Выберите полку

Читать онлайн
"Грань любви"

Автор: Джейн Грей
Грань любви

Глава 1.

Обрести любовь трудно, но труднее всего сохранить тот огонёк чувств, который зажёг ваши сердца в первую встречу. Оберегать и поддерживать пламя любви должны оба влюблённых, но, что будет, если один из них перестанет выполнять свой долг? Огонёк будет питаться любовью второго, или же, навсегда погаснет?

Выпускной класс. Казалось бы, времени на личную жизнь совсем не остаётся: экзамены, торжественное вручение аттестата, поступление в университет. Но, разве, любовь спрашивает нас, когда ей прийти в нашу жизнь? Она не ищет подходящий момент, не обращает внимание на то, что у тебя и без этого проблем выше крыши. Любовь сводит два бьющихся в такт сердца тогда, когда ей вздумается. И никто ничего не сможет с этим поделать.

Дженнифер никогда не пыталась уйти с головой в такое сильное чувство, как любовь. Она не верила в легенды о вечной любви, опровергала все слова о взаимности, и никто не мог её переубедить.

– Умереть ради кого-то способны только в кино! В реальной жизни нет таких героев.

– Ты бы не отдала свою жизнь за любимого? – спрашивали одноклассницы у Дженнифер, но ответ всегда был одним и тем же:

– Отдала, если бы была уверена в человеке. Но я никогда и ни в ком не уверена.

Когда пришли результаты экзамена, Дженнифер ещё раз убедилась в том, что любовь – это помеха многим достижениям.

– Сколько у тебя баллов, Стейси? – Дженнифер села рядом с одноклассницей, которая смахивала слёзы со своего лица.

– Тысяча, – на одном дыхании произнесла девушка. – Но, как же так, я всегда была отличницей!

– Может, причина твоего провала, Джек? Ты полностью отдалась любви и забыла про учёбу.

– Это не так! – выкрикнула девушка, но вскоре утихла. Она поняла, что Дженнифер говорит всё правильно. Стейси не смогла совместить любовь и учёбу, поэтому плохо подготовилась к экзаменам. – А у тебя сколько?

– Максимально, тысяча шестьсот, – сдержанно ответила Дженнифер, перебирая в руках ключи от квартиры.

– Поздравляю тебя, ты молодец, – с искренней радостью ответила Стейси.

После подведения итогов экзамена, ученики собрались в актовом зале, чтобы украсить всё к предстоящему торжеству. Все уже давно нашли себе пару для бала, но лишь Дженнифер оставалась одна. Приглашений было много, но ни одно из них не получила одобрение от «Мисс одиночки», так её прозвали в школе.

– Ты так и не приняла ни одного приглашения? – спросила Шайни, подруга Дженнифер.

– Нет, а зачем мне это? Ты ведь прекрасно знаешь, эти сопливые моменты на выпускном мне не нужны.

– Дженн, это всего на один вечер. Нельзя же быть одной в такой момент. Прими приглашение одного из отшитых тобой парней. Будет весело.

– Шайни, прекрати, сказала же, не хочу. Я и одна нормально проведу время. Тем более, ты со мной будешь.

– Прости, подруга, но в твой клуб одиноких сердец я вступать не собираюсь. Меня пригласили, – с ухмылкой сказала Шайни и подмигнула парню у сцены.

– Ты идёшь с Дэвидом? Он же бабник, Шайни, – с отвращением фыркнула Дженнифер.

– Ну и что? Это всего лишь бал, я же не замуж за него собралась. Не воспринимай всё так серьёзно. Просто развлекайся, жизнь одна, нельзя провести её в одиночестве.

– Кто сказал, что нельзя? – Дженни усмехнулась.

Дженнифер поднялась на сцену, чтобы исправить недочеты декораций и столкнулась с одним из тех парней, которым отказала в приглашении.

– Здравствуй, Дженни, – проронил парень, пока поднимал упавшие из-за столкновения листы с пола.

– Привет, Итан, – холодно произнесла девушка.

– Ты не передумала, на счёт выпускного?

– Я уже всё тебе сказала, я иду одна, – равнодушно сказала девушка.

– Ты не хочешь идти со мной, или вообще ни с кем?

– Тебе это так важно узнать? – устало спросила девушка.

– Да, я должен знать, дело во мне?

– Итан, успокойся. Ты не первый и не последний, кто приглашал меня. Я не хочу идти ни с тобой, ни с кем-то другим. Я хочу пойти одна, можно?

– Хорошо, я понял. Извини за беспокойство.

Вернувшись домой, Дженнифер застала своего отца за деловым ужином с неизвестным для неё мужчиной.

– Привет, пап, – Дженнифер обняла отца и неловко посмотрела на гостя. – Здравствуйте.

– Здравствуй, Дженнифер, – с улыбкой поздоровался гость.

– Дочка, это Брайан Уайт, мой партнёр по бизнесу.

– У тебя есть партнёр? Насколько я помню, ты работал один, – произнесла Дженнифер, вспоминая, не упустила ли она эту тему.

– Да, верно, но сейчас я осваиваю новое дело, поэтому мне нужен такой верный и достойный партнёр, как мистер Уайт.

– Хорошо, я поняла. Не хочу вдаваться в подробности, я пойду спать, устала очень. И, да, я сдала экзамен на отлично, – с гордостью произнесла Дженнифер и отправилась в свою комнату.

– У тебя чудная дочь, надо бы познакомить её с моим сыном.

– Прекрасная идея, Брайан. Приходите завтра к нам на ужин, познакомишь нас с твоим наследником.

Утром Дженнифер не обнаружила отца дома, в общем, как и всегда. Мама Дженни умерла три года назад в авиакатастрофе, когда возвращалась домой с командировки. С тех пор отец девушки редко появлялся дома. Он старался занять себя чем-нибудь и не вспоминать о прошлом. Дженнифер, в свою очередь, не так яростно пыталась забыть о произошедшем, но, в то же время, это прошлое не мешало ей строить будущее.

Репетиция выпускного вечера подходила к концу, все ученики были в предвкушении этого прекрасного и долгожданного вечера.

– Дженнифер, пойдёшь сегодня с нами по магазинам? – спросила одна из одноклассниц девушки.

– Нет, спасибо, я лучше дома побуду.

– Дженн, учебный год закончился, до выпускного пара дней осталось, давайте проведём их вместе?

– Я же сказала, не хочу. Что мне там делать-то, в этих магазинах. Я уже давно всё купила к выпускному, так что, увольте. Мы с вами лучше в другой обстановке потом встретимся.

– Как знаешь.

Когда все ушли по домам, Дженнифер поправила декорации и посмотрела на сцену. Прекрасно украшенное место для вручения аттестатов, казалось девушке сказочным. Она с улыбкой взглянула на места для короля и королевы бала. Дженнифер понимала, что не сможет оказаться на том месте, ведь будет без пары. Это немного её огорчило.

По дороге домой она получила смс от отца:

«Милая, постарайся вернуться домой до шести, к нам на ужин придёт мистер Уайт с сыном. Твоё присутствие обязательно. Люблю, папа».

– С сыном? Сватовство получается какое-то...

Дженнифер вернулась домой в пять часов вечера. Домработницы наводили идеальный порядок, а повар трудился над ужином.

– Отец дома? – спросила Дженни у одной из работниц дома.

– Нет, мистер Смит ещё не вернулся, – ответила девушка, снимая с Дженни пальто.

– Я не собираюсь встречать гостей без него, позвони ему, сейчас же! – Дженнифер немного паниковала, поэтому перешла на грубый тон. Такое случается крайне редко, ведь девушка никогда не считала прислугой тех, кто живёт в её доме.

Потратив пару минут на душ, девушка надела своё самое красивое платье и спустилась вниз, чтобы встретить гостей. Мистер Смит так и не вернулся, но Дженнифер была более собранее, чем её отец, поэтому не могла себе позволить оставить мистера Уайта и его сына без внимания.

Дженнифер стояла у двери и ждала гостей, но за минуту до их прихода вернулся отец.

– О, Боже мой, я думала ты опоздаешь! Как ты мог оставить это на меня?

– Прости, родная, задержался намного. Прекрасно выглядишь.

– Спасибо, хоть это и не мои гости, но я же не могла встретить их в пижаме.

– Откройте дверь, гости пришли! – крикнул мистер Смит работникам, когда услышал звонок в дверь.

Дверь открылась и внутрь вошли мистер Брайан Уайт и его сын. Дженнифер опустила глаза, чтобы не наблюдать картину того, как сын партнера отца начнёт осматривать её с ног до головы. Ведь она сразу заметила, что он обратил на неё внимание.

– Здравствуйте, – проронила девушка, решив, что будет не вежливо просто стоять в стороне.

– Дженнифер, здравствуй. Это мой сын, Алан, – с гордостью сказал Брайан, указывая на сына.

– Приятно познакомиться, – с натянутой улыбкой Дженнифер протянула руку Алану. Высокий, кареглазый брюнет одарил девушку своей улыбкой.

– Взаимно, мисс, – парень нагло осмотрел девушку, не пропуская из виду ничего, что могло бы описать Дженнифер. Обаятельная шатенка с серыми глазами, пухлыми губами, невысокого роста и чудесной фигурой привлекла внимание молодого человека.

Дженнифер усадила гостей за стол, приняла все меры, чтобы им было удобно, а сама решила отлучиться, пока никто не видел. Она зашла в комнату, рухнула на кровать и закрыла глаза.

«О мой Бог, он так смотрел, как будто пришёл в клуб и выбирал для себя девчонку».

Через некоторое время гости заметили, что Дженнифер не вернулась.

– Джон, а где твоя дочь? Хотелось бы с ней пообщаться, – сказал Брайан и взял в руки фужер с вином.

– Я даже не заметил, что она ушла. Я сейчас её позову, – в спешке сказал Джон и побежал в комнату дочери.

Дженнифер смотрела в окно, когда ей пришло сообщение от Итана.

«Дженнифер, добрый вечер. Прости, что снова беспокою, ты не передумала?»

Девушка фыркнула и бросила телефон на кровать. Ей надоело говорить одно и то же. Она понимала, что Итан до последнего будет бороться за шанс пойти с ней на бал, но она не даст ему этот шанс. Не потому, что он ей совершенно противен или что-то в этом духе, а потому, что ей не хочется давать ложных шансов на что-то большее.

– Дочка, – тихо проронил Джон и закрыл за собой дверь. – Идём за стол, побудь с нами. Не вежливо было так уходить.

– Пап, я, правда, не хочу там находится. Это ваш деловой ужин, зачем там я?

– Правильно. У нас с Брайаном деловой ужин, но он привёл сына, а я должен привести тебя.

– Никому ты ничего не должен. Пусть господин Алан, – Дженнифер изобразила отвращение. – Пусть отдыхает без моего присутствия.

– Дочка, пожалуйста, – отец умоляюще смотрел на дочь.

– Хорошо, сейчас спущусь.

Алан сидел и рассматривал картины на стенах. На одной из них он узнал Дженнифер.

– Извините, мне нужно было срочно отлучиться, но сейчас я вновь с вами, – с наигранной вежливостью произнесла девушка и села напротив Алана.

– Можно вопрос? – Алан обратился к Дженнифер с интонацией принца из мультфильмов.

– Ну, попробуйте, мистер Алан, – кокетливо произнесла она.

– Эта картина, – парень подошёл к картине с изображением новой знакомой. – Это ведь ваше изображение?

– Вы правы, это я, – Дженнифер медленно подошла ближе к картине у которой стоял Алан и провела по ней рукой. – Моя мама была очень талантливой художницей. Она редко показывала свои картины публике, продавала ещё реже. Свой талант она не хотела выставлять на показ. Этот портрет она подарила мне за несколько месяцев до смерти, – девушка старалась сдерживать слёзы. – Идеально вышло, так ведь?

Брайан и Джон переглянулись, улыбнулись и пошли в гостиную, оставив детей наедине.

– Да, это шедевр. Мне очень жаль, что такой талантливый человек сейчас не с нами. А как звали вашу мать?

– Оливия Смит.

– Не может быть! Извините, я имел в виду, что пять лет назад мама принесла домой шикарную картину. На ней изображён пейзаж. Когда я спросил, кто художник, мама произнесла имя – Оливия Смит.

– Здорово, я даже не знала, что мама продала свой единственный пейзаж, – Дженнифер повернулась к Алану спиной, чтобы тот не увидел её слезы.

– Если пожелаете, то можете на днях посетить нас и посмотреть на картину.

– Правда? – она резко обернулась. – Я буду очень рада, спасибо.

– Могу я попросить кое о чём? – с улыбкой спросил парень.

– Да.

– Мы можем перейти на «ты»?

– Думаю, можно, – ответила Дженнифер и улыбнулась.

Алан нисколько не симпатизировал ей. Она просто хотела казаться вежливой. Она была уверена, что парень, как и она, просто делает то, что сказал отец – притворяется. Они ещё немного посмотрели на картину и пошли в гостиную. Джон и Брайан сидели у камина и курили сигары, но увидев детей поднялись с мест.

– Было очень приятно повидаться с вами, но нам с сыном нужно возвращаться домой, – Брайан пожал руку партнёру и подошёл к Дженнифер.

– Дженнифер, столь же приятно было видеть тебя, дитя. Надеюсь, вы поладили с моим сыном.

– Мне тоже было приятно познакомиться с вами и вашим сыном, до встречи, – она улыбнулась.

– Теперь мы будем ждать вас в нашем доме, – гостеприимно сказал Алан и взглянул на Дженнифер, которая, увы, даже не смотрела на него.

– Неплохая идея, послезавтра у Дженнифер выпускной, мы можем посетить вас завтра.

– Выпускница, – прошептал Алан.

После того, как гости ушли, Дженнифер помчалась в душ, смыла с себя косметику и переоделась в пижаму.

«Зачем я строю из себя вежливую мадам? Это папин партнер, я тут причём? Для чего было знакомить меня с его сыном?».

Алан вернулся домой поздно. Он решил прогуляться после ужина с Джоном и Дженнифер. Из его головы не выходил образ девушки. Она очень его заинтересовала. Алан никогда не мог похвастаться своей преданностью. Часто, девушки после расставания с ним, обвиняли парня во всех смертных грехах. Но он и не отрицал, что не является самым преданным парнем. В основном, девушки нужны ему лишь для мимолётных увлечений, ведь, как он утверждает, серьёзные отношения не для него. И никто никогда не задерживался в его голове больше, чем на пару десятков минут. Но сейчас всё по-другому. Может, это потому, что и Дженнифер другая? Не такая, как прежние девушки, которые сами были не против провести время с Аланом.

Лучи солнца играли на теле молодой девушки, пока та досматривала последний сон.

Дженнифер шла по парку. В одной руке она держала букет роз, а вторая рука была в руке парня. Она не знала его, даже не догадывалась, кто он. Лицо незнакомца было под капюшоном, никаких знакомых черт она в нём не видела. В один момент парень отпустил руку Дженнифер и направился к светловолосой девушке. Он поцеловал её на глазах у той, кого недавно держал за руку. Дженнифер начала кричать, плакать, и, в один момент, проснулась.

Девушка сходила в душ, надела комбинезон и пошла в школу. Из головы не выходил тот сон.

«Кто этот парень? Почему я плакала? Что за сны мне вообще сняться!? Я ведь никого не люблю...»

Дженнифер вошла в актовый зал и сразу же обратила внимание на Стейси. Девушка сидела на краю сцены и плакала.

– Что с тобой? – осторожно, чтобы не напугать, спросила Дженнифер и села рядом с одноклассницей.

– Ничего, не обращай внимания, – быстро приговорила Стейси и вытерла слёзы, будто и не плакала.

– Я видела слёзы, не пытайся меня обмануть. Говори, – твёрдо сказала Дженни и скрестила руки на груди.

– Джек бросил меня, – на одном дыхании выдала девушка и закрыла глаза.

– Он объяснил причину? – Дженнифер хотела поддержать подругу, но в глубине души она всегда знала, что так и будет. Это любовь – она невечная.

– Глянь туда, – Стейси указала пальцем в конец зала, там стоял Джек и Бетти, девушка из параллельного класса. – Вот, собственно, и причина.

– Скотина, он променял тебя на неё? А, знаешь, я не удивлена. Я всегда говорила, отношения до добра не доведут.

– Дженнифер, я знаю, что ты не веришь в любовь и всё такое, но я в неё верила! Твои слова сейчас ни к месту! – она встала со сцены и направилась к выходу, но Бетти перегородила ей путь.

– Куда собралась? Сопли подбери вначале, иначе преподы нам тут устроят допрос, – блондинка нагло оттолкнула Стейси от двери и засмеялась.

Дженнифер не могла позволить, чтобы кто-то обижал её друзей и знакомых, а, тем более, такие, как Джек и его новая подружка.

– Эй, ты! – Дженни шла прямо на Бетти. – Тебе заняться нечем? Оставь её в покое.

– Защитницу нашла? – Бетти усмехнулась и взглянула на Стейси, а затем перевела взгляд на Дженни. – Зря ты это, Дженнифер.

– Бетти, ты забыла, что я не из той банды, где все боятся сказать тебе слово наперекор, – она начала подходить ближе. – Заполучила парня, поздравляю. Испортила жизнь девочке, умничка просто! А я вот хочу подправить кое-что.

– И что же? – с улыбкой спросила Бетти и, в тот же момент, получила пощёчину от собеседницы.

– Твоё наглое лицо.

Дженнифер не захотела оставаться на репетицию, ей всё равно было нечего там делать. Одноклассники разучивали вальс, но девушка будет без пары, поэтому и вальс танцевать ей незачем. Она вышла из школы и направилась в сторону кафе, в котором они с мамой проводили всё свободное время. С того дня, как Оливия умерла, Дженнифер ни разу не заходила туда.

Бетти поднялась с пола, дотронулась до опухшей щеки и завизжала от гнева. Никто и никогда не позволял себе такого, но Дженнифер не из робкого десятка.

– Она ещё пожалеет, что дотронулась до меня, – прошипела блондинка и, схватив Джека за руку, направилась в кабинет директора.

– Что ты собираешься делать? – спросил Джек.

– Я ей покажу, кто она такая. Забыла своё место, – ответила Бетти и открыла дверь в кабинет. – Отец, нужно поговорить!

– Входи, Бетт, что случилось?

Отец Бетти работает директором их школы уже долгое время. Дженнифер всегда была гордостью их школы, и никто не подавал жалоб на неё.

– Ты должен не допустить Дженнифер Смит до выпускного! – в гневе прокричала блондинка и села напротив отца.

– Так, давай по порядку, почему я должен это сделать?

– Посмотри на моё лицо! Она ударила меня, да ещё и при всех! – Бетти истерически кричала. Казалось, что ещё чуть-чуть, и она лопнет от собственного гнева.

– Почему она это сделала?

– А это важно? Папа, пожалуйста, не пускай её на выпускной, Джек может подтвердить, что она ударила меня! Да, Джек? – девушка хитро взглянула на своего парня.

– Да, так и было, – он опустил глаза. Каким бы ужасным человеком не казался Джек, когда бросил Стейси, чувство вины его не покидало.

– Хорошо, успокойся, я всё сделаю.

Дженнифер вошла в кафе и её сердце замерло. Всё тот же дизайн, та же мебель. Даже прежний бариста не покинул это место.

– Привет, Стефан...

– Дженнифер, это ты? – рыжеволосый парень застыл на месте, когда увидел знакомую. Ему казалось, что его зелёные глаза подвели его.

– Я, – эхом разнеслось по кафе.

– Почему ты так долго не приходила? Я очень волновался за тебя! – парень обошёл стойку и подошёл к девушке. – Как ты изменилась, дай я тебя обниму.

– Я тоже скучала, – прошептала она и обняла старого друга.

– Ну, рассказывай, как ты?

– Всё хорошо. Вначале, я совсем потеряла смысл жизни, ты сам знаешь, как дорога мне мама, – из глаз выступили слёзы. – Но со временем я поняла, что не имею права лежать на кровати, как овощ, и продолжила жить привычной жизнью, но уже одна. Отец тоже справляется, как может.

– Мы тоже все очень горевали, когда узнали... Ты прости меня, что не старался выйти на связь, я не знал, нужно ли тебе это, – парень опустил глаза.

– Стеф, ты чего? Я не в обиде на тебя. Я ведь, тоже, не пыталась выйти на связь. Давай забудем об этом, сейчас я тут, пришла выпить твой вкуснейший кофе.

– Да, конечно, я сейчас всё сделаю, вбей свой номер в мой телефон, я больше не позволю тебе потеряться, – он протянул девушке мобильник, а сам принялся за кофе.

Дженнифер и Стефан познакомились пять лет назад, когда парень только устроился в кафе. Тогда ему было пятнадцать, родители болели, поэтому парню приходилось совмещать работу и учёбу. Когда он закончил школу, уходить просто не захотел. Кафе стало его вторым домом. А Стефан стал единственным парнем, которого Дженнифер не отшила. Нет, они не были парой, никогда. Она стала ему сестрой, а он братом, о котором девушка так мечтала.

– Ваш кофе, мисс, – Стефан улыбнулся и подвинул стакан с содержимым ближе к Дженнифер, а бонусом ещё и шоколадку. – Это в честь твоего возвращения в кафе.

– Спасибо, Стеф.

– Парня так и не нашла?

– Фу, что за вопросы? Конечно же, нет. И не искала.

– Узнаю старую Дженнифер, – усмехнулся парень.

– Не такая уж и старая. Слушай, рыжий, а ты то как поживаешь?

– Да ничего особенного, заочно учусь и работаю, как видишь. Родителям помогаю деньгами. С Роуз расстался год назад...

– Мне жаль...

– Ой, ладно тебе. У тебя душа сейчас ликует, давай, скажи своё, коронное.

– Я говорила, что любовь невечная. Ладно, не будем о грустном. Спасибо за кофе, мне уже пора. Сегодня иду с отцом на ужин к его партнеру.

– У партнера есть сын, да?

– Как ты догадался? – с удивлением спросила Дженни.

– Вижу отвращение в твоих глазах.

– Ладно, ты меня раскусил. Потом всё расскажу. Позвони мне часов в двенадцать, уже должна буду быть дома.

– Хорошо, удачи, одиночкам.

– Мы теперь в одной лодке, рыжий.

Когда Дженнифер вернулась домой, она увидела отца. Это очень её удивило, ведь он никогда так рано не возвращался.

– Пап? Ты чего так рано?

– Решил сегодня поработать дома. В шесть поедем к Уайтам, не забыла?

– Забудешь о таком, – она тяжело выдохнула. – Я посплю тогда немного, пока время есть.

– Хорошо, а я продолжу работу.

Алан закрылся в своей комнате и рухнул на кровать. Дженнифер не выходила из его головы с того момента, как они с отцом покинули дом Джона. Всю ночь парень просидел у окна, вспоминая каждую частичку её внешности. Тёмно-русые локоны, которые опрятно лежали на её плечах, серые глаза, в которых он готов был утонуть. Каждый её взмах руки был настолько изящен, что парень готов был принять её за принцессу. Её розовые губы, которые пленили его, талия, которая говорила о том, что девушка следит за собой.

«Ей всего восемнадцать, разве можно быть такой изящной в столь юном возрасте? Бог мой, она совсем ещё ребёнок! Но, этот ребенок крепко вцепился в мою душу. Как теперь вырвать её оттуда?».

Время пролетело очень быстро, Дженнифер даже и не поняла, что спала. Она быстро сходила в душ, накрасилась и оделась.

«В этот раз я не буду наряжаться, как принцесса средних веков. Довольно, я сыграла роль в первую встречу, но теперь пусть увидит истинную меня. И вообще, если бы не картина мамы, я бы туда не пошла!».

Она надела черные джинсы, топ того же цвета и рубашку. На ногах красовались новенькие кроссовки. Она посмотрела на себя в зеркало и перед глазами всплыл силуэт отца. Она поняла, что в первую очередь покажет неуважение к нему, а только потом, к семье Уайтов.

– Дочка, пора ехать, ты скоро? – послышался голос за дверью.

«Нужно переодеться».

– Ещё минуту, я почти готова! – крикнула девушка и принялась искать новый наряд. Выбор пал на голубое платье с белыми кружевами на поясе, средней длины. Она быстро переоделась и уже хотела идти, как заметила, что кроссовки никак не сочетаются с новым образом. Потратив ещё несколько секунд, Дженнифер нашла голубые босоножки и вышла к отцу.

– Готова.

– Бесподобно выглядишь. Едем.

– Спасибо, пап, – с улыбкой сказала девушка и вышла из дома.

Дженнифер взглянула на пролетающие мимо многоэтажки. Ей очень сильно хотелось исчезнуть из этого огромного города и насладиться одиночеством. Она понимала, что сейчас получит аттестат и нужно будет поступать в университет. Начинается новая, взрослая жизнь, которую так боится девушка. Дотронувшись до браслета, который подарила ей мама, она вспомнила их разговор.

– Дженнифер, когда ты закончишь школу, мы вместе подберём тебе подходящий университет. Я всегда буду рядом и поддержу тебя. На новом месте будет не легко, но ты справишься.

– Мы справимся, мам. Пока ты рядом, мне всё по плечу!

Из глаз выступили предательские слёзы. Девушка быстро стряхнула их и посмотрела на отца. Его глаза потеряли прежний блеск. Она не видела в нём того человека, которым он был раньше. Смерть Оливии сыграла большую и болезненную роль в жизни их семьи.

Из-за воспоминаний, девушка и не заметила, как они подъехали к дому Брайана Уайта. Красивый двухэтажный дом с балконом, сад усыпанный цветами, небольшой фонтан. В воздухе так и веяло атмосферой изящности и богатства.

Дженнифер остановилась у фонтана, когда Алан вышел из дома вместе с отцом. Он сразу заметил девушку, в отличии от неё.

– Здравствуй, Джон, – Брайан протянул руку для приветствия.

– Здравствуй, Брайан.

– Алан, мы с Джоном пока поработаем, а ты покажи Дженнифер наш дом. Позже, вас позовут к столу, – сказал Брайан и вошёл обратно в дом.

Алан несколько секунд просто любовался девушкой, но вскоре решил подойти ближе.

– Красивый, правда? – он встал за спиной своей гости.

– Напугал! – вскрикнула она и попятилась назад, оказавшись прямо у фонтана. Ещё немного, и она могла бы упасть в воду, но Алан предотвратил это. Он успел поймать девушку за руку и оттащить от воды.

– Решила искупаться? – усмехнулся он.

– Зачем подкрался со спины? Из-за тебя я чуть в воду не упала.

– Вообще-то, я тебя спас только что, могла и отблагодарить, – пафосно произнёс парень и направился в сторону сада.

– Отблагодарить... – прошептала девушка, стараясь повторить интонацию Алана.

– Я всё слышал, долго там стоять будешь?

– Иду я.

Парень показал девушке сад. Оказалось, что мама Алана, миссис Эмили Уайт обожает цветы, и этот сад уже много лет находится под её присмотром. Дженнифер искренне улыбалась, когда смотрела на растения. Она их очень любит.

– Как красиво, твоя мама чудесный человек.

– Ты сделала такие выводы посмотрев сад

– Да. Если бы она была плохим человеком, то и таких цветов тут бы не было. Они всё и всех чувствуют. Как думаешь, плохой человек уделял бы время растениям? Они бы просто не взошли, – Дженнифер вновь вспомнила слова мамы:

«Если ты не любишь что-то, лучше не берись. Ты будешь мучать и себя, и то, чем занимаешься. Ты не сможешь выучить иностранный язык, он не будет поддаваться тебе. Не вырастишь цветок, он не пропитается твоим теплом и не взойдет. Хорошо подумай, прежде чем за что-то браться. И помни, плохой человек не способен на что-то большее, чем любовь к самому себе».

– Ну, думаю, мама будет рада познакомиться с таким душевным человеком, как ты. Тем более, она ценит, когда хвалят её труд.

– Это всё, конечно, мило, но я пришла ради картины, – Дженнифер больше не намерена была продолжать эти разговоры о знакомстве с родителями. – Покажешь?

– Что-то случилось? Ты резко сменила тон. Где та дружелюбная Дженнифер? – он специально выводил её на эмоции. Парень прекрасно понимал, что девушка просто играет.

– Так, слушай, что ты знаешь о моём дружелюбие? Уже записал себя ко мне в друзья? Могу поспорить, напридумывал себе, Бог знает, что, да? Так вот, Алан Уайт, найдите себе другую цель. Знаю я вас, богатеньких мальчиков, – внезапно на Дженнифер нахлынула волна гнева. Она высказала всё в глаза парню и направилась к дому. Ей больше не хотелось оставаться с ним наедине.

Алан смотрел в спину девушке и улыбался. Его удивил нрав той, кого он считал ребенком.

«Этот ребёнок с характером оказался».

Домработница пригласила всех за стол. Джон и Брайан даже за ужином говорили о бизнесе. Алан же, не вникал в суть, хоть и является наследником семейного бизнеса. Эмили не было дома, что порадовало Дженнифер. Она не хотела заводить знакомство с матерью Алана, ведь, понимая, какой она прекрасный человек, боялась привязаться. Девушка ковырялась в еде, так ничего и не попробовав. Аппетит пропал сразу же после взгляда на парня, сидящего напротив. Дженнифер понимала, что такая злость на людей противоположного пола возникла не случайно. Так же, она понимала, что нельзя ненавидеть всех парней из-за одного, но ничего не могла поделать.

– Дженнифер, звонит директор, – сказал Джон и ответил на звонок. По разговору, девушка поняла, что речь идёт о чём-то серьёзном.

– Что случилось? – спросила она, когда отец отложил телефон на край стола.

– Извините нас, мы отойдем, – Джон взял дочь за руку и направился в другую комнату.

– Что случилось-то, отец? – Дженнифер испуганно посмотрела на Джона.

– Тебя не допустили до выпускного, – тихо сказал он.

– Что? Что значит, не допустили? Почему? Я же прекрасно сдала экзамен. У меня нет никаких долгов по учёбе! – она металась из угла в угол перебирая все мысли. – Знаю.

– Что знаешь?

Дженнифер рассказала отцу о случае с Бетти. О том, что влепила ей пощечину.

– Господи, Дженнифер, можно было обойтись без рукоприкладства?

– Она сама виновата. А, знаешь, плевать. Сдался мне этот выпускной. Заберу аттестат в любой другой день, делов-то! – она натянула улыбку, стараясь скрыть настоящие эмоции. Ей было обидно, она злилась на Бетти и директора, который пляшет под дудку дочери.

Они вернулись за стол, где их уже заждались. Брайан принялся расспрашивать Джона о том, что ввело его в такое состояние, а Алана и вовсе не было за столом. Чуть позже он вернулся и принёс с собой картину. Это был пейзаж, который его мама купила у Оливии. Море, закат, влюблённая пара. Пейзаж этот не обычный, ведь помимо красоты природы, Оливия показала красоту любви двух людей. По щеке девушки медленно покатилась слеза. Она искренне и непринужденно улыбнулась, Алан был первым человеком, который впервые за долгое время увидел эту улыбку.

– Мам, это такая красивая картина! – девочка захлопала в ладоши.

– Спасибо, Дже, – Оливия погладила дочь по голове и снова посмотрела на завершенную работу.

Алан смотрел на юную девушку, и сердце его замирало, когда из её глаз текли слёзы. Джон подошёл к дочери, погладил её по голове, как это делала Оливия и произнёс слова, которые ей не раз приходилось слышать:

– Она бы не хотела видеть твои слёзы, мы должны быть сильными.

«Быть сильными? Как гениально, отец. Хорошо, тогда, я готова признать, что я слабая. Слабачка! Но никому и никогда этого не покажу», – думала Дженнифер каждый раз, когда понимала, что её холодное, как она считала, сердце, начинает таять.

– Папа, мы можем поехать домой? Я устала, – она ещё раз взглянула на картину и направилась к выходу.

– Был рад принять вас в своём доме. Думаю, в следующий раз Эмили будет дома, и я вас познакомлю, – Брайан пожал руку Джону и посмотрел на Дженнифер. – Дженнифер, доброй ночи.

– Доброй, мистер Уайт, – сухо ответила девушка.

– Доброй ночи, – Алан хотел открыть для девушки дверь, но она опередила его. Не приняв добрый жест нового знакомого, она открыла дверь и вышла наружу. Всё, что оставалось Алану, это смотреть в спину уходящей «принцессе».

Глава 2.

Дженнифер отключила будильник на утро, он был бесполезен. Вход на выпускной для неё закрыт. Злость и обида переполняла девушку, она не могла избавиться от мыслей о дикой несправедливости. Так же, она понимала, одно слово её отцу, и он сделает всё в один миг. Тогда ей не то, что откроют вход, ещё и красную дорожку постелют. Но Дженнифер никогда не любила пользоваться властью отца, у которого были связи в любом уголке штатов.

«Я ведь не Бетти, чтоб бежать к папочке и просить решить мои проблемы».

Дженнифер спала младенческим сном, но внезапно проснулась, услышав шум за окном. Рядом с их домом припарковался новенький мерседес.

– Кого ещё нечистая принесла... – шипя от злости произнесла девушка и выглянула в окно. Из машины вышел Алан. – Точно, нечистая принесла.

Дженнифер рухнула на кровать и закрыла глаза, в надежде, что он приехал к отцу, и её беспокоить не будут. Но, увы, через считанные минуты в комнату девушки постучали. Это была Милли, самая молодая домработница в их доме. Когда-то Дженнифер нашла её на улице и, в прямом смысле, спасла от смерти. Девушка стала сиротой, и её выгнали на улицу. В детский дом никто о ней не сообщил, Милли осталась замерзать на улице. Дженнифер спасла её, привела в дом, но не в качестве слуги, она искренне хотела заботиться о ней, но Милли сама приняла решение, что будет у них работать. Одна из домработниц взяла Милли под опеку. Сейчас ей девятнадцать, она всего на два года старше Дженнифер. С их первой встречи, они достаточно хорошо сблизились. Мало общались, но их разговоры всегда были душевными.

– Дженнифер, мистер Смит зовёт тебя в гостиную. Приехал сын Брайана Уайта, – говорила Милли, не решаясь открыть дверь. Кто, как не работники дома, могли прекрасно знать характер Дженнифер и её настроение, когда кто-то не даёт ей выспаться.

– Пусть садится на свою метлу и летит обратно в избушку на курьих ножках, – прошептала она, затем закатила глаза и вышла из комнаты. Не приводя себя в порядок, шатенка спустилась вниз и вошла в гостиную. Алан и Джон сидели в креслах, но, когда увидели Дженнифер, поднялись.

– Дочка... – Джон всем своим видом дал понять, что Дженнифер поступила не верно, когда вышла к гостю в пижаме.

– Что, папа? Я в своём доме, поэтому не считаю чем-то постыдным выход в пижаме, – девушка бросила взгляд на Алана. – Если господина что-то не устраивает, вопросы к нему.

– Я оставлю вас наедине, – Джон покинул комнату.

– Вопросы, вообще-то, только к тебе. Почему ты до сих пор не одета?

– Что за бред ты несёшь? Я, разве, не одета? – она ухмыльнулась и покружилась на месте. – Чудная пижама, правда?

Чёрная кофточка с разбитыми сердцами была на несколько размеров больше, что можно было сказать и о штанах, с тем же принтом.

– Довольно милая. Сердечки, как бы сказать…

– Ой, всё, хватит. Что ты хотел? – она села на кресло, положила ногу на ногу и бросила холодный взгляд на парня, стоящего перед ней.

– Сейчас двенадцать часов дня, через три часа у тебя торжественное вручение аттестатов, затем дискотека в школе, а потом ночной клуб, я всё правильно понимаю? – он смотрел в телефон и перечислял план празднования выпускного, который Дженнифер придумала с классом.

– Неа, ошибочка вышла. Я не иду на выпускной. Меня не допустили.

– Вот сейчас ошибочка вышла. Ты идёшь на выпускной. И, если не поторопишься, ничего не успеешь, – с довольным лицом произнес парень и взглянул на часы.

– Что за приколы? Алан, мне не до шуток, проваливай.

– Как не стыдно говорить так с человеком, который спас твой выпускной. Разве ты, как все другие ученики, не ждала его все годы своего обучения? Такое событие бывает лишь раз в год.

– Не поняла, кого ты спас? – Дженнифер поднялась с кресла и сделала пару шагов на встречу Алану.

– Я всё уладил, иди собирайся. Директор понял, что совершил глупость. Когда будешь готова, выходи на улицу, я увезу тебя, – договорив последнюю фразу, парень поспешил к выходу.

Какое-то время Дженнифер не могла сойти с места. Слова Алана эхом проносились в её голове. Она не могла поверить, что он уладил ситуацию и, благодаря ему, её допустили до бала. Но, зачем ему это? Захотелось побыть героем?

«Мне и не сильно то хотелось попасть туда. Хотела бы – попросила бы отца всё утрясти. Но, раз уж всё наладилось, почему бы и не поехать?».

Спустя некоторое время Дженни вышла из дома и подошла к машине Алана. Парень потерял дар речи от удивления. Наряд его спутницы ни мог не вызвать подобных эмоций. Он ещё раз осмотрел её и не стал сдерживать смех.

– Принцесса, вы уверены, что подобрали подходящий наряд?

– Тебя что-то не устраивает? – девушка напротив него была уже совсем не той, кого он видел в их первую встречу. Та прилежная, скромная, нарядная девушка с хорошими манерами явно решила покинуть его, и подослала вместо себя дерзкую, прямолинейную, одетую в джинсы и топ хулиганку.

– Это ведь выпускной! Я надеялся увидеть тебя в платье, с чудесной причёской, – выражение лица парня говорили всё за него. Нет, он не разочаровался, такая Дженни нравилась ему ещё больше.

– Надейся. Ой, ладно, я пошутила. Платье привезут позже, я переоденусь в школе, – девушка хихикнула и села в машину.

Всю дорогу до школы они молчали. Алан изредка оборачивался на Дженнифер, но та лишь отводила взгляд. Парень видел что-то загадочно-манящее в этой юной даме. Он не мог перестать смотреть на неё, а её невзаимность лишь сильнее зажигало в нём желание.

Когда они прибыли к месту, Дженнифер без лишних слов вышла из машины и направилась в школу. Алан лишь усмехнулся и пошёл вслед за ней.

«Глупышка. Думала, что я лишь подвезти её хочу».

Идя по коридору, девушка почувствовала, что кто-то идёт за ней и обернулась. Её взгляд пал на губы парня, который всем своим видом показывал, что уходить не собирается. Дженнифер отвела взгляд.

– Снова ты отводишь взгляд. Я так сильно не нравлюсь тебе? – Алан сделал пару шагов ей навстречу.

– Чего ты хочешь? Зачем пошёл за мной?

– Дженнифер, разве ты не хочешь отблагодарить меня? Если бы не я, ты бы сидела сейчас дома.

– А я просила тебя об этом? Нет. Поэтому и благодарить не обязана.

– Как мне известно, у тебя нет пары на бал, верно?

– В яблочко, – девушка жестами изобразила выстрел из пистолета.

– Поздравляю, я тебе её нашёл, – Алан расправил руки для объятий, но так и не получил их. – Обидно, даже сейчас отблагодарить не хочешь.

– Чёрт с тобой, хочешь быть моим спутником в этот вечер, валяй.

– Ничего себе, я первый парень, который получил от тебя согласие, верно?

– Ты его не получал, но ты же не отстанешь? – она закатила глаза и сняла с плеч рюкзак.

– Ни за что, – на лице парня засеяла самодовольная улыбка.

– Ну вот, а я не в настроение спорить. Только запомни одно, мы не пара, это лишь образ на этот бал, понял меня?

– Ну, это как пойдёт, мисс.

– Придурок, – фыркнула Дженни и пошла в уборную.

Толпа девушек вышла до того, как Дженнифер открыла дверь. Одной из них была Бетти. Она остановилась и окинула взглядом «мисс одиночку».

– Какие люди, а кто пропустил тебя сюда? Отец ясно дал понять, что тебе здесь делать нечего.

– Твоим отцом способны управлять два фронта, моя дорогая. Это ты и мои люди. В этой битве мой фронт одержал победу, Бетти. Так что, уйди с моего пути, пока ещё можешь ходить.

– Не слишком ли ты остра на язык, Дженнифер Смит? – Бетти подошла ближе и подставила к шее Дженни пилочку для ногтей. Две девушки из их толпы схватили шатенку так, что она не могла пошевелиться.

– Ты совсем спятила?

– Хочешь, чтобы твоя жалкая жизнь закончилась прямо сейчас?

– У тебя очень милое оружие, дамочка, но его нужно изъять, – на пороге женской комнаты появился Алан. Он вырвал Дженнифер из цепких лап девушек и положил свою руку ей на талию.

– Всё в порядке, дорогая? – он смотрел в глаза Дженнифер, которые были всё такими же пустыми. Он не видел в них страх от глупого поступка Бетти. Не видел удивление от его поступка, не видел совсем ничего.

– Спасибо.

Бетти с отвращением смотрела на эту картину, и с грузом стыда ушла прочь. Остальные последовали за ней. Увидев, что группа девушек ушла, Дженнифер резко убрала руку Алана со своей талии и грозно посмотрела на него.

– Что это было?

– Тебя чуть не убили, а я оказался рядом.

– Ты издеваешься? Она бы и пальцем меня не тронула. Такие, как Бетти, только на словах смелые. Зачем ты сделал вид, что мы пара?

– Ты видела её глаза, она явно зависть поймала.

– Что ты о себе возомнил?

– Так, принцесса, хватит уже! Скажи спасибо, и я пойду в зал, буду ждать тебя там, – он отошёл к двери.

– А если не скажу? – она закатила глаза и принялась умывать лицо холодной водой.

– Тогда я никуда не пойду, останусь здесь.

– Что? Чепуха. Иди, мне нужно переодеваться.

– Ну, так вперёд. Я никуда не пойду.

– Алан, ты совсем с ума сошёл? Вошёл в женскую уборную, так ещё и уходить не намерен?

– Я сказал условие - ты не согласилась, моей вины нет.

– Я должна привести себя в порядок, уходи.

– Начинай, – Алан начал подходить ближе, но Дженни была непокорна. Выражение лица оставалось спокойным. Это начинало раздражать. Алан подошёл вплотную и дотронулся до её щеки.

– Руки убери! – Дженнифер оттолкнула парня с максимальной силой, но Алан был намного сильнее. Он вновь подошёл к ней и положил руки на талию.

– Ты сама не хочешь заканчивать это.

– Что за чушь? Убери свои руки и уходи! Ты пожалеешь, что прикоснулся ко мне.

– Ваше, Холодное Величество, с каждым разом удивляет меня сильнее и сильнее, – в этот раз Алан снова проиграл, он вышел из комнаты так и не получив своего.

«Он переходит все границы, я этого так не оставлю».

Локоны волос аккуратно легли на открытые плечи молодой девушки. Чёрное облегающее платье раскрывало все прелести её фигуры. Тонкая талия, широкие бедра, пышная грудь. Казалось, в этой прекрасной девушке нет никакого изъяна, но все, кто хорошо знал Дженнифер, говорили:

«Она как ужасная конфета: красивая обертка, но внутри горечь».

Характер, который она выработала в себе был тем, что так отталкивало людей от юной Дженни. Это нисколько не огорчало её. Она считала, что таким образом сможет себя защитить.

Девушка вошла в актовый зал и взгляды сразу были прикованы к ней. Взгляд Бетти и её подружек. Взгляды парней, даже тех, рядом с которыми стояли их дамы. Но лишь он не смотрел на неё. Алан стоял у столика с закусками и мило беседовал с Шайни. То, что он впервые не обратил на неё внимания, очень разозлило Дженнифер. Она не могла найти причину для этого, но чувствовала, что это её обижает.

– О, Божечки, Дженнифер, ты такая красивая! – Шайни, увидев подругу, подбежала к ней и крепко обняла.

– Спасибо, ты тоже прекрасно выглядишь. В общем, как и всегда.

– Спасибо, дорогая. Знакомься, это Алан, он пришёл сюда с подружкой, но она пока не подошла.

– Уже подошла, – он одарил Дженнифер улыбкой.

– Что? Где она?

– Я пришёл с Дженнифер.

– Не может быть! Почему ты мне ничего не сказала? – Шайни сделала вид, что обиделась.

– Шайни, это долгая история, не задавай мне никаких вопросов.

– И так всегда, вечные секреты. Я пойду к Дэвиду, он уже заждался меня. А с тобой мы ещё поговорим, подруга.

– Пока, Шайни, – Алан улыбнулся и тоже начал уходить.

– Куда собрался?

– А тебе то что? Ты же не хотела быть с партнером, вот я и ухожу.

– Серьёзно? То есть, сначала ты вывернул мне мозг наизнанку, а теперь решил уйти? Ты просто гений, Алан Уайт.

– Ты хочешь, чтобы я остался? – Алан взял её руку в свою и посмотрел ей прямо в глаза.

– Что за вопросы? – шатенка выдернула свою ладонь из рук парня.

– Дженнифер, ты хочешь, чтобы я остался?

– Хватит! – она отвела взгляд.

– Не отводи взгляд, – Алан обхватил лицо девушки своими ладонями и приблизился ближе. Расстояние между их губами уменьшалось всё быстрее.

– Не хочу, – проронила она и Алан отстранился.

– Теперь я должен уйти, верно?

– Абсолютно.

– А вот и нет. Никуда я не уйду. Думала, так просто избавишься от меня?

– Ты реально чокнутый.

Пришло время торжества. Все выпускники, родители и гости сели на свои места, которые были расписаны за несколько дней до выпускного. Даже о месте рядом с Дженнифер, Алан позаботился заранее. Учителя произносили прощальные слова своим детям, которые успели стать для них родными. Они отпускали их в новую жизнь. После педагогов, на сцену вышел директор. Он положил аттестаты на столик и взял микрофон.

– Дорогие ребята, я рад, что всё ещё имею права на вручение аттестатов нашим выпускникам. Я работаю директором не первый год, но каждая церемония для меня, как будто первая. Колени дрожат, горло пересыхает. Грустно прощаться с вами, вы все так выросли. Оставайтесь всегда собой, следуйте за мечтой, и не забывайте свою школу. Её двери всегда открыты для вас. И, наконец, я рад вручить аттестат девушке, которая стала гордостью нашей школы. На протяжении всех лет учёбы, она радовала нас своими успехами. Я приглашаю на сцену Дженнифер Смит.

В глазах девушки блеснула слеза, но годы тренировок и, воаля, снова пустой взгляд. Она поднялась на сцену и почувствовала легкое головокружение.

«Кого я пытаюсь обмануть? Я ведь так счастлива!».

Дженнифер расплылась в улыбке, что привело сидящих в зале в неловкий шок.

– Она умеет радоваться? – слышались слова из задних рядов.

Директор вручил девушке аттестат. Она смотрела на него с обидой, он и сам это знал.

– Поздравляю, Дженнифер. Я от лица всей школы желаю тебе успешного будущего. И все мы уверены, что таким оно и будет. Давайте ещё раз поаплодируем той, кто забрал самый высокий балл на SAT!

– Спасибо.

– Скажешь пару слов? – он передал ей микрофон.

– Я не успела написать речь, ведь совсем недавно вход на выпускной был закрыт для меня. Удивительно, верно?

– Дженнифер, – прошептал директор. Он не ожидал, что речь выпускницы начнётся с подобных слов.

– Ну что же, это не так важно. У меня есть, что сказать. Я благодарна вам, директор. Когда вы пришли к нам работать, наша школа стала развиваться. Вы открыли в ней второе дыхание. Продолжайте в том же духе, только, пожалуйста, следуйте своей дорогой, а не той, на которую вас ведёт ваша дочь.

– Дженнифер, достаточно, – директор раздраженно посмотрел на девушку, но та не собиралась останавливаться.

– Нет, дайте мне сказать, я не закончила. Папа, большое спасибо тебе. Ты был рядом, поддерживал меня в тяжелые времена. Спасибо, мама, – она подняла взгляд в потолок, – ты подарила мне прекрасное детство, я чувствую, что ты не покидаешь меня по сей день. Шайни, Стефан, спасибо вам, друзья. Удачи всем, – она начала спускаться со сцены, но резко вспомнила, что не отблагодарила ещё одного человека.

– Что такое, ты ещё что-то сказать хочешь?

– Да, позвольте, – она взяла микрофон из рук директора и начала искать глазами человека, для которого вернулась. – Я бы хотела сказать спасибо ещё одному человеку. Алан Уайт, спасибо. Если бы не ты, я бы не стояла сейчас здесь. Я знаю, что не благодарила тебя за многое, поэтому делаю это сейчас. Спасибо.

Дженнифер спустилась со сцены с трясущимися руками. Она чувствовала себя спокойно, когда стояла там, но подходя ближе к своему месту, лихорадка становилась сильнее.

– Дженнифер, ты умничка! Никто бы не осмелился сказать такое директору. Я тебя обожаю. А когда ты назвала моё имя, я вообще прослезилась.

– Шайни, я за все годы нашего общения ничего такого тебе не говорила, прости. Просто знай, я дорожу тобой.

– Дорогая, я знаю. Я знаю твой характер, хоть ты и не показываешь, что дорожишь человеком, это всё равно чувствуется.

– Я люблю тебя, Шайни, – впервые из уст Дженнифер были слышны слова о любви. Она и сама не ожидала такого, но ни капли не пожалела о сказанном.

– Я тоже люблю тебя, Дженни, – подруги обнялись, а затем сели на свои места.

– Как мило! Я этого точно не ожидал, – произнёс Алан, выражая эмоции от услышанного.

– Что, думал, что я вообще бесчувственная?

– Я о словах на сцене.

– А, это. Ну ты же вечно требуешь от меня благодарность, вот, вернула долг. Не заставляй меня пожалеть об этом, умолкни.

Аттестаты вручены, слёзы высохли, родители ушли по домам. Пришло время начать выпускной бал. Дженнифер подошла к окну и посмотрела на звёзды, они всегда манили её своей красотой и загадочностью.

– Луна красива, как никогда, – произнес знакомый голос.

– Если ты пытаешься таким образом пофлиртовать со мной, то зря, Алан. Меня этим не возьмёшь, – Дженнифер закатила глаза и повернулась к собеседнику.

– Тогда, чем же можно привлечь твоё внимание?

– Ничем. Не утруждайся, – девушка увидела Шайни в компании с Дэвидом. – Ты только посмотри, у них есть все шансы стать королём и королевой бала. Я, конечно, терпеть не могу этого Дэвида, но я буду рада, если Шайни повеселиться.

– А что он тебе сделал? – поинтересовался Алан.

– Он ничтожество. Пользуется девушками для личных потех, а потом бросает их. Если бы не уговоры Шайни, я бы не позволила ей пойти с ним.

– Дженнифер, но это её выбор. Ты, в любом случае, не можешь решать за неё, – совершенно спокойно произнес парень.

– Знаю.

– А ты не хотела бы стать королевой бала? – с загадочной улыбкой спросил Алан и протянул ей руку.

– Ты предлагаешь стать моим партнером?

– Я с самого начала им был, – парень взял Дженнифер за руку и повёл в середину зала.

Громкая музыка, запах алкоголя, который смог пронести кто-то из выпускников. Вечер стал набирать новые обороты, когда Алан положил свои руки на талию Дженнифер и закружил её в вальсе. Поначалу, девушка не понимала, от куда у него столько дерзости и неуважения к ней, но вскоре отпустила мысли и погрузилась в танец. Ещё совсем недавно любой мог бы получить хорошую пощечину из-за такого поведения, но сегодня Дженнифер хотела отдохнуть. Отдохнуть по-настоящему, без поддельных эмоций. Ей нравилось, как он кружил её, нравилось, как сжимал её руку в своей. Даже эта противная ухмылка на его лице, стала чем-то манящим и до боли привлекательным.

– Ты прекрасна танцуешь, Дженнифер, – Алан чуть наклонился и произнёс эти слова на ухо своей спутнице.

– Могу тоже самое сказать и о тебе, – с улыбкой произнесла девушка.

– Но не скажешь?

– Ни в коем случае, – и вновь хитрая улыбка.

Шло время. Одна песня сменяла другую, но никто даже виду не подавал, что чувствует усталость. Дженнифер уже без всякого стеснения и отстраненности беседовала с Аланом. Он был счастлив такому исходу, ведь, честно говоря, был уверен, что Дженнифер так и будет держаться с ним холодно и отчужденно. Шайни частенько посматривала в сторону подруги и её партнёра, она и сама того не скрывая, очень хотела, чтобы из них получилась пара. Дэвид, чьё предложение Шайни приняла без обдумий, не на секунду от неё не отходил. Всей школе было известно о популярности Дэвида среди девушек, поэтому, в этот вечер все думали, что Шайни – просто новая жертва в руках этого человека. Но сам парень чувствовал неподдельное влечение и симпатию к юной девушке.

Как бы прекрасно не было мгновение, оно, в конце концов, должно закончиться. Музыка стала тише, на сцену поднялась молодая девушка, ведущая бала. В её руках Алан разглядел маленький конверт с бантиком.

– Кажется, сейчас объявят короля и королеву.

– Да. Помнишь, того парня, он собирал бумажки с именами. Чьи имена ты написал? – с интересом спросила Дженнифер.

– А ты?

– Вопросом на вопрос, – вздохнула она и ответила. – Конечно же, Шайни и Дэвида.

– И я, – с прежней, присущей лишь этому парню ухмылкой, ответил он.

Все подошли ближе к сцене, оценивающе глядя на трон короля и королевы. Каждая девушка мечтает, чтобы то место, стало её, а их спутники, увы, должны сделать для этого всё и занять место короля.

– И так, дорогие мои, все мы ждали именно этого момента. Через считанные мгновения мы с вами узнаем, кто же стал нашими королём и королевой! – девушка начала разворачивать конверт. – О, думаю, это самый неожиданный исход событий на нашем вечере. Внимание! Королём и королевой становятся... – и тут пауза, как всегда бывает в такие моменты. – Становятся... Алан Уайт и Дженнифер Смит!

Тяжёлое молчание повисло в роскошном зале, и лишь только радостный взвизг Шайни вернул всех на Землю. Она не скрывала того, что самая первая кинула бумажку с их именами в коробку. Девушки, которые мечтали оказаться на месте королевы, не сдерживали эмоции: они кричали, плакали, уходили из зала. Но Дженнифер будто бы и не расслышала, что стала королевой. Она стояла на месте и смотрела на трон.

– Что она только что сказала, повтори, – обратилась она к Алану, а он лишь приподняла уголки губ, взял её за руку и повёл на сцену.

Ведущая надела на их голову короны и усадили на трон. Алан держал руку Дженнифер в своей, а она и не была против. Удивление читалось на её лице, которое слегка покрылось румянцем.

– Не понимаю, я королева?

– Дженнифер, ты не перестаёшь удивлять меня. Да, я король, а ты, моя королева.

Она резко повернула голову и хотела было возразить, но лишь смущенно улыбнулась и посмотрела вокруг. Девушки с завистью приковали к ней свой взгляд, а парни старались успокоить их. Шайни стояла с лучезарной улыбкой, а Дэвид, не отрывал с неё глаз.

– Алан, – она положила свою руку поверх его.

– Что, моя королева?

– Спасибо.

– Я ничего не сделал. Спасибо тем, кто голосовал за нас.

– Если бы не ты, я бы сидела дома, не пришла бы на бал, не танцевала бы этот чудесный вальс, и никто бы не голосовал за меня. Спасибо тебе.

– Всё для тебя.

Для кого-то вечер подошёл к концу, а для кого-то всё только начиналось. Обиженные девушки расходились по домам, а ребята, у которых кровь только закипала, сели по машинам и поехали в клуб.

– Ты поедешь? – спросил Алан, обращаясь к Дженнифер.

– Без вопросов! Конечно, поеду, – её глаза искрились, а губы расплывались в улыбке.

– Хорошо. Твоим друзьям помощь не нужна? – он указал на Шайни и Дэвида.

– Шайни, что у вас случилось? – Дженнифер окинула Дэвида оценивающим взглядом, но он всё ещё казался ей ужасным человеком.

– У Дэва сломалась машина. Мы хотим вызвать такси.

– Зачем? Давайте мы с Аланом возьмём вас с собой? Ты же не против? – она состроила милое личико и хлопая глазками посмотрела на парня, которого ещё недавно презирала.

– Не против, если ты просишь.

– Ну и замечательно. Чур, моё место спереди.

– Безусловно, – посмеялась Шайни.

Девушка была потрясена, что её подруга, которая всё время проводила дома за книгами, решилась поехать в клуб, да ещё и в сопровождении парня.

Около двадцати минут они провели в дороге, Дженнифер успела даже заскучать, но, когда машина остановилась, улыбка, вновь, засияла на её личике. Дэвид помог Шайни выйти из машины, и они направились в клуб, оставив Алана и Дженнифер наедине.

– Не хочешь войти внутрь?

– Нет, давай немного постоим тут. Смотри, какие звёзды, – она указала пальцем в небо. – Погода сегодня чудесная, так тепло.

– Да, сегодня, действительно, чудесный день, – парень дотронулся до её руки. – У тебя руки холодные, пошли внутрь.

– Зануда, пошли.

Громкая музыка сразу же начала оглушать девушку, запах алкоголя пропитывался в одежду. Дженнифер на мгновение остановилась и начала сомневаться в том, что сможет отдохнуть в таком месте, но Алан взял её за руку и одарил мягкой улыбкой.

– Всё будет хорошо. Просто скажи, когда захочешь уйти.

– Хорошо, – тихо ответила девушка и направилась вслед за парнем.

Шайни и Дэвид растворились в толпе, они полностью отдались ритму музыки и отдыхали. Музыка играла слишком громко и давила на уши только первые минуты, в скором времени Дженнифер привыкла к этой громкости. Живот предательски заболел, с утра она не съела ни крошки.

«Пить я не планировала, а сейчас точно знаю, что не буду. Кто пьёт на голодный желудок?» – подумала она.

– Постой здесь, никуда не уходи, я скоро вернусь, – сказал Алан и оставил девушку одну.

Дженнифер села за столик у стены и посмотрела в телефон. Ни одного пропущенного от отца. Девушка чувствовала, что становится взрослой и ей стало грустно. Раньше отец звонил ей каждые полчаса. Пытаясь успокоить приступ грусти, Дженнифер подумала, что он не звонит, потому что не хочет её отвлекать. Сегодня её выпускной, так пусть она отдохнет на славу.

Алан стоял у барной стойки, дожидаясь, пока бармен отдаст ему заказ, когда получил смс от Дженнифер:

«Алан, скорее, тут странный тип».

Так и не забрав коктейли, парень со всех ног побежал к тому месту, где Дженнифер должна была ждать его, но там её не оказалось. Он набрал номер девушки, тщетно. Она не брала трубку, не отвечала на сообщения, её нигде не было. Алан начал не на шутку беспокоиться. Он увидел Шайни и подбежал к ней.

– Шайни, ты не видела Дженнифер? – спросил он тревожным тоном.

– Нет, она ведь была с тобой. Что случилось?

– Нет, ничего, прости. Веселитесь, ребята, – он слегка похлопал Дэвида по плечу и ушёл.

С каждой минутой паника охватывала парня всё сильнее, он выбежал на улицу и истерически усмехнулся.

– Не знала, что у твоих ухмылок есть разновидность, – сказала Дженнифер. Девушка стояла у тротуара в целости и сохранности.

– Это по-твоему смешно? – он начал кричать. – Я искал тебя по всему клубу, а ты стоишь здесь. Ты нормальная? Что за сообщение ты мне написала?

– Да не кричи ты так. Да, я написала тебе сообщение. Там, правда, стоял странный парень, и я решила выйти на улицу. В чём проблема? – Дженнифер не ожидала от парня такой бурной реакции и даже испугалась, когда он начал кричать.

– Я звонил тебе, ты не взяла трубку. Как думаешь, какие мысли были в моей голове?

– Прости, он на беззвучном режиме, я не подумала, что ты так отреагируешь, – девушка виновато опустила глаза.

– Глупая, – Алан подошёл ближе и обнял Дженнифер. – Поехали, хватит на сегодня дискотек.

Он отстранился от девушки и пошёл к машине. Дженнифер ещё какое-то мгновение стояла на месте. Её позабавило, как сильно Алан переживал за неё. Тщетно стараясь изобразить его коронную ухмылку, девушка вдохнула прохладный ветер и села в машину.

Ей было всё равно куда Алан везёт её. Он ничего не рассказывал о том, куда держит путь, а она и не спрашивала. Предательски заболела голова. Девушка откинула голову на спинку сидения и закрыла глаза. Она уснула.

Алан остановил машину у большого деревянного дома на окраине города. По всей округе не было больше домов, кроме этого. Он повернул голову на Дженнифер, которая крепко спала в крайне неудобной позе. Парень вылез из машины, открыл дверь со стороны сидения Дженнифер и осторожно поднял её на руки. Это было настолько осторожно, что она даже не пошевелилась. Этим вечером она слишком устала, поэтому спала крепким, невинным сном. Алан уложил её в постель, погасил свет и вышел на улицу. Впервые за многие дни он вновь взял в руки сигарету. Медленно выдыхая дым, парень набрал номер Шайни.

– Алло, – на той стороне телефона послышался мягкий голос девушки.

– Шайни, я могу тебя кое о чем попросить?

– О, Алан, это ты? Да, конечно.

– Дженнифер сейчас у меня, она спит. Можешь сказать её отцу, что она будет ночевать у тебя? Будет слишком странно, если я скажу ему, что его дочь осталась у меня.

– Да, без проблем, скажу, – с плохо скрываемой радостью сказала девушка.

– Спасибо.

Глава 3.

Утро. Дженнифер открыла глаза и со страхом начала оглядываться по сторонам. Она не сразу вспомнила, что произошло ночью, но вскоре осознала, что находится у Алана. Девушка медленно поднялась с кровати и пошла искать душ.

Холодная вода быстро помогла ей проснуться. Она надела платье, ведь никакой другой одежды у неё не было с собой. Спускаясь вниз по лестнице, девушка услышала голоса, которые доносились с гостиной.

– Я, конечно, рад, что вы так сблизились, но обман – дело нехорошее, – Дженнифер сразу узнала этот голос.

– Отец? Что ты здесь делаешь?

– Дженнифер, это я должен у тебя спросить, что ты здесь делаешь? Шайни сказала мне, что ты осталась у неё, утром я заехал к ней, чтобы забрать тебя, тогда уж она не смогла придумать отговорку.

– Прости, пап, я должна была сообщить тебе о своём местонахождении, – она опустила глаза.

– Это я виноват, извините, – сказал Алан, подойдя ближе к отцу Дженнифер и протянул ему руку.

– Ладно, я всё понимаю, дело ваше. Просто, в следующий раз, ставь меня в известность хотя бы о том, что с тобой всё хорошо.

– Хорошо, – тихо произнесла Дженнифер.

Когда Джон уехал, Алан сел на диван и усмехнулся.

– Тебе смешно? Что он подумал, а? Что у нас роман? Господи, как теперь мне смотреть ему в глаза, он ведь не поверит, что между нами ничего нет, что ты натворил?

– Я натворил? – не переставая смеяться, спросил Алан. – Ты и не сопротивлялась, когда я вёз тебя сюда. Когда мы приехали, ты уснула. Я отнёс тебя в комнату, будь уверена, за всю ночь я ни разу не зашёл к тебе. О каком романе ты говоришь? Да и мы не маленькие дети, чтобы сейчас сидеть и смущаться.

– Правду знаем только мы, отец и слушать ничего не будет. Сто процентов, сейчас он поехал к твоему, чтобы обсудить это, – Дженнифер села на ступеньку и закрыла лицо руками. Когда она начала тихо всхлипывать, Алан понял, что она плачет.

– Ну, ты чего? Ничего же плохого не произошло. Или тебе так плохо от мысли, что нас могут посчитать парой?

– Иди к чёрту! – Дженнифер вскочила с места и поспешила на улицу. Она шла быстро и уверенно, хотя совершенно не знала, куда идти. Раньше она не была в этом месте.

– Ты не сможешь добраться до города сама, – кричал ей в след Алан, но она не слушала.

Девушка шла по пустой дороге, окружённой, по сторонам, лесом. Ни одной живой души. По спине пробегали мурашки, дыхание участилось, когда она услышала звук машины. Столько мыслей разом образовалось в её голове. Молодая девушка идёт по пустой дороге в красивом платье, совсем одна. Нет никаких гарантий, что какой-нибудь отвратительный тип не остановится, и не затащит её в свою машину. Вдох. Машина проехала мимо. Выдох. Дженнифер ускорила шаг, но через некоторое время остановилась. Она вдруг вспомнила, что забыла телефон в доме Алана. Возвращаться она не хотела, поэтому продолжила свой путь. Она понятия не имела, правильно ли идёт, но другого выхода не было. Что за человек этот Алан? Как теперь она будет смотреть в глаза отцу, который думает, что она влюблена в этого хама, в это ничтожество, он даже не пытается быть джентльменом рядом с ней, как делают это другие парни. Конечно, двадцать первый век, это уже не удивительно, но Дженнифер бесилась из-за этого. Его эмоциональные качели выводили её из себя. День – он ведёт себя, как хулиган. Второй – заботится о ней. Странный человек, но он, всё же, вызывает у Дженнифер эмоции. Такие, которые никто другой не вызывал.

Снова послышался звук приближающегося авто. У Дженнифер промелькнула мысль, что было бы очень кстати, если бы это был Алан. Она надеялась, что он всё-таки поедет за ней и посадит в свою машину, попросит прощения и отвезёт домой. Она обернулась. Увы, машина не было похожа на ту, которая принадлежит Алану.

– Ну и чёрт с ним, ненавижу, – сказала Дженнифер, изображая его мимику.

К её несчастью, эта машина не проехала мимо, она остановилась.

– Какая красавица, а одна. Надо исправить, – сказал парень, опустив окно своего черного Форда.

– Отношение к девушкам исправь, потом поговорим, – характер Дженнифер не позволил бы ей промолчать, поэтому она нахамила этому незнакомцу, о чём вскоре пожалела.

– С характером, – прошипел он. – Мне такие нравятся.

– Слушай, езжай куда ехал, чего пристал? – Дженнифер остановилась и посмотрела на него.

– Давай подвезу, о плате договоримся, – с противным выражением лицо произнес парень.

По телу девушки пробежал холодок. Она догадывалась, какие грязные мысли находились у того парня в голове. Становилось не по себе. Когда парень отвёл взгляд, Дженнифер свернула с дороги и побежала в лес. Она бежала так быстро, что ноги начали болеть почти сразу же. Парень, когда увидел, что она убегает, выскочил из машины и рванул вслед за своей новой жертвой. Дженнифер, хоть и бежала быстро, но была намного медленнее парня.

В это время мимо проезжал чёрный мерс. Это был Алан. Он долго думал, ехать ли за психованной знакомой, или же дать ей шанс прогуляться. Но, в конце концов, решил, что не может сидеть спокойно дома, пока она одна идёт по этой, забытой Богом, трассе. Он увидел на обочине машину и сразу понял, что что-то здесь не чисто. Припарковав свой мерс рядом со стареньким Фордом, Алан убедился, что в машине никого нет. Трава была примята, тогда он всё понял и побежал по тропинке, которую протоптали Дженнифер и тот парень.

Жадно хватая ртом кислород, Дженнифер поймала себя на мысли, что сейчас её жизнь висит на волоске. Даже если он не убьёт её, получив своё, она сама наложит на себя руки, чем будет жить с воспоминаниями об этом страшном моменте. Чувствуя, что сил уже совсем не осталось, она остановилась. Шатенка смахнула слёзы с лица, закрыла глаза и легла на землю. Ей казалось, что она оторвалась от того противного человека, но вскоре вновь услышала, как кто-то приближается. Не открывая глаза, она произнесла:

– Всё, больше не могу. Делай, что хочешь, тебе это, всё равно, с рук не сойдёт. Будешь гореть в Аду, – она плакала, но глаза не открывала. Не хотела встретиться взглядом с тем, кто горел желанием надругаться над ней.

Чтобы скрыть слёзы, Дженнифер закрыла лицо руками. Вскоре она почувствовала, что его руки осторожно притягивают её в объятия. Так нежно и аккуратно, стараясь не напугать и не сделать больно. Это очень удивило девушку, она открыла глаза.

– Алан? – прямо перед ней, держа в своих объятиях, ей в глаза смотрел Алан.

– Это я, не бойся, всё хорошо, – он прижал её к себе чуть сильнее, стараясь показать этим, что она в безопасности.

До машины они шли молча. Алан не сводил глаз с Дженнифер, стараясь оценить её состояние. Девушку трясло, она плакала, но старалась держать себя в руках. Парень чувствовал себя виноватым, что не остановил её, дал ей уйти одной.

– Как ты? – только и смог спросить Алан, когда усадил Дженни в машину.

– Всё нормально, – солгала она.

– Прости меня, я не должен был отпускать тебя.

– Никто не знал, что так получится. Всё нормально, сказала же. Отвези меня домой.

Всю дорогу Алан старался разговорить Дженнифер. Включал музыку, но она сидела молча и всё время смотрела в окно. Обиды на Алана у неё не было, вьюга не бушевала внутри. Пустота. Только она.

Подъезжая, Алан остановил машину в нескольких метрах от дома.

– Дженнифер, ты в порядке? – спросил он, и положил свою руку на её.

– Руки, – крикнула девушка и вышла из машины. – Не трогай меня, никогда, слышишь! Просто уходи.

– Дженнифер, успокойся, давай поговорим.

– Нам не о чем говорить. Спас меня, спасибо, но теперь уходи. Алан, убирайся!

Проводив её взглядом, Алан сел в машину и ударил руками руль. Он нервничал, винил себя в том, что произошло. Парень решил, что любым способом должен добиться прощения Дженнифер.

– Алло, – услышал он тихий голосок на той стороне телефона.

– Тина, мне нужна твоя помощь.

– Я к твоим услугам, что случилось?

– Нужно устроить выставку картин, можешь устроить?

– Без проблем. Жду подробную информацию.

– Встретимся сегодня у меня. В десять, – быстро приговорил Алан и сбросил звонок.

Дженнифер лежала на диване и смотрела в потолок. Когда-то, она вместе с мамой, повесили туда постер со звездами.

«Мам, давай повесим это на потолок? – маленькая девочка держала в руках постер с ночным небом и улыбалась.

– Прекрасная идея, Дже, – женщина взяла в руки постер и скотч. Пара минут, и над кроватью маленькой Дженнифер закрасовалось звездное небо».

– Как же мне хочется вернуться в то время, когда ты была рядом, – Дженни перевела взгляд на фото матери, которое девушка повесила на стену после смерти Оливии.

Чтобы хоть как-то отвлечь себя от дурных мыслей, девушка написала Стефану, затем отправилась в ванную, привела себя в порядок и поехала в кафе. Ответ от Стефана не приходил, Дженнифер подумала, что он просто занят работой, поэтому решила приехать без предупреждения.

Когда она вошла в кафе, то сразу же приметила девушку, стоящую у стойки и мило беседующую со Стефаном.

«Ну и дела», – подумала она. – «Подойти или лучше не мешать?» ...

Заметив, что они беспрерывно разговаривают друг с другом с таким огромным интересом, Дженнифер вышла на улицу. Недалеко от кафе находится парк, туда она и отправилась.

Прошло двадцать минут с того момента, как девушка вышла из кафе. Возвращаться она не спешила. На телефон пришло сообщение:

«Привет! Может, увидимся сегодня? Хочу кое-что рассказать».

«Вот же, значит вспоминает обо мне тогда, когда хочет девушек обсудить. Даже на моё сообщение не ответил», – с долей обиды подумала девушка, но, вскоре, поднялась со скамейки и пошла обратно в кафе.

Стефан, увидев на входе подругу, расплылся в улыбке. Посетителей почти не осталось, время близилось к закрытию заведения. Обслужив последнего посетителя, он подошёл к столику, за которым сидела Дженни.

– Здравствуйте! Будьте добры, мне порцию друга, который замечает своих друзей даже тогда, когда его взгляд прикован к смазливой блондинке. И один латте.

– Ты нас видела? – смущенно спросил парень, когда понял смысл слов Дженнифер.

– Трудно было не заметить, – она улыбнулась и встала из-за стола. – Я скучала, дай хоть, обниму.

– Валяй, – Стефан подошёл ближе и обнял подругу максимально сильно.

– Задушить решил, чтобы со своей блондиночкой жить спокойно?

– Перестань. Сейчас принесу твой латте и поговорим.

Через считанные минуты они сидели напротив друг друга.

– Рассказывай, кто она? – спросила Дженнифер отпивая напиток.

– Её зовут Хлоя. Мы познакомились в интернете и решили встретиться. Я пригласил её сюда, чтобы она увидела, что является частью всей моей жизни. Это кафе – моя душа. Ты и сама знаешь это, не хуже меня, – Стефан мягко улыбнулся.

– Знаю. Ну и как она тебе? – не успокаивалась подруга.

– Не думал, что смогу так скоро это сказать, но, кажется, я влюбился.

– Стеф, я, конечно, всегда на твоей стороне, но послушай, что я скажу. Тебе уже двадцать, а ты до сих пор такой наивный. Сколько ты её знаешь? Всего-то ничего. А уже говоришь о любви. Это, возможно, симпатия, но не любовь. Нельзя так быстро понять, что влюбился. Люди часто путают любовь с симпатией. Тебе нужно хорошо её узнать, понять, какая она, что из себя представляет, подходите ли вы друг другу. Только после совместного времяпровождение люди понимают, что они значат в жизни друг друга, и только потом приходит любовь. Сейчас, она просто понравилась тебе. Первое впечатление многое значит, надеюсь, оно не обманчиво. Будь внимателен, не ошибись. Я переживаю за тебя, не держи на меня зла, из-за сказанного, – Дженни похлопала друга по плечу.

– Знаешь, а ведь ты права. Откуда сейчас взяться любви? Нас ничто не связывает. Посиди тут, я сейчас вернусь, – Стефан быстро встал из-за стола и куда-то направился.

Дженнифер посмотрела на телефон, когда он отыграл мелодию рингтона. Ей пришло сообщение от Алана. Поначалу, девушка не хотела открывать его, но очень скоро сдалась.

«Дженнифер, я чувствую себя очень виноватым. И исправить это можешь только ты. Если ты не злишься на меня, то приходи завтра в 15:00 ко мне домой. Тогда я сразу пойму, что ты не в обиде. Но, если не придёшь, я всё пойму. Буду ждать тебя, принцесса!».

Она не успела обдумать сообщение, ведь увидела, что к столику приближается Стефан.

«Подумаю об этом потом» – пронеслось в голове девушки. Слишком сильно ей приелась эта фраза из её любимого романа «Унесённые ветром».

– А вот и я, – Стефан сел напротив подруги, пряча что-то за спиной.

– Что это у тебя там? – с неподдельным интересом спросила Джен.

– Смотри, – он протянул руки, в которых держал маленькую коробочку. – Это тебе, открой её.

Дженнифер послушно приняла подарок от друга и начала открывать коробочку. Внутри оказалась подвеска. Знак бесконечности, который так нравится девушке.

– Это в знак моей бесконечной благодарности и любви к тебе, солнышко, – друг, не отрывая глаз, смотрел на девушку.

– Стеф, она прекрасна, спасибо большое! – впервые за долгое время, девушка была не в силах справиться со своими эмоциями, да и зачем? Стефан всегда видел её насквозь. Да, и скрывать что-то от него, она вовсе не хотела.

– Знал, что тебе понравится, – самодовольно произнес он.

– Я люблю тебя, Стеф! – никогда она не говорила ему этих слов, сейчас самое время.

Глава 4.

Пустая улица, густой туман, который сгущается всё сильнее, наводили на девушку страх. Она старалась позвать на помощь, но слова не выходили из её рта. Тело словно отказалось подчиняться ей. В какой-то миг она увидела силуэт парня, он смотрел на неё.

– Кто ты? Помоги мне!

Тишина.

– Пожалуйста! Я не понимаю, что происходит, помоги!

Тишина.

– Ну же! Алан, помоги! – Алан? Она сказала Алан?...

Дженнифер резко встала с постели. Сон, который она увидела испугал её.

«Почему я звала его? Это он стоял и смотрел на меня, пока я тонула в этом тумане? Нужно подумать над его сообщением».

В целом, девушка не чувствовала злости или обиды на Алана, но что-то в её душе точно зарождалась к нему. Только, что? Сама Дженнифер не понимала этого. Даже не могла решить какие это чувства: отрицательные или положительные. В голове всплывали воспоминания с выпускного бала. Как он лихо кружил её по залу! Как уложил спать. Как спас. Что-то теплое всё же было в её воспоминаниях. Но это «тёплое» сразу исчезало, когда Дженнифер вспоминала прошлое.

У неё никогда не было серьёзных отношений. Но это не значит, что она никогда не любила. В восьмом классе средней школы, Дженнифер влюбилась в мальчика из параллельного класса. Тот случай, когда влюбляешься в «красавчика школы», по которому сохнут все девчонки. Вроде, на первый взгляд, обычный парень, который ничем не отличается от других. Она же, смогла разглядеть в нём чертовскую привлекательность, хороший ум и воспитанность. Как говорится, кто захочет, тот найдёт, даже если таких качеств и вовсе нет в этом человеке.

Дженнифер влюбилась по уши. Каждый день, на протяжении долгого периода времени, все её мысли были о нём. Как же она презирает себя, когда вспоминает о прошлом. Сейчас она косо смотрит на тех, кто с головой ныряет в любовь, но раньше была точно такой же.

Нэйтан, так звали её возлюбленного, был типичным новеньким, который сразу стал душой всех компаний. Парни звали его с собой на тусовки, а девушки искали момент, чтобы побыть с ним наедине. Дженнифер же, никогда не была в компаниях, не общалась почти ни с кем в своей школе и была погружена в занятия. Нэйт не сразу привлек внимание Дженни, но в скором времени, она, как говорится, положила на него глаз. Девушка вовсе не хотела этого, но разве мы можем управлять своими чувствами? Разумеется, можем. Но этому нужно долго учиться. Дженнифер поддалась чувствам, которые стали для неё чем-то новым. Она считала это чем-то забавным, когда при взгляде на него её сердцебиение учащалось, ноги подкашивались, а горло пересыхало. «Слабость» – говорит она себе сейчас.

Спустя год молчания Дженнифер приняла решение, что больше не хочет скрывать свои чувства. Она решила признаться Нэйтану. Страх завладел ею, но не остановил. Было очень нечестно держать в себе все эти чувства и мучиться, когда он ходил такой веселый.

«Я всё ему расскажу. Я должна».

Встретив парня после школы, Дженнифер успела пожалеть о том, что задумала.

– Привет, – проронил парень, подходя ближе к девушке. Она заметила на его лице улыбку и выдохнула.

«Сейчас или никогда».

– Привет. У тебя есть минутка? Я должна кое-что сказать, – довольно спокойно произнесла Дженнифер.

– Да, говори.

– Слушай, только пусть это останется между нами, – девушка сделала максимальный вдох, а затем выдохнула. – Нэйт, ты мне нравишься. Знаю, что мы редко с тобой общались, но так уж вышло. Я бы, с радостью, промолчала о своих чувствах, но, понимаешь, бывает так, что молчать уже просто нет сил.

Какое-то время он смотрел ей в глаза, а она не могла понять, что значит этот взгляд. Да, что скрывать, она никогда не могла понять, что скрывается за его мимолетными взглядами на неё.

– Так, Дженни, ты, конечно, очень привлекательная, умная девушка, но я не хочу отношений. Ты прекрасный человек, я успел это понять за нашими краткими разговорами, но, прости, таков весь я. Мне не нужны отношения, я не хочу быть разбитым после того, как привяжусь к человеку, – он говорил это довольно искренне, как казалось Дженнифер.

– Да, я всё понимаю. Я и не рассчитывала на что-то, просто хотела, чтоб ты знал. Надоело держать в себе, – девушка мягко улыбнулась и хотела было уйти, но Нэйтан остановил её.

– Слушай, я тут подумал... Мы можем попробовать. Ты нравишься мне, как друг. Может, у нас что-нибудь получится...

После этих слов шатенка начала сомневаться в том, что ей, действительно, нужны отношения. Слова «давай попробуем» звучали слишком подозрительно и не внушали ничего хорошего. Тем более, минуту назад он сказал, что отношения ему не нужны.

– Ты уверен?

– Да, – он приобнял девушку и тут же с ней попрощался, ведь уже опаздывал на секцию по баскетболу.

Шло время, но после откровенного разговора, Дженнифер и Нэйтан никогда не оставались наедине. Он избегал встречи с глазу на глаз. Они встречались либо в компании его друзей, что не очень нравилось Дженни, либо вообще никак. Единственным спасением для чувств девушки были телефонные разговоры по ночам. Каждый вечер парень звонил ей в одно и то же время, и они могли болтать обо всём подряд. В большей степени всегда говорила она, а Нэйт слушал. Тогда ей казалось, что парень просто любит, когда она делится с ним всем, что у неё случилось. Но чуть позже девушка начала догадываться, что парень откладывает телефон, когда она начинает свои длинные монологи.

Спустя неделю подобных разговоров, Нэйтан стал звонить намного реже, а ещё чуть позднее, совсем перестал. Дженнифер списывала это на его усталость. Подготовка к чемпионату, проблемы с учёбой и многое другое, что она считала хорошим оправданием.

– Может, погуляем сегодня? – спросила она как-то раз, когда всё же смогла, хоть на минутку, но остаться с ним наедине.

– Прости, нет времени, – бросил парень в ответ и поспешил уйти.

В тот же вечер она написала ему длинное письмо, в котором высказала всё, что накопилось на душе. Писала о том, как ей обидно, что он избегает её. О том, что скучает по телефонным разговорам, что чувствует холод с его стороны. Они решили попробовать, но сложилось такое впечатление, что пробует только Дженнифер, а н наблюдает со стороны.

Через час пришёл ответ.

«Приходи в клуб ***, обсудим всё с глазу на глаз».

Дженни показалось очень неразумным – обсуждать подобные вопросы в ночных клубах, но другого выбора не было.

Запах алкоголя ударил в нос. Толпы пьяных людей, громкая музыка. Атмосфера страха и неуюта для такой девушки, как Дженнифер. Нэйтан встретил её у барной стойки. В тот момент он уже бы навеселе.

– О, Дженн, привет. Выпьешь?

– Я пришла, чтобы поговорить, – прокричала она ему на ухо, чтобы он услышал. – Здесь очень громко, давай куда-нибудь отойдём.

Парень будто бы ждал именно этих слов. Он не очень аккуратно взял девушку за руку и повёл в какую-то комнату.

– Вот, здесь нам никто не помешает. Говори.

– Да, я, по сути, уже всё тебе сказала в сообщение. Что между нами происходит? Ты сказал, что нам надо попробовать, но у нас не выходит.

– Тогда, нам нужно расстаться, – сказал парень сквозь икоту.

– Ты уверен, что в состояние сейчас обсуждать такие вещи?

– Да. Мне жаль, что я тогда предложил тебе эту идею. Я знал, что между нами ничего не может быть. Мы просто потратили время друг друга. Наверное, мне стало тебя жаль.

«Мне стало тебя жаль...» – это те слова, которые помогли Дженнифер впервые почувствовать то, как может болеть сердце. Как громко оно может упасть и на какие мелкие осколки она может разбиться.

– Прости, что ты сейчас сказал? Ты предложил мне попробовать побыть парой из жалости? Ты серьёзно?

– Ну, не надо так злиться. Я никогда не был хорошим парнем. Ты выдумала себе какую-то несуществующую версию меня и поверила в неё. Я не виноват в том, что ты в меня влюбилась.

– Ты виноват в том, что решил дать мне надежду. Поверь, если бы ты тогда не остановил меня и не сказал – «давай попробуем», я бы сейчас нисколько не страдала. Но ты решил поиграть с моими чувствами.

– Я могу загладить свою вину, – Нэйтан повернул ключ и закрыл входную дверь в комнате, где они находились. Он приглушил свет и начал приближаться к девушке, в глазах которой читался страх.

– Что ты делаешь? – крикнула она, когда парень начал прикосаться к её талии.

– Чего так орать то? Делаю то, о чём ты мечтала каждый вечер перед сном. Знаю я вас, девчонок.

– Ты ненормальный! – Дженни не растерялась и влепила извращенцу пощёчину. – Я ненавижу тебя, Нэйтан. Будь проклят тот день, когда я решила, что ты хороший парень.

Учебный год подошёл к концу. Дженнифер была рада, что ей, наконец, можно не ходить в школу, в которой она каждый день видела Нэйтана. Но даже на каникулах её не оставляли в покое.

– Алло, – сонным голосом девушка ответила на звонок от учителя.

– Дженнифер, нам нужна твоя помощь в школе. Можешь сейчас подойти?

– Да, хорошо, скоро буду...

Подходя к школе, девушка увидела до боли знакомый силуэт парня. Нэйтан. Вот он, такой же, как и раньше. Весёлый, без задумчивого взгляда, но теперь Дженнифер смотрела на него по-другому. Она не успела отвести взгляд, как увидела незнакомую девушку. Она с улыбкой подбежала к Нэйтану и обняла его. Он обнял в ответ. Спустя мгновение крепких объятий, они отстранились, продолжая смотреть в глаза друг другу.

«Вот, значит, как. Быстро же он нашёл новую дурочку, которой можно вешать лапшу на уши. Жаль её...».

И после того раза, она больше не видела его, потому что Нэйтан перевёлся в другую школу.

Сейчас, когда она вспоминает его, то не чувствует ничего, кроме обиды на себя, что когда-то влюбилась в него. После того случая, девушка возненавидела любовь. Перестала верить в неё и занялась собой.

«Глупая потеря времени. Не нужна мне эта любовь».

После работы по дому, с которой Дженнифер помогала домработницам в свободное время, она закрылась в комнате и заново прочла сообщение Алана.

«... в 15:00 ко мне домой...».

«Так уж и быть, я приду. Интересно, что он устроит».

Глава 5.

Прохладный ветер шептал девушке, что она приняла верное решение в выборе одежды. Черные штаны и худи в стиле оверсайз сохраняли тепло, не позволяя ей замерзнуть. Она оставила машину на ближайшей парковке и пошла пешком до дома Алана. Остановившись у ворот, Дженнифер заметила, что сад заполнен людьми. Все они прилично одеты и выглядят солидно. Несомненно, в домах таких людей, как отец Алана, всегда устраиваются приёмы. Но, зачем парень позвал её? Да ещё и не предупредил о том, что они будут не одни!

«Все эти люди такие красивые, а я? Я люблю свой стиль, но показаться лишней на этом приёме я не хочу».

Потребовалось тридцать минут, чтобы Дженнифер зашла в первый попавшийся ТЦ и купила себе новый наряд. Черные браки палаццо, того же цвета топ с декольте и удлинённый пиджак. Аллилуйя! Из дерзкой девчонки в элегантную леди. Последний штрих, который дополнил образ – высокий конский хвост. Такая причёска с её длинными волосами выглядела головокружительно. Готово! Теперь девушка ничуть не уступала тем людям, что собрались в саду у особняка Уайтов.

Людей в саду стало ещё больше, чем было. Лица некоторых из них Дженнифер сразу же узнала. Многие из присутствующих часто заходили в гости к её отцу. Вон там, у фонтана, Беатрис Коллинз и её престарелый муж Дэйв. Тот случай, когда молоденькая девушка выходит замуж за мужчину в возрасте из-за его денег. Недалеко от них стоит Виола Джонсон, молодая вдова с ребёнком на руках. А рядом Майкл Уильямс, который давно влюблен в неё. Любовный треугольник, да и только!

Алан вышел из дома и сразу обратил внимание на Дженнифер. Она стояла совсем одна и не понимала, что здесь происходит.

– Привет, я рад, что ты пришла, – он подошёл сзади, как и всегда.

– Ты себе не изменяешь, – сказала девушка, испугавшись от неожиданности.

– Ты, наверное, хочешь спросить, что тут происходит, верно?

– Да.

