Выберите полку

Читать онлайн
"Эксперимент «Ева»"

Автор: Кира Коэн
Глава 1. Проснись, пират

Райские острова Атлантического океана не зря привлекали миллионы туристов: влажный, жаркий климат, буйство красок, дорогие курорты с длинными ослепительными пляжами, самобытной культурой, горами и спящими вулканами, таинственными джунглями, живописными бухтами и незабываемой дикой природой.

Сюда приезжали рыбачить или наблюдать за подводным миром, ныряя с аквалангом, ходить на яхтах, наслаждаться безмятежным отдыхом на солнечном побережье или отправиться в настоящее приключение на своих двоих через буйную зелень тропических зарослей.

Каждый из множества островов был исключительным, каждый манил и привлекал по-своему. Однако, как и всякое цветущее прекрасными бутонами смертоносное растение, как и всякие обладающие такой цепляющей взгляд яркой окраской ядовитые представители фауны, один конкретный клочок земли, несмотря на свою внешнюю притягательность, таил в себе мрачные тайны, несущие смертельную угрозу любому, кто заглянет слишком глубоко.

Остров Беллатор считался одним из самых экологически чистых островов планеты, со своим разнообразным рельефом, насыщенной флорой, являя собой также ареал обитания нескольких уникальных видов растений и змей. Высокая скалистая местность плавно перетекала в густые холмистые джунгли, а те, в свою очередь, резко контрастировали с просторными, сияющими белизной песчаными пляжами, омываемыми кристально чистой лазурной водой.

Точно по волшебству, погода на острове всегда была ясной. Ни грозовых облаков, ни муссонов, ни тумана, ни гнущих упругие стволы пальм ураганов — лишь лёгкий тёплый бриз, слабо колышущий сочную листву. Пение экзотических птиц здесь звучало настоящей музыкой под аккомпанемент журчащих горных ручьёв, что сливались в бурную реку, рассыпающуюся водопадом с обрыва прямиком в глубокое карстовое озеро.

Беллатор находился во владении всего одного человека и являлся самым охраняемым частным островом во всём мире.

Широкой публике Джей Си Страйкер был известен, как успешный миллиардер, филантроп и весьма разносторонняя личность. Он славился прагматичностью, остротой ума и поистине щедрыми пожертвованиями в различные отрасли науки — от инженерных проектов и робототехники до разработок и исследований в области медицины. В бульварной прессе активно гуляли слухи о его нездоровой одержимости коллекционными предметами искусства и дикими животными. В то же самое время абсолютно все скандальные знаменитости, музыканты, продюсеры и просто любители тусовок знали про то, какие празднества любил закатывать Страйкер на своём острове. Шумные вечеринки и рейвы на потеху неутомимой толпе могли длиться здесь дни напролёт, превращаясь в целые марафоны бесконтрольного веселья.

Разумеется, ничего бесконтрольного по факту не было, а подобные мероприятия всегда проходили в одном и том же месте, на единственном «открытом» пляже острова, лишь малом участке, отгороженном от остальной земли непроходимой скалой и высоким забором с колючей проволокой, за которым, скрытые от глаз отдыхающих, строго дежурили люди со штурмовыми винтовками.

Общественность видела Страйкера, как бизнесмена и мецената, но в глубине своих владений он показывал своё истинное лицо — лицо хладнокровного и жестокого наркобарона, способного без колебаний беспощадно расправляться с конкурентами, любопытными искателями правды и даже с теми, кто на него работал. Остров же был самым сердцем его картеля и центром управления всем бизнесом. Большая часть территории Беллатор использовалась для выращивания и производства наркотиков или отводилась под обслуживание и инфраструктуру.

Долгие годы реальные дела удавалось хранить в тайне благодаря максимальной закрытости владений и, конечно, большому количеству вооружённых головорезов, стоящих на страже грязных секретов. Наёмники, безжалостные, кровожадные, по странной иронии боялись своего нанимателя даже больше, чем сами способны были внушить страх. Среди них до сих пор гуляла леденящая кровь история о том, как Страйкер не моргнув и глазом бросил копавшего под него журналиста огромной чёрной пуме, которую держал в клетке на территории виллы.

Командовать же этим сборищем невменяемых отбросов доверили самому отбитому из них.

Кай Морено имел поистине внушительный послужной список. Тут были и грабежи, и разбои с отягчающими обстоятельствами, и вооружённые налёты, и ещё множество пунктов, от которых у нормального человека полезли бы на лоб глаза. Лишь бегло взглянув на его личное дело, Страйкер пришёл в полный восторг. Кому ещё доверить армию неуправляемых бандитов, если не тому, чей дурной нрав и жажда наживы дали бы фору любому из тех, кого он знал?

