Выберите полку

Читать онлайн
"Жертва"

Автор: Мария Иванченко
Жертва

По дороге мчался автомобиль. Шумела какая-то попса, стонала вокалистка. Мужчина отвлёкся и не смотрел на дорогу, барабаня по рулю. Внезапно под колёса выскочила пёстрая дворняга. Он чертыхнулся и дёрнул руль, но было уже поздно: описав в воздухе дугу, собачье тело рухнуло сломанной грудой.

Собака не хотела умирать, но чувствовала, как жизнь оставляет её. Мужчина, вышедший из машины, смотрел на её мучения.

– Блин, новая машина! Проклятая псина.

Зверь жалобно посмотрел на него, дёрнулся и ушёл.

Оценив вмятину на бампере, мужчина вернулся в машину, выключил музыку, треснул по рулю, показал левый сигнал поворота и поехал в сторону работы. День был безнадёжно загублен.

***

Завод пел. Стропила звучали, как басовые струны. Золотились солнечные столпы, танцуя в такт фабричной суматохе. Размеренно гудел кран, повинуясь приказам лёгкой руки. Стучали вагоны узкоколейки, подвозящей шихту к развёрстой утробе доменной печи. Шипели капли опадающего в ванну металла, потрескивало берёзовое бревно, дразнящее высокое пламя расплава. Завеса пара лёгким порывом вырвалась после погружения дерева в оранжево-золотистое море меди. Брызги попали на тёмный молескин плавильщика, и он прикоснулся к своим крагам.

– Саня! Пошли жрать! – крикнул мастер. – Федя, смени его!

Плавильщики поменялись местами. Названный Саней откинул забрало щитка и вытер испарину. Присоединившись к мастеру, он направился в сторону столовой. Над ними, как парящий коршун, завис кран, замолк, остановился. По тонким рейкам лесенки загрохотали чьи-то шаги, и Саня притих, залюбовался стройной фигуркой крановщицы.

– Маря, – улыбнулся мастер. – Санёк-то глаза на тебе оставил.

Маря вспыхнула до корней огневеющих волос, что было очень заметно при её белой коже.

– Сергеич, ну ты чего? – пихнул мастера в бок плавильщик.

Маря замерла перепуганной пташкой, в то время как Саша, не смотря в её сторону, негромко произнёс:

– Пойдём с нами, Марина, если хочешь.

Девушка пристроилась подле мужчин, и они неторопливо пошли.

На улице отцветал август. Тёмно-синее небо, исцарапанное инверсионными следами самолётов, бледнело шрамами облаков. Солнце пробивалось сквозь тучи здесь и там, оставляя ожоги на траве. День медленно умирал, сочась струями заката. Саня твёрдо оттаптывал землю, бросая на Марину взгляды из-под длинных ресниц. Девушка смущалась, стараясь не глядеть на мужчину. Мастер, зажимая в зубах зубочистку, улыбался углом рта, наблюдая за ними.

Щебеча о чём-то своём, мимо пролетела стайка офисных работниц. Марина посмотрела на свою униформу, перевела взгляд на тонкие каблуки и недлинные юбки женщин, вздохнула. Саня подумал, что зря это она, всё пустое, а красивее Маришки точно не найти.

– Что, Маря, диплом-то когда покажешь? Поди, красный, да? – мастер посмотрел на девушку.

– Я поступила в Бауманку. После колледжа проще, – ответила она, стараясь не смотреть на Сашу. – Говорят, общагу дадут.

Саня отчего-то взгрустнул, не подавая, однако, вида. Вот так и случается прощание.

***

Загорались огни, вознесённые на высоких столбах куда-то к стремительно мрачнеющему небу, местами светившемуся неоново-голубым. Саня шёл, считая шаги от столба до столба, пока не наткнулся на пятачок без освещения. Чернильная тьма облепила его тело душной паутиной. Шаги отчего-то гремели, как будто он шёл по жестяной крыше, а сердце забилось так быстро и звучно, что мужчина испугался, как бы кто не услышал... кто-то, кто обитает во мгле. Прогнав мрачные мысли, он включил фонарик на телефоне, и пошёл дальше.

Саша всё брёл по тёмному участку, а время тянулось как резиновое, и мир вокруг замер. Грохот завода внезапно стих, и уши залила тишина. Он не видел ничего перед собой, не различал даже контуры собственного тела. Луч фонарика резко обрывался в пустоту, совершенно не рассеивая мрак. Липкая тьма вливалась в приоткрытый рот мужчины, и он ощутил на губах запах кладбищенской земли. В горле пересохло, стало тяжело дышать. Плавильщик попытался вдохнуть, но воздух не мог пройти сквозь слипшуюся гортань.