– Кстати, как тебе удалось подобрать подходящий наряд, я же не говорил, что у нас будет приём. Думал, придёшь в любимом оверсайз.

– Женские хитрости.

– Понял, – с усмешкой сказал он. – Пойдем в дом, там ты всё поймёшь.

Он протянул девушке руку, а она в свою очередь, недолго думая, протянула в ответ.

«Хороший знак» – подумал Алан и улыбнулся.

Они проходили мимо знатных людей, каждый из мужчин приветствовал Дженнифер с улыбкой на лице.

– Как будто попала в средневековье, честное слово, – произнесла Дженнифер на ухо Алану, он в ответ усмехнулся.

– Времена идут, но джентльмены никуда не исчезают.

– Удивительно!

Перед тем, как войти в дом, Алан взял обе руки девушки в свои. Не отрывая взгляд от её глаз, он сказал:

– Дженнифер, я рад, что ты пришла. Могу ли я считать, что ты не в обиде на меня?

– Я знаю, что обладаю очень скверным характером, и очень часто вспыхиваю без ясной на то причины. Я не обижаюсь, ты ни в чём не виноват. Если бы я не вспылила, и не убежала из твоего дома, то не попала бы в ту неприятную ситуацию. Так что, всё хорошо. Это я должна извиняться перед тобой, – девушка похлопала парня по плечу и улыбнулась.

– Закрой глаза, – прошептал он, и она исполнила просьбу.

Осторожно прикоснувшись к плечам девушки, Алан повёл её внутрь. Лишь убедившись в том, что всё уже готово, он сказал, что она может открыть глаза.

– О, Господи! – вскрикнула Дженнифер.

Светлый и чень просторный зал был заставлен картинами. Такими родными, до боли знакомыми картинами для Дженнифер. Картинами её мамы. По щекам потекли предательские слёзы, но она не стала скрывать их, как делала раньше. Раньше, она боялась плакать на людях, ведь думала, что это проявление слабости.

«Так они узнают о моих слабых местах и, обязательно, воспользуются этим».

Но сейчас она поняла, что слёзы – не проявление слабости. Слёзы – это эмоции, делающие нас людьми. Если мы плачем, значит чувствуем, а если чувствуем, значит мы не бессердечны.

Каждый уголок просторного зала был заставлен картинами Оливии.

– Выставка? – еле слышно спросила Дженни.

– Да, я подумал, что было бы не плохо, устроить выставку картин твоей мамы. Для этого я позвал сюда множество знатных людей. Ты ведь не против?

– Нет, нет! Я не против. Алан, это замечательная идея, спасибо! – буря эмоций поглотила девушку, она бросилась на парня с объятиями на глазах всех гостей.

«Плевать, что они подумают. Если я это сделала, значит захотела. Надоело сопротивляться самой себе».

– Спасибо, – ещё раз произнесла она.

Спустя несколько часов Алан завершил мероприятие. Гости ушли по домам, и они с Дженнифер наконец остались наедине.

– Это был самый лучший день в моей жизни! Спасибо тебе. Картины мамы многое для меня значат, и я рада, что сегодня их увидели и оценили. Кстати, где ты взял большинство из этих картин? Например, вот эта картина, – она указала на портрет себя. – Она была в одном экземпляре, мама не выставляла её напоказ никогда. Этот портрет всегда стоял в папином кабинете.

– Ну, мне стоило лишь сказать о своей задумке твоему отцу, как он, сразу же, согласился помочь. Эти картины из твоего дома. Мы вывезли их, когда ты ушла.

– Вот это да! Ты всё так хорошо продумал, успел устроить такую шикарную выставку за такой короткий срок. Я поражена.

– Я рад, что тебе понравилось. Хотел сделать тебя чуточку счастливее.

– У тебя это получилось.

– Мамочка, а почему ты никогда не устраиваешь выставки своих картин? Они ведь прекрасны, пусть люди видят, какая ты у меня талантливая, – четырнадцатилетняя девочка смотрела на маму и в её глазах читалась гордость.

– Солнышко, я не люблю выставлять на показ свои картины, потому что пишу их для себя. Они моя душа, мое самое сокровенное. А разве такое выставляют на показ?

– Нет, такое не выставляют. Ты права. Но, ты бы хотела хотя бы устроить выставку?

– Ну, когда-нибудь можно попробовать.

– Но, она так и не успела... Ты сделал это за неё. Я всегда буду благодарна тебе за это. Странно, что сама я до этого не додумалась, – Дженнифер сидела на пассажирском сидении и смотрела в окно. Впервые в жизни она решила поделиться своими чувствами с кем-то, кроме отца, Шайни и Стефана.

– Я чувствую, что ты сейчас поделилась со мной своим сокровенным, и я это ценю, спасибо за доверие. Я знаю о тебе совсем чуть-чуть, но начинаю понимать причину твоего непостоянства, – он накрыл её руку своей. – Ты травмирована смертью матери. Я не знаю, насколько вы были близки, но по твоим рассказам о ней, я чувствую, что очень. Что ещё послужило тому, что ты стала такой, да, именно, стала, я не знаю. Чувствую, что раньше ты была другой.

Дженнифер долго смотрела в его глаза и, кажется, только сейчас заметила, какие они красивые. Он говорил такие правильные слова, что ей, попросту, нечего было добавить.

Ведь, действительно, раньше она была совершенно другой. Раньше, до смерти мамы и влюбленности в Нэйтана. Добрая, позитивная, всегда отзывчивая, маленькая девочка наслаждалась каждым моментом жизни. Раньше у неё было много увлечений, много желаний, которые родители всегда старались исполнить. Так продолжалось пятнадцать лет, но, вскоре, все детские мечты рухнули под тяжестью реального мира.

– С днём рождения, Дже! – в комнату вошли родители, в руках они держали подарочные коробки.

– Мама, папа! Спасибо! – девочка выскочила из-под одеяла и принялась обнимать и целовать родителей.

***

– Но, почему именно сейчас тебе нужно уехать, мама? Сегодня мой день рождения, я хотела провести его с вами, – девочка надула губки.

– Дорогая, тебе исполнилось пятнадцать или пять? – Оливия свела поведение дочери на шутку. – Я тоже очень расстроилась, когда узнала, что вылет сегодня. Но, солнышко, это ненадолго. Ты же знаешь, что я хочу открыть художественную студию для детей?

– Знаю. Из-за этого ты часто куда-то уезжаешь...

– Ну, дочка, это не так просто. Я улетаю всего на несколько дней. Обещаю, что сразу же, как только вернусь, я шагу от тебя не сделаю, – мама обняла обиженную дочь, затем пошла собирать чемодан.

***

Дженнифер сидела в своей комнате и смотрела на пейзаж, который написала мама, но в её комнату постучали.

– Кто там? – грустно спросила девочка.

– Дочка, я войду?

– Да, папа, заходи.

Отец сделал пару решительных шагов, но вскоре остановился. Девочка подняла голову и увидела, что по щекам её сильного и храброго отца текут слезы.

– Папа, что с тобой?

По взгляду отца, она всё поняла.

– Нет, не может быть! Что-то с мамой?

– Дженнифер, мамы больше нет, – дрожащим от боли голосом сказал он и упал на колени, закрывая лицо, залитое слезами.

– Нет, нет, не может быть! Ты всё врёшь! Мама жива, она не могла! Нет!

***

Шли дни. Траур не покидал дом семьи Смит. Уже не маленькая, но ещё не взрослая девочка сидела в кабинете отца и смотрела на собственный портрет, который написала мама совсем недавно.

– Мама, почему ты покинула меня? Почему ты ушла? Я не справлюсь без тебя, я не смогу... Ты была моей поддержкой и опорой, ты была моей жизнью, моим воздухом, – по щекам текли слёзы. Горячие, обжигающие слёзы. – Когда друзья предали меня, ты была рядом, когда я опускала руки, ты помогала мне поверить в себя. Что мне теперь делать?

Девочка закрыла глаза и мысленно перенеслась на один год назад.

– Мамочка, они все предали меня. Остались только Шайни и Стефан. А, что, если и они бросят меня? Я останусь совершенно одна, – голова девочки покоилась на коленях матери.

– Милая, ты никогда не останешься одна. С тобой всегда будем я и папа. Я уверена, Стефан и Шайни тоже никогда не бросят тебя. Бывает, что мы ошибаемся в выборе друзей. Ты ошиблась. Но ведь это хорошо, что они ушли именно сейчас. Не переживай, ты ещё очень молода, ты найдешь настоящих друзей. А может, ты их уже нашла?

– Ты имеешь в виду Стефа и Шайни?

– Да.

– Ты права, мамочка.

***

– Почти все друзья предали меня. Ты обещала, что всегда будешь со мной! Где же ты теперь? Мама, я не смогу без тебя...

Дождь ударил по стеклу, парень сидел молча и слушал рассказ девушки. По спине Алана пробегали мурашки после каждого сказанного слова Дженнифер. Он ясно понял, насколько сильно она любила свою маму, и, как больно ей было терять такого родного и близкого человека. Она сломана. Подавлена. Разбита. Предательство друзей, смерть матери, всю эту боль она испытала в столь юном возрасте. Вот почему сейчас ей не хочется привязываться к людям. Вот почему сейчас она не заводит новых знакомств. Боится потерять.

– Дженнифер, если бы я только узнал об этом раньше. Я ведь думал, что ты просто разбалованная особа. Прости меня.

– Не извиняйся. Ты бы и не узнал об этом никогда, если бы я сама не рассказала. Надоело быть сильной. Надоело молчать о той боли, что сидит в моей душе.

– Не молчи, скажи мне всё, что не могла сказать никому так долго. Если, конечно, доверяешь мне.

– Доверяю, – тихо ответила девушка.

– От чего у тебя такая неприязнь к парням? – вопрос в самое сердце.

– Это всё из-за разочарования в первой любви. Но это неважно. Давай поговорим о чём-нибудь другом.

Время застыло для этих двоих. Дженнифер рассказывала о своём прошлом, Алан, в свою очередь, внимательно слушал её слова и понял, что был прав. Она не плохой человек, просто старается быть такой, чтобы защитить себя. Взрослая, но ещё совсем ребенок в душе. Ребенок с кучей страхов, которые не дают ей спокойствия. Проблемы из прошлого, неудачи и разочарования – вот что закалило характер Дженнифер.

Глава 6.

Свет луны пробрался в комнату девушки, и она взглянула в окно. Чёрное небо, усыпанное множеством звёзд, всегда завораживает, не так ли? Дженнифер села на подоконник и посмотрела на луну.

«Что может быть прекраснее?».

Когда она отвела взгляд, то перед глазами всплыл образ Алана.

– Пожалуйста, знай, что ты можешь мне доверять, – парень открыл дверь, и помог Дженнифер выйти из машины.

– Доброй ночи, Алан, – она встала на носочки и чмокнула его в щеку. – Спасибо за этот день.

Она вновь посмотрела на звезды и улыбнулась. Вот бы сейчас он был рядом. Она бы ни за что не отпустила его руку. Наконец, девушка начала понимать, какие чувства в ней рождаются.

«Неужели, я влюбилась? Нет, не может такого быть».

Набирая скорость, парень подъезжал всё ближе к дому, но, внезапно, услышал рингтон своего смартфона. Плавно притормозив, он достал телефон из кармана и взглянул на экран. Ему пришло смс. Смс от Дженнифер.

«Знаю, ты ещё не дома. Поэтому, прошу, вернись. Ты нужен мне сейчас».

Резко развернув машину, парень поехал по выученному маршруту. Он довольно далеко уехал от дома Дженнифер, но сейчас, прибавляя скорости, оказался почти на месте.

Дженнифер, услышав, что кто-то глушит мотор под её окном, побежала на улицу. Отца не было дома, так как он уехал в командировку, поэтому Дженнифер не беспокоилась, что может попасть под волну вопросов.

– Алан! – крикнула девушка, чтобы парень смог её заметить. Жестом она показала ему, чтобы он скорее шёл к ней.

– Что случилось? Меня удивило твоё сообщение, – ухмылка появилась на его лице.

– Ничего не случилось, просто захотелось позвать тебя в гости, – мягко сказала она.

– Ночью?

– Почему бы и нет? – Дженнифер развела руки в стороны.

Они вошли в дом. На столе стоял свежеприготовленный какао.

– Выпей, – Дженнифер взяла кружку и протянула Алану.

– Спасибо.

Мысли Дженнифер путались в голове. Что происходит с её сердцем, когда она смотрит на Алана? Тоже самое, что происходило при взгляде на Нэйтана. Когда она успела влюбиться в него? Ещё совсем недавно, девушка презирала парня, отталкивала от себя. А теперь радуется, что он сидит напротив неё.

Алан почувствовал на себе пристальный взгляд девушки и отстранился от кружки с приятным напитком.

– Что случилось?

– Ничего, – Дженни отвела взгляд и смущенно улыбнулась.

– Ты стала другой, после нашего разговора, – искренне добавил парень.

– Я просто стала собой.

После долгих посиделок в гостиной за чашкой какао, молодые люди поднялись в комнату Дженнифер. Девушка убедилась в том, что может чувствовать себя комфортно рядом с ним. Рядом с Аланом ей хотелось быть собой. Быть мягкой, нежной, простой. К чему это притворство, когда сердце трепещет от его взгляда?

«Я думала, что никогда больше такого не испытаю. Но, разве, можно поставить точку только из-за одной невзаимности. Ну, не получилось с Нэйтаном, это ведь не конец жизни. Свет клином не сошёлся на этом Нэйтане. Я не могу лишить себя счастья из-за ошибки прошлого. Почему я раньше этого не поняла?»

Алан смотрел детские фото Дженнифер и изредка подглядывал в её сторону. Она с серьезным лицом старалась распутать гирлянды, чтобы придать комнате ещё более приятную атмосферу.

– Тебе помочь? – усмехнулся парень и подошёл ближе к Дженни.

– Было бы не плохо, я одна не справлюсь, – она протянула ему несколько мотков с гирляндой, и он сел напротив.

Пара минут работы, и комната обрела новый вид. Подсветка неоновых гирлянд освещала мрачную обитель девушки.

– Нужно было ещё раньше развесить их здесь.

– Стало так уютно, – Алан взял в руки декоративные цветы и украсил ими полочку. – Вот так, теперь точно закончили.

В свете неона её лицо казалось ещё более привлекательным. Нежная, милая улыбка тронула губы Дженнифер, и Алан полностью попал в плен её красоты. Он медленно подошёл ближе и прикоснулся к её щеке. Улыбка пропала с лица девушки, и они встретились взглядом. Сердце бешено отбивало ритм, а щеки пылали от его прикосновения. Почувствовав, что Дженни не против, он сделал последний шаг и оказался вплотную рядом с ней. Дыхание обжигало, а чувства возрастали с каждой секундой. В какое-то мгновение земля ушла из-под ног Дженнифер, и она закрыла глаза. Тёплое прикосновение его губ по её плечам вернуло девушку в реальность. Вот он, совсем рядышком. Парень, который произвёл на неё не самое хорошее впечатление, а затем стал единственным, кто запал ей в душу после Нэйтана. Немного отстранившись, он посмотрел в её бездонные глаза. Дженнифер опустила взгляд, но ненадолго. Вскоре, они вновь смотрели в глаза друг друга. Прерывистое дыхание и стук сердец – единственное, что полностью заполняло комнату.

– Дженнифер, я люблю тебя, – с дрожью в голосе прошептал Алан и накрыл её губы своими.

Их не покидало чувство, что люди всей Земли куда-то исчезли, оставив их одних. Это случилось для того, чтобы каждый из них понял, что они значат друг для друга.

Глава 7.

Просыпаться этим утром не хотелось ни Алану, ни Дженнифер. У них было лишь одно желание - продлить это мгновение. Усыпанное поцелуями тело девушки покоилось под тёплым пледом, а голова, в которой не осталось никаких мыслей, лежала на сильном плече Алана.

Он тихо посапывал, а она наблюдала за тем, как солнце гуляет по его оголенному торсу. На телефон пришло сообщение, поэтому ей пришлось оторвать взгляд с парня и перевести его на экран.

«Привет! Давно мы с тобой не виделись, нужно исправлять! Я прилетаю сегодня, встречаемся в кафе Стефана, отказы не принимаются. Люблю, Шайни».

Шайни, сразу после выпускного, улетела в другой город для подачи документов в университет. С того момента девушки редко общались.

Дженнифер осторожно встала с кровати, чтобы не разбудить Алана, но он всё равно проснулся.

– Куда собралась? – сонным голосом спросил Алан.

– Уже полдень, я хочу увидеться с Шайни.

– Она прилетела?

– Ещё нет, но сегодня она будет здесь. Надеюсь, её приняли в университет. Не знаю, почему она не захотела подавать документы в здешние университеты, – девушка развела руки в разные стороны. – Наверное, потому что Дэвид будет поступать там же.

– Они вместе? – с удивлением спросил парень и поднялся на локтях.

– Да, сама удивилась, когда узнала. Он признался ей в чувствах на следующее утро, после выпускного. Оказалось, что он ей тоже нравится. Вот так и сошлись. Я до сих пор не в восторге от этого парня, поэтому держу ухо востро. Обидит – убью.

– Шайни должна гордиться такой подругой, как ты, – парень встал с кровати и начал подходить к Дженни.

– Алан, то, что произошло этой ночью...

– Нет, я не считаю это ошибкой. Я люблю тебя, принцесса, – он подошёл максимально близко.

– И я... – Дженнифер сделала паузу. Ей было сложно сказать такие слова, ведь она знала, что они значат очень многое.

– Можешь ничего не говорить. Скажешь это, когда будешь готова.

Во второй половине дня Дженнифер сидела в кафе. Она много о чём успела поговорить со Стефаном, но время пролетело незаметно. Она рассказала о том, что уже давно подала заявки в различные университеты и завтра будет ждать результаты. Рассказала о выставке картин Оливии, не скрывая, кто её устроил. Рассказала обо всём, но не могла насмелиться рассказать, что теперь она не «мисс одиночка».

– Как поживает Хлоя? – попивая латте спросила Дженнифер.

– Очень хорошо. Виделись с ней утром, жива, здорова, – он произнес ответ быстро и незаинтересованно. Тон парня не внушал ничего хорошего.

– Что случилось, рыжий?

– Да ничего особенного, кроме того, что я уже успел поймать себя на мысли, что общение с Хлоей вызывает во мне бурю эмоций. Мне с ней комфортно. Но...

– Что, но?

– Но она выходит замуж.

– Что? – от услышанного Дженнифер поперхнулась.

– Осторожно! – друг похлопал девушку по спине и продолжил. – Оказалось, что ей давно сделал предложение один парень, по имени Филипп, а она долго тянула с ответом. В конце концов, согласилась. А я для неё просто друг, – закончил Стефан и бросил в стену стакан. Все посетители тут же перевели на него испуганный взгляд.

– Всё в порядке, чашка случайно выпала из рук, продолжайте кушать, – Дженнифер постаралась успокоить посетителей и снова вернулась к Стефану.

– Дженни, я, что, такой урод, что на меня никто внимание не обращает?

– Прекрати! Никакая Хлоя не стоит того, чтобы ты убивался вот так. Ты прекрасный, Стеф. И внешне, и внутренне. Просто не нашлась ещё та самая.

– Ты права. Пусть выходит за своего Филиппа. На ней свет клином не сошёлся.

«Правильно, Стеф. Хорошо, что ты понял это раньше, чем я».

После разговора о Хлое, Дженнифер не решилась рассказать другу о её отношениях с Аланом.

«Расскажу ему потом, когда он не будет в таком состоянии».

Они находились пару минут в молчании. Стефан готовил кофе для посетителей, а Дженнифер смотрела на рисунок из пенки латте.

Дверь заведения открылась, но никто не обратил на это внимания. Привлекательная блондинка вошла внутрь и остановилась, чтобы осмотреться. Белое платье, открывающее хрупкие плечи девушки подчеркивали её стройную фигуру. Босоножки, того же цвета, были на плоской подошве, ведь девушка и так не обладательница маленького роста.

– Я смотрю, меня все так бурно встречают.

На знакомый голос обернулись Дженнифер и Стефан. В проходе стояла Шайни.

– Шайни! – вскрикнула Дженни и бросилась к подруге.

– Ну, подвинься, я тоже хочу! – Стефан старался подвинуть Дженнифер, чтобы обнять Шайни, но девушки не отпускали друг друга.

Когда посетителей стало меньше, Стефан подсел к подругам и посмотрел на них с улыбкой.

– Вот бы мы чаще так собирались.

– Обязательно. Пока ты здесь работаешь, это кафе номер один, – Шайни взяла в руки чашку капучино и улыбнулась.

– Завтра будет известно, в каком университете я буду учиться, – радостно сказала Дженни.

– Не волнуешься?

– Нет. У меня отличные результаты экзаменов, вступительные я сдала уже давно. Думаю, с моими достижениями из школы, меня примут во все университеты, – Дженнифер гордо засмеялась.

– Это верно, там выбор за тобой. До учебы остаётся полтора месяца, я улетаю через две недели. Нужно найти квартиру и подработку.

– Шайни, не забывай нас и прилетай чаще.

– Эй, Стеф, ты чего? Я вас никогда не забуду!

Друзья провели за беседами долгих четыре часа. Стефану пришла пора закрывать кафе, Шайни поехала к родителям, а Дженнифер пошла в парк. Алан написал ей, что будет ждать её там. Долго искать его не пришлось. Не каждый парень стоит в центре парка с огромным букетом роз.

– Добрый вечер, моя процесса! – Алан сел на колено и протянул любимой букет.

– Алан, ты сумасшедший! Это букет такой большой, – Дженни закрыла рот руками, но вскоре приняла подарок. – Спасибо!

Вечерняя прогулка под руку с любимым человеком - вот, что по-настоящему делает счастливым. Кто бы мог подумать, что парень, которого она так яростно возненавидела в первую встречу, станет её спутником.

– Алан, можно вопрос?

– Конечно.

– Я бы хотела уточнить, кто мы теперь друг другу? – она смущенно отвела взгляд, но он всё понял.

– Прости, я должен был задать этот вопрос до того, как мы пережили нашу прекрасную ночь. Дженнифер Смит, ты будешь моей девушкой?

– Да, – ответила она, не задумываясь. Ведь тогда ей казалось, что там, в парке, начинается история их вечной любви...

Глава 8.

Прошла неделя. Джон вернулся домой раньше, чем ожидалось. Находить отговорки тому, что он увидел, когда прилетел, Дженнифер не стала. Они с Аланом рассказали о своих отношениях. Как и ожидалось, что один, что второй, отцы благословили своих детей. Дженнифер приняла письма с положительными ответами из двух лучший университетов города, и сделала свой выбор в пользу первого. Это университет, в который её мечтала отдать Оливия. С детства у девочки была тяга к музыке. Это не могли не заметить её родители. Дженни посещала музыкальные школы, играла на различных инструментах не хуже взрослых. Вот только после смерти мамы, девушка забросила своё занятие. Гитара валялась в гардеробной, а пианино и вовсе отдали сиротам в детский дом. Скрипку отец забрал себе, ведь он не мог позволить, чтобы любимый инструмент его жены находился вне дома. Было время, когда он играл на этой скрипке для дочери и жены. Для Дженнифер, когда та засыпала. Для Оливии, когда та писала свои новые картины.

Сейчас же, девушка вновь вернулась к своим прежним занятиям. Алан открыл в ней второе дыхание. Помог вновь ощутить жизнь полной грудью. Они встречались всего неделю, но у Дженни было чувство, будто они знают друг друга вечно. Он не бранил её за проступки, не смеялся над неудачами, всегда старался помочь. Их разница в пять лет совершенно не давала о себе знать. Они веселились вместе, как ровесники, как маленькие дети. Восемнадцатилетняя девушка и двадцатитрёхлетний парень по паспорту, но десятилетки внутри. Они ходили на аттракционы, в кинотеатре смотрели мультики и дурачились на глазах Брайана и Джона. Но вечером, когда смех рассеивался, а неоновые гирлянды погружали комнату в приятный свет, они вновь становились взрослыми. Дженнифер всегда боялась этого. Боялась стать взрослой. Боялась стать женщиной. Но рядом с Аланом все её страхи испарялись в один миг. Он, такой сильный, она - маленькая и слабая на его фоне. О таких отношениях она мечтала.

Дженнифер решила поступать на композитора. Друзья, отец, Алан, все поддержали её в данном решении. Её комната вновь потерпела изменения. Теперь на своё прежнее место вернулось пианино. Не то, на котором она любила играть в детстве, а новое пианино, у которого будет своя история. Гитара стояла в углу комнаты и бросалась в глаза всем, кто переступал порог комнаты. Скрипка тоже нашла своё место, как и её звучание с самого детства нашло место в сердце Дженнифер.

Стефан, узнав о решении подруги, устроил в кафе тематический вечер. Собственник заведения сразу дал добро, когда узнал, чему будет посвящено мероприятие. Генрих, так зовут обладателя кафе, был лично знаком с Джоном, Оливией и их дочерью. По старой дружбе он не только дал согласие на проведение мероприятия, но и сам занялся его подготовкой.

Дженнифер дала свой небольшой, но очень уютный концерт. Она играла то, что написала сама. Исполняла знаменитые песни на гитаре, а в конце, исполнила любимую песню своей матери на скрипке. После концерта посетители долго не отпускали девушку. Некоторые просили исполнить их любимые песни, кто-то задавал вопросы о сложности игры на пианино. Каждый из присутствующих говорил о Дженни, как о очень талантливой девушке.

С каждым прожитым моментом, Дженнифер всё сильнее ощущала себя живой. Мини-концерты в кафе, поступление в университет, вдохновение, которое, наконец, вернулось к ней. Она вновь начала писать стихи, музыку и песни. Ночные разговоры с Аланом придавали ей сил. Она чувствовала, что от него исходит сильнейшая поддержка. Он помогал ей в любом начинание, она старалась возвращать долги сполна. Эта пара стала самой обсуждаемой среди друзей и родных.

Когда Алан познакомил Дженнифер со своей мамой, девушка вообще забыла о том, что когда-то была несчастна. Эмили старалась занять девушку сына чем-нибудь, что бы она не думала о прошлом. Когда Дженни поделилась болью, связанной с потерей мамы, Эмили настояла на том, чтобы девушка переехала к ним. Джон, сначала, был против.

– Хочешь оставить старика совсем одного?

Но после уговоров Брайана, Эмили и Алана, Джон сдался.

– Хорошо, но, только, не забывай о папке, приезжай чаще.

Шли дни, Дженнифер жила в доме Уайтов. Брайан и Эмили боготворили девушку сына, не забывая давать ему напутствия.

– Сын, ты у нас никогда не был порядочным семьянином. Мы с матерью списывали это на твой возраст и, надеюсь, были правы. Дженнифер очень хорошая, юная девушка. Не делай ей больно, как делал девушкам до неё, – Брайан любит сына не меньше, чем тот любит отца. Мужчина всегда был примером для парня.

– Отец прав, не заставляй нас думать, что мы плохо тебя воспитали, дорогой. Не обижай Дженни.

– Папа, мама, спокойно. Я люблю Дженнифер и не сделаю ей больно. Будьте уверены.

Как и говорила Шайни, она улетела из родного Сан-Франциско через две недели, после встречи с ребятами в кафе. Город её мечты – Бостон. У Дэвида там живёт отец, поэтому парень сразу решил, что после школы улетит туда. Но, кто бы знал, что в родном городе у него появится человек, который будет поводом остаться. Дэвид славился тем, что менял девушек, как перчатки. Но это закончилось, когда он встретил Шайни. Они учились в одной школе всё своё детство, но парень был слишком увлечён неправильными девчонками, поэтому не замечал Шайни. А она, не замечала его, ведь никогда не любила таких парней, как Дэв. Но у судьбы свои планы, и ей пришло в голову свести этих двоих. Расставаться друг с другом им не хотелось, поэтому Дэвид позвал Шайни с собой в Бостон. Она охотно приняла приглашение. Так сбылись две её мечты: любящий парень и город, который с детства привлекал девушку.

Дженнифер, провожая подругу до аэропорта, ели сдерживала слёзы. Она и Стефан единственные, кого Дженни могла и может назвать друзьями. Больно отпускать лучшую подругу далеко от себя.

– Ну, перестань, Дженн. Двадцать первый век, мы будем созваниваться.

– Шайни, ты бессердечная? Никакие звонки не заменят твое присутствие.

– Ну, солнце, я буду часто прилетать. Пожалуйста, не плач, я буду чувствовать себя виноватой.

– Хорошо, я не плачу, – сказала Дженнифер и расплакалась ещё пуще.

– Ох, дорогая!

Глава 9.

Лето пролетело очень быстро. На смену тёплым денькам пришла осень. Дженнифер очень сильно ждала, когда же наступит это прекрасное время года. Его портило лишь одно воспоминания - смерть матери. Тринадцатое октября стало той датой, которую Дженнифер хотела вычеркнуть из календаря. Её день рождения, стал днём смерти её самого родного человека.

Нехорошие мысли быстро уходили из головы, когда она вспоминала, что этой осенью у неё начнется новая жизнь. Жизнь студентки.

Первая неделя учёбы в университете прошла быстро и гладко. Дженнифер с лёгкостью нашла общий язык с преподавателями и одногруппниками. Она познакомилась с множеством талантливых людей, которые любят музыку и искусство так же сильно, как сама Дженни. Алан встречал девушку каждый день в одно и то же время. Но сегодня, она немного задерживалась. Он стоял на парковке университета и увидел, что Дженнифер вышла из здания не одна. Рядом с ней шла миловидная девушка, чуть ниже её ростом и парень. Очень знакомый парень.

Алан сел обратно в машину и начал наблюдать за своей возлюбленной. Она была открыта, как книга, которую не терпится прочесть. Он читал её каждый день, не упуская из виду каждую букву и знак препинания. Но так и не мог закончить чтение.

Парень, что стоял рядом с ней, открыто, без всякого стеснения смотрел на Дженнифер не отрывая глаз. Она, казалось, замечала это, но не препятствовала. Та миловидная девушка приобняла Дженни, затем, точно так же, поступил парень, и друзья разошлись в противоположные стороны. Только сейчас она смогла увидеть, что Алан уже ждёт её.

– Привет, дорогой, – с воодушевлением произнесла Дженнифер, закрывая за собой дверцу мерседеса.

– Привет, – холодно ответил парень и нажал на газ.

Всю дорогу от университета до дома, Алан не ответил ни на один вопрос девушки. Она, сразу после его холодного приветствия, заметила, что что-то не так. Начала спрашивать у любимого, что его так расстроило, но он молчал. Молчал, как партизан, как обиженный ребёнок, когда ему не купили то, что он так страстно просил.

– Да ответь же ты наконец, что с тобой не так? – не выдержала Дженнифер и закричала, когда Алан остановил машину около их общего дома.

– Не кричи. Тот парень, кто он?

– Какой парень, что ты несёшь? – Дженнифер действительно не понимала, о чём он говорит.

– Тот, с которым ты мило общалась у университета, – с ноткой неприязни выдал Алан.

– О, так вот, что тебя так завело. Алан, – с улыбкой произнесла Дженни имя любимого. – Ты что, это же Итан. Помнишь, я часто рассказывала о нём. Ты уже встречался с ним, на моём выпускном, неужели забыл?

–Итан? А я-то думаю, больно знакомый парень, – теперь уже и у Алана появилась улыбка. – Такого не забудешь!

Алан кружит Дженнифер в вальсе, не обращая внимание ни на что вокруг. В один момент, им приходится прервать танец, из-за настойчивых попыток одного парня отнять у Алана спутницу.

– Значит, дело не во мне? Значит, ты не хочешь идти ни с кем? А это кто? Дай угадаю, это и есть тот самый «никто»?

– Итан, пожалуйста, тише. Что ты тут устроил? – Дженнифер взяла под руку пьяного парня и отвела в сторону.

– Дженнифер, я же люблю тебя! Почему он? Из-за денег? – вскоре парень очень пожалел о сказанном, ведь получил хорошую пощечину от возлюбленной.

– Итан, не переходи границы! – уже на повышенных тонах продолжался их разговор. – Я, действительно, не хотела идти ни с кем. Вообще, разве я обязана отчитываться перед тобой?

– Нет. Иди, твой парень заждался, – Итан аккуратно поднялся на ноги и, проходя мимо Алана, добавил: – Береги её.

– И, что же он хотел?

– Да ничего особенного. Оказалось, что Итан и Стейси, девушка, которая стояла с нами, поступили в тот же университет, что и я. Просто мы трое на разных факультетах, вот и всё. Алан, у тебя нет поводов для ревности.

– Он ведь любил тебя в школе, почему я должен быть спокоен?

– Это было в школе. Он уже миллион раз извинился за выходку на выпускном. Мы просто друзья. Ты мне не веришь?

– Тебе верю. Ему – нет.

После объяснений в машине, пара отправилась в сад. Они знали, что Эмили в это время находится там.

– Мамочка! – с недавних пор, Дженнифер зовёт Эмили мамой. Так им обеим намного комфортнее. Дженнифер, потому что она чувствовала материнскую любовь от мамы парня. Эмили – потому что всегда хотела дочь. Такую, как Дженнифер.

– Дети, вы уже вернулись? – женщина отложила садовые принадлежности и расправила руки для объятий.

– Да, сегодня мы хотим провести оставшийся день дома. Как на счёт семейного ужина?

– Прекрасная мысль! Мы с Дженни отправляемся на кухню, а ты позвони Джону, пусть готовится. Какой ужин без отца невестки?

– Чудесно! – вскрикнула Дженни и захлопнула в ладоши, как ребёнок.

Оставшаяся половина дня пролетела незаметно. Каждый член семьи, занятый своим делом, был настолько увлечен, что потерял счёт времени.

– Миссис, уже семь вечера, – сказала служанка семьи Уайт.

– Ох, Божечки, уже?

– Мамочка, не волнуйся, иди переодеваться, я всё закончу, – Дженни чмокнула Эмили в щёку.

– Хорошо, родная. Я приду и заменю тебя.

Запах свежих овощей, нежной, запеченной курочки и фруктов вызывал ужасный приступ голода. Когда все были в сборе, а стол ломился от угощений, Уайты и Миллеры приступили к ужину.

– Папа, я рада, что ты пришёл. Мы с тобой очень редко стали видеться, – с грустью произнесла девушка, уплетая любимый цезарь.

– Да, солнышко, ты права. У тебя учеба, у меня работа. Даже если бы ты жила в своём родном доме, мы бы с тобой виделись не чаще, чем сейчас. Я, почти что, остаюсь в офисе с ночевкой.

– Папа, я понимаю, работа работой, но не перезагружай свой организм. Он у тебя не железный. Вы с мистером Брайаном, как две капли воды в этом плане. Оба остаетесь на работе до поздней ночи. А что, по-вашему, мы, домашние, должны думать? Мы переживаем. Так что, постарайтесь, пожалуйста, оба, приходить домой к ужину. На следующих выходных я приеду домой. Хочу побыть с тобой.

– Дорога, я всегда знал, что ты у меня заботливая. Я постараюсь. А на счёт выходных, это ты хорошо придумала. Я и остаюсь на работе то, потому что дома никто не ждёт.

После хорошего и уютного ужина все отправились в свои комнаты. Джон, по просьбе дочери, остался у них на ночь. Дженнифер скучала по отцу и много раз думала над тем, чтобы вернуться домой. К себе домой. Но её останавливала одна мысль, с которой девушка не могла бороться. Ей хорошо. Очень хорошо в этом доме. Рядом с Аланом, Эмили и Брайаном, которые переживают за её жизнь не хуже, чем родной отец. Она звонила ему по вечерам, рассказывала о успехах в универе, о том, что ей нисколько не худо, в чужом доме. Да, ведь, он вовсе и не чужой ей теперь. Он, в свою очередь, посвящал дочь в дела офиса, рассказывал о своём здоровье, о том, что положил новые цветы на могилу Оливии. Так же часто Дженнифер любила разговаривать с Милли. Их отношения были крепки, а когда Дженнифер уходила из родного дома, то их поток слез было тяжело остановить. Стефан не отставал от ряда людей, скучающих по Дженнифер. Она заходила в кафе так часто, как могла. Он старался встречать её у университета, когда Алан был занят. Многие одногруппники, когда ещё не знали, что у Дженнифер есть парень, приписывали ей роман с её другом. Появление Алана стало для них шоком и, немного, разочарованием.

– Рыжий, нам с тобой роман прописали, – как-то выдала Дженнифер. – Учусь в этом университете только четвертый день, а тут уже сплетни.

– Ну, хоть не скучно тебе. У меня вон, на работе, скукотища скучная.

– Ага, не скучно, Алану тоже не до шуток, после этих сплетен.

– Он у тебя ревнивый, – этой фразой он совершенно не открыл для Дженнифер ничего нового.

– Знаю. Что есть, то есть.

Один единственный выходной прошёл так быстро, что Дженнифер даже моргнуть не успела. Она погрязла в учёбе и не замечала ничего, что происходило вокруг. Не заметила явную прохладу со стороны Алана, которую вызвала ревность. Часто забывала перезвонить друзьям, от чего они начинали не на шутку беспокоиться. В один момент Шайни решила прилететь домой, чтобы самой убедиться, что с подругой всё в норме, но Дженнифер уговорила её этого не делать. Стефан вообще забыл, когда подруга последний раз была в кафе. И как она живёт без своего любимого латте? Джон, хоть и не видел состояние дочери, был тоже взволнован. Эмили и Брайан просили Алана, что бы тот постарался отвлечь девушку от учебы и хоть на несколько часов сводил в парк подышать свежим воздухом. Тщетно.

Шли месяцы, первый семестр был окончен с отличием. Как раз то, чего так желала девушка. Зима в этот раз выдалась, довольно-таки, теплой. Но даже в Рождественские выходные она сидела за учебниками в комнате, в которую запирала дверь. Последний раз, когда вся семья, друзья и Дженнифер были в сборе, было в октябре, тринадцатого числа. Тогда все они праздновали девятнадцатилетние своей любимой Дженнифер.

– Я же просила, никаких поздравлений. Вы же знаете, что этот день я давно не отмечаю, – ответила девушка на множественные подразделения и подарки друзей и родных. Даже Шайни отложила все дела и прилетела в Сан-Франциско к подруге.

– Дочка, сколько можно? Прошло четыре года, нам пора возвращаться к нормальной жизни. Это твой день рождения, твой день.

– Это день смерти мамы. Мой день рождения вовсе не праздник, это адский день, который я хочу вычеркнуть из календаря, – в слезах она выбежала из дома, в котором остались растерянные близкие.

Девушка села в машину отца и поехала в известном направлении. На кладбище. Подходя к могиле матери, Дженнифер почувствовала жгучую боль в груди. Наверное, сердце. Она положила руку на холодную землю и пуще расплакалась.

– Мамочка, они не понимают, как сложно мне отмечать свой день рождения, который стал днём твоего ухода из жизни. Я не могу веселиться, не могу. Четыре года. Уже четыре года, как ты оставила нас. Четыре года подряд празднование моего дня рождения было под запретом, который я сама наложила. Сегодня они решили ослушаться. Я не хотела их обижать, вовсе нет. Они это ради меня устроили, но я не могу, – она плакала, заикалась, старалась успокоиться, но выходило наоборот. Вскоре, она уснула. Прям на могиле матери. То ли от усталости, то ли от боли.

Девушка увидела сон. Мама стояла напротив неё и улыбалась.

– Мамочка, я так скучаю.

– Я тоже, родная. Но, хочу сказать, ты очень меня огорчила. Не этого я хотела, милая, не этого.

– О чём ты, мама? Чем я огорчила тебя?

– Помнишь, как ты любила свой день рождения? Мы ждали его всей семьёй, приглашали гостей. Помнишь, Дже?

– Конечно, помню, мама. Но, сейчас, это не имеет значения.

– Дже, пойми, меня уже не вернёшь. Я не буду спокойна до тех пор, пока ты будешь плакать и отказывать себе в веселье. Иди и отметь свой день рождения с близкими. И, помни, я всегда рядом.

Она открыла глаза и посмотрела на фото матери. Слёзы не успели высохнуть, когда Дженнифер нажала на газ и поехала домой. Это был сон. Но такой настоящий.

«Значит она не спокойна. Всё из-за меня. Я должна была отпустить её. Ей нелегко, так же, как мне. Какая я эгоистка».

Вернувшись домой, она застала родителей Алана, Джона и друзей за обычными домашними делами. Эмили что-то делала на кухне, Брайан работал на ноутбуке, Стефан пил кофе, а Шайни собирала вещи. Видимо, собралась улетать. Алана и вовсе не было на месте.

– Родные мои, я так виновата перед вами. Вы хотели как лучше, а я всё испортила. Простите меня. Я эгоистка, самая настоящая эгоистка, – она смахнула слёзы и села на кресло. – Я веду себя ужасно. Поэтому, прошу, давайте всё забудем и начнём праздник! Девятнадцать лет, батюшки!

После сказанных слов, все заулыбались. Атмосфера праздника вновь вошла в их дом. Подарки, угощения, музыка. Дженнифер давно так не веселилась. Весь день семья провела в разъездах. Парк аттракционов для большого ребёнка был любимым местом. Ближе к вечеру Эмили приняла решение, что им всем нужно поехать в загородный дом. Все поддержали её в этом решении.

С этим домом связаны приятные, и не очень, воспоминания. Когда, после выпускного Алан привёз её сюда в нетрезвом состоянии. Когда отец застал их там вдвоём. Сколько всего она наговорила Алану! Сбежала, попала в отвратительную ситуацию с тем парнем у которого был старый Форд. Но были и приятные ощущения, когда она вспоминала всё это.

Тогда началась их история. Как в типичных романах, от ненависти до любви. Но будет ли их любовь такой же прекрасной, как в этих книгах?

Глава 10.

Второй семестр выдался не таким легким, как первый. Как в игре, с каждым уровнем становилось всё сложнее. Для уединения, которого было мало в доме Алана, девушке пришлось вернуться к себе. Свои стены, своя комната. Отец, всё так же, пропадал на работе, поэтому у Дженнифер было много времени, чтобы побыть одной. Итан и Стейси часто заходили в гости, ребята обменивались знаниями, учились чему-то новому друг у друга. Стейси хотела стать художницей, Итан режиссёром, и у ребят были все шансы на осуществление мечты. Алан, когда узнал о частых походах Итана в дом Дженнифер, начал устраивать сцены ревности. Как считала Дженни, он находил причину на пустом месте. Она и Итан просто друзья, не больше. Да и, тем более, он же не один к ней проходит, а со Стейси.

– Не хочу ничего слышать, уходи, мне нужно заниматься! – вспылила она в последнюю их встречу, когда Алан снова начал разговор про Итана. После этой ссоры они долго не виделись.

Учёба, учёба, трижды учёба. Вначале, Алан поддерживал её, оставлял наедине с самой собой, но потом начал психовать, ругаться и уходить из дома. Поэтому то Дженнифер и переехала обратно. Она понимала парня, ей тоже сильно не хватало его и тех времён, когда они были вместе двадцать четыре на семь. Но она ничего не могла с собой поделать. Сейчас, когда она полностью погружена в учёбу, ей нужно хотя бы изредка оставаться одной.

***

Первый учебный год подошёл к концу, затем второй и все последующие. И вот, долгожданный день, выпускной. Незаметные четыре года обучения в университете оставили в сердце девушки приятные воспоминания. Сколько прекрасных людей она там повстречала за эти годы! Сколько нового узнала и много где побывала. Даже слетала в Лондон, как студент по обмену. Все четыре года она с удовольствием ходила на учёбу, брала дополнительные уроки музыки и нанимала репетитора. Эта привычка осталась ещё со школы. Всегда быть лучшей. И она ею была. Алан повлиял на жизнь девушки во многом, но не уменьшил её любовь к учёбе. До его появления, Дженнифер была закрытой, грубой, отстранённой от общества девушкой. Но когда он ворвался в жизнь, на тот момент юной девушки, она изменила свой взгляд на многое. Стала добрее, начала доверять людям, поверила в любовь. Стефан, Шайни и Джон были первыми, кто это заметил. И сейчас, когда они знали, что Дженни счастлива, то были спокойны. Все до единого доверяли Алану. Даже Эмили и Брайан, которые всегда были начеку, вскоре поверили в искренность чувств сына.

Стейси очень сблизилась с Дженнифер и её друзьями. Да, они были знакомы уже давно, ведь учились вместе в школе, но дружеских отношений у них не было.

– Дженни, а помнишь, как ты влепила пощечину Бетти? – вспомнила Стейси, примеряя платье для выпускного.

– Конечно, помню. Разве можно забыть её растерянное лицо? – смех девушек разносился по всему бутику.

– Так, я сейчас буду выходить, приготовься! – Стейси стояла в примерочной и уже была готова показать наряд подруге.

– Всегда готова!

Штора распахнулась и Дженнифер ахнула от удивления. Почему никогда раньше она не замечала то, насколько Стейси красива и грациозна? Её локоны, цвета тёмного шоколада, аккуратно лежали на хрупких плечах, не закрывая ключицы. Обычно любознательные карие глаза, казались чрезвычайно милыми и сияющими. Губы расплылись в широкой и легкой улыбке. Всем своим видом она показывала, что нашла то платье, которое так хотела. Бордовое атласное платье в пол, с вырезом «лодочкой» идеально сидело на стройной фигурке и сочеталось с цветом волос и глаз Стейси. На ногах, того же цвета босоножки на блочном каблуке и платформе, которые дополняет ремешок вокруг щиколотки.

– Стейс, ты великолепно выглядишь! – Дженни поднялась с пуфика и обошла подругу. – Господи, это шикарное платье! Ты просто красавица.

– Спасибо, Дженни, – Стейси расплылась в довольной улыбке. – Пришла пора найти и тебе платье. Доверь это мне, ты не пожалеешь!

– Конечно, я буду рада, если платье для меня выберешь именно ты. Сегодня я убедилась в том, что твой вкус — это произведение искусства, мой прелестный художник!

Долгожданный вечер, родители, друзья и любимый, все рядом в этот нелёгкий момент. Нелёгкий, потому что грустный. Грустно расставаться с этим прекрасным местом, которое подарило множество приятных ощущений.

Шайни не смогла прилететь из-за срочных съёмок. Своё обучение на экономическом она забросила в первый же год обучения в университете. Бостон, город её мечты. Город, где она хотела стать моделью, известной и любимой многими. Но никак не экономистом. Так вот, в один момент она решилась обратиться в модельное агентство и каково было её удивление, когда они сообщили, что кастинг пройден! Она принята в их агентство! Так спонтанно и началась её жизнь модели. Вначале, не очень известной и востребованной, но вскоре популярной и любимой многими.

Но, Стефан, несмотря на все дела, всё-таки не смог оставить подругу без своего дружеского плеча в такой день. Алан и Дженнифер вновь ощутили прилив страсти и огромной любви, поэтому присутствие Итана никак не напрягало парня. Столько разногласий было у этой пары из-за ревности Алана, что многим казалось – скоро их любовь пройдет, но нет, они любят друг друга. Да, кажется, ещё сильнее.

Дженнифер ни капли не жалела о том, что доверили выбор платья подруге. Стейси подобрала для девушки платье, которое во многом было схоже с её «бордовым великолепием». Зная вкус подруги, Стейси даже не рассматривала платье других цветов, только черные. Атласное, минималистичное платье в пол на бретельках, с таким же, как у платья Стейси, разрезом сбоку. За большую привлекательность этого платья отвечало декольте. Дополнением образа служили босоножки, естественно, черные. Блочный каблук, платформа и элегантная ленточка на щиколотке. Объемные кудри спадали с плеч, простенько, но со вкусом. Чтобы добавить какой-то изюминки к прическе, Дженни заколола волосы заколкой от Шанель. Прекрасно!

– Стейси, платье просто отпад! Знаешь, это именно то, что я хотела. Простое, без всяких рюшечек, блесток, но такое элегантное. Спасибо тебе.

– Не за что, я знала, что тебе понравится. Ты прекрасно выглядишь, а заколка от Шанель так здорово подчеркивает твой образ!

– Спасибо, ты тоже выглядишь божественно. Есть даже какая-то изюминка в том, что наши платья похожи. Мы сегодня превзошли всех присутствующих здесь. И, да, черный цвет, спасибо, что именно он.

– Не благодари. Все видели тебя в любой палитре цветов, от жёлтого до зеленого, но немногие знают, что черный на первом месте, – Стейси приобняла подругу. – Всё, пошли на наши места, скоро начнется церемония!

Глава 11.

Учащенное сердцебиение мешало девушке сконцентрироваться на своей речи. Как и в школе, в университете Дженнифер была одной из лучших студенток. Она сдала все экзамены и закрыла сессию на отлично! Ещё бы, она ведь без отдыха готовилась к этому. Теперь всё позади. Зачёты, экзамены, практика, всё осталось в светлом прошлом. Сейчас она стоит на сцене с дипломом об образовании. Взрослая, независимая, со своими целями и мечтами.

– Помню, как у меня тряслись колени, когда я произносила речь на школьном выпускном, – слегка усмехнулась девушка. – А сейчас, вновь, нужно говорить речь. Не в первый раз, но, всё же, так волнительно. Четыре года назад я впервые преступила порог нашего прекрасного университета. Тогда я и подумать не могла, что повстречаю здесь таких прекрасных людей. Студенты, преподаватели, все мы как одна большая семья. Но даже в семьях старшим детям рано или поздно приходится покидать свой родной дом. Вот мы и покидаем сегодня стены нашего университета. Я благодарна всем, кто был рядом со мной все эти годы. Всем тем, кто терпел мой «синдром отличницы». Мы дошли до финала. Завтра начнется новая игра. А сегодня, пока мы ещё студенты, давайте насладимся этим моментом!

Слёзы непроизвольно скатились по щекам Дженни, но она улыбалась. Улыбалась, вспоминая моменты счастья, проведенные в университете. Она смогла. Смогла ради себя и мамы. Она ведь так мечтала, что дочь будет учиться именно в этом университете. Их общая мечта сбылась. Дженнифер стала композитором!

– Мамочка, давай попросим папу сыграть нам на скрипке!

– Дже, папа устал на работе, не будем его тревожить, – женщина погладила дочь по голове. – А, может, ты нам сыграешь, солнышко? У тебя неплохо получается!

– Да что ты, мамочка? Скрипка дружит только с папой! Я могу сыграть на пианино, – десятилетняя девочка подбежала к инструменту и заулыбалась.

– Дорогая, я уверена, что скрипка хочет с тобой дружить. Давай ты просто попробуешь, как папа учил.

– Хорошо, зови папу, сейчас будет концерт!

Церемония подошла к концу. Переволновавшиеся студенты старались выйти на свежий воздух, чтобы прийти в себя. Парни не поддавались общественным стереотипам, по типу «мужчины не плачут». На глазах многих парней блестели слёзы. Девушки забыли про то, сколько часов они потратили на макияж и плакали без промедлений. Потекшая тушь их не беспокоила. Грустно расставаться с тем, к чему так привык.

Дженнифер тоже вышла к ним. Итан и Стейси разговаривали со Стефаном, но увидев Дженнифер, друзья закончили беседу.

– Вот и позади осталась беззаботная жизнь студента, теперь нужно работу искать, – сказал Итан и достал сигарету.

– Когда ты начал курить? – удивленно спросила Дженнифер.

– Ещё в десятом классе, просто не палился перед учителями и одноклассниками. А зачем? Я ведь не ради понтов это начал, просто захотелось. Так и втянулся. А сейчас, чего скрывать, взрослый парень, – блондин сделал последнюю затяжку и выбросил окурок в урну. Серые глаза сливались с дымом. Удивительно, но Дженнифер только сейчас обратила внимание на то, что у них одинаковый цвет глаз. У серого есть разные оттенки, но тут бесспорная схожесть.

– Да мы быстро её найдем. В университете же сказали, что помогут с трудоустройством. У меня уже есть готовые картины, поставлю их на продажу. Ты, я думаю, во многих кинокомпаниях будешь востребован, когда они узнают, какой ты талантливый. Дженнифер, ну тут я уверена, совсем скоро станет известным композитором. Кстати, все мы трое можем помочь друг другу сделать что-то великолепное, – глаза Стейси искрились от собственных мыслей. – Ты найдешь талантливого сценариста, начнёшь снимать фильм. Я помогу с графикой, художник тебе точно пригодится. Дженнифер напишет музыку и будет шикарный фильм! С самим Netflix можно будет договор подписать!

– Ну, подруга, ты даёшь! От куда столько грандиозных идей в этой маленькой голове?

– Итан, не дразни нашу маленькую мечтательницу, – Дженни потрепала волосы Итана и засмеялась.

«Как же будет их не хватать. У каждого начнется новый период в жизни, будет мало времени на встречи».

Ребята разговаривали о будущем и увидели, что к ним приближается Алан. Итан сделал шаг в противоположную сторону от Дженни.

– Всем привет, ещё раз. Стефан, можно тебя на минуту?

– Алан, зачем тебе Стеф? – Дженнифер почувствовала что-то неладное.

– Дорогая, всё в норме. Поговорите тут, а мы скоро вернёмся.

Стефан, округлив глаза смотрел на Алана и не верил своим ушам.

– Ты действительно всё обдумал? – недоверчиво переспросил он.

– Да, ты поможешь?

– Хорошо.

Парни вернулись к своей компании. Алан, как ни в чем не бывало подошёл к Дженни и поцеловал её в макушку. Стефан ещё некоторое время смотрел на парня подруги с недоверием, но вскоре отвёл взгляд.

– Ребят, какие у вас планы на оставшийся день? – от внезапного вопроса Стефана, друзья задумались.

– Да, вроде, никаких, – неуверенно ответила Стейси.

– У меня тоже, – смотря в телефон сказал Итан.

– А у тебя, Дженни?

– Никаких. Думаю, провести его с семьёй.

– А давайте в кафе зайдём. Посидим спокойно, сегодня у меня выходной, у нас стажер там практикуется, попробуете его шедевры.

– Я согласна! Давно не пила качественный латте! Если твой этот стажер сделает мне отстойный кофе, я забуду, что у тебя выходной. Встанешь за стойку и сделаешь мне мой любимый латте, – Дженнифер хотела казаться серьезной, но не выдержала и рассмеялась.

– Договорились!

На самом деле, Шайни удалось перенести съёмки и она прилетела в Сан-Франциско, но Дженнифер ничего не сказала. Она ждала указаний Алана, а когда получила смс, что они направляются в кафе, то заказала такси и поехала туда же. Дэвида она звала с собой, но тот никак не смог уйти с работы. Посадил девушку в самолёт и поехал обратно в офис. Шайни была посвящена во все подробности плана, что разработал Алан. Он решил, что лучшая подруга девушки — это хороший наставник в таких вопросах. У него не было страха, что Шайни проболтается, ведь он знал, что она умеет хранить секреты.

Алан, Дженнифер и Стейси ехали в одной машине, в черном мерсе Алана. Стефан, Итан, Эмили, Брайан и Джон в стареньком фольксвагене Итана. Шайни приехала раньше и успела всё подготовить. Когда она увидела выходящую из машины подругу, на глазах появились слёзы. Такая красивая, элегантная малышка!

«Как я скучаю по ней».

Шайни не стала нарушать пункты плана, поэтому была вынуждена спрятаться в кладовой.

– Джереми, приготовь нам всем по чашке вкуснейшего латте! – не успев войти, распорядился Стефан. – От того, на сколько вкусный кофе ты приготовишь, зависит твоё положение в кафе. Если Дженнифер не оценит твоё творение, считай, что ты даже не начинал стажировку.

– Понял вас, сэр! – молодой, худощавый парнишка начал быстро передвигаться за стойкой.

– Почему так официально? – Дженнифер подняла бровь и взглянула на Стефана.

– Всё потом, садитесь за столик. Мы с Аланом отойдем на минуту.

– Не слишком ли часто они начали отлучаться вдвоём? – заметила Стейси.

– Ой, парни. Их редко можно понять. Давайте что-нибудь закажем, я голодная! Мамочка, ты что будешь? Папа, мистер Уайт, заказывайте, что хотите. Сегодня запретов быть не должно! К черту диету, хочу сладкого!

– Дженни, милая, не ругайся за столом, – Эмили положила свою руку на руку Дженнифер.

Принесли заказ. Все уплетали десерт с огромным удовольствием. Только Дженнифер была неспокойна. Алан и Стефан до сих пор не вернулись.

– Что-то они долго, – девушка смотрела по сторонам в надежде, что парни уже идут к их столу.

– Не волнуйся, скоро придут.

Дженнифер поднесла ко рту кусочек десерта, но резко остановилась. В кафе заиграла приятная музыка. Джереми интригующе заулыбался и достал из ведра со льдом бутылку шампанского.

– Что здесь происходит? – Дженнифер хотела встать из-за столика и подойти к стойке, за которой стоял стажер, но увидев парней, остановилась.

Алан вышел из кладовой с букетом красный роз. За ним вышел Стефан, в его руках находилась небольшая коробочка. Парни медленно подошли ближе и замерли в нескольких шагах от столика, за которым сидела Дженни, она была растеряна.

– Дженнифер, выйди, пожалуйста к нам, – Стефан подал руку подруге.

– Принцесса, я знаю, сколько эмоций ты сегодня испытала, ведь, этот день, очень важен для тебя. Мы со Стефаном хотим сделать его ещё более важным и запоминающимся, – Алан вручил девушке букет.

– Дорогая моя подруга, в моих руках сейчас находится то, о чём ты так мечтала. Знаю, ты хотела этого, но всегда боялась, что что-то пойдёт не так. Это не только твоя мечта, но и мечта твоего самого близкого человека, – Стефан протянул коробочку и Дженнифер приняла её. Ей до безумия стало интересно, что же там находится. Слова Стефан заставили её напрячься.

– Это... Ты серьезно? – по щекам побежали слёзы. В руках Дженнифер оказались документы. Документы на приобретение небольшого здания – студии.

– Дженни, все мы прекрасно знаем, что ты и твоя мама мечтали устраивать выставки её картин. Это заведение мы приобрели для того, чтобы ты устроила там грандиозную выставку, а затем и музей картин Оливии Смит.

– Невероятно, Стефан… Это невероятно! – Дженнифер расплакалась ещё пуще и обняла друга.

– Ну, у меня бы ничего не вышло, если бы мне не помогли Алан и эти прекрасные люди, – он махнул в сторону входных дверей. Там стояли Стейси, Итан и Шайни.

– Дорогие, как же я вас люблю!

Когда все немного успокоились и пришли в себя, Алан продолжи.

– Ну, теперь моя очередь.

– Что? Это не всё?

– Нет, принцесса, не всё, – парень сделал последние несколько шагов и оказался совсем рядышком с Дженни. – Мы вместе уже четыре года, я давно должен был задать этот вопрос, но не было подходящего момента.

Алан встал на колено, и Дженнифер всё поняла. Новый поток слез показался на щеках взволнованной девушки.

– Дженнифер Смит, ты станешь моей женой? – бархатная коробочка раскрылась, и шатенка застыла. Кольцо. Обручальное.

– Я... – пауза, которую она сделала, заставила присутствующих в кафе немного запереживать. – Согласна!

Молодая пара заключила союз в ближайшие сроки. Ждать дольше они не могли, лучше сказать не – хотели. Чувства вновь нахлынули, как в первые месяцы их отношений. Алан был так же внимателен, Дженнифер всегда свободна для него. Учёба была в прошлом, поэтому теперь им ничто не мешало проводить время друг с другом. Шайни, конечно же, всё это время была рядом. Ей звонили из Бостона, делали заманчивые предложения, но у неё всегда был один ответ:

«У моей подруги свадьба вот-вот, когда молодожены улетят в свадебное путешествие, я вернусь в Бостон».

Так и случилось, когда Дженнифер и Алан выбрали, куда отправятся в путешествие, Шайни со спокойной душой улетела домой.

– Мы летим в Париж! – Дженнифер собирала чемоданы и не могла поверить, что всё это происходит именно с ней. Отмотаем время на пять лет назад. Закрытая в себе, та, кто не верит в любовь, «мисс Одиночка». А что сейчас? Добрая, жизнерадостная, замужняя женщина. Любовь меняет людей.

Шайни стояла в гримерке, когда получила смс от подруги.

«Дорогая, у нас вылет через двадцать минут, когда приземлимся, я тебе напишу, люблю».

– Я тоже тебя люблю, – шепотом приговорила Шайни и положила телефон в сумку.

Иной раз она задумывалась, почему именно она? Столько девчонок хотели стать подругами Дженни, но она выбрала её, Шайни. Они подружились ещё тогда, до переломного момента в жизни Дже. Когда она не разочаровалась в любви и не потеряла маму. Такая же, как и сейчас, добрая, жизнерадостная, всегда готова прийти на помощь. Но потом появился Нэйтан. Дженнифер влюбилась в него без памяти. Кто слушал её вечные рассказы о том, какой он хороший, заботливый и милый? Конечно, Шайни. Она всегда поддерживала, успокаивала и помогала Дженни. Оливия умерла раньше, чем случилось то признание в любви. Именно Шайни была рядом в тот момент. Она видела подругу и счастливой, и в слезах. Дженнифер долго не решалась признаться парню в чувствах, а тут ещё и смерть матери. Но, собрав все силы в кулак, она сделала этот отважный прыжок в море, в котором и утонула. Дженнифер болезненно переносила то, что случилось с ней тогда, но никому не показывала этого. Даже от Шайни она отстранилась. Но это не поколебало нить, связывающую их друг с другом. Шайни всегда была рядом. Даже тогда, когда терпеть истерики подруги было невыносимо.

Своей личной жизнью девушка не могла похвастаться. Любила часто, взаимно, но вскоре перегорала. Что она, что её парни, они быстро теряли друг к другу интерес. Всё это продолжалось до тех пор, пока в её жизни не появился Дэвид. Парень с плохой репутацией в школе, хулиган, бабник. Да, она просто пошла с ним на бал. Да, она просто танцевала с ним в клубе. Всё было, казалось, просто. Но непросто было выкинуть его из головы.

Удивительно, что её симпатия оказалось взаимной. Изначально, Шайни боялась, что это очередная игра парня. Она готовилась к тому, что он бросит её через неделю фальшивых отношений. Но, как бы не так. Шайни изменила его. Раньше бабник, хулиган и задира, но после встречи с ней – романтик, преданный отношениям, джентльмен. И в этой истории любовь изменила людей.

Глава 12.

Приземлились молодожены ночью. Усталость взяла своё, и они сразу отправились в отель. На утро Дженнифер запланировала много путешествий по великой столице Франции. Как Бостон вдохновлял Шайни, так же, Париж был музой для Дженни. В детстве она вырезала картинки и развешивала их на стене.

Алан не так страстно любил столицу Франции, но был рад, что приносит счастье жене. В последнее время он стал реже этому радоваться. До того, как он сделал предложение любимой, он начал ощущать пустоту внутри себя. Они редко виделись, он начал отвыкать от времяпровождения с Дженни. Казалось, что если он не сделает ей предложение, то может и вовсе потерять её.

Лёгкий, прохладный ветерок пробрался в номер новобрачных. Дженнифер, почувствовав сладкий аромат круассан, открыла глаза. Алан стоял в одних шортах, держа в руках поднос с едой. Круассаны, тёплое молоко, которое девушка так любит, клубника. Вот, что значит – доброе утро!

– Проснись и пой, спящая красавица! – Алан поставил поднос на столик, а сам приблизился к жене. – Ты такая красивая.

Он провёл рукой по её волосам, а затем мягко поцеловал. Без прежней страсти, будто это был их первый поцелуй, когда он боялся, что она отвергнет его чувства.

– Спасибо, – ответила она после поцелуя и перевела взгляд на еду. – Это так мило, я ужасно голодна!

Тёплое молоко вернуло Дженни в детство.

– Дорогая, я принесла тебе печенье и молоко, – Оливия зашла в комнату дочери и закрыла за собой дверь.

– Ты как раз вовремя, мамочка. Никак не могу проснуться, – медленно выбираясь из-под одеяла, девочка смотрела на стакан с молоком, – Не терпится выпить его!

Как часто она вспоминает моменты, проведенные с матерью, но никогда, с отцом. Он часто был в разъездах, допоздна, как и сейчас, оставался в офисе. Но, несмотря ни на что, старался уделять жене и дочери как можно больше времени. Скрипка. Все приятные воспоминания связаны с ней. По вечерам, когда Джон брал выходной и проводил его с семьёй, Дженни просила, чтобы он сыграл для них.

– Вот поужинаем и я, обязательно, что-нибудь сыграю.

– Мамочка, ты слышала, папа сыграет нам!

До сих пор в ушах стоит эта прекрасная мелодия, которую он наигрывал в последний раз, на могиле Оливии. Так он простился и с женой, и с её любимым инструментом. После похорон Джон не брал скрипку в руки. Как бы не просила Дженнифер, отец оставался холоден. Она могла понять его, ведь и сама, отложила все инструменты подальше.

Прогуливаясь по приветливой улице Парижа, Дженнифер заглянула в телефон.

– Наша первая цель – Лувр.

– Как скажешь, принцесса, – Алан взял жену за руку и повёл к цели.

Лувр – одна из самых знаменитых достопримечательностей Парижа. Он известен туристам, как архитектурный памятник, который служил домом французским королям. Как очень известный музей мира, который захочется посетить каждому.

Молодоженам пришлось долго стоять в очереди, чтобы зайти в Лувр через главный вход – Пирамиду Лувра. Но в этом были и свои плюсы. Стоя в очереди, они успели посмотреть на двор Наполеона с его фонтанами и пирамидами. Пройдя, наконец, внутрь, они взяли план Лувра, на котором отмечены самые знаменитые произведения искусства. Египетские древности, античный мрамор, скульптуры средних веков, живопись и многое другое, что может порадовать глаз туриста и коренного жителя Парижа. Дженнифер очень хотелось посетить самую популярную часть музея – Денон. Взглянуть на легендарную «Мону Лизу» Леонардо да Винчи, было ещё одной маленькой мечтой девушки.

Дженнифер отметила для себя то, что заинтересовало её больше всего: «Мона Лиза», «Венера Милосская» или же «Афродита», известная не меньше, чем первая красавица. Богиня победы, Ника Самофракийская приковала к себе взгляд молодых людей на столько, что они простояли у неё минут десять. В отличии от Венеры, Ника потеряла не только руки, но и голову. Археологи обнаружили много фрагментов статуи, но голову так и не удалось найти. Даже в таком состоянии, статуя заворожила туристов.

Пройдя цокольный этаж крыла Сюлли, они оказались в крепостном укреплении старого Лувра, где смогли увидеть стены средневекового музея. Послушав историю создания Лувра, Дженнифер и Алан закончили свое путешествие по незабываемому музею, который находится в самом сердце Парижа.

После посещения ещё нескольких достопримечательностей, таких как: музей Сальвадора Дали, собор Парижской Богоматери и башня Монпарнас, молодые люди ужасно устали и приняли решение, что продолжат своё путешествие по Парижу завтра.

– А как же Эйфелева башня?

– Десерт всегда оставляют на потом, – устало проговорила Дженнифер и рухнула на кровать. Прекрасный вид из окна убаюкал девушку, она уснула.

Алан решил пересмотреть их свадебные фото, пока жена посапывала на кровати. Такие счастливые, влюбленные.

«Кто бы мог подумать, что я женюсь? Даже родители не верили в это. Влюбился, впервые в жизни... Влюбился?».

Вот фото, где они надевают друг другу кольца. Следующие, родители вытирают слёзы. Как это мило, даже отцы прослезились. А это, самое любимое фото Дженнифер. Всё тоже самое, как на картине Оливии. Море, закат, влюбленная пара.

– Море всегда напоминает мне о маме. Её картина прекрасна, я всегда хотела воспроизвести то, что мама нарисовала, – Дженнифер шла по горячему песку, её рука покоилась в руке мужа.

– Так давай сделаем это прямо сейчас, – Алан установил штатив, нажал на кнопку и через десять секунд фотоаппарат сделать щелчок.

– Прекрасный снимок, – она посмотрела в глаза Алана, такие бездонные и манящие. Зрительный контакт был прерван страстным поцелуем.

На телефон Дженнифер пришло сообщение. Алан никогда не позволял себя копаться в телефоне Дженнифер, но сейчас у него появилось огромное желание, которому парень не стал противостоять. Сообщение пришло от Итана.

«Привет, путешественник, как ты? Видел фото в инстаграме, понятно, что ты счастлива. Я рад этому. Пока тебя нет, у нас тут произошли кое-какие изменения в жизни некоторых людей. Думаю, Стефан скоро сам тебе всё расскажет. Отдыхай, ждём тебя обратно, покоритель Парижа!».

Вроде, такое обычное дружеское сообщение, в котором нет ничего плохого, но Алана, явно, взбесило, что его жене пишет этот тип. Он, не задумываясь, удалил сообщение, а затем покинул номер.

Когда девушка проснулась, то обнаружила, что мужа нет. Первым делом она набрала его номер.

– Алан, где ты? Почему не разбудил меня?

– Всё нормально, я скоро приду, – он бросил трубку.

Ночью Париж освещают разноцветные огни. Дженнифер стояла у окна и наблюдала за тем, как ночью в этом городе кипит жизнь. Алан старался войти тихо, чтобы не разбудить жену, которая и так не спала.

– Ты чего не спишь? – тихо спросил он. – Ночь же.

– Вот именно, что ночь. Где ты был?

– А тебе то что? Где я был, там меня уже нет, – он с грохотом повалился на пол.

– Алан, ты пьян? – Дженнифер подбежала к парню, чтобы помочь ему подняться, но тот, не сильно, оттолкнул её.

– Да, а что, нельзя? Я взрослый человек и могу делать то, что хочу, – парень, ели как, дополз до кровати, забрался на неё и захрапел.

Никогда Дженнифер не видела его пьяным. Всё четыре года их отношений он не пил. Да, выпивал по бокалу виски за ужином со всей семьей, но не пьянел от него. Выпивал, но никогда не напивался до такого состояния. Это испугало девушку. Она взяла некоторые вещи и спустилась вниз. Через некоторое время Дженнифер удалось решить вопрос о снятии ещё одного номера. Она не хотела проводить ночь в одной комнате с пьяным мужем.

Всю ночь Дженнифер не смыкала глаз. Ей всё время казалось, что Алан идёт по коридору к её номеру. Страх завладел ею. Неприязнь к пьяным людям была у неё с детства. Что именно тогда произошло, она не знает, но помнит, что всегда боялась и упрекали таких людей. Ближе к утру, Дженни решила позвонить Шайни.

– Алло, – сонный голос подруги расстроил Дженни. Она не хотела разбудить её.

– Шайни, прости, я не должна была звонить так рано.

– Ничего страшного, если бы не ты, я бы не проснулась и опоздала бы на собеседование.

– Что за соболезнование?

– Приглашают сняться в рекламе, какая-то новая фирма одежды, пустяки. А у тебя что случилось, почему звонишь в такое время?

– Шайни, я не знаю, что произошло, – из глаз непроизвольно потекли слёзы. – После экскурсий, мы с Аланом вернулись в свой номер. Я уснула, потому что сильно устала. Не знаю, когда именно он ушёл, но, когда я проснулась, его не было в номере. Вернулся поздней ночью. Но в каком состояние он вернулся, Шайни!

– Так, солнце, не плачь, пожалуйста. С ним что-то случилось?

– Он напился, вот и всё, что с ним случилось. Шайни, он же никогда не пил. Выпивал по бокалу с нашими отцами, но не больше. А тут даже на ногах стоять не мог.

– О, господи! Но, почему? Вы поссорились? –Шайни была очень взволнована, даже сонный голос, в один миг, стал серьёзным.

– В том то и дело, что нет! Всё было хорошо. Я не понимаю ничего, – Дженнифер не стала сдерживать эмоции и заплакала в голос.

– Дженнифер, прошу, успокойся. Не плачь, слышишь? Не могу слушать, как ты плачешь. Хочешь, я прилечу? Прямо сейчас, первым же рейсом, хочешь?

– Нет, Шайни, не вздумай, – девушка заставила себя успокоиться. – Не нужно прилетать. Сейчас он проспится, и мы поговорим, а ты собирайся на собеседование, не буду отвлекать.

– Дорогая, ты никогда не отвлекаешь. Как что, сразу звонит мне, поняла? Буду ждать.

– Хорошо, – Дженнифер хотела сбросить разговор, но добавила: – Спасибо, что ты у меня есть.

Глава 13.

Уснуть так и не получилось. Всю ночь Дженнифер думала о том, что произошло с Аланом. Почему он так резко изменился? Не может же человек взять и, ни с того, ни с чего, начать пить. Может, она что-то сделала не так? Но, что? Было бы более логичнее, если бы он запил в то время, когда она училась и не была с ним рядом. Но сейчас, когда всё, наконец, пришло в норму, он так поступает. Они поженились, отправились в свадебное путешествие в один из самых романтичных городов мира. В какой момент, что-то пошло не так?

Только в полдень девушка услышала стук в дверь своего номера. Видимо, Алан проснулся и выяснил, где она находится. Она медленно встала с постели и пошла к двери. Ноги болели так, будто она пробежала целый марафон. Мешки под глазами говорили всё за неё. В один момент шатенка остановилась и упёрлась рукой в стену. Голова закружилась, то ли от голода, то ли от недосыпания. Постояв так немного, она всё-таки открыла дверь. Перед её глазами стоял не её муж, а какой-то чужой человек. Можно ли назвать мужем человека, которого начинаешь бояться? Дженнифер понимала, что бояться толком то нечего. Да, он выпил очень много, но не оскорбил и не прикоснулся к ней.

– Дженнифер, прости меня, – парень зашёл в номер и хотел обнять жену, но та отстранилась.

– Не хочешь объяснить, что происходит? – Дженни подошла к столу и взяла стакан с латте.

– Что происходит? – задал он встречный вопрос, делая вид, что не понимает, о чем говорит Дженни.

– Алан, не смешно.

– Так я, кажется, не смеялся сейчас.

– Ты считаешь нормальным, приходить посреди ночи в пьяном угаре, а потом даже не постараться объяснить, что происходит? – девушка перешла на крик.

– Не кричи, не хватало ещё, чтобы все посетители слышали твои истерики, – он совершенно спокойно сел на край кровати и посмотрел в окно.

– Мои истерики? Алан, ты взрослый мужчина, так наберись смелости и скажи мне, что произошло? Почему ты вдруг решил уйти и напиться? И почему сейчас ты делаешь вид, будто ничего не произошло?

– А, разве, произошло что-то серьезное? Я просто захотел отдохнуть, расслабиться и прогуляться. Что в этом плохого? Ты сама сейчас сказала, что я взрослый мужчина.

– Поставить меня в известность было бы не плохо. Но ты, как я вижу, не чувствуешь никакой вины за собой.

– Дженнифер, – парень встал с кровати и начал подходить ближе к жене. – Пожалуйста, успокойся. Да, может, я и не прав. Но давай не будем портить друг другу настроение в эти дни. Наш медовый месяц в самом разгаре.

– Алан, я просто хочу, чтобы у нас всё было хорошо.

– У нас всё хорошо, не накручивай себя, – одним движением руки он коснулся её подбородка и нежно поцеловал.

Через несколько дней о этой ссоре никто не говорил. Алан, казалось, вообще забыл о своём поступке, а Дженнифер не хотела больше ругаться, поэтому молчала. Инцидент не повторялся, и она немного успокоилась. До конца их путешествия оставалось три дня, что радовало и огорчало одновременно. Ребята скучали по родным, но их удерживал тот факт, что не все достопримечательности были осмотрены.

– Сегодня мы пойдём в Сент-Шапель, если ты не против, конечно.

– Я не против, – холодно ответил Алан, продолжая смотреть в телефон.

Сент-Шапель, в переводе с французского означает «Святая капелла» – это один из красивейших католических соборов в Париже. Войдя внутрь, молодожены сразу отметили, что убранство капеллы поражает своей изысканностью и богатством. Оконные витражи, расписанный фресками свод, высотой в семь метров и стены, украшенные геральдическими лилиями. Всё это можно увидеть на первом этаже капеллы. Поднявшись на второй этаж, их посетило чувство, будто они находятся в воздухе. Весь этаж состоит из огромных окон-витражей, что позволяет солнечным лучами пробираться внутрь. Дженнифер и Алану очень повезло, что они решили посетить Парижскую капеллу в солнечный день. Рядом с Сент-Шапель находится Консьержери, как рассказали жители Парижа – это королевский замок и тюрьма, в которой Мария Антуанетта находилась в заключении до её казни. Также, недалеко расположен Нотр-Дам, который они успели посетить в первые дни свадебного путешествия.

Оставшуюся половину дня Дженни и Алан просто гуляли. Несколько раз заходили в кафе, чтобы выпить кофе.

«С латте, которое делает Стефан, ничто не сравнится» – ловила она себя на таких мыслях каждый раз, когда заказывала кофе в местных кафе.

Так же, девушка не смогла удержаться и посетила модный бутик Шанель. Алану было неинтересно, поэтому он ждал на улице. На телефон пришло сообщение от давнего друга, с которым парень не общался уже долгое время.

«Привет, друг. Давненько мы с тобой не общались. Я сегодня прилетел в Сан-Франциско, хотел увидеться, но тётя сказала, что ты улетел в свадебное путешествия. Удивил, так удивил! От тебя я точно такого не ожидал. Как вернёшься, сообщи. Я тут надолго застрял. Познакомишь старого друга со своей женой».

Вернувшись в отель, Дженнифер решила приготовить романтический ужин. Вино, свечи, Париж. Что может быть лучше? Алан сидел напротив любимой и смотрел в её бездонные глаза. Именно на них он, в первую очередь, обратил внимание. Тогда, в первый день знакомства, в её доме. Такая дерзкая девчонка с характером. Именно это и привлекло парня. Её дерзость, независимость и невзаимность. Огонёк чувств вспыхнул в его груди. Казалось, ничего нового, такая же симпатия, как и к другим девушкам, с которыми он проводил время, а затем бросал. Но была между ними разница. Те девушки сразу отвечали взаимностью и были готовы на всё, лишь бы провести время с молодым и богатым парнем. А если ещё и удавалось провести с ним ночь, так они вообще были на седьмом небе от счастья. Думали, что это навсегда, что это любовь, но парень хладнокровно расставался с каждой их таких дам на следующий же день. Дженнифер же, была не такой. Она не обращала на него внимание, наоборот, испытывала неприязнь. Здесь уже не он вёл игру, а она. А что будет делать парень, который не привык получать отказ? Добиваться своего любой ценой. Причиной его любви стал тот самый огонёк, что зажёг его сердце, или же то, что он проделал не простой путь, чтобы заполучить сердце принцессы? На этот вопрос сам Алан не могут найти ответ.

Предпоследний день путешествия прошёл незаметно и вот, настал их крайний день пребывания в Париже. Ночь опустилась на город и молодые люди решили исполнить своё заветное желание – посетить Эйфелеву башню. Ночью она выглядит ещё прекраснее! Они купили билеты и поднялись на верх. Перед глазами пары открылся невероятный вид, который захватывает дух. Алан держал Дженнифер за руку, их взгляд встретились, и девушка улыбнулась. Так нежно, расслаблено и непринужденно.

– Ты такая красивая, – прошептал Алан и поцеловал девушку. Где, как не на Эйфелевой башне, поцелуи были такие искренние и нежные.

В аэропорту их встречали родители и друзья Дженнифер. Алан никогда не поднимал разговор о том, что у него нет друзей. Это казалось ему не столь важным. Зачем ему друзья, ведь и без них не плохо. Дженнифер не раз спрашивала его об этом, ведь не может быть, чтобы у человека не было ни одного друга, на что он всегда отмахивался. Стефан, Итан и Стейси держали в руках букеты роз, Эмили и Брайан плакат с надписью «добро пожаловать домой». Дженнифер ещё раз окинула всех взглядом и убедилась, что её отца там нет.

– С возвращением! – Эмили принялась целовать сына и его жену. – Мы так по вам скучали.

– Я мог и обидеться на то, что ты игнорировала мои сообщения, но вошёл в твоё положение, поэтому не обижаюсь, – Итан обнял подругу и вручил ей букет.

– О чем ты? Я ни разу не получала от тебя сообщения, Итан, – Дженнифер нахмурилась. Ей даже в голову не пришло, что эти сообщения удалял Алан, в то время как она оставляла телефон без присмотра.

– Странно, – Итан же догадывался, какова причина исчезновения сообщений и бросил грозный взгляд на мужа подруги.

– А где папа? – после заданного вопроса улыбки сошли с лиц окружающих.

– Дженнифер, мы не хотели сообщать тебе это по телефону, хотели сказать, когда вернёшься, – Эмили взяла руки Дженнифер в свои. – Вчера у твоего отца случился сердечный приступ, сейчас он лежит в больнице.

– Что? Как вы могли скрыть это от меня? Сейчас же отвезите меня к нему!

Всю дорогу от аэропорта до больницы Дженнифер не проронила ни слова. Эмили очень переживала за состояние девушки, поэтому не выпускала её руки из своих. Брайан вёл машину так быстро, как только мог. Но время для девушки тянулось вечность.

– Что вообще случилось? На фоне чего папе стало плохо? – Дженнифер посмотрела на Эмили, ведь та должна была что-то знать.

– Дорогая, я точно не знаю. Твой отец пришёл в себя несколько часов назад, он сам всё тебе расскажет. Я знаю только то, что ему каждую ночь начала сниться твоя мама.

– Он ничего такого мне не рассказывал.

– Не хотел беспокоить тебя. Считал, что это не так важно, чтобы докладывать о своих снах дочери, которая находится в свадебном путешествии.

Дверь палаты распахнулась, и девушка увидела своего отца. Он сильно похудел, мешки под глазами делали его старше своих лет, появилась новая седина. Дженни не было всего пару недель, а отец постарел на несколько лет. Слёзы предательски побежали по её щекам, хотя девушка и старалась держать себя в руках перед отцом.

– Папа, – она села на край больничной койки и взяла отца за руку. – Что с тобой случилось, пока меня не было?

– Ничего страшного, дочка, я уже в порядке, – он врал, она это чувствовала.

– Миссис Уайт сказала, что все эти дни ты видел во сне маму, это стало причиной приступа?

– Да, дорогая, Эмили не соврала. Оливия снится мне на протяжении двух недель, каждую ночь. Она злится на меня, Дженнифер. Злится, что я позволил тебе выйти замуж за Алана.

– Что? Но, причем тут Алан?

– Не знаю, честно, не знаю. Он не нравится твоей матери. Она сказала мне, что этот брак ошибка, ты не должна была выходить за него. Он сломает твою жизнь.

– Папа, что это значит? Не могла мама всё это сказать, Алан любит меня. Это просто сон, а ты у меня такой чувствительный стал, – Дженнифер поцеловала отца в лоб и села обратно на койку.

– Может, ты и права, дочка. Только скучаю я по ней очень сильно. Не могу больше справляться с этой болью. Когда твоя мама покинула нас, я совсем отчаялся, но ты вернула меня к жизни. А сейчас, ты вышла замуж. Я не боюсь, что ты останешься одна, поэтому и умереть не страшно.

– Что ты такое говоришь, отец? Ты вообще понимаешь, что делаешь мне этим больно?! Не смей больше говорить так, я не смогу без тебя! – Дженнифер набросилась на отца с объятиями.

Никогда раньше она не думала о том, что может потерять и его. Но сейчас, после слов, что отец сказала ей, в сердце девушки поселился страх. Что будет, если она потеряет последнего родного ей человека? Сможет ли она пережить эту потерю? Нет, она просто сойдет с ума, если потеряет и его. Мама ушла, но отца Дженни не отпустит. Ни за что!

Глава 14.

Проснулась девушка в своей кровати, такой мягкой и удобной. Париж был самым прекрасным моментом в её жизни, но в своём доме куда уютнее. Алан настаивал, чтобы они поселились в их доме, который стал свадебным подарком от родителей, но пока Джон в больнице, Дженнифер не могла на это согласиться.

– Когда отца выпишут, мы, обязательно, переедем в наш дом, но не сейчас.

Дженнифер была подавлена состоянием отца, поэтому не хотела ни с кем видеться и разговаривать. Исключением стала Милли. Девушки не общались с того момента, как Дженнифер вышла замуж.

– Милли, как ты поживаешь? – Дженнифер прибиралась на книжной полке и параллельно поддерживала разговор.

– Со мной всё хорошо, расскажи о себе, – от глаз подруги не скрыть душевные боли.

– Ох, Милли, что мне рассказать? Всё было хорошо, но, в один момент, разрушился мой покой. С Аланом происходит что-то странное. Такое чувство, будто он меня разлюбил. Отец в больнице. Я совсем отчаялась, Милли.

– Дорогая моя, пожалуйста, не плачь. Всё обязательно нормализуется. Чёрная полоса – неотъемлемая часть нашей жизни. Я уверена, что у вас всё наладится с Аланом. А, что касается, мистера Смита, так ты не переживай. Он самый сильный духом мужчина, которого я только видела, – Милли приобняла Дженнифер за плечи и улыбнулась.

– С Аланом то, может, и наладится. Но за отца я не могу не переживать. Да, ты права, он самый сильный духом мужчина, но у каждого сильного человека заканчиваются силы. Его силы закончились. Ты и сама знаешь, как сильно он любит маму. Видеть её каждую ночь во сне стало невыносимо для него. Понимаешь, он радуется тому, что может её видеть, но когда просыпается, то понимает, что это был лишь сон. Я не знаю, как долго он сможет справляться со своей болью, но мне страшно. Я боюсь потерять его, Милли, очень боюсь.

– Дженнифер, отбрось все плохие мысли. Не хорошо это, думать о плохом в то время, когда твой отец жив и, относительно, здоров.

– Ты права, я не должна была говорить такое, – девушка вытерла слёзы, взяла себя в руки и продолжила уборку.

Смотреть, как погибает твой родной человек, невыносимо больно. Дженнифер на протяжении двух недель наблюдает за тем, как отец морально угасает. Он перестал есть, спать и выходить на работу. Забросил все свои дела, просто лежит на кровати целыми днями и всё. Дженнифер разными способами старалась вернуть отца к прежней жизни, но не выходило. Он слишком много боли держал в себе, а когда эта боль вышла наружу, сердце уже не молодого человека не выдержало. Эмили и Брайан проводили много времени рядом с больным. Дженнифер, хоть и не жаловалась на то, что не справляется одна, но это было видно. Ей поступали предложения из университета с приглашениями на работу, но Дженнифер отказывалась. Не могла оставить отца. Стефан и Итан старались поддержать подругу, звали её погулять, приглашали в кафе, чтобы она дала свой мини-концерт. Тщетно, Дженнифер от всего отказывалась. Стейси и Шайни тоже не отставали от парней. Один раз, во время телефонного разговора, Шайни пригласила Дженнифер к себе, в Бостон. Как и ожидалось, девушка отклонила приглашение.

– Я не могу оставить его, Шайни. Отец, как никогда, нуждается во мне.

Шли дни, Алан понемногу осваивал дела компании. Когда Джон перестал работать, Брайану понадобилась помощь. Он посчитал, что будет неплохо ввести сына в дела их компании. Всё-таки, Алан законный наследник бизнеса и, рано или поздно, должен был бы вступить в дело. Он уходил рано, возвращался поздно. Брайан бранил его, уговаривал идти домой, поддерживать жену, но сын был настойчив.

– Ты хотел, чтобы я работал, я работаю. Когда мне возвращаться домой, я решу сам.

Он признавался сам себе, что дома ему становится не по себе. Стены давят, атмосфера угнетает, а жена раздражает своими слезами. Он понимает, что ей больно и страшно, но ничего не может поделать с собой. Дженнифер старается уделять внимание мужу, но все её силы отнимает забота об отце. Она надеется на поддержку Алана, который в свою очередь предпочитает отсидеться в офисе до поздней ночи, а по возвращению домой – лечь спать.

Погода стояла холодная, приближалась зима. Стефан дал поручения своим работникам, а сам поехал к Дженнифер. О своём приезде парень не сообщил, ведь понимал, что подруга будет отговаривать его. Взяв пакеты с пассажирского сидения, он направился в дом. Запах лекарств и атмосфера боли встретили парня на пороге. Было такое чувство, будто он пришел не в дом подруги, а в больницу.

Дженнифер сидела у камина и пила латте, когда заметила друга.

– Стефан, ты здесь? Что-то случилось? – усталые глаза смотрели на парня с искренней радостью. Как приятно, когда рядом близкий человек.

– Даже в такие моменты ты беспокоишься о других. У меня ничего не случилось, просто я переживаю за тебя, вот и приехал, – Стефан поставил пакеты на столик и сел рядышком с Дженни. – Я привёз немного еды, которую ты любишь.

– Спасибо тебе, Стеф, но я не голодна.

– Знаю я, как ты не голодна. И крошки в рот не взяла за последние пару дней. Сейчас же идёшь в душе, приводишь себя в порядок и за стол. Я всё приготовлю.

– Стефан, я не...

– Быстро!

Спорить не было ни настроения, ни сил. Поэтому девушка подчинилась. Спустя тридцать минут стол ломился от простой, но вкусной еды. Дженнифер села напротив друга и грустно улыбнулась. Он положил ей на тарелку салат, затем сам принялся есть. Смотря на то, как ест Стефан, у Дженнифер проснулся аппетит. Впервые за несколько дней она почувствовала голод. Уплетая салат, она благодарила судьбу за то, что та подарила ей такого друга.

– Стефан, спасибо тебе, я так хорошо поела, – сказала девушка, вытирая руки салфетками.

– Я рад, что ты покушала. Теперь пойдем, поговорим по душам.

Друзья поднялись на второй этаж, в комнату Дженнифер. Неоновый свет всё ещё оставался частью её небольшой, но уютной пещерки.

– Ну, рассказывай, как твоё свадебное путешествие? С момента твоего возвращения мы ещё не разговаривали об этом.

– Всё было, более чем, прекрасно. Стефан, ты обязательно должен посетить Париж! Лувр, Эйфелева башня, бутики Шанель, Стефан, это рай на земле. Я осталась под большим впечатлением, – глаза искрились от приятных воспоминаний, но, в один миг, огонёк потух. Дженнифер вспомнила ту ночь, когда Алан вернулся в отель пьяным.

– Что такое? Ты изменилась в лице.

– Но, было, и кое-что не очень хорошее, – она опустила глаза и принялась рассказывать другу о выходке мужа.

Стефан слушал внимательно, и с каждым разом его глаза всё сильнее загорались от злости.

– Как он посмел испортить ваше путешествие? Негодяй, а ещё казался таким хорошим парнем.

– Стефан, успокойся. В целом, ничего плохого и не произошло. Да, он здорово напился, но ведь не причинил мне никакого вреда. Всё нормально, не переживай. Давай, теперь ты расскажи, что тут происходило, пока меня не было.

– Итан сказал, что ты не получала его сообщения, верно?

– Да. Это очень странно, ведь он утверждает, что часто писал мне.

– Ну, с одной стороны, это хорошо. Значит ты узнаешь всё лично от меня, – он интригующе улыбнулся.

– Давай, рассказывай, не тяни.

– Я нашёл девушку. Дженнифер, она такая хорошая, правда, – он говорил это с такой любовью, что Дженнифер искренне улыбнулась.

– Кто она? Я её знаю?

– О, ты знаешь её лучше, чем я сам.

– Что это значит?

– Моя девушка, твоя подруга.

– Ты хочешь сказать, что твоя девушка Стейси? – Дженнифер округлила глаза.

– Совершенно верно. За всё спасибо тебе, Дженн, ты же нас познакомила. Мы хорошо узнали друг друга, и я понял, что Стейси именно так, которую я искал. Завтра будет месяц, как мы вместе.

– Стефан, я так за вас рада! – Дженнифер радовалась так, будто бы ничего плохого в её жизни не случилось. Она искренне желала счастья друзьям. – Черт возьми, надо было вас раньше познакомить. Вы же такая чудесная пара!

– Спасибо, солнце.

На следующий день Дженнифер собрала все силы в кулак и поехала в кафе. Ей захотелось прогуляться. Свежий, прохладный воздух наполнял лёгкие кислородом. Так приятно вдыхать этот осенний воздух, который помогает отвлечься от проблем. Около кафе девушка увидела Стейси, она мило беседовала по телефону, а когда увидела подругу, побежала к ней навстречу.

– Дженнифер, дорогая, я так скучала, – девушки крепко обнялись.

– Я тоже тосковала, Стейси. Стефан мне тут новости рассказал, я очень за вас рада.

– Спасибо, милая. Пойдем внутрь, становится ещё прохладнее, – они вошли в кафе и сели за столик. – Дженнифер, у меня есть для тебя небольшой подарок. Ты ведь свой двадцать третий день рождения не стала отмечать, поэтому я припасла это для подходящего момента.

– Ох, Стейси, не стоило, – Дженнифер открыла коробочку и увидела внутри серебряный браслет. – Какая прелесть спасибо тебе большое.

– Не за что, дорогая. Я рала, что тебе понравилось.

Джереми принял заказ и, вскоре, подруги наслаждались ароматным латте, который не уступал тому, что готовил Стефан. После долгих разговоров по душам, Дженнифер отправилась домой. Алан написал ей сообщение, что вернется с работы раньше и не один, но он не придёт к ней домой, он придёт в их общий дом, который так и ждал, когда хозяева переедут.

– Дженнифер, я пригласил на ужин давнего знакомого. Можешь оставить отца с домработниками, а сама приехать домой? Ты мне нужна здесь.

– Алан, ну какой ужин, какой знакомый? Я по своим то делам не могу выйти, а тут ради твоего товарища бросать отца?

– Ты, что, не поняла меня? Ты мне нужна здесь. Давай хотя бы постараемся изобразить нормальную семью!

Нормальную семью? Что он хотел этим сказать? По его мнению, их семья не является нормальной? Ну, конечно. По его мнению, нормальная семья должна жить в своем доме, заниматься своей жизнью и удовлетворять потребности друг друга. А она, что? Живёт в доме родителей, не отходит от больного отца, не занимается тем, чтобы муж с улыбкой приходил домой. Но она ведь всё делает правильно! Какая нормальная дочь применяет здоровье отца на потеху мужа? Какой он муж, если не может понять и поддержать её?

– Где твоё сердце, Алан? Когда ты успел потерять его? Отец болен, а ты думаешь только о себе! – Дженнифер кричала в трубку уверенно, но голос её дрожал.

– А кто, если не я, будет думать обо мне? Это твой отец, но страдаю от его болезни я!

– Как ты можешь такое говорить? Чем ты страдаешь, скажи-ка мне на милость? Тем, что я не обхаживаю тебя, как покорная жена? Тем, что не выполняю свой супружеский долг? От этого ты страдаешь? Бесчувственный эгоист! Все твои мысли только о постели и развлечениях. Посмотрела бы я на тебя, если бы твой отец заболел! – она бросила телефон в стену и тот, с треском, разбился.

Злость и обида поселились в сердце девушки. Что она сделала не так? Почему Алан так резко изменился? Всё совершенно не так, как она задумывала. Где та счастливая семейная жизнь, о которой пишут в книгах? Почему свадьба не скрепила их ещё сильнее, а напротив, оборвала нить между ними? Больно. Очень больно.

Глава 15.

Дженнифер настояла на своём и не пошла на ужин с мужем и его знакомым. Джон не шёл на поправку, поэтому она не могла даже на минуту отлучиться из дома. Эмили и Брайан очень переживали за моральное состояние Дженни, старались поговорить с Аланом, чтобы он чаще находился дома, но разве он когда-нибудь слушал их? Офис, деловые встречи, посиделки в ресторане с неизвестными, для Дженнифер, людьми. И только поздней ночью он вспоминал, что где-то в этом городе, его ждёт жена.

Этим вечером всё было спокойно. Алан, как и обещал, уехал на ужин, Брайан и Эмили улетели в Нью-Йорк к родственникам, а Дженнифер осталась одна с отцом. Мама Алана не хотела улетать и долго сопротивлялась, но, вскоре, сдалась.

– Хорошо, но, если что-то случится, сразу звони.

– Не волнуйся, мама, я справлюсь.

В полночь на телефон девушки пришло сообщение от Алана.

«Домой не жди. Я останусь здесь».

Она отбросила телефон на кровать и закатила глаза.

«Прекрасно! Именно так поступают мужья! Бросают свою жену одну, когда её отец болеет, и у неё самой силы на исходе. Один ты устал, конечно, Алан! Отдыхай, я же железная, сама справлюсь».

Предательские слёзы катались по бледным щекам девушки. Она опустилась на пол и закрыла уши руками, стараясь заглушить поток мыслей. Через какое-то мгновение её слёзы начали сопровождаться истерическими криками. Она плакала навзрыд, закрывшись в ванной. Чтобы хоть как-то скрыть своё состояние, она включила воду, надеясь, что это заглушит её крики. Не заглушило, но отец, всё-таки, ничего не услышал. Он, наконец, уснул. Уснул крепко, ведь не спал несколько ночей. В этот момент Дженнифер и выпустила все свои эмоции наружу. Ей надоело скрывать ту боль, что хранится в её душе. Надежда с каждым днём угасает, но Дженни старается улыбаться, чтобы не расстраивать окружающих.

В момент выхода эмоций на её телефон кто-то позвонил. Пару раз девушка сбрасывала звонок, но когда рингтон проиграл в пятый раз, то не выдержала, и ответила.

– Если я не отвечаю, значит не могу, зачем продолжать звонить? – не успев даже разобраться в том, кто звонит, Дженнифер накричала на собеседника.

– Дженнифер, ты в порядке? – на той стороне телефона послушался приятный, знакомый голос.

– Итан, прости, не хотела грубить тебе, – собрав все силы воедино, она успокоилась и начала говорить медленно и разборчиво. Так, будто никакой истерики несколько секунд назад вовсе не было.

– Ну, раз нагрубила, значит есть на то причина. Ты как? Хотя, судя по твоему ответу на звонок, можно догадаться, что не очень. Хочешь, я приеду?

– Итан, Алан не будет в восторге от твоей идеи.

– Дженнифер, так же, не сложно догадаться, что твоего муженька нет дома. И, разве, ты должна у него спрашивать на что-либо разрешение? Да, ты его жена, но не собственность. Запомни это.

Слова Итана глубоко задели Дженнифер. Он прав. Она жена, но не собственность. Если он может проводить вечер с другом, то почему она - нет?

– Ты прав. Приезжай, я буду очень рада. Кажется, что если я так и буду одна тут сидеть, то сойду с ума.

– Жди, скоро буду, – после этих слов он бросил трубку. На душе Дженни сразу полегчало.

Долго ждать не пришлось. Через двадцать минут после разговора, друзья уже сидели в гостиной напротив камина. Итан привёз Дженнифер подарок - плюшевого мишку. Небольшая игрушка серого цвета, коричневый бантик на шее, милые, черные глазки. Девушка, как ребёнок, обрадовалась подарку и обняла друга. Такие нежные, тёплые объятия заставили её закрыть глаза. Даже в объятиях Алана она не чувствовала себя настолько комфортно.

– Спасибо, что приехал. На самом деле, для меня это было очень необходимо. Оставаться одной в такой ситуации - последнее, чего бы я хотела.

– Я всегда, в любое время, готов приехать к тебе. Хоть в дом твоих родителей, хоть на край света.

Понимая, что Итан начинает переходить границу, Дженнифер отстранилась от него.

– Хочешь чай? Я голодна, давай поедим?

– С удовольствием.

За разговорами и просмотрами сериалов пролетело пол ночи. В четыре часа утра у девушки закончились силы, и она уснула, прямо на плече друга. Он осторожно приобнял спящую подругу и закрыл глаза. Как же ему хотелось продлить это мгновение. Остановить время, чтобы она никогда не просыпалась и не убирала голову с его плеча. Он вспомнил свадьбу Дженнифер и Алана. Какая же она была счастливая в тот день. Её белое атласное платье прекрасно сидело по фигуре, подчёркивая все прелести её тела. Фата, из-за которой были видны её локоны, прекрасно смотрелась в сочетании с платьем. Но ничто не могло сравниться с той лучезарной улыбкой, которой она владеет. Глаза, какие они красивые! Что в тот день, что сейчас. Просто тогда они были полны счастья, а сейчас огонёк потух.

– Дженнифер Смит, согласны ли вы стать женой Алана Уайта, делить с ним радость и горе, поддерживать и оберегать пламя любви, что загорелось в ваших сердцах?

– Согласна.

Это банальное слово «согласна» эхом звучало в ушах Итана. Всё не так, совершенно не так! Она должна стоять там с ним, обмениваться клятвами и надевать кольцо на его палец. С ним, Итаном, не с Аланом. Сердце больно стучало в груди, заставляя парня поверить в происходящее. Он потерял её. В школе они почти не общались, но он был влюблен в неё, влюблен и сейчас. Как же больно ему было, когда она отказалась идти с ним на бал. Больно было видеть, как она танцует с Аланом, а не с ним. Но какое облегчения он почувствовал, когда в университете они стали близкими друзьями. Итан никогда не сдавался. До сих пор в его сердце живёт надежда, что Дженнифер сможет полюбить его. Ну откуда взялся этот Алан?

От громких криков Дженнифер и Итан проснулись. Друзья так и спали в одном положение всё время. Алан вернулся домой и застал жену с каким-то парнем, в котором, позже, узнал ненавистника, спящих вместе. Алкоголь ударил в голову, и он начал кричать.

– Какого чёрта тут происходит? Стоило мне одну ночь не появится дома, ты тут развлечься решила? Ну я вам устрою, – Алан набросился на Итана, но не смог навредить, так как алкоголь лишил его возможности твёрдо стоять на ногах.

– Алан, прекрати! Как ты себя ведёшь? – Дженнифер вскочила с кровати и подошла вплотную к мужу. – Не позорься, пожалуйста. Ложись спать.

– Не лягу я на кровать, на которой моя любимая женушка изменяла мне со своим дружком.

– Да что ты несёшь? – она одарила мужа пощечиной, затем выбежала из дома.

– Ну ты и идиот, Алан, – Итан толкнул его на кровать, а сам пошёл искать подругу.

Слёз не осталось. Бедная девушка выплакала их без остатка. Тупая боль засела в сердце, не собираясь уходить. Да, Дженни и не гнала её. Когда долго живёшь с такой болью, то, вскоре, привыкаешь. Она становится частью тебя, от которой сложно избавиться.

Итан заметил девушку в саду и прямиком направился к ней. Она сидела неподвижно, смотря в одну точку.

«Этот урод ломает её. Что за эмоциональные качели он устроил? Как говорила Дженни, до свадьбы он боготворил свою невесту, но что произошло после»?

– Дженнифер, ты в порядке? – банальный, неуместный вопрос. Конечно, она не в порядке!

– Всё нормально. Было бы больнее, если бы в первый раз. Он уже приходил домой пьяный. Но, в первый раз, всё было по-другому. Сейчас же, он нёс полный бред. Усомниться в моей верности, разве так можно? Я же так люблю его, он это знает, поэтому так себя ведёт.

– Дженнифер, я, конечно, не имею права лезть в твою семью, но хочу сказать тебя, как друг. Ваши отношения не похожи на здоровые. Ты продолжаешь видеть в нём хорошего человека, после того, что он делает. Он пользуется тем, что ты так сильно влюблена в него. Это задевает его гордость. Жить и знать, что есть человек, который без тебя не может, забавно. Дженнифер, не попади в это болото, из него не выбраться.

Когда Алан проснулся, то не обнаружил жену дома. Джон спал в своей комнате, за ним присматривала Милли.

– Милли, где Дженнифер? – он выглядел злым, чем обеспокоил домработницу.

– Доброе утро, мистер Уайт, я не знаю, где сейчас Дженни. Она попросила присмотреть за мистером Смитом, а сама ушла.

– Не ври мне! – он подошёл к девушке и ударил её. Звук пощечины разлетелся по комнате. Так и не получив ответа, он ушёл из дома, в котором осталась плачущая Милли.

Разгневанный парень долго бродил по улицам города, но так и не смог найти жену. Он был в доме родителей, заехал в их дом, что купили Брайан и Эмили, не прошел мимо кафе Стефана. Был везде, где Дженнифер проводит время, но не нашёл её. Дом Итана, так же, был в списке подозреваемых, но и там её не было. Больше всего удивило то, что никто и не знает, где она. Либо они все врут ему в глаза, либо Дженнифер, действительно, скрыла от всех своё местонахождение.

Гнев понемногу отступал, на смену ему пришёл страх. Где она? Что с ней? Почему отключила телефон? Мыслей было всё больше и больше, но дверь с надписью «выход» так и не появилась. Что делать? Куда идти? Миллион вопросов, но ни одного ответа. Только позже он подумал, что она ушла из-за того случая, что произошел ранним утром. Он испугал, обидел её. Да, именно поэтому она ушла.

Потратив половину дня на поиски жены, Алан начал терять надежду.

«Я же не мог потерять её навсегда? Нет, она не могла уехать, здесь её отец. Она никогда его не бросит».

Он позвонил Шайни, спросил, может она знает что-нибудь, но ответ был идентичен. Никто ничего не знает. Что за игру она ведёт? Почему так поступает? Точно! Как он мог забыть! Быстро найдя нужный номер телефона, Алан сделал вызов.

– Алло.

– Стейси, где Дженнифер?

– От куда мне знать? Ты её муж, тебе известнее.

– Стейси, лучше скажи правду. Ты знаешь, где сейчас Дженнифер или нет?

– Даже если бы знала, не сказала бы. Чтобы такое не происходило, нужно больше времени уделять жене и забыть про алкоголь, который она терпеть не может, – Стейси договорила и отключила звонок.

Ещё несколько раз он набирал номер девушки, но она отключила телефон. В конце концов Алан вернулся домой. Он сел у камина и налил себе виски. Из комнаты Джона вышла Дженнифер. Оказывается, она вернулась домой незадолго после того, как Алан отправился на её поиски.

– Что за праздник? – она села напротив мужа.

– Где ты была? Я целый день бегал по городу в поисках, якобы, пропавшей жены! – он схватил её за плечи и поднял с пола. – Твоя чокнутая подружка вывела меня из себя. Кто она вообще такая, чтобы играть со мной в игры «знаю, но не скажу»?

– Говори тише, отец спит. Если ты о Стейси, то она не знала о моём местонахождение. Никто не знал. Разве я должна предупреждать всех своих друзей о том, что пошла на пробежку?

– Что? Какая пробежка? – он снова начинал злиться.

– Обыкновенная. Мне нужно было время, чтобы побыть одной. Я совместила приятное с полезным, занялась спортом. Что в этом плохого?

– Ты могла предупредить! Я искал тебя по всему городу!

– Значит не по всему, раз не заглянул в парк, – она убрала его руки со своих плеч и пошла на кухню. Парень отправился следом.

– То есть, ты считаешь, что поступила правильно?

– Я не сделала ничего такого, за что мне должно быть стыдно. В отличие от тебя, Алан, – Дженнифер перевела грозный взгляд на мужа. – Ты снова пришёл домой в нетрезвом состояние, устроил скандал. Я для этого выходила за тебя замуж?

– А я должен был улыбаться, когда увидел тебя с этим уродом?

– Самый настоящий урод – это ты, Алан! Ты оставил меня одну в ужасном состояние, а он, как друг, приехал и поддержал. Если кто-то тут и поступает неправильно, так это ты! Только, кто же признает за собой вину.

Слова, которые сказала Дженнифер, вывели парня из себя. Ну, конечно, кто же любит слышать правду о себе. Все, только не сам Алан замечают, как он изменился. Где та любовь, забота? Куда они пропали. Дерзость и неповиновение жены ударили по его гордости. Алан замахнулся и ударил Дженнифер по лицу. Девушка резко приложила руку к месту удара. Щека в тот же миг опухла. Всё, но только не это, Дженнифер могла ожидать от своего мужа. Он опустился до того, чтобы поднять на неё руку. Слёзы потекли по щекам девушки, но не от физической боли, а от моральной. Поведению Алана нет объяснения. Можно простить его приходы в нетрезвом состояние, отсутствие дома, ревность, но не то, что он в любой момент может поднять на неё руку. Смог один раз, сможет и во второй.

Дженнифер поднялась с пола и побежала в свою комнату. Быстрыми движениями она закрыла дверь на ключ и села на кровать. Сердце сжалось так сильно, что захотелось кричать от боли. Человек, которого она так любит, причиняет ей адскую боль. Почему? За что? В какой момент всё пошло не так? В Париже? На свадьбе? А может раньше? Может, всё, что было между ними – ложь? Нет ответа. Тихий стук в дверь заставил её вздрогнуть. Вот, теперь она стала бояться своего мужа. Бояться по-настоящему.

– Дженнифер, это я, открой, – за дверью стояла Милли. Дженнифер, как только услышала её голос, сразу же открыла дверь.

– Что-то с отцом?

– Нет, с ним всё в порядке. Я всё видела, он ударил тебя, – Милли прикоснулась к опухшей и горячей щеке подруги.

– Всё хорошо, не волнуйся. Просто мы немного поссорились, так бывает в семьях.

«Что я несу, в каких семьях? Такое и семьёй нельзя назвать. Физическое насилие вовсе не входит в тот перечень, что представляет собой семья».

– Дженнифер, не защищай его. То, что он сделал недопустимо! – Милли повернулась к ней другим боком и только сейчас Дженнифер смогла разглядеть небольшой синяк под глазом подруги.

– Что это, Милли? Только не говори, что это он...

– Когда Алан не обнаружил тебя дома, то устроил мне допрос. А, это, – она указала на синяк. – За то, что я не смогла ответить на его вопросы.

– Милли, прости меня, я не хотела этого, – Дженнифер обняла подругу и заплакала, снова.

– Глупая, зачем извиняешься? Ты нисколько в этом не виновата. Я просто хочу, чтобы ты поняла, что Алан изменился, это нельзя просто так оставлять.

– Это мой крест, я за него в ответе, – проговорила девушка и легла на кровать, спиной к Милли. – День был тяжелый, нам всем нужно отдохнуть. Иди спать, с отцом ничего не случиться.

– Добрых снов, Дженнифер, – типичная традиция желания доброй ночи, но никто даже не думал, что это пожелание не изменит реальность.

Глава 16.

Перед тем, как улететь в свадебное путешествие, Дженнифер нашла верных людей, для работы в её галерее. Картины Оливии произвели фурор, поэтому выставки устраивали как можно чаще. Туристы со всей округи съезжались в Сан-Франциско, чтобы посетить галерею «Олидже». Большое впечатление производила картина «На закате». Та самая, которую когда-то Эмили купила у Оливии. Узнав о галерее, Эмили сразу приняла решение, что отдаст эту картину. Портреты Дженнифер, Джона и вымышленных людей, натюрморты, достопримечательности их города, всё это Дженнифер смогла поместить в галерею имени своей матери.

Стейси стала её правой рукой. Так как сама девушка хочет стать художницей, она сразу приняла приглашение Дженнифер. Они обе всем управляют. Есть ещё парочка рабочих рук, но на их плечах лежат приглашения на выставки и принятие посетителей.

С момента возвращения в Сан-Франциско, Дженнифер ни разу не посетила галерею. Болезнь отца, выходки мужа, ей было совсем не до этого. Но сегодня девушка решила поехать и посмотреть, как там обстоят дела. Джон спит, Милли присмотрит за ним. Алан на работе. Ей нечасто выпадает возможность отлучиться из дома, но в этот день всё было гладко.

Она впервые села за руль своей новенькой машины, которую ей подарил Алан. Раньше не было необходимости садиться за руль черной BMW, но машина Джона на ремонте, а Алан уехал на работу на своем мерседесе, поэтому Дженнифер пришлось воспользоваться своей машиной. Дорога от дома до галереи занимает, в общей сложности, тридцать минут. Исключение - пробки. Тогда дорога занимает больше времени. Но Дженнифер повезло, машин на дорогах было не так много, поэтому она быстро добралась до нужного места. На входе её встретила Стейси.

– Привет, – подруги обнялись и вошли внутрь.

– Прости меня, Стей. Из-за моих домашних проблем, все заботы на твоих плечах.

– Не переживай, Дженни. Моя работа мне очень нравится. Я выполняю не только свои обязанности, но и помогаю ребятам в зале. Ставить картины так, чтобы не терялась эстетичность, выносить фуршет для гостей, рассказывать, как взаимодействуют цвета палитры, мне всё это так нравится. В свободное время я пишу свои картины. Моя жизнь прекрасна, спасибо тебе.

– Я так переживаю, что стала обузой для своих близких. Меня радует, что тебе всё нравится.

– Не говори ерунды. Ты не обуза! Как близкий человек может стать обузой? Даже не думай об этом. А на счёт галереи, она открыло во мне второе дыхание. Я счастлива, так что, не переживай.

– Что бы я без тебя делала?

– Рано или поздно, я бы появилась в твоей жизни. Так что, всё бы было хорошо, – Стейси улыбнулась и девушки прошли в кабинет Дженнифер. – Здесь все документы, отчёты. Кстати, многие посетители спрашивали про аукцион, но я дала им понять, что картины Оливии Смит не продаются.

– Ты большая молодец, Стейси.

Дженнифер очень гордилась своей подругой. Она ответственная, трудолюбивая и очень добрая девушка. То, что она согласилась поработать в галерее «Олидже» сыграло Дженни на руку. Ей пришлось бы очень долго искать такого преданного сотрудника, как Стейси. Да и можно ли верить всем подряд? А в этой девушке Дженнифер уверена. Спустя несколько часов галерея опустела. Стейси позвала молодую девушку, чтобы та навела порядок в зале.

– Ты сейчас куда собираешься? – с интересом спросила Стейси, отвечая кому-то на сообщение в телефоне.

– Не знаю, наверное, пойду домой. Нужно подумать, как привлечь ещё больше людей в галерею.

– Сейчас у меня обед, я хотела пойти в кафе Стефана, пойдёшь со мной? Можем придумать что-нибудь за чашечкой латте. Может, Стефан накидает идеи.

– Прекрасная идея, – Дженнифер не смогла сдержать улыбки, когда вспомнила о том, что Стейси и Стефан вместе.

– Не улыбайся так, – Стейси стукнула подругу по плечу.

Приятный аромат латте заставил девушку закрыть глаза. Стоит ей почувствовать этот запах, как все проблемы улетучиваются. Латте переносит Дженнифер на много лет назад, когда не было ни проблем, ни переживаний. Когда Оливия была жива, отец здоров, а она не сомневалась в каждом встречном человеке. Как же было легко в те времена. Если бы она только знала, что со временем всё изменится в самую худшую сторону, то отдала бы всё, чтобы остановить время. Не пожалела бы собственной души, чтобы спасти счастливые моменты. Мама. Дженнифер каждую ночь думает о тех словах, что сказал ей отец: «он не нравится твоей матери. Она сказала мне, что этот брак ошибка, ты не должна была выходить за него. Он сломает твою жизнь». Есть ли правда в его словах? Может, это на неравной почве он сказал то, о чём на самом деле даже не думает? Или же, Оливия действительно старается таким способом предупредить мужа и дочь об опасности. Сама Дженнифер чётко замечала, что Алан сильно изменился после свадьбы. Казалось, что до бракосочетания он старался всеми способами удержать любимую, а сейчас, будто специально отталкивает. Что делать, Дженнифер не догадывалась. Но она точно знает, ей не нужны эти эмоциональные качели.

Стефан принес десерт и сел рядом со Стейси, напротив Дженнифер.

– Ну всё, я свободен. Джереми займется всеми делами, так что, я могу смело покинуть кафе.

– Выходной? Потрясающе, пойдёшь со мной в галерею?

– Нет, ребят, если вы хотите провести день вместе, то я сама займусь галереей. Стейси, ты можешь идти домой.

– Правда? Спасибо, Дженни! Ни в одной другой ситуации я бы не согласилась, но Стефан очень редко отдыхает, поэтому мы мало времени проводим вместе, – Стейси чмокнула подругу в щеку, затем проделала то же самое с парнем.

– Нет проблем. Мне нужно отвлечься. Да и, будет справедливо, если я буду чаще заниматься делами «Олидже».

– Так, давайте подумаем, чем можно разнообразить выставки, – Стефан сделал глоток капучино и посмотрел на дам.

– Я предлагаю несколько дней в неделю устраивать выставки картин другого художника. Мама больше не пишет картины, а эти совсем скоро могут наскучить посетителям. Не будут же люди на одни и те же картины смотреть постоянно.

– Хорошая идея, но где мы будем искать художников? – Стейси посмотрела на Дженнифер, и та поняла, что подруга совершенно не понимает намёков.

– Стейси, я имела в виду тебя. Ты пишешь прекрасные картины. Если ты захочешь, то мы представим твои шедевры людям.

На какое-то мгновение Стейси отключилась. Она молчала, на лице не было никаких эмоций. Внутренне, девушка переваривала всё то, что сказала Дженни. Представить её картины людям? Она ведь никому не известная художница. Захотят ли люди смотреть на её, как говорит Дженнифер, шедевры? Но огонёк желания загорелся в её сердце. Она хочет, чтобы люди это увидели! Хочет показать всем, на что способна! По щеке покатилась слеза.

– Дженнифер, я люблю тебя! Ты так много сделала для меня, спасибо тебе большое. Я, несомненно, согласна!

– Чудно, я очень рада. Стефан, у тебя есть идеи?

– Я могу, где-нибудь в уголке, установить бар. Только не обычный. Там не будет алкоголя, только кофе, который я сам буду варить, – он гордо улыбнулся, зная, что эта идея придётся по душе Дженнифер.

– Это хорошая мысль, рыжий! – давно она его так не называла. – Только, как же ты будешь успевать и тут, и там?

– Ну, смотри, в кафе я делаю не так много работы, Джереми научился варить великолепный кофе. Кстати, вы его сейчас пьёте.

– Действительно? Не отличить от твоего! – Дженнифер приятно удивилась.

– Ну, я ведь хороший учитель. В галерее я могу бывать несколько дней в неделю, устраивать там кофейный приём.

– Хорошо, убедил.

– Дженнифер, я придумала, что можно делать тебе.

– Давай, Стейси, излагай.

– Ты ведь после университета ещё нигде не работала по специальности?

– Нет, конечно. Когда мне?

– Так вот, давай ты будешь устраивать свои концерты прямо в «Олидже»? Во-первых, там всегда немало людей. Во-вторых, много места для инструментов. Представьте только, картины Оливии Смит и Стейси Харрисон, великолепный кофе от лучшего баристы в Сан-Франциско, и музыка собственного сочинения от непревзойденной Дженнифер Смит, прости Дженнифер Уайт, дочери великой художницы.

– Стейси, да у тебя дар к речам. Идея прекрасная, я даже думать не хочу. Я согласна. Всё, в скором времени мы это организуем. Завтра попрошу водителя перевезти мои музыкальные инструменты в галерею. Ты, Стейси, приготовь картины. Стефан, займись постройкой бара. Я готова на время закрыть галерею, чтобы мы всё подготовили.

– Договорились!

Дженнифер вернулась домой вечером и была полна сил и энергии. Изменения, которые ждала галерея были на высоте. Девушка не сомневалась, что таким способом «Олидже» станет более известной.

Алана, как всегда, не было дома. Задержался на работе, а, может, ужинает с другом. Джон спал в своей кровати, а Милли не отходила от него. Возбужденная своими мыслями, Дженнифер приняла решение. Она хочет попробовать всё наладить в их отношениях с Аланом. Проводить больше времени вместе, делиться новостями. Может, это хоть немного сблизит их семью.

– Алло, Алан, ты в офисе?

– Да, что ты хотела? – парень говорил быстро, но без злости. Наверное, он уже и забыл, что ударил жену. Дженнифер постаралась отпустить этот момент и настроиться не на том, что было, а на том, что есть.

– Я хочу, чтобы ты поужинал сегодня дома. Давай постараемся наладить то, что ломается между нами?

– Меня друг позвал на ужин.

– Так пригласи его к нам. Поужинаем все вместе. Я тогда не пошла с тобой, но сейчас хочу всё исправить.

– Ладно, мы придём.

– Люблю тебя.

– Пока.

Глава 17.

Весь вечер Дженнифер провела на кухне. Милли хотела помочь ей, но девушка лишь отмахивалась: «я хочу сделать всё сама, присмотри за папой». Эмили и Брайан всё ещё не вернулись, но часто звонили домой. Дженнифер умалчивала о поведении их сына. Каждая частичка её сердца надеялась, что всё наладится. Сейчас началась чёрная полоса, тяжелый период, но всё, обязательно, наладится. Они ведь любят друг друга, не так ли?

Салаты, жаркое, мясной рулет, вино. Если бы это был ужин для двоих, Дженнифер не стала бы экономить на украшениях для стола. Сейчас же, отсутствие свечей ясно давало понять, ужин совершенно обычный.

Интересно, кто он, друг Алана? Она видела много его знакомых и друзей, но не могла представить, кто на сей раз придет к ней в дом.

«Скорее всего, я его ни разу не видела. Алан говорил, что этот человек совсем недавно приехал в Сан-Франциско», – размышляла девушка, когда заканчивала с накрытием на стол. Прекрасно! Она потрудилась на славу и припасла ещё тридцать минут для того, чтобы переодеться.

Лёгкое голубое платьице придало ей не более, чем уютный, домашний вид. Локоны волос, аккуратно свисающие с плеч, блестели при лучах света. На ногах красовались голубые босоножки. Образ схожий с тем, в котором она впервые посетила дом Алана. Мягкая улыбка осветила лицо Дженнифер, но тут же исчезла. Милли прокричала её имя из комнаты Джона.

– Что случилось? – переводя дух, спросила Дженни.

– Он плакал во сне, Дженни, мистер Смит плакал, – со слезами сказала девушка. – Я испугалась, поэтому позвала тебя.

– Снова снится мама, – с горечью подвела итог Дженнифер. – Ты молодец, что сразу позвала меня. Сейчас вернется Алан, с ним придет его друг. Я буду внизу, но, если что-то случится, сразу зови меня, поняла?

– Да, я поняла.

Настроение погасло после рассказа Милли о поведении отца, но девушка приложила все усилия, лишь бы не выдать себя перед мужем и его другом. Они должны появиться с минуты на минуту. Она поправила макияж и улыбнулась, глядя на себя в зеркале.

«Вот такой я была. Красивой, самоуверенной и гордой. Что со мной стало сейчас? Почему я не могу ответить на грубость Алана? Почему терплю такое отношение к себе? Неужели, именно это называется любовью? Значит, любовь – это ни бабочки в животе, ни желание быть всегда рядом. Любовь – это когда он ставит себя выше тебя и не считается с твоим мнением. Приходит домой, когда захочет, не интересуется тем, как ты провела день. Может накричать и поднять руку, когда ты ему не угодила. Это любовь? Тогда, я жалею, что испытываю данное чувство. Как от него избавиться?»

Монолог мыслей вихрем промчался в голове девушки, и улыбка сошла с её лица. Звонок в дверь. Глубокий вдох. Выдох.

– Добрый вечер, – мягко произнесла Дженнифер, когда открыла дверь. Но стоило ей взглянуть на друга своего мужа, как сердце с грохотом упало вниз. Она стояла так несколько секунд, не отрывая взгляд от этого человека, но, когда Алан сделал шаг вперед, она пришла в себя.

– Здравствуй, дорогая, – он поцеловал жену в щёку и пропустил друга вперед. От внезапной нежности мужа Дженнифер покачнулась. Но это волновало её не больше, чем человек, которого Алан назвал другом и привёл в их дом. Боль сковала сердце, ноги подкашивались, во рту пересохло, но она держалась.

– Знакомься, это Нэйтан, – Алан похлопал друга по плечу. Парень стоял на одном месте, как будто застыл. Вьюга поселилась не только в душе Дженнифер. – Нэйтан, это моя любимая женушка, Дженнифер.

– Приятно познакомиться, Дженнифер, – он протянул руку девушке и тогда она поняла, нужно подыгрывать.

– Взаимно, – она с трудом натянула улыбку и протянула руку в ответ.

Когда они сели за стол, Дженнифер, то и дело, отводила глаза. Почему Нэйтан не сказал, что они знакомы? Зачем она решила подыгрывать ему? Алан этим вечером был по-особенному добр. Он много говорил о своей жене, засыпал её комплиментами, на что она и Нэйтан только кивали.

Еда оставалась не тронутой на тарелке молодой девушки. Алан с удовольствием уплетал шедевры жены, но ему пришлось отвлечься, позвонили с работы. На какое-то время он покинул стол.

– Ну, здравствуй, Дженни. Не ожидал увидеть тебя здесь, – Нэйтан, наконец, обрёл голос.

– Взаимно, – она уже не отводила глаз, а смотрела в его, некогда любимые ею, глаза.

– Интриги судьбы никогда не угадать, верно?

– Я не верю в судьбу, Нэйтан. Я просто удивлена, что ты и есть друг Алана.

– У твоего мужа отменный вкус на друзей, – он сделал паузу. – И на девушек.

– Почему промолчал о том, что мы знакомы?

– А ты? – он усмехнулся. Было между этими двумя, Аланом и Нэйтаном, что-то схожее.

– Что за игры, Нэйтан?

– Никаких игр, ты что? Мы же взрослые люди. Ну, зачем говорить Алану, что мы знакомы? Тогда он бы спросил, как давно мы знаем друг друга, как и где познакомились. Если хочешь, можем сейчас же всё рассказать. Хочешь испортить вечер?

– Ты правильно сказал, испортить. Ты испортил его своим появлением, Нэйтан, – она сделала ударение на его имя. – Я давно забыла о тебе, о той боли, что ты мне причинил, но нет же, тебе приспичило вернуться в этот паршивый городок и вновь появиться в моей жизни. Ты подлый негодяй, Нэйтан Ньюман. Ты был таким трусом в школьные годы, думаю, ничего не изменилось и сейчас.

– Считаешь, что я трус?

– Именно так. Знаешь, как сложно далось мне то признание? Нужно было мне сразу правду сказать, а не строить из себя понимающего. Цитирую: я не хочу отношений ни с кем, дело не в тебе, я не хочу быть разбитым. Не разбила тебя та пластиковая кукла? А твоя выходка в баре? Подло...

– Да, действительно, нужно было всё в лицо тебе сказать. Дурак был, тянуло на девчонок не твоего уровня. Как ты сказала, на пластиковых кукол, – он мягко посмотрел ей в глаза. – Лишь потом я осознал, что натворил. Я хотел извиниться, но не успел. Родители забрали меня в Нью-Йорк.

– Это не оправдание, Ньюман. Я была солнечным ребёнком, которого, казалось, ничто не сломает. Я призналась тебе несмотря на то, что потеряла самого близкого человека в моей жизни. Я не надеялась, что мы будем вместе, я просто призналась, чтобы мне стало легче. Но легче бы стало, если бы ты сказал всё как есть, а не обманул. Я доверилась тебе, а на деле... – слёзы от воспоминаний о тяжелом прошлом быстро стекали по щекам.

– Прости, я не хотел делать тебе больно.

– Не хотел, но сделал. Спроси любого, они расскажут тебе о том, какой я стала после твоей игры с моими чувствами. А как Стелла обнимала тебя на моих глазах. Ты ей проболтался, не так ли? Я стала совсем другой, Нэйтан. Я перестала верить в это глупое чувство, что зовут любовью. Но это в прошлом. Я отпустила тебя уже давным-давно. Спасибо Алану, он научил меня верить людям, он научил меня любить.

– Ты так веришь ему, Дженнифер?

– Да, я верю ему.

Дженнифер последний раз посмотрела в его глаза и, чуть ли не поверила, что он, действительно, сожалеет о прошлом. Алан появился в дверях совсем неожиданно, поэтому девушка не успела спрятать заплаканное лицо, а Нэйтан грустные глаза.

– Так вот, кто сделал тебя такой, – Алан медленно прошёл вдоль стола и остановился на одинаковом расстояние между женой и другом, оказавшись посередине.

– Ты всё слышал, верно? – Нэйтан тяжело вздохнул.

– Всё. Когда ты собиралась поделиться со мной такими моментами из твоего прошлого? Я каждый день ломал себе голову, почему ты не веришь в любовь, почему так холодна со мной. Это продолжалось до того момента, пока я не растопил твоё холодное сердечко. Потом, я посчитал, что это уже не важно.

– Алан, это, и правда, уже не важно.

– Да, друг, это прошлое. Дженнифер, я надеюсь, что когда-нибудь ты простишь меня. А ты, Алан, не повторяй моих ошибок, – он посмотрел на друга и в его взгляде было что-то странное. Дженнифер поняла, что он знает то, чего не знает она. Что натворил Алан?

Ужин так и не закончился, когда Нэйтан покинул дом Дженнифер. Алан сидел у камина и пил виски.

– Алан, ты снова изменился.

– Что значит, снова?

– Когда ты привёл Нэйтана сюда, то был такой добрый, внимательный. Стоило ему уйти, ты вновь холоден со мной. Что случилось, скажи мне. Это не из-за того, что ты услышал?

– Нет. Это твоё прошлое, сейчас же ты не любишь его?

– Нет, и ты это знаешь.

– Вот и всё. С кем не бывает. Ты моя жена, он мой друг. Как было, так и остаётся. Мне жаль, что Нэй причинил тебе так много боли, но что я могу поделать?

– Верно, ничего. С ним и не нужно ничего делать, а, вот, что делать с тобой? Ты совсем другой, Алан. Не за такого человека я выходила замуж.

Дженнифер поднялась наверх и закрылась в своей комнате. Несколько раз Милли стучала в дверь, но так и не получила ответа. Мысли путались в маленькой голове девушки. Она высказала Нэйтану всё, что накопилось в её душе. Да, она могла промолчать, но зачем? Пусть знает, что сделал ей больно. Пусть это и было много лет назад. Что же касается нынешних чувств к этому человеку, то их нет. Совершенно. Она перестала злиться и ненавидеть. Отпустила. Внезапно, Дженнифер вспомнила его слова, которые он сказал перед уходом:

«Дженнифер, я надеюсь, что когда-нибудь ты простишь меня».

Она была готова простить, ведь этот человек больше ничего для неё не значит. Зачем обижаться? Прошлое должно оставаться в прошлом. Вдруг, Нэйтан Ньюман изменился? Они могли бы стать просто приятелями с общим прошлым.

Глава 18.

День обещал быть хорошим, ведь именно сегодня Шайни прилетает в Сан-Франциско. Дженнифер захотелось собрать всех друзей вместе и провести день без забот и переживаний. Она, Шайни, Стейси, Стефан и Итан. Больше никого. Какое-то время Дженни раздумывала над тем, чтобы позвать Алана, но вскоре передумала. Разве он когда-нибудь звал её с собой? Ответ очевиден – нет. Да и зачем отвлекать его от работы?

К полудню Дженнифер закончила все свои дела и поручила Милли уход за Джоном. Ей было неловко так часто обращаться к девушке, но ты лишь отмахивалась:

«Во-первых, это моя работа, во-вторых, не говори глупости, я всегда рада помочь тебе».

Что бы Дженни делала без неё? Что бы она делала без всех своих друзей? В трудные времена они были единственным спасением и поддержкой для юной Дже. Особенно Шайни и Стефан. Сколько боли они пережили вместе с ней, сколько слёз пролили над проблемами, которые их не касались. Это было проблемы Дженнифер. Но в настоящей дружбе всё совсем по-другому: твои проблемы – мои проблемы.

Такие разные, но такие родные. Роковая, но в то же время, очень скромная Шайни, милый и добрый Стефан, и такая непостоянная Дженнифер. Непостоянная в плане эмоций и настроения. Кажется, совсем недавно она была жизнерадостным ребёнком, который бежал в объятия родителей. Затем – убитая горем и разочарованная в людях девушка-подросток. Сейчас же, замужняя молодая женщина, которая, на первый взгляд, счастлива со своим мужем. Но это только на первый взгляд.

Друзья договорились встретиться в три часа дня, когда Стефан освободится от работы. За пол часа до назначенного времени Шайни приземлилась на родной земле. У неё возникло чувство, будто она прилетела из-за границы, но вовсе не из города родной страны. Даже воздух казался ей другим. Бостон, город её мечты, в котором Шайни обрела счастье, стал неотъемлемой частью её жизни. Но иногда так хорошо покинуть столь любимые места и вернуться туда, где началась твоя история, где началась твоя жизнь. В аэропорту её никто не встречал. Чему уж тут удивляться, девушка сама запретила кому-либо её встречать, объясняя это так:

«Я хочу, чтобы мы все встретились в назначенном месте. Чем дольше ожидание, тем приятнее встреча».

Улыбнувшись, скорее, самой себе, нежели жителям её родного города, Шайни пошла к выходу. Она остановилась всего на минуту, чтобы посмотреть время, но тут же застыла на месте. Знакомый силуэт мужчины стоял с цветами в руках.

«Алан? Это точно Алан! Но, что он здесь делает? Неужели, Дженнифер куда-то улетала?».

В то же мгновение Шайни отбросила эту мысль. Если бы Дженнифер улетела, то обязательно бы сообщила. Тогда, кого же ждёт Алан, да ещё и с цветами? Спрятавшись в толпе, Шайни начала наблюдать за мужем подруги. Он выглядит довольно таки счастливым, как ей показалось. Мягкая улыбка выдавала его настоящие эмоции.

«Кого он ждёт?» – снова задалась вопросом Шайни. Она включила телефон и приготовилась делать фото, чтобы поймать его с поличным, если дело не чисто. Алан произвёл на неё хорошее впечатление ещё тогда, на выпускном. Девушка видела, как Дженнифер менялась рядом с ним, и в конце концов снова стала счастливой. Но сейчас в их семейной жизни точно творится что-то неладное. Она должна выяснить, что именно.

Родители Шайни погибли через два года, после её выпуска из школы. Никого, кроме Дженнифер, Стефана и Дэвида не было рядом в тот момент. Девушка часто забывала говорить родителям, как сильно их любит. И сейчас, когда в её жизни осталось так мало близких людей, она готова кричать о своей любви хоть каждый день, хоть до потери голоса. Стоит им только попросить, так она в один миг отменит все съемки, все модные показы и прилетит, лишь бы друзьям было хорошо. Дженнифер часто молчит о том, что происходит между ней и мужем, но Шайни, лишь по её голосу, может определить, что подруга многое скрывает.

Спустя пару минут наблюдения, Шайни увидела девушку, которая, явно, направлялась в сторону Алана. Блондинка мягко улыбалась парню, но по их взглядам можно было сделать вывод: они знакомы уже давно и их, определённо, что-то связывает. Но, что? В глазах брюнета виднелась жажда, жажда утонуть в голубых глазах этой миниатюрной, но со всеми прелестями фигуры, блондинки. Когда она приблизилась к Алану, он вручил ей букет красных роз. Тех самых, которые так любит его жена.

«Вот же негодяй!».

Шайни сделала снимок, затем второй. Она не смогла запечатлеть тот момент, который разорвал её сердце от боли. Та боль, что испытывают друзья за своих друзей. Момент, который она с лёгкостью может назвать изменой. Алан поцеловал блондинку, и это был далеко не дружеский поцелуй. Поцелуй давних любовников, в сердцах которых поселилась тоска о былых временах, поэтому они вновь воссоединились. Если мысли, которые витали в голове Шайни были правдой, значит Дженнифер нужно срочно уходить от этого человека. Но она ничего не скажет ей. Нет, она не будет вмешиваться в чужую жизнь. Но, ведь, по сути, это не чужая жизнь. Это жизнь её лучшей подруги.

«Что же делать? Что делать?»

Все были уже в сборе, но не хватало лишь Шайни. Друзья беспокоились и набирали её номер поочерёдно. Сначала позвонила Дженнифер, за ней Стефан, тщетно. Девушка не отвечала на смс и звонки.

– Я начинаю не на шутку беспокоиться, – Дженнифер начала ходить кругами.

– Успокойся, – Итан приобнял подругу за плечи и остановил. – Ты не сделаешь себе лучше, если будешь так переживать.

– Но, что мне делать, что? Мало ли, что могло случиться! Самолёт разбился, или случилась авария, когда она ехала к нам!

– Так, Дженнифер, это уже паранойя, – Стефан, хоть и переживал так же сильно, как Дженнифер, старался держать себя в руках. – Пожалуйста, успокойся. Всё хорошо, вот увидишь, она скоро будет здесь.

– Зачем мы её послушали, нужно было ехать в аэропорт.

– Ну, дорогая, правда, успокойся. Не накручивай себя на пустом месте, – Стейси притянула подругу к себе и крепко обняла. – Шайни скоро будет здесь, доверься нам, доверься Шайни.

Казалось, ещё секунда, и Дженнифер не выдержит, позвонит в полицию, больницу, но обязательно найдёт подругу. Но появление Шайни отбросило все дурные мысли. Не дожидаясь пока она выйдет из такси, Дженнифер со всех ног бросилась к подруге и заключила её в свои объятия.

– Моя дорогая, я тоже очень соскучилась, но если ты меня сейчас придушишь, то больше никогда не сможешь обнять, – Шайни отстранилась и сделала глубокий вдох.

– Да я тебя сейчас, действительно, придушу! Как ты могла так поступить со мной? – из глаз девушки потекли слёзы.

– О чём ты, Дженни?

– Ты опоздала на двадцать минут! Я уже черти что подумала!

– Да, это так. Она думала, что ты разбилась на самолёте или попала в аварию на такси, – включился в разговор Стефан.

– Ох, милые мои, простите, что заставила нервничать. Дженнифер, солнце, прости меня. Телефон разрядился, пробки, поэтому я и опоздала, – пришлось соврать, но рассказывать праву сейчас нельзя.

– Я так рада, что мои мысли оказались очередной паранойей, как сказал Стеф.

Когда друзья выяснили, где пропадала Шайни, они забыли обо всём, но только не о днях, когда не могли побыть в полном сборе все вместе. Долгие объятия и тёплые слова грели душу каждого. Как же хорошо собраться вот так, всем вместе, когда у каждого уже своя жизнь, свои заботы. Но их всё-таки связывает кое-что общее, дружба.

Молодые люди провели немного времени в кафе, наслаждаясь вкусным кофе и пироженками, а затем пошли в галерею. Работа шла полным ходом. Почти всё было готово, чтобы осуществить задумки Дженнифер, Стейси и Стефана.

– У тебя здесь так уютно! – Шайни с восхищением ходила по периметру «Олидже». – А что на втором этаже?

– Там несколько кабинетов и пустой зал. Думаю, картины можно перенести туда, а всё остальное устроить на первом этаже.

– Неплохая идея. «Олидже» совсем скоро выйдет на новый уровень. Я уверена, что придётся поискать, чтобы найти столь же прекрасные места в нашем городе.

– Шайни, не преувеличивай, – Дженнифер смутилась и закрыла лицо руками.

После похода в кино, который не закончился успехом, друзья пошли к Стефану домой. На улице холодало, совсем скоро должен выпасть снег. Дженнифер взглянула на наручные часы, которые подарил ей отец. Семь часов. Алан возвращается либо в девять, либо поздно ночью. В любом случае, в данный момент он на работе. Она только сейчас поняла, что за весь день муж ни разу не позвонил ей. Но ничего необычного в этом нет. Дженнифер давно к этому привыкла.

Дом Стефана находится не так далеко от кафе, поэтому группа людей быстро добралась до места. Небольшой, но такой уютный домик, в котором царит атмосфера доброты и гостеприимства.

– Здесь стало ещё уютнее, – Дженнифер осмотрелась и села на маленький кожаный диван. – Сразу видно, что в доме есть девушка.

– Дженнифер! – Стейси мило улыбнулась.

– Хотите есть?

– Я бы не отказалась, – завопила Шайни.

– Поддерживаю, – поднял руку Итан.

Через сорок минут все уплетали пиццу за просмотром «Дневников вампира». Честь выбрать сериал выпала Шайни. К счастью, долго думать не пришлось. Что может быть лучше просмотра любимого сериала в кругу друзей.

– Там много серий? – спросил Стефан, который не так уж любит вампиров.

– Сто семьдесят одна серия, – с восторгом ответила любительница Дэймона Сальваторе.

– И ты уже видела их все?

– Конечно!

– Девочки, девочки... – прошептал Стеф и попытался устремить своё внимание на экран. – И чем этот Дэймон всех цепляет?

– Он чудо, – в один голос ответили девушки.

– Когда выбор будет за мной, вы не отвертитесь. Мы будем смотреть «Унесённые ветром», – грозно проговорила Дженнифер, а затем рассмеялась.

– Почему я не удивлена? – Стейси обняла подругу.

Хоть просмотр любимого сериала и отвлекает от разных мыслей, но это длится не так уж и долго. Шайни то и дело прокручивала в голове воспоминания из аэропорта. Алан и та блондинка. Кто же она? Но рассказать обо всём Дженнифер не хватало духа.

– Дженнифер, а Алан не будет тебя искать? – не выдержала Шайни.

– Он работает до поздней ночи, если бы освободился раньше, уже бы сообщил. Не волнуйся, я с вами до конца нашего чудесного вечера.

«Работает... Если бы».

Глава 19.

Дженнифер вернулась домой в полночь. Итан подвез её на своей машине. Шайни хотела поехать в отель, но подруга строго запретила ей это делать.

– Ты поедешь со мной, не спорь. Дом большой, места хватит.

– А твой муж не будет против?

– Нет.

У Шайни не было выбора, поэтому она согласилась. Каждую секунду, проведенную с Дженни, девушка чувствовала, что её пожирает совесть. Правильно ли она делает, что молчит? А с другой стороны, имеет ли она право вмешиваться не в своё дело?

Спать они легли поздно, но до прихода Алана. Когда он пришёл никто не слышал. Даже садовник, который всю ночь провозился в саду, укрывая растения от грядущего холода, упустил из виду приход мужчины.

Утром его так же никто не застал. Дженнифер могла и усомниться, что муж был дома этой ночью, но сомнения улетучились при виде его разбросанной одежды и недопитого кофе.

– Уходит рано, приходит поздно. Вот, спроси, сколько часов в сутки я вижу своего мужа.

– Сколько?

– Парочку. Раньше у него никогда не было такого рвения к работе. Что так его перевернуло, я не знаю. Да и не хочу знать. Слишком это всё сложно.

– Так, давай не будем о сложностях, заглянем к мистеру Смиту?

– Ох, дорогая, это тоже будет нелегко.

Джон не сразу заметил, что в его комнату вошли. Взгляд уже не молодого человека был устремлен куда-то вдаль, пробираясь сквозь плотные стены. Но когда он, всё-таки, перевёл этот пустой взгляд на дочку и её подругу, мужчина улыбнулся.

– Доброе утро, девочки. Шайни, давно ты у нас?

– Здравствуйте, дядя. Нет, я прилетела вчера.

– Как долетела? Всё, надеюсь, было в порядке?

– Да, конечно, всё чудесно... «Не считая того, что ваш зять обнимался с какой-то блондинкой», – подумала она, но не сказала.

– Отлично, – он отвернулся и снова устремил свой взгляд в неизвестность. – Отлично.

– Папа, а как ты себя чувствуешь?

– Со мной всё хорошо, дорогая. Твоя мама была у меня утром, сказала, что зайдёт ещё. Вот, жду её.

Дрожь прошла по всему телу девушки. Осознание того, что отец, возможно, сошёл с ума, понемногу усваивались в её голове. Он бредит.

– Мама приходила? – переспросила Дженнифер.

– Да, милая. Вечером я сыграю для вас на скрипке. Шайни, ты тоже оставайся, Оливия будет рада тебя видеть.

– Конечно, дядя, я останусь.

Не в силах больше сдерживать эмоции, Дженнифер поспешно покинула комнату отца. Слёзы и боль душили её.

«Почему? Почему всё так? Я поняла бы такое состояние, если бы мама покинула нас совсем недавно, но ведь уже столько времени прошло! Он всё это время справлялся с болью, что стало сейчас?»

Слезинка за слезинкой. Ей вдруг показалось, что она давно не плакала, раз столько слёз накопилось. Если бы только у неё было столько же сил, сколько этой соленой жидкости, которая каждый раз выходит не в то время.

– Дженнифер, – Шайни осторожно опустилась на колени рядом с плачущей подругой.

– Всё изменилось. Стало ещё хуже. Раньше она просто снилась ему, а сейчас он утверждает, что видел её в реальности. Шайни, он сошёл с ума! Папа свихнулся! Что мне делать? Что делать? Если его врач узнает об этом, то, обязательно, поместит отца в психушку, – от этих мыслей стало ещё хуже.

– Поплачь, не сдерживай свои эмоции, – Шайни крепче обняла подругу и тоже заплакала. – Я понимаю, как это больно. Родители до последнего молчали о своей болезни. Опухоль головного мозга, сразу о обоих, – тихо напомнила она себе.

– Шайни, мне так больно! Очень больно!

– Знаю, дорогая, знаю. Мама покинула этот мир первой, затем отец. А, знаешь, что он сказал мне перед тем, как закрыл глаза?

– Что? – всхлипывая спросила Дженнифер.

– Твоя мама уже заждалась меня, лучик мой, мне пора уходить. А потом он закрыл глаза и эти чертовы аппараты так громко запищали! – теперь уже Дженнифер крепко обнимала подругу, стараясь утешить и защитить её от этого сурового мира.

– Ты никогда не рассказывала мне об этом, я даже причину смерти их не знала. Спрашивать не хотела, чтобы не задевать твою рану.

– В том то и дело. Я не рассказывала ничего, стараясь не теребить рану. Но она так и не зажила.

– Мой отец тоже считает, что мама ждёт его там, но я не могу с этим смириться. Я не могу отпустить его.

Отпустить. Сколько же боли приносит это слово. «Если любишь – отпусти». Но как она может отпустить своего отца на тот свет? Это невозможно! Дженнифер понимает, что предотвратить то, что уготовила судьба, не в силах даже она. Изменения на лицо. Даже если сильно постараться, всё равно невозможно не увидеть, как изменился Джон. Столько лет прошло и вот, финальная точка. Он старался смириться с тем, что его жена больше никогда не проснется в его объятиях, никогда не приготовит его любимый ужин и не насладится игрой на скрипке. Ничего не вышло. Он безумно любит свою жену, поэтому не в силах отпустить. Так же, как и Дженнифер не сможет отпустить его. Жизнь калечит людей похуже самых страшных болезней. Она приносит столько боли, сколько человек в силах вытерпеть, но иногда наступает тот момент, когда терпение истекает. Сил бороться с новыми «подарками» судьбы не остаётся. Что же делать тогда? Ложиться и спокойно ждать своей участи? Смириться с тем, что совсем скоро твоя жизнь оборвется и близкие потеряют смысл жизни? Джон не в силах обдумывать эти вопросы. После сердечного приступа он начал резко угасать, но был в состоянии здраво мыслить. Но то, что происходит с ним сейчас, совершенно затуманило его разум. Теперь, он не задает себе вопрос: «что же будет с Дженнифер, случись со мной что? Кто о ней позаботится?!». Да, несомненно, Алан. Так он думал до тех пор, пока Оливии не пришла к нему во сне. Почему она так гневно настроена против мужа дочери? Она что-то знает? Сейчас же он считает, что совершенно здоров. Он считает, что Оливия жива, и они, как ни в чем не бывало, живут все втроем. Даже то, что он сошёл с ума, не доходило до его понимания. Скажи дочь ему это в лицо, он бы посчитал за сумасшедшую ее, нежели себя. Да и позвал бы Оливию, чтобы та отчитала дочь за подобные высказывания. Сколько ещё он протянет, Дженнифер не знала. Она не хотела звать врача, вдруг он задумает отправить отца в психушку? Она не позволит. Там ему не помогут, наоборот, сделают хуже.

Когда Дженнифер набралась сил и вновь вошла в комнату отца, тот уже спал. Это и к лучшему. Она бы не смогла снова слушать его слова о матери. Ей самой безумно больно, на душе скребут кошки при каждом слове об Оливии. Но Дженнифер, в отличие от отца, была реалисткой. Она понимала, что мама больше никогда не вернётся и научилась с этим жить. Ей было безумно обидно понимать, что она может с этим справиться, а отец нет. Это же именно он всегда говорил ей, что нужно быть сильными. К чему эти пустые слова, раз сам он решил поступить иначе? Неужели, он сдался? Она не могла в это поверить. Сдаваться – не его позиция. Но, нельзя отрицать правду - он опустил руки и поддался своим эмоциям, которые свели его с ума. Воспоминания, боль, тоска и любовь погубили его. Погубили морально. Сейчас же, приступают к физическому завершению.

Вечером Дженнифер проводила Шайни в аэропорт.

– Может, мне всё-таки стоит остаться с тобой?

– Нет, Шайни, возвращайся домой. Не могу я так. Не позволю тебе задерживаться из-за меня. Ты нужна Бостону, модельному агентству и Дэвиду. Кстати, прошло столько лет и сейчас я готова признать, что он не плохой человек. Плохой человек не сделал бы тебя счастливой.

– Я люблю тебя, Дженни.

– Я люблю тебя, Шайни, – подруги вновь обнялись и Шайни отправилась на посадку.

Возвращение домой всегда было чем-то прекрасным для девушки, но не в этот раз. Садясь в самолёт, она тысячу раз пожалела, что не осталась с Дженнифер. Вместе легче справляться с трудностями. Не только Джон беспокоил её, но и Алан. Как она может спокойно лететь домой, когда муж её единственной лучшей подруги не внушает доверия. Ей и так нелегко приходится, ещё и муж ведёт себя странно. По мнению Шайни, муж должен быть первым, кто придёт к тебе на помощь в трудное время. Такое время наступило для Дженнифер, но где же её муж? Правильный ответ могла дать только свидетельница - он проводит время с блондинкой.

Время близилось к полуночи, но Алана не было дома. Дженнифер звонила на его мобильный телефон, но он не отвечал. На работе сказали, что начальник уже давно покинул свой кабинет. Где же он?

– Милли, я так волнуюсь, может что-то случилось? Мало ли, авария какая?

– Так, Дженнифер, успокойся. Не в первый раз он так задерживается.

– Ты права, но я всё равно переживаю.

Через час в дверь позвонили, Дженнифер не могла уснуть, поэтому первая подбежала к двери, когда услышала звонок. Она надеялась увидеть за дверью своего мужа, но надежды рухнули.

– Привет, – мягко проронил парень и улыбнулся.

– Нэйтан? Привет, что ты тут делаешь? – она была в замешательстве.

– Я привёз Алана.

– Алана? Где он? Что с ним? Почему ты молчишь?

– Господи, Дженнифер, перестань задавать так много вопросов. Он в моей машине, ничего страшного с ним не произошло.

Дженнифер не дослушала Нэйтана до конца и побежала к его машине. Страх, что с мужем что-то случилось не покидал её сердце.

– Дженнифер, успокойся, пожалуйста, – Нэйтан догнал перепуганную девушка и взял её за плечи. – Я уверяю тебя, не стоит волноваться.

Затем он открыл дверь машины и Дженнифер увидела Алана. В целости и невредимости он лежал на заднем сидении. Но что-то с ним явно было не так.

– Он пьян? – страх пропал, на его место пришло отвращение.

– Да. Отнести его в дом?

– Да, конечно, спасибо, – Дженнифер выдохнула не то с облегчением, как с разочарованием. Снова он за своё. Как всегда.

Когда Нэйт помог уложить Алана в постель, девушка ушла на кухню. Было противно смотреть на состояние мужа. Он же прекрасно знает, как она относится к людям, которые не умеют пить в меру, но продолжает это делать.

«Да, что, черт возьми, с ним происходит?!»

Будто бы услышав крик её души, Нэйтан медленно подошёл ближе.

– Дженнифер, мне жаль, – проронил он, не успев подобрать более правильные слова.

– Да мне тоже. Мне тоже очень жаль, что я вышла замуж за этого человека. Но я люблю его. Господи, почему я так сильно люблю его?!

– Тише, тише, – Нэйтан обнял девушку, стараясь успокоить, но она плакала навзрыд не слушая его. – Дженнифер, пожалуйста, успокойся.

– Нет, нет, я не хочу! Мне так больно, мне очень больно, – она оттолкнула Нэйтана от себя и рванула наверх, в комнату, где спал Алан. – Проснись, просыпайся! Алан, чёрт возьми, вставай!

– Он выпил слишком много, не буди его.

– Ты был с ним? Где ты его нашел? Расскажи мне всё, Нэйтан.

Прошло ещё какое-то время, перед тем как молодые люди спокойно сидели у камина и пили кофе. Дженнифер было очень стыдно, что она выпустила эмоции перед Нэйтаном. Он сидел спокойно, лишь иногда бросая взгляд на неё. Сейчас она выглядит более слабее, чем когда-либо раньше.

В школе Дженни была независимой, со всем справлялась сама, никогда не просила помощи. Она не была похожа на других девчонок. Нэйтан частенько обращал на неё внимание и приметил это. Попробуй только предложить ей помощь... Конечно, она откажется от неё вежливо, но запомнит тебя, как человека, который усомнился в её силах. Она часто проигрывала в соревнованиях, но принимала проигрыш с гордо поднятой головой. Так было в соревнованиях по физкультуре. Она никогда не была отличной спортсменкой, но старалась из-за всех сил. Зато олимпиады по трудным предметам независимая Дженнифер писала лучше других. Она во многом была лучше всех. Жаль, что он не понимал это раньше. А сейчас уже поздно. Она не любит его, напротив, она любит его друга-негодяя, который совершенно не ценит то, что имеет.

– Успокоилась? – спросил Нэйтан, когда увидел, что Дженнифер засыпает в теплом кресле.

– Да, мне уже лучше. Расскажи мне, где ты нашёл его?

– Уверена, что хочешь услышать это сейчас, а не пойти спать? Ты устала.

– Да, верно, устала. Я сама поговорю с ним завтра, пусть он сам отвечает за свои поступки. Спасибо тебе, Нэйтан. Ты не такой уж и подлец, как я думала все эти годы.

– Ну, спасибо, – он улыбнулся, тогда уже и Дженнифер не смогла сдержать улыбку.

Лучи солнца беспощадно падали на лицо спящей девушки, от чего ей пришлось закутаться в одеяле с головой.

– Дженнифер, просыпайся, тебе звонила Стейси. Говорит, что-то важное, – Милли распахнула окна и свежий холодный воздух начал гулять по комнате.

– Черт, Милли, холодно же!

– Конечно, зима ведь наступила. Снега хоть и нет, но это обычное явление для нашего города, но воздух очень холодный. Вот бы в Россию рвануть. Снег в Сан-Франциско такое редкое явление, что нужно всегда держать при себе камеру, чтобы успеть запечатлеть его.

– Милли, холодно! – Дженнифер не слушала подругу, лишь твердила о холоде и пряталась под одеялом.

– Уже закрываю. Иди, тебе нужно перезвонить Стейси.

Разговор не было слишком долгим. Стейси сообщила, что всё готово для новой выставки. Они осуществили все планы и теперь «Олидже» стала более привлекательной для посетителей. Кофе, десерты, новые картины, живой концерт. В любой момент можно сообщить о изменениях на сайте галереи, но сперва нужно рассказать об этом преображении самым близким людям.

– Алан, ты нужен мне сейчас, как ты не поймешь? Я хотела поговорить с тобой утром, но ты рано ушёл на работу, как всегда. Что за важные дела мешают тебе быть рядом, когда мне это так нужно? – она кричала в трубку, но толку от этого было мало. Алан оставался при своём мнении.

– Я в любой момент могу зайти в твою галерею, сейчас у меня важные дела, до вечера, – этими словами он закончил разговор.

– Черт! – Дженнифер отбросила телефон и заплакала.

Через какое-то время, когда глаза высохли от слёз, девушка решила навестить отца и рассказать о выставке великого масштаба. Она хотела позвать его с собой, но не осмелилась на данную просьбу. Мало ли, как на него повлияет проезд по городу и толпа людей. Безопаснее всего, чтобы он находился дома.

– Нет, ничего не хочу слышать, я еду с тобой и точка. Пиши на своём сайте всё, что хотела, назначай время и едем.

– Папа, это опасно, тебе следует находится в постели.

– Дженнифер, не спорь. Я еду, разговор закрыт.

Что она могла поделать? Своей чрезмерной заботой Дженнифер и так заставила отца думать, что он стал совсем беспомощным. Нельзя запретить ему ехать в галерею.

– Милли, ты же не окажешься поехать с нами?

– Ну, что за глупости, конечно, нет! Я буду рада побывать на таком мероприятии. Я знаю, как ты старалась, поэтому не сомневаюсь, что всё будет супер.

– Спасибо, мне нужно было услышать эти слова.

Вечером галерея «Олидже» была открыта для всех желающих. Люди, которые жили не так далеко от Сан-Франциско приехали в город лишь для того, чтобы посетить галерею дочери прекрасной Оливии Смит. Все близкие люди были рядом, кроме Алана и Шайни. Муж так и не нашёл время для своей жены и её галереи, а Шайни не смогла прилететь, да и тем более, она совсем недавно вернулась в Бостон. Но Дженнифер не обиделась, совсем нисколько. Она и не позволила бы Шайни снова лететь в Сан-Франциско только ради неё.

«Шайни, ты должна быть дома, ты нужна своему агентству. Я сниму для тебя видео, где всё-всё покажу. Не волнуйся».

Только после отговорок Дженнифер, Шайни согласилась остаться в Бостоне. Стейси, Милли, Стефан, Итан, отец и даже Нэйтан пришли поддержать свою звездочку Дженнифер. Каждый из них знает, как сложно ей приходится. Но она справляется со всем, что подкидывает ей судьба. Она превратила совершенно пустое здание в чудесную галерею, которая манит людей со всей округи.

– Я так рада, что вы сегодня здесь, – Дженнифер улыбнулась и обняла каждого из своих друзей. – Нэйтан? И ты тут?

– Да, как я мог пропустить такое важное событие в жизни жены моего друга? Или, могу я называть и тебя своим другом, Дженнифер?

– Конечно! Всё, что было в прошлом, остается в прошлом. Добро пожаловать, Нэйтан Ньюман, – она обняла нового друга и отправилась к гостям.

Вечер прошёл лучше, чем могла ожидать юная владелица галереи. Все гости остались под большим впечатлением от картин, как Оливии, так и Стейси. Кофе и десерты, которые приготовил Стефан не оставили равнодушным ни одного присутствующего в зале. Больше всего радовались те, кто не успел поесть в дороге. Но никакие вкусные десерты и красивые картины не могли сравниться с концертом, который дала Дженнифер. Мелодии фортепиано и скрипки проникали в души посетителей, от чего по их телу пробегал холодок. По завершению концерта Дженнифер услышала восторженные крики людей и аплодисменты. Это безумно обрадовало девушку, ведь она не ждала, что вызовет у толпы такие эмоции.

– Я благодарна всем и каждому в отдельности, что вы были со мной этим вечером. Я обещаю радовать вас такими приёмами как можно чаще. Спасибо моим друзьям, которые помогали мне с организацией выставки. Без вас я бы не справилась. До скорых встреч, «Олидже» желает Вам лёгкого пути до дома и приятных снов!

Джон поехал вместе со всеми на автобусе, который нанял Стефан, а Дженнифер решила прогуляться пешком. Разные чувства зародились в её сердце этим вечером. Отец безумно ею гордится, это видно невооруженным глазом. Публика приняла и полюбила владелицу прекрасной галереи, друзья всё время поддерживали. Это прекрасно! Но приятные моменты на этом заканчиваются. Её очень беспокоит Алан. Вот бы всё наладилось. Она хотела бы проснуться утром и увидеть его лицо, освящённое улыбкой и солнечными лучами. Вот бы всё было именно так.

Глава 20.

Если бы Дженнифер знала, что всё, что она загадала этой ночью прямиком сбудется, то попросила бы гораздо больше. Она проснулась от тёплого дыхания и нежного прикосновения к своим щекам. С волнением открыв глаза, девушка увидела перед собой Алана. Как и в её мечтах, он смотрел на неё с улыбкой и щурился от настойчивого солнца. Ещё раз она протерла глаза, чтобы убедиться в правдивости того, что видит и улыбнулась.

– Доброе утро, – с мягкой улыбкой прошептал Алан и поцеловал жену в щёку.

– Доброе. Ты сегодня дома? – волнение не покидало её сердце. С чего так резко он стал заботливым?

– Да, я взял выходной. Хочу повести этот день наедине со своей любимой женой.

– Ты пугаешь меня, Алан. Твоё настроение так часто меняется, что я уже и не знаю, чего от тебя ожидать. Я хочу поговорить с тобой о том, что тебя по ночам домой привозит Нэйтан... – она выдала правду ему прямо в лицо, вспоминая и тот удар, которым он её одарил.

– Прости меня. Я знаю, что я не самый лучший муж, и ты ожидала вовсе не этого, выходя за меня замуж. Я обещаю, сегодня я исправлю все свои ошибки, – он поцеловал её в уголок губ, нежно и непринужденно, а затем страстно и жадно уже в самые губы.

Дженнифер понимала в тот момент, что его эмоциональные качели не доведут до добра, но в миг обо всём позабыла, наслаждаясь его горячими поцелуями. Сейчас они вместе, больше ей ничего не нужно. Он не кричит, не поднимает на неё руку. Сейчас он нежен и чувствителен. Вот бы остановить время и продлить этот момент. Мысли окончательно улетучились и теперь они вдвоём наслаждались моментом и друг другом.

Дженнифер осмотрелась, но не увидела Алана рядом. Неужели он ушёл после того, что между ними произошло? Да, конечно, это классика для замужней пары, но не мог же он вот так просто взять и уйти, ведь всё только начало налаживаться.

– Ну зачем ты так поступаешь со мной? Не хочу я этого делать! – послушался голос из ванной. Алан говорил с кем-то по телефону и был не очень доволен разговором.

– Алан, всё хорошо?

– Да, всё в порядке, я уже иду, – он вошел в комнату и натянул улыбку.

– С кем ты разговаривал?

– Звонили по работе, но я дал им понять, что сегодня они не вытащат меня из дома. Я хочу побыть с тобой, любимая, – он вновь одарил её волшебным поцелуем, который заставил Дженнифер вспорхнуть над землей.

– Вот бы ты всегда был таким, – в перерыве между поцелуями проговорила девушка.

Вечером молодые люди пошли в ресторан. Дженнифер давно не выходила в свет со своим мужем, поэтому в этот вечер была более чем счастлива. Они так гармонично смотрелись вместе, когда Алан помогал ей выйти из машины, что люди вокруг не могли сдержать улыбку. Официантки пытались соблазнить красивого мужчину, но Дженнифер в один миг отбила их охоту.

– Дорогуша, мы уже сделали заказ, вы можете идти, – мягко, но с ноткой издевки сказала Дженнифер и посмотрела на девушку сверлящим взглядом.

– Уже ухожу, – дерзила та, и посмотрела на Алана в надежде, что тот успокоит свою ревнивую жену, но тщетно. Пришлось уходить.

– Боже мой, как она глазела на тебя!

– Ну и пусть, я-то смотрел всё время на тебя.

После этих слов девушка смущенно улыбнулась и опустила взгляд на меню. Она чувствовала себя той восемнадцатилетней девчонкой, которая ненавидела Алана всей душой, а затем всей душой полюбила. Да, в их жизни сейчас не всё так гладко. Он часто срывается на молодую жену, даже руку на неё поднял, но она подумала, что всё это обязательно закончится. Ведь этот день, кажется, стал их новым началом. Алан так же внимателен и обходителен, как в первые годы отношений. Свадьба стала их переломным моментом, но сейчас, ей казалось, что всё плохое позади. Они вдвоём в прекрасном ресторане, девушки бросают на её мужа голодные взгляды, но он не отводит взгляд лишь от одной, от своей жены. О чем ещё можно мечтать? Лишь о том, чтобы это не заканчивалось.

– Алан, я хотела спросить у тебя кое-что, – она отпила немного вина и улыбнулась.

– Что же?

– Когда ты посетишь мою галерею?

– Да хоть прямо сейчас!

– Серьезно? – от удивления девушка подавилась салатом.

– Осторожно, – он подал ей стакан. – А почему бы и нет? Сейчас поужинаем и поедем. Будем там только вдвоём, это же чудесно.

В темноте было сложно справиться с ключами, но Алан включил фонарик, чем немного облегчил работу жены. Когда с дверью было покончено, они вошли внутрь галереи и включили свет. Поздним вечером в ней царила такая чудесная атмосфера, что даже владелица этого сказочного места открыла рот от удивления.

– Тут так уютно, – сказал Алан и обратил внимание на растерянность жены. – Ты в порядке?

– Да, всё хорошо. Просто я не могу поверить, что всё это принадлежит мне.

– Ты большая молодец, моя маленькая принцесса.

Как же давно он не называл её так. А ведь именно Алан однажды прозвал её принцессой, и это прозвище поселилось в душе девушки. Она сделала несколько шагов, которые разделяли их друг от друга, встала на цыпочки и поцеловала того, кого безумно любит. Руки Алана остановились на её талии, затем скользнули выше, до самой груди. Они оба понимали, что последует заключением этой страсти и горели от желания.

– Не хочешь поехать домой? – смущенно спросила Дженнифер.

– «Олидже» ничуть не хуже дома.

Супруги вернулись домой лишь поздней ночью. Милли уснула на кресле в комнате Джона. Увидев это, Дженнифер почувствовала себя неловко. Она укрыла подругу тёплым пледом, поправила одеяло отца и спустилась на первый этаж, погреться у камина.

– В воздухе так и веет атмосфера зимы, – с дрожью в голосе сказал Алан. – С одной стороны, не так уж и холодно, но иной раз до дрожи пробирает.

– Верно, – она подала мужу стакан кофе и села рядом.

– В мой день рождения выпал снег. Мама рассказывала, что это был единственный раз за ту зиму. Когда в роддоме раздался мой крик, за окном все увидели снег. Его не было три года, а тут внезапно выпал. Чудесно, не так ли?

– Да, это так. Может, и в этот раз выпадет снег? Твой день рождения уже так скоро. Вот бы снежок нас порадовал в этот день.

– Надеюсь, что так и будет. Идём, пора спать, – Алан протянул Дженнифер руку и помог подняться, затем супруги скрылись за дверью своей комнаты.

Ночь была крайне спокойной. Ни звука машин, ни ветра, ничего не было слышно. Дженнифер крепко спала на груди любимого мужа, не обращая внимания на его сопение. Видимо, им обоим сниться что-то хорошее. Но момент пришлось прервать. Дженнифер подскочила с кровати, услышав оглушительный крик Милли. Девушка в ту же секунду побежала в комнату, от куда шел крик. В комнату отца. Алан тоже побежал за ней. Дверь распахнулась, затем Дженнифер увидела заплаканное лицо домработницы и бездыханное тело отца на полу. Всё вокруг потемнело, и девушка потеряла сознание.

Запах лекарств и звуки различных аппаратов заставил шатенку поморщиться. Лишь протерев глаза, Дженнифер вспомнила, что произошло.

Крик Милли и настойчивые тряски Алана заставили её открыть глаза. Она потеряла сознание надолго, раз за это время успела приехать бригада врачей. Некоторые из них стояли вокруг неё, а другие осторожно поднимали отца с пола. Последняя капля осознания ударила ей в голову, и слёзы хлынули из глаз горячим потоком.

– Нет, нет, нет, папа! – она бросилась к отцу, которого уложили на носилки. – Что с ним, доктор? Скажите мне, что с ним?

– Нам очень жаль, – типичная фраза всех врачей, когда нужно сообщить о смерти.

– Нет, он не мог умереть! Папа, открой глаза, пожалуйста. Поговори со мной, прошу тебя, – врачи посчитали, что нужно вколоть девушке успокоительное, иначе она сойдёт с ума. Она потеряла сознание и очнулась уже в больнице.

Дженнифер поднялась с неудобной больничной койки и выбежала в коридор. Там уже стояли все её друзья, родители Алана и он сам. Все они смотрели на Дженнифер тем взглядом, который она ненавидела всей душой. Взгляд, который жалеет её.

– Дорогая, как ты себя чувствуешь? Тебе нельзя было покидать постель, – дрожащим голосом сказала Эмили и обняла невестку.

– Где доктор Уильям? Он занимался лечением отца, я должна с ним поговорить.

– Дженнифер, тебе нужно отдохнуть, вернись в постель, мы проведём доктора, – Брайан взял девушку за плечи и повёл обратно в палату.

– Скажите мне, как он? Я не верю, что он умер. Папе просто стало плохо, так ведь? Сейчас всё наладилось? – Дженнифер говорила эти слова, но подсознание заставило её замолчать. Отца больше нет, он покинул её. Нужно держать себя в руках, иначе она совсем свихнется.

– Я приведу Уильяма, он всё тебе расскажет. Держись, дорогая, мы рядом.

Держись. А за что держаться то? С момента смерти матери, Дженнифер держалась лишь за отца, он стал её главным смыслом жизни. Сейчас она потеряла его. Жгучая боль сковала её сердце, но слёзы не шли из глаз. Их больше не осталось. Ей хотелось рвать и метать, но вместо этого девушка просто молчала. Разве её истерики вернут отца к жизни? Разве своими слезами она сможет изменить то, что уже произошло? Нет. И она это понимает. Даже сейчас, когда сердце ноет от боли, Дженнифер не теряет рассудок. Меньше всего ей хотелось бы сейчас кого-то видеть, но друзья все вместе вошли в её палату. Все в черном. Именно сейчас её любимый цвет стал самым ненавистным. Первой подошла Шайни. Она знала, что сейчас испытывает Дженнифер, поэтому просто обняла её, ничего не сказав. Но стоило ей отстраниться, Дженнифер тут же потеряла над собой контроль. В такие моменты лучше находится одной. Тяжело, но ты справишься. А сейчас, когда они начинают жалеть её, слёзы сами по себе катятся по щекам. Стефан повторил действия Шайни, затем подключились Стейси и Итан. Все сидели молча, не нарушая тишину, которая нависла над ними. В этой тишина можно было расслышать только звуки приборов и всхлипывания Дженнифер. Через какое-то время в палату вошёл Нэйтан. Шайни непонимающе взглянула на подругу, затем на её бывшего возлюбленного, который сломал её.

– Всё в порядке, мы с Нэйтаном друзья, с недавних пор. Не находила момента, чтобы рассказать Вам, но так уж вышло, – Дженнифер всё-таки прервала тишину. Но не успел никто ничего сказать, как в дверях появился доктор.

– Прошу всех выйти. Мне нужно поговорить с миссис Уайт.

Когда все выполнили просьбу, Дженнифер села на край кровати и подняла свои пустые глаза на доктора.

– Я хочу знать всё, что только тебе известно, Дженнифер.

– Я думала, что это вы мне всё расскажите.

– Конечно, но позже. Постарайся ответить на мои вопросы. Я знаю, что это тяжело, но так нужно.

– Да, конечно, я понимаю. Спрашивайте.

– Ты замечала, что с твоим отцом происходило что-то странное в последнее время?

– Да, – в этот момент Дженнифер пожалела, что не обратилась к доктору в тот самый момент, когда отец начал бредить. – Он снова видел маму, но уже намного чаще. И это было не во сне. Папа утверждал, что видел маму в реальности. Он, как будто, потерял рассудок. Жил в том времени, когда мама была жива. Будто она и не покидала нас. Это меня сильно взволновало, но я не сказала вам, ведь побоялась, что вы отправите его в психушку.

– Это не хорошо, что ты промолчала, но, думаю, даже если бы ты рассказала об этом мне, данного исхода нельзя было бы избежать. Дженнифер, твой отец угасла каждый день после первого инфаркта. У него началось помутнение рассудка, что никогда не ведёт ни к чему хорошему. Твой отец был сильным человеком, столько лет он гасил свою боль, но она, всё же, взяла вверх над ним, – был... После этих слов Дженнифер опустила глаза, но продолжала слушать доктора. – Он умер от инфаркта. Остановка сердца. Видимо, и в этот раз он видел твою маму, но уже не смог выдержать этого и ушёл за ней. Дженнифер, ты уже взрослая девушка, и я говорю с тобой откровенно, не пытаясь смягчить ситуацию. Я знал твоего отца очень хорошо, мы были приятелями, поэтому я знаю, как тяжело ему приходилось. Мне очень жаль, но ты должна держаться. Ради памяти о своих родителях.

– Спасибо, – это слово испарилось в воздухе. – А теперь я хочу побыть одна.

Сколько бы она не старалась сдерживать слёзы, Дженнифер понимала, что так продолжаться не может. Лучше выпустить все эмоции наружу, иначе они начнут губить её изнутри. Все, кто находился в коридоре отчётливо слышали душераздирающие крики девушки, но не осмеливались войти. Она справится, обязательно, но сейчас нельзя её трогать.

Эмили тихо плакала на плече Брайана и держала за руку своего сына. Стейси, Стефан и Шайни сидели на полу, полностью опустошенные. Итан ушёл за кофе, а Нэйтан не отрывал взгляд от Алана. Тот стоял молча, но на его лице нельзя было распознать ни одну эмоцию. Так было всегда, и смерть отца жены ничего не изменила. Алан ни разу не входил в палату жены, даже сейчас, сторонился её.

– Алан, ты нужен ей, – сквозь слёзы произнесла Эмили.

– Мать верно говорит, тебе сейчас нужно быть с женой.

– Давайте я сам решу, что мне нужно? – Алан освободился из рук матери и направился к выходу.

– Если ты сейчас уйдёшь, я оставлю тебя без гроша, – четко сказал Брайан, не обращая внимание на вгляды со стороны. – Ты понял меня?

– Понял, – он выдохнул, а после развернулся и пошёл в сторону палаты, где находилась Дженнифер.

Девушка лежала на неудобной койке лицом к окну. Ветер раскачивал голые деревья из стороны в сторону, птицы стаями пролетали мимо больницы, чему радовались пациенты. Но Дженнифер не замечала их. Она, казалось, смотрит куда-то сквозь горизонт. В никуда. Одинокая слеза скатилась по щеке, сердце сжалось от дикой боли. После недавней истерика осталось лишь это и тупая боль где-то в области души. Дженнифер слышала, что кто-то вошёл в палату, но оставила посетителя без внимания.

– Дженнифер, ты в порядке? – крайне холодно спросил муж.

– Мне двадцать три года, я ещё очень молода, но уже потеряла обоих родителей. Мой муж устраивает мне эмоциональные качели и пугает меня своим поведением. Да, Алан, я, чёрт возьми, в порядке.

– Я понимаю, тебе сейчас очень тяжело, но постарайся успокоиться.

– Успокоиться? Это ты будешь говорить мне про спокойствие. Где же было твоё спокойствие, когда ты поднял на меня руку? – боль поселилась в её сердце и сейчас девушка высказывала всё, что только накопилось в её душе.

– Это было всего один раз, неужели ты будешь припоминать мне это до конца жизни? – мужчина не выдержал и перешёл на крик, вследствие чего прибежали родители.

– Всё нормально, оставьте нас, – спокойно сказала Дженнифер, после чего Эмили и Брайан недовольно посмотрели на сына и ушли.

– Всего один раз, – повторила она его слова. – Даже этого одного раза не должно было быть.

– Я знаю, Дженнифер. Поэтому прошу тебя, давай забудем об этом.

– Забудем, – снова повторила она. – Как легко сказать. Если бы это было возможно, я бы предпочла забыть, что у меня умерли родители, чтобы не мучаться так каждый Божий день.

– Давай я вернусь, когда ты успокоишься.

– Вечно ты так. Всегда оставляешь меня в тот момент, когда я так сильно нуждаюсь в тебе. Катись, я не хочу тебя видеть, – прокричала она ему вслед, но сердце ныло от боли и молило: «Алан, прошу, не уходи. Не слушай меня. Ты мне нужен, очень нужен».

Глава 21.

Вечером врачи отпустили девушку домой. Друзья и родители мужа ни на секунду не отходили от Дженнифер, но она не была этому рада. Сейчас, как никогда раньше, ей хотелось остаться одной. Закрыться в родной спальне, открыть окно и всей грудью вдохнуть свежий, зимний воздух. Но она находилась под тщательной опекой. Шайни сидела рядом и держала её за руку, Стейси, Стефан и Итан сидели напротив, а Эмили и Брайан громко вздыхали на кухне.