И Кай отлично справлялся со своими обязанностями. С его появлением головной боли у бизнессмена стало в разы меньше. До вчерашнего дня. Теперь же проблемы были у всех, и кто-то точно должен был за это ответить.

— У вас, дегенератов, была всего одна работа! Одна! Так каким образом вы умудрились проебаться?! А?! В глаза долбитесь?! Все мозги себе прокурили?! — рвал глотку Кай, срываясь на лежащего в песке перед ним наёмника, пока ещё двое благоразумно жались в сторонке, не рискуя даже шевелиться в присутствии разгневанного психа с автоматом наготове.

Дела и вправду становились всё паршивее с каждой минутой. Вчерашняя вечеринка ещё даже не успела закончиться, а кто-то из гостей уже потерялся. И это точно было не пьяное тело, уснувшее где-то в кустах. Нет, после того, как все камеры видеонаблюдения вдруг вышли из строя, сомнений в том, что на остров пробралась крыса, не оставалось.

То была далеко не первая попытка проникновения. Беллатор пытались грабить раз восемь, не меньше, а уж сколько шпионов и разнюхивающих репортёров выпроваживали отсюда грубой силой, а порой и заставляли исчезнуть с концами — вообще не счесть. Страйкеру, по сути, было плевать, кто и зачем посягнул на его секреты в этот раз. Он лишь обещал разделаться со всеми, если чужака не поймают, а Кай уже порядком утомился «разбираться» с собственными подчинёнными.

— Всего один косяк дунул, босс, — гнусаво проскулил наёмник, держась за разбитый нос. — Чисто расслабиться. Пабло отошёл поссать, а меня сморило всего на минуту, клянусь…

Мощный удар тяжёлым ботинком под дых вмиг оборвал все оправдания. За ним последовал другой, и ещё один прямиком в челюсть. Вместе со сдавленным кашлем кровь брызнула на белый песок.

— Ну-ка, ещё раз повтори, паскуда! А то я что-то не расслышал! — взвыл Кай, замахиваясь прикладом. — Вы что, бля, решили, что вечеринка была и для вас тоже?!

— Пожалуйста, босс! Мы всё исправим! Обещаю!

Кай шумно выдохнул. От бесконечных криков уже пересохло в горле. Он опустил автомат и внезапно, как по щелчку пальцев, рассмеялся.

— Ладно, ладно… Всё нормуль. Я спокоен, — совершенно ровным голосом заговорил он.

Такие резкие вспышки гнева, сменяемые неадекватным весельем, ни для кого на острове не были в новинку, но все точно знали, что эта жуткая улыбочка на его лице — весьма обманчива и не сулила ничего хорошего. Можно было договориться с отморозком, но договориться с сумасшедшим отморозком — полнейший бесперспективняк.

Кай вскинул автомат, пальнул в воздух и бодро воскликнул:

— Так, слушаем сюда, вы, тупиковые веточки эволюции! Шансы поймать тварь возле телекоммуникационной вышки мы уже просрали, но ещё не всё потеряно. Мы не знаем, кто это и что эта крыса делает на острове, но нам и не нужно! Кем бы ни был чужак, какие бы цели ни преследовал, он гарантированно явится лишь в одно место — на склад. Так что встретим его там с достойным гостеприимством! Громко! Пышно! С фейерверками!

Пускай большинство наёмников и не отличались умом и сообразительностью, они умели не спорить с приказами. Завалившись в дребезжащий и громыхающий грузовик, под энергичные ободряющие вопли своего капитана головорезы, подняв в воздух облако пыли, сорвались с места и направились прямиком к посту в доках.

Солнце безбожно палило, на бездорожье нещадно трясло. Ссутулившись, Кай прикрыл глаза. Голова трещала весь день, свет бил по глазам слишком ярко, в цветах кто-то выкрутил насыщенность на максимум, а сейчас мозг будто насквозь раскалённым прутом прошибло. В ушах зазвенело. Мерзко, оглушительно, на высоких частотах. Те колёса, которыми он закинулся с ночи, явно были лишними…

— Или этого было недостаточно, — со злой ухмылкой пробормотал он сам себе вслух и выудил из кармана склянку с белым порошком. Выдернул крышку, поднёс к носу, резко вдохнул.

По мозгам снова вдарило, словно молнией. Кай хохотнул, откинулся назад и ненадолго провалился в сверкающую яркими вспышками пропасть до самого приезда к КПП. Лишь голос, чужой, незнакомый, далёкий заставил его вздрогнуть, сводя все мышцы болезненной судорогой.

Проснись…

И смех, звонкий, девичий, пролетел дугой прямо сквозь черепную коробку и растворился, как и не было.

Всё закрутилось слишком стремительно. Он спрыгнул из машины на песок, но будто бы рухнул в кроличью нору. В голове вновь отвратно зазвенело, и сквозь этот писк были различимы лишь гулкие очереди выстрелов.

— Босс? Босс… вы в порядке?

Голос одного из парней глухим эхом долетел сквозь мутную пелену, что заволокла сознание. С усилием распахнув глаза, Кай увидел перед собой ничего не понимающее лицо, а затем вдруг это лицо начало расползаться, течь, как горячий воск, теряя любые человеческие черты.

Он зажмурился, тупая боль прибивала к земле. Кай с силой потёр глаза и, когда поднял голову снова, наконец смог различить знакомые детали: пирс, бухту, ангары… Вот только в ушах набатом стучал собственный бешеный пульс, а всё вокруг было залито кровавой дымкой, каким-то странным, неестественным багровым туманом. И по какой-то причине Кай готов был поклясться, что туман этот живой.

Проснись… — снова вспыхнул голос, и нечто белёсое промелькнуло на периферии зрения.

— Где ты, сука?! А? Давай, покажись! — остервенело прорычал он, замотав головой.

Светлая макушка проскочила мимо пришвартованных лодок, и тонкая девичья фигура метнулась к открытому ангару. Не раздумывая Кай ломанулся за ней.

Пульс стал громче, звон усиливался, земля под ногами начинала качаться и закручиваться в спираль, на которой каким-то чудом ещё удавалось балансировать. Внутри ангара его встретила кромешная темнота. Ничего, кроме пустоты и тянущего по низу тумана.

Кай хищно оскалился.

— Что, зараза, думаешь, раз ты девчонка, это помешает мне вышибить твои мозги?!

Он упрямо водил стволом автомата из стороны в сторону, но так и не мог разглядеть ничего вокруг. Тогда звон усилился настолько, что невозможно было терпеть. Заполнил собой всё. Ноги подкосились. Схватившись за голову, Кай рухнул на колени, и в этот же самый момент вспышка пламени разорвала темноту. Искрящий огонёк пустился в пляс и стремительно побежал в сторону, а когда подобрался к своей цели ближе, в мерцающем свете Кай увидел гору заложенного C4.

Проснись! — пронзительно завопил голос, и за мгновение до взрыва Кай успел увидеть лишь сверкнувшее на миг перед глазами, точно призрак, бледное лицо.

Всё тело обожгло. Боль прошила каждый мускул, каждый нерв. А потом наступил холод. Он чувствовал это, нечто вязкое, ледяное, мокрое, окутывающее его целиком, отвратительно скользящее по коже. Чувствовал… Значит, он был жив!

Что-то коснулось его лица. Мягко, осторожно. Один раз, другой, а затем ударило по щёке резко, хлёстко.

— Ну же! Пожалуйста, проснись!

Снова этот голос, только теперь близкий, вполне отчётливый.

С громким сиплым вздохом, Кай распахнул глаза и увидел перед собой её. Светлая кожа, белые волосы, большие серые глазищи, пустые, безжизненные, как у дохлой рыбы… Это без сомнений была она! Та девица!

Кроме белого халата не по размеру и торчащих из задранного рукава бинтов на запястье, на ней не было ничего. Даже обуви. В другой ситуации он бы непременно уделил этому должное внимание, но сейчас в его висках пульсировала одна лишь ярость. Девчонка глядела на него со смесью страха и какого-то тревожного беспокойства. Одна её ладонь всё ещё касалась его лица, в другой он заметил блеск острой стали хирургического ножа.

Едва она успела открыть рот, Кай дёрнулся вперёд, вырвал скальпель из тонких пальцев, развернул незнакомку спиной и прижал лезвие к её горлу.

— Ну и кто ты, нахрен, такая? — прошипел он ей на ухо.

Странное дело, девчонка не вздрогнула, даже не пискнула. Лишь раздражённо вздохнула да губы скривила. А потом зло процедила в ответ:

— Зубочистку опусти, придурочный! Я тебе помочь пытаюсь!

.
Информация и главы
Обложка книги Эксперимент «Ева»

Эксперимент «Ева»

Кира Коэн
Глав: 6 - Статус: в процессе
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку