Выберите полку

Читать онлайн
"Пираты. Танарская ведьма"

Автор: Ника Ракитина
Глава 1

— У нас нет выхода! — Рамиро большими шагами мерил палубу.

— Вы плохо искали.

Исабела стояла, опираясь ладонями на фальшборт, и внимательно рассматривала корабли, перегородившие выход из залива.

— Губернатор предлагает переговоры, — продолжала она спокойно.

— Это ловушка! — юноша нервно схватился за рукоять шпаги. Исабела повернулась к нему:

— Это выход. Пока я буду у губернатора, они не станут ожидать нападения. Вы внезапно атакуете и уведете «Молнию» на Кремальеру.

— Оставив вас на верную гибель?

— Это мое дело, — девушка улыбнулась. — И не надо меня хоронить заранее.


Ровно за полгода до этого суматошного разговора была весна. Такая дружная и ранняя, что деревья проклюнулись зеленым дымом, тут же обратившимся в свежие листья, бурно зацвели сады и рванулась изо всех щелей, запенилась отчаянная гомельская сирень. Улицы пахли пылью, солнцем и цветением. Ползли по своим маршрутам натруженные, пахнущие горячей резиной троллейбусы. Вечера стояли тихие и нежные. Закат, лимонный и алый, медленно лиловея, перетекал в синее. Под звездами хотелось бродить бесконечно. Вот и тогда она бежала к Алешке. Эта старая лестница с подскакивающими ступеньками была самой короткой дорогой к реке. Три ступеньки оказались сломаны. Не то чтобы до конца — можно вцепиться в перила, зажмуриться и пройти по самому краешку. Но каблук подвернулся, закружило пыльным ветром... она закричала от страха...

— Февелись!!

Девушка сморгнула. Если орангутанга долго не брить, выбить ему два передних зуба и одеть в засаленные одежки... и если этот орангутанг ухмыльнется — как раз и получился бы тот, кто перед ней стоял.

— Ну, бья...

Ее тащили по палубе. Это определенно была палуба, потому что пол в доме не дергается в приступах эпилепсии, и над головой вместо потолка не шлепают огромные грязно-серые тряпки. А они шлепали очень даже выразительно, и еще брызгало горько-соленым, воняло смолой и гарью, и в небе среди путаницы такелажа пылали огромные кресты: мачты второго корабля.

Впрочем, любоваться пейзажем девушке пришлось недолго, стукнула крышка, под ноги подвернулись ступеньки и она, понимая, что с лестницами сегодня не повезло, рухнула вниз и вперед.

— Исабела?!

Она сглотнула. Колено, ушибленное при падении, болело так — искры из глаз.

— Исабела, что они с вами сделали?

Кто-то выругался в темноте, неотчетливо плеснула вода. Но тут рука — приятно теплая на ощупь — осторожно сжала ее руку.

— Кто вы?

— Рамиро. Рамиро Вальдес! — быстро ответил человек. Судя по голосу, он был молод и красив. И беспокоился за нее. Случайно прикоснувшись к мокрой переборке, девушка дернула плечами. Вот сейчас зажгут свет, и окажется, что все наоборот. То есть, не красив и не молод. Ох-х...

— Где мы?

— Исабела, что с вами? Нас захватили пираты.

— Что-о?!!

Недовольно заворчал кто-то из разбуженных соседей.

— Считайте, — пробормотала она, упираясь в плечо Рамиро, — что я ударилась головой... и все забыла.

— О господи! — он нежно стал ощупывать ее голову. — Здесь болит? А здесь?

— Мы что, родственники?

— Я воспитанник вашего отца.

— А-а... — она решила не сопротивляться. От мужчины пахло потом и солью, но этот запах не был ей неприятен. — Нас захватили в плен?

— Да, — сказал он тихо. — Мы плыли из Лас-Аренас на Торменту. Потом... пираты... они убили капитана, часть команды, а остальных...

— Договаривай, чего там, — велела «родственница».

— Возможно, продадут на плантации Ирселя.

— Да-а. Лучше бы мы сидели дома.

Какое-то время они молчали. Судно трясло и водило по сторонам, как пьяную корову, и Исабелу затошнило. Вот только морской болезни недоставало, злилась она. Качка, спертый воздух, гнилая вода... все прелести плена. А, еще могут не кормить и изнасиловать. Время тянулось мучительно. Она положила голову на колени Рамиро и постаралась заснуть.