– М-м-м, – замычал он, и поразился тому, как беспомощно и громко это получилось.

Впереди почудилось движение. Что-то огромное и тёмное брело ему навстречу. Прорвавшийся сквозь беспросветность луч фонарика выхватил когтистую лапу. Саня подумал, что от недостатка кислорода у него помутилось в голове. Перед глазами поплыли разноцветные круги.

– Х... – попытался вдохнуть он.

Голова разрывалась на части. Тело онемело. Колени подкосились, и мужчина рухнул на асфальт. Телефон перевернулся, направив свой луч вниз. Краем глаза Саня заметил, как склонилась над ним колоссальная чёрная тень. Тёмные блестящие глаза смотрели на него, не мигая. И лишь белели длинные острые жвала раскрытой пасти.

Мигнул свет, и Саня понял, что он находится около пруда. Казалось, будто впотьмах плавильщик случайно забрёл в противоположную от проходной сторону, к лесу. Вдалеке шумела автострада. Дыхание выровнялось. Ничто не напоминало о приступе удушья.

И тут Саша осознал, что не помнит, куда идти. Огни не были видны за деревьями, и лишь бледная ущербная луна провалом в иной мир зияла посреди неба.

Вдруг Саня подумал, что последним поступком, который он совершил в своей никчёмной жизни, станет убийство несчастной собаки. Мужчина обессилел от безысходности.

– Похоже, это моя кара, – сказал он себе, и голос прозвучал глухо и жутко. Его слова всколыхнули пруд, и Саня увидел, как что-то всплывает на поверхность. Пошли круги, и какой-то предмет закачался на воде. Тёмная кайма расплывалась вокруг него. Присмотревшись, Саша с ужасом обнаружил, что это голова мастера. Внезапно её глаза повернулись в орбитах, вперив свой взгляд прямо в него. Попятившись, он споткнулся о валежник, и оказался на земле. Правая рука окунулась во что-то влажное и чавкающее. Повеяло металлическим запахом. Поднеся ладонь к лицу, мужчина понял, что это кровь. Когда он повернул голову, его глаза наткнулись на безголовый труп. Что-то, сплошь состоящее из когтей и щупалец, с утробным чавканьем пожирало плоть мастера.

Саню вывернуло наизнанку. Тварь подняла голову, вперив в него ненавидящий взгляд. Саша наткнулся на эту ненависть, поперхнулся, отпрянул и побежал. Бежал он долго, и никто не преследовал его. Кто-то шёл ему навстречу. Это был мужчина примерно его телосложения.

– Там... беда... помогите! – выдохнул плавильщик.

Мужчина остановился перед ним, и в свете луны Саня заметил в нём какую-то странность. Светлые волосы, слегка взлохмаченные, квадратная челюсть, массивные брови... На него смотрел собственный двойник. Инфернальный близнец молчал. Саша увидел, что глаза его пусты и не имеют зрачков. Слепые белки не отражали свет. Рот двойника широко раскрылся и оттуда вывалился длинный и толстый чёрный язык.

Саня попятился. Монстр, не отрываясь, наблюдал за ним. Однако не погнался. Скрывшись за деревьями, Саша побежал. Он слышал чьё-то тяжёлое дыхание за спиной. Ветки хлестали его по лицу. Мужчина не чувствовал боли, так как кровь, насыщенная адреналином, стучала ему в виски. Впереди появились огни завода, и плавильщик перевёл дух. В боку покалывало. Перейдя на шаг, он оглянулся. Бесшумно и молча прямо на него мчалась какая-то четвероногая тварь. Изо рта её торчали длинные щупальца, извивающиеся в воздухе. Глаза, занимавшие половину лица, светились зелёным. Саня, увидев главное, бросился вперёд, к цехам.

Переведя дух, он прислонился к закрытой двери медеплавильного. Производственный цикл был где-то на середине. В цеху сновали люди, ярко полыхали печи. Здесь же в углу сидел Федя. В его зубах торчала незажжённая сигарета. Второй плавильщик слегка сутулился, из-за чего казалось, что у него на спине образовался горб. Саня подошёл к Феде. Тот внимательно следил за ним взглядом.

– Чертовщина собачья, – сказал Саша. – Федя, помоги, пропадаем.

Фёдор, казалось, сгорбился ещё больше. Ткань у него на спине натянулась до предела. Послышался треск, и спину прорвали длинные белые кости. Распахнулись, превратившись в два мембранных крыла. Глаза Феди напоминали горящие угли. Сама собой задымилась сигарета. Открыв рот, мужчина выдохнул струю пламени. Выпрямившись, он оказался выше ростом и намного тоньше. Его рахитичное тело, казалось, вот-вот переломится надвое. Распахнув руки, будто стремясь обнять Саню, он пошёл на плавильщика.

Саша оцепенел. Его мозг отказывался перерабатывать поступающую информацию. Плавильщик завис. Находясь в ступоре, Саня просто наблюдал, как левая рука Феди превратилась в острое ребристое копьё. Метаморфозы продолжались. Оставаясь карикатурно человекоподобным, Фёдор начал напоминать гигантское насекомое. Его лицо раскрылось по вертикали, обнажив острые жвала, сочащиеся ядом.

Рука Сани нащупала лом. Привычно обхватив орудие труда, он направил его на Федю.

– Не подходи, мразь. Не подходи…

Послышался гулкий шум. Кто-то ломился в цех. Запертая дверь вздулась от сильных ударов, пошла пузырями и лопнула. Краем глаза Саша увидел, что внутрь протянулись чёрные щупальца, нашаривая что-то в пространстве. Отступать было некогда. Удобнее перехватив лом, Саня внутренне взмолился неведомым богам, а затем ринулся на крылатую тварь. Та в ответ выдохнула ещё одну струю пламени, опалив его брови. Лицо обдало невыносимым жаром, плавильщик ощутил, как трескается кожа на лбу. Боль была невыносимой, и он прикрыл глаза. Это было ошибкой. Бросившись на него, крылатое чудовище насадило плавильщика на копьё. Удар пришёлся точно между рёбер, но не задел жизненно важных органов. Тут же хлынула кровь, которую жадно всосали щупальца второй твари, раздуваясь и хлюпая. И Саня просто вонзил лом между глаз копьеносца.

Лом вошёл, как в масло, и ткани чудовища подались в стороны, образуя пустое пространство вокруг металлического стержня. Лицо твари облепило сталь и затвердело. Саня лишился своего единственного оружия.

Между тем, второй монстр уже полностью залез в цех. Его слепые глаза сканировали пространство. Учуяв плавильщика, он протянул к нему щупальца. Захватил, повлёк в смертоносные объятия. Копьеносец проявил недовольство, угрожающе застрекотал. Вытащив копьё из Саниного подреберья, он рубанул им по щупальцам. Тварь взвизгнула, отбрасывая прочь оторванную конечность. И тут же облепила ноги насекомоподобного. Завязалась схватка.

Саня решил, что с него хватит, и, насколько хватало сил, пополз в сторону ванн с раскалённым металлом. Рабочие провожали его глазами без зрачков. Выпростав длинные чёрные языки, они облизывались ему вслед. Саша заполз в операторскую будку и запер её. Стекло задрожало под ударами чудовищных рабочих. Не обращая внимания на них, он оторвал рукава рубахи и перетянул рану. Кровь тут же пропитала ненадёжный бинт. Собрав последние силы, Саня отпер дверь операторской и бросился бежать. Мелькнула перед глазами лестница, и он, чувствуя вонючее дыхание монстров, полез наверх. Языки чудовищ обвили ноги мужчины. Тяжесть была невыносимая. Плавильщик повис на руках, его ноги болтались в воздухе. Твари тянули Сашу вниз. Лопнула пуговица на штанах, и джинсы свалились с него, влекомые чудовищами. Саня вновь был свободен, чем и воспользовался, забравшись на самый верх, в кабину крановщицы. Пытаясь разобраться в управлении, он нажал на какую-то кнопку, и кран загудел, включился. Потянул за рычаг, поехал назад. Монстры, между тем, уже добрались до верха. Недовольные тем, что жертва сумела ускользнуть, заворчали, пуская слюни. Цепляясь гибкими языками за рельсы крана, они полезли в его сторону. Саня дождался, когда монстры будут на середине пути, и резко дёрнул рычаг. Кран проехался по языкам тварей. Во все стороны хлынула чёрная ядовитая кровь, разъедающая металлическую поверхность, монстры заверещали. Их языки оборвались, и демонические рабочие попадали прямо в плавильные ванны. Сил, чтобы выбраться оттуда, у них уже на оставалось.

Саша глубоко вздохнул, помянув богов старых и новых, как вдруг кто-то вцепился ему в шею и начал душить. Это подкрался крылатый монстр, явно одержавший победу в схватке с осьминогообразным. Его копьё было подточено у самого основания, болтаясь на нескольких сухожилиях. В глазах у Сани потемнело, и он начал биться, задевая подряд все рычаги и кнопки. Он чувствовал себя утопленником, чьё дыхание похитила приливная волна. Кислород был здесь, рядом, но всё так же недостижим. Кран хаотично двигался, выпуская и втягивая крюк. Саня начал терять сознание. Он понял, что всё кончено.

«‎Прости меня, собака,» –‎ подумал перед тем, как умереть.

***

Саня очнулся. Потолок над ним куда-то уплывал. Голова полыхала, перед глазами прыгали чёрные точки. Он увидел, что кто-то сидит на месте оператора. Это была Марина, управляющая краном. Её обожжённое лицо пересекал длинный разрыв, чьи края начинали гноиться.

– Марина... – прохрипел он. – Почему я жив?

Маря посмотрела на него, и, морщась от боли, улыбнулась.

– Меня привела сюда трёхцветная собака. Она вилась около моих ног, скулила, хватала за края платья и тянула назад, к заводу. Я достала кусок колбасы, но она не стала брать еду, заглядывая мне в глаза и словно умоляя о чём-то. Не понимая, чего она хочет, я пошла за ней.

– Но всё же… что произошло?

– Придя в медеплавильный, я увидела, что у входа валяется клубок щупалец, из которого течёт какая-то жидкость. Собака стояла около этой вонючей лужи и лаяла. Повинуясь порыву, я вылила из фляжки воду и набрала этой жидкости. Собака помчалась к лестнице, и, глядя в потолок, завыла. Забравшись наверх, я увидела, что эта тварь пытается придушить тебя. И по наитию влила содержимое своей фляги в её пасть. Тварь страшно заверещала и тут же издохла.

– А что ты делаешь сейчас? – прохрипел он.

– Топлю последнего врага.

Приподнявшись на локтях, Саня увидел, как Марина погружает в расплавленную медь последнего демонического рабочего. Видимо, он вцепился в крюк и начал лезть вверх по тросу. А Маря опустила его вниз. Пронзительный вопль огласил стены цеха, и всё закончилась. На них обрушилась внезапная тишина.

– Марина, я убил собаку. И даже не похоронил её. Я сам себе противен.

Марина молча обняла его, погладила по щеке.

– Нужно вызвать скорую, ты весь обожжён, а ещё эта рана на животе, я боюсь смотреть на неё.

Саша заметил, что на улице светает. Лучи солнца, попадающие на шкуры тварей, прожигали в них дыры. Рассвет неожиданно принёс освобождение. Но на душе его была лишь горесть.

– Прости, я недостоин тебя, – пробормотал он.

– Она так не считает.

– Кто она?

– Та собака.

– Откуда ты знаешь?

Марина смотрела куда-то в сторону восходящего светила. Проследив за её взглядом, он обнаружил, что та самая дворняга стоит и виляет хвостом. Она улыбалась всей своей мордочкой. Прощально припав на передние лапы, собака побежала в зарю.

В это время вернулись настоящие рабочие, которые выпали из демонического пространства-времени, оказавшись где-то извне. Помахал рукой мастер. Завывая сиреной, приехала скорая.

В тот же вечер Саня сбежал из больницы через окно, нашёл бездыханное тело собаки. Бережно отёр с него дорожную пыль. Сдирая ногти, выкопал ей могилу и похоронил. Помолился, как мог. И ему стало легче. Сумрак ночи развеялся, и взамен на его сердце опустился покой. Жизнь, несмотря ни на что, продолжается.

***

– Проходи сюда. Вот свободный вольер, – мужчина с седеющими висками открыл клетку.

Девочка, которая привела собаку, посмотрела на неё со слезами на глазах.

– Её выгнал хозяин. Я хотела взять Кору домой, но родители не позволили. Вы точно найдёте для неё маму или папу?

Саня потрепал ребёнка по волосам.

– Не волнуйся. Мы позаботимся о ней. Я обещал кое-кому. Кора в надёжных руках.

.
Информация и главы
Обложка книги Жертва

Жертва

Мария Иванченко
Глав: 2 - Статус: закончена
Оглавление
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку
Подарок
Скидка -50% новым читателям!

Скидка 50% по промокоду New50 для новых читателей. Купон действует на книги из каталога с пометной "промо"

Выбрать книгу