передала письма. А с Мэри — перед отъездом, она провожала меня.

Слушая мои объяснения, баронесса осторожно пыталась вскрыть листы письма, кивая мне головой и улыбаясь. Давала понять, что слушает.

— Вы живёте в Лондоне? — спросила она, коротко взглянув на меня и разворачивая сложенный лист.

Ответить я не успела. В гостиную вбежала служанка с громкими криками:

— Скорее, миледи! Посмотрите! Они мчатся во весь опор!

Ничего не поняла из неожиданно прозвучавших громких слов, вернее, слова я услышала, но значение действий горничной для меня остались загадкой. С недоумением посмотрела на хозяйку. Баронесса положила письмо на столик, спокойно встала из кресла и жестом позвала меня за собой, видимо, объяснять что-то слишком долго.

Мы вышли на террасу.

Вдалеке по дороге к дому мчались трое всадников, выкрикивая короткие фразы и подгоняя друг друга. Бешеные скачки — так бы я охарактеризовала это действо. Я смотрела на произвольное состязание с неописуемым восторгом, у меня даже сердце так часто забилось, будто я сама мчалась с ними наперегонки.

— Хоть бы никто не упал и не сломал себе шею, — спокойно произнесла миледи, всматриваясь в даль. — Извините, мисс Нибрентли, — выговорила она через короткое время, взглянув на меня. — Мне надо встретить мужа и сына.

Я показала всем своим видом, что не имею ничего против, и сообщила, что могу прийти в другое время. Конечно, жаль, что она не успела узнать о причине моего приезда, но обстоятельства изменились.

В общем, воображение полностью начало свою работу. Для предстоящего романа мой ум и моя память поглощали и запоминали все, что было предложено: события и люди. Дальше же оставалось только немного пофантазировать. В мыслях я уже описывала баронессу, ее манеры, внешность. Представляла ее в молодости и прекрасно понимала, что сейчас она выглядит просто великолепно.

Мне разрешили остаться, и уже вдвоём мы вернулись в холл встретить прибывших всадников.

Показалось, что в дом ворвалась целая толпа. Трое мужчин смеялись и спорили между собой, производя много шума. Я же молча стояла поодаль, наблюдая за всеми. Я думала, что прервать визит было бы разумнее, и понимала: время для беседы сегодня не выделят. Я чувствовала себя немного лишней в этой громогласной толпе, но необходимость договориться о нашей следующей встрече осталась.

— Видела, Батист! Эти молодчики ни на что не годятся! Так старались, а обогнать не смогли!

— Па! — возмутился молодой человек. — Вы мчались, как сумасшедший! Ма, вы должны как-то повлиять на него! — говорил он матери, обнимая ее.

«Значит, это и есть их сын», — отметила я про себя.

— Он угробит и себя, и нас, — продолжил молодой человек, — если каждый раз мы будем возвращаться подобным образом. Слагаю с себя всякую ответственность, которую вы на меня наложили. За ним невозможно уследить.

— Это оттого, что тебе не к кому спешить! — сказал барон, с нежностью обнимая жену.

— Жан спешил к Беате, но шел последним. Хочешь сказать, он не желал встречи?

— Перестаньте спорить, а то я подумаю, что вы не рады возвращению и думаете только о скачках наперегонки, — произнесла баронесса с едва заметной улыбкой и скорее наигранной обидой.

С огромным интересом я наблюдала за происходящим. Я ещё не знала никого, просто понимала, кто из них — барон, кто — сын, а кто — Жан. Пока это все мои наблюдения.

Барон — мужчина, хоть куда. Наверное, любой молодой человек позавидовал бы его активности. Он был полон энергии, жизнь бурно кипела в его быстрых и четких движениях. Смуглый цвет лица, тёмно-каштановые, волнистые волосы, с сединой на висках. Блестящие, полные жизни, карие глаза. Непонятно, сколько ему лет, он казался мне молодым, просто немного раньше времени поседевшим.

«Любовь делает человека молодым, — промелькнула у меня мысль, нежная взаимность старшего поколения не прошла мимо моего взгляда. — Неужели через столько лет они смогли пронести это чувство друг к другу? Действительно, необычная пара. Они просто светятся счастьем сейчас, при встрече», — продолжила я свои размышления.

Молодой барон похож на мать, только смуглость лица выдавала отцовскую кровь. Нет, не блондин, скорее, светло-русый с золотисто-соломенным оттенком. Ну, ладно, блондин. Серый цвет глаз контрастировал с загаром на лице. Курчавая грива волос аккуратно вырисовывала тонкие черты лица, на котором светилась белозубая улыбка.

«Это из-за смуглости кожи», — делала я выводы. Во время разговора он ласково смотрел на мать. «Хороший сын».

А вот гостя по имени Жан я разглядеть не успела.

Повернувшись, чтобы положить цилиндр, молодой барон заметил присутствие постороннего в моём лице. Он ничего не сказал другим, обнаружив мое пребывание, лишь удивлённый взгляд серых глаз с интересом уставился на меня и, совершенно не стесняясь, стал разглядывать.

Я опешила от подобного поведения.

«Вот нахал»! — пронеслось в голове, но мысль о том, что я наверняка выгляжу странно и немного дерзко, стоя тихонько в стороне, рассматривая их, пришла на помощь, успокаивая.

— У нас гости? — спросил отпрыск баронессы, поворачиваясь к остальным родственникам. Гомон прекратился, а мужчина, задав вопрос, снова повернулся ко мне и уже не отводил взгляд.

Затихшие спорщики, узрев постороннюю, подошли и встали рядом с молодым бароном, выстроившись в ряд.

Я испугалась. С чего вдруг? — и сама не знаю. На меня смотрели трое мужчин. В глазах — открытость и заинтересованность. Во взглядах — удивление и внимание.

— Вы же ворвались, как сумасшедшие, и не дали произнести ни слова, — заговорила баронесса, проходя между мужчинами, и встала рядом со мной. Взяла меня за руку. — Натали Нибрентли, — она подвела меня и представила сначала мужу. — Подруга Мэри и знакомая нашей Лидии, она привезла от дочери письма.

Учтиво и элегантно, если можно так сказать, барон отвесил поклон и, пожав мне руку, собрался было поднести ее к губам. Намерение несколько озадачило. Я не привыкла к подобному обращению со стороны мужчин, или, точнее сказать, не поощряю такое. Я высвободила руку, неловко извинившись и покраснев, словно подросток. Отец семейства постарался не обратить внимание на мои неловкие движения и улыбнулся в ответ.

— Наш сын Анри.

Молодой барон посмотрел хитро, прищуриваясь, при этом показал, что заметил мою реакцию, когда его отец вознамерился поцеловать руку. Выпрямившись и слегка поклонившись, криво улыбнулся, и, как мне показалось, посмотрел с необъяснимым вызовом во взгляде.

«Значит, наглеца зовут Анри, — пронеслось в голове, он так же открыто рассматривал меня, я же краснела, проклиная свою неловкость. — Черт! Хватит пялиться!»

В ответ, как предписывает учтивость и воспитанность, я слегка присела в книксене, стараясь сдерживать эмоции внутри и не показывать их.

— Наш племянник Жан. Он жених Беаты, младшей дочери.

Все понятно. Мы просто пожали руки и поклонились друг другу.

Я опомнилась; наконец это произошло, а то мозг совершенно перестал думать, когда их сын вонзил в меня свой взгляд.

— Простите, не хотела прерывать вашу встречу, поэтому удаляюсь. Если позволите, я подойду завтра. Жаль, не успела сама высказаться о причине своего приезда, но это сделают письма. Нет-нет, прошу, не задерживайте меня, — торопясь, ответила я на попытку оставить меня на обед. Воспитание и гостеприимство в этой семье на высоте. — Понимаете, я прямо с поезда, в карете — куча вещей, надо найти гостиницу. Признаюсь, я немного устала, но не хотела задерживать письма у себя, поэтому сразу и поспешила к вам. Боюсь, придется распрощаться с вами сегодня. Признаться, мне очень приятно наше знакомство. Я приеду завтра после ланча. Вы позволите? — спрашивала я баронессу и оглядывала всех приветливым взглядом, слова касались не только ее.

Получив согласие на завтрашнюю встречу, я с облегченным вздохом направилась к двери. Пора. Прерывать встречу семьи дольше неприлично.

— Поезжайте в «Баварию» — отличная гостиница, поверьте, мисс Нибрентли, — догнал меня молодой барон, обратился ко мне и, улыбаясь, открыл передо мной двери. — Хорошая обслуга, прекрасный ресторан и удобные комнаты, — он провожал до самой кареты и остановился перед закрытой дверцей, преграждая путь и задерживая. — Воспользуйтесь подсказкой. В гостинице много посетителей, но, надеюсь, для вас найдется номер. Если же не окажется свободного, у меня бронь, вы можете воспользоваться двадцать шестым номером.

