Импортный гость

26 марта 2024 Книги

Рассказ

 

К Мишке Трунову приехал гость. Да гость не обычный, а заграничный, из самой Германии. «Импортный», как окрестил его хозяин. Мало того, что  гость, так ещё и самый лучший друг детства и юности Сашка  Шмидт!

Три года не виделись.

- Сашо-о-ок! – Мишка чуть ли не облизывал друга, не отходил ни на шаг, не отпускал от себя ни на минуту. – Сашу-у-уля!

- Ну, Мишка, ну, да ладно, - гостю было несколько неудобно от такой опеки. – Да ладно. Вот встретились, наконец, и хорошо. Давай ещё по маленькой.

– Нет-нет! – восклицал хозяин. – Лучше по большой! – и в очередной раз разливал по стаканам  водку, наполняя до полного.

А за окнами домика в частном секторе Барнаула цвела сирень, светило солнце. Сквозь штакетник забора было видно, как местные мальчишки и девчонки катались на самокатах, велосипедах по свежеуложенному асфальту.

Куда-то спешили прохожие.

Изредка медленно проезжала машина, то и дело сигналя.  

У соседа справа выла собака, омрачая общую, почти идеалистическую картину бытия.

- Ты рассказывай, рассказывай! – приставал к гостю хозяин. – Как там заграницей? Небось, как сыр в масле катаешься? Не то, что у нас, - и снова пытался подлить  дружку в стакан.

- Да-а-а, - тянул неопределённо гость.  – Живут как-то, не жалуются.

- Вот и я говорю, - подхватил тему Мишка. – Живут! Вот именно: живут! А не маются, как у нас.

Сашка ничего не ответил, лишь покачал головой.

- Кем ты, как устроился? – всё допытывался Мишка. – Квартиру дали? Я слышал, что приезжим сразу же и жильё, и деньги немалые выделяют тамошние власти.

- Да-а, так, - словно нехотя отвечал гость. – Подсобным рабочим на стройке работаю. И с деньгами не всё так просто. И с жильём. Ты вот в собственном домике обитаешь, а мы свой продали перед отъездом в Германию. А сейчас жалеем.

- Чего так? – опешил Мишка. – Ты что, жалеешь, что уехал из нашей дыры в Европу? Там же… там же… и вообще, Сашок,  что-то я не пойму тебя, друг мой ситный. Темнишь что-то.

Сашка встал из-за стола, подошёл к окну.

Там, за окном, за невысоким заборчиком стоял его бывший дом.

Из-за забора выглядывала высокая картофельная ботва, кусты смородины и малины. Чуть в отдалении уже новый хозяин приделал скворечник к хозяйственной постройке. Новая баня сверкала желтизной свежего дерева.  На грядках работала молодая женщина. Двое детишек раскачивались  по очереди на качельках.

- Папка ещё установил качельки, - произнёс гость дрогнувшим голосом. – А помнишь, Миша, в детстве как мы сильно раскачивались на качельках, а потом прыгали с них в грядки? Кто дальше пролетит. Прямо в клубничную грядку. А как нас крапивой бабушка охаживала за это?

- Вот ещё, - недовольным тоном ответил Мишка. – Нашёл о чём вспоминать. Да и выросли мы уже из того возраста, Сашка. О другом думать надо.

- Не скажи, не скажи, - друг отошёл от окна, снова сел за стол. – Так о чём же думать надо?

- Как о чём? – Михаил сел напротив. – О будущем, Сашок! О будущем! Вот у тебя оно уже есть. Ты хорошо устроился. А мне как быть? Была бы возможность, сразу  и уехал бы за границу.

Гость откинулся на спинку стула, прикрыл глаза.

- Что имеем -  не храним, потерявши – плачем, - произнёс задумчиво.

- Ты это к чему? – наклонился к гостью хозяин. – Заумно слишком говоришь.

- Да ничего заумного тут нет, - поднял голову Сашка. – Чего тут может быть умного? Ну, скажи.

- Вот ты занастальгировал вдруг, сопли пускать начал. Мол, качельки, дом родительский. Мол, бабушка с крапивой. Ты что этим хочешь сказать? – напирал хозяин на гостя.

Разгоряченный то ли от выпитого, то ли ещё от чего, Мишка не находил себе места. Метался по кухне, то и дело наклонялся к другу, пытаясь заглянуть тому в глаза.

- Сядь, успокойся, - Сашка жестом указал другу на стул за столом.

Мишка подчинился.

Наступила тишина.

Гость сидел, задумчивый. Казалось, его не брала водка. Сосредоточенно смотрел в окно, туда, где виднелся его бывший дом.

Хозяин, напротив, нервно барабанил пальцами по столешнице, с шумом втягивал в себя воздух, а потом, так же с шумом, выпускал.

- Ну, и долго будем играть в молчанку? – первым прервал молчание Мишка. – Вроде как событие-то радостным должно быть, а вот и не получается. Нет её, той радости, о которой мечтал.

- Ну, извини, если что, - Сашка положил руку на плечо друга, легонька прижал. – Ну, извини, если не оправдал твои надежды. Просто за то время, пока я находился там, - он неопределённо махнул рукой в сторону улицы, за окно, - очень и очень многое переосмыслил я, Миша. Очень и очень многое.

Сашка говорил долго, обстоятельно.

И об оставленных родителях там, в Германии, говорил.

Говорил, что и они сходят с ума от тоски и по их домику в Барнауле, и по Оби, и по Горному Алтаю.

И что не радует их и социальные пособия, и предоставленная в наём квартира в бывшем советском военном городке. Ничего там не радует. Ни-че-го.

- Да и вообще, Мишка, - продолжал гость, - меня отправили прозондировать почву. Возвращаться мы решили обратно в Россию. На родину, в Барнаул.

С каждым произнесённым словом гостя хозяин мрачнел всё больше и больше. Отвернувшись, Мишка сопел, нервно дёргал руками, не находя им места.

- Ну, как так получилось, - цедил сквозь зубы, - я ему завидовал, завидовал всю жизнь. Считал, что мой лучший друг хорошо устроился по жизни, а он приехал и вдруг, нате вам! Сопельки-качельки, бабушкины грядки…

Ухватив стакан, вылил в себя его содержимое, с шумом выдохнул.

- Ты хоть понимаешь, что мою мечту порушил, дружок? Разрушил мою мечту! – выкрикнул в лицо Сашки. – Я, может, вынашивал мечту до последнего, холил её, лелеял, а ты…

 

78
0
0
78
0
0

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

Комментарии отсутствуют

К сожалению, пока ещё никто не написал ни одного комментария. Будьте первым!

Успей купить!
Присоединяйтесь
к нам в соцсетях