Наверху буянили пьяные соседи. Пели, стреляли, пытались обрушить потолок. Исабела потянулась встать и грохнуть в него шваброй, и тут же в кромешной тьме что-то скользкое и живое прошлось по коленям. Девушка подскочила и не пробила подволок головой лишь потому, что попала в открытый люк. Кроме того, она завизжала. Она визжала так, что могла бы поднять и мертвого. Но к мертвецки пьяным это не относилось. «О поле, поле, кто тебя усеял пьяными костями?» — пробормотала Исабела, удовлетворенно озирая палубу. Наверху было холодно, но дышалось легко — смрад пота и перегара сносило бризом. Подошел и стал тереться о ноги тощий черный кот. Рулевой висел на штурвале на фоне молодой луны, не делая даже попыток к управлению, и судно рыскало, зарываясь в волну. Следующие полчаса девушка трудилась, как пчелка, собирая все, мало-мальски напоминающее оружие. Пираты всхрапывали, но не просыпались.

С узлом железок и фонарем наперевес остановилась мстительница над трюмным люком:

— Эгей!..

Пленники вздернулись, недоуменно глядя на неземное виденье.

— Наверх, только шепотом.

Дальше пошло то, что в студенческих кругах называется «раздачей слонов», только вместо слонов распределялись мушкеты, ножи, рапиры... или палаши?..

— Кто найдет веревку — того поцелую, — и уточнила: — Много веревки.

Связывая пиратов, предстояло поработать.

Должно быть, время подкатывало к полуночи, когда Исабела опустилась на какой-то бочонок у фальшборта и вперилась невидящим взглядом в тропические звезды. Бесшумно подошел и встал рядом Рамиро.

— Дон Вальдес! Дон Вальдес! — споткнувшись о кота, чертыхаясь, почти на колени Исабеле свалился один из бывших пленников. — Нас мало, чтобы вести судно на Торменту.

Вот же, подумала девушка с досадой, в плен пиратов брала она, а приказов требуют с Рамиро... Где справедливость?!..

— Какой из островов ближе всего?

— Кремальера, дон-н Вальдес, — почему-то заикаясь, сообщил колобок.

— Следуйте на Кремальеру. Исабела?..

Она что-то пробормотала, проваливаясь в сон.


Ослепительное солнце било в косые огромные окна, играло пылинками, блестело на бронзовой лампе, свисающей с дощатого потолка, и на самом потолке бегали блики. Мерно покачивалась кровать.

Боль в колене напомнила Исабеле события вчерашнего вечера. Девушка подумала, стоит ли заплакать. Ну и что, рассуждала она сама с собой, во всякой фантастике тысячи людей попадают в чужие миры, и ничего. Потом оказываются какими-либо императорами. Или возвращаются точно в ту же минуту, из которой пропали. Главное, в саму себя не врезаться. А может, просто случилось раздвоение личности, и одна Исабела благополучно процеловалась весь вечер с Алешкой, а сегодня, злая и сонная, поехала в университет. А вторая Исабела... Зато вредной бабки больше не предвидится... Короче, плакать ей совершенно не хотелось. Не каждому удается попасть в собственную ожившую фантазию и на занятия можно не ходить.

Деликатно постучали в двери.

— Доброе утро, — произнесла Исабела, в упор разглядывая молодого человека, стройного, широкоплечего и узкобедрого. На нем были высокие сапоги, черные облегающие брюки и серая рубаха с воротом на шнуровке, над рубахой — смуглое чисто выбритое лицо с фиалковыми, как показалось Исабеле, глазами, носом с горбинкой и припухшими губами. Волнистые черные волосы были зачесаны назад, открывая высокий лоб. Вполне милое лицо — если не считать какого-то испуганного выражения на нем, а также доцветающих синяков и ссадин. — Я думаю, вы Рамиро.

Он сделал попытку улыбнуться:

— Похоже, ваша горничная пропала.

— Не поняла... А-а... — Исабела взбила волосы. Голова чесалась. — Где здесь можно умыться?

— Только забортной водой. Я распоряжусь, чтобы ее подогрели и принесли. И выберу платье.

Исабела вспомнила, что, по ее мнению, носили в данную эпоху, и почти взвизгнула:

— Не-ет!! Меня, пожалуй, устроило бы что-то вроде вашего, э?

Рамиро медленно покраснел. Вообще-то Исабела полагала, что так краснеют только люди с очень светлой кожей: заполыхали щеки, лоб и даже шея.

— И еще я голодна.

Он покорно опустил голову.


Копание в сундуках доставит радость не одной женщине, особенно если ты ограниченная в средствах и гардеробе студентка, а сундуки с тяжелыми крышками ломятся от слегка траченного молью неисчислимого богатства фасонов, тканей, стилей, галунов и сверкающей канители, а еще понятных и не очень предметов обихода (некоторые из серебра). С детства Исабела усвоила нехитрый способ отличить серебро от золота, а мельхиор от серебра. С платиной было сложнее: платину лизнуть не довелось. Так что кисловатый на вкус светлый металл действительно был серебром. Имелись и камни: красненькие, синенькие, желтенькие и беленькие. Скорее всего, самоцветы — какой прок возить среди пиратских сокровищ стекляшки? Дикарей соблазнять? Наличествовал и жемчуг. Чтобы убедиться, что это жемчуг, нужно было покатать его на блюде, но пришел Рамиро.

— Ой! — сказала девушка.

Потом последовало купание в подогретой морской воде, налитой в бочку, мучительное расчесывание сбившихся волос, одевание... и, наконец, завтрак.

— Тебе не стоит выходить из каюты, — сказал Рамиро осторожно.

— Я такая уродина?

— Нет. Что ты, нет! Я и не знал, что ты так прекрасна.

Исабела опустилась в скомканную постель. И поняла, что Рамиро чем-то очень похож на Алешку. Если покрасить волосы того в черный цвет, заставить загореть на тропическом солнце, чтобы пропали веснушки... и глаза светлее. Вот только забитым таким Алешка не был никогда. Нормальный студент...

— Ты совсем другая...

— Чем же, интересно?

— Ты не плачешь. Не стыдишься быть при мне с открытым лицом...

— А должна?

Он тряхнул головой:

— Я всего лишь воспитанник твоего отца.

— Очень хорошо, — Исабела выловила ложечкой с тарелки остатки сладкого желе. — Мне очень интересно услышать про... мою семью.

Рассказ Рамиро показался обрывком старинной повести. Дочь знатного дворянина, губернатора провинции Мансорра, полюбила юношу, который воспитывался в доме ее отца. Отец, как положено, ничего не знал. И отправил сопровождать девушку к жениху, своему старинному другу, этого самого воспитанника. Взяв клятву доставить невесту живой и невредимой.

Рамиро дернул щекой.

— Вот что, — спросила Исабела, — ты не ранен?

В свои двадцать она чувствовала себя достаточно искушенной в романтических мальчиках, способных на невероятные безумства ради любви.

— Н-нет, — соврал он.

— Будет сепсис! — пригрозила Исабела.

Рамиро спрятал лицо в ладони.

— Они... уводили вас... — сказал он глухо.

— Меня не изнасиловали, — ответила она на незаданный вопрос, упирая на это «меня». Эх, а если ту Исабелу со страху как раз и занесло в Гомель? Ой, что бу-удет?..

По сценарию Рамиро должен был начать целовать ее колени.

— Я не хочу на эту... Торменту... замуж.

— Я поклялся.

Исабела вообразила себе жениха: старца с седой волосатой грудью с орденами и в парчовых штанах; представила, как он повлечет ее к алтарю, и взорвалась:

— Фиг вам, индейское жилище!

— Что?

— То, что этот старый хрен меня не получит!

— Но я же слово дал!

Исабела гневно сощурилась:

— А я — нет. Что, свяжешь? Веревки перегрызу. Понял?!

— Исабела...

— Я не Исабела. Похожа — и все.

И совершенно не поняла, почему в его глазах мелькнуло восхищение.

.
Информация и главы
Обложка книги Пираты. Танарская ведьма

Пираты. Танарская ведьма

Ника Ракитина
Глав: 12 - Статус: в процессе
Настройки читалки
Размер шрифта
Боковой отступ
Межстрочный отступ
Межбуквенный отступ
Межабзацевый отступ
Положение текста
Лево
По ширине
Право
Красная строка
Нет
Да
Цветовая схема
Выбор шрифта
Times New Roman
Arial
Calibri
Courier
Georgia
Roboto
Tahoma
Verdana
Lora
PT Sans
PT Serif
Open Sans
Montserrat
Выберите полку