— Благодарю, сэр, — начала я сбивчиво, опуская глаза долу и спасаясь от настойчивого взгляда. Как раз перчатки надену. — Боюсь, придется воспользоваться вашим предложением. Я не знаю города, и, надеюсь, одна комната в гостинице окажется свободной. Вы мне очень помогли, благодарю, сэр.

Он произнес что-то непонятное для моего восприятия. Я лишь с удивлением посмотрела на него, широко открыв глаза. Конечно, французского я не знаю. Просто неожиданно. Серые глаза, полные лукавства, сверкали напротив. Опомнившись, я сразу же опустила взгляд.

— Я не понимаю французского, — четко ответила я; хоть я и писательница, имеющая прогрессивные взгляды, но манеры никто не отменял, — мое имя, вероятно, вводит вас в заблуждение. Ещё раз благодарю. Непременно воспользуюсь вашей подсказкой, сэр. До свидания.

Быстро открыв дверцу кареты и запрыгнув в нее, не давая повода помочь мне забраться в экипаж, я сразу же велела ехать к гостинице «Бавария».

В дороге я пыталась привести мысли в порядок и дать уму спокойно переварить случившееся. Анализируя своё поведение и речь, я пришла к выводу, что вела себя достойно, хотя зря отдёрнула руку — это выглядело невежественно, просто изучающий взгляд молодого барона сбил с толку.

В гостинице нашлись свободные номера и я заняла пятнадцатый, окна комнаты выходили в сад, атмосфера приятная, тишина и спокойствие. Ну что же, к спартанским условиям я не привыкла, но первое путешествие опьяняло. Горничной не хватало, помощь бы не помешала, чтобы разложить вещи. Я попробовала обратиться к управляющему и, о, чудо, мне выделили девушку.

Когда вещи нашли свое место в гардеробе, а горничная была вознаграждена за труды, я устроилась за секретером и достала свой дневник — надо бы записать свое знакомство, первое впечатление.

23 августа

«Начну с того, что у молодой баронессы де Бэтьюи, с которой меня познакомила Мэри, более всего выражена — как это сказать? — принадлежность роду. Строгая матрона, не замужем, но все, по ее мнению, должно делаться правильно и размеренно. Соглашусь насчёт правильности, но не таким строгим взглядом нужно смотреть на жизнь. Слишком чопорно, будто она сама являлась законодательницей строгости. Если что-то, по ее мнению, происходит не так, то на тебя смотрят исподлобья, неодобрительным взглядом: правильно ли поняты ею прозвучавшие слова. Последующее выражение лица означает: делайте что хотите, но только, умоляю вас, тихо, — вот что можно прочитать по ее лицу.

Остальные же, вполне доступны в общении, хотя я не познакомилась с Беатой, самой младшей, но не думаю, что встречу холодность.»

Я отложила перо и прошлась по комнате.

«Нет, это же надо! — проснулось забытое возмущение, я аж руками развела. До сих пор не могу прийти в себя. — Как можно так бесстыдно смотреть на незнакомую девушку! Где его воспитанность и приличия?! Неужели родители, которые являются образчиком галантности, не научили!»

— Так, успокойся, — прошептала я, выдыхая накопившийся в лёгких возглас негодования. — Не стоит обращать на него внимание. Я приехала не к нему, а к его родителям. Надеюсь, я его больше не увижу. Слабая надежда, конечно. Но он не заставит меня, как сегодня, смущаться и краснеть от его взгляда! Больше никогда! Не поз-во-лю!

«Молодой барон, если сказать по существу, — нахал. Но что хотите делайте, — снова продолжила я повествование в дневнике, — злитесь, смейтесь, сэр, но в таком глупом положении я никогда не оказывалась. Решено! Пусть я буду выглядеть невоспитанной! Наглой! Но лучше так, чем весьма глупо краснеть! Всё».

Последнии слова, записанные в дневнике, заставили улыбнуться. Я порадовалась: смекалка работает, с чувством юмора все в порядке — не умерла от страха, и мой мозг работает, может что-то выдумывать, — и успокоилась.

Отложив перо, я бухнулась в постель и моментально уснула.

.
Информация и главы
Обложка книги Неоконченный роман

Неоконченный роман

Натали Карэнт
Глав: 21 - Статус: в процессе
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометкой "промо"

Выбрать книгу
Заработайте
Вам 20% с покупок!

Участвуйте в нашей реферальной программе, привлекайте читателей и получайте 20% с их покупок!

Подробности