– Бедная наша девочка, сколько боли она пережила в свои годы, – Эмили вновь разрыдалась.

– Дорогая, береги свои нервы, они не железные. Я тоже переживаю за Дженнифер, но нам нужно держаться. Теперь она наша семья. Завтра я поговорю с ней, ей больше не стоит здесь оставаться. Пусть они с Аланом переезжают в свой дом, так будет лучше.

– Ты прав, в этом доме её будут душить признаки прошлого. Кстати, Брайан, я хотела с тобой поговорить. Что значили твои слова, там, в больнице. Что значит, оставишь без гроша? – женщина села на стул и схватилась за сердце.

– Ты, как и я, прекрасно знаешь нашего сына. Я давно заметил, что что-то в его отношении к Дженни изменилось. Я не могу позволить ему бросить её, поэтому мы составили договор.

– Что? Он хотел бросить нашу девочку?

– Это были лишь мои догадки, но я решил перестраховаться. Он будет владельцем моей компании столько, сколько будет мужем Дженнифер. Пока я живу, я сам буду следить за тем, как он соблюдает наш договор. А после моей смерти, компания перейдет в руки его наследника, нашего внука.

– Насильно мил не будешь, дорогой. Даже если Алана будут держать только деньги, ничего хорошего для Дженнифер это не предвещает.

– Я сделал всё, что мог. Я хочу, чтобы Дженнифер была счастлива. В конце концов Алан поймет, что должен благодарить судьбу за такую девушку, как наша Дженни.

– Я не верю, что только деньги держат сына возле Дженнифер. Все мы знаем их историю любви, это не может быть корысть.

– Я буду рад, если ты окажешься права, моя дорогая. А сейчас, нам нужно вернуться к Дженнифер.

Алан шёл по длинному коридору и остановился у двери под номером сто пятьдесят один. Гостиничный номер со всеми удобствами. Алан сразу же взялся за опустошение содержимого в бутылке, которая стояла на читальном столике. Дрожь прошла по коже, когда виски немного обжог горло, за ней последовала приятная теплота.

– Я не знала, что ты придёшь, – блондинка вышла из ванной в белом халате и подошла к нежданному гостю.

– Не могу находиться дома. Надоело. Ещё ты, со своим супружеским долгом. Зачем ты заставила меня провести день с этой женщиной? – Алан нагло пробежался взглядом по силуэту девушки.

– Ты плохо знаешь девушек, мой горячий любовник. Если бы ты так и продолжал «задерживаться на работе» и не выполнял бы свой супружеский долг, твоя жена догадалась бы, что у тебя кто-то есть. Так что, скажи мне спасибо, что я помогла тебе избежать этого, – блондинка провела пальцем по щеке мужчины и села за стол.

– А ты совсем не изменилась, Айша. Я уже сто раз пожалел, что оставил тебя в этом Лондоне.

– Ну, я смотрю, ты не тратил время зря. Обзавелся женой, хотя говорил мне, что брак — это не то, чего ты хочешь, – Айша откусила яблоко и с вызовом посмотрела на собеседника.

– Тогда это было именно так. Но когда я встретил Дженнифер, внутри меня что-то вспыхнуло. Этот неизвестный огонёк свёл меня с ума. Да, у меня не было каких-либо огромных планов на неё, но, Айша, она не сразу поддалась мне. Этим она и зацепила меня. Своим характером. Ты ведь знаешь, я привык добиваться всего, чего только пожелаю, а эта девчонка возненавидела меня с первых минут нашего знакомства. У неё тогда вообще ко всем парням такая ненависть была. Я решил, во что бы то ни стало, добиться её. И вот, немного стараний и Дженнифер Смит стала миссис Уайт. Превосходный Алан Уайт превзошел сам себя. Спустя некоторое время после свадьбы, я начал понимать, что остыл к ней. Я добился всего чего хотел, и огонёк погас. Теперь мне невыносимо находится с ней в одном доме. Надоела её эта любовь, забота. Я не хочу ничего этого. Дурак был, что вообще всё это затеял.

– Ты, действительно, идиот, Алан Уайт, но поэтому то ты мне и нравишься. Иди сюда, – Айша взяла Алана за руку и потянула за собой в спальню. – Сколько грехов уже за твоей душой!?

Когда Алану было двадцать, он уехал в Лондон вместе с отцом. Брайан - по работе, Алан - ради развлечений. В одном из ночных клубов он встретил Айшу. Весь год она была его любовницей, но никогда любимой. Да и она не горела от любви к нему. Это тот самый случай, когда людей связала их жажда удовлетворить свои потребности. Они не любили друг друга, но им нравилось проводить вместе ночь, за тем вторую и так все двенадцать месяцев. В Лондоне Алан закрутил недолгий роман с девушкой, по имени Елена, но даже в то время он проводил ночи у Айши. Девушка не стыдилась себя, её устраивало то, что парень обеспечивает её деньгами, поэтому она была не против отблагодарить его. Когда парень вернулся в Сан-Франциско, связь с Айшей прервалась. В родном городе у него было не мало таких девушек, как она. Но совсем недавно он нашел её аккаунт в соцсетях и написал давней знакомой. Их общение вновь завязалось, и они поняли, что их страсть к друг другу возродилась. Айшу не остановил факт, что теперь Алан не холостяк, что теперь у него есть жена. Сам же парень не против был испытать новые ощущение. Раньше он спал с ней, но в этом не было ничего постыдного. А сейчас, это измена. Эти омерзительные мысли лишь позабавили его. У него нет чувств к Дженнифер, нет чувств к Айше. Есть лишь договор с отцом и удовольствие, которое он испытывал с блондинкой. В тот день, когда Шайни застала его в аэропорту, он встречал Айшу. Она прилетела по его просьбе. Конечно же, Алан пообещал лихо отблагодарить её за приезд. И по прибытию в Сан-Франциско на счету блондинки появилась круглая сумма.

Дженнифер лежала на кровати, спать совсем не хотелось. Она потратила много времени, для того чтобы уговорить родителей Алана и друзей оставить её одну. Они очень переживали, поэтому отказывались, но, в конце концов, им пришлось сдаться.

– Да, ей, действительно, нужно побыть наедине со своими мыслями, – сказала Шайни и помогла Дженнифер выпроводить всех из её комнаты. – Я тоже пойду, буду внизу. Если что-то понадобится, сразу зови.

– Спасибо, мне ничего нет нужно. Только побыть одной. Я люблю тебя, Шайни.

– Я люблю тебя, Дженнифер.

Внутри девушки бушевала буря. Воспоминания одно за другим проносились перед глазами, не давая девушке успокоиться даже на миг. Вот он, такой счастливый отец играет на скрипке для жены и дочки. Здоровый, полный сил и желания жить. Но стоит лишь моргнуть, как перед её глазами всплывает силуэт всё того же человека, но, Боже, он совершенно не похож на самого себя! Поникший, совсем исхудал, мужчина, в глазах которого уже не видно рвения к жизни. Мужчина, который годами скрывал свою боль, но в конечном итоге она и погубила его.

А вот стоит счастливая женщина, жена, мать. Оливия Смит, которая заполучила любовь людей благодаря своей доброте и таланту, который она развивала каждый день своей жизни. Картины этой женщины радуют глаз и по сей день. Совсем не хочется моргать, ведь уже ясно, что этому последует. Моргнула. День рождения, счастливый праздник для каждого ребенка. Как же несправедливо поступила судьба, когда отняла у девочки мать прямо в её пятнадцатилетие. Дженнифер отчётливо видит самолет, он летит медленно и плавно, но с каждой секундой набирает скорость и вскоре падает. От страха Дженнифер зажмурилась и громко вскрикнула.

– Можно мне к ней? – Итан не находил себе места, но Шайни не хотела пропускать его в комнату подруги.

– Ей нужно побыть одной, давай дождемся завтрашнего утра, – она выдохнула и села на край дивана, но крик Дженнифер заставил её подскочить с места.

– Алан! – крик Дженнифер был душераздирающим. Она звала мужа так, будто бы падала в пропасть и хотела, чтобы он протянул ей руку. – Алан, где ты?

– Вот же, – чуть не выругался Итан. – Где пропадает этот человек? Где он, когда его жена так в нём нуждается?

В этот момент Шайни вспомнила о ситуации в аэропорту. А что, если сейчас Алан проводит время с этой блондинкой? Невозможно! Он не может так поступить по отношению к Дженнифер, он ведь так любит её. Но всё-таки, вдруг это так?

Крики Дженнифер не давали присутствующим в доме уснуть. Но ближе к утру девушка выбилась из сил и уснула. Тогда все выдохнули тоже решили немного отдохнуть. Нужно набраться сил перед самым сложным. Похороны.

Глава 22.

Алан поднялся с дивана и огляделся. Уютная, просторная комната отеля заставила его вспомнить о произошедшем. Он слегка ухмыльнулся и посмотрел на спящую блондинку. Никогда он не чувствовал к ней ничего, кроме сексуального влечения. Им хорошо вдвоём, но не в плане любви и отношений. Алан знает, что Айша никогда не начнёт с ним разговор о любви, свадьбе и верности. Он придёт к ней, когда захочет, уйдёт, когда посчитает нужным. Она же, в лёгкую вытягивает с него деньги. Все остаются только в плюсе. А как же жена? Нормального мужчину мучила бы совесть, что он изменил своей жене, да ещё и в такое сложное для неё время. Но Алан не думал о Дженнифер. Он уже давно о ней не думает. Ни о её чувствах, ни о её преданности. Она просто послушная собачка, которая сидит у порога и ждет его. Прощает все оплошности и принимает таким, какой он есть. Иногда его удивляет, как же любовь изменила эту девушку. Пять лет назад она была совершено другой. Не верила во все эти сказки, презирала влюблённых, а сейчас сама погрязла в этом болоте и не замечает, что её муж уже не питает той любви. Да и питал ли вообще когда-нибудь?

Дженнифер открыла глаза и вновь закрыла.

«Зачем я просыпаюсь? Для чего? Что ждёт меня этим днём? Очередные страдания и слёзы, вот и весь ответ. Я устала. Безумно устала. Я была сильной слишком долго, сейчас я просто хочу упасть в объятия и расплакаться. Но в чьи объятия мне упасть, чтобы не утонуть?»

– Дженнифер, ты уже проснулась? – в комнату вошла Эмили, в её руках был поднос с едой. – Тебе нужно набраться сил. Покушай.

– Спасибо, миссис Уайт, я не хочу.

– Дорогая, ты разбиваешь мне сердце. Ну какая миссис Уайт? Ты ведь звала меня мамой, – Эмили села на край кровати и разрыдалась.

– Прости, мамочка, я сейчас совершенно не в себе, давай поговорим позже. Оставь меня одну.

– Ты вчера провела в одиночестве половину дня, вечер и ночь. Сегодня я тебя не оставлю. Ты должна покушать.

– Хорошо, я поем, но я хочу побыть одна, ещё немного.

– Ладно, позовёшь, когда закончишь завтракать.

Дженнифер насильно пихала в себя пищу и плакала. Есть совершенно не хотелось. Долго завтракать таким образом не получилось, желудок отказывался принимать пищу, и девушка бросилась в ванную. Её вырвало.

– Дженни, ты здесь? – послышался голос Итана в дверях комнаты.

– Я в ванной, подожди снаружи, – выдавила она, и к горлу снова поступил ком.

– С тобой всё хорошо?

– Оставайся снаружи! – повторила девушка.

Когда Дженнифер вышла из ванной, Итан не смог не заметить состояние подруги. Мешки под глазами и бледное лицо заставили парня нахмуриться.

– Ты покушала?

– Нет. Я не могу, не получается.

– Что значит, не получается?

– Желудок не принимает пишу, меня вырвало только что, – скрывать что-то от друзей ей не хотелось, поэтому пришлось сказать правду.

– Дженни, – он сел рядом с девушкой и обнял её. – Держись, я с тобой. Все мы с тобой.

– Где Алан? – эти слова заставили парня тяжело выдохнуть и разжать объятия.

– Я не знаю, его не было дома всю ночь, – после этих слов Итан вышел из комнаты, но Дженнифер не увидела в его поведение ничего странного. Её мысли путались, как новогодняя гирлянда или старые наушники.

После обеда Дженнифер поехала в галерею, она хотела написать пост на сайте и закрыть «Олидже» на некоторое время. У неё нет ни сил, ни желания заниматься делами галереи на данный момент. Возле здания она увидела незнакомую девушку.

– Здравствуйте, прошу прощения, но галерея не будет работать некоторое время. Приходите через неделю, а может и две, – последние слов она произнесла шёпотом.

– Здравствуйте, вы, наверное, Дженнифер Смит, верно?

– Вернее, Дженнифер Уайт.

– Извините, ошиблась. Я хотела посетить вашу галерею, ну раз так, значит, я приду потом. До свидания.

– Всего доброго.

Алан вернулся домой ближе к вечеру. Родители не произнесли ни слова, когда сын попытался с ними заговорить. Его это не удивило. Конечно, они всё поняли. Друзья жены смотрели на него неодобрительно, но это ещё ничего, по сравнению со взглядом Шайни. Девушка смотрела на него с ненавистью, презрением и желанием дать хорошую пощечину.

– Что-то случилось, Шайни? – спросил он, наливая в стакан воду.

– Похмелье мучает? – задала она встречный вопрос.

– Возможно. Так, что случилось?

– Ничего, Алан. Для тебя - ничего. А для Дженнифер разрушилась жизнь, а её любимый мужчина даже поддержать её не может.

– А кто ты такая, чтобы читать мне нотации? Что вы вообще все делаете в этом доме?

– Мы делаем то, чего не можешь сделать ты! Какое же ты ничтожество, Алан Уайт, самое настоящее ничтожество. Жаль, что никто из нас не разглядел этого раньше.

– Забавно, – он громко засмеялся. – Ты закончила?

– Да пошёл ты, – Шайни ещё раз одарила мужчину презрительным взглядом и направилась в комнату для гостей.

Дженнифер вернулась поздним вечером, когда родители Алана уже подняли всех на уши своими переживаниями.

– Где же ты была, дорогая?

– Мама, мистер Уайт, простите, что не предупредила вас, я захотела прогуляться и потеряла счёт времени.

– Ничего, Дженнифер, но в следующий раз хотя бы отправь сообщение, мы место себе не находим тут, – Брайан тепло улыбнулся.

– Хорошо, простите ещё раз.

Она пересеклась с Аланом на кухне. Он готовил себе какао и не заметил, что жена появилась в дверях.

– Привет, – тихо произнесла она.

– Привет.

– Где ты был?

– Гулял.

– Всю ночь?

– Да.

– Алан, ты ни о чём не хочешь со мной поговорить? Может, я сделала что-то не так? Что между нами происходит?

– Принцесса, – произнёс он, но не так, как делал это раньше. Сейчас в этом слове не было той нежности и любви. – Давай ты не будешь грузить меня этими вопросами, хорошо? Я устал и хочу спать.

– А ты не хочешь спросить, как прошел мой день?

– Нет, я знаю, что он был ужасным.

– Алан, – тихо произнесла девушка.

– Ну, что ещё?

– Я люблю тебя.

– Доброй ночи, принцесса, – он чмокнул жену в лоб и ушёл.

«А ты любишь меня? Скажи, что всё ещё любишь».

Эмили тихо постучала в дверь спальни и заглянула внутрь. Дженнифер не спала, поэтому женщина вошла и села на кресло.

– Ты сейчас в состоянии поговорить со мной?

– Да, всё нормально, я слушаю.

– Сегодня, когда тебя не было дома, мы с Брайаном всё подготовили к... к похоронам, – она остановилась, чтобы оценить реакцию девушки, затем продолжила. – Мы всё купили для самих похорон и поминок, с тебя требуется только держать себя в руках. Мы переживаем за твоё состояние.

– Когда?

– Послезавтра, – коротко ответила Эмили.

– Хорошо, я поняла, спасибо.

– Доброй ночи, Дженнифер, – женщина поцеловала девушку в лоб.

– Доброй, мама.

Сердце больно сжалось в груди, ком подошёл к горлу и Дженни расплакалась. Сначала тихо, беззвучно, а затем громко, с истерикой. В последнее время она не могла сдерживать свои эмоции, да и зачем? Она больше не хотела притворяться. Ей больно. Безумно больно и одиноко. Фото родителей на стене погрузило девушку в прошлое. Такое теплое и любимое прошлое.

Маленькая девочка бежала по тропинке парка, часто оглядываясь назад. Мама несла в руках букет цветов и мороженое, а папа катил тяжелый чемодан.

– Мамочка, я так рада, что ты вернулась. Твои командировки такие длинные!

– Ты же знаешь, Дже, маме нужно искать вдохновение, чтобы писать картины, – женщина опустилась на колени и поцеловала дочку. – Обещаю, я буду отлучаться как можно реже.

– Я люблю тебя, мамочка!

– И я люблю тебя, котёнок.

Слёзы обжигали лицо, но Дженнифер не вытирала их. В отражении стеклянной рамки, она увидела своё лицо. Бледное, заплаканное, с синяками под глазами. Сама на себя не похожа. Да и это неважно. Уже послезавтра она отдаст отца земле. Она потеряла его, потеряла навсегда. Больше не будет его тёплых, отцовских объятий и нежных слов. Ничего не будет. Всё, что осталось от её родителей, это фото и воспоминания. Но этого недостаточно. Как же хочется, чтобы они были рядом, обнимали и целовали свою любимую и единственную дочурку. Дженнифер думала над тем, что ей было бы легче, но в то же время сложнее, если бы у неё были братья и сёстры. Они бы поддерживали друг друга. Дженнифер понимала бы, что это не конец. Что у неё есть родные люди, ради которых нужно жить.

«У меня нет брата, некому будет продолжать род нашей семьи. Отец был единственным выжившим членом семьи Смит».

Отец Джона, дедушка Дженнифер, погиб ещё до рождения внучки. Брат Джона, Джейкоб, умер в младенчестве, после чего его мать не смогла больше родить. Весь род держался на Джоне. Но вместо мальчика у них родилась дочка, чудесная и любимая Дженнифер.

– Прости, дорогой, – Оливия опустила глаза.

– Милая, что ты говоришь!? Я уже люблю нашу дочь, – сказал Джон, когда узнал, что у них родится девочка.

Он любил её всегда. Когда она была в утробе, когда появилась на свет, когда сделала первые шаги и произнесла первое слова. Её первым словом было – папа. Любил её, когда она проказничала, когда спала, смеялась, дурачилась. Он любил её такой, какая она есть. Любил всегда, до самой смерти.

Дженнифер могла бы сказать, что у неё никого больше не осталось. Что она теперь совсем одна будет проживать остаток своей жизнью с болью о прошлом, но это ложь. Рядом с ней есть люди, которые смогут залечить её раны, только если она позволит. Шайни, которая знает девушку лучше, чем она сама. Стефан, который в любой момент готов бросить все дела и примчаться к ней на помощь. Милли и Стейси, которые так сильно её полюбили в первые минуты их знакомства. Итан, который любил её в школе, не давал ей прохода, а сейчас она и сама не хочет его отпускать от себя. Даже Нэйтан, который когда-то разбил ей сердце, сейчас ведёт себя так, будто он всегда был её другом. А ещё родители Алана, которые всеми силами стараются сделать её счастливой. Все они никогда не дадут ей почувствовать себя одинокой и никому не нужной. Но, что касается её мужа, Дженнифер сомневалась в нём. Она любит его, любит до безумия. Но испытывает ли он подобные чувства к ней? Будет ли он с ней рядом в горе и радости, пока смерть не разлучит их, как звучало в их клятве? Она не знает.

Уснуть никак не получалось, поэтому Дженнифер спустилась вниз, чтобы сделать себе кофе. Если уж в таком состоянии она хочет кофе, значит не всё ещё потеряно. Но это не самая лучшая идея пить только кофе, нужно и поесть чего-нибудь, но аппетита совершенно нет.

– Ты проголодалась? – Итан стоял у окна гостиной, когда увидел Дженнифер.

– Хочу выпить кофе, пойдёшь со мной?

– С удовольствием, позвать Стефана?

– Нет, не стоит, он, вероятно, уже спит. Не будем будить его по таким пустякам. Кстати, у вас всех нет своих дел? Сидите целыми днями возле меня. Чувствую себя некомфортно, я же, сто процентов, отвлекаю вас от дел.

– Не думай об этом, мы будем рядом столько, сколько посчитаем нужным. Даже Алан не сможет выгнать нас от сюда.

– Что ты говоришь? Он уже пытался?

– Наговорил тут Шайни лишнего, но это неважно. Она не обращает внимание на его слова.

– Ох, прости, я с ним поговорю. Не обижайтесь на него, он не со зла.

– Да ладно. Не будем об этом. Хочешь чего-нибудь к кофе, в холодильнике были пироженки, – Итан с улыбкой взглянул на подругу и протянул ей десерт.

– Нет, спасибо, не хочу, – лицо в тот же момент побледнело.

– Что с тобой?

– Мне не хорошо, – к горлу поступил ком, и девушка побежала в ванную. Через некоторое время она вернулась к другу. – Прости, что-то меня мутит.

– Дженнифер, может, вызовем врача?

– Нет, это на нервной почве, только и всего. Скоро пройдёт. Не волнуйся. Я сейчас приготовлю кофе.

«После похорон я обязательно обследуюсь», – подумала она и тяжело вздохнула.

Глава 23.

Весь следующий день девушка не выходила из комнаты. Её дом погрузился во мрак. За просмотром семейного альбома и игрой на скрипке, казалось, прошла вечность. Несколько часов отделяли Дженнифер от того дня, когда она в последний раз возьмёт отца за руку. За последние часы состояние девушки так и не нормализовалось. Головокружение, тошнота и слабость преследовали её на каждом шагу. Она молчала о том, что плохо себя чувствует, ведь понимала, Эмили, Брайан и её друзья не оставят её в покое. Они, обязательно, вызовут скорую и, вероятнее всего, девушки придётся лечь на обследование. Но она не хотела терять время. Ей нужно присутствовать на похоронах, и никакие проблемы со здоровьем ей не помеха.

Итан сидел на диване в гостиной, когда увидел приближающийся силуэт мужчины.

– Не спится? – спросил Алан и сел рядом. Итан резко отодвинулся.

– Тебе тоже, как я вижу.

– Верно. Но, я уверен, у нас разные причины бессонницы, – он отпил содержимое бокала и с вызовом посмотрел на собеседника.

– Неудивительно, если это так. Ведь ты никогда не волновался за жизнь близкого человека, я прав? – Итан посмотрел в его глаза с ненавистью.

– О жёнушке моей беспокоишься? Так не нужно, у неё есть муж, который может о ней позаботиться.

– Муж? Не смеши, Алан, – Итан громко рассмеялся. – Давненько я не видел рядом с ней её мужа. А его заботу, так подавно. Ты же постоянно пропадаешь, когда ей требуется твоя поддержка.

– А ты так всегда рядом, лучший друг, Итан. Не строй из себя героя. Ты ошиваешься рядом с ней только по одной причине, – он сделал паузу, а затем продолжил. – Чтобы затащить её в постель.

Уже через считанные секунды оба мужчины оказались в схватке. Алан вывел Итана из себя подобными мыслями. Неужели, он решил судить всех по себе. Безусловно, он строил из себя любящего, лишь для того, чтобы воспользоваться юной девушкой. Итан знает, что парни, подобные Алану, хотят от девушек лишь одного – чтобы те стали их марионетками. Захотел – воспользовался, захотел – выбросил. Но не ясно одно, зачем он зашел так далеко? Зачем женился?

На громкие звуки, доносящиеся из гостиной, выбежали Эмили и Брайан, а за ними и другие.

– Что же вы делаете? – Брайан старался разнять мужчин, но не выходило. Они вцепились друг в друга мёртвой хваткой.

– Прекратите, довольно, – Эмили расплакалась.

Стефан не стоял долго в стороне, он оттащил Итана от окровавленного лица Алана. Они не пожалели друг друга. Из губы Итана сочилась кровь, а нос Алана, явно, был разбит.

– Что вы творите, идиоты? – Стефан посмотрел сначала на мужа подруги, задний на Итана. – Что на тебя нашло?

– Ничего особенного, но будь уверен, ты поступил бы точно так же, если бы был на моём месте. Этому человеку стоит придерживать свой язык за зубами.

– А кому-то стоит держаться от этого дома подальше, а не бегать за замужними девушками.

Они спорили бы бесконечно, если бы не услышали шаги на лестнице. Дженнифер услышала шум и решила проверить, что произошло. Она увидела ссадины на лицах мужа и друга, а затем посмотрела на грустное лицо Эмили.

– Что здесь происходит?

– Твоим друзьям пора уходить из этого дома, – Алан вновь посмотрел на Итана.

– Это мой дом, и я сама решу, кому пора уходить, а кому нет, – выражение лица девушки не предвещало ничего хорошего. – А теперь скажите мне, что здесь произошло?

– Я просто говорил с твоим дружком, а он решил выпустить коготки.

– Замолчи, Алан, довольно! Я не хочу слушать этот бред. Иди спать, я поговорю с Итаном.

– Хочешь сказать, что ты веришь ему больше, чем родному мужу? – он начал подходить к Дженнифер, и когда между ними оставалось пару шагов, Стефан перегородил ему путь.

– Если ты ещё раз тронешь её, я сломаю тебе все конечности, ты меня понял?

– Что ты такое говоришь, Стефан? – Брайан с непониманием посмотрел на парня.

– Ваш сын опустился ниже плинтуса. Он поднял руку на девушек. На свою жену и её домработницу.

– Этого не может быть! – Эмили закрыла рот руками и перевела взгляд на Дженнифер.

– Уходите все, пожалуйста. Мама, мистер Уайт и Итан, вы останьтесь, – с трудом, но девушка всё-таки смогла вывести всех из гостиной. Она села на кресло, перевела дыхание и посмотрела на Эмили. В глазах женщины поселилось отчаяние и страх. Страх за свою невестку.

Дженнифер принесла аптечку, начала осторожно обрабатывать раны Итана и параллельно отвечать на вопросы родителей Алана.

– Он бил тебя? – спросил Брайан с надеждой услышать отрицательный ответ.

– Да, – коротко ответила девушка.

– Он был пьян?

– Выпил совсем немного. Он прекрасно понимал, что делает.

– Он просил прощения?

– Нет.

– Это повторялось?

– Нет.

– Дорогая моя, – Эмили обняла Дженнифер, на глазах которой заблестели слёзы. – Мы с ним поговорим, я обещаю, он больше не посмеет поднять на тебя руку.

– Нет, не нужно. Я сама с ним обо всём поговорю, когда закончим с похоронами. Думаю, мы решим все наши проблемы сами. Я его очень люблю, и он меня тоже.

С явным недопониманием, почему Дженнифер защищает их сына, родители Алана отправились в свою комнату.

– Ты в порядке? – Дженнифер с болью в глазах посмотрела на Итана.

– Всё хорошо, не волнуйся. Как ты себя чувствуешь?

– Мне трудно, но с каждой секундой приходит понимание, что ничего нельзя изменить.

– Кое-что, всё-таки, можно изменить. Алан не тот человек, который должен быть рядом с тобой. Он опасен. Если он поднял на тебя руку один раз, это будет повторяться.

– Итан, я не хочу обсуждать это. Уже поздно, я хочу хоть немного поспать, чтобы держать себя в руках на похоронах. Прости за Алана, – девушка поднялась с дивана и хотела было уйти, но остановилась и посмотрела на друга. – Спасибо тебе.

– За что?

– Просто за то, что ты рядом, – она медленно подошла к парню и нежно, по-дружески, обняла его.

– Не благодари, я всегда буду рядом с тобой.

Ночь пролетела бесследно, Дженнифер поспала пару часов, но легче от этого не стало. Бледность не сходила с её лица, а мешки под глазами впали ещё сильнее. На кухне её ждал стакан кофе, который приготовил Стефан перед тем, как уйти. Ему нужно было помочь Джереми в кафе, но он пообещал, что к похоронам вернётся.

Этим утром никто не хотел оставлять Дженнифер одну. Итан хоть и не настаивал, но постоянно наблюдал за девушкой со стороны. Милли, Стейси и Шайни всё время не отходили от подруги, всячески помогая и поддерживая её. Брайан и Эмили были заняты, но тоже не упускали её из вида. На этот раз Дженнифер была рада, что все эти люди сейчас рядом. Нэйтан тоже был рядом. Стефан, хоть и уехал в кафе на какое-то время, продолжал волноваться и писал ей смс. Лишь одного человека не было с ней в этот момент. Алана. Дженнифер ждала, что он вот-вот выйдет из своей комнаты, подойдёт к ней и крепко обнимет. В его объятиях она забыла бы о всех бедах, хотя бы на несколько секунд. Но его не было. Его никогда нет, когда он так нужен. Но почему она всё равно продолжает верить в лучшее? Почему ждёт его?

Поднялся холодный ветер, когда с кладбища ушёл последний человек, не считая Дженнифер. Порыв этого ветра сорвал с её головы чёрный шарф, заставив его пробыть в воздухе какое-то время. Ей не было холодно. Поток горячих слёз не давал замерзнуть. Девушка прикоснулась ладонью к земле, в которой теперь будет покоится её отец и тихо прошептала:

– Надеюсь, вы с мамой встретитесь и будете счастливы. Я люблю тебя папа, – она перевела взгляд на могилу, расположенную рядом с могилой Джона. – Я люблю тебя, мама.

Ещё какое-то время Дженнифер смотрела на могильные плиты родителей, затем развернулась и пошла к выходу. Сердце больно сдавило, но она научилась справляться с этой болью. Научилась скрывать её за маской безразличия и молчать. Но с каждым разом боль становится всё сильнее и справляться уже не получается. Хочется просто оказаться в крепких объятиях и выплакаться. Рассказать о том, как болит душа, как она устала. Но тот, от кого она ждала заботы, с каждым разом становился всё холоднее. Даже в этот тяжелый день он был рядом всего несколько минут, затем под предлогом, что ему сложно быть на таких мероприятиях, уехал в офис. Ей кажется, что она совершенно одна. Ей одиноко даже рядом с друзьями.

Дженнифер встретилась взглядом с Итаном, который ждал её всё время около своей машины. Все остальные уехали, ведь он убедил их, что позаботиться о девушке и привезёт её домой сам лично.

– Домой? – спросил парень, когда Дженни приблизилась к нему.

– Нет, хочу просто покататься по городу.

– Хорошо, садись.

Глава 24.

Огни ночного города всегда казались девушки завораживающими. Будто бы сами звёзды снизошли с небес. Но в эту ночь всё было иначе. Разноцветные вывески уже не привлекали её взгляд, а звёзд и вообще не было видно. А если бы и было, она бы всё равно не смотрела на них. Ведь где-то там, среди этих звезд её родители. Девушка сжала ключи от родительского дома в руках. Нужно ли ей возвращаться туда? Эмили и Брайан всеми силами уговаривают переехать в дом, что они подарили на свадьбу.

«Может, согласиться?»

Итан вёл машину медленно и осторожно, иногда посматривая на подругу. Такая бледная и худая. У Дженнифер всегда была тонкая, но здоровая талия. А сейчас она уже далеко не похожа на здоровую. Сильнейший стресс выбил землю из-под её ног. Но она справится. Обязательно справится. Он не уверен, справится ли Дженнифер Уайт, но Дженнифер Смит точно!

Поздняя ночь дала о себе знать, когда Дженнифер почувствовала, как её веки тяжелеют.

– Итан, я хочу спать.

– Это очень хорошо, тебе нужно отдохнуть. Я отвезу тебя домой.

– Нет, я не хочу домой. Дома мне не будет сна. Родные стены давят на меня.

– Так, давай я отвезу тебя к тебе домой. В твой и Алана.

– Нет. Отвези меня в отель, – она закрыла глаза. – Тот, на берегу моря.

– Хорошо, если ты этого хочешь.

Итан осторожно опустился на колени возле кровати, на которой спала Дженнифер. Сейчас её ничто не могло разбудить, но парень всё равно старался вести себя тише. От неё пахнет сырой землёй и виски. Дженнифер всегда была противником алкоголя, но в эту ночь ей захотелось выпить и провалиться в сон.

Храбрая и сильная на вид молодая женщина, но на самом деле хрупкая и нежная девочка. Итан не спускал с неё глаз до тех пор, пока не почувствовал усталость. Устроившись на неудобном диванчике, он уснул.

Проклиная рингтон своего мобильного, Дженнифер открыла глаза и ответила на звонок.

– Где ты пропадаешь? – голос на той стороне телефона звучал грубо.

– Говори тише, у меня голова раскалывается.

– Да, неужели? – не понижая голоса продолжал Алан. – Где ты?

– Я в отеле, скоро приеду домой. К нам домой.

– Что ты делаешь в отеле? Как будто у тебя дома нет! Чего позоришься?

– Хватит орать на меня! Не хочу я спать в доме, где умер мой отец, что непонятного?

– Сейчас же возвращайся домой.

«За что мне всё это?» ...

На пороге родного дома её ожидали чемоданы. Милли позаботилась о том, чтобы собрать все вещи Дженнифер, так как все были уверены, она не захочет оставаться здесь.

– Дженнифер, приехал мистер Ли, хочешь ознакомиться с завещанием твоего отца?

– Безусловно, я сейчас приду.

Так как Дженнифер единственный ребенок в семье, всё имущество Джона Смита перешло ей в руки. Вся недвижимость и компания. Дженнифер совершенно не знала, что будет делать с компанией, ведь никогда раньше она не увлекалась делами отца.

– Дядя, что мне делать? – с пустыми глазами Дженнифер обратилась к Брайану.

– Милая, мы что-нибудь придумаем. Хочешь, я буду помогать тебе? Наши компании подписали договор о сотрудничестве, поэтому мы как одно целое. Я буду помогать тебе. Согласна?

– Может. мне просто продать компанию? Я не справлюсь.

– Не говори глупости! Это дело жизни твоего отца? Как ты можешь даже думать о таком. Ты справишься, обязательно. В компании Джона работают хорошие люди, можешь взять себе помощников.

– Спасибо вам. Я раскисла, в любом другом случае я бы даже не думала о продаже. Я справлюсь.

– Вот и умничка. Что на счёт дома и остального?

– Это всё теперь моё. Дом, машина. Я здесь выросла, поэтому никогда не соглашусь продать свой дом. Жить здесь я вряд ли буду, но никогда не продам.

– Это правильное решение, а сейчас иди, Алан ждёт тебя в машине, поезжайте к себе домой.

Дом, в котором Дженнифер была лишь пару раз не содержал в себе атмосферу уюта и спокойствия. Это не очень хорошо, ведь теперь она будет здесь жить.

– Алан, давай сделаем ремонт?

– Ну какой сейчас ремонт? Рождество на носу. Весной и сделаем.

– Верно, извини. Поедем завтра за ёлкой?

– У меня много дел, позови с собой Шайни, она же скоро улети?

– Да, за день до Рождества.

– Вот и проведите время вдвоём, – он поцеловал жену в лоб и ушёл в свою комнату.

Дженнифер не задавала ему вопросы о том, почему они должны спать в разных комнатах, хотя этот вопрос мучал её каждую минуту. Она стала ему неинтересна? Этого не может быть!

На следующий день Дженнифер, Шайни и Стейси отправились по магазинам, чтобы купить всё необходимое для Рождества дня рождения Алана.

– Так забавно, что день рождения Алана в Рождество! – Стейси улыбнулась.

– Да, это здорово. Я совершенно не знаю, что ему подарить. Осталось три дня.

– Думаю, ты сможешь подобрать подарок, ты же его жена.

– Верно. Шайни, а чего ты молчишь? У тебя всё хорошо?

«Ох, милая, если бы ты знала, как я хочу рассказать тебе правду о твоём муже», – Шайни с горечью взглянула на подругу. – Мне как-то нехорошо.

– Дорогая, мне кажется, ты тоскуешь по Дэвиду и Бостону, – с ухмылкой сказала Дженнифер. – Не грусти, скоро вернёшься к себе и всё наладится.

– Конечно, но я не хочу оставлять тебя.

– Не переживай. Я тут не одна. У меня есть Алан, Стейси, Стефан и Итан. Да и Нэйтан теперь мой друг.

– Кстати, расскажи, как это произошло? Ты же ненавидела его.

– Ох, ну слушайте...

Дженнифер достала пакеты из багажника и вошла в дом.

– Алан, ты здесь? – тишина. – «Ясно, ещё на работе».

Потратив почти весь день на то, чтобы украсить дом, Дженнифер осталась без сил. Но это её не беспокоило. Сейчас дом казался очень уютным. Атмосфера приближающегося праздника поселилась в каждой комнате. Ёлка, гирлянды и ещё много разных украшений.

– Прелесть, – с гордостью произнесла Дженнифер и услышала, что входная дверь захлопнулась. – Алан, это ты?

– Нет, привет, – в гостиную вошёл Нэйтан.

– Привет, а ты чего так поздно? Алана ещё нет.

– Я пришёл к тебе.

– Ко мне? Ну, проходи на кухню, я приготовлю нам кофе. Любишь зефир?

– Обожаю.

– Чудесно, тогда идём.

Дженнифер накрыла стол и села напротив Нэйтана. Парень дружелюбно улыбнулся, а затем отвёл взгляд и стал более чем серьёзным. Сразу стало ясно, он хочет поговорить о чём-то важном. Только, о чём?

– Итак, зачем же ты пришёл? – Дженнифер с пыткой посмотрела на него. Сейчас она уже не сомневалась, разговор будет не позитивный.

– Я хочу поговорить с тобой о твоём муже.

– Алан? Что с ним? – Дженни напряглась.

– С ним то всё в порядке, к сожалению.

– Я тебя не понимаю, – она отодвинула от себя стакан с кофе и сложила руки на груди.

– Дженнифер, главное выслушай меня спокойно. Алан, – пауза. – Он изменяет тебе.

Минутная тишина и одинокая слеза собеседницы, стали ужасной Алтай для Нэйтана.

– Этого не может быть, я не верю тебе, – Дженнифер встала из-за стола и подошла к окну, чтобы открыть его. – Он любит меня, зачем ты это придумал?

– Я догадывался, что ты не поверишь мне. Но, Дженнифер, я говорю тебе правду. Я знаю Алана лучше, чем ты. Я знаю, что он никогда не был передан девушкам. Он самый обычный бабник, у которого на уме только деньги и девушки.

– Нет, это не так. Он женился на мне, значит любит. У него никого нет, кроме меня, – уже громче говорила она.

– Успокойся, – Нэйтан подошёл ближе и обнял девушку за плечи. – Знаю, что тебе сейчас и так очень трудно, но лучше узнать правду сейчас.

– Уходи.

– Дженни...

– Нэйтан, уходи. Мне нужно побыть одной.

Устремив взор на луну, Дженнифер не слышала ничего, кроме стука собственного сердца. Не было слёз, их уже не осталось. Она не знала, нужно ли верить Нэйтану. Но с другой стороны, зачем ему врать? Заблудившись в лабиринте своих мыслей, она рухнула на кровать и закрыла глаза, но так и не смогла уснуть. Алан так и не пришёл. Она ждала его ночью, ждала утром, но он так и не появлялся. В обед она поехала в компанию Брайана, но не застала там мужа. Тем не менее, ей сказали, что он ушёл вчера вечером и не оставался на ночь на работе. Это лишь подтверждало слова Нэйтана, но Дженнифер всё равно не хотела в это верить.

– Алло, дорогая, ты сегодня занята? – Шайни позвонила Дженни, когда та вернулась домой.

– Нет, не занята, – в голосе звучало отчаяние и обида.

– Что с твоим голосом? Всё хорошо?

– Нет, Шай, всё очень плохо. Я запуталась, не знаю, во что верить.

– Ничего не понимаю, я сейчас приеду.

– Нет, давай встретимся в кафе Стефана?

– Хорошо, до встречи.

Стефан приготовил для подруг латте, захватил шоколад и сел с ними за столик.

– Держите, мой фирменный латте.

– Спасибо, – Дженни вдохнула приятный аромат и улыбнулась.

– Давно я не видел улыбку на твоём лице. Рассказывай, что у тебя случилось?

– Ребят, я окончательно запуталась. Ко мне приходил Нэйтан, он сказал, что хочет поговорить об Алане, – она сделала глоток и продолжила. – Он сказал, что Алан изменяет мне...

– Что? – Стефан сказал это так громко, что все посетители обернулись на него.

– Всё нормально, извините, – Шайни дождалась, когда все вновь отвернуться и заплакала.

– Милая, что с тобой?

– Дженнифер, прости меня, я должна была сказать тебе...

– О чем ты?

– Я видела твоего Алана с какой-то блондинкой в аэропорту, когда прилетела. Я хотела сказать, но не знала как...

– Значит, это правда, – Дженнифер встала из-за стола и направилась к выходу.

– Куда ты?

– Стефан, Шайни, я хочу побыть одна. Всё нормально, не волнуйтесь.

– Я никуда не отпущу тебя одну.

– Шайни, прекрати. Я просто прогуляюсь.

Глава 25.

Дженнифер гуляла весь оставшийся день, не отвечала на звонки и смс, поэтому все начали переживать, особенно Шайни и Стефан, ведь они знали, что привело её в такое состояние.

– Точно никто из вас не знает, где она? – уже второй час Эмили и Брайан пытали друзей девушки, стараясь разобраться в том, куда пропала Дженни.

– Нет, мы же уже сказали, – Стейси чуть не разбила телефон об стену, когда снова позвонила подруге, но та не ответила.

– Нужно звонить в фбр.

– Итан, успокойся, прошло мало времени, никто сейчас не станет её искать.

– Господи, что же происходит!?

– Мама, успокойся, вернётся она, – Алан сидел на кресле совсем без эмоций, будто бы ему плевать, что жена пропала.

– Как ты можешь быть таким спокойным?

– Тише, Шайни, не нужно кричать. Просто я не накручиваю себя и знаю, что Дженнифер просто решила погулять. Ей нужно проветрить голову после того, как она похоронила отца.

«Какой же ты гад, Алан Уайт», – Шайни закатила глаза и снова постаралась набрать номер подруги, тщетно.

Лишь поздней ночью Дженнифер вернулась домой. Она надеялась, что Алан спит или же пропадает снова где-то, но, увы, он был дома и не спал. К тому же, помимо него, в их доме были родители и друзья.

– Что вы тут делаете?

– Наконец-то! Дженнифер, где ты пропадала? – Эмили крепко обняла девушку.

– Ох, я вас напугала? Простите меня, пожалуйста, я совсем не подумала о том, чтобы вас предупредить. Я была в галерее. Украсила её не много, Рождество уже близко.

– Ты украшала её ночью? – Итан неодобрительно посмотрел на подругу.

– Да. Хотела побыть одна. Вот и совместила приятное с полезным. Простите, что заставила переживать. Теперь все быстро по домам, нужно как следует выспаться. Хотя, вы все можете остаться у нас. Куда вы поедете так поздно? Шайни, идём, я покажу тебе твою комнату. У тебя самолёт рано утром, так что спать. Алан, покажи комнаты всем остальным. Доброй ночи, – поведение Дженни удивило Стефана и Шайни. Они были поражены, как же хорошо она держится.

Когда девушки вошли в комнату, Дженнифер показала свои настоящие эмоции. Её лицо снова побледнело, а из глаз выступили слёзы.

– Дорогая, не плачь, прошу тебя.

– Та блондинка очень красивая?

– Что за чушь? Дженнифер, ты прекрасна, а если он этого не видит, он слепой дурак. Кстати, я сделала тогда пару снимков, на всякий случай, если ты мне не поверила бы, – Шайни показала Дженнифер снимки, но потом пожалела об этом. Лицо подруги стало ещё более поникшим.

– Дженни, давай спать. Завтра новый день, подумаешь об этом завтра.

– Прям как Скарлетт. Я ведь так часто употребляла её эту фразу, подумаю об этом завтра. Сейчас я понимаю, что это ошибка. Я должна думать именно сейчас, но не завтра. Завтра может быть поздно.

– Верно, дорогая, но сейчас нужно поспать. Утром всё будет яснее. Хочешь, я останусь?

– Нет, улетай домой, я справлюсь. Давай спать, я останусь в этой комнате, с тобой.

Утром Дженнифер проводила Шайни на самолёт и отправилась домой. Совсем скоро Рождество, уже этой ночью день рождения Алана. Никакого праздничного настроения, как не странно, у неё нет. Нужно поговорить с ним, но, когда это сделать? Мысли о сложном разговоре уходили на второй план, когда начинались головокружения и тошнота, которые длились уже не мало времени. До похорон она молчала, а после уже и привыкла. Скорее всего, это из-за стресса. Но на всякий случай девушка решила, что сходит к врачу после Рождества. Её состояние было не таким уж ужасным, поэтому можно было потерпеть.

Милли, Стейси и Эмили помогали на кухне, а мужчины трудились в саду. Они решили, что лучше установить ёлку там, нежели в доме. Погода не очень холодная, поэтому будет прекрасно отпраздновать Рождество на улице.

– Ты хорошо себя чувствуешь?

– Да, мама, всё нормально.

– Иди в свою комнату, отдохни, мы тут сами закончим.

– Спасибо, я, действительно, хочу немного отдохнуть.

Дженнифер прошла мимо комнаты Алана и остановилась, неутолимое желание войти поселилось в её душе. Останавливало лишь воспитание. Но причём здесь воспитание? Это их дом, он её муж. Так, почему она не может войти в его комнату? Она тяжело вздохнула и быстро проскочила в комнату мужа. Всё в темных тонах, так как они оба любят этот цвет. Дженнифер стало очень комфортно в этой комнате. На тумбочке около окна девушка увидела телефон. Его телефон. И вот снова, желание ворваться в чужое пространство. Никогда раньше у неё даже мысли не было просмотреть его телефон, а сейчас, когда доверие угасает, Дженнифер готова на всё, чтобы найти хоть одну зацепку. Фотографии, которые Шайни показала ей, были не главным доказательством того, что Алан не верен своей жене. Смс, которые он получал от некой Айши, окончательно разбили сердце Дженнифер. Голова закружилась, сильно заболел живот и девушка потеряла сознание, но почти сразу очнулась. Никто не успел увидеть её в таком состоянии.

«Со мной что-то происходит, это точно. Нужно обратится к врачу, а уже потом я решу, что делать с Аланом».

Девушка предупредила домашних, что у неё появились дела и поехала в клинику. Она была поражена, когда получила направление к гинекологу, но не стала спорить.

– Одевайтесь, – вежливо сказал врач после осмотра.

– Что со мной, доктор?

– Ничего сверхъестественного, миссис Уайт. Поздравляю, вы беременны, – врач дружелюбно улыбнулся и протянул девушке руку.

– Не может быть, – спустя минуты шока, Дженнифер улыбнулась. – Спасибо.

– Да не за что. Берегите себя и приходите на УЗИ.

– Обязательно, до встречи!

Все проблемы улетучились, когда Дженнифер услышала фразу «вы беременны». Дети – цветы жизни. Она безумно обрадовалась, что ждёт ребёнка. Интересно, а будет ли Алан так же рад? Хочет ли он иметь детей сейчас? Неважно. Ничего уже не изменить, они будут родителями.

Вернувшись домой, она решила, что пока никому не скажет о беременности. Лучше сделать это в ночь Рождества.

– Алан дома?

– Нет, дорогая. Он помог отцу и поехал на работу.

– На работу? Но ведь он сам сказал, что распустил всех по домам, чтобы люди смогли подготовится к празднику. До Рождества осталось пять часов.

– Милая, успокойся. Я уверена, он успеет вернуться. Ведь мы будем праздновать не только Рождество, но и его двадцать восьмой день рождения.

– Ладно, не буду паниковать раньше времени.

Осталось три часа до полуночи. Праздничное настроение переполняло всех, но только не Дженнифер. Алан так и не пришёл, ждать уже бесполезно, решила она. У фотографий её родителей стояли свечи, и только сейчас она решила зажечь их.

– Совсем чуть-чуть осталось. Я не могу праздновать Рождество без вас, поэтому делаю всё, что могу.

Десятки пропущенных от Дженнифер, Эмили, Брайана. Алан с ненавистью посмотрел на экран мобильного, а затем кинул его в стену, от чего телефон разбился с сильным грохотом.

– Что ты делаешь, Алан? –блондинка выбежала из ванной, услышав громкие звуки.

– Не обращай внимания. Жена и родители уже вот где у меня, – он резкими движениями показал на горло. – Надоели.

– Ну так разводись.

– Девочка моя, ты лучше меня знаешь, что стоит мне даже заговорить об этом, как мой отец мигом вышвырнет меня из компании, и даже на хлеб денег не оставит. Каким же я был дураком, когда вообще связался с этой Дженнифер. Не нужно мне всё это. Семья, эта домашняя идиллия.

– Ну, тогда я не знаю, что делать. Терпи.

– Айша, как терпеть? Она ещё строит из себя такую любящую жену. Я думал, что она выгонит меня из дома после того, как я ударил её, а она даже не поднимала больше разговор на эту тему, – мужчина жадно выпил всё содержимое своего стакана и подлил ещё алкоголя.

– Алан, не кричи. Что я могу сделать? Сама она вряд ли уйдёт, ведь, по твоим словам, ясно, что она безумно тебя любит. Я уже начинаю ей сочувствовать.

– Я не пойду сегодня домой. Останусь здесь, будем праздновать вдвоём.

– Это неправильно, – с пробудившейся совестью произнесла Айша.

– А когда мы делали что-то правильно? Помолчи, я хочу побыть в тишине.

Глава 26.

Каких-то полчаса осталось до долгожданного праздника взрослых и детей. Гирлянды плавно переливались различными цветами, делая ёлку ещё более прекрасной. Для полного счастья не хватало только снега. Но никто и не надеялся, что он выпадет. Искусственного для украшения вполне достаточно.

– Выпьешь со мной? – Стефан протянул Дженнифер фужер с вином.

– Нет, спасибо, не хочу.

– Я знаю, что ты противник алкоголя, но немножко вина в праздник можно, – он мягко улыбнулся.

– Мне нельзя, Стеф.

– Почему?

Дженнифер медлила, но потом решила, что нет ничего плохого в том, что о её беременности первым узнает друг, а не муж. Прошептав ему на ухо несколько слов, девушка отстранилась и неловко улыбнулась. Стефан стоял пару секунд без эмоций, переваривая то, что сказала Дженни, а затем подхватил её на руки и прокружил в воздухе.

– Это же такая чудесная новость! – осторожно опустив подругу на землю, Стефан осмотрел её фигуру. – Срок маленький, да?

– Да, – она улыбнулась. – Ты первый об этом узнал, давай договоримся, что больше об этом никто не узнает. По крайней мере сейчас.

– Хорошо, я могила.

– Неудачное сравнение, рыжий...

– Извини...

– Как думаешь, Алан одумается, когда узнает?

– Честно говоря, я не знаю. Алан слишком непредсказуем. Давай не будем о нём, иначе я сейчас взорвусь. Он твой муж, лишь поэтому я держу себя в руках.

Три, два, один. Наступило Рождество. Салюты осветили ночное небо, радуя людей. Дженнифер медленно подняла взгляд на небо и сразу почувствовала, что что-то холодное упало на её губы. Снег. Алан так мечтал, чтобы в его день рождения пошел снег. Его желание сбылось. Не справедливо, ведь он сейчас где-то там, возможно, с другой женщиной, отмечает Рождество и свой день рождения, а она стоит здесь, среди друзей, но такая одинокая. Дженнифер хотела рассказать ему о своей беременности в эту ночь, но Алан решил, что лучше быть с любовницей, нежели с женой.

Ближе к утру празднование закончилось. Дженнифер ушла бы ещё после фейерверков, но не хотела портить всем настроение, которого и так почти не было. Эмили и Брайан пытались дозвониться до сына, но тщетно. В конце концов они сдались. Дженнифер очень хорошо скрывала свои эмоции, но все без исключения понимали, что в её душе царит вьюга. Стефан переживал больше всех, зная о положении подруги. Он всегда поддерживал её, старался помочь, но в этой ситуации он не знал, как правильно поступить. Дженнифер упрямая. Если он скажет, чтобы она разводилась, вряд ли будет толк. Она сама должна всё обдумать и принять решение.

Девушка проснулась от громких криков за окном. Некая блондинка, в которой Дженнифер узнала ту девушку с фото, Айшу, вела его в дом. Сердце Дженни больно сжалось.

«Как он мог появиться в нашем доме с этой девушкой»?

Накинув на плечи теплый халат, Дженнифер побежала на первый этаж, чтобы встретить их. Айша без стеснения завела Алана в дом, уложила на диван и села рядом, тяжело вздыхая.

– Какой же ты тяжелый, Алан, – девушка поднялась на ноги и обошла гостиную. – Мило тут.

– Здравствуйте, – откашлялась Дженнифер, которая наблюдала за всей картиной с лестницы.

– Здравствуйте, вы, наверное, Дженнифер?

– Именно, а вы, как я понимаю, Айша?

– Так вам известно, кто я? – Айша мельком посмотрела на Алана, который был не в состоянии что-либо сказать, затем вновь на Дженнифер. – Забавно вышло. Жена и любовница в одном доме.

– Прошу вас немедленно покинуть мой дом.

– Какая элегантная, – блондинка усмехнулась. – До скорых встреч, милая Дженнифер.

– Пошла вон от сюда!

Как только Айша покинула дом, Дженнифер подошла к Алана и со всей силы толкнула его, чтобы тот проснулся.

– Чего тебе надо? – ели выговорил он.

– Ты такое чудовище, Алан. Как ты можешь? Давно у тебя с ней?

– Тебя это не касается, – он встал с дивана и пошёл на кухню. Казалось, что он немного отрезвел.

– Нет, сегодня ты всё мне объяснишь, – она пошла за ним следом. – Она у тебя одна, или есть ещё любовницы? Давай, признайся, ты же мужчина. Или только строишь из себя мужчину? На деле, ты просто животное!

– Закрой свой рот, женщина, – Алан спокойно налил себе виски и хотел было сделать глоток, но Дженнифер выбила фужер из его рук, и тот разбился.

– Нет, сегодня ты не заткнешь мне рот! Я всё знаю о Айше, не старайся даже придумать отговорку.

– Я и не собирался. Да, у меня есть любовница. Знаешь, дорогая, ты мне неинтересна. Думаю, у меня никогда не было любви к тебе, хотя я так думал. Хотел лишь добиться тебя, ведь ты была так неприступна. А я всегда добиваюсь того, чего хочу.

– Я ненавижу тебя! – Дженнифер одарила мужа пощечиной.

– Я убью тебя! – Алан размахнулся и со всей силы ударил Дженнифер по лицу, от чего та упала на пол. Но ему было недостаточно того, что из носа жены побежала кровь. Мужчина поднял её за волосы, а затем резко отпустил. Губы опухли от ран, кровь сочилась то из носа, то из губ, в большом количестве. Затем он развернул её так, чтобы она легла на спину и начал душить. Девушка задыхалась, молила его отпустить её, но мужчина уже не слышал её. Ярость переполняла его. От куда такая ненависть, он сам не понимал, но останавливаться не собирался. Поднявшись на ноги, Алан начал пинать девушку.

Когда эти мучения закончились, Дженнифер не помнит, ведь после нескольких ударов в живот, она потеряла сознание. Очнулась уже в больнице. В уши ударил звук приборов, которые продолжали пищать. Всё тело ломило от невыносимой боли. Вспоминая каждый удар, девушка сжимали в руках одеяло.

«От куда в нём такая жестокость? Как я могла полюбить такое чудовище»?

Мысль, которая пронеслась в голове, заставила Дженнифер со всех сил закричать. Врач сразу же забежал в палату.

– Тише, тише, уже всё хорошо.

– Мой ребёнок, что с ним?

– Миссис Уайт, мне очень жаль, мы сделали всё, что смогли. После таких травм невозможно сохранить дитя.

– Нет! – слезы горячим потоком хлынули из глаз девушки, и она начала бить подушку руками. Чтобы успокоить пациентку, медсестре пришлось вколоть ей успокоительное. И в скором времени она уснула.

Эмили и Брайан стояли в коридоре, ожидая следующих распоряжений врача.

– Что же нам делать? – спросила женщина с заплаканными глазами.

– Дженнифер должна остаться в больнице, опасно выписывать её сейчас. Думаю, нужно будет обратиться к психологу. Не волнуйтесь, её жизнь вне опасности. Мы обо всём позаботимся, а вы должны узнать, что же с ней всё-таки произошло.

– Спасибо, доктор, мы обязательно выясним это. Делайте всё, что нужно, деньги не проблема.

Алан посмотрел на окровавленные руки, затем на тело жены.

– Эй, вставай! – он снова пнул её, но не так сильно. – Не прикидывайся.

Когда он убедился, что Дженнифер, действительно, находится без сознания, его затрясло. Она мертва... Пронеслось в его голове. В этот момент он отрезвел окончательно. Вместо того, чтобы вызвать скорую, он убежал. Просто струсил!

И вновь в нос ударил запах лекарств. Дженнифер не знала, что врачи сделали с ней, но чувствовала она себя куда более спокойно.

– Доброе утро, дорогая, – Эмили, которая сидела у кровати девушки, дотронулась до её руки и нежно улыбнулась.

– Здравствуй, мама, – дрожащим голосом ответила она. – Сколько я спала?

– Трое суток.

– Как же болит голова.

– У тебя лёгкое сотрясение, милая.

– Мой ребенок, я потеряла его, – смотря в одну точку произнесла Дженнифер, а затем перевела взгляд на Эмили. – Я была беременна, представляешь. Не успела сказать вам с дядей, а теперь поздно.

– Девочка моя, успокойся, – Эмили заплакала в голос и обняла свою невестку. – Я представляю, какого тебе сейчас, но ты должна держаться. Я рядом.

– Я хочу побыть одна.

– А потом ты расскажешь мне, что с тобой произошло?

– Где Алан?

– Он сейчас в кабинете у врача, позвать?

– Да.

После тихого стука в дверь, Алан вошёл в палату, но остановился в проходе, не решаюсь подойти ближе.

– У тебя хватило совести войти сюда? Забавно, – она истерично посмеялась. – Ты убийца, Алан.

– Я же не знал, что ты беременна!

– А если бы знал, поступил бы иначе? Признайся, тебе доставило удовольствие видеть меня в таком состоянии. Понравилось избивать меня? Чего молчишь?

– Дженнифер...

– Уходи. Я не скажу никому, что это сделал ты.

– Спасибо... – только и сказал он, затем покинул палату.

– Я сделаю ещё хуже, – прошептала девушка и закрыла глаза.

Глава 27.

Дожидаться, когда врачи выпишут её из больницы, Дженнифер не хотела. Ей до ужаса надоела атмосфера смертей, болезней и боли. Хотелось, как можно скорее, оказаться дома. Боль в теле не отступала, но стала уже привычной. Голова продолжала кружится раз за разом, но это тоже терпимо. А вот терпеть ту боль, что приносит потеря ещё не родившегося дитя, просто невыносимо. Каждый раз Дженнифер вспоминает тот миг, когда услышала слова гинеколога: «вы беременны». Она просто парила над землёй, когда представляла, как маленький человечек будет бегать по дома и кричать «мама»! Представляла, как отправит своего малыша или малышку в детский садик, затем в школу. Будет поддерживать и в горе, и в радости. Дженнифер хотела обрести это счастье, материнское, не сравнимое ни с чем другим. Но в один момент все её мечты разрушились, как замок сделанный из песка. И это счастье разрушил тот, кто мог бы разделить его вместе с ней. Убийца. Человек, которого она безумно полюбила, оказался чудовищем. Бессердечным существом, которое в любой момент может избить тебя до потери сознания. Он убил их ребёнка. Ребёнка, который даже не успел появиться на свет, и уже никогда не увидит этот мир. Такой прекрасный, яркий и чудесный мир, но, так же, мир полный ничтожных людей. Впервые за всё время, Дженнифер благодарила Бога, за то, что отца и матери нет в живых. За то, что они не видят, что сейчас происходит с их дочерью. Не видят её страданий, не знают о том, что она переживает. Да, возможно они всё это видят, но лишь с неба. Так даже лучше, ведь Дженнифер не сможет увидеть, как сильно они переживают за свою дочь.

«У меня могла быть дочь. Милая девочка с серыми глазами и тёмными волосиками, как у меня, или её отца. Нет, лучше, чтобы она была похожа на меня. Все бы говорили: «такая хрупкая и женственная девочка, но сколько в ней силы и мужества, прям как у её матери». Я сделала бы всё, лишь бы в её жизни не появилось такой любви, как у меня. Я дала бы ей имя Изабелла. Это имя нравилось маме. А если бы был мальчик, я хотела бы, чтобы он был похож на моего отца. Такой же отважный, сильный и добрый. Кристиан, я назвала бы его так. Мои дети были бы самыми счастливыми. Так и будет, я обязательно рожу. Но тоска по потерянному малышу будет всегда со мной»...

Этим утром врачи всё-таки отпустили девушку домой под её ответственность. Эмили и Брайан посадили её в машину, а сами несколько минут спорили о чём-то снаружи. Рядом с девушкой сидела Шайни, которая прилетела сразу же, как только узнала о случившемся. Все остальные ждали их уже в доме. В доме Дженнифер. Она приняла решение, что лучше будет жить в доме, который полон воспоминаний о родителях, но не там, где её муж убил их ребёнка. Родители Алана старались выяснить, почему она так решила, но не получали ответа. За последние дни она совсем завралась. Каждый, кто заходил в её палату, включая органы фбр спрашивали её о том, что случилось, как это произошло, а она врала. Мол, воры ворвались в дом и избили её. Все были в масках, поэтому никого из этих негодяев она не запомнила. Что оставалось им? Лишь только поверить. Никаких камер видеонаблюдения не расположено в округи их дома, а тем более на его территории. Но не все смирились с её показаниями. Шайни, Нэйтан и Стефан догадывались, что дело обстояло далеко не так, как описывает Дженнифер.

Алан не появлялся в больнице после того разговора с Дженнифер. По его поведению многие делали выводы, что мужчина совершенно не волнуется за состояние своей жены, которая получила серьёзные травмы от «грабителей». Что касается его чувств, он, действительно, не очень-то переживал. То, что от него не осталось ничего человеческого, не скрылось от него самого. Пока Дженни находилась на больничной койке, Алан проводил время в барах, ночных клубах и в отеле с Айшей. Он думал, что его алкогольное опьянения смягчит гнев Дженнифер, может она решит, что будь он трезвым, не поступил бы так. Но понимал, что это глупо.

«Захочет развод - чудесно. Вряд ли отец отберёт у меня всё, когда узнает, что инициатива развода была не моя».

Стены родного дома стали той обителью, в которой Дженнифер почувствовала себя крайне спокойно. Она немного сглупила, когда решила, что эти стены убьют её. Наоборот, они исцеляют. Стефан помог девушке подняться в комнату, затем позвал всех остальных.

– Если ты хочешь отдохнуть, мы все сейчас же уйдем, – сказала Шайни, поглаживая руку подруги.

– Нет, останьтесь, все.

– Дженнифер, что мы можем сделать для тебя?

– Стефан, вы все и так много для меня сделали, о чём я могу просить. Мне сейчас так больно, что я не понимаю многого. Даже не сразу поняла, что нахожусь дома. Кажется, я теряю рассудок.

– Не говори так, дорогая. Всё обязательно наладится, мы рядом, – Стейси вытерла с лица слёзы и села напротив Дженнифер.

– Да, мы рядом. Ты справишься, мы уверены.

– Спасибо, Милли, – шмыгая носом произнесла Дженни. – Я должна кое-что вам рассказать. Но после этого обещайте, что никому не скажите и уедете по домам.

– Я не оставлю тебя!

– Итан, прошу...

– Я позабочусь о том, чтобы все выполняли твою просьбу. Можешь положиться на меня, – Нэйтан закрыл дверь плотнее и устроился на кресле.

Дженнифер несколько раз обдумала идею - рассказать всю правду друзьям. Она знала, что им можно верить, но сомневалась, что в порыве ярости, они смогут сдерживать секрет. Когда она убедилась, что все, более или менее, согласны, принялась за рассказ. Она рассказала обо всём. О изменах, о их отношениях, которые стали мучением. Затем перешла к главному, к тому дню, когда в их дом заявилась Айша, когда Дженнифер не выдержала и начала кричать на Алана, и как он бил её. Каждое слово причиняло ей боль, но Дженнифер продолжала говорить.

– Затем темнота, а после, больничная палата.

– Я убью его! – Стефан вскочил на ноги и пошёл к двери, но Итан и Нэйтан успели его остановить. – Пустите, я убью этого ублюдка! Разве вы этого не хотите?

– Ты не представляешь насколько, Стефан. Но давай возьмём себя в руки, ради Дженнифер. Она же просила, – глаза Итана сверкали огнём, он прямо сейчас вцепился бы в глотку Алана и разорвал его в клочья, но сдерживался.

– Спасибо, Итан, – девушка перевела взгляд на Стефана. – Я обещаю каждому из вас, что это не сойдёт ему с рук. Тюрьма показалась бы Алану раем, по сравнению с тем, что устрою ему я.

– Дженнифер, ты такая сильная, моя девочка. Ему достанется по заслугам, – Шайни всхлипывая проговаривала слова, параллельно обнимая подругу.

– А сейчас вы все едете по домам. Шайни, лети в Бостон. Мне так будет спокойнее.

– Не за что!

– Шайни, пожалуйста. Дэвид скучает по тебе, а модельное агентство терпит крах после того, как ты уехала. Стейси, не плачь, со мной всегда этот браслет, – Дженнифер указала на своё запястье. – Помнишь, ты подарила мне его. Стефан, твою подвеску я тоже сохранила. Она всегда около моего сердца. Ребята, я всех вас люблю. Пожалуйста, ради меня, поезжайте домой.

После долгих уговоров, молодые люди всё-таки оставили Дженнифер. Шайни заказала билет и первым же рейсом улетела в Бостон. Их получилось уговорить, но вот Эмили и Брайан оставались холодны к её просьбам поехать домой.

– Нет, мы останемся с тобой, – Эмили готовила ужин на кухне и говорила громче, чтобы Дженнифер, которая сидела у камина в гостиной, могла ее услышать.

– Мама, я и так чувствую себя не прекрасно, а факт того, что вы оставляете все свои дела и возитесь со мной, как с маленькой девочкой, лучше мне не сделает.

– Хорошо, как только вернется Алан, мы уедем, – наконец сдалась женщина. – У вас с ним всё нормально?

– Всё прекрасно.

Уже ночью в доме не осталось никого, кроме Алана и Дженнифер. Он не проронил ни слова, а Дженнифер не собиралась начинать с ним разговор. Она больше не хотела ничего с этим человеком. Ни разговоров, ни семьи. Он ходил по комнате из угла в угол, пока Дженни ковырялась в тарелке с ужином.

– Что ты сказала родителям и тем людям из фбр?

– Волнуешься, что я тебе сдала?

– Отвечай на вопрос! – со злостью выкрикнул мужчина.

– Иначе, что, снова начнёшь избивать меня? Думаю, второй раз мне никто не поверит. Я придумала миф о грабителях. Доволен? Всё как ты и хотел. Добился девочку-недотрогу, получил компанию отца, да и с моей прибыль идёт, мы же партнеры. Только зачем же ты женился на мне? Зачем убил нашего ребёнка?

– Не кричи.

– Снова затыкаешь мне рот, чудовище! – Дженнифер схватила со стола вилку и бросилась на мужа с криками, но он вовремя отпрыгнул и уже через несколько секунд крепко сжал её руки.

– Ты совсем с ума сошла? Больная! – мужчина толкнул жену на диван и вышел из дома.

И вновь горячий поток слёз, и крики, сопровождающиеся истерическим смехом, завладели молодой девушкой. Она начала со всей силы бить руками подушку, а вскоре и вообще разорвала её на кусочки. Воспоминания того дня пролетали перед глазами, возвращая невыносимую боль. «Мы сделали все, что смогли», «вы беременны», «всё, что могли... », «беременны... ». Слова двух разных врачей эхом звучали в её ушах. Вот, сейчас она счастлива, ждёт ребёнка. Мгновение. Мир рухнул, ребенка уже нет.

Спустя несколько часов, глубокой ночью, Дженнифер услышала хлопок двери. Алан вернулся и, кажется, он был не один. Девушка поспешно вытерла остатки слёз указательными пальцами, и пошла в прихожую. Алан стоял с пустыми глазами, в которых была доля усмешки. На его лице были царапины, свежие.

– Что с тобой случилось? – холодно спросила Дженнифер, не обращая внимание на то, что позади мужа стоят странные люди.

– Вот видите, она даже не помнит, что несколько часов назад пыталась убить меня, – сейчас он уже обращался к тем людям. Только позже Дженнифер поняла, что на них больничная одежда. – Помогите ей, пожалуйста.

Осознание пришло ей в голову слишком поздно.

«Он отправляет меня в психушку».

Мужчины схватили девушку за руки, когда она начала выбиваться и что-то вкололи ей. После этого она уснула.

– Ненавижу, – только и успела сказать Дженнифер, до того, как её глаза закрылись.

Глава 28.

Опустошение. Что может чувствовать человек, который потерял почти всё? Потерял родителей, ребёнка, любовь. Потерял надежду, веру и силу. Не осталось слёз, она не могла плакать и кричать. Просто молчать. Сидеть в закрытой комнате и молчать. Закрыли, как бешенную собаку, которую нельзя выпускать в общество. Но она ведь не такая! Как доказать всем, что ты не сумасшедшая? Наверное, это бесполезно. Ведь вполне вероятно, что, пережив такую боль, человек может не справиться с ней и сойти с ума. Все поверили ему. Человеку, который похоронил всё живое в душе Дженнифер. Конечно, Дженни знает, что Эмили, Брайан и все её друзья не в курсе, где находится их любимая Дже.

Шёл уже третий день, но о пропаже Дженнифер догадывались лишь некоторые. Алан убедил родителей, что Дженнифер уехала в санаторий. Ей необходим отдых, подытожил он.

– Она не берёт трубку, – волновалась Эмили.

– Она сдала телефон в администрацию. Дженни уехала отдыхать, зачем ей телефон. Давайте дадим ей время, – конечно, он знал, что врать долго не получится. Не может не Дженнифер быть в «санатории» вечно.

Нэйтан, зная кто такой Алан Уайт лучше, чем его родители, сомневался в правдивости его слов. Шайни, Стефан, Итан и Милли были с ним солидарны, но никто не знал, как выбить из него правду.

– Я найду эту блондинку, – уверенно сказала Шайни и сжала кулаки.

– Ну и что? Что она скажет?

– Я думаю, что Алан посвящает её в свои дела.

– Я сомневаюсь.

– Стейс, я просто попробую. Я хотя бы постараюсь что-нибудь сделать.

Шайни придумала, как можно узнать местонахождение любовницы Алана. Рано утром девушка проследила за мужчиной, от самого дома до отеля. Её немного удивило, что он поехал сразу в отель, а не в компанию. Вышел он примерно через пару часов, а через некоторое время после этого вышла блондинка. Шайни стремительно пошла ей на встречу.

– Здравствуйте, я могу с вами поговорить?

– Здравствуйте, только быстро, я спешу.

– Где Дженнифер? – Шайни сразу перешла к делу.

– Ох, да вы, вероятно, Шайни? – Айша засмеялась и сделала шаг вперед, но девушка схватила её за руки.

– Нет, сначала ты мне ответишь, а потом пойдешь.

– Милая Шайни, мне неизвестно, где находится ваша подружка.

– А если так? – Шайни замахнулась и одарила любовницу Алана пощечиной.

– Ты сумасшедшая?

– Я заплачу тебе, если ты скажешь, где Дженнифер. Я знаю, что ты гонишься за деньгами.

– С этого и надо было начинать, – Айша ухмыльнулась и подошла ближе к Шайни, чтобы никто их не слышал. – Алан отправил её в психушку. Думаю, он хочет признать её невменяемой и заполучить компанию Дженнифер. Это, конечно, маловероятно, но он так решил.

– Ублюдок... – Шайни передала блондинке конверт с деньгами и побежала к машине, в которой её ждал Итан. – Спасибо, что приехал. Сейчас же едем к Дженнифер домой, все остальные ждут нас там.

Обсудив дальнейший план действий, молодые люди решили дождаться Эмили и Брайана, чтобы поделиться информацией с ними.

– Я так им сочувствую... Узнать, что родной сын такое чудовище - это большой удар, – со слезами на глазах произнесла Милли, проводив родителей Алана до двери.

– Надеюсь, они решат проблему, иначе я сам найду Дженнифер и заберу оттуда. Я даже представить не могу, какой стресс она переживает.

– Как думаете, они же всё равно будут делать обследование? Может, они поймут, что она вменяема? – Стейси не теряла надежды, старалась подбодрить других, но у неё не выходило.

– Не знаю, Стейси, я ничего не знаю, – сказал Стефан, запуска руки в волосы.

«Нельзя отчаиваться, нужно бороться», - думали они, но сил оставалось мало. Их Дженнифер, их лучик света погас. Девочка, которая всем и всегда помогала сейчас сама нуждается в поддержке и помощи. И она её получит, обязательно.

– А где Нэйтан?

– Действительно, где он? Я его не видел.

Алан сидел в кафе, дожидаясь друга, который назначил ему встречу. Нэйтан немного опаздывал, но всё-таки пришёл. Алан с улыбкой встал из-за стола и поднял руку в знак приветствия, но не получил ответного жеста. Мужчина уловил на себе пристальный и неодобрительный взгляд приятеля.

– Я уже заждался, опаздываешь, как девчонка, – Алан усмехнулся. – Чего такой серьёзный?

– Садись, нужно поговорить, – холодно произнёс Нэйтан. – Где Дженнифер?

– Да что ж вы привязались? Я уже говорил, что Дженни уехала в санаторий, поправится и приедет. Тебе что-то нужно от неё?

– От неё ничего. Мне нужна правда от тебя, друг, – последнее слово он произнёс с сарказмом.

– Да вы издеваетесь? Я говорю, как есть. Отвалите уже.

– Какое же ты чудовище! – Нэйтан с яростью набросился на "друга". – Она и так пережила то, что некоторым только в кошмарах снится! А ещё ты!

На следующее утро все молодые люди собрались в доме Дженнифер, они ждали звонка от Эмили и Брайана, но те не торопились позвонить. Спустя несколько часов Шайни услышала звук приближающегося автомобиля и позвала всех на улицу. Эмили вышла первой, затем Брайан. Они медлили, но затем всё-таки открыли заднюю дверь и из машины вышла Дженнифер. Всё такая же бледная, уставшая и поникшая. Но в её глазах горел огонь вновь появившейся надежды.

Родители Алана приехали в психиатрическую клинику рано утром, перед самым открытием. Они уверенно прошли в кабинет главного врача и сказали, что Дженнифер по ошибке попала к ним в клинику. Предлагали деньги, но доктор с улыбкой остановил их.

– Вчера вечером мы провели обследование, Дженнифер совсем не нуждается в нашем лечение. Да, ей не помешало бы поработать с психологом, но я считаю, данное состояние совершенно понятно в той ситуации, что она пережила. Она спокойно сидела на моём приёме, медленно и чётко рассказала о родителях и выкидыше. Я сам хотел связаться с вами и сказать, чтобы вы забрали девушку домой. Ей нужен покой. На самом деле, я не понимаю, как родной муж мог сдать жену в психиатрическую клинику, без всяких чётких оснований. Хотя, за время моей практики, я многое повидал. Он сказал, что Дженнифер пыталась убить его, показал раны на лице и шее, но сейчас я не уверен, что это могла сделать эта невинная девушка. Не знаю, что там произошло у неё и её мужа, но она не пыталась убить вашего сына, будьте уверены.

– Спасибо большое, доктор, мы сейчас же заберем её домой.

– Кстати, Алан Уайт на следующий день после того, как Дженнифер попала к нам, подал заявление в суд, чтобы признать жену невменяемой, но мы передали все сведения, и я уверен, они прекратят дело. Позаботьтесь о ней.

– Да, доктор, обязательно, – вытирая слёзы промолвила Эмили и взяла мужа за руку. – Мы больше не оставим её одну.

Глава 29.

Девушка лежала в своей мягкой и тёплой постели, даже не притронувшись к обеду, что приготовила Эмили. Никто не хотел покидать её, не оставляли даже на минуту. Дженнифер понимала, что всё это они делают из любви к ней. Они переживают, это и так ясно, но их опека нагнетает.

– Прошу, оставьте меня одну, хотя бы на несколько часов.

– Дорогая, мы не можем.

– Дядя, хоть вы ей скажите.

– Нет, Дженнифер, мы останемся здесь.

Конечно, никто не собирался рассказывать родителям Алана о том, что это их сын виноват в том, что Дженнифер потеряла ребенка. На самом деле, все давно бы уже открыли правду, если бы не уговоры девушки. Она не хотела посыпать соль на раны этих людей. Они и так уже много знают о сущности их сыночка, а эта правда убила бы их окончательно.

– Милли, пожалуйста, пообещай, что никому не скажешь, – Дженнифер позвала подругу в свою комнату, чтобы серьёзно поговорить. – У меня к тебе просьба, но это должно остаться между нами!

– Обещаю, – коротко произнесла девушка и села на край кровати.

– Я должна буду уйти сегодня вечером домой, к нам с Аланом домой.

– Нет, это невозможно! Ты с ума сошла? Он даже не знает, что ты на свободе.

– Знаю, знаю. Поэтому и должна тайно уйти сегодня. Хочу поговорить с ним. В последний раз.

– Что значит, в последний?

– Я разведусь с ним, – решительно сказала Дженнифер и дотронулась до живота. – Разведусь.

– Это правильно, но я не могу отпустить тебя. Что, если он снова набросится на тебя?

– Не волнуйся, всё будет хорошо.

– Ладно, – неуверенно прошептала Милли. – Что мне нужно сделать?

– Нужно как-то отвлечь родителей и всех остальных, я потихоньку проскочу через запасной выход. Тут от моего дома до нашего... – она замолчала. – До дома Алана недолго добираться. Я знаю, во сколько он приходит с, так называемой, работы, поэтому успею как раз к его возвращению.

– Ты такая сумасшедшая, Дженни...

– Спасибо, что согласилась мне помочь. Ни слова об этом никому. Иначе, ничего не выйдет.

Оставшуюся половину дня девушка, так же, провела в своей комнате. Почти не вставала с кровати, смотрела свадебные фото и плакала. Человек, который помог ей поверить в любовь, измениться, стать мягче, на деле оказался просто актёром, который хорошо исполнил свою роль. Роль парня, который не привык слышать отказ и всегда добивался всего, чего желал. Так он однажды возжелал Дженнифер. Чуточку хитрости, обаяния и красивых слов, растопили холодное сердце юной девушки. Тогда она забыла обо всём. На свете существовали лишь он, она и их любовь. А сейчас она, боль и ненависть. В её жизни больше нет места для этого человека.

«А существует ли вообще любовь? Может, только мне так не везёт? Что я сделала не так? Я просто полюбила, это ведь не грех?»

Все мечты о их совместной жизни разрушились на её глазах. Ей всего двадцать три, а она уже разбита. А он такой взрослый, казалось бы, но почему так поступил? Люди не меняются. Ей ведь уже известно, что он не был преданным партнером, что любовницам счета не знал. А она, глупая, надеялась, что он изменится ради неё. Не тут-то было. Никто не изменит человека, кроме него самого. Зачем стараться, надеяться и ждать? Пустая трата времени. Нужно вовремя уходить. Уходить, сжигая все мосты, чтобы не было возможности передумать и вернуться. Любовь - это что-то невообразимое, приятное и должно приносить только радость. Дженнифер познала что-то другое. Она любила его, хотела всегда быть рядом. Но, любил ли он? Огонь чувств не может питаться любовью лишь одного, этого мало, чтобы сохранить семью. Алан не хотел кормить свой огонёк, возможно, поэтому он погас. Хотя, Дженнифер не была уверена, что этот огонёк был искренней любовью. Просто жажда доказать всем, что он получит то, чего желает.

Наступил вечер. Дом Дженнифер так и не опустел. Шайни сидела на кухне, когда Милли прошла в гостиную.

– Слушайте, она уже спит. Думаю, нам всем нужно отдохнуть. Давайте спать по очереди. Сейчас буду дежурить я, вы спите. Потом кто-нибудь меня заменит.

– Милли, ты уверена, что она спит? – переспросил Итан.

– Более чем, не волнуйся. Я всем уже постелила. Доброй ночи.

– Да, Милли права, нам всем нужно отдохнуть, – согласился Стефан. – Через час я заменю тебя.

– Идёт.

Дождавшись, когда уснут все без исключения, Милли поднялась в комнату Дженнифер.

– Все спят.

– Отлично. И ты ложись. Я не задержусь надолго. Спасибо, еще раз.

– Надеюсь, я не пожалею, что помогла тебе. Иди, пока никто не проснулся.

Дженнифер шла по пустой дороге, мысли в голове путались, и она вспомнила сон. Сон, который видела очень давно, когда даже не встречалась с Аланом. Тогда она не понимала, кто тот человек, чьё лицо было закрыто капюшоном. Он шёл с ней по парку, а затем подошел к блондинке и поцеловал её. Только сейчас она поняла, что этот парень Алан, а девушка – Айша. Неужели, кто-то уже тогда, через сон, старался предупредить её о будущем. Затем слова отца пришли ей на ум. Он видел Оливия, которая говорила, что Алан не пара Дженнифер.

«Мама... Это она старалась предупредить меня. Она делала это разными способами, но я так и не поняла её. Прости меня, мамочка... Я слишком поздно осознала, что совершила ошибку».

Она тихо вошла в дом, затем убедилась, что, кроме неё в доме никого нет. Как всегда, задерживается на работе. Хотя, вернее будет сказать, в отеле у любовницы.

«Забавно, почему он до сих пор не привёз её сюда? Неужели, перед родителя стыдно?»

Прошло около тридцати минут. Дженнифер услышала, что входная дверь открылась.

– Да, вечер был прекрасным, завтра я переведу тебе остальную сумму. До встречи, – он говорил по телефону.

«Какие они противные. Она спит с ним ради денег...»

Мужчина скинул пиджак на пол и прошёл в гостиную. Новая бутылка виски ждала его на столике у телевизора. Алан рухнул на диван, ослабил галстук и налил себе стакан виски, затем жадно выпил содержимое.

– Ты уже стал зависим от виски, – Дженнифер вышла из кухни, держа в руках фужер с вином. – Попробуй вино, такое сладкое.

– Дженнифер? Как ты...

– Не трать слова попросту. Я сама всё тебе расскажу. Мир не такой глупый, как тебе кажется. Все уже знают о твоих изменах, о том, что ты избил меня, и поэтому я потеряла ребёнка. Да, и о твоём плане доказать, что я невменяема и стать владельцем уже двух компаний. Думал, ты самый умный, все видишь наперед? Нет, Алан, каждый человек совершает ошибку. Ты превзошел всех, ведь каждый твой шаг – это уже ошибка. Как можно признать человека сумасшедшим, если он таковым не является? Не подумал, что психиатр это поймет? Вечно ты такой самоуверенный, – она громко засмеялась и села на подоконник.

– Зачем ты пришла?

– Я вижу испуг в твоих глазах, мой милый. Ни разу не разговаривал с девушкой, которая вышла из психушки? Да не бойся, я же не животное, как ты. Я не буду долго издеваться. Как прошёл твой день? Как Айша? Молчишь... Не похоже на тебя. Давай, закричи, ударь меня, скажи, что я лишь марионетка в твоих руках.

– Дженнифер, закрой рот. Что ты хочешь? Ты давно уже не интересуешь меня. Зачем унижаться так? Да, мне выгоден этот брак, моя дорогая, вот такой я корыстный, – он снова подлил себе виски.

– Какой ты противный, Алан, – Дженнифер наигранно поморщилась. – Что ты нашёл в Айше? Это так здорово, спать с другой, когда дома тебя ждёт жена, верно? Азарт, это ты любишь? Ты лишь играл мною и моей любовью. Я тоже хочу поиграть, – девушка спрыгнула с подоконника и начала подходить ближе к мужу.

Алан не сдвинулся с места, но Дженни увидела в его глазах страх, а слышать в словах заикания было так приятно. Она потянула его за галстук, чтобы тот встал с дивана, затем нажала на кнопку пульта и включила музыку.

– Моя любимая песня, давай потанцуем?

– Что с тобой происходит? – Алан не понимал поведение жены и снова почувствовал напряжение.

– Заткнись и танцуй.

Они кружили по гостиной прям как тогда, на выпускном. Только сейчас этот танец не был полон чувств. Когда песня закончилась, она немного отстранилась от мужа и посмотрела в его глаза.

– Если бы ты только попросил, я бы отдала тебе все сокровища мира, взамен на твою любовь. Но сейчас уже поздно. Сейчас я готова отдать всё, лишь бы причинить тебе ужасную боль. Даже свободу, – с самой искренней ненавистью она поцеловала его в губы, затем нанесла удар ножом в области груди.

Мужчина со стоном упал на пол. Струя крови просочилась через его белую рубашку, оставив после себя бордовое пятно. Она не отводила от него взгляд, смотрела, как он корчится от боли. Её не покидало чувство, что вместе с ним, на этом полу, умеряет её боль.

– Дженнифер... – на последнем дыхании произнес он, а затем закрыл глаза.

– Ты сам сломал то, что построил.

Эпилог.

Долгие судебные разбирательства всё-таки сыграли в пользу Дженнифер. Её освободили условно. Большую роль в этой истории заняли показания врачей. Того, что принял её с выкидышем, и главного врача психиатрической клиники. Так же с показаниями выступили родители Алана и друзья Дженнифер. Никто не скрывал правду, какой бы горькой она не была. Родители тоже не жалели сына, хоть их сердце и обливалось кровью.

На похоронах Алана не было никого, кроме его родителей. Дженнифер посетила могилу мужа лишь через пять лет.

– Ну, здравствуй, Алан. Сегодня Рождество. Сегодня твой день рождения. Тебе исполняется тридцать три года. Представляешь, сколько всего у тебя было впереди? Я прошу прощения, что отняла у тебя шанс прожить эту жизнь. Знаешь, я сейчас безумно счастливая жена и мать. Уже два года я разделяю свою жизнь с человеком, который безгранично любит меня. На самом деле, я думала, что уже никогда не буду счастлива. Но судьба наконец преподнесла мне заслуженный подарок. У меня родился мальчик, он очень похож на отца. Я дала ему прекрасное имя, Кристиан. Шайни вышла замуж за Дэвида. Я, наконец, поменяла своё отношение к нему. Он хороший человек. Шайни счастлива с ним. Они, по-прежнему, живут в Бостоне. Стейси и Стефан тоже поженились. Я ждала этого момента сильнее, чем они сами. Милли улетела в Россию, она всегда мечтала встретить новый год в Сибири. Нэйтан, кстати, улетел вместе с ней. Они недавно стали парой. Я рада за них. У нас всех всё хорошо. Надеюсь, ты встретился со своими родителями. Передай им, что я люблю их и очень скучаю.

Эмили и Брайан погибли четыре года назад, в автоаварии, когда ехали с аэропорта.

– Кстати, я совсем забыла рассказать об «Олидже». На данный момент, моя галерея является одной из самых посещаемых в Сан-Франциско. Символом «Олидже» стала картина «на закате». Помнишь её? Наше фото, пародия на эту картину, тоже висит на стене галереи. Две одинаковых ситуации, но с разным концом. Я уверена, что те, кого рисовала мама, остались вместе навсегда, – Дженнифер посмотрела на наручные часы и слегка улыбнулась. – Мне уже пора. Сыночка нужно забрать из детского сада. До встречи на том свете, Алан.

Дженнифер положила цветы на могилу и пошла к выходу. Она села в машину и поцеловала мужа.

– Едем?

– Да, уже пора. Я люблю тебя, Итан.

– Я люблю тебя, Дженнифер.

.
Информация и главы
Обложка книги Грань любви

Грань любви

Джейн Грей
Глав: 1 - Статус: закончена
Оглавление
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat